Артиллерия на рубеже веков: боевое применение. Артиллерия 16 века


Про царскую артиллерию и литьё пушек

31.03.2017 | Прошлое Славян02715

ПРО ЦАРСКУЮ АРТИЛЛЕРИЮ

Д. Флетчер к своему неудовольствию вынужден констатировать: «Полагаю, что ни один из христианских государей не имеет такой хорошей артиллерии и такого запаса снарядов, как Русский Царь, чему отчасти может служить подтверждением Оружейная палата в Москве, где стоят в огромном количестве всякого рода пушки, все литые из меди и весьма красивые» (7). Английский автор 16 века свидетельствует: «У русских прекрасная артиллерия из бронзы всех родов: маленькие пушки, двойные, королевские, фальконеты, василиски и пр., у них же есть шесть больших орудий, ядра которых до аршина высотой, у них много мортир, из которых они стреляют греческим огнем» (11). Австрийский посол Иоанн Кобенцль с ужасом отписывал императору Максимилиану II: «У русских всегда наготове не меньше 2000 всяких орудий... Меня уверяли клятвенно, что, кроме других, в двух только местах хранится две тысячи орудий со множеством разнородных махин. Некоторые из этих орудий так велики, широки и глубоки, что рослый человек в полном вооружении, стоя на дне орудия, не может достать его верхней части...» (12). Солдаты Максимилиана II на своей шкуре испытали всесокрушающую силу артиллерии Ивана Ужасного, который благодаря своей великолепной армии вернет себе скипетр Самодержца Европы. А что это была за артиллерия!

Пищаль «Медведь». Бронза. Литейный мастер Семен Дубинин. 1590 г., Москва, Кремль

Впервые русские пушки упоминаются в «Софийском временнике», где говорится, что при обороне Москвы от татар в 1382 году русские применяли огнестрельное оружие «тюфяки», и били неприятеля «великими пушками». К началу XV века артиллерийские орудия были на вооружении не только в Московском княжестве, но и в других русских княжествах. Так, о наличие огнестрельных орудий в Великом Новгороде упомянуто в летописи под 1393 годом, а в Тверском княжестве под 1408 годом.В 1479 году в Москве уже существовала « пушечная изба» где массово производились отливка и отделка пушечных стволов. К 1400 году оружейных изб на берегу реки Неглинки насчитывалось несколько.

Пищаль с «витым» стволом. Бронза. Литейный мастер Яков Осипов. 1671 г.

Важным рывком в развитии русской артиллерии стало то, что в конце 15 века московские оружейники научились отливать артиллерийские орудия из бронзы. Единственным дошедшим до нашего времени образцом бронзового литья того времени считается русское орудие, отлитое мастером Яковом Русским в 1483 году, к 1491 г. относится литая пищаль, на которой сохранились имена русских мастеров «Ваня да Васюк». А в Европе в это время еще ковались крайне ограниченные в использовании железные пищали, в очень небольших сериях.

Уже в 1488 году в Москве отливается первое гигантское орудие, которое получило название Царь-пушка. Эта пушка до наших дней не сохранилась, но слава была о ней большая. Выдающимся достижением русских литейщиков 16-ого века было создание сверхмощных стенобитных орудий весом в несколько тонн. Среди них выделялись «Степанова пушка», «Соловей», «Медведь», «Орел». Эти пушки широко применялись Иваном Грозным при взятии Казани и Полоцка. Ядра достигали размеров «по колено». В 1555 году, мастер Степан Петров отлил новую гаубицу гигантских размеров. В описях Пушкарского приказа она числилась как «пушка Павлин, ядро каменное, весом 15 пуд, длина 6 аршин 3 вершка, от запалу длина пол 6 аршина 3 вершка, весом 1020 пуд». А знаменитый мастер Андрей Чохов, создавший знаменитую школу русских литейщиков, отлил целую серию гигантских пушек, среди которых известны "Лев" весом 344 пуда, "Троил" - 430 пудов. До наших дней сохранились прекрасные экземпляры стенобитной царской артиллерии: «Инрог» (1577 г.), «Лев» и «Скорпея» (1590 г.), «Царь Ахиллес» (1617 г.).

Стенобитная пищаль «Царь Ахиллес». Бронза. Литейный мастер А. Чохов. 1617 г.

В 1586 году Андрей Чохов отлил знаменитую «Царь-пушку» весом две тысячи четыреста пудов (около сорока тонн). Это было самое большое орудие своего времени. Долгое время в исторической литературе ошибочно рассматривали Царь-пушку как ложное бутафорское орудие, изготовленное якобы с целью «припугнуть» иноземцев своим исполинским видом (непонятно только - зачем было тратить столько сил и ценного сырья, из которого можно было бы отлить с десяток боевых орудий). По обмерам и обследованиям, проведенным специалистами в области артиллерийских систем в 1946 году, было установлено, что пушка по своему типу является мортирой, и, будучи крепостным орудием, отливалась с целью поражать живую силу противника, ведя стрельбу каменным «дробом» (картечью), а не ядром, и называлась она в то время «Дробовиком российским». В шестнадцатом веке ни в одной стране мира не было пушки калибром 890 мм! В 16-ом веке в русском арсенале была самая мощная в то время гаубица - «Кашпирова пушка», весом 1200 пудов (около двадцати тонн). И подобных пушек и гаубиц с чуть меньшим калибром было не просто много – множество! И отлиты они были не под чутким руководством «просвещенных» иноземцев петровской эпохи, а за полтора века до него. Эти пушки были ужасом вассальной Европы. Причем многие годы, ибо были самыми долговечными и надежными в мире. «Пушки, отлитые по повелению Иоанна Грозного, стояли на вооружении по нескольку десятилетий и участвовали почти во всех сражениях XVII века» (13). Орудия, отлитые Андреем Чоховым, использовались даже в годы Северной войны 1700-1721 гг. (14). Царь Алексей Михайлович, надо понимать, тоже на месте не сидел и как минимум удвоил это количество.

Андрей Чохов. Пищаль "Волк", пищаль "Дикобраз". 16 век. Артиллерийский музей г. Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова 2011 г.

Помимо численности и долговечности русская артиллерия была и самой эффективной. Псковские мастера 16 века впервые в мире поставили орудия на лафеты, что кратно увеличило скорострельность, прицельную точность и дальность полета ядра. Неспроста на гербах русских городов, например, Смоленска, красовался пушечный лафет – это приспособление пугало неприятеля не меньше геральдических львов. В это же время русские мастера задумались об увеличении дальности выстрела. Воплощением этих замыслов стала пищаль «Три аспида». Это орудие представляла собой длинную трубу (длина свыше ста калибров, то есть около 5 метров), заряжением с казенной стороны. Калибр пищали составлял 45 мм, длина 4930 мм, вес 162 кг. Ствол запирался клином, который явился первым прототипом будущего клинового затвора использовавшегося еще в 19 веке. Другим характерным образцом дальнобойной осадной артиллерии 16 века стало орудие «Свиток», которое отлил мастер Семен Дубинин. Пушка имела ствол, снаружи украшенный как бы свитком, длиной около 4,5 метров и калибром около 200 мм. Ядра и гранаты, посылаемые этим орудием, легко преодолевали расстояние в 2,5 километра. Мортиры Андрея Чохова системы «Волк» стали первым в мире серийным выпуском артиллерийских орудий. Ничего подобного в Европе того времени не наблюдалось. Пятиметровые дальнобойные орудия и сверхмощные мортиры царской артиллерии приводили в ужас всех вассалов русской Империи.

Осадная пищаль "Скоропея". Андрей Чохов, 1590 год. Артиллерийский музей в Санкт-Петербурге. Фотография Александра Сакова, 2011 г.

В 16 веке Иван Васильевич, помимо бронзовых, начинает отливать гигантские чугунные пушки. Так, в 1554 г. Была изготовлена металлическая пушка калибром 26 дюймов (66 см) и весом 1200 Пудов (19,6 т), а в 1555 г. – другая, калибром 24 дюймов (61 см) и весом в 1020 Пудов (18 т). Мы можем сколь угодно размышлять, где зародилось чугунное литье, но ничего подобного в то время в Европе из чугуна не отливалось.

Осадная мортира времен Ивана Грозного, 16 век. Артиллерийский музей г. Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова 2011 г.

В середине XVI в. Царские оружейники создали первые эталоны артиллерийских систем залпового огня - многоствольные орудия, известные по документам того времени под заглавием "сорок" и "органов". «Первые "сороки" возникли в первой половине XVI вв. – о существовании в столичной армии таковых орудий сообщается в литовском документе 1534 г. В российских источниках "сороковой" порох упоминается, начиная с 1555 г... Стволы были соединены общим стальным желобком, в который засыпался порох для воспламенения зарядов и производства одновременных выстрелов» (14). Музыка этих «органов» стала заупокойной мессой для многих врагов православного Царства.

Осадная пищаль "Царь Ахиллес". Андрей Чохов, 16 в. Артиллерийский музей, Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова, 2011.

Среди работ Андрея Чохова были особенные шедевры многоствольной залповой артиллерии, к коим относится «стоствольная» скорострельная пушка. Современник писал про это чудо-изобретение: «Я видел одно орудие, которое заряжается сотнею пуль и столько же дает выстрелов, оно так высоко, что мне будет по плечо, а пули его с гусиные яйца» (15). Отлито это орудие было в 1588 году, вес его достигал 5300 килограммов. Представьте себе это ноу-хау в 16 веке! Да после залпа этой пушки всё войско противника в ужасе разбежится. Это орудие стало прототипом знаменитых русских систем залпового огня «Катюша» и «Град», традиции которых были заложены нашими великими предками. Разве наши историки вспоминают про эти славные страницы в школьных учебниках?

Но и это еще не все. Царские оружейники первыми в мире начали наносить на внутренний ствол орудий спиральные нарезы, как правило, от шести до десяти, что отмечается на многих русских пушках 17 века. До наших дней сохранилась пищаль 1615 года с десятью сферическими нарезами на внутреннем стволе. Это самое старое из дошедших до наших дней нарезных орудий, самая первая нарезная пушка в Европе появится только в конце 17 века, с 6 нарезами.

В XVII в. артиллерийское дело на Руси совершило значительный шаг вперед. В это время в Москве мастера уже делились на ствольников, станочников, замочников и др., т. е. теперь уже разные части орудий делали различные мастера, тем самым поставив производство орудий на поток. Русские мастера-оружейники в некоторых случаях вводили в свое производство усовершенствования, опережавшие технику и науку того времени. Так, в XVII в. два русских мастера изобрели затворы к орудиям — один изготовил пищаль с выдвижным затвором в виде клина (клиновый затвор), а другой придумал ввинчивающийся затвор. Только в XIX в. — двести лет спустя — европейская техника сумела освоить это русское изобретение, и орудия с подобными затворами (конечно, усовершенствованными) применяются теперь во всех армиях. Орудия, изготовленные русскими мастерами в XVII в., хранятся в Артиллерийском историческом музее в Ленинграде, как праотцы современных орудий с клиновыми и поршневыми затворами. Таким образом, уже в 16 веке имелись сотни образцов русских артиллерийских орудий, конструктивно близких к орудиям конца XIX века с вертикальными и горизонтальными клиновыми и ввинчивающимися затворами.

Интересно, что в конце 1880 году представитель династии германских оружейников Фридрих Крупп захотел запатентовать изобретенный им клиновой затвор. Но, увидев в Артиллерийском музее Санкт-Петербурга скорострельную пищаль 17 века, уже тогда имевшую клиновой затвор, был просто шокирован. Русские оружейники шли впереди Европы всей, опережая европейцев на несколько веков! И это были не заезжие немцы, это сплошь и рядом наши отечественные умельцы. Один великий Чохов воспитал целую плеяду мастеров, среди которых особо выделялись Дружина Романов, Богдан Молчанов, Василий Андреев, Микита Провоторхов.

В 1547 году пушкари были выведены из стрелецкого войска в самостоятельный "Наряд", для руководства которым создали Пушкарский приказ (своего рода министерство артиллерии). Позже "Пушкарский Приказ" разделили на подразделения: городовой (крепостной), большой (осадный) и малый (полковой) наряды. С 16-ого века в каждом полку стрелецкого строя имелось от 6 до 8 «полковых пушек». И организация русского пушкарского дела была на высоте, каждому калибру орудия соответствовали свои калиброванные ядра и гранаты. В разрядной книге Пушкарского Приказа 16 в. не только названы все пушки и мортиры, но и сообщены их основные характеристики (вес ядра). Благодаря этому можно установить, что для некоторых типов орудий – "верхних пушек Якобовых", "полуторных" и "скорострельных" использовались единообразные по весу снаряды (14). И это задолго до Петра, при котором русское вооружение внезапно стало отсталым.

Поэтому про историю русской артиллерии историки говорить не любят. Эти славные страницы абсолютно не вписываются в современные догмы об отсталом русском войске до Петра I. Кстати сказать, лучшие образцы отечественного артиллерийского дела были уничтожены по «именному указу» Великого Реформатора. Было «велено перелить в пушечное и мортирное литье пушку «Павлин», что в Китае у Лобного места на роскате; пушку Кашпирову, что у нового Денежного двора, где был Земской приказ; пушку «Ехидну», что под селом Воскресенским; пушку «Кречет» ядром пуд десять фунтов; пушку «Соловья» ядром 6 фунтов, что в Китае на площади». Петр добросовестно исполнил главный заказ своих попечителей, и ужас вассальной Европы - царская имперская артиллерия перестала существовать.

68-гривенковая (216 мм) осадная пищаль "Инрог". Андрей Чохов. 1577 год. Музей Артиллерии, Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова, 2011 г.Обнаружена в 18 веке в немецком городе Эльбинге. Таковы были реальные размеры Российской Империи в 15-17 вв.

Но география обнаружения русских пушек красноречиво свидетельствует о былом величии Царской Империи. Первые две европейские ручные пушки, обнаружены и хранятся в Италии. Они сделаны из бронзы, но при этом имеют на себе орнамент из дубовых листьев и православный крест. В Италии никогда не было православных крестов, только латинские. Что делали пушки с русскими православными крестами на Апеннинах? Далее еще занимательнее. Две гигантские пушки мастера Андрея Чохова были обнаружены в Стокгольме, где находятся до сих пор. Очевидно, что там, где застыли русские пушки, там и были конечные цели походов, там и остались царские арсеналы. Кстати сказать, во время Ливонского похода 1577 года царь Иван Васильевич взял с собой пушку «Инрог». Этот поход стал одним из самых успешных российских походов, были захвачены практически все города и замки Ливонии, не считая Риги и Ревеля.... Однако после этого похода следы «Инрога» теряются и всплывают уже во времена Петра в немецком городе Эльбинге. Именно там и закончился поход Ивана Грозного в 1677 году – на берегах Эльбы, ни больше, ни меньше. В 18 веке благодарные немцы вернут Петру эту знаменитую пушку. Им больше нечего было бояться - пушки русских тиранов навсегда замолчали. Но география нахождения гигантских русских пушек красноречиво свидетельствует о реальных масштабах русского имперского влияния. Кстати сказать, знаменитый шелом царя Ивана Васильевича тоже был обнаружен в Стокгольме. Историки никак не могут объяснить этот факт. Но, если Стокгольм – это русский имперский город Стекольный, как именовали его в русских документах, то нахождение там русских пушек и царских шлемов вполне объяснимо.

Так кто был реальным Императором Европы? Леопольд? Максимилиан? Или все-таки русский Царь? Это напоминает спор лягушонка и слона, кто в джунглях хозяин. Лягушонок заквакает, слон шлеп ногой – и тишина... Понятно, за что принизили мощь и организацию лучшей в мире армии прусские борзописцы. Уж больно настрадались они за двести лет от русской имперской орды. Самой слабой русская армия была как раз при Петре Великом, когда проигрывала одно сражение за другим. В 16 и 17 веках не было на планете Земля силы, способной противостоять русскому оружию.

ЛИТЬЕ ПУШЕК НА РУСИ

Как мы убедились, у русского царя были не только претензии на Вселенскую власть, но и возможности эту власть взять и удержать. Но чтобы создать такую мощную армию и артиллерию, русскому императору нужно было иметь развитую металлургию и удобные рудные месторождения. Ни одна древняя цивилизация не могла бы добиться процветания без наличия природных ископаемых и в первую очередь металлов. Это аксиома.

Почти все русские пушки 15-17 веков были отлиты из высококачественной бронзы, куда в основном шла медь. А была ли на Руси медь? Тут у историков возникают серьезные проблемы, ибо, сузив размеры Русского Царства до малюсенькой Московии, русские оказались полностью отрезанными от всех медных приисков. А помимо меди для литья бронзы необходимы еще редкоземельные металлы: цинк, никель, олово и очень много угля. Где же взять такое богатство на Среднерусской возвышенности? Ближайшее место, откуда могла поступать вся эта руда вместе с углем – это Урал. Уральские месторождения тем уникальны, что руда здесь разнообразная и залегает на поверхности, не требуя шахтной добычи.

Согласно ТИ, первые разработки уральской меди начались при царе Михаиле Федоровиче. Начало же промышленного производства связывают с именем Демидовых во времена Великого Реформатора. Вот и получается, что вплоть до покорения Сибири в самом конце 16 веке, Урал был русским не доступен – там сидели ненавистные ордынцы. Ясное дело, ни о каких промышленных поставках стратегического сырья из враждебных ханств речи быть не могло. Тогда историки ссылаются на европейские источники поставок. В Европе есть только два места с богатыми месторождениями металлов - Германия и Швеция. Но именно эти страны постоянно враждовали с русскими царями, ждать сверх масштабных поставок оттуда тоже не приходилось. Да и как доставить такое огромное количество медной руды, олова, цинка, угля? Это сотни тысяч тонн – никакая торговля не справится. Доставку таких тяжеленных грузов можно было осуществить только морским путем, да и то при наличии сверхмощного флота. Но единственный русский порт в Архангельске был впервые открыт Англичанами только во времена Ивана Грозного, когда на Руси уже стояли тысячи огромных бронзовых пушек. Да и не известно ничего об этих сверхпоставках. Поэтому развитая металлургия Средневековой Руси это очень большая проблема, не имеющая решения в рамках ТИ.

Единственным реальным источником металла оставался Урал. Помимо относительной близости расположения, Урал тем уникален, что большинство речек впадает в Каму, которая в свою очередь течет в Волгу, а вся Русь, включая Москву, находилась в Волжском бассейне. Доставка столь тяжелых грузов водным речным транспортом – это идеальный и, повторюсь, единственно возможный вариант поставок.

Но добыча металлов на Урале сразу ставит жирный крест на монгольском завоевании Руси. Многовековое существование в Поволжье и Сибири враждебных татарских орд становится фикцией. Самое интересное, что уже в 1580-ых годах вся Западная Сибирь до Оби отмечена множеством русских поселений старателей. Объяснить столь стремительное заселение русскими таких неимоверных просторов в рамках ТИ не возможно. Многочисленные пушки известны на Руси с конца 15-ого века, задолго до покорения Сибири Иваном Грозным. Если сюда добавить гигантское колокольное литье, возникшее согласно летописным источникам с 10-ого века, то версия с неосвоенным Уралом становится полностью не состоятельной. Колокола на Руси всегда были огромными и в неимоверном количестве, в основном из меди и бронзы. При этом потребности в металле для литья колоколов были в десятки раз большими, чем для пушечного литья, хотя даже для литья пушек в рамках ТИ меди взяться было не откуда. Это еще один абсолютно независимый аргумент о несостоятельности немецкой версии покорения Руси монголами. У русских была развитая металлургия, но не было металла, а у мифических монголов был металл, но не было развитой металлургии. Такие вот ТИ-парадоксы.

Поэтому мы просто вынуждены значительно расширить реальные границы Средневековой Руси. Урал, или как его называли на Руси, Югорский камень был русским издревле. Это была главная материально-сырьевая база скифско-русского государства.

Источник: www.kramola.info

Похожие материалы

Славяне, русские и их недруги

Ежели звёзды строят, значит…

По поводу «метания бисера перед критиками» (4)

russkievesti.ru

Про царскую артиллерию и литьё пушек

ПРО ЦАРСКУЮ АРТИЛЛЕРИЮ

Д. Флетчер к своему неудовольствию вынужден констатировать: «Полагаю, что ни один из христианских государей не имеет такой хорошей артиллерии и такого запаса снарядов, как Русский Царь, чему отчасти может служить подтверждением Оружейная палата в Москве, где стоят в огромном количестве всякого рода пушки, все литые из меди и весьма красивые» (7). Английский автор 16 века свидетельствует: «У русских прекрасная артиллерия из бронзы всех родов: маленькие пушки, двойные, королевские, фальконеты, василиски и пр., у них же есть шесть больших орудий, ядра которых до аршина высотой, у них много мортир, из которых они стреляют греческим огнем» (11). Австрийский посол Иоанн Кобенцль с ужасом отписывал императору Максимилиану II: «У русских всегда наготове не меньше 2000 всяких орудий... Меня уверяли клятвенно, что, кроме других, в двух только местах хранится две тысячи орудий со множеством разнородных махин. Некоторые из этих орудий так велики, широки и глубоки, что рослый человек в полном вооружении, стоя на дне орудия, не может достать его верхней части...» (12). Солдаты Максимилиана II на своей шкуре испытали всесокрушающую силу артиллерии Ивана Ужасного, который благодаря своей великолепной армии вернет себе скипетр Самодержца Европы. А что это была за артиллерия!

Пищаль «Медведь». Бронза. Литейный мастер Семен Дубинин. 1590 г., Москва, Кремль

Впервые русские пушки упоминаются в «Софийском временнике», где говорится, что при обороне Москвы от татар в 1382 году русские применяли огнестрельное оружие «тюфяки», и били неприятеля «великими пушками». К началу XV века артиллерийские орудия были на вооружении не только в Московском княжестве, но и в других русских княжествах. Так, о наличие огнестрельных орудий в Великом Новгороде упомянуто в летописи под 1393 годом, а в Тверском княжестве под 1408 годом.В 1479 году в Москве уже существовала « пушечная изба» где массово производились отливка и отделка пушечных стволов. К 1400 году оружейных изб на берегу реки Неглинки насчитывалось несколько.

Пищаль с «витым» стволом. Бронза. Литейный мастер Яков Осипов. 1671 г.

Важным рывком в развитии русской артиллерии стало то, что в конце 15 века московские оружейники научились отливать артиллерийские орудия из бронзы. Единственным дошедшим до нашего времени образцом бронзового литья того времени считается русское орудие, отлитое мастером Яковом Русским в 1483 году, к 1491 г. относится литая пищаль, на которой сохранились имена русских мастеров «Ваня да Васюк». А в Европе в это время еще ковались крайне ограниченные в использовании железные пищали, в очень небольших сериях.

Уже в 1488 году в Москве отливается первое гигантское орудие, которое получило название Царь-пушка. Эта пушка до наших дней не сохранилась, но слава была о ней большая. Выдающимся достижением русских литейщиков 16-ого века было создание сверхмощных стенобитных орудий весом в несколько тонн. Среди них выделялись «Степанова пушка», «Соловей», «Медведь», «Орел». Эти пушки широко применялись Иваном Грозным при взятии Казани и Полоцка. Ядра достигали размеров «по колено». В 1555 году, мастер Степан Петров отлил новую гаубицу гигантских размеров. В описях Пушкарского приказа она числилась как «пушка Павлин, ядро каменное, весом 15 пуд, длина 6 аршин 3 вершка, от запалу длина пол 6 аршина 3 вершка, весом 1020 пуд». А знаменитый мастер Андрей Чохов, создавший знаменитую школу русских литейщиков, отлил целую серию гигантских пушек, среди которых известны "Лев" весом 344 пуда, "Троил" - 430 пудов. До наших дней сохранились прекрасные экземпляры стенобитной царской артиллерии: «Инрог» (1577 г.), «Лев» и «Скорпея» (1590 г.), «Царь Ахиллес» (1617 г.).

Стенобитная пищаль «Царь Ахиллес». Бронза. Литейный мастер А. Чохов. 1617 г.

В 1586 году Андрей Чохов отлил знаменитую «Царь-пушку» весом две тысячи четыреста пудов (около сорока тонн). Это было самое большое орудие своего времени. Долгое время в исторической литературе ошибочно рассматривали Царь-пушку как ложное бутафорское орудие, изготовленное якобы с целью «припугнуть» иноземцев своим исполинским видом (непонятно только - зачем было тратить столько сил и ценного сырья, из которого можно было бы отлить с десяток боевых орудий). По обмерам и обследованиям, проведенным специалистами в области артиллерийских систем в 1946 году, было установлено, что пушка по своему типу является мортирой, и, будучи крепостным орудием, отливалась с целью поражать живую силу противника, ведя стрельбу каменным «дробом» (картечью), а не ядром, и называлась она в то время «Дробовиком российским». В шестнадцатом веке ни в одной стране мира не было пушки калибром 890 мм! В 16-ом веке в русском арсенале была самая мощная в то время гаубица - «Кашпирова пушка», весом 1200 пудов (около двадцати тонн). И подобных пушек и гаубиц с чуть меньшим калибром было не просто много – множество! И отлиты они были не под чутким руководством «просвещенных» иноземцев петровской эпохи, а за полтора века до него. Эти пушки были ужасом вассальной Европы. Причем многие годы, ибо были самыми долговечными и надежными в мире. «Пушки, отлитые по повелению Иоанна Грозного, стояли на вооружении по нескольку десятилетий и участвовали почти во всех сражениях XVII века» (13). Орудия, отлитые Андреем Чоховым, использовались даже в годы Северной войны 1700-1721 гг. (14). Царь Алексей Михайлович, надо понимать, тоже на месте не сидел и как минимум удвоил это количество.

Андрей Чохов. Пищаль "Волк", пищаль "Дикобраз". 16 век. Артиллерийский музей г. Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова 2011 г.

Помимо численности и долговечности русская артиллерия была и самой эффективной. Псковские мастера 16 века впервые в мире поставили орудия на лафеты, что кратно увеличило скорострельность, прицельную точность и дальность полета ядра. Неспроста на гербах русских городов, например, Смоленска, красовался пушечный лафет – это приспособление пугало неприятеля не меньше геральдических львов. В это же время русские мастера задумались об увеличении дальности выстрела. Воплощением этих замыслов стала пищаль «Три аспида». Это орудие представляла собой длинную трубу (длина свыше ста калибров, то есть около 5 метров), заряжением с казенной стороны. Калибр пищали составлял 45 мм, длина 4930 мм, вес 162 кг. Ствол запирался клином, который явился первым прототипом будущего клинового затвора использовавшегося еще в 19 веке. Другим характерным образцом дальнобойной осадной артиллерии 16 века стало орудие «Свиток», которое отлил мастер Семен Дубинин. Пушка имела ствол, снаружи украшенный как бы свитком, длиной около 4,5 метров и калибром около 200 мм. Ядра и гранаты, посылаемые этим орудием, легко преодолевали расстояние в 2,5 километра. Мортиры Андрея Чохова системы «Волк» стали первым в мире серийным выпуском артиллерийских орудий. Ничего подобного в Европе того времени не наблюдалось. Пятиметровые дальнобойные орудия и сверхмощные мортиры царской артиллерии приводили в ужас всех вассалов русской Империи.

Осадная пищаль "Скоропея". Андрей Чохов, 1590 год. Артиллерийский музей в Санкт-Петербурге. Фотография Александра Сакова, 2011 г.

В 16 веке Иван Васильевич, помимо бронзовых, начинает отливать гигантские чугунные пушки. Так, в 1554 г. Была изготовлена металлическая пушка калибром 26 дюймов (66 см) и весом 1200 Пудов (19,6 т), а в 1555 г. – другая, калибром 24 дюймов (61 см) и весом в 1020 Пудов (18 т). Мы можем сколь угодно размышлять, где зародилось чугунное литье, но ничего подобного в то время в Европе из чугуна не отливалось.

Осадная мортира времен Ивана Грозного, 16 век. Артиллерийский музей г. Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова 2011 г.

В середине XVI в. Царские оружейники создали первые эталоны артиллерийских систем залпового огня - многоствольные орудия, известные по документам того времени под заглавием "сорок" и "органов". «Первые "сороки" возникли в первой половине XVI вв. – о существовании в столичной армии таковых орудий сообщается в литовском документе 1534 г. В российских источниках "сороковой" порох упоминается, начиная с 1555 г... Стволы были соединены общим стальным желобком, в который засыпался порох для воспламенения зарядов и производства одновременных выстрелов» (14). Музыка этих «органов» стала заупокойной мессой для многих врагов православного Царства.

Осадная пищаль "Царь Ахиллес". Андрей Чохов, 16 в. Артиллерийский музей, Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова, 2011.

Среди работ Андрея Чохова были особенные шедевры многоствольной залповой артиллерии, к коим относится «стоствольная» скорострельная пушка. Современник писал про это чудо-изобретение: «Я видел одно орудие, которое заряжается сотнею пуль и столько же дает выстрелов, оно так высоко, что мне будет по плечо, а пули его с гусиные яйца» (15). Отлито это орудие было в 1588 году, вес его достигал 5300 килограммов. Представьте себе это ноу-хау в 16 веке! Да после залпа этой пушки всё войско противника в ужасе разбежится. Это орудие стало прототипом знаменитых русских систем залпового огня «Катюша» и «Град», традиции которых были заложены нашими великими предками. Разве наши историки вспоминают про эти славные страницы в школьных учебниках?

Но и это еще не все. Царские оружейники первыми в мире начали наносить на внутренний ствол орудий спиральные нарезы, как правило, от шести до десяти, что отмечается на многих русских пушках 17 века. До наших дней сохранилась пищаль 1615 года с десятью сферическими нарезами на внутреннем стволе. Это самое старое из дошедших до наших дней нарезных орудий, самая первая нарезная пушка в Европе появится только в конце 17 века, с 6 нарезами.

В XVII в. артиллерийское дело на Руси совершило значительный шаг вперед. В это время в Москве мастера уже делились на ствольников, станочников, замочников и др., т. е. теперь уже разные части орудий делали различные мастера, тем самым поставив производство орудий на поток. Русские мастера-оружейники в некоторых случаях вводили в свое производство усовершенствования, опережавшие технику и науку того времени. Так, в XVII в. два русских мастера изобрели затворы к орудиям — один изготовил пищаль с выдвижным затвором в виде клина (клиновый затвор), а другой придумал ввинчивающийся затвор. Только в XIX в. — двести лет спустя — европейская техника сумела освоить это русское изобретение, и орудия с подобными затворами (конечно, усовершенствованными) применяются теперь во всех армиях. Орудия, изготовленные русскими мастерами в XVII в., хранятся в Артиллерийском историческом музее в Ленинграде, как праотцы современных орудий с клиновыми и поршневыми затворами. Таким образом, уже в 16 веке имелись сотни образцов русских артиллерийских орудий, конструктивно близких к орудиям конца XIX века с вертикальными и горизонтальными клиновыми и ввинчивающимися затворами.

Интересно, что в конце 1880 году представитель династии германских оружейников Фридрих Крупп захотел запатентовать изобретенный им клиновой затвор. Но, увидев в Артиллерийском музее Санкт-Петербурга скорострельную пищаль 17 века, уже тогда имевшую клиновой затвор, был просто шокирован. Русские оружейники шли впереди Европы всей, опережая европейцев на несколько веков! И это были не заезжие немцы, это сплошь и рядом наши отечественные умельцы. Один великий Чохов воспитал целую плеяду мастеров, среди которых особо выделялись Дружина Романов, Богдан Молчанов, Василий Андреев, Микита Провоторхов.

В 1547 году пушкари были выведены из стрелецкого войска в самостоятельный "Наряд", для руководства которым создали Пушкарский приказ (своего рода министерство артиллерии). Позже "Пушкарский Приказ" разделили на подразделения: городовой (крепостной), большой (осадный) и малый (полковой) наряды. С 16-ого века в каждом полку стрелецкого строя имелось от 6 до 8 «полковых пушек». И организация русского пушкарского дела была на высоте, каждому калибру орудия соответствовали свои калиброванные ядра и гранаты. В разрядной книге Пушкарского Приказа 16 в. не только названы все пушки и мортиры, но и сообщены их основные характеристики (вес ядра). Благодаря этому можно установить, что для некоторых типов орудий – "верхних пушек Якобовых", "полуторных" и "скорострельных" использовались единообразные по весу снаряды (14). И это задолго до Петра, при котором русское вооружение внезапно стало отсталым.

Поэтому про историю русской артиллерии историки говорить не любят. Эти славные страницы абсолютно не вписываются в современные догмы об отсталом русском войске до Петра I. Кстати сказать, лучшие образцы отечественного артиллерийского дела были уничтожены по «именному указу» Великого Реформатора. Было «велено перелить в пушечное и мортирное литье пушку «Павлин», что в Китае у Лобного места на роскате; пушку Кашпирову, что у нового Денежного двора, где был Земской приказ; пушку «Ехидну», что под селом Воскресенским; пушку «Кречет» ядром пуд десять фунтов; пушку «Соловья» ядром 6 фунтов, что в Китае на площади». Петр добросовестно исполнил главный заказ своих попечителей, и ужас вассальной Европы - царская имперская артиллерия перестала существовать.

68-гривенковая (216 мм) осадная пищаль "Инрог". Андрей Чохов. 1577 год. Музей Артиллерии, Санкт-Петербург. Фотография Александра Сакова, 2011 г.Обнаружена в 18 веке в немецком городе Эльбинге. Таковы были реальные размеры Российской Империи в 15-17 вв.

Но география обнаружения русских пушек красноречиво свидетельствует о былом величии Царской Империи. Первые две европейские ручные пушки, обнаружены и хранятся в Италии. Они сделаны из бронзы, но при этом имеют на себе орнамент из дубовых листьев и православный крест. В Италии никогда не было православных крестов, только латинские. Что делали пушки с русскими православными крестами на Апеннинах? Далее еще занимательнее. Две гигантские пушки мастера Андрея Чохова были обнаружены в Стокгольме, где находятся до сих пор. Очевидно, что там, где застыли русские пушки, там и были конечные цели походов, там и остались царские арсеналы. Кстати сказать, во время Ливонского похода 1577 года царь Иван Васильевич взял с собой пушку «Инрог». Этот поход стал одним из самых успешных российских походов, были захвачены практически все города и замки Ливонии, не считая Риги и Ревеля.... Однако после этого похода следы «Инрога» теряются и всплывают уже во времена Петра в немецком городе Эльбинге. Именно там и закончился поход Ивана Грозного в 1677 году – на берегах Эльбы, ни больше, ни меньше. В 18 веке благодарные немцы вернут Петру эту знаменитую пушку. Им больше нечего было бояться - пушки русских тиранов навсегда замолчали. Но география нахождения гигантских русских пушек красноречиво свидетельствует о реальных масштабах русского имперского влияния. Кстати сказать, знаменитый шелом царя Ивана Васильевича тоже был обнаружен в Стокгольме. Историки никак не могут объяснить этот факт. Но, если Стокгольм – это русский имперский город Стекольный, как именовали его в русских документах, то нахождение там русских пушек и царских шлемов вполне объяснимо.

Так кто был реальным Императором Европы? Леопольд? Максимилиан? Или все-таки русский Царь? Это напоминает спор лягушонка и слона, кто в джунглях хозяин. Лягушонок заквакает, слон шлеп ногой – и тишина... Понятно, за что принизили мощь и организацию лучшей в мире армии прусские борзописцы. Уж больно настрадались они за двести лет от русской имперской орды. Самой слабой русская армия была как раз при Петре Великом, когда проигрывала одно сражение за другим. В 16 и 17 веках не было на планете Земля силы, способной противостоять русскому оружию.

ЛИТЬЕ ПУШЕК НА РУСИ

Как мы убедились, у русского царя были не только претензии на Вселенскую власть, но и возможности эту власть взять и удержать. Но чтобы создать такую мощную армию и артиллерию, русскому императору нужно было иметь развитую металлургию и удобные рудные месторождения. Ни одна древняя цивилизация не могла бы добиться процветания без наличия природных ископаемых и в первую очередь металлов. Это аксиома.

Почти все русские пушки 15-17 веков были отлиты из высококачественной бронзы, куда в основном шла медь. А была ли на Руси медь? Тут у историков возникают серьезные проблемы, ибо, сузив размеры Русского Царства до малюсенькой Московии, русские оказались полностью отрезанными от всех медных приисков. А помимо меди для литья бронзы необходимы еще редкоземельные металлы: цинк, никель, олово и очень много угля. Где же взять такое богатство на Среднерусской возвышенности? Ближайшее место, откуда могла поступать вся эта руда вместе с углем – это Урал. Уральские месторождения тем уникальны, что руда здесь разнообразная и залегает на поверхности, не требуя шахтной добычи.

Согласно ТИ, первые разработки уральской меди начались при царе Михаиле Федоровиче. Начало же промышленного производства связывают с именем Демидовых во времена Великого Реформатора. Вот и получается, что вплоть до покорения Сибири в самом конце 16 веке, Урал был русским не доступен – там сидели ненавистные ордынцы. Ясное дело, ни о каких промышленных поставках стратегического сырья из враждебных ханств речи быть не могло. Тогда историки ссылаются на европейские источники поставок. В Европе есть только два места с богатыми месторождениями металлов - Германия и Швеция. Но именно эти страны постоянно враждовали с русскими царями, ждать сверх масштабных поставок оттуда тоже не приходилось. Да и как доставить такое огромное количество медной руды, олова, цинка, угля? Это сотни тысяч тонн – никакая торговля не справится. Доставку таких тяжеленных грузов можно было осуществить только морским путем, да и то при наличии сверхмощного флота. Но единственный русский порт в Архангельске был впервые открыт Англичанами только во времена Ивана Грозного, когда на Руси уже стояли тысячи огромных бронзовых пушек. Да и не известно ничего об этих сверхпоставках. Поэтому развитая металлургия Средневековой Руси это очень большая проблема, не имеющая решения в рамках ТИ.

Единственным реальным источником металла оставался Урал. Помимо относительной близости расположения, Урал тем уникален, что большинство речек впадает в Каму, которая в свою очередь течет в Волгу, а вся Русь, включая Москву, находилась в Волжском бассейне. Доставка столь тяжелых грузов водным речным транспортом – это идеальный и, повторюсь, единственно возможный вариант поставок.

Но добыча металлов на Урале сразу ставит жирный крест на монгольском завоевании Руси. Многовековое существование в Поволжье и Сибири враждебных татарских орд становится фикцией. Самое интересное, что уже в 1580-ых годах вся Западная Сибирь до Оби отмечена множеством русских поселений старателей. Объяснить столь стремительное заселение русскими таких неимоверных просторов в рамках ТИ не возможно. Многочисленные пушки известны на Руси с конца 15-ого века, задолго до покорения Сибири Иваном Грозным. Если сюда добавить гигантское колокольное литье, возникшее согласно летописным источникам с 10-ого века, то версия с неосвоенным Уралом становится полностью не состоятельной. Колокола на Руси всегда были огромными и в неимоверном количестве, в основном из меди и бронзы. При этом потребности в металле для литья колоколов были в десятки раз большими, чем для пушечного литья, хотя даже для литья пушек в рамках ТИ меди взяться было не откуда. Это еще один абсолютно независимый аргумент о несостоятельности немецкой версии покорения Руси монголами. У русских была развитая металлургия, но не было металла, а у мифических монголов был металл, но не было развитой металлургии. Такие вот ТИ-парадоксы.

Поэтому мы просто вынуждены значительно расширить реальные границы Средневековой Руси. Урал, или как его называли на Руси, Югорский камень был русским издревле. Это была главная материально-сырьевая база скифско-русского государства.

tainoe.info

Русская артиллерия в картинах и рисунках

В. Бодров. "осада Казани в 1552 году"

Нововыезжий итальянский оружейный мастер показывает новые образцы "наряда" русскому пищальнику 1470-80-е гг. Рисунок к статье И. Пахомова "Пищальники Василия III" // Цейхгауз № 4 за 2002 г. Рисунок - отсюда Осада Смоленска в 1514 году. Рисунок - отсюда

Русская артиллерия на подступах к Казани. 1552 год.

Уж не будем говорить как её тащут, но вот сама пушка очень похожа на ливонского "Ревельского льва" созданную позднее

Тяжелые русские орудия ведут огонь по осажденной Казани. 1552 год

Русские пушкари отстреливаются от татар

Пушкарь, вторая половина16века. Рисунок О. Фёдорова к статье Лобин А.Н. "Русская артиллерия в царствование Ивана Грозного" http://www.milhist.info/2012/12/15/lobin_1/ Очередная импровизация на тему русской артиллерии. Рисунок - отсюда

Смотр пушкарей середины 16 века

Осмотр увечья раненого пушкаря для назначения ему жалованья на лечение. 1550-70-е гг.

1. Воевода "Наряда"

2.3. Полоцкий городовой пушкарь.

4. Посошный человек

5. Подъячей у приказного шатра

Рисунок из журнала "Сержант" № 40. Рисунок - отсюда

Русская артиллерия перед парадом в XVII веке

 Пищаль (орудие) русского войска XVII века

Гафуница и передок поршневого затвора

"Взятие Иваном Грозным крепости Кокенгаузен". Событие 1577 года.

Автор картины -  П.П. Соколо-Скаля, 1943 год

Картина-отсюда Русское осадное орудие 16 века. Рисунок - отсюда Осада Вендена в 1577 году. Рисунок - отсюда Подвиг русских пушкарей под Венденом. Автор - В.А. Нечаев Картина - отсюда Русская бронзовая "гафуница" 17 века. Рисунок из книги Разина. Епифанские пушкари. 1650-е гг. Рисунок Олега Федорова. Рисунок - отсюда Русские артиллеристы из переводного "Оспрея" 1. Офицер в парадной униформе. Вторая половина 17 века 2. Рядовой в синей парадной униформе. Вторая половина 17 века 3. Рядовой в повседневной униформе. Конец 17 века На заднем плане орудие с висящем в воздухе стволом. Рисунок - отсюда Рисунок - отсюда

Московский пушкарь 17 века и виды артиллерийских орудий.

war16-17.blogspot.com

Артиллерия Европы в 1505–1515 годах. Часть II

В первой части статьи о европейской артиллерии 1505–1515 годов рассказывалось об основных сражениях первых семи лет этого периода, которые продемонстрировали, что развитие артиллерии делает разворот в сторону увеличения её подвижности. В последние три года этого десятилетия в Европе произошло ещё несколько крупных и важных битв, большое влияние на итог которых оказало огнестрельное оружие. Полевая артиллерия окончательно «прописалась» в рядах европейских армий, используясь в сражениях даже непосредственно в атакующих боевых порядках. Кроме того, первые 15 лет XVI века – это время выхода на историческую арену крупных кораблей с мощными бортовыми артиллерийскими батареями, установленными в орудийных портах.

Битвы и осады

Бой у Бреста (апрель 1513). На рейде Бреста французские галеры новой итальянской (Генуя, Савона, Венеция) постройки, числом не более 12, вооружённые тяжёлыми пушками, прорывают блокаду английской эскадры и топят один английский корабль, показывая «совершенно новый способ воевать на море». Англичане «потрясены мощью французских василисков» (название орудий, конечно, условное).

Битва при Новаре (6 июня 1513). Франко-германское войско Ля Тремуйля осаждает швейцарский гарнизон Новары. На выручку осаждённым движется швейцарская армия, Ля Тремуйль отодвигает свою армию от города и разбивает лагерь, который, однако, не приказывает укрепить. Ночью швейцарцы (числом до 10 тысяч) неожиданно выходят из Новары, и их передовой отряд атакует правое крыло французской позиции, где размещены 22 орудия, защищаемые шестьюстами ландскнехтами-пикинёрами. Французы начинают ожесточённый обстрел атакующих; в темноте трудно точно стрелять, и результаты огня не столько видны, сколько слышны. Жандармы отбрасывают передовой отряд, но главные силы швейцарцев «с замечательной храбростью и не имея орудий» (на самом деле атакующие швейцарцы катили руками несколько «небольших кулеврин»), доходят до французских батарей и схватываются врукопашную с ландскнехтами.

Битва под Новарой (1513) в позднейшем изображении (1548) Wikimedia Commons

В ожесточённой схватке швейцарцы берут верх. Они захватывают пушки и, повернув их, сами открывают огонь. Ландскнехты начинают отступать, а французская и гасконская пехота просто обращается в бегство и большей частью перебита. Французские латники-жандармы, которым мешают ночь и болотистая местность, мало участвуют в битве и отходят без существенных потерь. Швейцарцам достаются «от 30 до 40» орудий армии Ла Тремуйля.

Битва при Флоддене (9 сентября 1513). Попытка вторжения шотландского короля Якова IV в Англию остановлена английским войском. Шотландское войско имеет французских советников и вооружено качественной артиллерией: «5 больших курто, 2 большие кулеврины, 4 сакра [средние кулеврины], 6 больших серпентин [старые бургундские?], орудия столь же добрые, как в любом другом королевстве, а кроме того, различные мелкие пушки». Шотландцы стоят лагерем при Флоддене. Лагерь хорошо размещён на возвышенности и укреплён, его защищает артиллерия.

Англичане не идут на позицию штурмом, но производят её глубокий обход и начинают фланговый обстрел из лёгких полевых орудий. Шотландский боевой порядок смешан, повернуть орудия на фланг не получается, и англичанам удаётся вынудить шотландцев спуститься с возвышенности и пойти в атаку. Эта атака уже нарушенным строем и под огнём английских орудий приводит к разгрому шотландской армии.

Осада Смоленска (июль 1514) ведётся московским войском против гарнизона Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского («Литвы»). Это третья попытка овладеть городом за 1512–1514 годы. Город защищён сильными укреплениями из кирпича и дерево-земляных конструкций («из дубовых колод»). Московское войско имеет «300 орудий» и ведёт сильный обстрел, применяя в том числе «огневые ядра». Главный московский пушкарь (немец?) Стефан «ужасным действием пушек своих колеблет стены и толпами валит людей». Иногда пишут и про «2000 московских орудий», но это либо число «пищалей», а значит, также и ручного оружия, либо преувеличение, призванное объяснить падение сильной крепости.

Московское войско проводит шесть штурмов; пожары и разрушения «приводят в уныние» жителей, однако гарнизон держит оборону. Требуется «вмешательство смоленского владыки [епископа] Варсонофия», который уговаривает жителей (или гарнизон?) сдаться. Польские историки пишут о предательстве. 31 июля, примерно через месяц осады, город сдаётся.

Битва под Оршей (8 сентября 1514) происходит между войсками Сигизмунда I («польско-литовским») и московским. «Польско-литовское» войско имеет полевые и, видимо, не крупнокалиберные орудия неустановленной численности, вряд ли более двух десятков. Командующий Константин Острожский размещает их в артиллерийской засаде. Московское войско «орудий не имеет», как сообщают современники, но речь, скорее, о том, что в нём нет полевой артиллерии. Осадный наряд и главный пушкарь Стефан находятся в составе Большого полка.

Отряды московского войска действуют разрозненно, без взаимодействия и взаимопомощи; командование неумелое, а русские историки даже ищут некоего «предательства» среди командного состава. В результате успешная вначале атака флангового отряда московской конницы встречена огнём «литовской» артиллерийской засады и ручного оружия, после чего следует контратака «литовских» латников. Московский отряд уничтожен, и фланг открыт. Московское войско атаковано с фланга, обращено в бегство и большей частью уничтожено.

Как отмечает Разин, битва (в очередной раз) показывает важность взаимодействия родов войск на поле боя. Это одно из первых сражений, в котором «успешно действовала артиллерия и пехота с ручным огнестрельным оружием в полевой обстановке».

Битва под Мариньяно (13–14 сентября 1515). Франциск I вторгается в Италию, имея не менее 32 тысяч бойцов с 72–74 большими орудиями. Особо отмечают наличие у него «трёх сотен» многоствольных орга́нов, «мечущих 50 ядер разом» и «каких раньше не употребляли». Противостоящие Франциску союзники собраны в четыре армии: испанскую, папскую, миланскую и швейцарскую. Но они двигаются в разных направлениях, и французам удаётся обойти заслоны на перевалах и подойти к Милану, где сосредоточены основные силы швейцарцев и куда направляются союзники французов — венецианцы.

Северная Италия и места некоторых событий войн Лиг и других итальянских войн. По материалам Wikimedia Commons.

Швейцарцы не имеют серьёзной артиллерии (у них всего 6–8 лёгких орудий под командованием Понтели из Фрайбурга) и в который раз пытаются пустить в ход свои быстроту и натиск. Они бросаются в атаку, однако попадают под неожиданно сильный огонь артиллерии, защищённой рвом, и гасконских арбалетчиков. Французские жандармы с королём во главе раз за разом атакуют наступающие швейцарские колонны. Потери швейцарцев тяжелейшие: орудийный и орга́нный огонь «бросает их в воздух, точно пыль» и «косит целыми рядами». Начальник французской артиллерии Галиот де Женуйяк умело переносит огонь с отряда на отряд.

И всё же швейцарцам удаётся подойти к французским позициям и вступить в рукопашную. Ландскнехты колеблются, но сдерживают швейцарский натиск. Битва в первый день длится с трёх часов до половины двенадцатого вечера. Когда прячется и луна, бой приходится прекратить. Отряды перемешались, а отличительные знаки — шарфы и белые кресты — не видны.

Утром, «с первым лучами солнца», войска приводят себя в порядок, и швейцарцы возобновляют атаку. Им удаётся оттеснить ландскнехтов «на сотню шагов», но атаки жандармов и пушечно-ружейный огонь спасают положение. Битва длится четыре часа, но когда подоспевает венецианская армия, продолжение сражения при уже понесённых огромных потерях становится для швейцарцев окончательным безумием. Остатки их войск начинают отступление к Милану, уводя с собой орудия, в числе которых несколько захваченных у французов (по подсчётам Массе, от 2 до 15). Потери составляют более 10 тысяч погибших, серьёзные ранения имеют почти все выжившие.

Французские и венецианские орудия тех лет в примерно едином масштабе. Слева направо: французское орудие времён Людовика XII (33-фунтовое?), французское орудие времён Франциска I (4-фунтовое?), венецианские орудия 1508 и 1510 годов отливки, соответственно (6–9? и 10–12?). Etudes, T. 3, лист 33, Rocchi; масштабная линейка 2 метра и размеры ядер по Etudes

Мариньяно кладёт конец 200-летнему господству швейцарской пехоты на поле боя. Швейцарцы впервые терпят поражение, выступая самостоятельно, не в составе другой армии. В победу французов вносят вклад непрестанные атаки тогдашних «танковых войск» — конных латников в полном доспехе, и стойкость ландскнехтов, а также мощный огонь артиллерии и стрелков. Главный начальник артиллерии Галиот де Женуйяк, как говорит король, выиграл для него битву. Отмечается новаторское построение французских стрелков в ряды, ведущие стрельбу залпами попеременно.

Техника: Англия и Шотландия

В артиллерии монархий Британских островов повторяются современные им французские орудийные образцы, часто с точностью вплоть до названий.

В Англии король Генрих VIII с начала правления развивает орудийное производство и промышленность вообще, для чего активно приглашает иноземных мастеров («aliens») из Брюсселя, Милана и других мест и стран. В то же время королевский указ запрещает вывоз из страны «колокольного и пушечного металла [бронзы]». Артиллерия Генриха VIII включает бомбарды (вес до 6000 фунтов), курто, кулеврины, серпентины, фальконы и фальконеты (вес до 300 фунтов), гаковницы («hagbusshes»). Изготавливаются многочисленные ручницы («hand­gunys»), что для Англии является определённым новшеством.

Артиллерия Генриха VIII, собираемая во французский поход 1513 года, столь многочисленна, что «пушек хватит, чтобы пекло завоевать». Корпуса («wards») английского войска получают по 60 орудий всех калибров и по 40 органов; в их числе «Двенадцать апостолов» — 12 мощных орудий 20-фунтового калибра, сделанных Иеронимом Фустобальдом. Для орудий установлены нормы стрельбы: «Апостолы» могут стрелять не чаще 30 раз в сутки, курто — 40 раз, кулеврины — 36, бомбарды — 5 раз.

Шотландский король Яков IV приводит на битву при Флоддене (1513) «прекрасную и великую» артиллерию. В её числе литые орудия, произведённые по королевскому указу 1498 года в Эдинбурге Робертом Бортвиком, хотя знаменитая серия орудий «Семь сестёр», которую за силу и красоту хвалят современники-венецианцы, туда (и, позднее, в Тауэр) не попадает. Как указывает Кольтман-Клефан, литьё орудий в Шотландии началось раньше, чем в Англии.

Большой шланг «Der Drach» (1514) в базельском музее

Техника: Швейцария

До 1514 года швейцарские кантоны преимущественно имеют «импортную» артиллерию. Как условие для участия в походе на Дижон (1513), швейцарцы требуют от своего союзника Максимилиана предоставить им 35 орудий и стрелков из ручного оружия, поскольку «сами этим не богаты».

Собственное пушечное производство открывается в Базеле в 1514 году отливкой под руководством Йерга из Страсбурга шести больших орудий и неизвестного числа лёгких пушек. В число больших орудий входят две двойные картауны 96-фунтового калибра (практически шарфмецы), две полные картауны 48-фунтового калибра и два «больших» (длинноствольных — 15 футов) шланга 12-фунтового калибра, «Der Lindwurm» и «Der Drach». В 1517 году тот же мастер Йерг организует пушечное производство в Берне.

Техника: Польша и Западная Русь

В 1500‑е–1510‑е годы Польша и Великое княжество Литовское (и Западная Русь в его составе) по-прежнему находятся под влиянием технических решений, выработанных в немецких землях. Польский король и литовский великий князь Сигизмунд в период своего увлечения развитием артиллерии перенимает немецкие артиллерийские образцы. Воспроизводится почти вся линейка немецких типов с точностью до названий: «словик» и «спевак» буквально соответствуют «Nachtigal» («соловей») и «Singerin» (певец). «Коза» и «кот огнисты», бывшие загадкой для Гурского, скорее всего, означают просто «Bock» (козловый станок; буквально «козёл») и «Fewerkatze» (камнестрел, предназначенный для стрельбы зажигательным снарядом, буквально – «огненный кот»).

Старейшее сохранившееся до XX века орудие литья времён Сигизмунда I (1506). Kobielski, фото 7

Производство орудий организуется в Кракове, Львове и Вильне. В 1518 году въезд в Краков королевы Боны приветствуется салютом из «74 огромных орудий, отлитых по указу Сигизмунда собственными [местными] умельцами для защиты королевства». До нового времени дожило орудие с отлитыми на нём гербами двух государств и датой «1506».

Фрагменты картины «Битва под Оршей»

Кое-что из орудий той поры изображено на известной картине «Битва под Оршей» (неизвестного автора и времени написания). Взял ли автор за образец настоящие орудия или лишь срисовал пушки с других, виденных им изображений — неизвестно. Художники той поры лучше и охотнее всего изображали доступные им вещи — людей и одежду. В художественном изображении ими огнестрельного оружия и вообще неизвестных им предметов много условностей и ошибок.

Так, на известной картине московское войско выглядит срисованным с миниатюр русских летописей; полевые орудия слишком крупны и поставлены на чересчур лёгкие колёса. У одиннадцати нижних полевых орудий исходный образец один и тот же, у двух верхних — также один исходный образец. На мосту, возможно (что признают и некоторые польские историки), изображена копия дюреровской «большой пушки».

Техника: Московская Русь

Московская медная 2-фунтовая пищаль 1485 года и ¼-пудовая (10-фунтовая в камне) медная «гафуница» (гуфница) 1542 года. Ствол длиной 0,93 м с уменьшенной зарядной камерой и без цапф, то есть конструкция камнестрела ближнего боя 50-летней давности, но, видимо, всё ещё имеющая успех. Масштабные линейки 2 фута. Висковатов, лист 139

После начального толчка, сделанного при Иване III итальянскими мастерами, при Василии III московское орудийное производство попадает под влияние немецких мастеров. Немецкие земли, очевидно, ближе и доступнее итальянских, где, к тому же, не прекращаются войны. Кроме того, противостояние Москвы и Польши привлекает на сторону Василия III императора Максимилиана. Перед войной 1512–1522 годов Максимилиан, как ревниво пишет Бельский, «налил пушек московскому [великому князю]» и «прислал итальянцев делать за́мки».

Общие тенденции, как и всюду, выражаются в переходе к бронзовым литым стволам с цапфами, стреляющими железным ядром, и в выделении камнестрельных орудий в самостоятельный класс.

«Русские кованые пищали XIV и XV веков с вкладными каморами»; столь же вероятно, немецкие пушки образца позднего XV века, закупленные через Ганзу. Военная энциклопедия Сытина, Т.12, С. 329–330, 336

Среди описанных Хмыровым московских орудий этой поры фигурируют медная пищаль мастера Якова (1485), сделанная без цапф и дельфинов, калибром 2 фунта, длиной около 1,4 метра и весом свыше 70 кг, а также медный тюфяк того же мастера длиной около 1,2 метра. В «старый смоленский наряд» (то есть орудия, которые Смоленск получает после взятия его в 1514 году) входили железная пищаль 1‑фунтового калибра длиной около 1,6 метра, установленная «в ложе», весом св. 110 кг «с деревом», железная «пищаль скорострельная грановитая» (ствол многогранный; казнозарядная?) ¼‑фунтового калибра и длиной около 2,8 метров, установленная «на козле», железная пищаль «затинная» (крепостное ружьё?) «на козле», ½-фунтового калибра и длиной около 2,8 метров.

Длинноствольные орудия (серпентины? василиски?) с каморами, на неподвижных корабельных лафетах начала XVI века. Художественная реконструкция орудийных установок английского «Мэри Роуз». Greener, P.39

Техника: корабельная артиллерия

Первые 10–15 лет XVI века – это время появления кораблей с мощной артиллерией, установленной в бортовых батареях. Орудийные порты, конечно, изобретены раньше классически принимаемого за начальный 1500 года. На панорамах приморских городов в книге «Паломничество в Святую Землю» (1486) есть изображения кораблей с пушками, торчащими наискось вниз из бортовых «бойниц», выполненных наподобие противоштурмовых в крепостях.

Добавить «ставни» к таким «окнам» вряд ли было непосильной задачей для технической мысли и техники XV века. Препятствие здесь, конечно, в обеспечении прочности борта и в лафете для тяжёлого дульнозарядного орудия, хотя, конечно, какое-то время держатся в употреблении и неподвижные колоды, особенно для казнозарядных василисков (как их определяет Морин) или серпентин (в англоязычных источниках).

Как бы то ни было, французские каракки «Ла Кордельер» (1500) и «Шарманте» уже имеют порты наверняка. Далее, между 1506 и 1512 годами, для шотландского короля Якова IV строится корабль «Великий Михаил» (водоизмещением около 1000 тонн), впервые спроектированный, чтобы нести батарею тяжёлых орудий.

В Дании король Ханс заказывает и получает около 1510 года «Энгелен» (от 1000 до 2000 тонн). «Великий Гарри» (опрощённое название; изначально «Henry Grace à Dieu», то есть «Генрих, Божьей Милостью [король]») Генриха VIII построен в 1514 году, имеет водоизмещение 1500 тонн и 186 орудий. Для Франциска I в 1521 году построен 1500-тонный «Великий Француз [или Франсуа]», и «сия вещь, самая преславная из всех, какие только виданы моряками» имеет на борту часовню, корт для игры в мяч и ветряную мельницу. С 1509 года корабельную артиллерию достоверно используют испанцы.

Вообще же первое достоверное использование крупнокалиберного орудия на корабле относится к 1501 году, когда на венецианскую галеру устанавливают «василиск» — крупнокалиберное длинноствольное орудие. Скользящий лафет, позволяющий гасить отдачу тяжёлых орудий, появляется, как считает Гильмартин, не ранее 1510 года.

Пушки начала XVI века с пороховницами (каморами), на вертлюгах. Первая калибром 3 дюйма и длиной 90 см — из собраний Тауэра, Ffoulkes, P.449. Вторая близкой конструкции, пороховница установлена и заклинена для выстрела, Lacombe, P.243

Вооружение из орудий, считаемых в сотнях, конечно, включает и все мелкие стволы, вертлюжные и прочие. Повсеместно же используются корабли обычных размеров, вооружённые более скромно.

Португальские каракки и каравеллы, вооружённые пушками, оказываются сильнее всех противников в Индийском океане. К 1516 году португальцы доходят морским путём — во враждебном окружении — до Молуккских островов и Гуаньчжоу в Китае. Более мелкие каравеллы вооружаются несколькими крупнокалиберными орудиями, а более крупные каракки — многочисленными орудиями более мелких калибров. Крупнокалиберное корабельное орудие португальцев «каме́ло» и его уменьшенный вариант «камеле́те», как отмечает Гильмартин, представляют собой сравнительно длинноствольные камнестрелы из литой бронзы или кованого железа, имеющие хорошее пробивное действие по деревянным конструкциям.

Известны к этому времени и подобия будущих канонерских лодок. Ещё в 1463 году в устье Вислы войско Польского королевства использует барки с поставленными на них орудиями, чтобы разбить группу кораблей Немецкого ордена. Десантирование осадной артиллерии с корабля применяется братьями Барбаросса в попытке захватить испанское укрепление возле порта Буджи в Северной Африке (1510). Мусульманам удаётся пробить стену, но их штурм отбит с большими потерями.

Техника: Османский султанат и прочие страны

Развитие артиллерийской и другой военной техники в Османском султанате начала XVI века происходит целенаправленно и систематично, на это направляются крупные материальные средства. Огнестрельное оружие распространяется среди мусульманских союзников османов в Средиземноморье и Причерноморье.

Вообще, в первые десятилетия XVI века возможности всех крупнейших военно-промышленных центров мира несколько выравниваются. Фитильные ручницы и орудия на колёсных лафетах входят в вооружение всех крупнейших армий, причём далеко не все пути распространения технологии по свету шли через Европу. В дальних (от Европы) странах происходят и свои военно-технические революции, малоизвестные в европейском историческом знании. Однако темп военно-технического прогресса в Европе в течение последующих столетий окажется бо́льшим, притом систематически, чем в прочих доиндустриальных обществах.

В титуле статьи использована фотография большой кулеврины «Королева» («Regina») в Эстенском замке (историческое Феррарское герцогство). Wikimedia Commons.

Источники и литература:

  • Bonaparte M.‑L. Études sur le passé et l'avenir de l'artillerie. T. 1. Paris, 1846. URL: books.google.com/books?id=0rpf2TsXHz8C.
  • Coltman Clephan R. The Ordnance of the Fourteenth and Fifteenth Centuries // Archaeological Journal. 1911. Vol. 68, no. 1. P. 49–138.
  • Delbrück H. Geschichte der Kriegskunst im Rahmen der politischen Geschichte. Vierter Teil: Neuzeit, Berlin: Georg Stilke, 1920 (Nachdruck Berlin: Walter de Gruyter, 1962). URL: zeno.org/Geschichte/L/Delbr%C3%BCck+Gdk+4.+Teil. Renaissance, 2. Kapitel. Die Feuerwaffe.
  • Dolleczek A. Geschichte der österreichischen Artillerie von den frühesten Zeiten bis zur Gegenwart. Wien, 1887. URL: literature.at/viewer.alo?viewmode=overview&objid=13437.
  • Duffy C. Siege warfare. The fortress in the Early Modern World 1494–1660. London, 1979.
  • Essenwein A. Quellen zur Geschichte der Feuerwaffen. Leipzig, 1872–1877. URL: mdz-nbn-resolving.de/urn/resolver.pl?urn=urn:nbn:de:bvb:12-bsb10982206–4.
  • Favé I. Études sur le passé et l'avenir de l'artillerie. T. 3. Paris, 1862. URL: books.google.com/books?id=gh9EAAAAYAAJ.
  • Favé I. Histoire et tactique des trois armes et plus particulièrement de l'artillerie de campagne. Paris, 1845. URL: gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k73360t.
  • Górski K. Historya artyleryi polskiej. Warszawa, 1902. URL: archive.org/details/bub_gb_gvkRAAAAYAAJ.
  • Greener W.W. The gun and its development. 9th edition. London, 1910. URL: archive.org/details/gunitsdevelopmen00greerich.
  • Heilmann J. Kriegsgeschichte von Bayern, Franken, Pfalz und Schwaben von 1506 bis 1651. Band I. Kriegsgeschichte und Kriegswesen von 1506–1598. München, 1868.
  • Hoffman P.T. Why is it that Europeans ended up conquering the rest of the globe? Prices, the military revolution, and Western Europe's comparative advantage in violence. URL: researchgate.net/publication/268012938.
  • Morin M. Morphology and constructive techniques of Venetian artilleries in the 16th and 17th centuries: some notes // Ships & Guns. The sea ordnance in Venice and Europe between the 15th and the 17th centuries / ed. by C. Beltrame, R.G. Ridella. Venezia, 2011. P. 1–11.
  • Morin M. Venetian iron artilleries in the XVth-century // Cannon casting in Medieval and Early Modern period (Nemzetközi ágyúöntő konferencia Sárospatakon november 6–7-én, 2014).
  • Procter G. The history of Italy, from the fall of the Western Empire to the commencement of the wars of the French Revolution. 2nd edition. London, 1844.
  • Sicking L. Naval warfare in Europe, c. 1330–c. 1680 // European warfare, 1350–1750. Cambridge University Press, 2010. P. 236–263.
  • Wikimedia Commons. URL: commons.wikimedia.org.
  • Zeugbuch Kaiser Maximilians I. [BSB Cod. icon. 222]. Innsbruck, [1500–1510]. URL: nbn-resolving.de/urn/resolver.pl?urn=urn:nbn:de:bvb:12-bsb00020956–6.
  • Лобин А. К вопросу о составе и численности польско-литовской армии в битве под Оршей 1514 г. // Праблемы інтэграцыі і інкарпарацыі ў развіцці Цэнтральнай і Усходняй Еўропы ў перыяд ранняга Новага часу: Матэрыялы міжнар. навук. канферэнцыі (Мінск, 15–17 кастрычніка 2009 г.). С. 18–41.
  • Разин Е. А. История военного искусства VI–XVI вв. СПб., 1999.
  • Хмыров М. Д. Артиллерия и артиллеристы в до-петровской Руси. (Историко-характеристический очерк). СПб, 1865.
  • Хорошкевич А. Л. Русское государство в системе международных отношений конца XV–начала XVI в. М., 1980.

warspot.ru

Артиллерия на рубеже веков: боевое применение

На рубеже XV–XVI веков Европа была объята войнами, разными по длительности и интенсивности. Огнестрельное оружие приобретало всё большую значимость, и особенно это касается его ручного варианта. Именно в этот период в Европе происходят первые сражения, исход которых решён постепенно обособляющимся от артиллерии примитивным стрелковым оружием.

Исторический фон

В 1490‑х годах в Европе, помимо многочисленных «обычных» феодальных усобиц, происходят сразу три большие многолетние войны.

Во-первых, «великие властители» (французский король, испанские монархи и династия Габсбургов) сходятся в схватке за владение итальянскими землями. Как отмечает Нокс, «варвары (какими виделись просвещённым итальянцам французы, испанцы и немцы) заметили лёгкую добычу». Итальянские наёмные армии с их «договорны́ми» сражениями оказываются несостоятельными перед силами крупных централизованных монархий, массово вооружёнными огнестрельным оружием.

Во-вторых, на востоке Европы с 1492 года разгорается схватка за земли Киевской Руси между Московским великим княжеством и Великим княжеством Литовским, Русским и Жемойтским, которому помогает Польское королевство (само к тому времени владеющее Галицией).

Битва при Дорнахе 22 июля 1499 года; анонимная гравюра по дереву примерно той же поры. Чуть ли не в последний раз художник изображает участие в бою бомбард, уложенных на землю. Видны немецкие варианты бургундских лафетов (с более массивной люлькой и дугами вертикальной наводки) и лафеты лёгких орудий со «станинами»-дышлами. Швабская война (1499)

Наконец, на юго-востоке Европы Османский султанат продолжает захваты на Балканах и в Прикарпатье (южнославянские царства, Молдавия), а также в Средиземноморье (владения итальянских торговых республик).

Причерноморские татары становятся ленниками османского султаната. После «стояния на Угре» (1480) поволжские, степные и сибирские татарские государства «продлевают» исламский фронт до Верхней Волги.

Кроме того, в это же время португальские морские экспедиции достигают Индии, исламских государств Аравийского полуострова и Юго-Восточной Азии, где для установления контроля над рынками, защиты торговых путей и других подобных задач сразу же возникает необходимость в военной силе.

Молдавский поход польского короля (1497)

В ходе польско-турецкой войны (1485–1503) за Приднестровье и за контроль над молдавскими черноморскими портами польский король Ян Альбрехт делает в 1497 году попытку захватить Молдавское господарство (княжество). Польская армия с союзными отрядами имеет до двухсот орудий, в том числе две бомбарды «потрясающей величины», для перевозки одной из которых требуется 50 лошадей, а другой — 40. Калибр этих бомбард, таким образом, наверняка исчисляется сотнями фунтов.

Осада крепости Сучава в сентябре 1497 года, однако, безуспешна. Это одна из последних осад, проводимых европейской армией с использованием кованно-сварных железных бомбард.

Швейцария

После своего неудачного военного вмешательства в итальянский раздел в 1496 году Максимилиан I Габсбург пытается силой присоединить некоторые южнонемецкие (ныне — швейцарские) земли. В войну быстро вовлекаются Швабское герцогство и старые швейцарские кантоны. Швейцарцы снова победоносны и снова прославляются своей жестокостью победителей. В решающей битве при Дорнахе (Дорнеке) швейцарцы захватывают артиллерию Швабской лиги. Иллюстрированный перечень захваченных пушек включается в (позднейшую) швейцарскую хронику «Silbereisen».

Как и в бургундских войнах, швейцарцы имеют собственную артиллерию. Французский король Людовик XII посылает им (против своего соперника Габсбурга) «восемь великих пушек… 300 бронзовых ядер [возможно, из бронзы, дёшево добытой в Италии], две тысячи стрел (carreaux), залитых свинцом [скорее всего, речь идёт о железно-свинцовых ядрах]…», различный шанцевый инструмент, оборудование и даже артиллерийских специалистов. Всё это оружие и снаряжение перевозится на 270 лошадях.

Вторая итальянская война

После смерти Карла VIII, пытавшегося покорить Италию в 1494–1495 годах, очередную попытку овладеть итальянскими землями делает французский король Людовик XII. Он быстро захватывает Миланское герцогство (1499–1500 годы) и в ноябре 1500 года тайно сговаривается с Фердинандом II, королём Арагона, о разделе Неаполитанского королевства, под предлогом уязвимости того перед турками. Неаполитанский король, ранее восстановленный на троне испанцами, также быстро терпит поражение (к концу лета 1501 года), после чего союзники рассориваются при дележе неаполитанской добычи (июль 1502 года).

Места основных событий второй итальянской войны. Вторая итальянская война (1499–1504)

В результате основными военными событиями Второй итальянской войны оказываются сражения между французской и испанской армиями. В их составе воюют крупные контингенты швейцарской пехоты, нанятые французским королём, и немецких ландскнехтов, присланных Максимилианом в помощь испанцам против французов.

Войско, собранное Людовиком XII в Неаполе в 1502 году, на 3,5 тыс. пехоты и 6 тыс. конницы имеет 26 полевых орудий — 4 пушки (курто), 2 большие кулеврины, 6 «средних (moyenne) кулеврин, именуемых са́крами» и 14 фальконов. Армия ла Тремуйля в 1503 году насчитывает 25 тысяч человек при 40 орудиях.

Орудие времён Людовика XII (курто?) и малокалиберная пушка, сделанная в 1490 году (фалькон?). Длина масштабной линейки – 2 метра. Etudes, T.3, pl.33

Сравнительно малое количество орудий по сравнению с походом Карла VIII объясняется открывшейся ещё ранее несостоятельностью итальянских крепостей и страхом, внушаемым сочетанием «непобедимой» швейцарской пехоты и непобедимой же французской латной конницы («жандармов») — и их неизменными до той поры победами.

Испанцы

Успех «молниеносной войны» Карла VIII в 1494–1495 годах, как правило, приписывается новой французской артиллерии (особенно итальянскими авторами). При этом, несомненно, важную роль в его победах сыграли и французские жандармы, и большой швейцарский отряд.

Военные действия на Аппенинах в 1495–1496 годах показывают, что испанское войско, устроенное по образцу войн Реконкисты, эффективно противостоять этому сочетанию не могло, даже с включением контингента немецких ландскнехтов. Реформа испанской армии под руководством «Великого капитана» Гонсало Фернандеса де Кордова вводит «коронельяс» — отряды (полки) пехоты с единообразным составом — пикинёры, аркебузиры и роделеры (щитоносцы-мечники) в соотношении 2:1:2. Таким образом, «коронельяс» оказываются предшественниками знаменитых «терций» XVI века.

Тем не менее, испанцам де Кордовы на юге Италии не удаётся повторить ничего подобного «прогулке» Карла VIII по Италии в 1494 году. Осада порта Таранто длится с осени 1501 по весну 1502 года и завершается сдачей защитников лишь после того, как испанцы перетаскивают лёгкие военные корабли волоком во внутреннее озеро. Впрочем, уже с августа 1502 года сам де Кордова был осаждён (или, скорее, заблокирован) в портовом городе Барлетта, и осада длится без особых результатов до весны 1503 года.

Однако новая испанская организация в конечном итоге хорошо себя проявляет именно против французской конницы и швейцарской пехоты, которые, к тому же, не имеют прежнего насыщения артиллерией.

Ручные пушки («кулеврины») Западной Европы конца XV века. Greener, P.49,53

Летом 1503 года происходит битва при Чериньоле, в которой французское войско терпит поражение. Последующая четырёхмесячная осада испанцами крепости Гаэта неудачна. Окончательный итог второй итальянской войны подводит поражение французов при Гариньяно в конце декабря 1503 года.

Битва при Чериньоле (1503)

В апреле 1503 года де Кордова получает сильное подкрепление от Максимилиана Габсбурга — отряд в 2–3 тысячи ландскнехтов. После этого он выходит из неплотно блокированной Барлетты и выстраивает полевое укрепление — ров и палисад, за которыми занимают позиции его «коронельяс». В них насчитывается около 1 тысячи стрелков, собранных в два отряда, прикрываемые немецкими ландскнехтами-пикинёрами. Свои орудия (до двух десятков) де Кордова ставит на возвышенности за позицией.

28 апреля французская армия начинает атаку силами конных латников при поддержке артиллерийского огня (более двух десятков орудий). Вскоре войско де Кордовы лишается запасов пороха (то ли в результате обстрела, то ли поджога), и его пушки прекращают огонь. Однако пехота испанцев продолжает вести сильный ружейный огонь, и конница французов, не перейдя рва и палисада, отступает. Был убит и французский командующий герцог Немурский. Атака швейцарской пехоты также остановлена заграждениями и ружейным огнём, после чего швейцарцев отбрасывает контратака немецких пикинёров. В конце концов армия французского короля истрачивает силы и сдаётся после того, как испанцы переходят в контрнаступление и окружают её.

Немецкие бронзовые гаковница (около 1520 года) и ручница (около 1510 года). Взаимный масштаб приблизительный. Boeheim, S.446,450

Сражение становится первым в европейской истории, исход которого полностью решён ручным огнестрельным оружием (в сочетании с полевыми укреплениями). Артиллерия не сыграла в нём существенной роли. Также это было первое поражение «непобедимой» швейцарской пехоты, которое стало предвестником конца её двухсотлетнего господства на полях сражений, одновременно возвестив о приходе новой «совершенной пехоты» — испанской. Битва при Чериньоле – это первое действительно современное сражение, как его оценивает Дельбрюк.

Ручное оружие испанцев – это, видимо, всё ещё длинноствольные ручные пушки (то есть ещё не аркебузы как таковые), хотя, скорее всего, они уже имеют ложа, позволяющие вести прицельный огонь. «Сильный ружейный огонь» одной тысячи стрелков сводится к «4 тысячам выстрелов» за «один час, который, собственно, и длилась битва».

Русско-литовская война (1500–1503)

Московское великое княжество в 1500 году вступает очередную войну с Великим княжеством Литовским, Русским и Жемойтским (ВКЛ) за владение бывшими землями Киевской Руси. На стороне ВКЛ выступают Польша (находящаяся с этим государством в династической унии) и Ливонский орден, пытающийся расширить свои владения в Прибалтике за счёт Псковской земли.

В битве на реке Ведроши (1500) войско ВКЛ, имеющее в своём составе полевую артиллерию, терпит поражение от московского войска, которое побеждает за счёт манёвра и слаженности действий. Артиллерия ВКЛ не оказывает существенного влияния на ход битвы и захвачена полностью, подобно бургундской артиллерии в битвах 1476–1477 годов.

Полевая артиллерия немецких земель 1470‑х–1480‑х годов. Похожие фоглеры наверняка имелись в ливонском войске времён русско-литовской войны. Essenwein, изображение 67

В битве на реке Сирице у Изборска (1501) ливонское войско занимает сильную оборонительную позицию и легко отбивает плохо организованную атаку русских. Ливонская артиллерия расстреливает бегущих, московской артиллерии подавить огонь ливонцев не удаётся.

В 1502 году ливонская рать осаждает Изборск, но безуспешно: «биша стены многими пушками и град не разбиша». Также неудачно ливонцы осаждают сильную псковскую крепость: «стены биша многими пушками и пищалми и граду не доспеша ничтоже».

После отступления ливонцев от Пскова их настигает московское войско, и у озера Смолина происходит битва. Ливонцы успевают занять оборонительную позицию и с помощью своей сильной артиллерии легко отражают плохо слаженные атаки русских.

Таким образом, несмотря на слабость ливонской осадной артиллерии против русских крепостей, полевая ливонская артиллерия, по выводам Разина, играет решающую роль в битвах на Сирице и у Смолина и уравновешивает численный перевес московского войска. Ливонцы показывают хорошее взаимодействие пехоты и артиллерии. Опыт войны 1500–1503 годов даёт толчок развитию техники и тактики русской артиллерии в XVI веке.

Артиллерия ВКЛ (в состав которого входят земли Западной Руси) после потерь на Ведроше слаба. В «московском» походе 1502 года силы ВКЛ имеют в своём составе «главного пушкаря» (pixidarius regius) и 12 мастеров-пушкарей (magistri pixidarii) с немецкими именами (видимо, из Восточной Пруссии или Ливонии). Вероятно, число орудий в армии княжества также составляет около десяти–двенадцати.

Ландсхутская война (1504–1506)

Спор за наследование в Баварско-Ландсхутском герцогстве приводит к разрушительной усобице между герцогом Альбрехтом и герцогом Рупрехтом, в которую вмешиваются Максимилиан Габсбург и Швабский союз.

Враждующие стороны ищут союзников и накапливают силы с конца 1503 года. Так, Швабский союз собирает 14 тыс. пеших и 1,2 тыс. конных при 50 шлангах, 2 картаунах и 4 четверть-пушках. Вюртембергское войско в середине мая насчитывает 10 тыс. «местных» пеших и 3–4 тыс. наёмников-ландскнехтов, а также 1,5 тыс. конных. При этом в пехоте насчитывается 6 тыс. стрелков. Осадная артиллерия собрана из орудий, присланных Нюрнбергом и Ульмом. Самые большие орудия – это 161-фунтовый «Кабан» («Wurfel») и «Роза» («Rose»).

Нюрнберг в мае 1504 года посылает на войну отряд в 3 тысячи человек, среди которых 450 богемских наёмников, которые вооружены (ручными?) «пушками с железными стволами». Артиллерия нюрнбергского отряда включает 3 больших картауны 64-фунтового калибра, 3 камнестрельных орудия 23-фунтового калибра, 14 полевых шлангов и 28 гаковниц. Нюрнбержцы осаждают Альтдорф с 21 мая 1504 года. Дополнительно для осады присылаются три нюрнбергские бомбарды, 220-фунтовая «Сова» («die Eule») и 100-фунтовые «Сокол» («der Falke») и «Рыба́чка» («die Fischerin»). Первый же выстрел «Совы» пробивает городскую стену и повреждает дома даже в центре города. Тем не менее, защитники сопротивляются до 25 мая и сдаются, с правом свободного выхода, лишь после пробития бреши в стене.

Орудия времён Ландсхутской войны. 1 – шарфмеца «Палас»; 2 – большой шланг; 3 – фальконет; 4 – фоглер последних моделей. Dolleczek, S.83

Герцог Альбрехт осаждает и, после мощного обстрела, берёт Ландау 21 июня 1504 года. В осадных батареях имеется шарфмеца «die Kündlin», выстрелы которой причиняют городу большой урон («в те дни о таких [мощных] пушках ещё не слыхали»), а также 2 василиска и 10 картаун. Войско Альбрехта располагается в вагенбурге из 1500 повозок.

При Альтдорфе близ Ландсхута 13 июля 1504 года происходит полевое сражение. Альбрехт пытается прорвать оборону окопавшегося Рупрехта атаками конных латников. Во второй атаке латники Альбрехта попадают под огонь пушек нюрнбергского отряда в составе войска Рупрехта. Ядром отрывает кисть Гётцу фон Берлихингену («Железная рука»). Тем не менее, войско Альбрехта сбивает войско Рупрехта с позиции, и те укрываются в городе. Битва длится три часа.

Отдельный нюрнбергский отряд осаждает Ноймаркт 19 июля. Для осады присылается четвёртая бомбарда, 263-фунтовая «die Siebaldin». Полевая артиллерия отряда составляет уже 3 картауны, 28 полевых шлангов и 60 гаковниц. 20 июля передовой отряд врывается в город и укрепляется в импровизированном вагенбурге. 21 июля Ноймаркт сдаётся.

Сражение при Венценбахе. Атака на позицию богемцев на холме. Видны ручницы и полевые шланги на немецком варианте бургундского лафета. Гравюра Альбрехта Альтдорфера (до 1538)

12 сентября 1504 года при Венценбахе происходит сражение между войском под командованием Максимилиана и силами, основу которых составляют отряд города Нюрнберга и богемские наёмники. Роль огнестрельного оружия в этом сражении крайне мала: полевая артиллерия (камнестрельные пушки и полевые шланги) малочисленна, а ручные пушки конных стрелков (Lichtschütze) нюрнбергско-богемских сил оказываются настолько плохого качества, что опасны для самих стрелков. Огонь их недейственен. Окончательно сражение решается атаками конных латников Максимилиана под его личным командованием, которым удаётся одолеть «стену щитов» богемцев.

Бомбарда «Weckauf». Zeugbuch Maximilians I

1 октября Максимилиан подходит к городу Куфштайну и 3 октября начинает обстрел из 7 полевых шлангов. Городские стены сделаны из трёх рядов дубовых брёвен, скреплённых железными скобами и гвоздями, промежутки между которыми засыпаны землёй. Общая толщина стены 21 фут, т. е. не менее 6 метров. Таким образом, тип укрепления этого города схож с древнерусскими укреплениями. Обстрел причиняет столь мало ущерба стенам, что комендант крепости в насмешку затыкает дыры мётлами.

Всё же 12 октября горожане открывают ворота Максимилиану. Часть гарнизона уходит из города, а часть запирается в замке в ожидании обещанной им подмоги. Военный совет Максимилиана решает заключить перемирие на три дня, а тем временем подвезти большие бомбарды, отлитые регентом Инсбрука. Эти орудия, «Пробудитель Австрии» («der Weckauf von Österreich») и «У́валень» («der Purlepaus»), столь тяжелы, что перевезти их возможно лишь водным путём. Максимилиан якобы сам наводит орудия, и их выстрелы не только пробивают 14‑футовую стену замка, но и зарываются на 1 фут в скалу.

После трёх дней обстрела стены замка пробиты во многих местах и готовы обвалиться. Комендант предлагает Максимилиану сдать замок с правом свободного выхода для гарнизона, но тот отвечает (отыгрываясь за мётлы): «Пусть, де, комендант хоть сам всё взорвёт».

Штурм замка начинается 17 октября в 11 часов утра и быстро завершается ввиду состояния укреплений и численного перевеса нападающих. Пленённым коменданту и ещё трём военачальникам, трём пушкарям и восемнадцати богемским кнехтам без суда рубят головы. Максимилиан запрещает своим приближённым просить о пощаде для побеждённых (хотя всё же отпускает одного богемского рыцаря и ещё 22 пленников).

Прочие сражения и осады этой войны также проходят с применением огнестрельного оружия, хотя и без существенных особенностей. Война идёт не столько на одоление в вооружённом противостоянии, сколько на изматывание противника ударами по незащищённым местам его хозяйственной базы. Герцог Альбрехт, на стороне которого Максимилиан и владения Габсбургов, окончательно берёт верх.

Заключение

В десятилетие после первой итальянской войны развитие военной техники и военного искусства снова ускоряется. Основными тенденциями данного десятилетия являются: «скачок» тактического значения ручного огнестрельного оружия, продолжение реформы артиллерийской техники во Франции и других странах, совершенствование техники крепостных сооружений.

В титуле статьи использован фрагмент рисунка Жана Бурдишона начала 16 века «Французская армия [Людовика XII] готовится к войне[, находясь] под покровительством Марса и Минервы».

Источники и литература:

  • Разин Е. А. История военного искусства VI–XVI вв. СПб., 1999.
  • Boeheim, W. Handbuch der Waffenkunde das Waffenwesen in seiner historischen Entwickelung vom Beginn des Mittelalters bis zum Ende des 18. Jahrhunderts. Leipzig, 1890. archive.org/details/bub_gb_c6RDAAAAIAAJ.
  • Bonaparte M.‑L. Études sur le passé et l'avenir de l'artillerie. T. 1. Paris, 1846. books.google.com/books?id=0rpf2TsXHz8C.
  • Delbrück H. Geschichte der Kriegskunst im Rahmen der politischen Geschichte. Vierter Teil: Neuzeit, Berlin: Georg Stilke, 1920 (Nachdruck Berlin: Walter de Gruyter, 1962). zeno.org/Geschichte/L/Delbr%C3%BCck+Gdk+4.+Teil. Renaissance, 2. Kapitel. Die Feuerwaffe.
  • Dolleczek A. Geschichte der österreichischen Artillerie von den frühesten Zeiten bis zur Gegenwart. Wien, 1887. literature.at/viewer.alo?viewmode=overview&objid=13437.
  • Essenwein A. Quellen zur Geschichte der Feuerwaffen. Leipzig, 1872–1877. mdz-nbn-resolving.de/urn/resolver.pl?urn=urn:nbn:de:bvb:12-bsb10982206–4.
  • Favé I. Études sur le passé et l'avenir de l'artillerie. T. 3. Paris, 1862. books.google.com/books?id=gh9EAAAAYAAJ.
  • Favé I. Histoire et tactique des trois armes et plus particulièrement de l'artillerie de campagne. Paris, 1845. gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k73360t.
  • Górski K. Historya artyleryi polskiej. Warszawa, 1902. archive.org/details/bub_gb_gvkRAAAAYAAJ
  • Greener W.W. The gun and its development. 9th edition. London, 1910. archive.org/details/gunitsdevelopmen00greerich.
  • Würdinger J. Kriegsgeschichte von Bayern, Franken, Pfalz und Schwaben von 1347 bis 1506. Band II. Kriegsgeschichte und Kriegswesen von 1458–1506. München, 1868. mdz-nbn-resolving.de/urn/resolver.pl?urn=urn:nbn:de:bvb:12-bsb10381114–0.
  • Zeugbuch Kaiser Maximilians I. [BSB Cod. icon. 222]. Innsbruck, [1500–1510]. nbn-resolving.de/urn/resolver.pl?urn=urn:nbn:de:bvb:12-bsb00020956–6.

warspot.ru

История пушек часть первая, период с 1242 по 1650 годы.

Автор – лейтенант А. В. Вильсон, Королевская Артиллерия. Печатается с любезного разрешения журнала Королевской Артиллерии, в Журнале Полевой Артиллерии, декабрьский номер 1945 года. Перевод на русский язык выполнен командой SGS-mil. При использовании ссылка на сайт www.sgs-mil.org обязательна.

Период до появления пороха.

Порох и артиллерия, рассматриваются сегодня, как неразделимые термины, но такое положение вещей было не всегда. Кажется, что до середины 16-го века любое огнестрельное оружие, метающее любого рода снаряда и любыми средствами, наименовалось артиллерией и ее частью. В Англии и Франции (13-го века) термин «артиллерия» означал луки и стрелы. Генрих VIII в 1537 году издал совместный с «Гильдией Святого Георгия» указ, и позже стал «Почетным председателем Братства Артиллерийской Компании», чтобы быть надзирателем науки артиллерии, то есть

Английский король Генрих VIII

«Отливаемых длинных пушек, малых пушек и ручных пищалей для увеличения защиты наших владений».

И летописец в 1571 году, пишет: «Артиллерия в настоящее время известна двумя основными вещами, пищалями и пушками». Машины, используемые норманнами и римлянами для метания огромных камней и стрельбы большими стрелами, были предшественниками осадной артиллерии, но они не имели отношения к изобретению пороха. Только с появлением пороха артиллерия начала иметь возможности, развившиеся до наших современных достижений. По этой причине история артиллерийских орудий начинается с изобретения пороха. 

Роджер Бэкон.

Великие открытия или изобретения не являются плодом деятельности только одного человека. Люди, вдохновленные желанием, трудятся независимо друг от друга, и идут к общей цели, и очень часто бывало, что один заинтересованный по счастливой случайности или благодаря высшим силам (или в кооперации с другим человеком) выпускали готовое изделие. Так произошло и с порохом. Претензии на его изобретения пришли со всех частей света, но Честь первооткрывателя, идет от английского монаха и алхимика Роджер Бэкон (1214 – 1294 годы). В любом случае его рецепт пороха является самым ранним, из известных описаний состава пороха.

Дата изобретения пороха является несколько неясной, поскольку Бэкон не делал это открытие общественным, а вместо этого, скрывал свои выводы в собственных записях загадочным письмом, только недавно расшифрованным. Одна из этих работ показывает, что открытие было сделано им в 1242 году или даже годом ранее. Бэкон, по-видимому, использовал свой порох, чтобы делать сухарики для детей. Хотя он, возможно, предусматривал его использование в пушках, но он не дожил до применения пороха на практике.

Рождение пушки.

В течение 20 лет, с 1298 по 1313 года, немецкий монах Бертольд Шварц, живший во Фландрии, тайно создавал первую пушку, использующую энергию пороха для метания снарядов. Пушка были изготовлена в Генте и сразу же после одна из них, была отправлена в Англию в 1314 году.

Это орудие называли Вазой или Пот-де-Фер. Посмотрите на изображение орудия, из рисунка манускрипта 1326 года, оно объясняет, почему было такое название, благодаря соответствующей форме ствола орудия.

Как мы видим, снаряд в виде стрелы вылетает из «вазы» (для стрельбы стрелами необходима соответствующая обтюрация пороховых газов, которую производили с помощью сырой кожи). Это орудие использует лафет в форме ящика.

В вазу помещался порох, поджигаемый с помощью горячего фитиля, вставляя его в запальное отверстие. Данный метод будет использоваться (с незначительными улучшениями) на ближайшие 500-т лет и более.

Вполне очевидно, что новое оружие не могло бросать снаряды большого веса, как, например, возможности катапульт и прочих аналогичных машин, а следовательно, пушка не сразу вытесняет эти более примитивные методы, которые продолжались в использовании в некоторых странах еще 100 лет или около того. Пушка, как полагают, была использована Эдвардом III в его походах против шотландцев в 1327, но кроме информации, что они были «Громом войны» мы более ничего не знаем о них.

Конечно, они должны были быть очень неэффективным. Современный рассказ на английском языке о битве при Креси 1346 года, говорит что, использованы были бомбарды, «которые огнем бросали шарики, чтобы напугать и уничтожать лошадей». Нет ни каких сомнений, что эффект от стрельбы этих орудий был чисто моральным, их разрушительная сила незначительна. На рисунке показана бомбарда, считающаяся одной из трех, использованных в битве при Креси.

Использование пушек даже создало некоторые сомнения в их эффективности, при осаде Кале Эдвардом III в 1347 году, но в основном благодаря ежедневному малому расходу пороха от 3 до 4 унций (113 граммов), от того их эффективность должна была быть небольшой.

Прорезывания зубов.

Операции по осаде крепостей 15-го века с последующим более чем столетним развитием, приводят к тому, что пушки становятся достаточно большими, и были очень заметным проектом тех времен. Войны с осадами крепостей был почти единственными методами борьбы, а для разрушения стен городов требовались большие орудия. Эти ранние пушки изготовлялись из кованого железа и имели эффективную дальность стрельбы в несколько сотен ярдов, но не более 400 метров.

Одна из таких пушек, изготовленная при Генрихе VI в 1440 году, состоит из 14 длинных полос металла расположенных по кругу, так же, как при изготовлении бочки (отсюда слово barrel или «бочка» до сих пор применяется для описания ствола артиллерийского орудия). Недостаточно свариваемые полосы усилены железными обручами, данное орудие типично для того времени способов изготовления стволов пушек.

Дульное отверстие пушки, измеряется 4,25 дюймами (107,95 мм), при длине 2,5 метра и весе 800 кг. Благодаря увеличению размеров пушки, метод стрельбы зажигания заряда путем применения горящего фитиля (который, очевиден своим неудобством) заменялся наполнением запального отверстия порохом, с последующим его поджогом при выстреле.

На рисунке показано, как проводилась осада. Обратите внимание на фиксированные лафеты пушек и щитовое прикрытие для расчета или защита от стрел. Иногда стволы пушек для эффективности стрельбы располагались парами и имел фиксированное или подвижное щитовое прикрытие из дерева. Это особенно интересно рассматривать в настоящее время, когда в последней четверти XIX века полевые артиллерийские орудия вновь обрели щитовые прикрытия. И громкий крик последовал из-за этого в прессе против них, доказывая, что такового никогда не было в истинных традициях артиллерии.

Тем не менее, большинство из пушек 15-го века обладали огромным весом и требовали к себе специальных телег для их транспортировки. Это даже нашло отражение в одном законе шотландского парламента датируемого за 1456 год, называемого «О телегах войны» для транспортировки «легкой полевой» артиллерии.

{banner_fullstory-up}

Тяжелые орудия.

Самое известное из тяжелых осадных орудий того периода, является бронзовая пушка калибром 25 дюймов или 635 мм, изготовленное Магометом II для осады Константинополя в 1453 году. Это орудие весило около 19 тонн при длине ствола 17 футов или 5-ть метров. Оно требовало к себе подготовленного расчета и 30 телег для того, чтобы переместить его. Такое количество телег тянуло 60-т волов. Кроме того, требовалось 200 человек, идущих рядом с телегами, чтобы наблюдать за ними, в то время как еще 250-т рабочих шли впереди, чтобы сглаживать дорогу и укреплять мосты.

При всем при этом, тем не менее, оно перемещалось два месяца на 150 миль (241 км). При выстреле, лафетная часть опиралась на землю, а казенная часть была ввинчиваемой. Специальные рукоятки были размещены в гнездах, чтобы облегчить укладку ствола орудия при транспортировке или его демонтаже. Его снаряд для разрушения стен весил более 600 фунтов или 272 кг. А дальность стрельбы составляла одну милю. Темп стрельбы достигал семи выстрелов в течение одного дня.

Хотя это орудие было громоздким до смешного, тем не менее, оно показало амбициозный дух в стремлении к действительно тяжелой артиллерии. Другое известное орудие большого калибра – Монс Мег, в настоящее время находится в Эдинбургском замке, и, как полагают, было изготовлено в Монсе в промежутке между 1461 – 1483 годами. Оно имеет калибр в 20-ть дюймов или 508 мм, и стреляло 330-фунтовыми или 150 кг каменными ядрами.

При старом названии Монс Мег или «Munce», при закладке хорошо утрамбованного 105 фунтов (47,6 кг) пороха в зарядной каморе, и возвышении ствола под углом 45°, могло вести стрельбу железным ядром на 1 408 ярдов (1 287 метров) или каменным на 2 876 ярдов (2 670 метров). Эта пушка была построена по технологии описанной выше, то есть, из длинных свариваемых между собой полос, укрепляемых для большей прочности железными обручами. Это можно ясно увидеть на стволе орудия, где внешние обручи откололись.

В то же время проводилось множество экспериментов с затворами орудий, для заряжания пушки с казенной части. В применении таковое заряжание было достаточно часто и одно время было даже практичным, но когда веса зарядов увеличились из-за повышенных требований к дальности стрельбы, такого рода примитивные затворы уже не обладали достаточной прочностью, чтобы выдержать повышенную нагрузку на них при выстреле. Эта проблема не была решена вплоть до середины XIX-го века.

Большинство из таковых орудий были коварными при стрельбе, то есть крайне ненадежными. Сохранилось записи множества примеров неудачных и несчастных случаев при стрельбе. Пожалуй, наиболее заметным является довольно очаровательный рассказ о смерти в 1460 году Джеймса II в Шотландии во время осады Роксбургского замка:

«В то время как этот князь, что любопытно, не был величественнее любого другого, так в тоже время подвергал себя опасности, находясь рядом с собственными пушками. Ожидаемая опасность, не заставила себя долго ждать, одна пушка взорвалась при выстреле. Его бедренная кость была перебита пополам осколком разорвавшейся пушки. Посредством взрыва он был поражен и умер в полевом госпитале».

До конца XV-го века не было достигнуто эффективного и безопасного контроля пороха при выстреле из артиллерийских орудий.

Несмотря на то, что после первоначального толчка в виде изобретения пороха, артиллерийские орудия разрабатывались очень медленно но, попытки проектирования действительно тяжелых орудий демонстрированы были вплоть до XVI-го века. Один из примеров который можно привести, это случай, показывающий использование тяжелых орудий в осаде Теруан в 1513 году:

«Уоллис из Турвина больно бил артиллеристов из многих наших именитых домов, они им были разбиты и уничтожены. Наши артиллеристы лежали на лужайке, а Уоллис перебил и прислугу, которая находилась рядом с ними».

Об этом говорит выдержка из солдатского письма. Вполне возможно, что это орудие было одним из двенадцати огромных орудий Генриха VIII, которые он назвал в честь двенадцати апостолов. Как записано, некий Иоанн опозорился, орудие застряло в грязи, а сам он был взят в плен.

Продолжение следует...

 

sgs-mil.org

Огромные русско-ордынские пушки XVI–XVII веков с именами и изображениями царей «античной» Трои

Н.В. Гордеев, автор интересной книги «Царь-Пушка», сообщает: «В России первые орудия появились в XIV веке» [184], с. 7. Составитель и автор книги «Московский Кремль в старину и теперь», С. Бартенев, писал: «Стены и стрельницы Кремля в XVI веке… обставились крепостной артиллерией самого разнообразного состава, среди которых находились чугунные, железные и медные орудия, начиная от самых малых, стрелявших небольшими пулями… и кончая орудиями 6-8-фунтового калибра (2400 г. и 3200 г.), помещавшимися по одному в каждом этаже башни. Кроме того, внизу на земле лежали ГРОМАДНЫЕ ЧУДОВИЩА, ГИГАНТСКИЕ БОМБАРДЫ» [51], т. 1, с. 40. Цит. по [184], с. 8.

Некоторые сохранившиеся старинные русские пушки XVI–XVIII веков можно сегодня увидеть около здания кремлевского Арсенала. Оказывается, на вооружении русской армии XVI–XVII веков были большие ТРОЯНСКИЕ ПУШКИ. То есть пушки, на которых изображены цари «античной» ТРОИ. Очень интересна одна из таких больших пушек, изготовленная известным мастером XVI века Андреем Чоховым. Н.В. Гордеев сообщает: «В 1590 г. была изготовлена пушка под названием „ТРОИЛ“, т. е. „ТРОЯНСКИЙ ЦАРЬ“. Ствол пушки отлит из бронзы… На казенной части ствола имеется надпись: „Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Русии зделана сия пищаль „ТРОИЛ“ лета 7098 (1590) году. Делал Андрей Чохов“. В центре торели — фигура ТРОЯНСКОГО ЦАРЯ со знаменем в левой руке и с мечом в правой… Калибр ствола 195 мм, вес орудия 7 тыс. кг. Общая длина ствола 4350 мм» [184], с. 22. На рис. 4.42 приведена деталь этой пушки «с изображением ТРОЯНСКОГО ЦАРЯ» [184], с. 21.

Рис. 4.42. Большая московская пушка «Трот», отлитая в XVI веке. «Деталь с изображением Троянского царя. Пушка „Троил“. Мастер Андрей Чохов» [184], с. 21.

Напомним, что ТРОИЛ — это имя одного из известных троянских царей [851], с. 230. Сын не менее известного троянского царя Приама, правившего «древнейшей» Троей в эпоху Троянской войны.

Таких ТРОЯНСКИХ пушек в Москве сохранилось несколько. Вот другая подобная большая пушка XVII века, также называвшаяся «ТРОИЛ». Н.В. Гордеев пишет: «Пушка „Троил“ отлита из меди в 1685 г. Канал ствола гладкий… На казенной части ствола литая надпись: „Божиею милостию повелением великих государей царей и великих князей Ивана Алексеевича, Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержцев вылита сия пищаль названа ТРОИЛ НА КОТОРОЙ ПИЩАЛИ НА КАЗНЕ ЦАРЬ ТРОЯНСКИЙ ИЗОБРАЖЕН…“ Торель плоская, с литым рельефным изображением фигуры, сидящей на троне. По бокам фигуры надпись: „Пищаль ТРОИЛ“. Калибр 187 мм, вес 6438 кг, общая длина 3500 мм. Пушка стоит на декоративном чугунном лафете у южного фасада Арсенала, с левой стороны от входной арки» [184], с. 29. Деталь большой пушки «Троил», отлитой мастером Яковом Дубиной, показана на рис. 4.43.

Рис. 4.43. Другая большая московская пушка «Троил», отлитая в XVII веке. «Деталь с изображением Троянского царя. Пушка „Троил“. Мастер Яков Дубина. 1685 г.» [184], с. 28.

В рамках скалигеровско-романовской истории все это выглядит чрезвычайно странно. С одной стороны, русские мастера литейного дела XVI–XVII веков, отливающие большие русские пушки, естественным образом изображают на пушках — московских великих царей. Например, на знаменитой Царь-Пушке, отлитой Андреем Чоховым в 1586 году, «на правой стороне ствола имеется литое изображение скачущего всадника. Это портрет царя Федора Ивановича, при котором отливалась пушка. Над изображением надпись: Божиею милостию царь и великий князь Федор Иванович Государь и самодержец всея великия Росия» [184], с. 14.

С другой стороны, на других больших русских пушках изображены, и ПРЯМЫМ ТЕКСТОМ названы, якобы «древнейшие» троянские цари, правившие в далекой Трое будто бы около ТРЕХ ТЫСЯЧ ЛЕТ ТОМУ НАЗАД.

В XVI веке была отлита на Руси и большая пушка под названием «Ахиллес» [184], с. 20. Сегодня она в Петербурге. Вновь мы видим русскую пушку с «античным» именем. Между прочим, в книге «Западный миф», гл. 3:18, мы показываем, что великого русского царя-хана Ивана III Васильевича, — он же Габсбург Фридрих III, — звали АХИЛЛЕСОМ СКИФОВ [940], лист 341, оборот. Так что наличие средневековых русских артиллерийских орудий по имени АХИЛЛЕС становится не только понятным, но даже необходимым.

Мы привели лишь три примера русско-«античных» пушек, взятых из совсем небольшой книги [184]. Сколько подобных пушек отлили и какой процент из них сохранился, нам неизвестно.

Наша реконструкция хорошо объясняет эту картину. Скорее всего, русские пушечные мастера, даже еще в XVII веке, не говоря уж о XVI веке, хорошо помнили, что «античная» Троя — это Царь-Град (Ерос) = Иерусалим. Где правит османский = атаманский султан, союзник Руси-Орды. Поэтому на одних огромных русско-ордынских орудиях изображали русско-ордынских царей-ханов XVI века. А на других — их современников и союзников — османских = атаманских султанов. Как мы показали в книге «Империя», русско-ордынские и османские = атаманские войска воевали тогда вместе, бок о бок. Будучи объединенными армиями двух частей единой Великой = «Монгольской» Империи. Хотя в XVII веке Русь-Орда и Османия = Атамания уже не столь тесно связаны, как в XVI веке, тем не менее, память о недавнем единстве-родстве была еще крепка. Еще и в XVII веке, уже при первых Романовых, на Руси продолжали отливать ТРОЯНСКИЕ пушки.

Приведем еще один пример такого же рода. На рис. 4.44 и рис. 4.45 показана большая русская пушка «Новый ПЕРС» [184], с. 36. Изображен «перс» в ЧАЛМЕ. На гладкой казенной части пушки отлита надпись: «Соизволением божиею милостию великих государей и царей и великих князей Иоанна Алексеевича Петра Алексеевича… сия пищаль, названная „НОВИ ПЕРС“ вылита в царствующем граде Москве лета 7194 (1686)…» [184], с. 33. Калибр орудия 180 мм, вес 5800 кг, общая длина 4 метра 90 см. По краю торели идет надпись: «Пищаль названная ПЕРС лита лета 7194…» [184], с. 33. В 1969 году пушка Перс стояла у южного фасада Арсенала, слева от входной арки [184], с. 33.

Рис. 4.45. Общий вид пушки «Новый Перс». Взято из [184], с. 34.

Рис. 4.44. Большая московская пушка «Новый Перс», отлитая в XVII веке. Мастер Мартьян Осипов. 1685 год. Взято из [184], с. 36.

Как мы понимаем, в эпоху Великой = «Монгольской» Империи ПЕРСИЕЙ или П-РУСИЕЙ называли Белую Русь. А чалму носили казаки. Так что «Перс в чалме» в ту эпоху — это Бело-Русский казак в чалме. Изображение которого на русской пушке более чем естественно.

Поскольку это орудие, отлитое в конце XVII века, назвали НОВЫЙ ПЕРС, следовательно, ранее существовала какая-то старая пушка по имени ПЕРС. По-видимому, она была очень известна, и в ее честь вновь отлитую пушку назвали прежним именем, но с добавлением слова «новый».

Специалисты по истории пушечного дела отмечают, что гигантские русские пушки эпохи XVI века ясно показывают ведущую роль русской армии в то время. Знаменитая 40-тонная Царь-Пушка XVI века, стоящая сегодня на территории Московского Кремля, была, по-видимому, самой большой пушкой, изготовленной мастером Андреем Чоховым. НО ОНА, ОКАЗЫВАЕТСЯ, НЕ ОСОБЕННО ВЫДЕЛЯЛАСЬ НА ФОНЕ ДРУГИХ ОГРОМНЫХ РУССКИХ ОРУДИЙ ТОЙ ЭПОХИ, рис. 4.46. Профессор М.И. Фальковский в своей книге «Москва и история техники» пишет, что «по своему типу Царь-пушка является мортирой… В XVI веке НИ В ОДНОЙ СТРАНЕ калибра 890, конечно, не было. НО ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ РАЗМЕРЫ ЦАРЬ-ПУШКИ НЕ ОТЛИЧАЮТСЯ СУЩЕСТВЕННО ОТ ДРУГИХ МОРТИР ДАЖЕ XVII–XVIII ВЕКОВ». Цит. по [184], с. 14.

Рис. 4.46. Царь-Пушка (мортира), отлитая Андреем Чоховым в XVI веке. Сегодня стоит в Московском Кремле. Она была предназначена для стрельбы картечью. Лежащие сегодня перед ней «полые ядра» — декоративные. Взято из [549], с. 33.

И далее: «Очень много больших пушек было сделано и другими мастерами пушечного литья… ДО ЧОХОВСКОЙ ЦАРЬ-ПУШКИ В МОСКВЕ БЫЛИ ИЗВЕСТНЫ ОГРОМНЫЕ ПУШКИ, КОТОРЫЕ ТАКЖЕ НОСИЛИ ЭТО НАЗВАНИЕ… Так, в 1488 г. мастер Павел Дебосис отлил орудие, которое называлось Царь-пушкой. В 1554 г. в Москве была вылита чугунная пушка калибром 650 мм (напомним, что калибр Царь-пушки 890 мм — Авт.) и весом 1200 пудов, а в 1555 г. — пушка из чугуна калибром 600 мм, весом 1020 пудов. О том, что в Москве существовали и другие огромные орудия, свидетельствуют не только письменные источники, но и планы и чертежи Москвы и Московского Кремля, составленные в XVI–XVII веках, зарисовки путешественников и участников иностранных посольств. На планах Московского Кремля XVI века видно, что пушки располагались у главных проездных ворот Кремля — Спасских и Никольских, а также на Красной площади. Орудия эти не сохранились» [184], с. 18.

Так что пушек и мортир, сравнимых по калибру с Царь-пушкой, в русской армии той эпохи было, оказывается, достаточно.

Между прочим, Царь-пушка предназначена ДЛЯ СТРЕЛЬБЫ КАРТЕЧЬЮ, А НЕ ЯДРАМИ. Это — мортира. Так что лежащие сегодня перед ней в Кремле четыре огромных ядра, сложенные в пирамиду, никакого отношения к ней не имеют. Как сообщает Н.В. Гордеев, «это ДЕКОРАТИВНЫЕ чугунные гранаты, полые внутри. Толщина их стенок — 9 см.» [184], с. 17–18.

«В древности Царь-пушка называлась еще „Дробовик Российский“, так как была рассчитана на стрельбу „дробом“, т. е. КАРТЕЧЬЮ. Царь-пушке не пришлось участвовать в боевых действиях (так считают сегодня историки — Авт.), однако несомненно, что ее отливали именно как боевое орудие, а не в чисто декоративных целях… Н.И. Фальковский считает, что, ожидая нашествия татар и сооружая НОВЫЕ укрепления, москвичи вряд ли занялись бы изготовлением „бутафорской“ пушки весом 2400 пудов. Такого же вывода придерживается и ряд других авторов» [184], с. 16.

Не является ли внушаемое нам сегодня историками мнение, — будто Царь-Пушка «бутафорская» и ее отлили лишь в качестве царского каприза, для удовлетворения «московского тщеславия», — частью пропагандистской кампании романовских историков? Целью которой было и является предание забвению истории Великой Империи. Ведь сохранились свидетельства совсем другого рода о русских пушках. Например, следующие.

«Андрей Чохов отлил множество пушек. Так, пушки с его именем участвовали во всех походах Ивана Грозного, и в частности в Ливонию. При царе Федоре Ивановиче знаменитый мастер отлил Царь-пушку и ЦЕЛЫЙ РЯД ДРУГИХ ОГРОМНЫХ ПУШЕК, в том числе интересную мортиру с именем Лжедмитрий (!? — Авт.). ВСЕ ПУШКИ ЧОХОВА ОТЛИЧАЮТСЯ КОЛОССАЛЬНЫМИ РАЗМЕРАМИ, ВЕЛИКОЛЕПНОЙ ОТДЕЛКОЙ И ПРЕВОСХОДНЫМ КАЧЕСТВОМ РАБОТЫ» [184], с. 13.

«В это время (в XVI веке — Авт.) был отлит целый ряд орудий. Так, например, в 1588 г. Чохов отлил из меди СТОПУШЕЧНУЮ ПИЩАЛЬ, т. е. орудие, состоящее из СТА СТВОЛОВ. Калибр каждого ствола — 50 мм. Отливка этой пищали явилась, конечно, вторым чудом литейного искусства после Царь-пушки» [184], с. 18.

«В 40-х и 50-х годах нашего века на стенах и башнях Кремля и на месте старых крепостных рвов было собрано множество круглых каменных ядер диаметром от 15 до 30, а в некоторых случаях до 60–70 см. Колоссальный размер ядер…» [184], с. 5–6.

На рис. 4.47 мы приводим старинную миниатюру из русского Летописного Свода якобы XVI века, где изображена оборона Москвы якобы 1451 года. На городской стене хорошо видна большая пушка-мортира, сравнимая по своим размерам с известной нам сегодня гигантской Царь-Пушкой XVI века. На рис. 4.48 приведена старинная миниатюра с изображением огромной пушки, отлитой в Москве Павлином Фрязиным в 1488 году [550], с. 64. Так что, как мы видим, даже по скалигеровско-миллеровской истории, русская артиллерия XV века весьма внушительна. На рис. 4.49 показано «среднее по величине артиллерийское орудие XVI века» [264], кн. 2, с. 158. На рис. 4.50 приведено изображение средних по размеру русских орудий XVII века.

Рис. 4.47. Огромные русско-ордынские пушки XV века. Миниатюра Русского Летописного Свода якобы XVI века (на самом деле XVII), изображающая оборону Москвы якобы 1451 года. Взято из [490:4], Русская летописная история, книга 14, лист Г-726 оборот.

Рис. 4.48. Пушка, отлитая в Москве Павлином Фрязиным. 1488 г. Миниатюра из Русского Летописного Свода. Взято из [490:4], Русская летописная история, книга 17, лист Ш-410.

Рис. 4.49. Старинная гравюра. Пушка XVI века. Считается средней по своим размерам. Взято из [264], кн. 2, с. 158.

Рис. 4.50. Гравюра «Русская артиллерия перед парадом в XVII веке». Эти орудия сравнительно небольшие. Взято из [264], кн. 2, с. 585.

На рис. 4.51 показаны старинные полевые пушки и мортиры, бывшие на вооружении запорожских казаков. Большая мортира изображена справа вверху. Так что подобные крупные орудия для стрельбы картечью устанавливали не только на стенах городов, но и применяли на полях сражений. На рис. 4.51а показаны пушки на полях средневековых сражений.

Рис. 4.51. «Запорожские пушки и мортиры» [169], вклейка между стр. 240–241. Справа изображена большая полевая мортира для стрельбы картечью.

Рис. 4.51а. Пушки на полях средневековых сражений. Миниатюра «Битва при Розбеке». Внизу изображены две мортиры. Слева показана пушечная батарея. Национальная Библиотека в Париже. Взято из [169:2], вклейка между стр. 180–181.

Выясняется, что стоящая сегодня в Кремле огромная мортира Царь-Пушка заметно уступает по своим размерам другим ордынским мортирам, бывшим на вооружении русской армии XVI века. Историки сообщают: «В донесении Хуана Персидского королю Филиппу III о пребывании в России в 1599–1600 годах говорится, что „большая площадь“ (Красная площадь) „заставлена пушками, такими огромными, что два человека могли входить в каждую из них для чистки ее“. Через два года об этих же орудиях писал в своем отчете секретарь австрийского посольства Георг Тектандер фон-дер-Ябель: „На площади, у ворот замка (Кремля — О.И.), стоят две огромные пушки, В КОТОРЫХ ЛЕГКО МОЖНО ПОМЕСТИТЬСЯ ЧЕЛОВЕКУ“. Поляк, Самуил Маскевич, бывший в Москве в 1610 году, рассказывает, что в Китай-городе он „видел орудие, которое заряжается сотней пуль и столько же дает выстрелов. Оно так высоко, — продолжает Маскевич, — что мне будет по плечо, а пули его с гусиное яйцо. Это орудие стоит против ворот, ведущих к Живому мосту (этот мост вел из Замоскворечья к Фроловским воротам Кремля. — О.И.)“… Маскевич рассказывает, что „посреди рынка“ (Красной площади) видел столь большую мортиру, что В НЕЕ ВЛЕЗАЛИ ТРИ ЧЕЛОВЕКА и играли там в карты…

Известно, что на Красной площади с 1555 года стояли два огромных орудия: Кашпирова пушка, отлитая в 1554 году мастером Кашпиром Ганусовым, учителем Чохова (вес 19 300 кг, длина — 4,48 м, вес ядра — 320 кг), и „Павлин“, отлитая в 1555 году Степаном Петровым (вес — 16 320 кг). Эти пушки были направлены также в район Живого моста, ведущего в Замоскворечье… В 1627 году три гигантских орудия были поставлены на специальные деревянные „обрубы“ или „роскаты“, засыпанные землей» [301:1], с. 114–116.

Понятно, почему эти гигантские пушки-мортиры устанавливали напротив мостов, ведущих к Кремлю. В случае нападения пристрелянные заранее орудия могли сметать картечью врагов, пытающихся прорваться через мосты. Большой объем картечи, выбрасываемой при выстреле из орудий такого размера, позволял поражать не только мосты, но и накрывать огромные площади вокруг Кремля.

Сегодня пока трудно восстановить подлинную историю пушечного дела на Руси ранее XVII века. Надо полагать, после прихода к власти Романовых и, как следствие, предания забвению самого факта существования Великой = «Монгольской» Империи, большинство русско-ордынских пушек перелили, пустили на переплавку. То же самое сделали с огромными ордынскими колоколами, см. «Семь чудес света», гл. 1:17. Нечто подобное, — преднамеренное погружение в забвение, — происходило и с историей русско-ордынского флота. Ведь убеждают же нас сегодня, будто до Петра I Россия «практически не имела флота». Но, по-видимому, ПУШЕК В РУСИ-ОРДЕ БЫЛО СТОЛЬКО, что, несмотря на все романовские переплавки, кое-что осталось. И мы сегодня все-таки можем, хотя бы частично, представить себе — что же такое русско-ордынская и османская = атаманская армия эпохи XV–XVI веков. Стоящие сегодня в Московском Кремле остатки ее чудовищного боевого пушечного парка ясно показывают, что армия была сильной.

На рис. 4.52 показана миниатюра из старинной французской книги «Les Quinze Joies de manage» якобы 1485 года [1485], илл. 207. Миниатюра никак не описана словами в самой книге. Современный историк сообщает, что «военная сцена… не сопровождена здесь никаким определенным текстовым комментарием, она передает лишь атмосферу…» [1485], с. 170. На рисунке показано большое войско в походе, с тяжелыми пушками. Все воины закованы в железо с головы до ног. На воинском снаряжении и на знамени хорошо видны гербы — черные двуглавые имперские орлы на красном поле. Как мы теперь начинаем понимать, это, скорее всего, войска Руси-Орды и Османии-Атамании, вступившие в Европу для покорения «земли обетованной».

Рис. 4.52. Миниатюра из французской книги «Les Quinze Joies de manage» якобы конца XV века. Вероятно, здесь изображены войска Османии = Атамании и Руси-Орды, завоевывающие «землю обетованную». Взято из [1485], илл. 207.

На рис. 4.53 и рис. 4.54 мы приводим фотографии средневековой пушки, выставленной сегодня в Германском Национальном Музее в городе Нюрнберге (Germanisches Nationalmuseum). Это — самая крупная из нескольких старинных пушек, представленных в музее. Ее внутренний тонкий металлический ствол заключен внутрь толстого бревна, которое, в свою очередь, охвачено для прочности снаружи железными обручами. Может быть, такую технологию османские и ордынские мастера специально применяли для облегчения полевых орудий, чтобы сделать их более удобными для быстрой перевозки в походе и для маневрирования. Подобные легкие пушки использовались раньше в русской армии. Их называли пищалями. На рис. 4.54а — еще одна деревянная пушка, на этот раз в Болгарии.

Рис. 4.53. Средневековая пушка, выставленная в Германском Национальном Музее города Нюрнберга. Фотография сделана А.Т. Фоменко в июне 2000 года.

Рис. 4.54. Вид спереди пушки из Германского Национального Музея (Нюрнберг). Деревянный ствол, окружающий внутренний, металлический, окован снаружи обручами для прочности. Вероятно, таким способом облегчали полевые пушки. Фотография 2000 года.

Рис. 4.54а. Деревянная пушка из Несебра — старинного городка на черноморском побережье Болгарии. Фотография 2011 года.

lektsia.com