Кто такие рохинджа и что происходит с мусульманами в Мьянме? Аракан в мьянме


Аракан, Газа Южной Азии, — чье это творение? | Политика | ИноСМИ

На протяжении пяти лет араканские мусульмане в Мьянме (Бирме) истекают кровью даже больше, чем в Газе. Насилие, которому мусульмане-рохинья провинции Аракан подвергаются с 2012 года, ничуть не уступает систематическим пыткам, массовым убийствам, этническим чисткам в отношении палестинцев, находящихся под оккупацией Израиля. А за последнюю неделю насилие в Аракане достигло масштабов геноцида.

За три дня (25-28 августа) буддисты-расисты и бирманские военные убили три тысячи мусульман. Мусульман, проживающих в Аракане в течение восьми веков, сейчас прогоняют с собственной родины и, сжигая их дома, отнимают земли. Буддисты даже подожгли стокилометровую лесополосу, где укрывались бежавшие из своих домов мусульмане, и превратили их лагеря в пепел. В результате этнических чисток, продолжавшихся с 2012 года, численность рохинья сократилась с 1,3 миллиона до 800 тысяч. Сто тысяч мусульман были убиты, 400 тысяч — нашли убежище в Бангладеш, Индии, Таиланде, Малайзии. Два миллиона гектаров земли, отнятых у араканцев, были присвоены буддистами.

 

Кто несет ответственность за все это? Когда мы смотрим ближе на Бирму и Аракан, то видим тех же игроков, что расчистили путь палестинской трагедии. Главная причина кризиса в Аракане — это прежде всего имперские стратегии, которые после Великобритании преследовали также США, Китай и Россия. Начнем с первой из упомянутых стран… Британцы и в Бирме применили такую же грязную политику, как в Африке, Азии и на Ближнем Востоке. Присоединив Аракан в 1948 году к буддистской Бирме, а не к Восточному Пакистану (в 1971 году стал государством Бангладеш), они посеяли семена хаоса, который продолжается по сей день. Более того, араканцы героически спасали Бирму в ходе японской оккупации 1942 года. А британцы в 1948 году передали Бирму генералу Аун Сану (Aung San), который сотрудничал с японскими оккупантами. То есть араканцы, которые вели войну с японцами, были оставлены на милость генерала — изменника Родины.

 

© REUTERS, Soe Zeya TunПолиция патрулирует местность, где недавно был сожжен дом в Мьянме

Аун Сан — отец Аун Сан Су Чжи (Aung San Su Çi), лауреатки Нобелевской премии и нынешнего министра иностранных дел Мьянмы. В конституции 1948 года генерал Сан не дал араканцам гражданства и определил их только как одну из этнических народностей. Хунтовская администрация отменила и это определение. Таким образом, почти 1,5 миллиона рохинья в Аракане стали крупнейшим в мире «народом без государства и гражданства». К араканцам, которые спасали Бирму от оккупации, сейчас относятся как к изгоям и вытесняют их из родной страны. В этом заключается англосаксонская имперская политика. Одурачить и добиться своей выгоды.

Газораспределительная станция около деревни Атолино в Минском районеDie Welt14.08.2017Al-Eqtisadiya08.08.2017Sydsvenskan31.07.2017А на другой грани араканской трагедии — конкуренция США, Китая и России. Положение мусульман еще более ухудшилось после того, как в 2004 году в Аракане были открыты гигантские месторождения энергетических ресурсов. В 2013 году Китай завершил начатое в 2009 году строительство газопровода и нефтепровода из Аракана в провинцию Юньнань. С помощью этих трубопроводов Китаю стал дешевле и безопаснее транспортировать энергоресурсы, доставляемые из Ближнего Востока, в обход Малаккского пролива, где доминируют США. США, увидев это, после 2012 года превратили проблему Аракана в глобальный кризис и ввели в действие проект окружения Китая. На протяжении пяти лет американская организация под названием «Целевая группа по Бирме» (Burma Task Force), в которую входит до 18 неправительственных организаций, финансируемых в большинстве своем Джорджем Соросом, якобы ищет способы преодолеть трагедию араканцев. Хотя из израильско-палестинского «мирного процесса» мы знаем, что все попытки имперских держав установить мир — это часть стратегии конфликта, оккупации и контролируемой трагедии. Ведь после вмешательства США насилие в Аракане вмиг превратилось в геноцид.

Но почему в ответ на этот геноцид мир изображает знаменитых трех обезьян? Почему Пекин и Москва в марте ветировали резолюцию Совета Безопасности ООН по Аракану? Потому что выгода от уничтожения араканских мусульман очень высока. США, Китай и Россия — в погоне за энергетикой, а буддисты — за землями. Все они — сообщники. И поэтому молчат!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

что на самом деле стоит за гонениями на мусульман в Мьянме — РТ на русском

Мусульмане всего мира протестуют против гонений на своих единоверцев в Мьянме. В Москве несанкционированная акция в поддержку рохинджа прошла у посольства Мьянмы на Большой Никитской, а в Джакарте диппредставительство забросали бутылками с зажигательной смесью. Российский МИД призывает все стороны конфликта «к скорейшему налаживанию конструктивного диалога». Что на самом деле происходит в этой индокитайской стране, при чём тут Джордж Сорос и как события в Мьянме скажутся на мировой исламской умме — выяснял RT.

Противостояние между военными и мусульманами рохинджа в Мьянме обострилось с 25 августа, когда радикальные исламисты напали на полицейских. Тогда несколько сотен боевиков движения «Араканская армия спасения рохинджа», которое власти республики считают террористической организацией, напали на 30 опорных пунктов полиции. Они использовали огнестрельное оружие, мачете и самодельные взрывные устройства. В результате погибли 109 человек. Ответственность за нападение взяла на себя «Армия освобождения рохинджа» — экстремистская военизированная исламистская организация, действующая на территории Мьянмы. Ранее, в июле 2017 года, власти обвинили исламских экстремистов в убийстве семерых местных жителей.

В результате последовавшей за нападениями волны репрессий пострадало значительное количество представителей мусульманского народа рохинджа, проживающих в штате Ракхайн и, по мнению властей Мьянмы, являющихся социальной базой террористов. На сегодняшний день, по официальным данным, в столкновениях погибли 402 человека. Из них 370 — боевики, 15 — полицейские и 17 человек — мирные жители. По информации СМИ мусульманских стран, речь может идти о нескольких тысячах человек, погибших от рук бирманских военных и буддистских погромщиков.

  • Полиция Мьянмы обеспечивает защиту представителей ООН и международных неправительственных организаций после посещения зоны конфликта
  • AFP

В мировой прессе тема преследований, массовых убийств и даже геноцида мусульман рохинджа поднимается почти ежегодно в последние несколько лет, начиная с погромов 2012 года. По социальным сетям гуляет множество видео, в которых неизвестные издеваются над рохинджа, пытают и убивают женщин и детей. Как правило, сообщается, что репрессии религиозно мотивированы, а рохинджа уничтожают за то, что они придерживаются мусульманского вероисповедания.

Исламская мобилизация

События в Мьянме вызвали большой резонанс среди мировой мусульманской общины. Так, в Москве 3 сентября напротив посольства Мьянмы прошёл несанкционированный митинг, собравший несколько сотен человек. По сообщению столичного МВД, акция прошла мирно.

В столице Индонезии Джакарте, однако, протестующие были настроены агрессивно — в окна посольства Мьянмы полетели коктейли Молотова. Протесты против «геноцида мусульман» в Мьянме прошли и в столице Малайзии Куала-Лумпуре. В понедельник, 4 сентября, ожидается акция протеста в российском Грозном.

«К сожалению, вынуждены признать, что действия, подобные тем, которые происходят в Мьянме, всегда очень живо воспринимаются в рамках большого мусульманского мира, и это далеко не первый и не единственной пример», — прокомментировал RT протесты мусульман директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков.

В свою очередь, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал происходящее в Мьянме геноцидом и призвал международное сообщество к решительным действиям в отношении правительства страны.

«Там идёт геноцид, — заявил Эрдоган. — Те, кто закрывает глаза на этот геноцид, разворачивающийся под покровом демократии, — его соучастники».

Также по теме

Кабул Бердиев и Нуреттин Джаникли Строительство «тюркского мира»: как Анкара усиливает своё влияние на постсоветских территориях

Встреча министров обороны Турции и Узбекистана завершилась подписанием протокола о сотрудничестве двух государств в области военного...

По словам турецкого лидера, он публично поднимет этот вопрос на сессии Генассамблеи ООН в сентябре 2017 года.

Российский МИД также отреагировал на сложившуюся ситуацию и призвал стороны к примирению.

«Внимательно следим за положением в Ракхайнской национальной области (РНО) Мьянмы. Обеспокоены сообщениями о продолжающихся боестолкновениях, приведших к жертвам среди как мирного населения, так и силовых структур правительства, о резком ухудшении гуманитарной обстановки в этом регионе страны. Призываем все вовлечённые стороны к скорейшему налаживанию конструктивного диалога в целях нормализации ситуации в русле рекомендаций Консультативной комиссии по РНО во главе с К. Аннаном», — говорится в заявлении департамента информации и печати МИД РФ.

Правда мусульман

Конфликт на территории западного штата Ракхайн (Аракан) в Мьянме между буддистами, составляющими большинство жителей страны, и многочисленными мусульманами народности рохинджа длится не один год. За это время жертвами столкновений между силовиками и мусульманами стали тысячи человек.

Власти республики отказываются признавать мусульман народности рохинджа своими гражданами, считая их нелегальными мигрантами из Бангладеш (точнее — из региона Бенгалии, куда входит Бангладеш и часть Индии) несмотря на то, что многие представители рохинджа живут на территории страны уже несколько поколений.

По закону о гражданстве Бирмы (прежнее название Мьянмы) от 1983 года, рохинджа не признаются гражданами страны, а следовательно, лишены всех гражданских прав, в том числе и возможности получить медицинскую помощь и образование. Значительная их часть насильственно содержится в специальных резервациях — центрах для перемещённых лиц. Точная численность рохинджа неизвестна — предположительно, их порядка 1 млн человек. Всего в Мьянме около 60 млн. жителей.

В Ракхайне постоянно вспыхивают конфликты на религиозной почве, которые приводят к столкновениям между мусульманами и буддистами. По свидетельствам очевидцев, военные и местные жители, подстрекаемые буддистскими монахами, врываются в дома и хозяйства мусульман, отбирают их имущество и домашний скот, а безоружных людей убивают, истребляя целые семьи.

По последним данным международных мониторинговых организаций, примерно 2600 домов, принадлежащих рохинджа, сожжены, более пятидесяти тысяч человек были вынуждены бежать из страны. Многие беженцы покидают свои дома ни с чем, пытаясь лишь спасти своих детей. Часть мусульман, спасаясь от кровопролития в Мьянме, перебралась в соседний Бангладеш.

Также по теме

В послании к конгрессу Барак Обама сравнил протесты на Украине с Тунисом и Мьянмой

Президент США Барак Обама в своём обращении «О положении страны» обозначил ключевые позиции государства по основным внутренним и...

Предыдущие кризисы, связанные с гонениями на рохинджа, приводили к массовому исходу беженцев. В 2015 году почти 25 тысяч рохинджа были вынуждены покинуть страну. Названные в мировой прессе «людьми лодок», они устремились в Бангладеш, Таиланд, Индонезию и Малайзию. Погромы 2012 года привели, по официальным данным, к гибели 200 человек (половина из них была мусульманами, а половина —буддистами). Около 120 тыс. человек (и буддисты, и мусульмане) оказались беженцами.

После того как в 2011 году военная хунта Мьянмы передала полномочия гражданскому правительству, оно попыталось вернуть рохинджа избирательные права, однако было вынуждено отказаться от этой идеи из-за массовых протестов буддистских радикалов. В результате в выборах 2015 года, первых в стране за многие десятилетия, рохинджа не участвовали.

«С точки зрения соблюдения прав человека показатели Мьянмы ужасны, — заявил RT политолог из Бангладеш Ахмед Раджив. — Армия Мьянмы совершала международные преступления против рохинджа десятилетиями, убив в общей сложности 10 тыс. рохинджа и сделав 1 млн беженцами».

Правда буддистов

Однако у буддистского населения Мьянмы есть своя точка зрения на этот этноконфессиональный конфликт. Рохинджа ставят в вину то, что хотя мусульмане живут в Мьянме давно, в массовом порядке они стали заселять Ракхайн только в XIX веке, когда миграцию из Бенгалии начали поощрять англичане, управлявшие как Бирмой, так и Бенгалией. Фактически это была политика английской колониальной администрации, которая использовала рохинджа в качестве дешёвой рабочей силы.

По словам бирманских историков, название народности «рохинджа», образованное от названия штата Ракхайн, появилось только в 1950-х годах. Так выходцы из Бенгалии стали называть себя, претендуя на то, что они являются коренным населением штата. Конфликты между местным населением и вновь прибывшими мигрантами начались ещё в XIX веке и продолжаются до сих пор.

«Это конфликт, который, к сожалению, очень сложно, практически невозможно решить», — отметил в интервью RT руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института Востоковедения РАН Дмитрий Мосяков. 

По его словам, с одной стороны в этом столкновении — естественная миграция бенгальцев, которые уходят из перенаселённого Бангладеш в поисках свободных земель, а с другой — восприятие бирманцами Ракхайна как своей исторической территории, ни пяди земли которой они не намерены отдавать чужакам-мусульманам.

«Как всё происходит: приплывают бенгальцы на лодках, основывают поселение, их находят местные бирманцы и убивают. Всё происходит на уровне почвы, вне любого международного права, на что повлиять очень сложно. Речь идёт о каких-то средневековых процессах движения народов, — утверждает эксперт. — Государство бирманское, которое так обвиняют, не может к каждому араканцу приставить по полицейскому, который учил бы его толерантности».

В 1940-х годах возникло сепаратистское движение рохинджа, стремившихся присоединиться к государству Пакистан, которое британцы собирались сформировать на территориях колониальной Индии, населённых мусульманами. В состав Пакистана должна была войти и часть Бенгалии, откуда и были родом сами рохинджа. Позже, в 1971 году, эта территория Восточного Пакистана отделилась от Исламабада и превратилась в самостоятельное государство — Народную Республику Бангладеш.

Территории, населённые мусульманами в северной части штата Ракхайн, стали оплотом религиозных экстремистов, выступавших за отделение от Бирмы и присоединение к Восточному Пакистану с 1947 года. В 1948-м, после объявления независимости Бирмы, в регионе было введено военное положение. К 1961 году бирманская армия подавила большую часть моджахедов в Ракхайне, однако в 1970-х, после создания экстремисткой Партии освобождения рохинджа и Патриотического фронта рохинджа партизанская война вспыхнула с новой силой.

  • Беженцы рохинья, нелегально пересекшие границу Бангладеш
  • Reuters

Моджахеды получали поддержку из Бангладеш и в случае необходимости уходили на территорию соседнего государства, скрываясь от рейдов бирманских военных. В 1978 году армия Бирмы провела операцию «Король Дракон», направленную против исламских экстремистов. Под раздачу попали и условно мирные рохинджа. Примерно 200—250 тыс. человек бежали из Ракхайна в Бангладеш.

В 1990-х и 2000-х годах экстремисты рохинджа продолжили начавшийся ещё в 1970-е процесс сближения с мировым исламистским интернационалом, в том числе с «Аль-Каидой»*, на афганских базах которой моджахеды из Мьянмы проводили тренировки. В начале 2010-х годов заявила о себе новая сепаратистская структура «Армия спасения рохинджа», представители которой в нескольких интервью сообщили, что группу поддерживают некие частные лица из Саудовской Аравии и Пакистана. Как заявила в 2016 году международная НПО International Crisis Group, моджахедов рохинджа готовили афганские и пакистанские боевики.

Ищите нефть

Как отмечает турецкое издание Sabah, обострение конфликта в Ракхайне в начале 2000-х годов подозрительным образом совпало с обнаружением в этой области запасов нефти и газа. В 2013 году завершилось строительство нефтепровода и газопровода из Ракхайна в Китай.

  • Штат Ракхайн на западе Мьянмы
  • © Arakan Oil Watch

«Там огромное газовое месторождение «Тан Шве», названное так в честь генерала, который долгое время правил Бирмой. И конечно, почти наверняка прибрежная зона Аракана содержит нефтеводороды», — считает Дмитрий Мосяков.

Также по теме

Рохинджа раздора: США обвинили Мьянму в насилии по отношению к этническим мусульманам

Около 800 тыс. этнических мусульман-рохинджа, проживающих в мьянманском штате Ракхайн, подвергаются насилию со стороны правительства...

«США, увидев это, после 2012 года превратили проблему Аракана в глобальный кризис и ввели в действие проект окружения Китая», — отмечает Sabah. Активную поддержку угнетённым рохинджа оказывает Целевая группа по Бирме (Burma Task Force), в которую входят организации, финансируемые в основном из фондов Джорджа Сороса. Деятельность этих НПО вызывает недоверие коренных бирманцев.

В середине августа 2017 года в столице штата Ракхайн прошли массовые демонстрации местных буддистов, которые обвинили ООН и действующие в стране неправительственные организации в поддержке террористов рохинджа. «Нам не нужны организации, поддерживающие террористов», — заявили протестующие. Поводом к манифестациям стало обнаружение властями страны нескольких тайных баз экстремистов, где были найдены остатки печенья, поставляемого ООН в рамках Всемирной продовольственной программы.

«Есть и внутренние факторы у конфликта в Мьянме, но мировая практика показывает, что именно подобные внутренние настроения всегда используются, как только появляются внешние игроки», — отметил Дмитрий Егорченков.

«Тот же Сорос всегда, приходя в ту или иную страну, в то или иное проблемное поле, ищет религиозные, этнические, социальные противоречия, выбирает модель действия по какому-то одному из этих вариантов и их сочетанию и старается разогреть, — утверждает эксперт. — Совершенно нельзя исключать, что подобные действия подталкиваются не изнутри бирманского общества, а какими-то внешними силами».

«Поскольку британцы уже сделали в Мьянме базу для буддистского терроризма, сейчас глобалисты создают плодородную почву для терроризма исламского, провоцируя и подпитывая ненависть среди этнорелигиозных групп в Южной Азии», — объясняет происходящее в Аракане Ахмед Раджив.

По словам Дмитрия Мосякова, предпринимается очень серьёзная попытка раскола Юго-Восточной Азии и АСЕАН. В мире, где политика глобального управления подразумевает умение управлять через конфликты, конфликты становятся чем-то обыденным. Их привносят в более-менее стабильные региональные образования, и эти конфликты расширяются, развиваются, открывая возможности для давления и контроля.

«Речь идёт о трёх направлениях. Во-первых, это игра против Китая, поскольку у Китая в Аракане очень большие вложения. Во-вторых — нагнетание мусульманского экстремизма в Юго-Восточной Азии и противопоставление мусульман и буддистов, чего там никогда не было. В-третьих — движение в направлении создания раскола в АСЕАН (между Мьянмой и мусульманскими Индонезией и Малайзией. — RT), поскольку АСЕАН показывает пример того, как очень бедные страны могут отставить противоречия и обеспечить вполне достойную жизнь. Это очень опасная и эффективная мера, направленная на то, чтобы разрушить стабильность в Юго-Восточной Азии», — резюмировал политолог.

* «Аль-Каида» — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

russian.rt.com

Кто такие рохинджа и что происходит с мусульманами в Мьянме?

деревня в штате РакхайнПравообладатель иллюстрации AFP Image caption Многие деревни, где живует мусульмане-рохинджа, поджигаются

В понедельник в столице Чечни прошел массовый митинг в поддержку проживающих в штате Ракхайн в Мьянме (Бирме) мусульман-рохинджа, на который демонстранты вышли с плакатами, требующими остановить "геноцид мусульман в Мьянме".

Накануне в Москве около тысячи мусульман собрались на несанкционированный митинг у посольства Мьянмы в Москве с призывом к российским властям отреагировать на ситуацию в Мьянме.

Мы попытались ответить на ряд вопросов по поводу того, кто такие мусульмане-рохинджа, почему их притесняют и каковы истоки конфликта в Мьянме.

Что происходит с рохинджа в Мьянме?

У этой преимущественно буддийской страны, в течение многих десятилетий управлявшейся военной диктатурой, имеется долгая история взаимного недоверия и трений между различными проживающими в ней этническими и религиозными сообществами, на что власти предпочитали закрывать глаза или пользоваться распрями в своих интересах.

В штате Ракхайн на западе страны помимо коренного буддийского населения проживают также мусульмане народности рохинджа, которые изначально пришли из исторического региона Бенгалия, ныне - территория Бангладеш.

Власти Мьянмы называют мусульман-рохинджа нелегалами и отказывают в предоставлении им гражданства.

Media playback is unsupported on your device

За неделю на западе Мьянмы убиты не менее 400 мусульман

В штате Ракхайн проживают около 1 миллиона мусульман-рохинджа. В приграничных с Бангладеш городах, где вспыхивали недавние волнения, большинство населения составляют мусульмане.

Во время вспышки межрелигиозного насилия в 2012 году между буддийским населением штата и, как полагают, мусульманами-рохинджа более 100 тысяч мусульман оказались без крова над головой. Десятки тысяч мусульман-рохинджа до сих пор находятся во временных лагерях, откуда им не разрешают выезжать.

Причиной вспыхнувшего с новой силой конфликта стало изнасилование и убийство молодой девушки из буддийской семьи.

Десятки тысяч мусульман-рохинджа, бежавших из Мьянмы в течение многих лет, проживают в Бангладеш без документов.

Находящиеся за рубежом правозащитные группы, объединяющие мусульман-рохинджа, утверждают, что они являются жертвами насилия, однако проживающие в Ракхайне буддисты утверждают обратное.

Когда началось нынешнее обострение?

Обострение ситуации в Мьянме началось после того, как 25 августа 2017 года боевики из "Армии спасения рохинджа Аракана" (АРСА) провели скоординированное нападение на более чем 30 полицейских постов и на базу мьянманской армии, убив не менее 12 сотрудников сил безопасности. Кроме того, боевиков обвиняют в убийстве 14 мирных жителей.

Руководство Мьянмы утверждает, что исламистская повстанческая группировка АРСА связана с международными террористическими организациями, получая от них финансовую и иную помощь. Сами члены АРСА отрицают какую бы то ни было связь с терроризмом.

После этого войска приступили к антитеррористической операции.

Военные Мьянмы сообщили, что в ходе столкновений правительственных сил и боевиков-рохинджа из провинции Ракхайн были убиты около 400 человек и почти все они - боевики.

Доступ журналистов в эту провинцию крайне ограничен, поэтому трудно подтвердить или опровергнуть конкретные цифры.

Правозащитная организация Human Rights Watch, опираясь на спутниковые фотографии, заявляет, что волнения охватили по меньшей мере 10 районов, а журналисты на местах сообщают о горящих деревнях на границе с Бангладеш.

Власти утверждают, что пожары - дело рук боевиков-исламистов, целенаправленно поджигающих мусульманские деревни, однако бегущие в Бангладеш мусульмане-рохинджа заявляют, что пожары были вызваны действиями мьянманских военных, а толпы разгневанных буддистов громят жилье мусульман.

Interactive Ва Пейк (Кай Кан Пайн) после вспышки насилия в 2016 году

Ноябрь 2016

Деревня Ва Пейк (Кай Кан Пайн) - снимок со спутника, ноябрь 2016

2014

Деревня Ва Пейк (Кай Кан Пайн) - снимок со спутника, 2014

Что такое АРСА?

"Армия спасения рохинджа Аракана" (другое название - "Аракан аль-Якин" или "движение веры") впервые заявила о себе в октябре 2016 года, когда ее боевики совершили схожее нападение на полицейские участки, убив девятерых сотрудников.

Группировка утверждает, что ее цель - защита этнического меньшинства рохинджа от репрессий со стороны мьянманских властей.

Власти Мьянмы утверждают, что это террористическая группировка, чьи лидеры получили подготовку в тренировочных лагерях за границей.

Как заявлял руководитель следственной группы, допрашивавшей арестованных боевиков, цель АРСА - "построение демократического исламского государства для народа рохинджа".

По данным "Международной антикризисной группы", ее лидером является Ата Улла, представитель народности рохинджа, родившийся в Пакистане, но выросший в Саудовской Аравии, где получил религиозное образование в Мекке, и до сих пор поддерживающий тесные связи с этой страной.

Однако представитель "Армии спасения рохинджа Аракана" в интервью изданию Asia Times заявил, что у нее нет связей с джихадистскими группировками и что ее членами являются молодые мужчины народности рохинджа, огорченные тем, как стала развиваться ситуация после столкновений 2012 года.

Между тем Международная антикризисная группа указывает в своем отчете о ситуации в штате Ракхайн от 15 декабря 2016 года: "Появление этой хорошо организованной, и, по-видимому, хорошо финансируемой группировки полностью меняет ситуацию в том, что касается попыток властей Мьянмы справиться со сложными проблемами штата Ракхайн, которые включают в себя давнюю дискриминацию против мусульманского населения, отказ в правах и гражданстве".

По сведениям властей Мьянмы, ссылающихся на информацию от местных жителей, еще за несколько месяцев до вспышки насилия посланники АРСА начали рекрутировать сотни молодых мужчин из мусульманских деревень, которые затем проходили подготовку в Бангладеш.

Interactive Кьет Йо Пьин после вспышки насилия в 2016 году

Ноябрь 2016

Кьет Йо Пьин - снимок со спутника, 2016

Март 2016

Кьет Йо Пьин - снимок со спутника, март 2016

Какова ситуация на границе с Бангладеш?

Число мусульман-рохинджа, пытающихся бежать в Бангладеш, с 25 августа неуклонно растет и к началу сентября превратилось в непрерывный людской поток.

По данным ООН, за последние 10 дней 87 000 мусульман рохинджа бежали из своих подожженных деревень - это больше, чем за весь прошлый год

Большинство из них - женщины, дети и старики; многие прибывают с травмами и ранами, полученными во время противостояния.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption По данным ООН, с конца августа поток беженцев удвоился

Также поступало много сообщений о том, что людям не давали пересечь границу, несмотря на призыв ООН к властям Бангладеш позволить беженцам это сделать.

В настоящий момент переход разрешен, однако около 20 тысяч мусульман-рохинджа, как полагают, застряли без переправы на реке Наф, по которой проходит граница между двумя странами.

Гуманитарные организации передают, что люди могут утонуть, пускаясь вплавь, как это уже случилось с группой из 20 человек, утонувших на прошлой неделе.

Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Некоторые буддистские семьи из штата Ракхайн также вынуждены были покинуть свои дома, опасаясь нападений боевиков

Как реагируют власти Мьянмы?

Официальные власти заявляют, что силы безопасности страны ведут законную операцию против террористов, ответственных за череду нападений, совершенных с октября 2016 года на полицейские участки и армейские базы.

В отчете ООН о ситуации в штате Ракхайн, опирающемся на слова беженцев, говорится об ужасающей жестокости, которая царит там в отношении женщин, мужчин и детей народности рохинджа. Военные власти Мьянмы отрицают эти утверждения, называя их выдумкой.

ООН приступила к полномасштабному расследованию событий. Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн на прошлой неделе заявил, что недавнее насилие в штате могло быть предотвращено.

Также в последнее время все чаще звучит критика и обвинения в бездействии в адрес известной правозащитницы и фактического лидера страны, лауреата Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи, которая занимает пост министра иностранных дели Мьянмы и госсоветника.

Однако обозреватели указывают, что с приходом

www.bbc.com

Аракан, Газа Южной Азии, — чье это творение?

Аракан, Газа Южной Азии, — чье это творение? На протяжении пяти лет араканские мусульмане в Мьянме (Бирме) истекают кровью даже больше, чем в Газе. Насилие, которому мусульмане-рохинья провинции Аракан подвергаются с 2012 года, ничуть не уступает систематическим пыткам, массовым убийствам, этническим чисткам в отношении палестинцев, находящихся под оккупацией Израиля. А за последнюю неделю насилие в Аракане достигло масштабов геноцида. За три дня (25-28 августа) буддисты-расисты и бирманские военные убили три тысячи мусульман. Мусульман, проживающих в Аракане в течение восьми веков, сейчас прогоняют с собственной родины и, сжигая их дома, отнимают земли. Буддисты даже подожгли стокилометровую лесополосу, где укрывались бежавшие из своих домов мусульмане, и превратили их лагеря в пепел. В результате этнических чисток, продолжавшихся с 2012 года, численность рохинья сократилась с 1,3 миллиона до 800 тысяч. Сто тысяч мусульман были убиты, 400 тысяч — нашли убежище в Бангладеш, Индии, Таиланде, Малайзии. Два миллиона гектаров земли, отнятых у араканцев, были присвоены буддистами. Кто несет ответственность за все это? Когда мы смотрим ближе на Бирму и Аракан, то видим тех же игроков, что расчистили путь палестинской трагедии. Главная причина кризиса в Аракане — это прежде всего имперские стратегии, которые после Великобритании преследовали также США, Китай и Россия. Начнем с первой из упомянутых стран… Британцы и в Бирме применили такую же грязную политику, как в Африке, Азии и на Ближнем Востоке. Присоединив Аракан в 1948 году к буддистской Бирме, а не к Восточному Пакистану (в 1971 году стал государством Бангладеш), они посеяли семена хаоса, который продолжается по сей день. Более того, араканцы героически спасали Бирму в ходе японской оккупации 1942 года. А британцы в 1948 году передали Бирму генералу Аун Сану (Aung San), который сотрудничал с японскими оккупантами. То есть араканцы, которые вели войну с японцами, были оставлены на милость генерала — изменника Родины. © REUTERS, Soe Zeya Tun Полиция патрулирует местность, где недавно был сожжен дом в Мьянме Аун Сан — отец Аун Сан Су Чжи (Aung San Su Çi), лауреатки Нобелевской премии и нынешнего министра иностранных дел Мьянмы. В конституции 1948 года генерал Сан не дал араканцам гражданства и определил их только как одну из этнических народностей. Хунтовская администрация отменила и это определение. Таким образом, почти 1,5 миллиона рохинья в Аракане стали крупнейшим в мире «народом без государства и гражданства». К араканцам, которые спасали Бирму от оккупации, сейчас относятся как к изгоям и вытесняют их из родной страны. В этом заключается англосаксонская имперская политика. Одурачить и добиться своей выгоды. Контекст Газ — это больше, чем газ Россия проспала наступление сланцев Нельзя привязывать себя к русскому газу А на другой грани араканской трагедии — конкуренция США, Китая и России. Положение мусульман еще более ухудшилось после того, как в 2004 году в Аракане были открыты гигантские месторождения энергетических ресурсов. В 2013 году Китай завершил начатое в 2009 году строительство газопровода и нефтепровода из Аракана в провинцию Юньнань. С помощью этих трубопроводов Китаю стал дешевле и безопаснее транспортировать энергоресурсы, доставляемые из Ближнего Востока, в обход Малаккского пролива, где доминируют США. США, увидев это, после 2012 года превратили проблему Аракана в глобальный кризис и ввели в действие проект окружения Китая. На протяжении пяти лет американская организация под названием «Целевая группа по Бирме» (Burma Task Force), в которую входит до 18 неправительственных организаций, финансируемых в большинстве своем Джорджем Соросом, якобы ищет способы преодолеть трагедию араканцев. Хотя из израильско-палестинского «мирного процесса» мы знаем, что все попытки имперских держав установить мир — это часть стратегии конфликта, оккупации и контролируемой трагедии. Ведь после вмешательства США насилие в Аракане вмиг превратилось в геноцид. Но почему в ответ на этот геноцид мир изображает знаменитых трех обезьян? Почему Пекин и Москва в марте ветировали резолюцию Совета Безопасности ООН по Аракану? Потому что выгода от уничтожения араканских мусульман очень высока. США, Китай и Россия — в погоне за энергетикой, а буддисты — за землями. Все они — сообщники. И поэтому молчат! Источник Аракан, США, Бирма, Мусульманин, Китай

www.postsovet.ru

Что происходит в штате Ракхайн, Мьянма

В эти дни ко мне обратилось много людей, знакомых и незнакомых, с просьбой прокомментировать события в мьянманском штате Ракхайн. Поскольку большинству я рассказываю почти одно и то же, то логично было бы изложить свои комментарии в письменном виде и разместить здесь, в Фейсбуке.

Первое и главное замечание. Обычно, когда пишут о проблеме рохинджа, до кучи упоминают о других сепаратистских движениях Мьянмы. Но дело в том, что для центрального правительства все остальные сепаратисты – это свои же граждане, с которыми можно и нужно договариваться. А рохинджа – совсем другой случай. Для абсолютного большинства мьянманцев речь идет об нелегальных мигрантах из-за рубежа, или (в последнее время, когда группы боевиков-рохинджа начали атаки на военные и гражданские объекты) даже об иностранном вооруженном вторжении террористов. Поэтому для жителей страны речь идет фактически об отражении иностранной интервенции.

Рохинджа действительно являются негражданами Мьянмы. Больше того, самоназвание «рохинджа» мьянманские власти считают незаконным, поскольку по своему языку, обычаям, культуре и внешнему виду эти люди практически ничем не отличаются от читтагонгских бенгальцев, живущих на юго-востоке Бангладеш.

Если дело обстоит так, как это обычно пишут на некоторых сайтах (то есть, что их предки живут тут еще с колониальной эры) – то они спокойно могут получить гражданство – при британцах была хорошо налажена система учета людей, и доказать, что прямые предки того или иного жителя Мьянмы постоянно жили на этой территории, довольно просто (это требование, а также принадлежность к одной из 135 национальных групп Мьянмы – два основных критерия получения гражданства по закону 1982 года). Есть такие люди среди тех, кто считает себя рохинджа. Им достаточно представить нужные дикументы и назвать себя не рохинджа, а бенгальцами – и они тут же получат гражданство. Но в нынешней ситуации эти люди прекрасно понимают, что если они подадут такие документы, то будут вынуждены уехать в другую часть Мьянмы – потому что были случаи физической расправы над подобными людьми со стороны тех, кто фанатично требует называать себя именно «рохинджа». При этом следует констатировать, что само правительство, в свою очередь, тоже не заинтересовано в том, чтобы новообретенные бенгальцы разъезжались по стране, потому что получение гражданства обычно никак не связано с переменой мировоззрения, а это значит – есть риск радикализации традиционной умеренной мусульманской уммы Мьянмы..

Но основная часть рохинджа – это люди, у которых никаких подтверждающих бумаг нет. Большая их часть как раз и есть нелегальные мигранты из Бангладеш (и их прямые потомки, иногда уже – в третьем или четвертом поколении) – маленькой по площади перенаселенной страны, где сначала была борьба за независимость от англичан, потом за отделение от Пакистана, затем были военные перевороты с довольно кровавой гражданской войной и репрессии. Некоторые перебегали в соседнюю страну по экономическим причинам – в Бангладеш для них просто не было места, а в определенные периоды времени в Бирме центральное правительство было очнеь слабым и фактически не контролировало окраины. Но были и такие люди, которые в своей стране конфликтовали с законом – а Мьянмы была для них удобным убежищем. Это были бандиты, убийцы, проповедники радикальных идей, политические диссиденты.

Как к этому относилось правительство Бирмы-Мьянмы? Очень просто: их попытались выдавливать обратно в Бангладеш, не давать им гражданство, а потом – просто заперли основную массу в анклавах. Эта «заморозка» как раз и стала одной из основных причин нынешней ситуации. В этом смысле правительство Мьянмы есть в чем упрекнуть. Во-первых, для властей они были «неграждане» – и значит им не полагались даже школьные учителя, место которых тут же на десятилетия заняли радикальные проповедники. Во-вторых, анклавы были не резиновые, а число их жителей постоянно росло (в семьях рохинджа обычно много детей) – поэтому вскоре там получился такой «мини-Бангладеш» с неизбежной экспансией вовне – где уже жили совсем другие люди. А безработная молодежь, которой нечем заняться, всегда была питательной средой для вербовки боевиков. Плюс – у рохинджа еще со времен Второй мировой войны были напряженные отношения с соседями-ракхайнцами, которые справедливо опасались эскпансии этого народа на их земли – а жизнь в условиях постоянного напряжения с соседями никому не идет на пользу.

Противопоставить этому у мьянманских властей до сих пор ничего не получается: на этой территории лишь совсем недавно появились школьные учителя, но это – привезенные бирманцы-вахтовики, и неформального контакта с детьми у них нет. Зато тех людей из числа рохинджа, кто соглашается сотрудничать с властями, иногда находят в лесу с отрезанными головами (об этом писали в мьянманской прессе).

В итоге пять лет назад эта ситуация вылилась в жестокий конфликт – причем, отличились в нем обе стороны (возьмите хотя бы приводимую международными экпертами цифру разрушенных и сожженных домов – оно примерно одинаковое с обеих сторон конфликта).

То есть, за прошедшие десятилетия на территории штата Ракхайн в Мьянме были созданы все условия для появления территории с боевиками и экстремистскими идеологами, которые очень успешно манипулировали практически неграмотными людьми с промытыми мозгами. При этом, индийские и бангладешские спецслужбы не так давно сообщали о том, что был налажен достаточно масштабный процесс подготовки боевиков – рохинджа в Пакистане, и только блительностью бангладешских спецслужб можно объяснить тот факт, что на этой территории у боевиков относительно мало огнестрельного оружия. В свою очередь, высшие чиновники Мьянмы сообщали о том, что деятельность боевиков-рохинджа активно спонсируют некоторые монархии Персидского залива. А в СМИ Мьянмы и Бангладеш периодически появляются сообщения об обнаружении тренировочных лагерей боевиков-рохинджа по обе стороны границы. Больше того, боевики ликвидируют тех чужаков, кто случайно обнаружит эти лагеря – недавно в мьянманских СМИ был описан именно такой случай.

У моих собеседников в Мьянме сложилось впечатление, что сегодня в общинах рохинджа существует своеобразный поколенческий раскол: страшие возрастные группы исходят из понимания того, что «плохой мир лучше хорошей войны» и настроено на более-менее мирное существование в рамках Мьянмы. Но за последние годы выросло новое поколение безработной молодежи, с которой активно начали работы прибывшие из-за рубежа (прежде всего, из Пакистана) люди.

Многие рохинджа еще со времен противостояния СССР в Афганистане были активными участниками боевых действий. Сегодня индийские спецслужбы выражают опасения в том, что вооруженные солдаты-рохинджа находятся на территории Пакистана около ее границы. То есть, недостатка в прибывших из Пакистана в штат Ракхайн инструкторах не было, как не было и какого-то противодействия их идеологии – главная проблема для этих людей заключалась в создании некоей сетевой структуры для координации боевых действий вооруженных отрядов молодых отморозков. Такая структура сегодня действительно есть – это «Араканская армия спасения рохинджа». Руководит ей уроженец пакистанского Карачи по имени Ата Улла. Привлеченная простыми и понятными экстремистскими лозунгами и возможностью почувствовать себя «хозяевами жизни», молодежь рохинджа, прошедшая подготовку в лагерях по обе стороны границы, стала все больше и больше радикализовываться. А потом – совершать скоординированные нападения на военные объекты в штате Ракхайн. При этом в анклавах рохинджа в штате Ракхайн, где уже давно все базируется на праве сильного, агрессивные молодые люди и их лидеры сегодня стали реальной властью, которую все должны слушать и беспрекословно ей подчиняиься.

Нужно ли удивляться, что промытые мозги, а главное – страх и покорность боевикам (которые постоянно здесь, рядом, в этой же деревне, в отличие от мьянманских солдат, которые придут и уйдут – а значит, никого не защитят) заставляет рохинджа воспринимать мьянманских военных как угрозу их относительно спокойному существованию. Ясно, что солдаты будут искать боевиков, и, возможно, все кончится стрельбой. Международная комиссия во главе с бывшим генсеком ООН Кофи Аннаном (вряд ли кто-то будет отрицать, что этому человеку незачем быть ангажированным и врать), которая только что представила отчет, признала, что многие случаи поджога деревень, в которых обвиняли силовиков – дело рук самих рохинджа (прежде всего, боевиков, пытающихся таким образом споровоцировать основную массу населения на агрессию по отношению к силовикам). Поэтому есть большой вопрос, от кого рохинджа бегут в Бангладеш – боятся ли они прихода силовиков, или не хотят жить в деревнях, где фактически правят упоенные властью молодые отморозки из числа соплеменников, которые при этом являются воплощенной опасностью того, что в эту деревню для «зачистки» нагрянут отряды мьянманских силовиков.

Страх и безысходность – вот главная характеристика состояния, в котором сегодня пребывают эти люди (прежде всего, ни в чем не повинные женщины и дети), когда из числа имеющихся вариантов для них «оба хуже». При этом обратите внимание на основную массу тех беженцев, которых показывают на фотографиях, гуляющих по Интернету – это в основном старики, женщины и дети. Молодых и здоровых мужчин среди беженцев как раз очень мало.

Больше того, как пишут мьянманские СМИ, с малограмотными людьми в анклавах рохинджа активно работают – в том числе выдают им на пути следования иностранных миссий плакаты с текстом, который они сами, в силу неграмотности, никогда бы не написали, а также пускают слухи, что тех, кто пострадал в результате конфликта, переселят в другую, более дружественную им страну. Отсюда – регистрируемые случаи «избиения» тех, кто на самом деле упал с лестницы, и многих фактов «изнасилований» (опять же в местной печати приводился пример одной девушки-рохинджа, которая за пару дней трижды меняла свои показания по поводу того, насиловали ее солдаты, или нет, а под конец призналась, что ей пообещали: если она заявит об изнасиловании – ее отправят жить в одну из мусульманских стран).

Думаю, теперь понятно, почему Бангладеш не торопится помогать рохинджа (а тех, кто в эту страну все же попал, хочет вообще поселить на необитаемый остров), а Малайзия и Индонезия делают это очень дозированно, помещая их, как правило, в фильтрационные лагеря и ограничвая контакты с местным населением.

Я далек от утверждений, что мьянманские военнослужащие – ангелы. Некоторые конфликты при наличии агрессивно настроенного населения, вооруженного в том числе длинными ножами, были фактически неизбежны. И я абсолютно согласен с тем, что с регулярной армии за подобные случаи избиений и издевательств над людьми (прежде всего, над детьми и женщинами!) должен быть особый спрос. Но большая часть гуляющих по Интернету «доказательств» – откровенные фальшивки, причем, к их распространению оказываются причастны не только специально созданные боты в социальных сетях, но и высшие чиновники ряда стран (недавно фальшивые снимки, которые, якобы, свидетельствовали о «геноциде мусульман в Мьянме» появились в аккаунте турецого министра – правда, он вскоре их удалил). Мне, как человеку, живущему в Мьянме, хорошо видно, что гуляющие по Интернету видео и фотографии – в основном примитивные фальшивки. Не могу говорить про все из них, но абсолютное большинство из того, что я видел – это совсем не про Мьянму, но с подписью «Зверства в Бирме». Эти фейковые снимки периодически разоблачают в мьянманских СМИ – но кто их читает?

Я посмотрел несколько видеосюжетов, по которым меня просили высказать свое мнение. Эти сюжеты делятся на два типа. Первый – рассказы беженцев, попавших в Бангладеш о том, что они видели в Мьянме. На мой взгляд, то, о чем свидетельствуют беженцы, должно быть тщательно проверено – хотя понятно, что многие из них говорят то, что, как они считают, должно предотвратить их экстрадицию обратно в Мьянму (а Бангладеш это делает регулярно). Второй – собственно сюжеты об «издевательствах над мусульманами». Большинство таких видео никакого отношения к Мьянме не имеют – человеку, живущему в Мьянме, абсолютно ясно, что они сняты в других странах. Есть, конечно, и ролики, по которым нельзя понять, где они сняты – то есть, это может быть Мьянма, а может какая угодно другая страна. Единственным полностью достоверным эпизодом можно считать видео, снятое мьянманским военнослужащим и хвастливо выложенное им на Фейсбук, где он и его коллеги пинками сгоняют деревенских жителей на центральную площадь. Когда этот ролик появился в социальной сети, снятые в нем военнослужащие были оперативно опознаны и понесли наказание, причем, высшие военные чины Мьянмы заявили, что наказания для тех, кто практикуют подобные методы, будут и впредь. Но с тех пор, насколько я знаю, никаких роликов, доказывающих участие военнослужащих страны к конкретным акциям в штате Ракхайн, так и не было предъявлено – если не считать откровенных фальшивок.

И, наконец, еще один маленький нюанс. Мусульманская умма Мьянмы – очень миролюбива и толерантна. Это как с случае с русскими и татарами в России – все вопросы между ними выяснены много поколений назад, и теперь представители разных религий живут рядом (хотя, конечно, не без проблем). В Янгоне много действующих мечетей, одна из них – через узкую улицу от священной для буддистов пагоды Суле, по преданию возведенной 2500 лет назад (кстати, это как раз бенгальская суннитская мечеть). Для приезжающих в Янгон туристов можно сделать целую экускурсию по мусульманским местам города – начиная от дарги последнего императора Великих Моголов (который считается суфийским святым) и заканчивая знаменитыми на весь город ресторанчиками халяльной кухни (китайцы-мусульмане – непревзойденные кулинары).

Мусульмане «вписаны» в жизнь Янгона и свободно себя в нем чувствуют. Никто не мешает муэдзинам звать с минаретов народ к молитве, и многие буддисты делают своим единоверцам замечание, если они прилюдно едят в мусульманском квартале в дневное время в дни рамадана (я это сам пару раз наблюдал). Для буддистского монаха нет никаких препятствий обратиться к мусульманину, сядящему со швейной машинкой на улице, если у его сумки сломалась застежка – и бывает так, что мусульманин, из уважения к служителю релиии, сделает свою работу бесплатно. Янгонским мусульманам никто не запрещает носить их традиционную одежду и совершать религиозные обряды. Кстати, я сам живу в ракхайнско-мусульманском квартале Янгона, и каждый день вижу, как буддисты и мусульмане общаются между собой, покупают что-то друг у друга и имеют общий бизнес. Между прочим, мусульмане есть в в вооруженных силах Мьянмы – правда, соглашусь с тем, что до сих пор они поднимались не выше полковника.

Мусульманских сообществ в Мьянме – великое множество, и абсолютное их большинство является лояльными гражданами страны. В свою очередь абсолютное большинство буддистов нацелены на мирное сосуществование религий и культур. Больше того, власти стремятся противодействовать экстремизму во всех проявлениях, и в законах нет статьи об «оскорблениях буддизма», а есть статья об «оскорблении веры». То есть, человек в равной степени будет наказан, если он неуважительно поведет себя как в пагоде, так и в христианской церкви или в мечети. Примеры и прецеденты есть.

Экстремисты бывают в любом сообществе, как и бытовой национализм. Но нынешний всплеск буддистского экстремизма в Мьянме произошел именно после событий в штате Ракхайн в 2012 году. То есть, некоторые буддисты, глядя на своих друзей-мусульман начали подозревать в них тех же самых экстремистов, какими являются их единоверцы-рохинджа (точно так же, как после появления ИГИЛ у некоторых людей проснулась исламофобия). Но опять же: это до сих пор довольно маргинальные группы (несмотря на бытующее за рубежом мнение), и правительство достаточно жестко пресекает их деятельность, когда она выходит за рамки дозволенного.

А еще один фактор, способствующий росту экстремизма среди буддистов – это то, что за рубежом говорят практически исключительно о «саморм угнетьенном народе мира», и вообще не упоминают о примерно таком же числе граждан Мьянмы других национальностей и вероисповедений, пострадавших от рук боевиков-рохинджа. Между прочим, сейчас происходит то же самое – за криками о «страдающих рохинджа» и демонстрациями солидарности с ними никто не замечает сообщения мьянманских СМИ о том, что правительство эвакуировало более 12 тысяч людей из зоны боевых действий. То есть, это люди (ракхайнцы, индусы, бирманцы и представители других народов), у которых боевики-рохинджа сожгли деревни, убили их близких, а их самих держали в заложниках.У них берут интервью, публикуют фотографии их сожженных домов. На снимках – такие же несчастные лица, как и те, которые гуляют сегодня по Интернету с рассказами о притеснениях рохинджа. И все чаще в сообщениях мьянманских СМИ появляюбтся сообщения: «К югу от Маундо больше не осталось ракхайнских деревень… индийских деревень…» А читатели в Мьянме делают выводы, что нынешний всплеск насилия был нужен рохинджа для того, чтобы очистить от прежних жителей себе новые зоны обитания. Что они после этого думают, читая, например, о митингах в поддержку рохинджа по всему миру?

Что касается штата Ракхайн, то там, помимо рохинджа живут, например, мусульманские общины собственно бирманцев (есть и такие), пантеев (китайцев-мусульман), каманов-лучников (бывших наемников у прежних властителей этих территорий), мьейду (потомков слуг и рабов в буддистских храмах), и, наконец, «старых бенгальцев» (те, кто жил тут еще до миграции рохинджа, или те, у кого хватило смелости натурализоваться и получить гражданство, отказавшись от самоназвания «рохинджа»). Все эти мусульманские общины штата вполне мирно живут с соседями-буддистами (прежде всего, ракхайнцами – больше того, именно у ракхайнцев наиболее богатый опыт совместной жизни и мирного взаимодействия с мусульманами). И только с рохинджа в штате постоянно идут конфликты. А это лишний раз доказывает, что источник конфликта лежит совсем не в религиозной сфере. Больше того, традиционная мусульманская умма Мьянмы с большим подозрением относится к рохинджа, видит в них источник возможных бед (потому что есть такие, кто по ним начинает судить о всех мусульманах) и даже из-за их экстремизма не считает их полностью «своими».

Есть ли решение этой проблемы? Власти Мьянмы считают, что если они дрогнут и под давлением извне пойдут на какие-то уступки – это только ухудшит ситуацию (не говоря уже о политическом самоубийстве тех, кто примет такого решение, что чревато кровавой нестабильностью в стране). Военные Мьянмы и без того, считают, что гражданское правительство Аун Сан Су Чжи зашло слишком далеко, фактически вынеся этот вопрос на международный уровень и пригласив для выработки рекомендаций бывшего генсека ООН Кофи Аннана. По их мнению, именно это воодушевило террористов и привело к нынешним кровавым событиям.

Ситуация осложняется еще и тем, что на стороне рохинджа просто не с кем вести переговоры. Те активисты, которые говорят от имени рохинджа в Бангладеш, или даже в Европе, не воспринимаются властями как люди, которых кто-то будет слушаться и которые способны что-то решить в Мьянме (видимо, так оно и есть). А в самой Мьянме нет какой-то вертикали, стоящей над боевиками – там «сетевая» структура. Единственная «вертикаль», – это некое подобие координации действий против правительственных войск, которое под вывеской «Араканской армии спасения рохинджа» осуществляется людьми, прошедшими подготовку в Пакистане во главе с уроженцем Пакистана. Понятно, что такие люди по определению не могут быть партнерами мьянманского правительства на переговорах.

Поэтому вести дела силовикам и властям приходится на уровне каждой отдельной деревни, и мьянманские военные не скрывают, что договариваться приходится с позиций силы (то есть, в виде «принуждения к миру»). В те деревни рохинджа, которые подписали что-то вроде пакта о мире, сегодня завозят продовольствие и оказывают помощь в восстановлении разрушенных домов. То есть, власти Мьянмы как-то пытаются решить проблему обострившихся межнациональных отношений. Сейчас высказывается идея о том, чтобы создать возле Маундо (основного места расположения анклавов рохинджа) свободную экономическую зону, чтобы поощрить инвестиции из мусульманских стран, в результате которых безработная молодежь получила бы возможность трудоустроиться и забыла бы об оружии. Но для любого диалога нужны как минимум две стороны. Со стороны боевиков-рохинджа такой готовности разговаривать о преодолении конфликта нет – а это значит, что в урегулировании ситуации они не заинтересованы.

Беда властей Мьянмы – в их неумении противостоять массированной зарубежной пропаганде. И дело даже не совсем в том, что у буддистов нет своей «Аль-Джазиры» и что буддисты – весьма неоднородны и размыты (тот же Далай-лама осудил действия буддистов в штате Ракхайн, а российские буддисты не спешал выражать солидарность с действиями своих единоверцев в Мьянме). Дело в элементарной некомпетентности нынешнего пропагандистского аппарата «демократического» правительства Мьянмы и неумении подавать и продвигать информацию. На страницах Министерства информации и Информационного комитета Мьянмы постоянно публикуются сообщения о ситуации в штате Ракхайн, снабжаемые фотографиями. Но подаются они настолько неумело и написаны настолько бездарно, что любая районная газета покажется на их фоне шедевром журналистики. По сути, единственный, кто по мере сил эффективно и убедительно опровергает (на своей странице в Фейсбуке) тиражируемые в международных СМИ фейковые новости и фотографии – это министр информации прежнего правительства Мьянмы Йе Тхут. Чуть ли не один на всю Мьянму!

Вот, собственно, и все, что можно сказать по поводу нынешней ситуации. Я всегда с уважением ооносился к людям, которые неравнодушны к чужой боли и стремятся защитить своих единоверцев. Но, на мой взглад, сострадание в данном случае должно проявляться к жертвам обеих сторон конфликта – в равной степени. И истина о том, что в истоках конфликта, как правило, виноваты обе стороны – она и про события в мьянманском штате Ракхайн. А поддержка исключительно одной стороны обычно ведет к новому витку конфликта.

И, пожалуй, последнее. Ко мне уже обратились несколько СМИ с просьбой дать комментарии. Я спросил журналистов – а что, в России уже повывелись люди, профессионально занимающиеся Мьянмой? Мне ответили, что они все ушли в глубокое подполье. Я спросил у одного из них, почему он не дает комментариев – он-то знает, как в штате Ракхайн обстоят дела на самом деле. Ответ был простым: «Я живу в России, и у меня тут семья». То есть, человек опасается рассказать правду, которая расходится с картиной, нарисованной в чьих-то мозгах – причем, боится он отнюдь не «злобных кровавых буддистов», а совсем других людей.

В общем, есть повод задуматься.

Петр Козьма

buddha.by

Что-то меня Мьянма беспокоит... - Colonel Cassad

Нефть, Сорос и кровавый террор: что на самом деле стоит за гонениями на мусульман в МьянмеПротивостояние между военными и мусульманами рохинджа в Мьянме обострилось с 25 августа, когда радикальные исламисты напали на полицейских. Тогда несколько сотен боевиков движения «Араканская армия спасения рохинджа», которое власти республики считают террористической организацией, напали на 30 опорных пунктов полиции. Они использовали огнестрельное оружие, мачете и самодельные взрывные устройства. В результате погибли 109 человек. Ответственность за нападение взяла на себя «Армия освобождения рохинджа» — экстремистская военизированная исламистская организация, действующая на территории Мьянмы. Ранее, в июле 2017 года, власти обвинили исламских экстремистов в убийстве семерых местных жителей.

В результате последовавшей за нападениями волны репрессий пострадало значительное количество представителей мусульманского народа рохинджа, проживающих в штате Ракхайн и, по мнению властей Мьянмы, являющихся социальной базой террористов. На сегодняшний день, по официальным данным, в столкновениях погибли 402 человека. Из них 370 — боевики, 15 — полицейские и 17 человек — мирные жители. По информации СМИ мусульманских стран, речь может идти о нескольких тысячах человек, погибших от рук бирманских военных и буддистских погромщиков.В мировой прессе тема преследований, массовых убийств и даже геноцида мусульман рохинджа поднимается почти ежегодно в последние несколько лет, начиная с погромов 2012 года. По социальным сетям гуляет множество видео, в которых неизвестные издеваются над рохинджа, пытают и убивают женщин и детей. Как правило, сообщается, что репрессии религиозно мотивированы, а рохинджа уничтожают за то, что они придерживаются мусульманского вероисповедания.

События в Мьянме вызвали большой резонанс среди мировой мусульманской общины. Так, в Москве 3 сентября напротив посольства Мьянмы прошёл несанкционированный митинг, собравший несколько сотен человек. По сообщению столичного МВД, акция прошла мирно. В столице Индонезии Джакарте, однако, протестующие были настроены агрессивно — в окна посольства Мьянмы полетели коктейли Молотова. Протесты против «геноцида мусульман» в Мьянме прошли и в столице Малайзии Куала-Лумпуре. В понедельник, 4 сентября, ожидается акция протеста в российском Грозном.«К сожалению, вынуждены признать, что действия, подобные тем, которые происходят в Мьянме, всегда очень живо воспринимаются в рамках большого мусульманского мира, и это далеко не первый и не единственной пример», — прокомментировал RT протесты мусульман директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков.В свою очередь, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал происходящее в Мьянме геноцидом и призвал международное сообщество к решительным действиям в отношении правительства страны.

«Там идёт геноцид, — заявил Эрдоган. — Те, кто закрывает глаза на этот геноцид, разворачивающийся под покровом демократии, — его соучастники».Российский МИД также отреагировал на сложившуюся ситуацию и призвал стороны к примирению.«Внимательно следим за положением в Ракхайнской национальной области (РНО) Мьянмы. Обеспокоены сообщениями о продолжающихся боестолкновениях, приведших к жертвам среди как мирного населения, так и силовых структур правительства, о резком ухудшении гуманитарной обстановки в этом регионе страны. Призываем все вовлечённые стороны к скорейшему налаживанию конструктивного диалога в целях нормализации ситуации в русле рекомендаций Консультативной комиссии по РНО во главе с К. Аннаном», — говорится в заявлении департамента информации и печати МИД РФ.

Конфликт на территории западного штата Ракхайн (Аракан) в Мьянме между буддистами, составляющими большинство жителей страны, и многочисленными мусульманами народности рохинджа длится не один год. За это время жертвами столкновений между силовиками и мусульманами стали тысячи человек. Власти республики отказываются признавать мусульман народности рохинджа своими гражданами, считая их нелегальными мигрантами из Бангладеш (точнее — из региона Бенгалии, куда входит Бангладеш и часть Индии) несмотря на то, что многие представители рохинджа живут на территории страны уже несколько поколений.По закону о гражданстве Бирмы (прежнее название Мьянмы) от 1983 года, рохинджа не признаются гражданами страны, а следовательно, лишены всех гражданских прав, в том числе и возможности получить медицинскую помощь и образование. Значительная их часть насильственно содержится в специальных резервациях — центрах для перемещённых лиц. Точная численность рохинджа неизвестна — предположительно, их порядка 1 млн человек. Всего в Мьянме около 60 млн. жителей.

В Ракхайне постоянно вспыхивают конфликты на религиозной почве, которые приводят к столкновениям между мусульманами и буддистами. По свидетельствам очевидцев, военные и местные жители, подстрекаемые буддистскими монахами, врываются в дома и хозяйства мусульман, отбирают их имущество и домашний скот, а безоружных людей убивают, истребляя целые семьи.По последним данным международных мониторинговых организаций, примерно 2600 домов, принадлежащих рохинджа, сожжены, более пятидесяти тысяч человек были вынуждены бежать из страны. Многие беженцы покидают свои дома ни с чем, пытаясь лишь спасти своих детей. Часть мусульман, спасаясь от кровопролития в Мьянме, перебралась в соседний Бангладеш.

Предыдущие кризисы, связанные с гонениями на рохинджа, приводили к массовому исходу беженцев. В 2015 году почти 25 тысяч рохинджа были вынуждены покинуть страну. Названные в мировой прессе «людьми лодок», они устремились в Бангладеш, Таиланд, Индонезию и Малайзию. Погромы 2012 года привели, по официальным данным, к гибели 200 человек (половина из них была мусульманами, а половина —буддистами). Около 120 тыс. человек (и буддисты, и мусульмане) оказались беженцами.После того как в 2011 году военная хунта Мьянмы передала полномочия гражданскому правительству, оно попыталось вернуть рохинджа избирательные права, однако было вынуждено отказаться от этой идеи из-за массовых протестов буддистских радикалов. В результате в выборах 2015 года, первых в стране за многие десятилетия, рохинджа не участвовали.«С точки зрения соблюдения прав человека показатели Мьянмы ужасны, — заявил RT политолог из Бангладеш Ахмед Раджив. — Армия Мьянмы совершала международные преступления против рохинджа десятилетиями, убив в общей сложности 10 тыс. рохинджа и сделав 1 млн беженцами».

Однако у буддистского населения Мьянмы есть своя точка зрения на этот этноконфессиональный конфликт. Рохинджа ставят в вину то, что хотя мусульмане живут в Мьянме давно, в массовом порядке они стали заселять Ракхайн только в XIX веке, когда миграцию из Бенгалии начали поощрять англичане, управлявшие как Бирмой, так и Бенгалией. Фактически это была политика английской колониальной администрации, которая использовала рохинджа в качестве дешёвой рабочей силы.По словам бирманских историков, название народности «рохинджа», образованное от названия штата Ракхайн, появилось только в 1950-х годах. Так выходцы из Бенгалии стали называть себя, претендуя на то, что они являются коренным населением штата. Конфликты между местным населением и вновь прибывшими мигрантами начались ещё в XIX веке и продолжаются до сих пор.

«Это конфликт, который, к сожалению, очень сложно, практически невозможно решить», — отметил в интервью RT руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института Востоковедения РАН Дмитрий Мосяков.По его словам, с одной стороны в этом столкновении — естественная миграция бенгальцев, которые уходят из перенаселённого Бангладеш в поисках свободных земель, а с другой — восприятие бирманцами Ракхайна как своей исторической территории, ни пяди земли которой они не намерены отдавать чужакам-мусульманам.

«Как всё происходит: приплывают бенгальцы на лодках, основывают поселение, их находят местные бирманцы и убивают. Всё происходит на уровне почвы, вне любого международного права, на что повлиять очень сложно. Речь идёт о каких-то средневековых процессах движения народов, — утверждает эксперт. — Государство бирманское, которое так обвиняют, не может к каждому араканцу приставить по полицейскому, который учил бы его толерантности».В 1940-х годах возникло сепаратистское движение рохинджа, стремившихся присоединиться к государству Пакистан, которое британцы собирались сформировать на территориях колониальной Индии, населённых мусульманами. В состав Пакистана должна была войти и часть Бенгалии, откуда и были родом сами рохинджа. Позже, в 1971 году, эта территория Восточного Пакистана отделилась от Исламабада и превратилась в самостоятельное государство — Народную Республику Бангладеш.

Территории, населённые мусульманами в северной части штата Ракхайн, стали оплотом религиозных экстремистов, выступавших за отделение от Бирмы и присоединение к Восточному Пакистану с 1947 года. В 1948-м, после объявления независимости Бирмы, в регионе было введено военное положение. К 1961 году бирманская армия подавила большую часть моджахедов в Ракхайне, однако в 1970-х, после создания экстремисткой Партии освобождения рохинджа и Патриотического фронта рохинджа партизанская война вспыхнула с новой силой.

Моджахеды получали поддержку из Бангладеш и в случае необходимости уходили на территорию соседнего государства, скрываясь от рейдов бирманских военных. В 1978 году армия Бирмы провела операцию «Король Дракон», направленную против исламских экстремистов. Под раздачу попали и условно мирные рохинджа. Примерно 200—250 тыс. человек бежали из Ракхайна в Бангладеш.В 1990-х и 2000-х годах экстремисты рохинджа продолжили начавшийся ещё в 1970-е процесс сближения с мировым исламистским интернационалом, в том числе с «Аль-Каидой»*, на афганских базах которой моджахеды из Мьянмы проводили тренировки. В начале 2010-х годов заявила о себе новая сепаратистская структура «Армия спасения рохинджа», представители которой в нескольких интервью сообщили, что группу поддерживают некие частные лица из Саудовской Аравии и Пакистана. Как заявила в 2016 году международная НПО International Crisis Group, моджахедов рохинджа готовили афганские и пакистанские боевики.

Как отмечает турецкое издание Sabah, обострение конфликта в Ракхайне в начале 2000-х годов подозрительным образом совпало с обнаружением в этой области запасов нефти и газа. В 2013 году завершилось строительство нефтепровода и газопровода из Ракхайна в Китай. «Там огромное газовое месторождение «Тан Шве», названное так в честь генерала, который долгое время правил Бирмой. И конечно, почти наверняка прибрежная зона Аракана содержит нефтеводороды», — считает Дмитрий Мосяков.

Около 800 тыс. этнических мусульман-рохинджа, проживающих в мьянманском штате Ракхайн, подвергаются насилию со стороны правительства...«США, увидев это, после 2012 года превратили проблему Аракана в глобальный кризис и ввели в действие проект окружения Китая», — отмечает Sabah. Активную поддержку угнетённым рохинджа оказывает Целевая группа по Бирме (Burma Task Force), в которую входят организации, финансируемые в основном из фондов Джорджа Сороса. Деятельность этих НПО вызывает недоверие коренных бирманцев.

В середине августа 2017 года в столице штата Ракхайн прошли массовые демонстрации местных буддистов, которые обвинили ООН и действующие в стране неправительственные организации в поддержке террористов рохинджа. «Нам не нужны организации, поддерживающие террористов», — заявили протестующие. Поводом к манифестациям стало обнаружение властями страны нескольких тайных баз экстремистов, где были найдены остатки печенья, поставляемого ООН в рамках Всемирной продовольственной программы.

«Есть и внутренние факторы у конфликта в Мьянме, но мировая практика показывает, что именно подобные внутренние настроения всегда используются, как только появляются внешние игроки», — отметил Дмитрий Егорченков.«Тот же Сорос всегда, приходя в ту или иную страну, в то или иное проблемное поле, ищет религиозные, этнические, социальные противоречия, выбирает модель действия по какому-то одному из этих вариантов и их сочетанию и старается разогреть, — утверждает эксперт. — Совершенно нельзя исключать, что подобные действия подталкиваются не изнутри бирманского общества, а какими-то внешними силами».

«Поскольку британцы уже сделали в Мьянме базу для буддистского терроризма, сейчас глобалисты создают плодородную почву для терроризма исламского, провоцируя и подпитывая ненависть среди этнорелигиозных групп в Южной Азии», — объясняет происходящее в Аракане Ахмед Раджив. По словам Дмитрия Мосякова, предпринимается очень серьёзная попытка раскола Юго-Восточной Азии и АСЕАН. В мире, где политика глобального управления подразумевает умение управлять через конфликты, конфликты становятся чем-то обыденным. Их привносят в более-менее стабильные региональные образования, и эти конфликты расширяются, развиваются, открывая возможности для давления и контроля.

«Речь идёт о трёх направлениях. Во-первых, это игра против Китая, поскольку у Китая в Аракане очень большие вложения. Во-вторых — нагнетание мусульманского экстремизма в Юго-Восточной Азии и противопоставление мусульман и буддистов, чего там никогда не было. В-третьих — движение в направлении создания раскола в АСЕАН (между Мьянмой и мусульманскими Индонезией и Малайзией. — RT), поскольку АСЕАН показывает пример того, как очень бедные страны могут отставить противоречия и обеспечить вполне достойную жизнь. Это очень опасная и эффективная мера, направленная на то, чтобы разрушить стабильность в Юго-Восточной Азии», — резюмировал политолог.

https://russian.rt.com/world/article/425981-rohindzha-musulmane-myanma - цинк

Не слишком большой специалист в делах происходящих в Мьянме, но кое-что показалось интересным.

1. Конфликт в Мьянме несколько разрушает образ буддизма как "религии мира", так как упырей на практике среди буддистов тоже немало, как впрочем и среди местных исламских фанатиков, представляющих радикальный политический ислам. Ну а такого рода конфликты никогда не имели быстрого и взаимовыгодного разрешения. В итоге, с обеих сторон в силу входят религиозные и националистические радикалы, не слишком разборчивые в методах.2. Сам конфликт судя по всему является еще одной бомбой замедленного действия, которую англичане оставили в регионе, когда распускали свою империю. Уж очень происходящее напоминает борьбу Индии и Пакистана за Кашмир, когда корни вражды тянутся еще с 40-50х годов XX века, когда англичане произвольно нарезали границы региона без особого учета этнорелигиозных последствий.3. В том виде, в котором конфликт существует, он врядли имеет какое-то внятное разрешение, особенно когда конфликт густо намазан этнической и религиозной ненавистью, которые и порождают взаимные зверства и последующие обвинения, как это например происходит в Палестине вокруг арабо-израильского конфликта, где многочисленные войны, резня, теракты, военные преступления и много чего еще, не привели стороны к желаемому, а основные игроки уже давно потеряли надежду хоть что-то поменять дипломатическим путем, занимаясь процессом урегулирования скорее по инерции в ожидании очередной войны или интифады. Мьянмой врядли будут заниматься столь же пристально. Страна откровенно бедная (хотя найденная нефть многое меняет, но не для местного пролетариата) и ее главное достоинство до недавнего времени - большое кол-во дешевой рабочей силы.4. Для РФ с одной стороны вроде бы выгодно поддерживать "угнетенных мусульман", на чем обычно специализируется США, но в данном случае связи рохинджа с террористами, противоречат политике РФ в Сирии и Ираке и может возникнуть двусмысленная ситуация, когда открыто поддерживая рохинджа в Мьянме, Россия может получить свою порцию обвинений в поддержке исламских фундаменталистов на территории другой страны, в чем Россия обычно и вполне резонно обвиняет США. Так что это с точки зрения политики РФ на Ближнем Востоке достаточно скользкая тема.5. С другой стороны, стремление Кадырова выступать в роли интернационального медиатора защищающего интересы мусульман по всему миру, вступает в противоречие с осторожной политикой РФ в этом вопросе, так как толкает РФ на одну  из сторон конфликта, чего РФ обычно старается в таких случаях избегать (см. конфликт Армении и Азербайджана вокруг Нагорного Карабаха). Причина банальна - поддержи буддистов, получишь негодование мусульман. Поддержи мусульман, получишь негодование буддистов. Для государства, которое позиционирует себя как светское, религиозные мотивы не должны давлеть над осуществлением внешней политики, тем более, что конфликт практически не затрагивает коренные интересы РФ в регионе.Стоит также отметить, что в свое время МИД РФ давал жесткий отлуп православным радикалам (вроде Чаплина), которые пытались объявить операцию РФ в Сирии "защитой христианства", чем давали отличный повод пропаганде ИГИЛ, разыгрывавшей карту противостояния "правоверных мусульман" атакам "христианских крестоносцев", когда боевики и российских военных объявили "крестоносцами".6. Но так как государство заняло достаточно аморфную позицию относительно кризиса в Мьянме, на первый план и вышли заявления с откровенно религиозным подтекстом со стороны Кадырова и его сторонников, что ставит МИД РФ в несколько затруднительное положение, так как ему в любом случае придется формировать некую позицию по Мьянме, которая с одной стороны скорее всего будет не слишком обязывающей в духе "давайте жить дружно и решать конфликт путем переговоров", а с другой стороны, она должна будет учитывать факт недовольства российских мусульман гонениями на единоверцев в Мьянме, что в той или иной степени может отразиться на внутренней политике РФ.

Данная история очень наглядно иллюстрирует проблему, когда люди недоумевают "Зачем интересоваться тем, что происходит за границей России, надо сосредоточится на внутренних проблемах". Кризис в Мьянме и несанкционированные выступления кадыровцев в Москве, очень наглядно показывают, как события в далекой Мьянме, которую далеко не все граждане страны могут вообще найти на карте мира, отражаются на улицах российских городов. Россия не сферический конь в вакууме, а часть современной нам системы мироустройства, которое находится в стадии переформатирования. Многочисленные изменения в различных регионах мира, так или иначе затрагивают РФ и ее интересы, что в свою очередь отражается на самой России.Мало кому интересная Мьянма еще один характерный пример этой зависимости. Пока там кто-то кого-то резал, это мало кого волновало. А вот когда чеченцы и ко начали митинговать в Москве, "внезапно" Мьянма оказалась в мейнстриме общественного интереса. Хотя казалось бы, митинги в поддержку сражающегося Донбасса, который куда как ближе и роднее, были бы более уместны.

За себя скажу, что на мой субъективный взгляд, РФ от конфликта в Мьянме надо держаться подальше и не влезать в него на стороне будь то буддистов или мусульман. Выиграть там РФ вряд ли что-то сможет, а вот получить те или иные проблемы - запросто.

PS. Плюс интересные статьи от читателей из комментариев:

1. Рохинджья - http://dragon-naga.livejournal.com/56269.html2. Илья Топчий: Китайские отпускники на гибридной войне - http://nvo.ng.ru/wars/2016-10-28/1_924_china.html3. Немусульманский терроризм - https://lenta.ru/articles/2016/06/06/nonmuslim_terrorism/

colonelcassad.livejournal.com

Мьянма Бирма геноцид мусульман 2017 новости видео

геноцид мусульман

В течении 3-х дней более 3000 мусульман были зверски убиты буддистами в Мьянме. Люди убиваю себе подобных не щадя ни женщин ни детей.

Антимусульманские погромы в Мьянме вновь повторились, на этот раз в еще более ужасающих масштабах.

Больше 3000 человек погибли из-за конфликта в Мьянме (старое название — Бирма) между правительственными силами и мусульманами-рохинджа, который начался неделю назад. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на мьянмскую армию. Согласно информации местных властей, все началось с того, что «боевики-рохинджа» совершили нападение на несколько полицейских постов и армейские казармы в штате Ракхайн (старое название Аракан — прим.). В заявлении армии Мьянмы сказано, что с 25 августа случилось 90 боестолкновений, при которых было уничтожено 370 боевиков. Среди правительственных сил было убито 15 человек. Помимо этого, боевиков обвиняют в убийстве 14 мирных жителей.

В результате столкновений примерно 27 тысяч беженцев рохинджа пересекли границу с Бангладеш, спасаясь от преследования. Причем, как сообщает агентство Синьхуа, практически 40 человек, в том числе женщины и дети, погибли в реке Наф при попытке пересечь границу на лодке.

геноцид мусульман

Рохинджа — этнические бенгальцы-мусульмане, которые были переселены в Аракан в XIX — начале XX века британскими колониальными властями. При общей численности примерно 1,5 млн. человек в настоящее время они составляют большинство населения штата Ракхайн, но очень немногие из них имеют гражданство Мьянмы. Местные власти и буддийское население считают их нелегальными мигрантами из Бангладеш. У конфликта между ними и коренными «араканцами» — буддистами — давняя история, но эскалация этого конфликта до вооруженных столкновений и гуманитарного кризиса началась только в результате перехода власти в Мьянме от военных к гражданским правительствам в 2011-2012 годах.

Помимо этого турецкий президент Тайип Эрдоган назвал события в Мьянме «геноцидом мусульман».

«Те, кто закрывает глаза на этот геноцид, совершаемый под маской демократии, являются его соучастниками. Мировые СМИ, не придающие этим людям в Аракане никакого значения, также являются соучастниками этого преступления. Численность мусульманского населения в Аракане, составляющая еще полвека назад четыре миллиона, в результате преследований и кровопролития сократилась на одну треть. Тот факт, что мировое сообщество хранит молчание в ответ на это, является отдельной драмой», — отметил Тайип Эрдоган.

«Также я провел телефонный разговор с генсеком ООН. С 19 сентября будут проводиться заседания Совбеза ООН по данному вопросу. Турция сделает все возможное, чтобы донести до мирового сообщества факты, касающиеся ситуации в Аракане. Вопрос будет обсуждаться и в ходе двусторонних переговоров. Турция будет говорить, даже если остальные решат молчать», — добавил турецкий президент.

геноцид мусульман

Высказал свое мнение относительно событий в Мьянме также глава Чечни Рамзан Кадыров.

«Читаю комментарии и заявления политиков по ситуации в Мьянме. Напрашивается вывод, что лицемерию и бесчеловечности тех, кто обязан защищать ЧЕЛОВЕКА, нет предела! Всему миру известно, что в течение ряда лет в этой стране происходят события, которые невозможно не только показывать, но и описать. Подобную жестокость человечество не видело со времен Второй мировой войны. Если это говорю я, человек, прошедший через две страшные войны, то можно судить о масштабах трагедии полутора миллионов мусульман-рохинья. Прежде всего, следует сказать о госпоже Аун Сан Су Чжи, фактически руководящей Мьянмой. Ее многие годы называли борцом за демократию. Шесть лет назад военных сменило гражданское правительство, Аун Сан Су Чжи, получившая Нобелевскую премию мира, заимела власть, а вслед за этим началась этническая и религиозная чистка. Фашистские душегубки ничто в сравнении с тем, что творится в Мьянме. Массовые убийства, изнасилования, сжигание живых людей на кострах, разведенных под железными листами, уничтожение всего, что принадлежит мусульманам. Осенью минувшего года разрушены и сожжены более одной тысячи домов, школ и мечетей рохинья. Власти Мьянмы стремятся уничтожить народ, а соседние страны не принимают беженцев, вводя смешные квоты. Весь мир видит, что происходит гуманитарная катастрофа, видит, что это открытое преступление против человечности, НО МОЛЧИТ! Генсек ООН Антониу Гуттериш вместо жесткого осуждения властей Мьянмы просит Бангладеш принять беженцев! Вместо борьбы с причиной, рассуждает о последствиях. А Верховный комиссар ООН по ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Зейд Раад аль-Хуссейн призвал руководство Мьянмы «осудить резкую риторику и разжигание розни в соцсетях». Разве это не смешно? Буддистское правительство Мьянмы пытается объяснить массовые убийства и геноцид рохинья действиями тех, кто пытается оказать вооруженное сопротивление. Мы осуждаем насилие, с чьей бы стороны оно не происходило. Но возникает вопрос, какой иной выбор оставлен народу, который загнали в кромешный ад? Что же сегодня молчат политики десятков стран и правозащитные организации, которые в день дважды делают заявления, если в Чечне кто-то просто чихнет от простуды?» — сообщил лидер Ченчни в своем Instagram.

В то же время в социальных сетях пользователи публикуют фото и видеоролики с места событий в штате Ракхайн. Большая часть материалов отмечаются хэштегом #Arakan.

В каких бы религиозных течениях не состоял бы человек такие зверские убийства не должны происходить. Ни одна религия не стоит того, чтобы убивать человека. Распространите эту информацию, остановим массовое уничтожение людей.

Источник

ifvremya.ru