Сирийская армия. Военная мощь и преобразования. Армия сирии 2018 численность и вооружение


Вооруженные силы Сирии: быль и небыль

Гражданская война в Сирии, которая с переменным успехом длится в стране уже 6 лет, поставила эту некогда процветающую страну на грань гуманитарной катастрофы. Некогда Сирия, армия которой сегодня пытается изо всех сил вернуть контроль над ранее утраченными территориями, считалась одним из самых мощных в военном плане ближневосточных государств. Канули в Лету те времена, когда Сирия имела большой политический вес в арабском мире, когда ни один политический и вооруженный конфликт не обходился без участия сирийских войск. На сегодняшний день ситуация кардинально изменилась. Страна разорвана на части. Огонь гражданского противостояния охватил 70% территории страны. От некогда могучей военной силы остались жалкие остатки. Однако даже в таком состоянии нынешняя армия, всегда считавшаяся оплотом режима Президента Асада, стала едва ли не единственным инструментом для сохранения позиций действующей власти.

armiya-asada

Ведя борьбу сразу на нескольких фронтах, вооруженные силы Сирии сумели не только предотвратить окончательный развал государства, но и продолжают бороться за восстановление суверенитета страны. И это несмотря на то, что численность вооруженных сил сильно сократилась ввиду массового дезертирства и военных потерь. Серьезным ударом по боеспособности сирийской армии стало существенное сокращение источников финансирования статей военных расходов. Армия, которая не имеет стабильного и надежного тылового обеспечения, в которой современные образцы вооружений можно пересчитать по пальцам и остро ощущается нехватка квалифицированных кадров, вынуждена продолжать вооруженную борьбу.

Что было раньше, до войны

Сирийская Арабская Республика с самого момента своего образования имела мощные вооруженные силы. Этому способствовала политическая обстановка, сложившаяся на Ближнем Востоке во второй половине XX века. Сирийское руководство, в отличие от правительств других ближневосточных стран, изначально проводило политику, ориентированную на Советский Союз. Благодаря дружбе с СССР, страна постоянно находилась в орбите советской внешней политики, получая взамен серьезную военно-экономическую помощь.

Военно-техническое сотрудничество

Сирийская армия, которая стала получать в больших количествах советскую военную технику, быстро набирала силу, со временем став одной из самых мощных в регионе. На боеготовности и состоянии войск сказывались не только количество армейских частей и подразделений, но и высокая техническая подготовка и морально-психологические качества личного состава. Большая часть сирийских офицеров прошла подготовку в учебных заведениях Советского Союза. В Сирии постоянно работали военно-дипломатические миссии из СССР, сотрудники которых обучали командиров и личный состав сирийских вооруженных сил. Работа велась по всем направлениям, как в области получения навыков в обращении с новыми образцами и средствами вооружений, так и в плане тактической подготовки. Уровень военно-технической подготовки сирийской армии оставался всегда достаточно высоким, даже несмотря на ряд тяжелых поражений, понесенных сирийскими войсками в ходе вооруженных конфликтов, вспыхивавших на Ближнем Востоке.

Разбитые сирийские танки

Следует отметить, что сирийские военные имели большой политический вес в стране. Армия постоянно принимала участие в военно-политических кризисах, возникающих в этом взрывоопасном регионе планеты. В течение всей второй половины XX века сирийские вооруженные силы отметились участием в следующих вооруженных конфликтах:

  • 1948 год — война за независимость Израильского государства;
  • 1967 год — шестидневная война коалиции арабских стран против Израиля;
  • 1973 год — «Война Судного Дня»;
  • 1982 год — Гражданская война в Ливане;
  • 1990-91 гг. — Первая война в Персидском заливе.

Оценивая этот список можно сделать вывод, что сирийские вооруженные силы традиционно имеют огромный боевой опыт. Армия в Сирии — это не парадно-показательная структура. Вооруженные силы для Сирийской Арабской Республики всегда были основным элементом организации стратегической региональной внешней политики. Это подтверждается и структурой вооруженных сил, традиционно состоящих из трех видов:

  • сухопутные войска;
  • военно-воздушные силы;
  • военно-морские силы.

Сухопутные войска Сирии

Первый два вида войск для сирийской армии играют ключевую роль в оборонной стратегии. Последний, военно-морской компонент, ввиду ограниченности морской береговой линии, является вспомогательным видом вооруженных сил. Сирийская армия по своей численности в зените своего могущества занимала 16 место в мире. В армейских частях, в военной авиации, в войсках ПВО и в ВМС имелось до 354 тыс. человек. Страна имела довольно большой мобилизационный ресурс, который по данным разных источников оценивался в 3,5-4 млн. человек.

Для обеспечения решения тактических задач на собственной территории, Сирия имела корпус жандармерии и подразделения народного ополчения (резервисты).

Структура вооруженных сил Сирийской Арабской Республики

Несмотря на незначительную площадь государства, вся территория страны была поделена на шесть военных округов, ориентирована по географическому фактору. Основная ударная сила сирийских вооруженных сил — сухопутные войска, насчитывающие 215 тыс. человек в условиях мирного времени. Вместе с резервом армейские части представляли собой полумиллионную армию. В состав сухопутных войск традиционно входят танковые, пехотные, моторизированные и воздушно-десантные войска, пребывающие в первой линии обороны.

Сирийская дивизия

Помимо строевых частей в состав сухопутных войск входят пограничные войска, подразделения связи и химической защиты, армейские части радиоэлектронной борьбы и инженерно-технические формирования. Центральным органом управления сухопутных войск является Генеральный Штаб сирийской армии, который в свою очередь подчиняется Министерству Обороны страны и Верховному Главнокомандующему. Высшим оперативно-тактическим объединением сухопутных войск является армейский корпус, дивизионного и бригадного состава.

Основная задача, которая ставилась перед сухопутными войсками, заключалась в противодействии военной экспансии Израиля на южных рубежах страны, в охране восточных и северных границ государства.

Противостояние Сирии и Израиля

В пику своего военного могущества, сирийская армия имела в своем составе 12 дивизий, из которых 4 были танковые (танковая дивизия Республиканской гвардии) и одна воздушно-десантная. Помимо моторизованных и танковых дивизий в состав сухопутных войск входили:

  • четыре пехотные бригады;
  • пограничная бригада;
  • две ракетно-артиллерийские бригады;
  • две бригады ПТО;
  • до 11 отдельных полков.

В условиях военного времени армия могла развернуть дополнительно до 31 пехотной дивизии, около 4-5 танковых бригад или дивизий.

Артиллерия сухопутных войск имела две полноценные бригады, к которым могли в любой момент добавиться еще 3 артиллерийских полка.

На оснащении сухопутных войск находилось до 4700 танков. Основу танкового парка составляли машины советского производства, танки Т-55М, Т-62М и Т-72М. Из этого количества почти четвертая часть танков пребывает на длительном хранении в условиях консервации. В составе моторизованных частей имелось 2350 БМП-1 и БМП-2, более полутора тысяч БТР-152, БТР-50 и БТР-60.

Сирийские танки

Основная сила артиллерии сирийских сухопутных частей была представлена артиллерийскими системами советского образца. Самоходная артиллерия — это 152-мм, гаубицы «Акация» и 122-мм самоходные установки «Гвоздика». Помимо этого в составе моторизованных и пехотных частей имелось до 1600 буксируемых артиллерийских орудий калибрами 100-180 мм. Реактивная артиллерия имела на оснащении 480 ракетных систем залпового огня БМ-21 «Град» и «Тип-63» сирийского производства.

Тяжелое пехотное вооружение, находящееся на вооружении моторизованных и пехотных частей, в основном было представлено минометами калибра 82-120 мм, противотанковыми переносными комплексами «Малютка», «Фагот», «Милан» и «Корнет-Э».

Батальонная, полковая и бригадные системы ПВО имели на оснащении переносные ЗРК «Игла», «Стрела-1» и «Стрела-2», буксируемые зенитные орудия ЗУ-23-2, КС-19 и С-60, самоходные ЗУ-23-4 «Шилка».

Артиллерия

Несмотря на довольно большое количество самой разнообразной военной техники, технический парк сирийских сухопутных войск нельзя назвать современным. Для своего времени, в период активного противостояния с Израилем, во время арабо-израильских войск, советские танки и артиллерия могли успешно конкурировать с лучшими образцами западной военной техники. В настоящее время наблюдается стремительное устаревание материально-технической базы танковых частей и артиллерии. Сказывается низкий уровень технического обслуживания механизированных подразделений.

Военная авиация

Военно-Воздушные Силы Сирийской Арабской Республики когда-то считались одними из лучших в арабском мире. В состав ВВС Сирии входят непосредственно военная авиация и части ПВО страны. На вооружении сирийской армейской авиации имелось до 500 боевых самолетов различных типов и до 100 боевых вертолетов. Военная авиация имела довольно значительное количество транспортных самолетов, вертолетов и учебно-тренировочных машин.

Сирийские ВВС

Основу самолетного и вертолетного парка составляли машины советского производства. Ударной силой авиации были истребители-бомбардировщики Су-22 и Су-24. Истребительная авиация в основном состояла из советских машин МиГ-21 и МиГ-23. Чуть позже, в начале 90-х годов сирийская военная авиация пополнилась более современными машинами, истребителями МиГ-29. Вертолетный парк сирийской армейской авиации — это транспортные машины Ми-8 и Ми-17. Имеется в распоряжении сирийских войск несколько полков штурмовых вертолетов Ми-25. В военно-техническом плане сирийская авиация находится на переходном этапе, когда поставленные цели и задачи не соответствуют техническим возможностям авиационной техники. Старые советские машины в большинстве случаев выработали свой технологический ресурс, новые машины только начинают поступать на оснащение авиационных частей, причем в ограниченном количестве.

Система противовоздушной обороны страны построена на секторальной обороне Северной и Южной зоны ПВО, где основную нагрузку несут наземные средства ПВО. Акцент в организации оборонных мероприятий делается на Южную зону, которая непосредственно граничит с территорией Ливана и Израиля. Структурно вся противовоздушная оборона представлена двумя дивизиями и 25 отдельными ракетными бригадами. В распоряжении сирийских военных имеются 900 пусковых установок, среди которых особо стоит выделить советские образцы: С-200 «Квадрат», ПУ ЗУР С-125, С-75 и «Оса».

ПВО Сирии

В современных условиях говорить о высоком качестве противовоздушной обороны Сирии не приходится. На вооружении стоят устаревшие ракетные комплексы. В свое время проведенная модернизация ненамного повысила боевые характеристики зенитно-ракетных комплексов. Ввиду такой ситуации, высшее военного руководство страны делает ставку на увеличение роли авиации в обеспечении воздушных рубежей Сирийской Арабской Республики.

Сирийский военный флот

Много говорить о Военно-Морских Силах Сирии не приходится. Немногочисленный корабельный состав, представленный в основном катерами и кораблями старой советской постройки, слабая материально-техническая база не позволяют сирийскому флоту играть важную роль в акватории Восточного Средиземноморья. Основная задача сирийского флота, охрана собственной береговой линии от возможного вторжения в условиях тесного взаимодействия с сухопутными и авиационными частями сирийской армии.

База Тартус

Главная военно-морская база ВМС Сирии — порт Латакия. Отряды военных катеров и кораблей базируются также на Тартус и Мина-эль-Бейд. Основная боевая сила сирийского флота — два фрегата проекта 159э, которые страна получила еще в 1975 году и 10 ракетных катеров советской постройки.

Всего в составе ВМС Сирии числятся 10 кораблей, 18 катеров и до 30 кораблей других типов и классов. Численный состав флота насчитывает 4 тыс. человек. Части береговой обороны представлены ракетными комплексами «Редут» и «Рубеж» советского производства. Дополняют их артиллерийские части, вооруженные дальнобойными 100 и 130 мм. орудиями.

Комплектование сирийской армии

Принцип комплектации, военно-полевые и тыловые структуры частей сирийской армии, органы управления повторяли структуру Советской Армии. Для поддержания постоянной штатной численности армейских частей в Сирийской Республике введена всеобщая воинская повинность. На военную службу призывается все мужское население страны в возрасте 19-40 лет, не имеющее ограничений по состоянию здоровья. Призыв осуществлялся два раза в год — весной и осенью. Примерная численность призывников, которые ежегодно пополняли ряды вооруженных сил, составляет 120-130 тыс. человек. Такая система позволяла в течение длительного времени поддерживать численный состав сирийских вооруженных сил на высоком уровне. Служба в армии продолжалась 2,5 года.

В Сирии, как и в других арабских государствах, начиная с 1953 года, действовала система откупа от военной службы. Те слои населения, которые могли финансово решить эти вопросы, стремились освободиться от воинской повинности. Подобная практика особенно ярко наблюдалась в период арабо-израильских конфликтов, когда вооруженные столкновения и боевые действия носили интенсивный характер.

Следует отметить, что в большинстве своем, сирийская армия является рабоче-крестьянской армией. Зажиточные сирийцы не горели желанием идти воевать за идею о господстве арабского мира. Этим фактом объясняется крайне низкий уровень технической подготовки солдатского и сержантского состава, которым часто объясняют неудачи сирийской армии на фронте, значительные потери сирийских войск в живой силе и технике. В некотором смысле спасало ситуацию с комплектованием армейских частей сержантским составом, введение в армии контрактной системы. Отслужившие в действующей армии сирийцы могли оставаться на сверхсрочную службу, подписывая контракт сроком на 5 и более лет. Те, кто увольнялся в запас, переходили в состав пассивного резерва, который являлся мобилизационным ресурсом для армии военного времени.

Сержанты

Сержантский состав — основная движущаяся сила любой современной армии, комплектовался за счет сверхсрочников и призывников, закончивших высшие учебные заведения. Подготовкой и обучением офицерского корпуса в стране занимались военные училища, а также две военные академии. Высший командный состав проходил обучение в Высшей военной академии, г. Дамаск, и в военно-технической академии г. Алеппо. В течение 30 лет в СССР из Сирийской Арабской Республики в рамках действующих соглашений о военно-техническом сотрудничестве, сирийские офицеры проходили обучение и переподготовку.

Военно-политическая стратегия Сирии

В течение продолжительного времени оборонная стратегия Сирийской Арабской Республики строилась на солидарности с единым арабским фронтом и была направлена на сдерживание экспансии Израиля. Однако достигнутые договоренности между Египтом и Израилем, раскол единства в арабском мире, стали поводом пересмотра оборонительной стратегии сирийского государства.

Поставки техники из СССР

Долгие годы из СССР в Сирию постоянным потоком в страну шло вооружение. Советские танки, артиллерийские и ракетные системы, бронетранспортеры и автомобили составляли основной парк военной техники сирийских вооруженных сил. В определенный момент по военно-техническому состоянию сирийские войска, в особенности танковые части и военная авиация, не уступали ни Израилю, ни другим соседним странам. Сирийские танки стояли в 200 км от Тель-Авива, занимая позиции на Голанских высотах. Сирийские ВВС имели достаточный технический ресурс для противодействия Израильским ВВС в зоне вероятного конфликта. Подобным образом формировалась и оборонная стратегия сирийского государства. С распадом советского блока и развалом Советского Союза, Сирия утратила возможности формирования своего военно-экономического потенциала.

На рубежах

С началом 90-х годов руководство САР стало ориентироваться на принцип разумной оборонительной достаточности, к которой армия играла ключевую роль сдерживающего фактора. Переход к такой оборонной стратегии не означает, что в регионе кардинально изменились внешнеполитические условия. Израиль по-прежнему рассматривался в качестве основного противника. Сирийское военное командование с осторожностью смотрело в сторону Турции и Ирака. В Ираке после военного разгрома режим Саддама Хусейна сохранил свое влияние. Турция продолжала наращивать военный потенциал, стремясь занять место регионального лидера.

В военно-техническом соревновании с Израилем и с Турцией Сирийская Республика явно проигрывала. Отсутствие серьезной поддержки и помощи из-за рубежа, сразу же отразилось на военно-техническом состоянии сирийской армии.

Нынешняя ситуация в сирийской армии

На сегодняшний день армия Сирии – это только малая часть от того былого могущества, которым обладали сирийские вооруженные силы в XX веке. Нынешнее руководство страны старается не допустить снижение боеспособности регулярных войск в условиях продолжающегося военного гражданского конфликта.

Карта Сирии

Остановив массовое дезертирство, которое охватило армию с началом гражданского противостояния, командование сумело мобилизовать лояльные режиму Асада слои населения. Тем самым удалось сохранить костяк армии, дав ей возможность постепенно восстановить боеспособность. Сегодня, когда в Сирии ведут вооруженную борьбу сразу несколько группировок, армия Асада продолжает оставаться опорой правящему режиму. Сирийские войска опираются на военно-техническую помощь Российской Федерации, которая пытается сохранить в лице Президента Асада своего последнего союзника на Ближнем Востоке.

Войска Асада

Идет медленное переоснащение армейских частей на новые образцы вооружений, значительно увеличился боевой и моральный дух армии в сравнении с тем, которым наблюдался на начальной стадии вооруженного конфликта. Последние сводки с фронтов, свидетельствуют о том, что сирийская армия постепенно возрождается, тесня на важных направлениях подразделения повстанцев. Немалая заслуга сирийских войск в нанесении болезненных ударов по позициям террористов группировки Исламское Государство, которым противостоят объединенные вооруженные силы США и Великобритании, Турции и России.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

warways.ru

Сирийская армия. Военная мощь и преобразования

Весной 2011 года в Сирии начались акции протеста и антиправительственные выступления, всего за несколько месяцев переросшие в открытые столкновения. Результатом этих событий стало начало гражданской войны, продолжающейся до сих пор. Интересы законных властей страны в этом конфликте отстаивают вооруженные силы Сирии. Кроме того, с определенного времени армии помогают различные отечественные и зарубежные вооруженные формирования. Имеющийся потенциал, а также помощь со стороны дружественных государств позволяют Дамаску сдерживать напор многочисленных вражеских группировок, а также время от времени одерживать победы.

Достаточно давно гражданская война в Сирии превратилась в противостояние большого числа военизированных организаций, вооруженных группировок, террористических организаций и т.д. Как следствие, в разных районах страны друг с другом могут сражаться самые разные структуры. Так, на стороне Дамаска воюют сирийская армия, несколько ополчений, а также военные организации Ирана и Ирака. Заметную поддержку оказывает ливанская организация «Хезболла» и другие группировки региона. С осени 2015 года сирийской армии помогают воздушно-космические силы России.

Сирийский стрелок на посту. Фото Voanews.com

В сложных условиях продолжающейся гражданской войны сирийская армия была вынуждена пойти на некоторые реформы, затронувшие ее структуру. В результате этого за несколько лет вооруженные силы Сирии претерпели заметные изменения и теперь наиболее полно отвечают предъявляемым требованиям. При этом, однако, сохраняются определенные проблемы разного рода. Рассмотрим нынешнее состояние сирийской армии.

Основой сирийских вооруженных сил, как ранее, так и сейчас являются сухопутные войска. До начала гражданской войны в них наблюдались некоторые интересные тенденции. Основой армии были механизированные и бронетанковые дивизии в количестве 11 единиц. Также имелись две дивизии сил специального назначения. Легкие пехотные соединения присутствовали в минимальных количествах, что приводило к соответствующим последствиям с точки зрения стратегии.

До начала войны в сирийской армии служило около 325 тыс. человек. В боевых действиях вооруженные силы понесли значительные безвозвратные потери. Кроме того, определенная часть личного состава дезертировала, в том числе примкнув к вражеским формированиям. Результатом этого стало заметное сокращение численности армии. В настоящее время в армии числится не более 130-135 тыс. человек. Подобное сокращение армии, однако, было в некоторой мере компенсировано путем создания новых добровольческих организаций. С их помощью удалось нарастить численность пехотных соединений и, как минимум, частично восстановить имевшийся ранее потенциал.

Танки Т-72 без каких-либо доработок. Фото Syrianfreepress.wordpress.com

Сокращение личного состава и многочисленные потери военной техники в итоге привели к изменению структуры армии. В настоящее время в составе сухопутных войск имеется 6 бронетанковых дивизий с отличающимся составом, 4 механизированные дивизии и 2 пехотные бригады. Также армия располагает 2 артиллерийскими бригадами и 2 бригадами, вооруженными противотанковыми ракетными комплексами. Оперативно-тактические ракетные комплексы состоят на вооружении двух соответствующих бригад.

Характерной чертой текущего конфликта является невозможность точного определения количественного и качественного состава парка техники и вооружений. За последние шесть лет армия Сирии потеряла значительное количество материальной части: она уничтожалась в боях или доставалась противнику в качестве трофея. Кроме того, некоторые образцы меняли хозяев по несколько раз. Как следствие, в настоящее время говорить можно только о типах оружия / техники, но не об их количестве.

Бронетанковые дивизии оснащены техникой советского или российского производства различных типов. В строю до сих пор остаются танки разных модификаций семейства Т-55. Также имеются немного более новые Т-62. Благодаря российской помощи Сирия эксплуатирует значительное число танков Т-72 разных модификаций и даже сравнительно новые Т-90. В распоряжении механизированных соединений имеются боевые машины пехоты БМП-1/2 и бронетранспортеры почти всех моделей советского и российского производства. Вспомогательная техника, такая как ремонтно-эвакуационные и командно штабные машины, установки разминирования и т.д. тоже имеют советское / российское происхождение.

Один из вариантов кустарной модернизации бронетехники. Фото Arabic-military.com

Схожим образом дела обстоят и в артиллерийских частях. Армия располагает самоходными артиллерийскими системами различных типов калибром от 57 до 152 мм. Часть этой техники представляет собой серийные образцы зарубежного производства, тогда как прочие машины изготовлялись в кустарных условиях из имеющейся в наличии техники. На самоходных шасси монтируются как пушки или гаубицы, так и минометы. При этом сохраняется большое число разнообразных буксируемых систем. Реактивная артиллерия преимущественно представлена советскими и российскими системами. Имеются боевые машины различных типов, от БМ-21 «Град» до 9А52 «Смерч». Большое распространение получили буксируемые пусковые установки «Тип 63» китайского производства. Кроме того, армия и лояльные Дамаску формирования активно используют РСЗО семейства «Вулкан», созданные уже в ходе войны.

На вооружении двух отдельных бригад состоят оперативно-тактические ракетные комплексы нескольких типов. Сирия до сих пор эксплуатирует устаревшие системы, такие как Р-300, однако имеются и более новые комплексы «Точка». Также на вооружении состоят системы «Фатех» иранского производства.

При помощи российских поставок пехотные соединения смогли значительно обновить арсеналы противотанковых средств. Устаревшие ПТРК наподобие 9П133 «Малютка» или 9П148 «Конкурс» в последние годы были дополнены комплексами «Фагот», «Метис», «Корнет» и т.д. Для борьбы с воздушными целями пехота может использовать переносные зенитные комплексы различных моделей семейств «Стрела» и «Игла».

БМП-1 вооруженных сил. Фото ANNA News

Противовоздушная оборона сухопутных войск имеет на вооружении как ракетные, так и артиллерийские системы. Кроме того, несколько лет назад началась эксплуатация комбинированных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1». Основой войсковой ПВО при этом являются комплексы семейства «Бук» разных моделей. ЗРК дополняются ствольными системами на самоходных шасси и в буксируемом исполнении. До сих пор применяются самоходки ЗСУ-23-4 и ЗСУ-57-2. Имеется определенное количество буксируемых систем с орудиями калибром от 23 до 100 мм. В связи со спецификой текущего конфликта зенитные орудия используются исключительно в качестве огневых средств поддержки сухопутных войск. Для этого имеющиеся пушки и автоматы в изначально буксируемом исполнении нередко монтируются на доступных шасси.

Следует отметить, что строительство новых образцов военной техники того или иного назначения с применением доступных агрегатов и изделий является одной из характерных черт продолжающейся войны. Коммерческие или армейские автомобили становятся базой для «самодельных» артиллерийских самоходок со ствольным или реактивным вооружением. Иная техника получает бронирование и вооружение, становясь боевыми машинами пехоты. Серийные образцы боевых бронированных машин получают дополнительную защиту, снижающую вероятность поражения распространенными средствами. Определенные особенности подобной модернизации техники позволяют предполагать, что в некоторых случаях она осуществляется по неким «серийным» проектам.

По понятным причинам, определить количество и типы боевой техники кустарного производства не представляется возможным. Точная информация на этот счет не публикуется, а оценки затрудняются различными факторами. К примеру, на вооружении сирийской армии вполне могут состоять образцы, ранее построенные противником и взятые в качестве трофея.

Известный образец "технического творчества": самоходка на шасси ГАЗ "Садко", вооруженная орудием ЗиС-2. Фото Twitter.com/MathieuMorant

В соответствии с актуальными тенденциями развития армий, Сирия приняла на вооружение беспилотные летательные аппараты нескольких типов. Эта техника производится преимущественно в Иране.

В связи с сокращением численности личного состава армии официальный Дамаск в начале 2013 года был вынужден создать Национальные силы обороны (НСО). В состав этой структуры принимались различные самостоятельные группировки и организации, лояльные законной власти. Вскоре все желающие были собраны в единую структуру с подчинением т.н. Национальным комитетам. К настоящему времени в НСО числится порядка 100 тыс. бойцов. С целью повышения боеспособности отдельных подразделений и всех сил в целом в качестве консультантов и инструкторов привлекаются специалисты иранского Корпуса Стражей Исламской революции.

Также с правительственными войсками сотрудничают некоторые другие добровольческие формирования – т.н. отряды «Шабиха». Часть этих организаций вошла в состав Национальных сил обороны, тогда как другие по-прежнему сохраняют определенную самостоятельность. По разным оценкам, в проправительственных формированиях, не входящих в официальные структуры, числится до 50 тыс. человек.

Пусковая установка "Вулкан" на серийном шасси российского производства. Фото Strangernn.livejournal.com

В связи с определенными особенностями гражданской войны и имеющимися ограничениями НСО, «Шабиха» и т.д. преимущественно выполняют функции пехоты, тогда как эксплуатация бронетехники и иных боевых машин остается задачей кадровых военных. Подобный подход позволил компенсировать потери личного состава и поднять потенциал вооруженных сил в целом на приемлемый уровень.

Вооруженные силы Сирии имеют определенные преимущества перед своими врагами благодаря сохранению ВВС. В этом виде вооруженных сил служит не более 15 тыс. человек, причем часть его личного состава могла быть брошена на решение иных боевых задач, не связанных с применением авиации. Проблемой сирийских ВВС является состояние техники. По разным оценкам, совершать вылеты может не более 40% самолетов и вертолетов. Кроме того, регулярные потери дополнительно сокращают число боеспособных машин.

По имеющимся данным, ВВС Сирии имеют 4 эскадрильи, вооруженные не более чем 80 самолетами МиГ-23 разных модификаций. Эта техника используется в качестве истребителей и истребителей-бомбардировщиков. Такое же количество эскадрилий имеет на вооружении устаревшие МиГ-21 в количестве 70-80 единиц. 5 эскадрилий вооружены самолетами Су-22 (до 30-35) и Су-24 (не более 10-12). Истребительная авиация имеет в своем составе 2 эскадрильи, укомплектованные самолетами МиГ-29. Боевые задачи также могут решаться вертолетами Ми-25 и SA342L Gazelle.

Истребитель-бомбардировщик МиГ-23. Фото Interpolit.ru

Военно-транспортная авиация включает четыре эскадрильи, оснащенные техникой различных типов. В распоряжении военных имеются легкие пассажирские самолеты Dassault Falcon 20 и Як-40, тяжелые транспортники Ил-76 и техника иных типов преимущественно советской / российской постройки. Многоцелевыми вертолетами Ми-8 и Ми-17 оснащены шесть эскадрилий. Подготовка пилотов производится на базе одной эскадрильи самолетов L-39.

Не более 20 тыс. человек числится в войсках противовоздушной обороны. В составе этого рода войск до начала войны было 4 дивизии, вооруженные зенитными ракетными комплексами С-75, С-125 и 2К12 «Куб». Кроме того, развернуты 3 полка, использующие комплексы С-200. Количество остающихся на службе систем, по понятным причинам, неизвестно.

Сирия сохраняет военно-морские силы, однако этот вид вооруженных сил не принимает активного участия в войне. В связи с этим из 4 тыс. военнослужащих флота часть была переведена в другие войска для участия в боях. В составе ВМС Сирии имеются два сторожевых корабля советского проекта 159, несущие артиллерийское и торпедное вооружение. Остается в эксплуатации более двух десятков ракетных катеров советской и иранской постройки, несущие ракеты П-15 и C-802. Также имеется несколько легких патрульных катеров.

Фронтовой бомбардировщик Су-24. Фото Rusvesna.ru

Сирийский флот имеет три десантных корабля проекта 770 с возможностью перевозки до 5-6 танков или 180 бойцов. Минно-торпедные силы представлены 7 кораблями трех типов исключительно советской постройки. Имеется небольшая группировка многоцелевых и транспортных катеров и судов.

Ранее Сирия использовала свою морскую авиацию, однако, по некоторым данным, с некоторого времени имеющиеся вертолеты простаивают без дела, поскольку все их задачи были возложены на российские экипажи. В строю остается 4 машины типа Ка-28 и 6 Ми-14.

Береговые войска имеют ракетные комплексы нескольких типов. От СССР и России ранее были получены системы с ракетами П-15М и П-35, а также комплекс «Бастион». Состоят на вооружении береговые версии ракет C-802 китайского производства.

Выведенные из активной эксплуатации вертолеты Ми-14 морской авиации. Фото Luftwaffeas.blogspot.fr

Необходимо учитывать, что вооруженные силы Сирии не являются единственным участником конфликта, выступающим на стороне законного правительства. Официальный Дамаск также поддерживают Национальные силы обороны, многочисленные группировки, не присоединившиеся к существующим структурам и т.д. Кроме того, важнейшими участниками конфликта являются военные специалисты и бойцы иранского КСИР, а также других зарубежных организаций. Большую роль играет и российская группировка, представленная, в первую очередь, воздушно-космическими силами. Таким образом, те или иные успехи проправительственных участников войны являются результатом совместной работы разных структур и правильной координации их действий.

Гражданская война в Сирии продолжается около шести лет и, по-видимому, пока далека от своего завершения. Предпринимаются те или иные попытки урегулирования ситуации, прекращения огня и т.д., но они нередко сталкиваются с желанием различных сторон конфликта и даже третьих стран получить свою выгоду. В таких условиях вооруженным силам пришлось пойти на серьезное изменение своей структуры и переработку стратегии и тактики в соответствии с особенностями конфликта, имеющимися угрозами и располагаемыми возможностями. В результате была создана обновленная структура армии, в целом, отвечающая предъявляемым требованиям и способная противостоять противнику, хотя и не избавленная от различных проблем.

По материалам:http://ria.ru/http://tass.ru/http://rg.ru/http://vpk.name/http://russiancouncil.ru/The Military Balance 2017

www.globalwarnews.ru

Вооруженные силы Сирии | Военное оружие и армии Мира

За время гражданской войны вооруженные силы Сирии серьезно пострадали, сократив свою численность более чем наполовину.

Если до войны их численность достигала 325 тыс. человек, то по состоянию на февраль 2016 года в их рядах служило лишь 130,5 тыс. солдат и офицеров. С другой стороны, правительство постаралось создать военизированные иррегулярные формирования, призванные компенсировать сокращение регулярной армии. Вооруженные силы Сирийской Арабской Республики состоят из четырех видов: сухопутных войск, ВВС войск противовоздушной обороны и ВМС.

otvaga2004_syrian_army_01

Численность взаимодействующих с правительственной армией иррегулярных формирований достигает, по приблизительным оценкам, 150 тыс. человек. Наиболее многочисленные среди них — Национальные силы обороны (около 100 тыс. чел., значительную долю среди которых занимают представители сирийских религиозных меньшинств — алавиты, христиане и друзы). Создание их началось в конце 2012 года. Создавая их, правительство ставило перед собой задачу сформировать эффективные и высокомотивированные локальные отряды ополченцев.

За основу была принята модель иранской милиции «Басидж», а ряд лиц, ответственных за организацию Национальных сил обороны, прошли обучение в Иране. Участники этого формирования получают от правительства оружие и денежные выплаты. Во время антиповстанческих операций ополченцы взаимодействуют с регулярной армией, оказывающей им артиллерийскую поддержку. По оценкам аналитиков создание ополчения было успешным и улучшило военное положение сирийского правительства.

Численность этого вида вооруженных сил составляет примерно 90 тыс. человек. Современная его организация неизвестна. Несколько лет назад, до начала гражданской войны, в составе сирийской армии имелось 12 дивизий (7 танковых, 3 механизированные, 1 спецназа, 1 республиканской гвардии), 13 отдельных бригад (пехотные, ракетные, артиллерийские, противотанковые), 10 отдельных полков спецназа.

Сирия располагала внушительным арсеналом разнообразных вооружений, в основном советского производства. Однако следует учитывать, что большинство образцов вооружения было морально и физически устаревшим, поскольку в начале 1990-х годов массовые поставки военной техники в Сирию прекратились. В последующие десятилетия предпринимались лишь ограниченные попытки модернизации (доработка в Украине 200 танков T-55 до уровня Т-55МВ, модернизация 122 танков Т-72 итальянской фирмой «Галилео»). В 2000-е годы из России поступили ПТРК «Метис» и «Корнет», ЗРПК«Тунгуска-М1» и «Панцирь-С1», береговой ракетный комплекс «Бастион-П».

За годы гражданской войны сирийская армия лишилась значительного количества техники. По состоянию на середину 2015 года трофеями повстанцев стали от 200 до 400 танков (в основном Т-55 и Т-62) и около 200 БМП. В то же время отмечается применение правительственными войсками новых образцов вооружения, поставленных Россией уже в ходе гражданской войны: танков Т-90, бронетранспортеров БТР-80 и БТР-82, тяжелых огнеметных систем ТОС-1 и др.

К 1985 году ВВС Сирии располагали примерно 650 боевыми самолетами — не считая транспортных и учебных, а также вертолетов. В 1990-е и 2000-е годы в связи с прекращением поставок из СССР самолетный и вертолетный парк неуклонно уменьшался. Тем не менее к началу гражданской войны в строю еще оставалось около 250 боевых, около 80 учебных и транспортных самолетов, более 100 вертолетов. Война привела к существенному сокращению численности — по некоторым данным, ВВС лишились едва ли не 90 % своих самолетов и вертолетов. Заказанные в России истребители МиГ-29М и учебно-боевые самолеты Як-130 в страну так и не поступили.

Численность личного состава ВВС оценивается примерно в 16,5 тыс. человек. Еще 20 тыс. служат в войсках ПВО. Последние располагают ЗРК С-75 «Двина», С-75М «Волга», С-125 «Нева», С-125М «Печора», С-200 «Ангара», C-200B «Вега», «Куб», «Оса», а также новыми ЗРК российского производства «Бук-М2Э». Однако степень их боеготовности низкая, значительное количество ЗРК и радаров выведены из строя в ходе войны.

Этот вид вооруженных сил наименьший по составу — он насчитывает примерно 4 тыс. человек. К началу гражданской войны флот располагал двумя сторожевыми кораблями проекта 159АЭ, четырьмя тральщиками (один — пр. 266, три — пр. 1258), тремя средними десантными кораблями пр. 771, 10 ракетными и 11 сторожевыми катерами, учебным кораблем и несколькими вспомогательными судами. Имелась также эскадрилья морской авиации (вертолеты Ми-14 и Ка-28). За время гражданской войны флот пришел в состояние упадка, большинство его кораблей и катеров являются небоеготовыми.

    3353      

warfor.me

Сирийская армия. Военная мощь и преобразования » Военное обозрение

Весной 2011 года в Сирии начались акции протеста и антиправительственные выступления, всего за несколько месяцев переросшие в открытые столкновения. Результатом этих событий стало начало гражданской войны, продолжающейся до сих пор. Интересы законных властей страны в этом конфликте отстаивают вооруженные силы Сирии. Кроме того, с определенного времени армии помогают различные отечественные и зарубежные вооруженные формирования. Имеющийся потенциал, а также помощь со стороны дружественных государств позволяют Дамаску сдерживать напор многочисленных вражеских группировок, а также время от времени одерживать победы.

Достаточно давно гражданская война в Сирии превратилась в противостояние большого числа военизированных организаций, вооруженных группировок, террористических организаций и т.д. Как следствие, в разных районах страны друг с другом могут сражаться самые разные структуры. Так, на стороне Дамаска воюют сирийская армия, несколько ополчений, а также военные организации Ирана и Ирака. Заметную поддержку оказывает ливанская организация «Хезболла» и другие группировки региона. С осени 2015 года сирийской армии помогают воздушно-космические силы России.

Сирийский стрелок на посту. Фото Voanews.com

В сложных условиях продолжающейся гражданской войны сирийская армия была вынуждена пойти на некоторые реформы, затронувшие ее структуру. В результате этого за несколько лет вооруженные силы Сирии претерпели заметные изменения и теперь наиболее полно отвечают предъявляемым требованиям. При этом, однако, сохраняются определенные проблемы разного рода. Рассмотрим нынешнее состояние сирийской армии.

Основой сирийских вооруженных сил, как ранее, так и сейчас являются сухопутные войска. До начала гражданской войны в них наблюдались некоторые интересные тенденции. Основой армии были механизированные и бронетанковые дивизии в количестве 11 единиц. Также имелись две дивизии сил специального назначения. Легкие пехотные соединения присутствовали в минимальных количествах, что приводило к соответствующим последствиям с точки зрения стратегии.

До начала войны в сирийской армии служило около 325 тыс. человек. В боевых действиях вооруженные силы понесли значительные безвозвратные потери. Кроме того, определенная часть личного состава дезертировала, в том числе примкнув к вражеским формированиям. Результатом этого стало заметное сокращение численности армии. В настоящее время в армии числится не более 130-135 тыс. человек. Подобное сокращение армии, однако, было в некоторой мере компенсировано путем создания новых добровольческих организаций. С их помощью удалось нарастить численность пехотных соединений и, как минимум, частично восстановить имевшийся ранее потенциал.

Танки Т-72 без каких-либо доработок. Фото Syrianfreepress.wordpress.com

Сокращение личного состава и многочисленные потери военной техники в итоге привели к изменению структуры армии. В настоящее время в составе сухопутных войск имеется 6 бронетанковых дивизий с отличающимся составом, 4 механизированные дивизии и 2 пехотные бригады. Также армия располагает 2 артиллерийскими бригадами и 2 бригадами, вооруженными противотанковыми ракетными комплексами. Оперативно-тактические ракетные комплексы состоят на вооружении двух соответствующих бригад.

Характерной чертой текущего конфликта является невозможность точного определения количественного и качественного состава парка техники и вооружений. За последние шесть лет армия Сирии потеряла значительное количество материальной части: она уничтожалась в боях или доставалась противнику в качестве трофея. Кроме того, некоторые образцы меняли хозяев по несколько раз. Как следствие, в настоящее время говорить можно только о типах оружия / техники, но не об их количестве.

Бронетанковые дивизии оснащены техникой советского или российского производства различных типов. В строю до сих пор остаются танки разных модификаций семейства Т-55. Также имеются немного более новые Т-62. Благодаря российской помощи Сирия эксплуатирует значительное число танков Т-72 разных модификаций и даже сравнительно новые Т-90. В распоряжении механизированных соединений имеются боевые машины пехоты БМП-1/2 и бронетранспортеры почти всех моделей советского и российского производства. Вспомогательная техника, такая как ремонтно-эвакуационные и командно штабные машины, установки разминирования и т.д. тоже имеют советское / российское происхождение.

Один из вариантов кустарной модернизации бронетехники. Фото Arabic-military.com

Схожим образом дела обстоят и в артиллерийских частях. Армия располагает самоходными артиллерийскими системами различных типов калибром от 57 до 152 мм. Часть этой техники представляет собой серийные образцы зарубежного производства, тогда как прочие машины изготовлялись в кустарных условиях из имеющейся в наличии техники. На самоходных шасси монтируются как пушки или гаубицы, так и минометы. При этом сохраняется большое число разнообразных буксируемых систем. Реактивная артиллерия преимущественно представлена советскими и российскими системами. Имеются боевые машины различных типов, от БМ-21 «Град» до 9А52 «Смерч». Большое распространение получили буксируемые пусковые установки «Тип 63» китайского производства. Кроме того, армия и лояльные Дамаску формирования активно используют РСЗО семейства «Вулкан», созданные уже в ходе войны.

На вооружении двух отдельных бригад состоят оперативно-тактические ракетные комплексы нескольких типов. Сирия до сих пор эксплуатирует устаревшие системы, такие как Р-300, однако имеются и более новые комплексы «Точка». Также на вооружении состоят системы «Фатех» иранского производства.

При помощи российских поставок пехотные соединения смогли значительно обновить арсеналы противотанковых средств. Устаревшие ПТРК наподобие 9П133 «Малютка» или 9П148 «Конкурс» в последние годы были дополнены комплексами «Фагот», «Метис», «Корнет» и т.д. Для борьбы с воздушными целями пехота может использовать переносные зенитные комплексы различных моделей семейств «Стрела» и «Игла».

БМП-1 вооруженных сил. Фото ANNA News

Противовоздушная оборона сухопутных войск имеет на вооружении как ракетные, так и артиллерийские системы. Кроме того, несколько лет назад началась эксплуатация комбинированных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1». Основой войсковой ПВО при этом являются комплексы семейства «Бук» разных моделей. ЗРК дополняются ствольными системами на самоходных шасси и в буксируемом исполнении. До сих пор применяются самоходки ЗСУ-23-4 и ЗСУ-57-2. Имеется определенное количество буксируемых систем с орудиями калибром от 23 до 100 мм. В связи со спецификой текущего конфликта зенитные орудия используются исключительно в качестве огневых средств поддержки сухопутных войск. Для этого имеющиеся пушки и автоматы в изначально буксируемом исполнении нередко монтируются на доступных шасси.

Следует отметить, что строительство новых образцов военной техники того или иного назначения с применением доступных агрегатов и изделий является одной из характерных черт продолжающейся войны. Коммерческие или армейские автомобили становятся базой для «самодельных» артиллерийских самоходок со ствольным или реактивным вооружением. Иная техника получает бронирование и вооружение, становясь боевыми машинами пехоты. Серийные образцы боевых бронированных машин получают дополнительную защиту, снижающую вероятность поражения распространенными средствами. Определенные особенности подобной модернизации техники позволяют предполагать, что в некоторых случаях она осуществляется по неким «серийным» проектам.

По понятным причинам, определить количество и типы боевой техники кустарного производства не представляется возможным. Точная информация на этот счет не публикуется, а оценки затрудняются различными факторами. К примеру, на вооружении сирийской армии вполне могут состоять образцы, ранее построенные противником и взятые в качестве трофея.

Известный образец "технического творчества": самоходка на шасси ГАЗ "Садко", вооруженная орудием ЗиС-2. Фото Twitter.com/MathieuMorant

В соответствии с актуальными тенденциями развития армий, Сирия приняла на вооружение беспилотные летательные аппараты нескольких типов. Эта техника производится преимущественно в Иране.

В связи с сокращением численности личного состава армии официальный Дамаск в начале 2013 года был вынужден создать Национальные силы обороны (НСО). В состав этой структуры принимались различные самостоятельные группировки и организации, лояльные законной власти. Вскоре все желающие были собраны в единую структуру с подчинением т.н. Национальным комитетам. К настоящему времени в НСО числится порядка 100 тыс. бойцов. С целью повышения боеспособности отдельных подразделений и всех сил в целом в качестве консультантов и инструкторов привлекаются специалисты иранского Корпуса Стражей Исламской революции.

Также с правительственными войсками сотрудничают некоторые другие добровольческие формирования – т.н. отряды «Шабиха». Часть этих организаций вошла в состав Национальных сил обороны, тогда как другие по-прежнему сохраняют определенную самостоятельность. По разным оценкам, в проправительственных формированиях, не входящих в официальные структуры, числится до 50 тыс. человек.

Пусковая установка "Вулкан" на серийном шасси российского производства. Фото Strangernn.livejournal.com

В связи с определенными особенностями гражданской войны и имеющимися ограничениями НСО, «Шабиха» и т.д. преимущественно выполняют функции пехоты, тогда как эксплуатация бронетехники и иных боевых машин остается задачей кадровых военных. Подобный подход позволил компенсировать потери личного состава и поднять потенциал вооруженных сил в целом на приемлемый уровень.

Вооруженные силы Сирии имеют определенные преимущества перед своими врагами благодаря сохранению ВВС. В этом виде вооруженных сил служит не более 15 тыс. человек, причем часть его личного состава могла быть брошена на решение иных боевых задач, не связанных с применением авиации. Проблемой сирийских ВВС является состояние техники. По разным оценкам, совершать вылеты может не более 40% самолетов и вертолетов. Кроме того, регулярные потери дополнительно сокращают число боеспособных машин.

По имеющимся данным, ВВС Сирии имеют 4 эскадрильи, вооруженные не более чем 80 самолетами МиГ-23 разных модификаций. Эта техника используется в качестве истребителей и истребителей-бомбардировщиков. Такое же количество эскадрилий имеет на вооружении устаревшие МиГ-21 в количестве 70-80 единиц. 5 эскадрилий вооружены самолетами Су-22 (до 30-35) и Су-24 (не более 10-12). Истребительная авиация имеет в своем составе 2 эскадрильи, укомплектованные самолетами МиГ-29. Боевые задачи также могут решаться вертолетами Ми-25 и SA342L Gazelle.

Истребитель-бомбардировщик МиГ-23. Фото Interpolit.ru

Военно-транспортная авиация включает четыре эскадрильи, оснащенные техникой различных типов. В распоряжении военных имеются легкие пассажирские самолеты Dassault Falcon 20 и Як-40, тяжелые транспортники Ил-76 и техника иных типов преимущественно советской / российской постройки. Многоцелевыми вертолетами Ми-8 и Ми-17 оснащены шесть эскадрилий. Подготовка пилотов производится на базе одной эскадрильи самолетов L-39.

Не более 20 тыс. человек числится в войсках противовоздушной обороны. В составе этого рода войск до начала войны было 4 дивизии, вооруженные зенитными ракетными комплексами С-75, С-125 и 2К12 «Куб». Кроме того, развернуты 3 полка, использующие комплексы С-200. Количество остающихся на службе систем, по понятным причинам, неизвестно.

Сирия сохраняет военно-морские силы, однако этот вид вооруженных сил не принимает активного участия в войне. В связи с этим из 4 тыс. военнослужащих флота часть была переведена в другие войска для участия в боях. В составе ВМС Сирии имеются два сторожевых корабля советского проекта 159, несущие артиллерийское и торпедное вооружение. Остается в эксплуатации более двух десятков ракетных катеров советской и иранской постройки, несущие ракеты П-15 и C-802. Также имеется несколько легких патрульных катеров.

Фронтовой бомбардировщик Су-24. Фото Rusvesna.ru

Сирийский флот имеет три десантных корабля проекта 770 с возможностью перевозки до 5-6 танков или 180 бойцов. Минно-торпедные силы представлены 7 кораблями трех типов исключительно советской постройки. Имеется небольшая группировка многоцелевых и транспортных катеров и судов.

Ранее Сирия использовала свою морскую авиацию, однако, по некоторым данным, с некоторого времени имеющиеся вертолеты простаивают без дела, поскольку все их задачи были возложены на российские экипажи. В строю остается 4 машины типа Ка-28 и 6 Ми-14.

Береговые войска имеют ракетные комплексы нескольких типов. От СССР и России ранее были получены системы с ракетами П-15М и П-35, а также комплекс «Бастион». Состоят на вооружении береговые версии ракет C-802 китайского производства.

Выведенные из активной эксплуатации вертолеты Ми-14 морской авиации. Фото Luftwaffeas.blogspot.fr

Необходимо учитывать, что вооруженные силы Сирии не являются единственным участником конфликта, выступающим на стороне законного правительства. Официальный Дамаск также поддерживают Национальные силы обороны, многочисленные группировки, не присоединившиеся к существующим структурам и т.д. Кроме того, важнейшими участниками конфликта являются военные специалисты и бойцы иранского КСИР, а также других зарубежных организаций. Большую роль играет и российская группировка, представленная, в первую очередь, воздушно-космическими силами. Таким образом, те или иные успехи проправительственных участников войны являются результатом совместной работы разных структур и правильной координации их действий.

Гражданская война в Сирии продолжается около шести лет и, по-видимому, пока далека от своего завершения. Предпринимаются те или иные попытки урегулирования ситуации, прекращения огня и т.д., но они нередко сталкиваются с желанием различных сторон конфликта и даже третьих стран получить свою выгоду. В таких условиях вооруженным силам пришлось пойти на серьезное изменение своей структуры и переработку стратегии и тактики в соответствии с особенностями конфликта, имеющимися угрозами и располагаемыми возможностями. В результате была создана обновленная структура армии, в целом, отвечающая предъявляемым требованиям и способная противостоять противнику, хотя и не избавленная от различных проблем.

По материалам:http://ria.ru/http://tass.ru/http://rg.ru/http://vpk.name/http://russiancouncil.ru/The Military Balance 2017

topwar.ru

от регулярной армии к добровольческим корпусам

С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. Представленный материал ставит целью проследить динамику изменений структуры вооруженных сил и военнизированных формирований, поддерживающих официальный Дамаск на протяжении конфликта.

На каждом новом этапе реформ и попыток укрепить боеспособность лояльных ему сил, режим Б. Асада создает все новые и новые надстройки, каждая из которых имеет различную степень зависимости или независимости от Дамаска. И каждая из них опирается на поддержку того или иного зарубежного или внутреннего спонсора, являясь, по сути, его «прокси».

С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы.

Сирийская арабская армия

В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я). В них был переизбыток танков и иной бронетехники и дефицит легких мобильных, хорошо подготовленных подразделений. Они также имели громоздкую штатно-организационную структуру и не могли решать поставленные задачи в ходе внутреннего конфликта.

Массовое дезертирство окончательно поставило крест на боеспособности этих дивизий, за исключением 4-й механизированной, 14-й и 15-й дивизий специальных сил, а также «Республиканской гвардии». Из остальных дивизий, чьи штабы одновременно являлись и штабами военных секторов, был выделен их боеспособный компонент, сведенный обычно в одну из четырех штатных бригад. Так, например, в 1-й танковой дивизии такой бригадой стала 76-я и в 10-й дивизии — 56-я бригада. На основе штабов дивизий удалось создать элементы командования по территориальному принципу, большинство из которых действуют и до настоящего времени (кроме штаба дивизии в Ракке). Они послужили основой территориальных или позиционных сил.

Большинство дивизий или бригад с их номерами являлись соединениями подобного дивизионного и бригадного уровня только на бумаге и в сводках новостей. В реальности они не представляют соответствующей боевой ценности. Скорее, они напоминают дивизии и бригады российской армии времен первой чеченской кампании. Данная ситуация сохраняется и в настоящее время, и второе падение Пальмиры в декабре 2016 г. это наглядно продемонстрировало. Находящиеся поблизости в провинции Хомс военные части не смогли выделить каких-либо существенных подкреплений и направить их в помощь гарнизону Тадмора, несмотря на то, что на бумаге эти силы выглядели очень грозно. Таким образом, главными проблемами режима на первом этапе войны стали как комплектование САА личным составом, так и отсутствие в ней мобильных сил и легкой пехоты, способных оперативно затыкать бреши в случае возникновения угрозы на том или ином направлении, а также вести боевые действия в городских условиях и на местности со сложным рельефом.

Сформированные после 1982 г. для операций в горах Ливана четыре пехотные бригады быстро потеряли боеспособность, будучи набранными из нелояльных режиму сирийцев. В результате на первом этапе войны режим Б. Асада в качестве мобильных сил легкой пехоты мог рассчитывать лишь на 14-ю и 15-ю дивизии специальных сил. Их подразделения действовали по всей территории страны, перебрасываясь на различные участки. Такую же боевую работу выполняли и отдельные полки специального назначения. Спецназом, естественно, все эти силы можно было назвать весьма условно, так как они применялись исключительно как легкая пехота и штурмовые силы. Но надо отметить, что по уровню боевой выучки они превосходили иные сирийские соединения и части.

В качестве мобильных бронетанковых и механизированных подразделений, которые использовались по всей Сирии, на наиболее угрожаемых направлениях были бригады и батальоны 4-й механизированной дивизии, которые усиливались подразделениями иных «тяжелых» дивизий. Танковые и механизированные батальонные группы этих соединений часто применялись совместно с частями 14-й и 15-й дивизий специальных сил, обеспечивая им бронетанковую поддержку. Впоследствии также в качестве пехотного компонента 4-й дивизии часто использовались отряды ливанской «Хезболлы», как это можно было наблюдать, например, в ходе боев за Алеппо.

Тем не менее всех боеспособных соединений САА, включая части «Республиканской гвардии», которые также сохранили боеспособность, но были ориентированы прежде всего для обороны правительственных кварталов Дамаска, а одна бригада была развернута для защиты Латакии, было явно недостаточно не только для наступательных действий, но даже для обороны т.н. «Полезной Сирии». Собственно, и в настоящее время численность САА вряд ли может превышать 70 – 80 тыс. бойцов.

Шабиха и Национальные силы обороны

Режим не имел возможности восстановить в полной мере боеспособность САА ввиду массового уклонения от службы в ней. В такой ситуации Б. Асад был вынужден, по сути, пойти по пути своих противников, позволив любым лояльным ему группам, партиям и общественным движениям создавать собственные вооруженные группировки без какого-либо управления этим процессом из Дамаска.

За счет формирования большого количество военизированных структур различного происхождения, которые взяли на себя местные партийные ячейки БААС, крупные бизнесмены, связанные с режимом Б. Асада, или даже преступные сообщества, на протяжении 2012 г. была частично решена проблема комплектования вооруженных сил. Их удалось усилить пехотными подразделениями, которыми стали эти военизированные иррегулярные формирования. Их называли обобщенным наименованием «Шабиха». Начиная с 2012 г., Шабиха появляются во всех регионах Сирии, подконтрольных режиму. В тот период численность этих сил оценивалась в 40 тыс. чел. Однако в последующем она только возрастала.

Некоторые отряды действовали исключительно на ограниченной территории — в городском районе или поселке, где и были сформированы. Иные, например, созданные влиятельными магнатами, могли быть использованы во всей Сирии. Эти подразделения также сильно отличались по уровню экипировки и вооружения, подготовки бойцов, дисциплины. Некоторые представляли исключительно местные силы, другие имели сложную иерархию, ведущую в Дамаск. В любом случае Шабиха спасла армию от истощения и оказалась в некоторых случаях даже более эффективной и устойчивой в городских боях и при обороне населенных пунктов, чем САА.

Многие эти отряды обрели дурную славу, прежде всего связанную с их преступлениями против гражданского населения, что нашло отражение и в документах ООН. Вопреки распространенному мнению далеко не все группы Шабиха были алавитскими. Некоторые были сформированы из суннитов. Например, в Алеппо роль Шабихи играл суннитский гангстерский клан «Барри», прославившейся своей жестокостью; точно такую же репутацию завоевал христианский преступный клан, ранее контролировавший пути контрабанды, ставший Шабиха в районе Эль-Кусейра.

На следующей стадии военного конфликта реформированию подверглись уже собственно эти «разношерстные» иррегулярные формирования, которых попытались привести к общему знаменателю и придать им более или менее единое устройство. В связи с этим сирийские власти, начиная с 2013 г., создают «Национальные силы обороны» (НСО), подчиненные «Народным комитетам». В формировании этих подразделений приняли участие иранские военные советники, которые в качестве образца предложили структуру и программу обучения «Басидж» — иранской военизированной милиции.

Иностранные шиитские группировки

С учетом того, что САА даже с помощью НСО не была в состоянии переломить ход войны, в этот период в стране появляются «шиитские джихадисты» — иностранные боевики различных шиитских организаций из разных стран, которые с того момента становятся неотъемлемой частью вооруженных сил режима. Наиболее известные среди них — ливанская «Хезболла» и многочисленные иракские группы, такие как «Лива аль-Зульфикар» и «Лива Асадуллах аль-Галиб», возникшие на фундаменте «первопроходцев» шиитского джихада в Сирии из числа иракских сил — «Ливы Абу Фадль аль-Аббас» и конгломерат иракских шиитских группировок, связанных с «Асаиб Ахль аль-Хакк».

В САР также действуют формирования, подчиненные непосредственно иранскому командованию «Аль-Кудс». В частности, набранные из афганских шиитов «Фатимиюн» (их общая численность в лагерях в Иране составляет 18 тыс., из них 3–5 тыс. находятся в Сирии и меняются на основании ротации) и пакистанские «Зейнабиюн».

«Сирийская Хезболла» — сирийские шиитские группировки

Многие из этих иностранных шиитских группировок начинают формировать в Сирии свои «дочерние структуры» — как связанные с ними напрямую, так и финансируемые из шиитских фондов. Это так называемая «Сирийская Хезболла», в которую входят силы «Сирийского национального идеологического сопротивления» — местные филиалы ливанской «Хезболлы», а также «Сирийское исламское сопротивление», к которому можно отнести местные сирийские фракции иракских шиитских группировок. Эти силы состоят из сирийских граждан — как шиитов, так и «хомейнизированных» суннитов и алавитов. Так, например, иракская «Катаиб Сайид аш-Шухада» сформировала из сирийцев свой местный филиал — «Лива Сайида Рукайа». А действующая в осажденном Дейр-аз-Зоре «Лива имам Зейн аль-Абидин» — один из многих филиалов ливанской «Хезболлы» в САР. Большинство таких группировок фактически так и не вошли в НСО и по-прежнему пользуются самостоятельностью.

Другие группировки, наоборот, даже стали подразделениями САА. Так, в 4-й дивизии есть шиитский полк местной (сирийской) «Хезболлы» — «Лива Сейф аль-Махди». Общая численность всех формирований, связанных с Ираном, можно оценить в 130 тыс. чел. Из них 30 тыс. — это иностранные шиитские боевики и 100 тыс. — сирийские шиитские группировки и подразделение НСО, состоящие из суннитов и алавитов и иных сирийцев, но находящиеся под контролем иранских военных советников и частично или полностью финансируемые Ираном.

«Силы Тигра», «Соколы Пустыни» и частные военные фракции

Следует отметить, что наступило четкое «разделение труда» между САА и НСО, где армия в большой степени играет роль танковых и тяжелых механизированных подразделений, а НСО — пехотных частей, иногда даже посаженных на бронетехникику (БТР, БМП), принадлежащую армии. Тем не менее армейское командование прилагает усилия для создания собственного пехотного штурмового компонента, который должен был дополнить силы СпН из 14-ой и 15-ой дивизий. Таким образом, осенью 2013 г. появляются «Силы Тигра», развернутые в одноименную дивизию. Их формирование отражает общую картину состояния упадка регулярных частей САА, ее полную децентрализацию и хаотизацию.

Так, изначально призванные стать еще одним «элитным подразделением армии», эти силы находят серьезных спонсоров, связанных с разведкой ВВС и преследующих собственные цели. В результате они не столько усиливают 14-ю и 15-ю дивизии, сколько, наоборот, ослабляют их, переманивая наиболее подготовленных бойцов. Ослабили они и оставшиеся боеспособными армейские части, такие как 4-я механизированная дивизия или 11-я танковая, из которых также забирали лучшие офицерские кадры в подразделения дивизии «Силы Тигра» и его отдельные бригады — «Силы Гепарда» и «Силы Пантеры». При этом они подчиняются штабу САА весьма формально, будучи, по сути, подразделениями, связанными с разведкой ВВС. Пока, наконец, «Силы Тигра» не превращаются в полностью автономную «фракцию» сирийских проправительственных сил, имеющих и собственные танковые части (оснащенные новейшими российскими танками Т-90), и иные подразделения, обеспечивающие им широкую степень независимости.

Появление «Соколов Пустыни», уже исключительно частной военной компании, хоть и аффилированной с САА, также ослабляет состав 14-ой и 15-ой дивизий. Теперь их названия очень редко можно встретить в сводках боевых действий, в отличие от тех же «Тигров» или «Пустынных Соколов».

Таким образом, кроме САА и сил обороны появляется еще один компонент вооруженных формирований, действующих на стороне режима, — частные подразделения. Помимо уже названных соединений, к ним можно отнести подразделения «Катаиб аль-Джабалауи» и «Леопарды Хомса» (но есть и другие), сформированные Рами Маклуфом и его «Ассоциацией аль-Бустан».

Российский след — добровольческие штурмовые корпуса

Наконец, при участии российских военных советников начал формироваться 4-й добровольческий штурмовой корпус. Местом его формирования стала провинция Латакия. Примером послужила бригада «Щит Побережья», созданная в Латакии из местных алавитских добровольцев при поддержке «Республиканской гвардии».

Отличие 4-ого корпуса от ополченческих и территориальных НСО в том, что служба в нем не являлась альтернативой службе в САА. Корпус должен был формироваться из уже отслуживших «ветеранов» или тех, кто по тем или иным причинам были освобождены от службы. Но по факту его укомплектование, как это часто и бывало, происходит путем переманивания бойцов иных, в том числе конкурирующих, структур, то есть дивизий Армии или НСО. При поступлении в это подразделение сохранились гражданские зарплаты, к которым добавлялись новые выплаты, что указывает на серьезные источники финансирования.

В результате к осени 2015 г. из 6 набранных местных добровольческих бригад (некоторые, вероятно, перепрофилированные бригады НСО) и 103-й бригады «Республиканской гвардии», послужившей, скорее всего, в качестве штабной и резерва тяжелой техники, а также ряда иных частей и был развернут 4-ый штурмовой добровольческий корпус. Он смог добиться определенных успехов в ходе наступательных операций в Латакии в конце 2015 – начале 2016 гг. Само название «штурмовой» указывало на изменившуюся тенденцию. Теперь вместо оборонительных структур типа НСО и спонтанно возникших бригад «Щитов» (обороны побережья и т. д.) силы режима нацеливаются на наступательные операции.

После окончания формирования 4-ого корпуса начинается создание близкой к нему структуры — 5-ого штурмового добровольческого корпуса, но уже не регионального (Латакия), а общесирийского значения. Он должен быть укомплектован в том числе и за счет задействования «скрытых резервов». В частности, к службе в его бригадах будут привлекаться амнистированные повстанцы и дезертиры, а также иные избегающие военной службы лица. В то же время для поступления в корпус существует серьезный материальный стимул в виде сохранения довоенных зарплат и военных премий.

Если 4-ый корпус был развернут исключительно в Латакии и являлся скорее экспериментальным, то места формирования 5-го корпуса разбросаны по всей Сирии, и условия службы в нем несколько отличаются от 4-го корпуса. Не исключено, что силы 5-го корпуса будут тесно взаимодействовать с теми подразделениями на военных объектах, на которых они формируются (5-я танковая дивизия, 15-я дивизия СпН). Ожидается также, что эти силы могут создать нужный пехотный компонент для взаимодействия с «тяжелыми» батальонами САА вместо зависимых от Ирана НСО. Тем самым предусматривается возможность предоставить российскому военному командованию широкую степень независимости в проведении военных действий без необходимости привлекать проиранские формирования и менять в угоду им ход той или иной операции. Это вызывает настороженность у Тегерана. И, по некоторым данным, Иран настаивает на своем более активном участии в создании 5-го корпуса.

Кроме того, новой тенденцией развития вооруженных сил режима может стать укрепление «Республиканской гвардии», которая в конце концов должна будет поглотить все наиболее боеспособные части САА. В качестве образца может быть использовано формируемое в Алеппо новое соединение, которое объединит в своих рядах все части и подразделения Сирийской арабской армии, действующие в районе города, в новое формирование — 30-ю дивизию «Республиканской гвардии».

***

На каждом новом этапе реформ и попыток укрепить боеспособность лояльных ему сил, режим Б. Асада создает все новые и новые надстройки, каждая из которых имеет различную степень зависимости или независимости от Дамаска. И каждая из них опирается на поддержку того или иного зарубежного или внутреннего спонсора, являясь, по сути, его «прокси».

Само по себе наличие такого количества разрозненных и не подконтрольных в полной мере Дамаску структур закладывает под Сирию (а отнюдь не только под режим) бомбу замедленного действия, препятствует реализации договоренностей о прекращении огня и требует выработки ясной линии в отношении их будущего.

russiancouncil.ru

Вооруженные силы Сирии на седьмой год войны: от регулярной армии к добровольческим корпусам

(РСМД) 28 апреля 2017 года была опубликована небезынтересная

руководителя Центра исламских исследований Института инновационного развития (ИИР)

посвященная нынешнему состоянию правительственных вооруженных сил Сирии.

Подразделения Сирийской Арабской армии в районе Пальмиры. 03.03.2017 (c) Олег Блохин / www.facebook.com

В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я). В них был переизбыток танков и иной бронетехники и дефицит легких мобильных, хорошо подготовленных подразделений. Они также имели громоздкую штатно-организационную структуру и не могли решать поставленные задачи в ходе внутреннего конфликта.

Массовое дезертирство окончательно поставило крест на боеспособности этих дивизий, за исключением 4-й механизированной, 14-й и 15-й дивизий специальных сил, а также «Республиканской гвардии». Из остальных дивизий, чьи штабы одновременно являлись и штабами военных секторов, был выделен их боеспособный компонент, сведенный обычно в одну из четырех штатных бригад. Так, например, в 1-й танковой дивизии такой бригадой стала 76-я и в 10-й дивизии — 56-я бригада. На основе штабов дивизий удалось создать элементы командования по территориальному принципу, большинство из которых действуют и до настоящего времени (кроме штаба дивизии в Ракке). Они послужили основой территориальных или позиционных сил.

Большинство дивизий или бригад с их номерами являлись соединениями подобного дивизионного и бригадного уровня только на бумаге и в сводках новостей. В реальности они не представляют соответствующей боевой ценности. Скорее, они напоминают дивизии и бригады российской армии времен первой чеченской кампании. Данная ситуация сохраняется и в настоящее время, и второе падение Пальмиры в декабре 2016 г. это наглядно продемонстрировало. Находящиеся поблизости в провинции Хомс военные части не смогли выделить каких-либо существенных подкреплений и направить их в помощь гарнизону Тадмора, несмотря на то, что на бумаге эти силы выглядели очень грозно. Таким образом, главными проблемами режима на первом этапе войны стали как комплектование САА личным составом, так и отсутствие в ней мобильных сил и легкой пехоты, способных оперативно затыкать бреши в случае возникновения угрозы на том или ином направлении, а также вести боевые действия в городских условиях и на местности со сложным рельефом.

Главными проблемами режима на первом этапе войны стали как комплектование САА личным составом, так и отсутствие в ней мобильных сил и легкой пехоты, способных оперативно затыкать бреши в случае возникновения угрозы, а также вести боевые действия в городских условиях и на местности со сложным рельефом.

Сформированные после 1982 г. для операций в горах Ливана четыре пехотные бригады быстро потеряли боеспособность, будучи набранными из нелояльных режиму сирийцев. В результате на первом этапе войны режим Б. Асада в качестве мобильных сил легкой пехоты мог рассчитывать лишь на 14-ю и 15-ю дивизии специальных сил. Их подразделения действовали по всей территории страны, перебрасываясь на различные участки. Такую же боевую работу выполняли и отдельные полки специального назначения. Спецназом, естественно, все эти силы можно было назвать весьма условно, так как они применялись исключительно как легкая пехота и штурмовые силы. Но надо отметить, что по уровню боевой выучки они превосходили иные сирийские соединения и части.

В качестве мобильных бронетанковых и механизированных подразделений, которые использовались по всей Сирии, на наиболее угрожаемых направлениях были бригады и батальоны 4-й механизированной дивизии, которые усиливались подразделениями иных «тяжелых» дивизий. Танковые и механизированные батальонные группы этих соединений часто применялись совместно с частями 14-й и 15-й дивизий специальных сил, обеспечивая им бронетанковую поддержку. Впоследствии также в качестве пехотного компонента 4-й дивизии часто использовались отряды ливанской «Хезболлы», как это можно было наблюдать, например, в ходе боев за Алеппо.

Тем не менее всех боеспособных соединений САА, включая части «Республиканской гвардии», которые также сохранили боеспособность, но были ориентированы прежде всего для обороны правительственных кварталов Дамаска, а одна бригада была развернута для защиты Латакии, было явно недостаточно не только для наступательных действий, но даже для обороны т.н. «Полезной Сирии». Собственно, и в настоящее время численность САА вряд ли может превышать 70 – 80 тыс. бойцов.

Шабиха и Национальные силы обороны

Режим не имел возможности восстановить в полной мере боеспособность САА ввиду массового уклонения от службы в ней. В такой ситуации Б. Асад был вынужден, по сути, пойти по пути своих противников, позволив любым лояльным ему группам, партиям и общественным движениям создавать собственные вооруженные группировки без какого-либо управления этим процессом из Дамаска.

За счет формирования большого количество военизированных структур различного происхождения, которые взяли на себя местные партийные ячейки БААС, крупные бизнесмены, связанные с режимом Б. Асада, или даже преступные сообщества, на протяжении 2012 г. была частично решена проблема комплектования вооруженных сил. Их удалось усилить пехотными подразделениями, которыми стали эти военизированные иррегулярные формирования. Их называли обобщенным наименованием «Шабиха». Начиная с 2012 г., Шабиха появляются во всех регионах Сирии, подконтрольных режиму. В тот период численность этих сил оценивалась в 40 тыс. чел. Однако в последующем она только возрастала.

Некоторые отряды действовали исключительно на ограниченной территории — в городском районе или поселке, где и были сформированы. Иные, например, созданные влиятельными магнатами, могли быть использованы во всей Сирии. Эти подразделения также сильно отличались по уровню экипировки и вооружения, подготовки бойцов, дисциплины. Некоторые представляли исключительно местные силы, другие имели сложную иерархию, ведущую в Дамаск. В любом случае Шабиха спасла армию от истощения и оказалась в некоторых случаях даже более эффективной и устойчивой в городских боях и при обороне населенных пунктов, чем САА.

Многие эти отряды обрели дурную славу, прежде всего связанную с их преступлениями против гражданского населения, что нашло отражение и в документах ООН. Вопреки распространенному мнению далеко не все группы Шабиха были алавитскими. Некоторые были сформированы из суннитов. Например, в Алеппо роль Шабихи играл суннитский гангстерский клан «Барри», прославившейся своей жестокостью; точно такую же репутацию завоевал христианский преступный клан, ранее контролировавший пути контрабанды, ставший Шабиха в районе Эль-Кусейра.

На следующей стадии военного конфликта реформированию подверглись уже собственно эти «разношерстные» иррегулярные формирования, которых попытались привести к общему знаменателю и придать им более или менее единое устройство. В связи с этим сирийские власти, начиная с 2013 г., создают «Национальные силы обороны» (НСО), подчиненные «Народным комитетам». В формировании этих подразделений приняли участие иранские военные советники, которые в качестве образца предложили структуру и программу обучения «Басидж» — иранской военизированной милиции.

Иностранные шиитские группировки

С учетом того, что САА даже с помощью НСО не была в состоянии переломить ход войны, в этот период в стране появляются «шиитские джихадисты» — иностранные боевики различных шиитских организаций из разных стран, которые с того момента становятся неотъемлемой частью вооруженных сил режима. Наиболее известные среди них — ливанская «Хезболла» и многочисленные иракские группы, такие как «Лива аль-Зульфикар» и «Лива Асадуллах аль-Галиб», возникшие на фундаменте «первопроходцев» шиитского джихада в Сирии из числа иракских сил — «Ливы Абу Фадль аль-Аббас» и конгломерат иракских шиитских группировок, связанных с «Асаиб Ахль аль-Хакк».

В САР также действуют формирования, подчиненные непосредственно иранскому командованию «Аль-Кудс». В частности, набранные из афганских шиитов «Фатимиюн» (их общая численность в лагерях в Иране составляет 18 тыс., из них 3–5 тыс. находятся в Сирии и меняются на основании ротации) и пакистанские «Зейнабиюн».

«Сирийская Хезболла» — сирийские шиитские группировки

Многие из этих иностранных шиитских группировок начинают формировать в Сирии свои «дочерние структуры» — как связанные с ними напрямую, так и финансируемые из шиитских фондов. Это так называемая «Сирийская Хезболла», в которую входят силы «Сирийского национального идеологического сопротивления» — местные филиалы ливанской «Хезболлы», а также «Сирийское исламское сопротивление», к которому можно отнести местные сирийские фракции иракских шиитских группировок. Эти силы состоят из сирийских граждан — как шиитов, так и «хомейнизированных» суннитов и алавитов. Так, например, иракская «Катаиб Сайид аш-Шухада» сформировала из сирийцев свой местный филиал — «Лива Сайида Рукайа». А действующая в осажденном Дейр-аз-Зоре «Лива имам Зейн аль-Абидин» — один из многих филиалов ливанской «Хезболлы» в САР. Большинство таких группировок фактически так и не вошли в НСО и по-прежнему пользуются самостоятельностью.

Другие группировки, наоборот, даже стали подразделениями САА. Так, в 4-й дивизии есть шиитский полк местной (сирийской) «Хезболлы» — «Лива Сейф аль-Махди». Общая численность всех формирований, связанных с Ираном, можно оценить в 130 тыс. чел. Из них 30 тыс. — это иностранные шиитские боевики и 100 тыс. — сирийские шиитские группировки и подразделение НСО, состоящие из суннитов и алавитов и иных сирийцев, но находящиеся под контролем иранских военных советников и частично или полностью финансируемые Ираном.

«Силы Тигра», «Соколы Пустыни» и частные военные фракции

Следует отметить, что наступило четкое «разделение труда» между САА и НСО, где армия в большой степени играет роль танковых и тяжелых механизированных подразделений, а НСО — пехотных частей, иногда даже посаженных на бронетехникику (БТР, БМП), принадлежащую армии. Тем не менее армейское командование прилагает усилия для создания собственного пехотного штурмового компонента, который должен был дополнить силы СпН из 14-ой и 15-ой дивизий. Таким образом, осенью 2013 г. появляются «Силы Тигра», развернутые в одноименную дивизию. Их формирование отражает общую картину состояния упадка регулярных частей САА, ее полную децентрализацию и хаотизацию.

Так, изначально призванные стать еще одним «элитным подразделением армии», эти силы находят серьезных спонсоров, связанных с разведкой ВВС и преследующих собственные цели. В результате они не столько усиливают 14-ю и 15-ю дивизии, сколько, наоборот, ослабляют их, переманивая наиболее подготовленных бойцов. Ослабили они и оставшиеся боеспособными армейские части, такие как 4-я механизированная дивизия или 11-я танковая, из которых также забирали лучшие офицерские кадры в подразделения дивизии «Силы Тигра» и его отдельные бригады — «Силы Гепарда» и «Силы Пантеры». При этом они подчиняются штабу САА весьма формально, будучи, по сути, подразделениями, связанными с разведкой ВВС. Пока, наконец, «Силы Тигра» не превращаются в полностью автономную «фракцию» сирийских проправительственных сил, имеющих и собственные танковые части (оснащенные новейшими российскими танками Т-90), и иные подразделения, обеспечивающие им широкую степень независимости.

Появление «Соколов Пустыни», уже исключительно частной военной компании, хоть и аффилированной с САА, также ослабляет состав 14-ой и 15-ой дивизий. Теперь их названия очень редко можно встретить в сводках боевых действий, в отличие от тех же «Тигров» или «Пустынных Соколов».

Таким образом, кроме САА и сил обороны появляется еще один компонент вооруженных формирований, действующих на стороне режима, — частные подразделения. Помимо уже названных соединений, к ним можно отнести подразделения «Катаиб аль-Джабалауи» и «Леопарды Хомса» (но есть и другие), сформированные Рами Маклуфом и его «Ассоциацией аль-Бустан».

Российский след — добровольческие штурмовые корпуса

Наконец, при участии российских военных советников начал формироваться 4-й добровольческий штурмовой корпус. Местом его формирования стала провинция Латакия. Примером послужила бригада «Щит Побережья», созданная в Латакии из местных алавитских добровольцев при поддержке «Республиканской гвардии».

Отличие 4-ого корпуса от ополченческих и территориальных НСО в том, что служба в нем не являлась альтернативой службе в САА. Корпус должен был формироваться из уже отслуживших «ветеранов» или тех, кто по тем или иным причинам были освобождены от службы. Но по факту его укомплектование, как это часто и бывало, происходит путем переманивания бойцов иных, в том числе конкурирующих, структур, то есть дивизий Армии или НСО. При поступлении в это подразделение сохранились гражданские зарплаты, к которым добавлялись новые выплаты, что указывает на серьезные источники финансирования.

В результате к осени 2015 г. из 6 набранных местных добровольческих бригад (некоторые, вероятно, перепрофилированные бригады НСО) и 103-й бригады «Республиканской гвардии», послужившей, скорее всего, в качестве штабной и резерва тяжелой техники, а также ряда иных частей и был развернут 4-ый штурмовой добровольческий корпус. Он смог добиться определенных успехов в ходе наступательных операций в Латакии в конце 2015 – начале 2016 гг. Само название «штурмовой» указывало на изменившуюся тенденцию. Теперь вместо оборонительных структур типа НСО и спонтанно возникших бригад «Щитов» (обороны побережья и т. д.) силы режима нацеливаются на наступательные операции.

После окончания формирования 4-ого корпуса начинается создание близкой к нему структуры — 5-ого штурмового добровольческого корпуса, но уже не регионального (Латакия), а общесирийского значения. Он должен быть укомплектован в том числе и за счет задействования «скрытых резервов». В частности, к службе в его бригадах будут привлекаться амнистированные повстанцы и дезертиры, а также иные избегающие военной службы лица. В то же время для поступления в корпус существует серьезный материальный стимул в виде сохранения довоенных зарплат и военных премий.

Если 4-ый корпус был развернут исключительно в Латакии и являлся скорее экспериментальным, то места формирования 5-го корпуса разбросаны по всей Сирии, и условия службы в нем несколько отличаются от 4-го корпуса. Не исключено, что силы 5-го корпуса будут тесно взаимодействовать с теми подразделениями на военных объектах, на которых они формируются (5-я танковая дивизия, 15-я дивизия СпН). Ожидается также, что эти силы могут создать нужный пехотный компонент для взаимодействия с «тяжелыми» батальонами САА вместо зависимых от Ирана НСО. Тем самым предусматривается возможность предоставить российскому военному командованию широкую степень независимости в проведении военных действий без необходимости привлекать проиранские формирования и менять в угоду им ход той или иной операции. Это вызывает настороженность у Тегерана. И, по некоторым данным, Иран настаивает на своем более активном участии в создании 5-го корпуса.

Кроме того, новой тенденцией развития вооруженных сил режима может стать укрепление «Республиканской гвардии», которая в конце концов должна будет поглотить все наиболее боеспособные части САА. В качестве образца может быть использовано формируемое в Алеппо новое соединение, которое объединит в своих рядах все части и подразделения Сирийской арабской армии, действующие в районе города, в новое формирование — 30-ю дивизию «Республиканской гвардии».

***

На каждом новом этапе реформ и попыток укрепить боеспособность лояльных ему сил, режим Б. Асада создает все новые и новые надстройки, каждая из которых имеет различную степень зависимости или независимости от Дамаска. И каждая из них опирается на поддержку того или иного зарубежного или внутреннего спонсора, являясь, по сути, его «прокси».

Само по себе наличие такого количества разрозненных и не подконтрольных в полной мере Дамаску структур закладывает под Сирию (а отнюдь не только под режим) бомбу замедленного действия, препятствует реализации договоренностей о прекращении огня и требует выработки ясной линии в отношении их будущего.

bmpd.livejournal.com

Сирийская армия

Сирийская армияОдной из причин неожиданного взятия террористами Пальмиры является проблема с качеством состава сирийской арабской армии (САА). Недостатков у сирийской армии множество. Например, для эффективного перекрытия всех участков фронта не хватает нужного количества бойцов. Официальная численность сирийской армии составляет 200 тысяч штыков, а на самом деле значительно меньше. Не менее существенна для ССА проблема с уровнем подготовки личного состава. В сирийской армии есть несколько элитных подразделений. К таким подразделениям относятся дивизия «Тигр» или бригада «Соколы пустыни», но таких частей в армии Асада мало. Численность частей, которые способны вести наступательные действия, составляет 15-20 тысяч штыков. Костяк армии составляют так называемые «тыловые части». «Тыловые» они не потому, что выполняют всевозможные функции в тылу, а потому, как их там вынуждены держать. Их численность доходит до 70 тысяч бойцов. Эти части разношерстны по составу, уровень профессиональной подготовки низкий, дисциплина у бойцов никакая. Еще более низкий уровень боеспособности у добровольческих подразделений. Из-за острейшей нехватки качественного кадрового состава, командование САА вынуждено держать «тыловые части» на тех участках фронта, где обстановка поспокойней. Таким «спокойным» участком оказалась Пальмира.На стороне сирийской армии воюют иранские добровольцы, которые яро ненавидят террористов, но тоже плохо подготовлены в профессиональном плане. Воюют здесь и бойцы КСИР (Корпус стражей исламской революции), которые отлично подготовлены, но предпочитают воевать автономно, мало координируя свои действия с командованием САА.Боевые отряды движения «Хезболла» также воюют рядом с бойцами САА против ИГ. Они превосходят в профессиональном плане «тыловые части», но значительно отстают от элитных подразделений сирийской армии.Весь этот разномастный состав антиигиловских сил, воюющих на стороне Асада, непросто поддается координации действий на фронте, и снабжению всем необходимым.Немалую проблему для сирийской армии представляло недостаточное снабжение тяжелым вооружением. Недостаточное количество реактивных и огнеметных систем, пушек снижало эффективность действий САА. После того как Россия взялась помочь Сирии покончить с террористами, проблем со снабжением стало меньше.За годы гражданской войны сирийская армия понесла тяжелые потери в численности. По некоторым сведениям, потери в живой силе достигают 150 тысяч человек. Ее преследуют системные пороки, такие как коррупция. Она плохо управляема из-за территориального принципа построения подразделений. Зачастую часть состоит из жителей одной местности, и они где живут, там и служат. Командованию бывает непросто убедить солдат части идти воевать за другой населенный пункт. Другими словами, в некоторых частях дисциплина отсутствует. Было немало случаев, когда еще не начавшись, бой был проигран противнику по причине того, что солдаты попросту покинули позиции.То, что почти в одно и то же время произошло взятие Алеппо, и неожиданное бегство сирийской армии из Пальмиры, говорит о том, что несмотря на проблемы, САА имеет потенциал для роста боеспособности. Уже только ленивый не говорит о необходимости реформ в сирийской армии. По некоторым сведениям, уже принято решение о проведении этих реформ, что называется «на ходу». Очевидно, что ведущая роль в проведении изменений в сирийской армии будет отведена российским и иранским военным специалистам. А судя по последним сводкам с фронта, реформа уже начинается. От ее успеха зависит многое. Ведь никто, кроме самих сирийцев, не сможет изгнать с многострадальной земли Сирии террористов. Союзники могут только помочь.

www.clever-news.ru