Флаг Святого Георгия. Английский флот во Второй мировой войне (С.Роскилл) 2000. Флаг Святого Георгия. Английский флот во Второй мировой войне Роскилл Стефен Уэнтворт. Английский флот во второй мировой войне


Флаг Святого Георгия. Английский флот во Второй мировой войне (С.Роскилл) 2000

С этим файлом связано 81 файл(ов). Среди них: Serbskie_soyuzniki_Gitlera-Veche_A_Yu_Timofeev.pdf, Action_report_of_the_Battleship_Night_Action_between_the_U_S_and, Rossia_dlya_russkikh_Zadachi_russkoy_armii__Kuropatkin_A__-_2003, Admiral_Nimits_Potter_E__-_2003.pdf, Внимание парашютисты (Гове А)- 2003.doc, Skazkin_S_D__otv_red__Istoria_Vizantii_Tom_3.pdf, Feofan_Ispovednik_Neizvestny_khronist_Georgiy_Amartol_Lev_Prestu, Skazkin_S_D__otv_red__Istoria_Vizantii_Tom_2.pdf и ещё 71 файл(а).Показать все связанные файлы Флаг Святого Георгия. Английский флот во Второй мировой войне Роскилл Стефен Уэнтворт Roskill Stephen Wentworth Война на море (1939-1945) Издание: Роскилл С.У. Флаг Святого Георгия. М.: ACT, 2000. Оригинал: Roskill S.W. The War At Sea, 1939-1945. London: HMSO, 1954-1961 Перевод с английского А.Г. Больных. [1] Так помечены страницы, номер предшествует. {1} Так помечены ссылки на примечания. Роскилл С.У. Флаг Святого Георгия: Английский флот во Второй мировой войне / Пер. с англ. А. Больных. М.: ООО Фирма ?Издательство ACT, 2000. 560 с. (Военно- историческая библиотека). Тираж 5000 экз. ISBN 5-237-05177-4 Труд Стефена Уэнтворта Роскилла одного из крупнейших военных историков готовился по заказу Военно-морского института Аннаполиса (USNI) для серии Действия флотов во Второй мировой войне самого авторитетного издания по этой тематике. Охота за Бисмарком и битва за Средиземное море, полярные конвои и борьба с немецкими подводными лодками, боевые действия на Тихом океане и десантные операции все фазы войны нашли отражение в этой книге. Боевые действия одного из крупнейших флотов Второй мировой войны, описанные с великолепным знанием предмета, не оставят равнодушными любителей военной истории. Содержание Предисловие переводчика Глава I. Корабли и люди Глава II. Военные планы и морская политика, 1939 Глава III. Не "странная" война. Сентябрь 1939 апрель 1940 Глава IV. Поражение на суше, бегство морем. Апрель июнь 1940 Глава V. Загнанные в угол. Июнь декабрь 1940 Глава VI. Борьба за Средний Восток. Июнь декабрь 1940 Глава VII. Вызов на океанах. Январь декабрь 1941 Глава VIII. Средиземноморский флот в дни триумфа и испытаний Глава IX. Катастрофа на Дальнем Востоке и восстановление Глава X. Наивысшая точка успехов Оси. 1 января 31 июля 1942 Глава XI. Господство на море восстановлено. 1 августа 31 октября 1942 Глава XII. Северная Африка восстанавливает баланс Глава XIII. Японцы вынуждены перейти к обороне. 1 августа 1942 31 мая 1943 Глава XIV. Победа эскортных сил. 1 ноября 1942 31 мая 1943 Глава XV. Африка трамплин, Италия цель Глава XVI. Положение в Атлантике и Арктике стабилизировано. 1 июня 31 декабря 1943 Глава XVII. Не будет быстрой победы на Средиземном море. 1 октября 1943 4 июня 1944 Глава XVIII. Наступление на Тихом океане: разочарование в Индийском. 1 июня 1943 31 мая 1944 Глава XIX. Успех в Атлантике и Арктике Глава XX. Трезубец Нептуна. 1 июня 5 июля 1944 Глава XXI. Вторжение в Европу Глава XXII. Атлантика и Арктика. 1 июня 31 декабря 1944 Глава XXIII. Победа на Западе. 1 января 8 мая 1945 Глава XXIV. Флаг Святого Георгия возвращается на Тихий океан Приложения Примечания Предисловие переводчика Орденом Сувары награждается командир Зоухон В последнее время читатель мог встретить множество новых и старых книг. С большим удовольствием я увидел переизданные заново работы Шермана и Нимица. Приятно вспомнить те чувства, которые я испытал, впервые прочитав их. И вот издатели порадовали нас несколькими сериями книг по истории войны. Среди них есть и вполне добротные, отлично подготовленные и прекрасно оформленные издания, но есть и примеры прямо противоположные. Я уже говорил, что не желаю цепляться к опечаткам и не слишком хорошей бумаге. Режим жесткой экономии царствует повсюду, и не нужно швырять в людей камни за попытки сократить расходы. Хуже, когда автор или переводчик даже не пытаются скрыть свое невежество. Когда я увидел изданную в Ростове книгу ?Соратники Гитлера: Дениц Гальдер?, то обрадовался. Новые сведения из биографии ?гросс-пирата?, как его у нас иногда называют, были бы очень кстати. Но уже в самом начале книги я встал в тупик. А кто же это такой, вице-адмирал Зоухон? Мне казалось, что Средиземноморской эскадрой у немцев [6] командовал кто-то другой. Например, Вильгельм Сушон. Лишь спустя какое-то время мне удалось догадаться, что это на самом деле один и тот же человек адмирал Souchon. Просто читается он немного по-разному. И я хочу предложить вам небольшой эксперимент. Назовите любому интересующемуся военно-морской историей фамилию Зоухон и попросите догадаться, а кто же это такой?! Ручаюсь, ответа вы не получите. Дальше больше. По страницам книги плывет с развевающимся флагом тяжелый крейсер ?Принц Ейген?. Ну здесь, слава богу, хоть ясно, о ком говорится. Нас радуют прелестной картинкой, изображающей ?Военный тральщик?. А что, бывают еще и мирные тральщики? Или редактор спутал тральщик с траулером? Ну, попутал нечистый, с кем не бывает. Опять же, что это за гитлеровская лодка S-101? Гитлеровская если судить по орлу на рубке. Американцы в своем S-типе за полсотни не перемахнули. Англичане вообще всего 3 штуки построили в Первую Мировую. Неужели Краснознаменная С-101 ухитрилась послужить и в составе Кригсмарине?! Ведь других лодок с таким литерно-цифровым обозначением мне найти не удалось. Впрочем, не меньший шок я испытал, разглядывая иллюстрации в смоленском переиздании работы Нимица ?Война на море?. Никого уже не удивляют ?боевые корабли?, следующие за авианосцами, а ?торпедные лодки?, как простые, так и моторные, вообще дефилируют по страницам целыми эскадрами. Ведь battleship при некотором напряжении ума можно счесть за ?корапь?. Слава богу, что battleship хотя бы не следует за ?носильщиком воздушных судов?, ведь aircraft carrier можно перевести и так. Он ведь остался авианосцем, значит, не все так скверно, как может показаться на первый взгляд! Ведь буквально на соседней странице нам демонстрируют ?Английский конвой в Атлантическом океане?. Ну, скажу я вам... Разве когда-нибудь смели мечтать ничтожные артиллерийские катера, что их произведут в трансатлантики?! Можно привести и другие примеры. Вот, скажем, детальное описание биографии линейного крейсера ?Худ?. Спору нет, корабль во всех отношениях примечательный, я лично питаю к нему нежную любовь. ?Линкор с изящным [7] профилем легкого крейсера?. Разве не так? Но доплыл наш крейсер до самого города Хабаровска, и тут случились с ним многочисленные конфузы. Наверное, не выдержал, бедняга, сибирских холодов. Например, вступили в командование кораблем люди в непонятном чине командора. Полагаю, каменный гость дон Жуана наведался на мостик гордости Королевского Флота. Но если вы думаете, что это тривиальный британский commander, сиречь кавторанг, то вы не правы. Переводилась книга с польского, вот при многочисленных переодеваниях капитан 1 ранга и превратился в гостя из прошлого. Впрочем, бывает и не такое. Давненько, лет тому десять назад, случился у меня интересный разговор в редакции толстого журнала. В гранках я прочитал интересную повесть о похождениях некоего чеха в дебрях Южной Африки. Он даже сумел послужить в родезийской армии в чине поручика. Я спросил у редактора: ?А откуда в Родезии поручики появились?? Мне казалось, что это самый что ни на есть обычный армейский капитан. Просто в повести, написанной по-чешски, он неизбежно станет поручиком. Однако я получил потрясающий ответ. ?А вы что, в родезийской армии служили?! И точно знаете, что там поручиков нет?!? Крыть было нечем, действительно, не служил. Но всех переплюнул город Минск. Во втором томе ?Энциклопедии военного искусства. Командиры Второй Мировой войны? нас потрясают сообщением о том, что 30 ноября 1942 года контр-адмирал Райт разгромил адмирала Танаку в бою у Тассафаронги (стр. 471). Остается лишь радоваться, что тремя сотнями страниц ранее Манштейн все-таки проиграл Курскую битву. А то, глядишь, жили бы мы по сей день в каком-нибудь ?Рейхскомиссариате Ост? и не подозревали об этом. В заключение маленький тест на сообразительность. Какой орден получил бравый Зоухон? Эта транскрипция всем нам известной фамилии тоже иногда встречается...

Гросс-адмиралы из 3-го ?В? Шалости с транскрипцией это еще не самое скверное, что может ждать читателя при встрече с только что изданными [8] книгами. Ведь там ?про львов прочтешь такие вещи... И сколько львы живут, и кое-что похлеще?, как выразился некогда автор ?Дяди Степы?, хотя по другому поводу. Этой книге не повезло дважды. Когда Воениздат выпустил ее в первый раз, то повесил длиннющее, совершенно несъедобное название в стиле прошлых веков ?Американские авианосцы в войне на Тихом океане?. Но ведь адмирал назвал свою книгу ?Combat command?. Мы видим здесь столь излюбленную англичанами игру слов. Это сочетание можно перевести и как ?Боевое командование? (в смысле командование на поле боя), и как ?Боевую команду?. В конце концов, если уж не цепляться к букве, то можно прочитать и как ?В огне сражений?. Но, увы... Ведь Фредерику Шерману не везло всегда. В американском флоте существует традиция называть эсминцы именами знаменитых моряков. Не очень знаменитых тоже. Из всех командиров Быстроходного Авианосного Соединения не получил своего эсминца, разумеется, только Фредерик Шерман. Есть эсминец ?Форест Шерман?, названный в честь его однофамильца, ни разу за всю войну не вышедшего в море. От начальника штаба адмирала Нимица этого не требовали. Появился эсминец ?Сэмюэль Эллиот Морисон?, названный в честь прекрасного историка, в военных подвигах абсолютно не замеченного. А вот эсминца ?Фредерик Шерман? не было и нет. Второй раз адмиралу Фредерику Шерману и его книге повезло не больше. Ее решили хорошенько прокомментировать и дополнить. Ладно. Пока читаешь текст основной книги, все нормально. Немного удивляют, конечно, ?самолеты ?Enterprise?, атакующие ?Хирю?. При современном развитии компьютерного набора вполне можно было вставить хирагану. Жалко, что ли? Иероглифов не прочитают и пусть, зато красиво. Но это дело вкуса, можно не соглашаться, хотя спорить по большому счету не о чем. Зато когда доходишь до примечаний, из которых читатель ?должен получить всю необходимую статистическую, военную, техническую... информацию?, то здесь тебе становится плохо по-настоящему. Сначала нас бьют по голове ?Генеалогией авианосца?. Мало того, что написана она полным невеждой, так еще вдобавок невеждой агрессивным, пытающимся навязать нам свое мнение, подать его как некую сокровенную истину, ниспосланную свыше. [9] Итак, откровение первое. ?Арк Ройял? и ?недостроенные немецкие и французские авианосцы? имели бронированные полетные палубы. Лично я, по простоте душевной, считал, что таких палуб на них в помине не было. ?Викториес?? Да. ?Тайхо?? Да. ?Синано?? Согласен. ?Арк Ройял?? Ну, приехали. Я коллекционирую справочные и иные ляпы в военно-морских изданиях, но нигде я не сумел найти упоминания о бронированной полетной палубе этого знаменитого корабля. Ни единой строчки. Дальше больше. Нам предлагают некую классификацию авианосцев, не вписывающуюся ни в одну официальную и неофициальную систему. Ударный авианосец, бронепалубный, реконструированный, линейный, разведывательный...

Кто больше? Я, например, могу. Чем, например, плох ?авианосец с ржавым пятнышком на носу?? Тоже вполне законный класс, готов поспорить довольно многочисленный. Так как ?корабль, подобно дамским часикам, никогда не доводился до состояния совершенной исправности? (адмирал фон Шанц). Когда переходишь к изучению стратегических измышлений новоявленных Маханов и быстрых разумом Клавзевицев, то волосы, уже вставшие дыбом, вообще норовят оторваться от головы. Начинается это с ?флангового нависания? американского флота из Сан-Диего над любой попыткой японцев вырваться за пределы малайско- филиппинского барьера. Действительно, с берегов Америки оч-чень нависаешь над какими-нибудь Соломоновыми островами, находящимися за 6000 миль. И американский флот в Пирл-Харборе за 4000 миль от Японии есть не что иное, как гнусная провокация. Потом нас убивают предложением организовать ?дальнюю блокаду? острова Оаху. На сухом языке стратегии это означает развертывание системы патрулей на некотором удалении от блокируемого объекта. При этом патрульные корабли должны располагаться на таком расстоянии, чтобы противник не имел возможности проскользнуть между ними. Это расстояние определяется развитием средств наблюдения и связи. Дальняя блокада подразумевает развертывание патрулей на расстоянии 60000 миль от цели, чтобы не попасть под удар береговой авиации.

Остров Оаху торчит, как пуп, посреди океана. Все помнят формулу ?Два пи эр?? Какова будет длина линии [10] патрулирования и сколько для нее потребуется кораблей? Создается впечатление, что специалисты по геостратегии не в ладах с математикой, изучаемой в четвертом классе. Атолл Мидуэй в качестве базы для дальнейших операций тоже выглядит привлекательно. Нужно только забыть, что: Первое. На острове нет источников пресной воды, и потому даже временное размещение там полка становится тяжелой проблемой. Американцы больше батальона и не держали. Второе. В лагуну не могут заходить корабли крупнее эсминца, да и тот будет испытывать проблемы. Максимум, что может базироваться на Мидуэе дивизион торпедных катеров. Третье. На аэродромы можно воткнуть те самые сто с небольшим самолетов, которые американцы и загнали накануне боя, никак не больше. Самое подходящее количество для поддержки блокады Оаху, до которого эти самолеты и долететь не могут. Впрочем, кто обращает внимание на такие досадные мелочи. Масштабнее надо мыслить, господа! Глобально. А после гибели в бою при Мидуэе 4 авианосцев совсем не понятно, зачем Япония воевала. Это не мне непонятно, это стратегам непонятно. Просто нужно было скомандовать ?Шашки наголо!?, ах, простите, ?Катаны наголо!? и с криком ?Банзай!? вперед на супостата. Три года продлится война или три часа уже не имеет никакого значения. Действительно, зачем немцы воевали после Сталинграда? Ведь война действительно была проиграна. А теперь я отчетливо вижу совершенно апокалиптическую картину. Садятся два шахматиста играть. Белые делают ход ?е2 е4?, после чего предъявляют противнику пять пудов компьютерного анализа и говорят: ?Сдавайтесь! Моя позиция выиграна, анализ это подтверждает, сводите к нулю психологические последствия поражения?. Примерно так подходят к анализу проблем войны и мира новоявленные гросс-адмиралы. Впрочем, полный разбор всех дикостей, которыми буквально нашпиговано ?Приложение I. Теоремы стратегии?, займет слишком много места. Единственное,

что я могу сказать: господа, прежде чем начинать разглагольствовать о тонкостях тензорного анализа, подучите основы арифметики! [11] Слава былому величию! Не следует видеть в данной книге просто сокращение трехтомника Роскилла, изданного у нас в 60-х годах. Хотя за основу взят именно этот труд, автор капитально переработал его для американского читателя, и, по сути, перед нами совершенно самостоятельная книга. Описание действий Королевского Флота нужно начинать где-то с середины 20-х годов, потому что истоки почти всех неприятностей лежат именно там. И нужно сказать прямо, что свою первую битву британский флот проиграл, причем проиграл с треском. Британское правительство одержало полную и безоговорочную победу над собственным флотом, вынудив его с идиотской пунктуальностью соблюдать малейшую запятую всех международных договоров. Ни один флот мира, кроме английского, не строил кораблей, полностью отвечающих договорным ограничениям. Так появились уроды вроде ?Короля Георга? или крейсеров типа ?Колонии?. Не лучше выглядели и эсминцы. Но самый страшный удар флоту нанесли Королевские ВВС, отобравшие у него все самолеты. В итоге к началу войны Королевский флот подошел с плохими кораблями и совершенно никудышной авиацией. Но нужно признать, что хорошо постарались и собственные адмиралы берегового плавания. Много бед британскому флоту в годы Первой Мировой войны принесли попытки лондонских стратегов руководить эскадрами через головы адмиралов на местах. В начале века это еще можно было объяснить детской эйфорией от новой игрушки радио. Но чем объяснить такие же попытки 30 лет спустя, сказать трудно. Тем более, что плачевный опыт подобного вмешательства уже имелся. И все-таки Адмиралтейство не оставляло попыток ?порулить?. Вспомните знаменитую перепалку между Черчиллем и Тови во время охоты за ?Бисмарком?. Вспомните злосчастный PQ-17 и директиву Паунда. Впрочем, не лучше выглядел и высший командный состав флота в начале войны. Паунд, Форбс, Корк энд Оррери примечательны только нерешительностью и вялостью. Понадобилось 2 года, чтобы к руководству флотом пришли такие адмиралы, как Тови, Сомервилл, Эндрю и Джон Каннингхэмы, [12] Вайэн. В то же время упомянем и одну ?персону в случае?. Сменивший Эндрю Каннингхэма на посту командующего Средиземноморским флотом победитель у Ла-Платы Джон Харвуд показал свою полнейшую несостоятельность. Не всегда хороший командир эскадры становится хорошим командующим флотом. Упомяну еще одного офицера, сделавшего за годы войны блестящую карьеру от капитана 1 ранга и командира флотилии эсминцев до полного адмирала и командующего флотом. Это лорд Луис Маунтбеттен. Но здесь не обошлось без семейственности. Все ли знают, что лорд Луис это сын принца Луи Баттенберга? Да, того самого адмирала и Первого Морского Лорда, который был женат на внучке королевы Виктории. Когда пытаешься объяснить причины побед британского флота, то сложно найти какие-то рациональные аргументы. Итальянцы боялись его панически, до судорог. Немцы всеми силами стремились избегать боя. Почему? Невольно начинаешь вспоминать тени Дрейка и Нельсона. Хотя, конечно, следует упомянуть прекрасную подготовку личного состава артиллеристов, механиков, связистов. Блестящие качества показал младший и средний офицерский состав. Вообще действия Королевского Флота в годы войны становятся лучшим подтверждением справедливости фразы Наполеона о том, что моральный и материальный факторы относятся как три к одному. В то же время нельзя полностью забывать и об этой материальной одной четвертой. Если бы не помощь Соединенных Штатов, шансы выиграть Битву за Атлантику у англичан стали бы довольно призрачными. Десятки эскортных

авианосцев и сотни эскортных кораблей, которые спасли Британию, были построены на американских верфях, хотя воевали на них англичане. Это был закат британской морской мощи. Если во времена Джервиса и Нельсона британские адмиралы частенько могли наслаждаться абсолютным численным превосходством, да и Битти с Джеллико не могли пожаловаться на слабость своих флотов, то в этой войне британским адмиралам приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы одерживать свои победы. Поэтому блеск Матапана, Нордкапа, Бискайского залива ничуть не уступает сиянию Сент-Винцента и Трафальгара.

перейти в каталог файлов

referad.ru

Флаг Святого Георгия. Английский флот во Второй мировой войне (С.Роскилл) 2000

С этим файлом связано 81 файл(ов). Среди них: Serbskie_soyuzniki_Gitlera-Veche_A_Yu_Timofeev.pdf, Action_report_of_the_Battleship_Night_Action_between_the_U_S_and, Rossia_dlya_russkikh_Zadachi_russkoy_armii__Kuropatkin_A__-_2003, Admiral_Nimits_Potter_E__-_2003.pdf, Внимание парашютисты (Гове А)- 2003.doc, Skazkin_S_D__otv_red__Istoria_Vizantii_Tom_3.pdf, Feofan_Ispovednik_Neizvestny_khronist_Georgiy_Amartol_Lev_Prestu, Skazkin_S_D__otv_red__Istoria_Vizantii_Tom_2.pdf и ещё 71 файл(а).Показать все связанные файлыНо, говоря о прекрасных качествах британского флота, нельзя забыть об одном крупнейшем недостатке. Внезапно [13] выяснилось, что англичане совершенно не умеют высаживать десанты. Искусство комбинированных операций было создано американцами. Если не считать высадки диверсионных групп, все попытки англичан самостоятельно предпринять что-то серьезное завершались провалом. Они не могли добиться даже тактических успехов. Дьепп и Тобрук это ясно показали. Лишь когда за дело взялись американцы, появились некоторые успехи. С годами экономическое положение Британии продолжало ухудшаться. И сегодня Королевский Флот уже позабыл о двухдержавном стандарте. Он занимает не то пятое, не то седьмое место по силе, но все-таки остается великим флотом. Традиция, которая создается триста лет, не может исчезнуть в одночасье. Вспомните любопытный заголовок в газете ?Известия? во время Фолклендского конфликта. Заголовок, разумеется, немного крикливый, его нельзя воспринимать буквально. Однако общую ситуацию он описывает совершенно точно. ?Ночью британская эскадра высадила десант на остров. Из-за сильного шторма аргентинский флот выйти в море не сумел?. Если Королевский Флот таков в дни упадка, представьте себе, каким он был в дни славы! Александр Больных [14] ?Город создают люди, а не стены и корабли без людей на них?. Фукидид Глава I. Корабли и люди Морская мощь это средство, с помощью которого мы контролируем море для наших собственных целей и лишаем такого контроля противника. Это сложный феномен, зависящий от разнообразных проявлений человеческого фактора, таких, как опыт личного состава, и материальных ресурсов, таких, как наличие кораблей и самолетов. Но следует сказать, что ни один из факторов не имеет такого большого значения, как качество и подготовка личного состава, который управляет оружием и средствами его доставки. Хотя нет сомнений, что при отсутствии безопасных и эффективных баз, мобильных или стационарных, морского транспорта для обеспечения действий флотов, морская мощь не может быть эффективно использована. Отметим также, что в последние 20 или 30 лет технический прогресс привел к серьезнейшим переменам в технике, но все-таки именно люди решают вопрос: жить или умереть их стране. А потому [15] будет логично, прежде чем начать рассказ о действиях Королевского Флота в ходе войны, кратко описать положение с личным составом. Уже потом мы расскажем о кораблях и самолетах, состоявших на вооружении флота. В течение многих лет перед войной британский флот полностью комплектовался добровольцами. Но эти добровольцы соглашались служить очень долго по современным стандартам. Их обучение начиналось очень рано: в 13 лет для большинства офицеров и в 16 лет для матросов. Офицеры потом посвящали всю жизнь военной службе, а матросы подписывали сначала 12-летний контракт, срок действия которого начинался по достижению 18-летнего возраста, когда они завершали курс подготовки на берегу. После первого срока матросы могли подписать контракт еще на 10 лет, чтобы выслужить себе пенсию. Большая часть лучших специалистов так и поступала. Свой второй срок они служили уже старшинами или унтер-офицерами, по крайней мере, старшими матросами. Значение этих кадров было неоценимо. Они были не только мастерами в своих специальностях артиллеристы, сигнальщики, механики, торпедисты и так далее, но и являлись живым олицетворением традиций службы. Они были прямыми наследниками железных моряков XVIII века и оказывали огромное влияние на молодое пополнение. Однако в новых специальностях: радио, электротехника технический прогресс уже начал сказываться, требовался более высокий уровень обучения. Следует отметить, что представители новых специальностей так полно сливались с матросами традиционных специальностей, что экипажи кораблей по- прежнему оставались единым целым. Матросы, способные управлять парусным вельботом в шторм или сплести 6-дюймовый трос, жили и работали бок о бок с кудесниками радиосвязи и повелителями мощных турбин, которые старому моряку показались бы необъяснимым чудом. Гордостью корабля и всего Королевского Флота были тесные узы между всеми моряками. Эта гордость, хотя наружу она прорывалась [16] очень редко, ощущалась всегда. Это был катализатор, который сплавлял воедино разнородный человеческий элемент в единую корабельную команду. Это, несомненно, было результатом раннего поступления на службу офицеров и матросов и долгого срока их обучения. Кроме того, личный состав флота вдохновляли многовековые традиции. Численность личного состава Королевского Флота, учитывая его всемирное влияние, была на удивление мала. 1 января 1939 он имел менее 10000 офицеров и примерно 109000 матросов. Сюда следует добавить 12400 офицеров и солдат Королевской Морской Пехоты, которые обслуживали примерно четвертую часть артиллерии на крупных кораблях и выполняли свои обычные обязанности десантных партий и полицейских частей. Этих людей едва хватало для комплектации команд кораблей, состоящих в строю действующего флота. Для комплектации команд устаревших кораблей Резервного Флота, которые не подвергались модернизации из-за нехватки финансов, было необходимо призывать резервистов. Это могло дать еще 73000 офицеров и матросов различных специальностей. Часть из них была пенсионерами, другие состояли в Королевском Флотском Резерве (Royal Fleet Reserve, КФР), окончив 12-летнюю службу, но не подписав нового контракта. Туда же относились моряки Торгового Флота, которые вступили в Королевский Военно-Морской Резерв (Royal Naval Reserve RNR, KBMP) и получили начальную военную подготовку. Не менее важным элементом были 6000 человек Королевского Добровольческого Военно-Морского Резерва (Royal Naval Volunteer Reserve RNVR, КДВМР). Это были любители, которые по собственной инициативе решили посвящать время военно-морской подготовке. Их рвение привносило колоссальный энтузиазм в ряды личного состава Королевского Флота, и они пользовались большим уважением профессионалов. Таковы были, в целом, резервы, на которые могло полагаться Адмиралтейство в [17] случае необходимости. Они доводили общую численность личного состава до 200000 человек. Часть резервистов была призвана во время Абиссинского кризиса 1935. Через 3 года агрессивные поползновения Гитлера в отношении Чехословакии поставили Великобританию на грань войны. Пробные мобилизация оказались очень полезной репетицией перед столкновением с диктаторами, которое Королевский Флот теперь считал неизбежным. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в середине июня 1939 было приказано укомплектовать корабли Резервного Флота, а в августе 1939 была проведена полная мобилизация. По мере хода войны в состав флота поступало все больше кораблей, многие из которых были построены по совершенно новым проектам. Поэтому флоту требовалось все больше людей, и пришлось использовать самые разные источники. Прежде всего был резко расширен КДВМР, его численность достигла 48000 офицеров и 5000 матросов. Молодые мужчины со всей Империи прибывали в Британию, чтобы поступить на службу в Королевский Флот. Многие из них получали офицерские звания в КДВМР. Причем следует отметить, что немало командиров эсминцев, подводных лодок и более мелких кораблей были офицерами КДВМР. Особенно большим оказался вклад КДВМР в расширение Воздушных Сил Флота (Fleet Air Arm FAA, ВСФ). Большей частью эскадрилий морской авиации командовали офицеры КДВМР. В середине 1944 численность личного состава Королевского Флота достигла максимума, составив 863000 человек, в том числе 73500 человек Женской Королевской Военно-Морской Службы (Women's Royal Naval Service ?Wren?, ЖКВМС. Одновременно wren это птица крапивник). Их доброта и стойкость быстро принесли им уважение и любовь всего регулярного флота. Большая часть этих людей была призвана согласно Акту о национальной обороне ?только на время военных действий?, и вскоре личный состав довоенного [18] регулярного флота оказался в меньшинстве среди гражданских новобранцев. Теперь рассмотрим корабли, которые имела Британия, а также их диспозицию в свете событий, происходивших в Европе в то роковое лето. Главные силы ее флота были сосредоточены в отечественных водах и в Средиземном море. Флот Метрополии, которым командовал адмирал сэр Чарльз Форбс, состоял из 5 линкоров, 2 линейных крейсеров, 2 авианосцев, 15 крейсеров, сведенных в 3 эскадры, 2 флотилий эсминцев из 8 и 9 кораблей и двух десятков подводных лодок. Его главной базой был Скапа Флоу на Оркнейских островах. Но эта большая якорная стоянка, так хорошо послужившая нам в прошлую войну, не была готова принять флот, когда тот перешел на север в августе 1939. Такое положение было следствием целой серии причин, в том числе демилитаризации базы после окончания войны. Кроме того, заключение о непригодности Розайта и Ферт оф Форта в качестве главных баз флота в случае нового конфликта с Германией было сделано слишком поздно в апреле 1938. Неспособность быстро привести в порядок оборону Скапа Флоу даже после того, как было принято решение перебазировать флот туда, означала, что корабли адмирала Форбса в этой гавани будут абсолютно беззащитны. Мы еще вернемся к этому позднее. Кроме Флота Метрополии, значительные силы были развернуты в Ла Манше (2 линкора, 2 авианосца, 3 крейсера и флотилия эсминцев). В устье реки Хамбер на восточном побережье находились 2 крейсера и флотилия эсминцев. Для прикрытия Западных Подходов к Британским островам в Плимуте базировались эскортные корабли. Портсмут и Дувр охраняли наше судоходство в Ла Манше. Тральщики были посланы во все важные военные и торговые порты по всему побережью. Средиземноморский флот, который базировался в Александрии согласно англо- египетскому договору от 1936, покинул свою главную базу Мальту, так как она [19] считалась слишком уязвимой для итальянских воздушных атак. Адмирал сэр Эндрю Каннингхэм имел 3 линкора, 1 авианосец, 2 эскадры крейсеров, всего 6 кораблей, 4 флотилии эсминцев и 1 флотилию подводных лодок. Не будет преувеличением сказать, что в то время это было самое прекрасное военно-морское соединение мира. Оно состояло из наших лучших кораблей, экипажи которых были обучены Каннингхэмом и его предшественниками по самым высоким стандартам. Но, как и в случае с Флотом Метрополии, его деятельности сильно мешали недостатки тыловых структур, которые пришлось спешно создавать в Египте. На отдаленных станциях в Китае, в Ост- и Вест-Индии, в южной Атлантике находились эскадры крейсеров и эскортных кораблей, чьей главной задачей была защита торговли в этих водах. Корабли малых флотов стран Содружества (Австралии, Канады и Новой Зеландии) должны были вскоре покинуть отечественные воды, чтобы присоединиться к главным силам нашего флота на основных театрах. Но из каких кораблей состояли эти самые флоты и эскадры? Приходится признать, что в 1939 Королевский Флот был неизмеримо сильнее в области подготовки личного состава, чем в материальной части. Только в 1937 правительство крайне неохотно согласилось выделить некоторые средства на перевооружение. Предыдущие 20 лет Адмиралтейство было вынуждено вести непрерывную тяжелую борьбу за финансы, чтобы не позволить флоту прийти в окончательный упадок. Такое положение дел было следствием глупой веры безответственных политиканов в действенность международных договоров по ограничению морских вооружений, заключенных в 20-х годах, а также застарелого нежелания тратить деньги на оборону, пока угроза не станет настолько явной, что ее не удастся не заметить даже нашим правителям. Однако общий эффект скупердяйской политики в межвоенный период был ужасающим. Из 15 британских линкоров только [20] 2 (?Нельсон? и ?Родней?) были построены после окончания предыдущей войны. Модернизация остальных линкоров шла очень медленно. К 1939 были заложены 4 новых линкора типа ?Кинг Георг V?, но ни один из них не мог войти в строй ранее, чем через 18 месяцев. Из 6 состоявших в строю авианосцев 1 был очень маленьким кораблем, 4 были перестроены из бывших линкоров и линейных крейсеров, и только один ?Арк Ройял? был новым авианосцем специальной постройки. После 1937 были заложены 6 новых эскадренных авианосцев водоизмещением по 23000 тонн, однако они, как и новые линкоры, могли войти в строй еще очень нескоро. В отношении крейсеров, а особенно эсминцев, положение было много лучше. Из 25 больших и 38 малых крейсеров (в их числе корабли доминионов и 6 старых крейсеров, перестроенных в корабли ПВО) только 21 был построен в прошлую войну. Кроме того, на стапелях стояли еще 19 крейсеров. В предыдущие 10 лет Адмиралтейство сумело получить разрешение строить каждый год полную флотилию эсминцев. Таким образом, флот имел 168 эсминцев, причем две трети из них были современными кораблями. Наконец, большинство из 69 подводных лодок было построено сравнительно недавно. Так как большая часть современных эсминцев требовалась для действий вместе с главными силами флота, были сделаны особые приготовления, чтобы удовлетворить потребность в кораблях ПЛО и ПВО для сопровождения конвоев. Острота проблемы требовала энергичных действий. Первым шагом стало разрешение правительства на перевооружение флота, полученное в 1937. Реализация программы пошла по нескольким направлениям. Прежде всего, Адмиралтейство перестроило уже упомянутые 6 крейсеров и 15 эсминцев эпохи Первой Мировой войны в корабли ПВО. Во-вторых, были заказаны специальные эскортные корабли, известные под общим названием шлюпов. Они имели водоизмещение чуть больше 1000 тонн и относительно небольшую скорость, но [22] при этом обладали большой дальностью плавания. К 1939 в строю числилось 53 этих полезных корабля. В-третьих, началось строительство новых небольших быстроходных эсминцев (900 тонн, 32 узла) с универсальными орудиями, но без торпедных аппаратов. 20 этих кораблей типа ?Хант? находились на стапелях к началу войны, а постройка еще 66 была утверждена первыми двумя программами военного времени. Хотя их небольшая дальность плавания была серьезным недостатком, они великолепно поработали на Средиземном море и в прибрежных водах Англии. Наконец, на основе китобойцев был создан совершенно новый тип малого эскортного корабля с большой дальностью плавания, названный корветом. В 1939 40 была утверждена постройка 141 такого корабля. Хотя их малые размеры и плохие условия обитаемости серьезно мешали экипажу, корветы быстро показали свое значение на океанских коммуникациях. К несчастью, их малая скорость (15 узлов) не позволяла им догнать лодку в надводном положении. Если в целом рассмотреть ситуацию с эскортными кораблями, то следует отметить самый большой недостаток наших эскортных сил отсутствие быстроходных кораблей с большой дальностью плавания, способных пересечь Атлантику без дозаправки, а также догнать и уничтожить субмарину и в надводном, и в подводном положении. Современные эсминцы отвечали этим требованиям, но такие корабли требовали долгой постройки. Исполнение программы перевооружения было начато слишком поздно, чтобы дать плоды к началу войны. Только фрегаты программы 1941, многие из которых были построены в Соединенных Штатах, позволили решить эту проблему. Здесь обязательно следует упомянуть еще один серьезнейший недостаток Королевского Флота образца 1939. Несмотря на то, что в течение последних трех столетий мы регулярно отправляли войска в заморские экспедиции и высаживали их на вражеское побережье, значение [23] ?комбинированных операций? как средства использования тех выгод, которые создает морская мощь, в межвоенный период практически полностью игнорировалось. Проводилось очень мало учений в этой совершенно специфической области, и в 1939 мы только начали строить корабли специальной конструкции, необходимые для таких операций. Отчасти это было следствием трескучих заявлений адептов воздушной мощи, которые утверждали, будто развитие авиации сделало высадку морских десантов невозможной. Но в большей мере это было результатом пренебрежения историческим опытом. Так получилось, что нам пришлось заново учиться старым истинам трудным и кровавым методом проб и ошибок. Но Черчилль сразу осознал важность десантных операций. В июле 1940 он создал специальный отдел, занимавшийся разработкой оружия и тренировкой личного состава. После этого процесс пошел быстрее. К счастью, у нас имелась Королевская Морская Пехота, традиционно подготовленная к ведению десантных операций. В отношении техники и вооружения наших кораблей, используемых в классических морских боях, орудий, торпед, систем управления огнем можно сказать, что они соответствовали требованиям времени, были хорошо спроектированы и имели нормальные характеристики. Исключением являлись только старые корабли. Но в области ПВО положение было скорее неудовлетворительным, так как наши орудия и системы управления огнем уступали иностранным, особенно немецким и американским. Для ближней ПВО кораблей приходилось использовать орудия швейцарского и шведского производства. Система обнаружения подводных лодок Асдик, установленная на наших эсминцах, была колоссальным шагом вперед по сравнению с гидрофонами, использовавшимися в войну 1914 18. Прекрасные характеристики этого прибора в руках опытного оператора привели наше морское командование к ошибочному и исключительно опасному заблуждению. Оно решило, что подводная [24] угроза преодолена, и потому можно не опасаться действий подводных рейдеров против наших торговых судов. В 1939 очень немногие корабли были оснащены первыми моделями радара, которые пока были способны лишь заранее предупреждать о появлении кораблей противника. Но в Адмиралтействе полностью оценили потенциал этого устройства, которое ученые передали морякам. Был ускорен процесс создания коротковолновых моделей (с длиной волны 50 и 10 см), чтобы как можно быстрее оснастить ими корабли. Не будет преувеличением сказать, что в области создания радиолокации Британия шла впереди всего остального мира. И наша помощь позднее оказалась исключительно ценной для нашего американского союзника. Если теперь перейти от кораблей к морской авиации, то здесь мы увидим плачевную картину. Хотя все признали, что эту ужасную, катастрофическую ошибку совершили политики, Королевский Флот должен принять на себя долю ответственности за случившееся. В конце Первой Мировой войны морская авиация была энергичным молодым подразделением британского флота, чье значение признавали все дальновидные офицеры. Однако высокопоставленные ортодоксы упрямо считали тяжелое орудие решающим средством, которое определяет исход морского боя. В результате в 1918 примерно 2500 морских самолетов и .55000 человек из состава флота, несмотря на робкие протесты, были переданы только что сформированным Королевским ВВС. Прошло почти 20 лет, прежде чем перейти в каталог файлов

referad.ru

Операция ?Катерин? - Флаг Святого Георгия. Английский флот во Второй мировой войне (С.Роскилл) 2000

С этим файлом связано 81 файл(ов). Среди них: Serbskie_soyuzniki_Gitlera-Veche_A_Yu_Timofeev.pdf, Action_report_of_the_Battleship_Night_Action_between_the_U_S_and, Rossia_dlya_russkikh_Zadachi_russkoy_armii__Kuropatkin_A__-_2003, Admiral_Nimits_Potter_E__-_2003.pdf, Внимание парашютисты (Гове А)- 2003.doc, Skazkin_S_D__otv_red__Istoria_Vizantii_Tom_3.pdf, Feofan_Ispovednik_Neizvestny_khronist_Georgiy_Amartol_Lev_Prestu, Skazkin_S_D__otv_red__Istoria_Vizantii_Tom_2.pdf и ещё 71 файл(а).Показать все связанные файлыОперация ?Катерин? (D.K. Brown, ?Warship? ? 10) В 1939 британское Адмиралтейство решило провести операцию ?Катерин?. Оно намеревалось в начале 1940 отправить на Балтику эскадру линкоров. К счастью, этот план так и не был реализован, хотя были приложены значительные усилия для разработки плана и подготовки кораблей. Часть из них даже прошла модернизацию и позднее с разной степенью успеха воевала в других местах. Черчилль писал: ?На четвертый день после того, как я появился в Адмиралтействе, я попросил Морской Штаб подготовить план прорыва в Балтийское море?. Первая реакция Морского Штаба была сдержанной. Требовалось, чтобы Италия и Япония оставались нейтральными, а угроза с воздуха ?могла сорвать дело?, но в любом случае перспективы оправдывали детальную проработку плана. Черчилль также

обсудил проблему с начальником Отдела кораблестроения Адмиралтейства сэром Стэнли Гудоллом, который, по словам Черчилля, ?был немедленно захвачен этой идеей?. Однако дневники Гудолла говорят о гораздо более спокойной реакции. В этой статье план операции будет рассмотрен довольно бегло, а основные усилия мы сосредоточим на описании подготовки кораблей. Адмирал флота граф Корк энд Оррери 21 сентября 1939 был назначен главой группы планирования. В случае начала операции он должен был стать командиром Балтийской эскадры. Мотивы операции до сих пор остаются несколько туманными, но предполагалось лишить немцев контроля над Балтийским морем и организовать там блокаду, главным образом, чтобы перекрыть поток железной руды из Лулео. Вероятно, предполагалось также подтолкнуть скандинавские страны вступить в войну на стороне союзников. Как мы еще увидим, план несколько раз менялся, но в целом оставался достаточно близким к схеме, предложенной [68] в начале октября 1939. Эскадра должна была состоять из следующих кораблей: Линкоры: Вэлиант, Уорспайт, Малайя Тяжелые крейсера: Бервик, Саффолк, Камберленд Легкие крейсера: Белфаст, Эдинбург, 4 корабля типа Саутгемптон Крейсера ПВО: Каир, Калькутта Эсминцы: 16 современных (позднее 24) Кроме того, предполагалось послать 8 кораблей для траления магнитных мин, гидроавианосец ?Альбатрос?, плавучую мастерскую ?Винидиктив? или ?Сентюрион?, сетевой заградитель ?Протектор? и 4 быстроходных транспорта типа ?Глен?. Их предполагалось забронировать и вооружить. Каждый из транспортов должен был принять на борт по 5000 тонн нефти и 2000 тонн боеприпасов. С линкоров и крейсеров планировалось снять катапульты и установить по 2 спаренные 4" установки. Все корабли должны были нести аэростаты заграждения и лебедку. Вокруг зенитных орудий и кранцев планировалось установить противоосколочную защиту. Планировалось установить обогрев орудийных постов и кубриков на эсминцах. Более трудной задачей была установка дополнительных броневых палуб на ?Малайе?, ?Винидиктиве?, ?Протекторе? и транспортах. Сразу начались работы по переоборудованию транспортов типа ?Глен?, приступили к формированию аэростатных подразделений. На эсминце ?Кандагар? начали устанавливать лебедку и аэростат для проведения испытаний. Судя по всему, Гудолл узнал об этом плане 11 сентября. Он предложил сформировать эскадру из модернизированных линкоров типа ?Ройял Соверен?. Гудолл планировал уменьшить их осадку на 9 фт, чтобы они спокойно могли пройти проливами, имеющими глубину 26 фт. Гудолл хотел установить на линкорах були в 2 слоя, что увеличило бы ширину кораблей до 140 фт. Внутренние [69] були планировалось устанавливать в доке, а внешние на плаву. Но при такой осадке нижняя кромка броневого пояса вышла бы из воды, поэтому планировалось после прохода мелководья часть отсеков затопить и увеличить осадку. Резкое увеличение ширины кораблей улучшало защиту от торпед и позволяло им нести дополнительную нагрузку в виде новых броневых палуб. Були получили кодовое название ?галоши?, а броневые палубы далее назывались ?зонтиком?. Скорость линкоров должна была снизиться до 16 узлов при малой нагрузке и до 13 14 узлов при боевой осадке. Была сделана модель модернизированного таким образом ?Ройял Соверена? и 15 сентября показана Черчиллю. Однако после войны не удалось найти никаких следов ни модели, ни чертежей. Первый Морской Лорд тоже видел эти модели, но сказал Гудоллу, что не может выделить корабли. Гудолл предполагал, что такое переоборудование займет около 6 месяцев, если работы получат высокий

приоритет. Он отметил в своем дневнике: ?Чтобы реализовать ?Катерин?, придется хорошо потрудиться?. Но к этому времени создатели плана операции решили использовать 3 линкора типа ?Куин Элизабет?. К 6 октября работы шли на транспортах типа ?Глен? под руководством Стида и на противоминных кораблях под руководством Уотсона. Предполагалось использовать ла-маншские паромы со скоростью 18 узлов. Следовало вооружить их, установить тралы и укрепить корпуса, чтобы они могли выдерживать взрывы. Тогда же, 6 октября, Корк энд Оррери (который подписывался сам С & О, мы так и будем далее писать) потребовал назначить руководителя конструкторской группы. Контролер с этим согласился, и 8 октября на эту должность был назначен Э.Н. Гаррисон. Старый холостяк был самой подходящей кандидатурой, чтобы иметь дело с ?Катенькой?. 9 октября в Бате было проведено совещание, на котором были подобраны требуемые дополнительные зенитные [70] установки. В тот же день Гудолл утвердил чертежи модификации кораблей типа ?Глен? и выбрал верфи, на которых они должны были проходить модернизацию. Гаррисон доставил Контролеру письмо с информацией об этих планах. Испытания аэростата было решено провести на ?Кимберли?. 10 октября Гудолл встретился со своей линкорной секцией (Сандерс, Пенгелли) и утвердил планы модернизации ?Уорспайта?, ?Вэлианта? и ?Малайи?. Самый большой объем работ предстоял на последнем корабле, их решили провести на Мальте. Было согласовано письмо со спецификацией. Из Девенпорта вернулся Шеферд, согласовав планы модернизации ?Винидиктива? в качестве ремонтного корабля. Первоначальные требования начальника отдела вооружений на 4" орудия были сокращены. Было проведено совещание у начальника отдела электроустановок, чтобы определить требования к магнитным тралам. Гопкинс и Стид в это время подбирали броню для ?Протектора?. Было решено установить 2" плиты по всему полубаку. В Лондоне группа планирования отработала план операции. Хотя он постоянно менялся, в основе лежала первоначальная концепция операции ?Катерин?. Все перечисленные выше корабли, к которым добавлялись 8 французских лидеров и 2 танкера, должны были собраться 13 января 1940 и в течение 2 дней проводить учения. Как заметил С & О, ?потребуется много учебных зенитных стрельб?. Эскадра должны была находиться в готовности к немедленному выходу в море, начиная с 15 февраля. Ключевым фактором считалась максимальная внезапность. Следовало выполнить прорыв раньше, чем немцы сообразят, что затевается нечто странное. Долгие темные ночи могли помочь в этом. Предполагалось, что германские минные заграждения будут потрепаны зимними штормами. С другой стороны, операция не могла начаться раньше, чем очистятся ото льда Аландские острова, [71] и на входах в Балтийские проливы будут установлены навигационные указатели. Существовало намерение дождаться благоприятной политической обстановки и совместить по времени операцию с сухопутным наступлением на Западном фронте, хотя армия всерьез это даже не рассматривала. В назначенный день Флот Метрополии и Балтийская эскадра должны были покинуть Скапа Флоу и направиться к берегам южной Норвегии. Этот отрезок марш- рута имел длину 240 миль. В назначенную точку планировалось выйти в поддень на второй день. Соединенная эскадра должна была пройти 90 миль на юг, угрожая Гельголандской бухте. Предполагалось, что немцев собьют с толку включенные в состав главных сил заградитель ?Адвенчер? и несколько оборудованных для минных постановок эсминцев. Через час после заката соединение должно было разделиться. Флот Метрополии продолжал следовать в направлении Гельголанда, прибыл туда после рассвета. Балтийская эскадра должна была направиться к Скагену на входе в Каттегат и также прибыть на место к рассвету. Если во второй половине дня за соединенной эскадрой будут следить немецкие самолеты, предполагалось уклониться к востоку, а на закате, на виду у наблюдателей, повернуть на запад в Ферт-оф-Форт. После наступления темноты соединение должно было разделиться и выполнять намеченные планы. Выбрав для прорыва светлое время суток, группа планирования рассчитывала на плохую погоду. В феврале каждый третий день шел дождь, а небо закрывали низ- кие густые тучи, видимость тоже была, как правило, скверной. Даже если соединение будет замечено после рассвета, первые донесения могут оказаться неточными и противоречивыми. Планировалось, что британские легкие силы отгонят германские патрули и удержат субмарины под водой. Следует отметить, что практически ничего не говорилось о ведении воздушной разведки. [72] Группа планирования считала, что ?любая воздушная атака до 10.00 мало вероятна, и при некотором везении может не состояться и позднее?. К 11.30 соединение, двигаясь со скоростью 18 узлов, должно подойти к входу в проливы. Корабли сопровождения должны после этого. повернуть назад, а остальные войдут в Большой Бельт около 14.00 и достигнут отмели Виндженс примерно в 18.00. Это было последнее навигационное препятствие, корабли подходили к нему, ?когда начинают сгущаться февральские сумерки?. Флот мог подвергаться воздушным атакам в течение 5 или 6 часов. Их результат зависел от того, удастся ли отвлечь силы Люфтваффе в другое место. Однако считалось возможным, что скорость будет снижена до 14 узлов, а ?некоторые корабли будут тяжело повреждены или даже потоплены, или выбросятся на берег?. Никто не предполагал, что немцы откажутся от атак, если флот будет находиться в датских территориальных водах. К 20.00 флот должен пройти Бельт и будет находиться близко к южному берегу Лиланда. Там он окажется в пределах досягаемости береговой батареи Фемарн. Ее 4 11" орудия имели дальнобойность 30000 ярдов. Минимальная дистанция до кораблей должна была составить 14000 ярдов, и флот должен был находиться под обстрелом полтора часа. При использовании дымзавес предполагалось, что все закончится случайными попаданиями. К 6.00 соединение должно было пройти траверз Борнхольма, ожидались новые воздушные атаки. Однако предполагалось, что 300 тяжелых и 500 легких зенитных орудий предохранят от серьезных потерь. После этого флот должен был стать на якорь в Мариехамне, шведские Аландские острова, или в Гави у шведского берега. Так как расстояние до ближайшей германской базы в Данциге равнялось 400 милям, воздушными атаками можно было пренебречь. На этой стадии предполагалось провести консультации со Швецией относительно использования ее якорных стоянок. [73] 12 октября было проведено долгое совещание относительно увеличения зенитного вооружения кораблей, задействованных в операции ?Катерин?, в частности транспортов ?Глен? и тральщиков магнитных мин. Гаррисон отправился в Каледонию с приказом начинать работы. (Гудолл отметил в дневнике, что ?день был тяжелым?.) На следующий день как-то внезапно сообразили, что ?Бисмарк?, хотя и не готовый полностью, может атаковать английскую эскадру. Однако было решено, что с ним справятся подводные лодки. Вопрос с тральщиками магнитных мин так и не был решен, поэтому обратились к члену Королевского Общества профессору Линдеманну. Только 16 октября были реквизированы транспорты ?Глен? и начались споры относительно того, кто должен заниматься переоборудованием. Фаворитами считались фирмы Палмер и Суон Хантер. 23 октября Гудолл записал: ?Первый Лорд (Черчилль) ополчился на ?Ройял Соверены? и ?Куин Элизабеты?.? Было решено, что потребуется 4000 тонн брони. 150 тонн брони для ?Малайи? следовало отправить на Мальту уже на этой неделе. На совещании 26 октября председательствовал Черчилль. Было решено, что магнитные мины следует тралить старыми эсминцами типа S с помощью толстого троса, натянутого между двумя кораблями. На тросе устанавливались 17 магнитов весом 800 фн каждый. Было решено передать командованию военно-морской базы Портсмута 3 эсминца для проведения испытаний. Планировалось к середине ноября переоборудовать 6 эсминцев, и уже начались работы на ?Шикари? и ?Симитерс?. Каждый из эсминцев должен был получить 8-ствольный пом-пом. Из тех эсминцев, на которых планировалось усилить носовую часть и установить паровое отопление, имелись только ?Мохаук?, ?Африди?, ?Машона? и 3 эсминца типа К. В отношении крейсеров планы остались прежними, но работы не начинались. Освободился ?Винидиктив?, [74] но ?Альбатрос? был по-прежнему занят. Установка 2" брони на ?Протекторе? должна была занять 80 недель, при этом приходилось снять с него все сети. Черчилль заявил, что модернизация линкоров типа ?Ройял Соверен? улучшит их боевые качества вне зависимости от того, будет проведена операция ?Катерин? или нет. Полное переоборудование требовало 18 месяцев, но ?переметные сумы? можно было подготовить за 6 месяцев и установить за 3. 4" броневая палуба над погребами и увеличение угла возвышения 15" орудий также требовали 9 месяцев. Гудолл писал: ?Переговорил с Уинстоном относительно ?Ройял Соверенов? и ускорил работы по переметным сумам?. Установка 4" броневой палубы на ?Куин Элизабет? означала задержку на 9 месяцев. Добавочные були на ?Уорспайте? и ?Вэлианте? требовали 6 месяцев подготовки и 3 месяцев работ. 4" броневая палуба над машинными отделениями снижала скорость кораблей на 2 узла. Модернизация ?Барэма? и ?Малайи? была более обширной. Установка 4" броневой палубы и булей заняла бы 18 месяцев. Ограниченные улучшения (установку 2" противоосколочной защиты и пары 4- ствольных пом-помов) можно было провести за 10 12 недель. ?Нельсон? не требовал доработок, а на ?Роднее? нужно было заменить стволы орудий, что требовало 9 месяцев. Главные машинные отделения ?Худа? имели плохое подразделение. На крейсере требовалось установить були и 3" броневую палубу, что требовало 18 месяцев. ?Рипалсу? требовалась аналогичная модернизация, а ?Ринаун? был ?сравнительно неплох?. Гудолл записал: ?Черчилль склонен к пустой болтовне?. Следующие несколько дней отдел кораблестроения был занят по горло. Рассматривались планы установки на кораблях новых противоторпедных сетей. Мелькнула было идея ввести в строй монитор ?Маршал Сульт?, но все-таки пришли к заключению использовать его 15" башню для установки на новом мониторе (?Робертс?). [75] Через несколько дней стало известно, что в Скапа Флоу поднят затопленный ?Айрон Дюк?. Были рассмотрены 3 варианта его использования: плавучая казарма в Скапа Флоу, буксировка в Барроу и разоружение, восстановление в Дувре (потребует по крайней мере год). Предпочтение отдавалось второму варианту, но решение так и не было принято. Более детально прорабатывались планы установки булей и брони на ?Ройял Соверенах? (Сандерс и Пенгели). Оффорд (секция бронирования) полагал, что броню можно найти. На все это наложилась подготовка чертежей новых чрезвычайных военных программ и модернизаций. Времени и усилий потребовало спасение подводной лодки ?Тетис? и последующие судебные разборки. 6 ноября Первый Морской Лорд Дадли Паунд написал резкий меморандум, отмечающий крупные недостатки плана операции ?Катерин?. Он видел, что операция отвлечет 3 линкора, 9 крейсеров, 3 флотилии эсминцев и много других кораблей. Было просто невозможно заменить их в системе охраны торгового судоходства, которое подвергалось сильнейшим атакам. Кроме того, он не видел перспектив изменения стратегической ситуации. В результате Паунд рекомендовал: 1. Не проводить операцию ?Катерин? до весны 1940. 2. Подготовка не должна мешать программам строительства и ремонта кораблей. 3. Ее следует начинать, как только задействованные корабли освободятся от текущих обязанностей. С явным опозданием группа планирования занялась и вопросом истребительного прикрытия. Было решено выдвинуть 3 эскадренных авианосца Флота Метрополии в Гельголандскую бухту, чтобы обеспечить патрулирование над соединением с 10.00 до 18.00. Задействовать [76] предполагалось в основном ?Спитфайры?, хотя до сих пор они с авианосцев не летали. Завершив патрулирование, самолеты должны были садиться в Швеции, где их подвергли бы интернированию. ?Арк Рой-ял? должен был нести на палубе 40 ?Спитфайров?, а в ангаре только морские истребители (?Скуа??). ?Глориес? должен был принять 60 ?Спитфайров?, а ?Фьюриес? еще 40. Авианосцы должны были сопровождать все наличные крейсера ПВО, легкие крейсера и эсминцы типов Е и F. Теперь становились проблемой зенитные снаряды. По оценкам, соединению требовалось 400000 снарядов к пом-помам ежемесячно. Но в это время промышленность выдавала только 60000 снарядов для флота и еще 40000 снарядов для армии. На новом совещании 14 ноября Гудолл отметил, что Черчилль теряет уверенность. Через 3 дня операция ?Катерин? была отложена до 30 апреля 1940. 3 декабря Паунд заявил, что операции в Балтике возможны, только если флот будет использовать русские базы. Открытые якорные стоянки у берегов Швеции приведут к потерям от подводных лодок. Интенсивное использование корабельных машин вызовет многочисленные поломки, а потому операцию ?Катерин? следует отложить. Однако русское вторжение в Финляндию воодушевило С & О. Он решил, что операция ?Катерин? приведет к столкновению с русскими и возникнет вероятность политической поддержки со стороны США и скандинавских стран. 12 декабря Черчиллю сообщили, что ?Вэлиант? готов на 80%, готовность крейсеров ПВО составляет 80 100%, эсминцы типов J и К готовы наполовину. ?Сейбр?, ?Симитер? и ?Скейт? готовы, так же как ?Винидиктив? и 4 транспорта ?Глен?. 29 декабря Черчилль написал С & О, утверждая, что в результате действий русских Швеция и Норвегия могут [77] присоединиться к союзникам. В этом случае можно будет использовать Гравле и Лулеа. Это мнение породило еще одну проблему, которая впервые возникла еще месяц назад, когда группа планирования начала рассматривать проблему доставки нефти через Швецию и Норвегию. Нефть нужно было выгружать в Ставангере, Бергене, Тронхейме, возможно, в Нарвике и доставлять в шведские порты по железной дороге. Состояние дорог делало это возможным, но существовала острейшая нехватка железнодорожных цистерн и тепловозов. После обсуждения на английских заводах были размещены заказы на перейти в каталог файлов

referad.ru

Читать онлайн книгу Флаг Святого Георгия: Английский флот во Второй мировой войне

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 18 страниц]

Назад к карточке книги

Роскилл С.У.Флаг Святого Георгия: Английский флот во Второй мировой войне

Предисловие переводчика

«Фор мать-Россиа»

Декаль к модели танка КВ-2 фирмы «Тамия»

Орденом Сувары награждается командир Зоухон

В последнее время читатель мог встретить множество новых и старых книг. С большим удовольствием я увидел переизданные заново работы Шермана и Нимица. Приятно вспомнить те чувства, которые я испытал, впервые прочитав их. И вот издатели порадовали нас несколькими сериями книг по истории войны. Среди них есть и вполне добротные, отлично подготовленные и прекрасно оформленные издания, но есть и примеры прямо противоположные. Я уже говорил, что не желаю цепляться к опечаткам и не слишком хорошей бумаге. Режим жесткой экономии царствует повсюду, и не нужно швырять в людей камни за попытки сократить расходы. Хуже, когда автор или переводчик даже не пытаются скрыть свое невежество.

Когда я увидел изданную в Ростове книгу «Соратники Гитлера: Дениц – Гальдер», то обрадовался. Новые сведения из биографии «гросс-пирата», как его у нас иногда называют, были бы очень кстати. Но уже в самом начале книги я встал в тупик. А кто же это такой, вице-адмирал Зоухон? Мне казалось, что Средиземноморской эскадрой у немцев командовал кто-то другой. Например, Вильгельм Сушон. Лишь спустя какое-то время мне удалось догадаться, что это на самом деле один и тот же человек – адмирал Souchon.Просто читается он немного по-разному. И я хочу предложить вам небольшой эксперимент. Назовите любому интересующемуся военно-морской историей фамилию Зоухон и попросите догадаться, а кто же это такой?! Ручаюсь, ответа вы не получите.

Дальше – больше. По страницам книги плывет с развевающимся флагом тяжелый крейсер «Принц Ейген». Ну здесь, слава богу, хоть ясно, о ком говорится. Нас радуют прелестной картинкой, изображающей «Военный тральщик». А что, бывают еще и мирные тральщики? Или редактор спутал тральщик с траулером? Ну, попутал нечистый, с кем не бывает.

Опять же, что это за гитлеровская лодка S-101? Гитлеровская – если судить по орлу на рубке. Американцы в своем S-типе за полсотни не перемахнули. Англичане вообще всего 3 штуки построили в Первую Мировую. Неужели Краснознаменная С-101 ухитрилась послужить и в составе Кригсмарине?! Ведь других лодок с таким литерно-цифровым обозначением мне найти не удалось.

Впрочем, не меньший шок я испытал, разглядывая иллюстрации в смоленском переиздании работы Нимица «Война на море». Никого уже не удивляют «боевые корабли», следующие за авианосцами, а «торпедные лодки», как простые, так и моторные, вообще дефилируют по страницам целыми эскадрами. Ведь battleshipпри некотором напряжении ума можно счесть за «корабпь». Слава богу, что battleshipхотя бы не следует за «носильщиком воздушных судов», ведь aircraft carrierможно перевести и так. Он ведь остался авианосцем, значит, не все так скверно, как может показаться на первый взгляд! Ведь буквально на соседней странице нам демонстрируют «Английский конвой в Атлантическом океане». Ну, скажу я вам… Разве когда-нибудь смели мечтать ничтожные артиллерийские катера, что их произведут в трансатлантики?!

Можно привести и другие примеры. Вот, скажем, детальное описание биографии линейного крейсера «Худ». Спору нет, корабль во всех отношениях примечательный, я лично питаю к нему нежную любовь. «Линкорс изящным профилем легкого крейсера». Разве не так? Но доплыл наш крейсер до самого города Хабаровска, и тут случились с ним многочисленные конфузы. Наверное, не выдержал, бедняга, сибирских холодов. Например, вступили в командование кораблем люди в непонятном чине командора. Полагаю, каменный гость дон Жуана наведался на мостик гордости Королевского Флота. Но если вы думаете, что это тривиальный британский commander,сиречь кавторанг, то вы не правы. Переводилась книга с польского, вот при многочисленных переодеваниях капитан 1 ранга и превратился в гостя из прошлого.

Впрочем, бывает и не такое. Давненько, лет тому десять назад, случился у меня интересный разговор в редакции толстого журнала. В гранках я прочитал интересную повесть о похождениях некоего чеха в дебрях Южной Африки. Он даже сумел послужить в родезийской армии в чине поручика. Я спросил у редактора: «А откуда в Родезии поручики появились?» Мне казалось, что это самый что ни на есть обычный армейский капитан. Просто в повести, написанной по-чешски, он неизбежно станет поручиком. Однако я получил потрясающий ответ. «А вы что, в родезийской армии служили?! И точно знаете, что там поручиков нет?!» Крыть было нечем, действительно, не служил.

Но всех переплюнул город Минск. Во втором томе «Энциклопедии военного искусства. Командиры Второй Мировой войны» нас потрясают сообщением о том, что 30 ноября 1942 года контр-адмирал Райт разгромил адмирала Танаку в бою у Тассафаронги (стр. 471). Остается лишь радоваться, что тремя сотнями страниц ранее Манштейн все-таки проиграл Курскую битву. А то, глядишь, жили бы мы по сей день в каком-нибудь «Рейхскомиссариате Ост» и не подозревали об этом.

В заключение маленький тест на сообразительность. Какой орден получил бравый Зоухон? Эта транскрипция всем нам известной фамилии тоже иногда встречается…

Гросс-адмиралы из 3-го «В»

Шалости с транскрипцией – это еще не самое скверное, что может ждать читателя при встрече с только что изданными книгами. Ведь там «про львов прочтешь такие вещи… И сколько львы живут, и кое-что похлеще», как выразился некогда автор «Дяди Степы», хотя по другому поводу.

Этой книге не повезло дважды. Когда Воениздат выпустил ее в первый раз, то повесил длиннющее, совершенно несъедобное название в стиле прошлых веков – «Американские авианосцы в войне на Тихом океане». Но ведь адмирал назвал свою книгу «Combat command». Мы видим здесь столь излюбленную англичанами игру слов. Это сочетание можно перевести и как «Боевое командование» (в смысле командование на поле боя), и как «Боевую команду». В конце концов, если уж не цепляться к букве, то можно прочитать и как «В огне сражений». Но, увы… Ведь Фредерику Шерману не везло всегда. В американском флоте существует традиция называть эсминцы именами знаменитых моряков. Не очень знаменитых тоже. Из всех командиров Быстроходного Авианосного Соединения не получил своего эсминца, разумеется, только Фредерик Шерман. Есть эсминец «Форест Шерман», названный в честь его однофамильца, ни разу за всю войну не вышедшего в море. От начальника штаба адмирала Нимица этого не требовали. Появился эсминец «Сэмюэль Эллиот Морисон», названный в честь прекрасного историка, в военных подвигах абсолютно не замеченного. А вот эсминца «Фредерик Шерман» не было и нет. Второй раз адмиралу Фредерику Шерману и его книге повезло не больше. Ее решили хорошенько прокомментировать и дополнить.

Ладно. Пока читаешь текст основной книги, все нормально. Немного удивляют, конечно, «самолеты «Enterprise», атакующие «Хирю». При современном развитии компьютерного набора вполне можно было вставить хирагану. Жалко, что ли? Иероглифов не прочитают – и пусть, зато красиво. Но это дело вкуса, можно не соглашаться, хотя спорить по большому счету не о чем. Зато когда доходишь до примечаний, из которых читатель «должен получить всю необходимую статистическую, военную, техническую… информацию»,то здесь тебе становится плохо по-настоящему.

Сначала нас бьют по голове «Генеалогией авианосца». Мало того, что написана она полным невеждой, так еще вдобавок невеждой агрессивным, пытающимся навязать нам свое мнение, подать его как некую сокровенную истину, ниспосланную свыше.

Итак, откровение первое. «Арк Ройял» и «недостроенные немецкие и французские авианосцы» имели бронированные полетные палубы. Лично я, по простоте душевной, считал, что таких палуб на них в помине не было. «Викториес»? Да. «Тайхо»? Да. «Синано»? Согласен. «Арк Ройял»? Ну, приехали. Я коллекционирую справочные и иные ляпы в военно-морских изданиях, но нигде я не сумел найти упоминания о бронированной полетной палубе этого знаменитого корабля. Ни единой строчки.

Дальше – больше. Нам предлагают некую классификацию авианосцев, не вписывающуюся ни в одну официальную и неофициальную систему. Ударный авианосец, бронепалубный, реконструированный, линейный, разведывательный… Кто больше? Я, например, могу. Чем, например, плох «авианосец с ржавым пятнышком на носу»? Тоже вполне законный класс, готов поспорить – довольно многочисленный. Так как «корабль, подобно дамским часикам, никогда не доводился до состояния совершенной исправности» (адмирал фон Шанц).

Когда переходишь к изучению стратегических измышлений новоявленных Маханов и быстрых разумом Клавзевицев, то волосы, уже вставшие дыбом, вообще норовят оторваться от головы. Начинается это с «флангового нависания» американского флота из Сан-Диего над любой попыткой японцев вырваться за пределы малайско-филиппинского барьера. Действительно, с берегов Америки оч-чень нависаешь над какими-нибудь Соломоновыми островами, находящимися за 6000 миль. И американский флот в Пирл-Харборе за 4000 миль от Японии есть не что иное, как гнусная провокация.

Потом нас убивают предложением организовать «дальнюю блокаду» острова Оаху. На сухом языке стратегии это означает развертывание системы патрулей на некотором удалении от блокируемого объекта. При этом патрульные корабли должны располагаться на таком расстоянии, чтобы противник не имел возможности проскользнуть между ними. Это расстояние определяется развитием средств наблюдения и связи. Дальняя блокада подразумевает развертывание патрулей на расстоянии 600–700 миль от цели, чтобы не попасть под удар береговой авиации. Остров Оаху торчит, как пуп, посреди океана. Все помнят формулу «Два пи эр»? Какова будет длина линии патрулирования и сколько для нее потребуется кораблей? Создается впечатление, что специалисты по геостратегии не в ладах с математикой, изучаемой в четвертом классе.

Атолл Мидуэй в качестве базы для дальнейших операций тоже выглядит привлекательно. Нужно только забыть, что:

Первое. На острове нет источников пресной воды, и потому даже временное размещение там полка становится тяжелой проблемой. Американцы больше батальона и не держали.

Второе. В лагуну не могут заходить корабли крупнее эсминца, да и тот будет испытывать проблемы. Максимум, что может базироваться на Мидуэе – дивизион торпедных катеров.

Третье. На аэродромы можно воткнуть те самые сто с небольшим самолетов, которые американцы и загнали накануне боя, никак не больше. Самое подходящее количество для поддержки блокады Оаху, до которого эти самолеты и долететь не могут.

Впрочем, кто обращает внимание на такие досадные мелочи. Масштабнее надо мыслить, господа! Глобально.

А после гибели в бою при Мидуэе 4 авианосцев совсем не понятно, зачем Япония воевала. Это не мне непонятно, это стратегам непонятно. Просто нужно было скомандовать «Шашки наголо!», ах, простите, «Катаны наголо!» и с криком «Банзай!» – вперед на супостата. Три года продлится война или три часа – уже не имеет никакого значения. Действительно, зачем немцы воевали после Сталинграда? Ведь война действительно была проиграна.

А теперь я отчетливо вижу совершенно апокалиптическую картину. Садятся два шахматиста играть. Белые делают ход «е2 – е4», после чего предъявляют противнику пять пудов компьютерного анализа и говорят: «Сдавайтесь! Моя позиция выиграна, анализ это подтверждает, сводите к нулю психологические последствия поражения». Примерно так подходят к анализу проблем войны и мира новоявленные гросс-адмиралы.

Впрочем, полный разбор всех дикостей, которыми буквально нашпиговано «Приложение I. Теоремы стратегии», займет слишком много места. Единственное, что я могу сказать: господа, прежде чем начинать разглагольствовать о тонкостях тензорного анализа, подучите основы арифметики!

Слава былому величию!

Не следует видеть в данной книге просто сокращение трехтомника Роскилла, изданного у нас в 60-х годах. Хотя за основу взят именно этот труд, автор капитально переработал его для американского читателя, и, по сути, перед нами совершенно самостоятельная книга.

Описание действий Королевского Флота нужно начинать где-то с середины 20-х годов, потому что истоки почти всех неприятностей лежат именно там. И нужно сказать прямо, что свою первую битву британский флот проиграл, причем проиграл с треском. Британское правительство одержало полную и безоговорочную победу над собственным флотом, вынудив его с идиотской пунктуальностью соблюдать малейшую запятую всех международных договоров. Ни один флот мира, кроме английского, не строил кораблей, полностью отвечающих договорным ограничениям. Так появились уроды вроде «Короля Георга» или крейсеров типа «Колонии». Не лучше выглядели и эсминцы. Но самый страшный удар флоту нанесли Королевские ВВС, отобравшие у него все самолеты. В итоге к началу войны Королевский флот подошел с плохими кораблями и совершенно никудышной авиацией. Но нужно признать, что хорошо постарались и собственные адмиралы берегового плавания. Много бед британскому флоту в годы Первой Мировой войны принесли попытки лондонских стратегов руководить эскадрами через головы адмиралов на местах. В начале века это еще можно было объяснить детской эйфорией от новой игрушки – радио. Но чем объяснить такие же попытки 30 лет спустя, сказать трудно. Тем более, что плачевный опыт подобного вмешательства уже имелся. И все-таки Адмиралтейство не оставляло попыток «порулить». Вспомните знаменитую перепалку между Черчиллем и Тови во время охоты за «Бисмарком». Вспомните злосчастный PQ-17 и директиву Паунда.

Впрочем, не лучше выглядел и высший командный состав флота в начале войны. Паунд, Форбс, Корк энд Оррери примечательны только нерешительностью и вялостью. Понадобилось 2 года, чтобы к руководству флотом пришли такие адмиралы, как Тови, Сомервилл, Эндрю и Джон Каннингхэмы, Вайэн. В то же время упомянем и одну «персону в случае». Сменивший Эндрю Каннингхэма на посту командующего Средиземноморским флотом победитель у Ла-Платы Джон Харвуд показал свою полнейшую несостоятельность. Не всегда хороший командир эскадры становится хорошим командующим флотом. Упомяну еще одного офицера, сделавшего за годы войны блестящую карьеру – от капитана 1 ранга и командира флотилии эсминцев до полного адмирала и командующего флотом. Это лорд Луис Маунтбеттен. Но здесь не обошлось без семейственности. Все ли знают, что лорд Луис – это сын принца Луи Баттенберга? Да, того самого адмирала и Первого Морского Лорда, который был женат на внучке королевы Виктории.

Когда пытаешься объяснить причины побед британского флота, то сложно найти какие-то рациональные аргументы. Итальянцы боялись его панически, до судорог. Немцы всеми силами стремились избегать боя. Почему? Невольно начинаешь вспоминать тени Дрейка и Нельсона. Хотя, конечно, следует упомянуть прекрасную подготовку личного состава – артиллеристов, механиков, связистов. Блестящие качества показал младший и средний офицерский состав. Вообще действия Королевского Флота в годы войны становятся лучшим подтверждением справедливости фразы Наполеона о том, что моральный и материальный факторы относятся как три к одному.

В то же время нельзя полностью забывать и об этой материальной одной четвертой. Если бы не помощь Соединенных Штатов, шансы выиграть Битву за Атлантику у англичан стали бы довольно призрачными. Десятки эскортных авианосцев и сотни эскортных кораблей, которые спасли Британию, были построены на американских верфях, хотя воевали на них англичане. Это был закат британской морской мощи. Если во времена Джервиса и Нельсона британские адмиралы частенько могли наслаждаться абсолютным численным превосходством, да и Битти с Джеллико не могли пожаловаться на слабость своих флотов, то в этой войне британским адмиралам приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы одерживать свои победы. Поэтому блеск Матапана, Нордкапа, Бискайского залива ничуть не уступает сиянию Сент-Винцента и Трафальгара.

Но, говоря о прекрасных качествах британского флота, нельзя забыть об одном крупнейшем недостатке. Внезапно выяснилось, что англичане совершенно не умеют высаживать десанты. Искусство комбинированных операций было создано американцами. Если не считать высадки диверсионных групп, все попытки англичан самостоятельно предпринять что-то серьезное завершались провалом. Они не могли добиться даже тактических успехов. Дьепп и Тобрук это ясно показали. Лишь когда за дело взялись американцы, появились некоторые успехи.

С годами экономическое положение Британии продолжало ухудшаться. И сегодня Королевский Флот уже позабыл о двухдержавном стандарте. Он занимает не то пятое, не то седьмое место по силе, но все-таки остается великим флотом. Традиция, которая создается триста лет, не может исчезнуть в одночасье. Вспомните любопытный заголовок в газете «Известия» во время Фолклендского конфликта. Заголовок, разумеется, немного крикливый, его нельзя воспринимать буквально. Однако общую ситуацию он описывает совершенно точно. «Ночью британская эскадра высадила десант на остров. Из-за сильного шторма аргентинский флот выйти в море не сумел». Если Королевский Флот таков в дни упадка, представьте себе, каким он был в дни славы!

Александр Больных

Глава I. Корабли и люди

«Город создают люди, а не стены

и корабли без людей на них».

Фукидид

Морская мощь – это средство, с помощью которого мы контролируем море для наших собственных целей и лишаем такого контроля противника. Это сложный феномен, зависящий от разнообразных проявлений человеческого фактора, таких, как опыт личного состава, и материальных ресурсов, таких, как наличие кораблей и самолетов. Но следует сказать, что ни один из факторов не имеет такого большого значения, как качество и подготовка личного состава, который управляет оружием и средствами его доставки. Хотя нет сомнений, что при отсутствии безопасных и эффективных баз, мобильных или стационарных, морского транспорта для обеспечения действий флотов, морская мощь не может быть эффективно использована. Отметим также, что в последние 20 или 30 лет технический прогресс привел к серьезнейшим переменам в технике, но все-таки именно люди решают вопрос: жить или умереть их стране. А потому будет логично, прежде чем начать рассказ о действиях Королевского Флота в ходе войны, кратко описать положение с личным составом. Уже потом мы расскажем о кораблях и самолетах, состоявших на вооружении флота. В течение многих лет перед войной британский флот полностью комплектовался добровольцами. Но эти добровольцы соглашались служить очень долго по современным стандартам. Их обучение начиналось очень рано: в 13 лет для большинства офицеров и в 16 лет для матросов. Офицеры потом посвящали всю жизнь военной службе, а матросы подписывали сначала 12-летний контракт, срок действия которого начинался по достижению 18-летнего возраста, когда они завершали курс подготовки на берегу. После первого срока матросы могли подписать контракт еще на 10 лет, чтобы выслужить себе пенсию. Большая часть лучших специалистов так и поступала. Свой второй срок они служили уже старшинами или унтер-офицерами, по крайней мере, старшими матросами. Значение этих кадров было неоценимо. Они были не только мастерами в своих специальностях – артиллеристы, сигнальщики, механики, торпедисты и так далее, – но и являлись живым олицетворением традиций службы. Они были прямыми наследниками железных моряков XVIII века и оказывали огромное влияние на молодое пополнение. Однако в новых специальностях: радио, электротехника – технический прогресс уже начал сказываться, требовался более высокий уровень обучения. Следует отметить, что представители новых специальностей так полно сливались с матросами традиционных специальностей, что экипажи кораблей по-прежнему оставались единым целым. Матросы, способные управлять парусным вельботом в шторм или сплести 6-дюймовый трос, жили и работали бок о бок с кудесниками радиосвязи и повелителями мощных турбин, которые старому моряку показались бы необъяснимым чудом. Гордостью корабля и всего Королевского Флота были тесные узы между всеми моряками. Эта гордость, хотя наружу она прорывалась очень редко, ощущалась всегда. Это был катализатор, который сплавлял воедино разнородный человеческий элемент в единую корабельную команду. Это, несомненно, было результатом раннего поступления на службу офицеров и матросов и долгого срока их обучения. Кроме того, личный состав флота вдохновляли многовековые традиции.

Численность личного состава Королевского Флота, учитывая его всемирное влияние, была на удивление мала. 1 января 1939 он имел менее 10000 офицеров и примерно 109000 матросов. Сюда следует добавить 12400 офицеров и солдат Королевской Морской Пехоты, которые обслуживали примерно четвертую часть артиллерии на крупных кораблях и выполняли свои обычные обязанности десантных партий и полицейских частей. Этих людей едва хватало для комплектации команд кораблей, состоящих в строю действующего флота. Для комплектации команд устаревших кораблей Резервного Флота, которые не подвергались модернизации из-за нехватки финансов, было необходимо призывать резервистов. Это могло дать еще 73000 офицеров и матросов различных специальностей. Часть из них была пенсионерами, другие состояли в Королевском Флотском Резерве (Royal Fleet Reserve, КФР), окончив 12-летнюю службу, но не подписав нового контракта. Туда же относились моряки Торгового Флота, которые вступили в Королевский Военно-Морской Резерв (Royal Naval Reserve – RNR, KBMP) и получили начальную военную подготовку. Не менее важным элементом были 6000 человек Королевского Добровольческого Военно-Морского Резерва (Royal Naval Volunteer Reserve – RNVR, КДВМР). Это были любители, которые по собственной инициативе решили посвящать время военно-морской подготовке. Их рвение привносило колоссальный энтузиазм в ряды личного состава Королевского Флота, и они пользовались большим уважением профессионалов. Таковы были, в целом, резервы, на которые могло полагаться Адмиралтейство в случае необходимости. Они доводили общую численность личного состава до 200000 человек. Часть резервистов была призвана во время Абиссинского кризиса 1935. Через 3 года агрессивные поползновения Гитлера в отношении Чехословакии поставили Великобританию на грань войны. Пробные мобилизация оказались очень полезной репетицией перед столкновением с диктаторами, которое Королевский Флот теперь считал неизбежным. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в середине июня 1939 было приказано укомплектовать корабли Резервного Флота, а в августе 1939 была проведена полная мобилизация.

По мере хода войны в состав флота поступало все больше кораблей, многие из которых были построены по совершенно новым проектам. Поэтому флоту требовалось все больше людей, и пришлось использовать самые разные источники. Прежде всего был резко расширен КДВМР, его численность достигла 48000 офицеров и 5000 матросов. Молодые мужчины со всей Империи прибывали в Британию, чтобы поступить на службу в Королевский Флот. Многие из них получали офицерские звания в КДВМР. Причем следует отметить, что немало командиров эсминцев, подводных лодок и более мелких кораблей были офицерами КДВМР. Особенно большим оказался вклад КДВМР в расширение Воздушных Сил Флота (Fleet Air Arm – FAA, ВСФ). Большей частью эскадрилий морской авиации командовали офицеры КДВМР. В середине 1944 численность личного состава Королевского Флота достигла максимума, составив 863000 человек, в том числе 73500 человек Женской Королевской Военно-Морской Службы (Women's Royal Naval Service – «Wren», ЖКВМС. Одновременно wren– это птица крапивник). Их доброта и стойкость быстро принесли им уважение и любовь всего регулярного флота. Большая часть этих людей была призвана согласно Акту о национальной обороне «только на время военных действий», и вскоре личный состав довоенного регулярного флота оказался в меньшинстве среди гражданских новобранцев.

Теперь рассмотрим корабли, которые имела Британия, а также их диспозицию в свете событий, происходивших в Европе в то роковое лето. Главные силы ее флота были сосредоточены в отечественных водах и в Средиземном море. Флот Метрополии, которым командовал адмирал сэр Чарльз Форбс, состоял из 5 линкоров, 2 линейных крейсеров, 2 авианосцев, 15 крейсеров, сведенных в 3 эскадры, 2 флотилий эсминцев из 8 и 9 кораблей и двух десятков подводных лодок. Его главной базой был Скапа Флоу на Оркнейских островах. Но эта большая якорная стоянка, так хорошо послужившая нам в прошлую войну, не была готова принять флот, когда тот перешел на север в августе 1939. Такое положение было следствием целой серии причин, в том числе демилитаризации базы после окончания войны. Кроме того, заключение о непригодности Розайта и Ферт оф Форта в качестве главных баз флота в случае нового конфликта с Германией было сделано слишком поздно – в апреле 1938. Неспособность быстро привести в порядок оборону Скапа Флоу даже после того, как было принято решение перебазировать флот туда, означала, что корабли адмирала Форбса в этой гавани будут абсолютно беззащитны. Мы еще вернемся к этому позднее. Кроме Флота Метрополии, значительные силы были развернуты в Ла Манше (2 линкора, 2 авианосца, 3 крейсера и флотилия эсминцев). В устье реки Хамбер на восточном побережье находились 2 крейсера и флотилия эсминцев. Для прикрытия Западных Подходов к Британским островам в Плимуте базировались эскортные корабли. Портсмут и Дувр охраняли наше судоходство в Ла Манше. Тральщики были посланы во все важные военные и торговые порты по всему побережью.

Средиземноморский флот, который базировался в Александрии согласно англо-египетскому договору от 1936, покинул свою главную базу Мальту, так как она считалась слишком уязвимой для итальянских воздушных атак. Адмирал сэр Эндрю Каннингхэм имел 3 линкора, 1 авианосец, 2 эскадры крейсеров, всего 6 кораблей, 4 флотилии эсминцев и 1 флотилию подводных лодок. Не будет преувеличением сказать, что в то время это было самое прекрасное военно-морское соединение мира. Оно состояло из наших лучших кораблей, экипажи которых были обучены Каннингхэмом и его предшественниками по самым высоким стандартам. Но, как и в случае с Флотом Метрополии, его деятельности сильно мешали недостатки тыловых структур, которые пришлось спешно создавать в Египте.

На отдаленных станциях – в Китае, в Ост– и Вест-Индии, в южной Атлантике – находились эскадры крейсеров и эскортных кораблей, чьей главной задачей была защита торговли в этих водах. Корабли малых флотов стран Содружества (Австралии, Канады и Новой Зеландии) должны были вскоре покинуть отечественные воды, чтобы присоединиться к главным силам нашего флота на основных театрах.

Но из каких кораблей состояли эти самые флоты и эскадры? Приходится признать, что в 1939 Королевский Флот был неизмеримо сильнее в области подготовки личного состава, чем в материальной части. Только в 1937 правительство крайне неохотно согласилось выделить некоторые средства на перевооружение. Предыдущие 20 лет Адмиралтейство было вынуждено вести непрерывную тяжелую борьбу за финансы, чтобы не позволить флоту прийти в окончательный упадок. Такое положение дел было следствием глупой веры безответственных политиканов в действенность международных договоров по ограничению морских вооружений, заключенных в 20-х годах, а также застарелого нежелания тратить деньги на оборону, пока угроза не станет настолько явной, что ее не удастся не заметитьдаже нашим правителям. Однако общий эффект скупердяйской политики в межвоенный период был ужасающим. Из 15 британских линкоров только 2 («Нельсон» и «Родней») были построены после окончания предыдущей войны. Модернизация остальных линкоров шла очень медленно. К 1939 были заложены 4 новых линкора типа «Кинг Георг V», но ни один из них не мог войти в строй ранее, чем через 18 месяцев. Из 6 состоявших в строю авианосцев 1 был очень маленьким кораблем, 4 были перестроены из бывших линкоров и линейных крейсеров, и только один «Арк Ройял» был новым авианосцем специальной постройки. После 1937 были заложены 6 новых эскадренных авианосцев водоизмещением по 23000 тонн, однако они, как и новые линкоры, могли войти в строй еще очень нескоро. В отношении крейсеров, а особенно эсминцев, положение было много лучше. Из 25 больших и 38 малых крейсеров (в их числе корабли доминионов и 6 старых крейсеров, перестроенных в корабли ПВО) только 21 был построен в прошлую войну. Кроме того, на стапелях стояли еще 19 крейсеров. В предыдущие 10 лет Адмиралтейство сумело получить разрешение строить каждый год полную флотилию эсминцев. Таким образом, флот имел 168 эсминцев, причем две трети из них были современными кораблями. Наконец, большинство из 69 подводных лодок было построено сравнительно недавно.

Британские острова и прилегающие моря.

Так как большая часть современных эсминцев требовалась для действий вместе с главными силами флота, были сделаны особые приготовления, чтобы удовлетворить потребность в кораблях ПЛО и ПВО для сопровождения конвоев. Острота проблемы требовала энергичных действий. Первым шагом стало разрешение правительства на перевооружение флота, полученное в 1937. Реализация программы пошла по нескольким направлениям. Прежде всего, Адмиралтейство перестроило уже упомянутые 6 крейсеров и 15 эсминцев эпохи Первой Мировой войны в корабли ПВО. Во-вторых, были заказаны специальные эскортные корабли, известные под общим названием шлюпов. Они имели водоизмещение чуть больше 1000 тонн и относительно небольшую скорость, но при этом обладали большой дальностью плавания. К 1939 в строю числилось 53 этих полезных корабля. В-третьих, началось строительство новых небольших быстроходных эсминцев (900 тонн, 32 узла) с универсальными орудиями, но без торпедных аппаратов. 20 этих кораблей типа «Хант» находились на стапелях к началу войны, а постройка еще 66 была утверждена первыми двумя программами военного времени. Хотя их небольшая дальность плавания была серьезным недостатком, они великолепно поработали на Средиземном море и в прибрежных водах Англии. Наконец, на основе китобойцев был создан совершенно новый тип малого эскортного корабля с большой дальностью плавания, названный корветом. В 1939 – 40 была утверждена постройка 141 такого корабля. Хотя их малые размеры и плохие условия обитаемости серьезно мешали экипажу, корветы быстро показали свое значение на океанских коммуникациях. К несчастью, их малая скорость (15 узлов) не позволяла им догнать лодку в надводном положении.

Назад к карточке книги "Флаг Святого Георгия: Английский флот во Второй мировой войне"

itexts.net

Флаг Святого Георгия: Английский флот во Второй мировой войне

Аннотация издательства: Труд Стефена Уэнтворта Роскилла — одного из крупнейших военных историков — готовился по заказу Военно-морского института Аннаполиса (USNI) для серии «Действия флотов во Второй мировой войне» — самого авторитетного издания по этой тематике. «Охота за Бисмарком» и битва за Средиземное море, полярные конвои и борьба с немецкими подводными лодками, боевые действия на Тихом океане и десантные операции — все фазы войны нашли отражение в этой книге. Боевые действия одного из крупнейших флотов Второй мировой войны, описанные с великолепным знанием предмета, не оставят равнодушными любителей военной истории.

В последнее время читатель мог встретить множество новых и старых книг. С большим удовольствием я увидел переизданные заново работы Шермана и Нимица. Приятно вспомнить те чувства, которые я испытал, впервые прочитав их. И вот издатели порадовали нас несколькими сериями книг по истории войны. Среди них есть и вполне добротные, отлично подготовленные и прекрасно оформленные издания, но есть и примеры прямо противоположные. Я уже говорил, что не желаю цепляться к опечаткам и не слишком хорошей бумаге. Режим жесткой экономии царствует повсюду, и не нужно швырять в людей камни за попытки сократить расходы. Хуже, когда автор или переводчик даже не пытаются скрыть свое невежество.

Когда я увидел изданную в Ростове книгу «Соратники Гитлера: Дениц — Гальдер», то обрадовался. Новые сведения из биографии «гросс-пирата», как его у нас иногда называют, были бы очень кстати. Но уже в самом начале книги я встал в тупик. А кто же это такой, вице-адмирал Зоухон? Мне казалось, что Средиземноморской эскадрой у немцев командовал кто-то другой. Например, Вильгельм Сушон. Лишь спустя какое-то время мне удалось догадаться, что это на самом деле один и тот же человек — адмирал

Souchon.

Просто читается он немного по-разному. И я хочу предложить вам небольшой эксперимент. Назовите любому интересующемуся военно-морской историей фамилию Зоухон и попросите догадаться, а кто же это такой?! Ручаюсь, ответа вы не получите.

Дальше — больше. По страницам книги плывет с развевающимся флагом тяжелый крейсер «Принц Ейген». Ну здесь, слава богу, хоть ясно, о ком говорится. Нас радуют прелестной картинкой, изображающей «Военный тральщик». А что, бывают еще и мирные тральщики? Или редактор спутал тральщик с траулером? Ну, попутал нечистый, с кем не бывает.

Опять же, что это за гитлеровская лодка S-101? Гитлеровская — если судить по орлу на рубке. Американцы в своем S-типе за полсотни не перемахнули. Англичане вообще всего 3 штуки построили в Первую Мировую. Неужели Краснознаменная С-101 ухитрилась послужить и в составе Кригсмарине?! Ведь других лодок с таким литерно-цифровым обозначением мне найти не удалось.

Морская мощь — это средство, с помощью которого мы контролируем море для наших собственных целей и лишаем такого контроля противника. Это сложный феномен, зависящий от разнообразных проявлений человеческого фактора, таких, как опыт личного состава, и материальных ресурсов, таких, как наличие кораблей и самолетов. Но следует сказать, что ни один из факторов не имеет такого большого значения, как качество и подготовка личного состава, который управляет оружием и средствами его доставки. Хотя нет сомнений, что при отсутствии безопасных и эффективных баз, мобильных или стационарных, морского транспорта для обеспечения действий флотов, морская мощь не может быть эффективно использована. Отметим также, что в последние 20 или 30 лет технический прогресс привел к серьезнейшим переменам в технике, но все-таки именно люди решают вопрос: жить или умереть их стране. А потому будет логично, прежде чем начать рассказ о действиях Королевского Флота в ходе войны, кратко описать положение с личным составом. Уже потом мы расскажем о кораблях и самолетах, состоявших на вооружении флота. В течение многих лет перед войной британский флот полностью комплектовался добровольцами. Но эти добровольцы соглашались служить очень долго по современным стандартам. Их обучение начиналось очень рано: в 13 лет для большинства офицеров и в 16 лет для матросов. Офицеры потом посвящали всю жизнь военной службе, а матросы подписывали сначала 12-летний контракт, срок действия которого начинался по достижению 18-летнего возраста, когда они завершали курс подготовки на берегу. После первого срока матросы могли подписать контракт еще на 10 лет, чтобы выслужить себе пенсию. Большая часть лучших специалистов так и поступала. Свой второй срок они служили уже старшинами или унтер-офицерами, по крайней мере, старшими матросами. Значение этих кадров было неоценимо. Они были не только мастерами в своих специальностях — артиллеристы, сигнальщики, механики, торпедисты и так далее, — но и являлись живым олицетворением традиций службы. Они были прямыми наследниками железных моряков XVIII века и оказывали огромное влияние на молодое пополнение. Однако в новых специальностях: радио, электротехника — технический прогресс уже начал сказываться, требовался более высокий уровень обучения. Следует отметить, что представители новых специальностей так полно сливались с матросами традиционных специальностей, что экипажи кораблей по-прежнему оставались единым целым. Матросы, способные управлять парусным вельботом в шторм или сплести 6-дюймовый трос, жили и работали бок о бок с кудесниками радиосвязи и повелителями мощных турбин, которые старому моряку показались бы необъяснимым чудом. Гордостью корабля и всего Королевского Флота были тесные узы между всеми моряками. Эта гордость, хотя наружу она прорывалась очень редко, ощущалась всегда. Это был катализатор, который сплавлял воедино разнородный человеческий элемент в единую корабельную команду. Это, несомненно, было результатом раннего поступления на службу офицеров и матросов и долгого срока их обучения. Кроме того, личный состав флота вдохновляли многовековые традиции.

Численность личного состава Королевского Флота, учитывая его всемирное влияние, была на удивление мала. 1 января 1939 он имел менее 10000 офицеров и примерно 109000 матросов. Сюда следует добавить 12400 офицеров и солдат Королевской Морской Пехоты, которые обслуживали примерно четвертую часть артиллерии на крупных кораблях и выполняли свои обычные обязанности десантных партий и полицейских частей. Этих людей едва хватало для комплектации команд кораблей, состоящих в строю действующего флота. Для комплектации команд устаревших кораблей Резервного Флота, которые не подвергались модернизации из-за нехватки финансов, было необходимо призывать резервистов. Это могло дать еще 73000 офицеров и матросов различных специальностей. Часть из них была пенсионерами, другие состояли в Королевском Флотском Резерве (Royal Fleet Reserve, КФР), окончив 12-летнюю службу, но не подписав нового контракта. Туда же относились моряки Торгового Флота, которые вступили в Королевский Военно-Морской Резерв (Royal Naval Reserve — RNR, KBMP) и получили начальную военную подготовку. Не менее важным элементом были 6000 человек Королевского Добровольческого Военно-Морского Резерва (Royal Naval Volunteer Reserve — RNVR, КДВМР). Это были любители, которые по собственной инициативе решили посвящать время военно-морской подготовке. Их рвение привносило колоссальный энтузиазм в ряды личного состава Королевского Флота, и они пользовались большим уважением профессионалов. Таковы были, в целом, резервы, на которые могло полагаться Адмиралтейство в случае необходимости. Они доводили общую численность личного состава до 200000 человек. Часть резервистов была призвана во время Абиссинского кризиса 1935. Через 3 года агрессивные поползновения Гитлера в отношении Чехословакии поставили Великобританию на грань войны. Пробные мобилизация оказались очень полезной репетицией перед столкновением с диктаторами, которое Королевский Флот теперь считал неизбежным. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в середине июня 1939 было приказано укомплектовать корабли Резервного Флота, а в августе 1939 была проведена полная мобилизация.

По мере хода войны в состав флота поступало все больше кораблей, многие из которых были построены по совершенно новым проектам. Поэтому флоту требовалось все больше людей, и пришлось использовать самые разные источники. Прежде всего был резко расширен КДВМР, его численность достигла 48000 офицеров и 5000 матросов. Молодые мужчины со всей Империи прибывали в Британию, чтобы поступить на службу в Королевский Флот. Многие из них получали офицерские звания в КДВМР. Причем следует отметить, что немало командиров эсминцев, подводных лодок и более мелких кораблей были офицерами КДВМР. Особенно большим оказался вклад КДВМР в расширение Воздушных Сил Флота (Fleet Air Arm — FAA, ВСФ). Большей частью эскадрилий морской авиации командовали офицеры КДВМР. В середине 1944 численность личного состава Королевского Флота достигла максимума, составив 863000 человек, в том числе 73500 человек Женской Королевской Военно-Морской Службы (Women's Royal Naval Service — «Wren», ЖКВМС. Одновременно

Теперь рассмотрим корабли, которые имела Британия, а также их диспозицию в свете событий, происходивших в Европе в то роковое лето. Главные силы ее флота были сосредоточены в отечественных водах и в Средиземном море. Флот Метрополии, которым командовал адмирал сэр Чарльз Форбс, состоял из 5 линкоров, 2 линейных крейсеров, 2 авианосцев, 15 крейсеров, сведенных в 3 эскадры, 2 флотилий эсминцев из 8 и 9 кораблей и двух десятков подводных лодок. Его главной базой был Скапа Флоу на Оркнейских островах. Но эта большая якорная стоянка, так хорошо послужившая нам в прошлую войну, не была готова принять флот, когда тот перешел на север в августе 1939. Такое положение было следствием целой серии причин, в том числе демилитаризации базы после окончания войны. Кроме того, заключение о непригодности Розайта и Ферт оф Форта в качестве главных баз флота в случае нового конфликта с Германией было сделано слишком поздно — в апреле 1938. Неспособность быстро привести в порядок оборону Скапа Флоу даже после того, как было принято решение перебазировать флот туда, означала, что корабли адмирала Форбса в этой гавани будут абсолютно беззащитны. Мы еще вернемся к этому позднее. Кроме Флота Метрополии, значительные силы были развернуты в Ла Манше (2 линкора, 2 авианосца, 3 крейсера и флотилия эсминцев). В устье реки Хамбер на восточном побережье находились 2 крейсера и флотилия эсминцев. Для прикрытия Западных Подходов к Британским островам в Плимуте базировались эскортные корабли. Портсмут и Дувр охраняли наше судоходство в Ла Манше. Тральщики были посланы во все важные военные и торговые порты по всему побережью.

Средиземноморский флот, который базировался в Александрии согласно англо-египетскому договору от 1936, покинул свою главную базу Мальту, так как она считалась слишком уязвимой для итальянских воздушных атак. Адмирал сэр Эндрю Каннингхэм имел 3 линкора, 1 авианосец, 2 эскадры крейсеров, всего 6 кораблей, 4 флотилии эсминцев и 1 флотилию подводных лодок. Не будет преувеличением сказать, что в то время это было самое прекрасное военно-морское соединение мира. Оно состояло из наших лучших кораблей, экипажи которых были обучены Каннингхэмом и его предшественниками по самым высоким стандартам. Но, как и в случае с Флотом Метрополии, его деятельности сильно мешали недостатки тыловых структур, которые пришлось спешно создавать в Египте.

litresp.ru

Предисловие переводчика. «Флаг Святого Георгия: Английский флот во Второй мировой войне»

 

Орденом Сувары награждается командир Зоухон

В последнее время читатель мог встретить множество новых и старых книг. С большим удовольствием я увидел переизданные заново работы Шермана и Нимица. Приятно вспомнить те чувства, которые я испытал, впервые прочитав их. И вот издатели порадовали нас несколькими сериями книг по истории войны. Среди них есть и вполне добротные, отлично подготовленные и прекрасно оформленные издания, но есть и примеры прямо противоположные. Я уже говорил, что не желаю цепляться к опечаткам и не слишком хорошей бумаге. Режим жесткой экономии царствует повсюду, и не нужно швырять в людей камни за попытки сократить расходы. Хуже, когда автор или переводчик даже не пытаются скрыть свое невежество.

Когда я увидел изданную в Ростове книгу «Соратники Гитлера: Дениц — Гальдер», то обрадовался. Новые сведения из биографии «гросс-пирата», как его у нас иногда называют, были бы очень кстати. Но уже в самом начале книги я встал в тупик. А кто же это такой, вице-адмирал Зоухон? Мне казалось, что Средиземноморской эскадрой у немцев командовал кто-то другой. Например, Вильгельм Сушон. Лишь спустя какое-то время мне удалось догадаться, что это на самом деле один и тот же человек — адмирал Souchon. Просто читается он немного по-разному. И я хочу предложить вам небольшой эксперимент. Назовите любому интересующемуся военно-морской историей фамилию Зоухон и попросите догадаться, а кто же это такой?! Ручаюсь, ответа вы не получите.

Дальше — больше. По страницам книги плывет с развевающимся флагом тяжелый крейсер «Принц Ейген». Ну здесь, слава богу, хоть ясно, о ком говорится. Нас радуют прелестной картинкой, изображающей «Военный тральщик». А что, бывают еще и мирные тральщики? Или редактор спутал тральщик с траулером? Ну, попутал нечистый, с кем не бывает.

Опять же, что это за гитлеровская лодка S-101? Гитлеровская — если судить по орлу на рубке. Американцы в своем S-типе за полсотни не перемахнули. Англичане вообще всего 3 штуки построили в Первую Мировую. Неужели Краснознаменная С-101 ухитрилась послужить и в составе Кригсмарине?! Ведь других лодок с таким литерно-цифровым обозначением мне найти не удалось.

Впрочем, не меньший шок я испытал, разглядывая иллюстрации в смоленском переиздании работы Нимица «Война на море». Никого уже не удивляют «боевые корабли», следующие за авианосцами, а «торпедные лодки», как простые, так и моторные, вообще дефилируют по страницам целыми эскадрами. Ведь battleship при некотором напряжении ума можно счесть за «корабпь». Слава богу, что battleship хотя бы не следует за «носильщиком воздушных судов», ведь aircraft carrier можно перевести и так. Он ведь остался авианосцем, значит, не все так скверно, как может показаться на первый взгляд! Ведь буквально на соседней странице нам демонстрируют «Английский конвой в Атлантическом океане». Ну, скажу я вам… Разве когда-нибудь смели мечтать ничтожные артиллерийские катера, что их произведут в трансатлантики?!

Можно привести и другие примеры. Вот, скажем, детальное описание биографии линейного крейсера «Худ». Спору нет, корабль во всех отношениях примечательный, я лично питаю к нему нежную любовь. «Линкорс изящным профилем легкого крейсера». Разве не так? Но доплыл наш крейсер до самого города Хабаровска, и тут случились с ним многочисленные конфузы. Наверное, не выдержал, бедняга, сибирских холодов. Например, вступили в командование кораблем люди в непонятном чине командора. Полагаю, каменный гость дон Жуана наведался на мостик гордости Королевского Флота. Но если вы думаете, что это тривиальный британский commander, сиречь кавторанг, то вы не правы. Переводилась книга с польского, вот при многочисленных переодеваниях капитан 1 ранга и превратился в гостя из прошлого.

Впрочем, бывает и не такое. Давненько, лет тому десять назад, случился у меня интересный разговор в редакции толстого журнала. В гранках я прочитал интересную повесть о похождениях некоего чеха в дебрях Южной Африки. Он даже сумел послужить в родезийской армии в чине поручика. Я спросил у редактора: «А откуда в Родезии поручики появились?» Мне казалось, что это самый что ни на есть обычный армейский капитан. Просто в повести, написанной по-чешски, он неизбежно станет поручиком. Однако я получил потрясающий ответ. «А вы что, в родезийской армии служили?! И точно знаете, что там поручиков нет?!» Крыть было нечем, действительно, не служил.

Но всех переплюнул город Минск. Во втором томе «Энциклопедии военного искусства. Командиры Второй Мировой войны» нас потрясают сообщением о том, что 30 ноября 1942 года контр-адмирал Райт разгромил адмирала Танаку в бою у Тассафаронги (стр. 471). Остается лишь радоваться, что тремя сотнями страниц ранее Манштейн все-таки проиграл Курскую битву. А то, глядишь, жили бы мы по сей день в каком-нибудь «Рейхскомиссариате Ост» и не подозревали об этом.

В заключение маленький тест на сообразительность. Какой орден получил бравый Зоухон? Эта транскрипция всем нам известной фамилии тоже иногда встречается…

Гросс-адмиралы из 3-го «В»

Шалости с транскрипцией — это еще не самое скверное, что может ждать читателя при встрече с только что изданными книгами. Ведь там «про львов прочтешь такие вещи… И сколько львы живут, и кое-что похлеще», как выразился некогда автор «Дяди Степы», хотя по другому поводу.

Этой книге не повезло дважды. Когда Воениздат выпустил ее в первый раз, то повесил длиннющее, совершенно несъедобное название в стиле прошлых веков — «Американские авианосцы в войне на Тихом океане». Но ведь адмирал назвал свою книгу «Combat command». Мы видим здесь столь излюбленную англичанами игру слов. Это сочетание можно перевести и как «Боевое командование» (в смысле командование на поле боя), и как «Боевую команду». В конце концов, если уж не цепляться к букве, то можно прочитать и как «В огне сражений». Но, увы… Ведь Фредерику Шерману не везло всегда. В американском флоте существует традиция называть эсминцы именами знаменитых моряков. Не очень знаменитых тоже. Из всех командиров Быстроходного Авианосного Соединения не получил своего эсминца, разумеется, только Фредерик Шерман. Есть эсминец «Форест Шерман», названный в честь его однофамильца, ни разу за всю войну не вышедшего в море. От начальника штаба адмирала Нимица этого не требовали. Появился эсминец «Сэмюэль Эллиот Морисон», названный в честь прекрасного историка, в военных подвигах абсолютно не замеченного. А вот эсминца «Фредерик Шерман» не было и нет. Второй раз адмиралу Фредерику Шерману и его книге повезло не больше. Ее решили хорошенько прокомментировать и дополнить.

Ладно. Пока читаешь текст основной книги, все нормально. Немного удивляют, конечно, «самолеты «Enterprise», атакующие «Хирю». При современном развитии компьютерного набора вполне можно было вставить хирагану. Жалко, что ли? Иероглифов не прочитают — и пусть, зато красиво. Но это дело вкуса, можно не соглашаться, хотя спорить по большому счету не о чем. Зато когда доходишь до примечаний, из которых читатель «должен получить всю необходимую статистическую, военную, техническую… информацию», то здесь тебе становится плохо по-настоящему.

Сначала нас бьют по голове «Генеалогией авианосца». Мало того, что написана она полным невеждой, так еще вдобавок невеждой агрессивным, пытающимся навязать нам свое мнение, подать его как некую сокровенную истину, ниспосланную свыше.

Итак, откровение первое. «Арк Ройял» и «недостроенные немецкие и французские авианосцы» имели бронированные полетные палубы. Лично я, по простоте душевной, считал, что таких палуб на них в помине не было. «Викториес»? Да. «Тайхо»? Да. «Синано»? Согласен. «Арк Ройял»? Ну, приехали. Я коллекционирую справочные и иные ляпы в военно-морских изданиях, но нигде я не сумел найти упоминания о бронированной полетной палубе этого знаменитого корабля. Ни единой строчки.

Дальше — больше. Нам предлагают некую классификацию авианосцев, не вписывающуюся ни в одну официальную и неофициальную систему. Ударный авианосец, бронепалубный, реконструированный, линейный, разведывательный… Кто больше? Я, например, могу. Чем, например, плох «авианосец с ржавым пятнышком на носу»? Тоже вполне законный класс, готов поспорить — довольно многочисленный. Так как «корабль, подобно дамским часикам, никогда не доводился до состояния совершенной исправности» (адмирал фон Шанц).

Когда переходишь к изучению стратегических измышлений новоявленных Маханов и быстрых разумом Клавзевицев, то волосы, уже вставшие дыбом, вообще норовят оторваться от головы. Начинается это с «флангового нависания» американского флота из Сан-Диего над любой попыткой японцев вырваться за пределы малайско-филиппинского барьера. Действительно, с берегов Америки оч-чень нависаешь над какими-нибудь Соломоновыми островами, находящимися за 6000 миль. И американский флот в Пирл-Харборе за 4000 миль от Японии есть не что иное, как гнусная провокация.

Потом нас убивают предложением организовать «дальнюю блокаду» острова Оаху. На сухом языке стратегии это означает развертывание системы патрулей на некотором удалении от блокируемого объекта. При этом патрульные корабли должны располагаться на таком расстоянии, чтобы противник не имел возможности проскользнуть между ними. Это расстояние определяется развитием средств наблюдения и связи. Дальняя блокада подразумевает развертывание патрулей на расстоянии 600–700 миль от цели, чтобы не попасть под удар береговой авиации. Остров Оаху торчит, как пуп, посреди океана. Все помнят формулу «Два пи эр»? Какова будет длина линии патрулирования и сколько для нее потребуется кораблей? Создается впечатление, что специалисты по геостратегии не в ладах с математикой, изучаемой в четвертом классе.

Атолл Мидуэй в качестве базы для дальнейших операций тоже выглядит привлекательно. Нужно только забыть, что:

Первое. На острове нет источников пресной воды, и потому даже временное размещение там полка становится тяжелой проблемой. Американцы больше батальона и не держали.

Второе. В лагуну не могут заходить корабли крупнее эсминца, да и тот будет испытывать проблемы. Максимум, что может базироваться на Мидуэе — дивизион торпедных катеров.

Третье. На аэродромы можно воткнуть те самые сто с небольшим самолетов, которые американцы и загнали накануне боя, никак не больше. Самое подходящее количество для поддержки блокады Оаху, до которого эти самолеты и долететь не могут.

Впрочем, кто обращает внимание на такие досадные мелочи. Масштабнее надо мыслить, господа! Глобально.

А после гибели в бою при Мидуэе 4 авианосцев совсем не понятно, зачем Япония воевала. Это не мне непонятно, это стратегам непонятно. Просто нужно было скомандовать «Шашки наголо!», ах, простите, «Катаны наголо!» и с криком «Банзай!» — вперед на супостата. Три года продлится война или три часа — уже не имеет никакого значения. Действительно, зачем немцы воевали после Сталинграда? Ведь война действительно была проиграна.

А теперь я отчетливо вижу совершенно апокалиптическую картину. Садятся два шахматиста играть. Белые делают ход «е2 — е4», после чего предъявляют противнику пять пудов компьютерного анализа и говорят: «Сдавайтесь! Моя позиция выиграна, анализ это подтверждает, сводите к нулю психологические последствия поражения». Примерно так подходят к анализу проблем войны и мира новоявленные гросс-адмиралы.

Впрочем, полный разбор всех дикостей, которыми буквально нашпиговано «Приложение I. Теоремы стратегии», займет слишком много места. Единственное, что я могу сказать: господа, прежде чем начинать разглагольствовать о тонкостях тензорного анализа, подучите основы арифметики!

Слава былому величию!

Не следует видеть в данной книге просто сокращение трехтомника Роскилла, изданного у нас в 60-х годах. Хотя за основу взят именно этот труд, автор капитально переработал его для американского читателя, и, по сути, перед нами совершенно самостоятельная книга.

Описание действий Королевского Флота нужно начинать где-то с середины 20-х годов, потому что истоки почти всех неприятностей лежат именно там. И нужно сказать прямо, что свою первую битву британский флот проиграл, причем проиграл с треском. Британское правительство одержало полную и безоговорочную победу над собственным флотом, вынудив его с идиотской пунктуальностью соблюдать малейшую запятую всех международных договоров. Ни один флот мира, кроме английского, не строил кораблей, полностью отвечающих договорным ограничениям. Так появились уроды вроде «Короля Георга» или крейсеров типа «Колонии». Не лучше выглядели и эсминцы. Но самый страшный удар флоту нанесли Королевские ВВС, отобравшие у него все самолеты. В итоге к началу войны Королевский флот подошел с плохими кораблями и совершенно никудышной авиацией. Но нужно признать, что хорошо постарались и собственные адмиралы берегового плавания. Много бед британскому флоту в годы Первой Мировой войны принесли попытки лондонских стратегов руководить эскадрами через головы адмиралов на местах. В начале века это еще можно было объяснить детской эйфорией от новой игрушки — радио. Но чем объяснить такие же попытки 30 лет спустя, сказать трудно. Тем более, что плачевный опыт подобного вмешательства уже имелся. И все-таки Адмиралтейство не оставляло попыток «порулить». Вспомните знаменитую перепалку между Черчиллем и Тови во время охоты за «Бисмарком». Вспомните злосчастный PQ-17 и директиву Паунда.

Впрочем, не лучше выглядел и высший командный состав флота в начале войны. Паунд, Форбс, Корк энд Оррери примечательны только нерешительностью и вялостью. Понадобилось 2 года, чтобы к руководству флотом пришли такие адмиралы, как Тови, Сомервилл, Эндрю и Джон Каннингхэмы, Вайэн. В то же время упомянем и одну «персону в случае». Сменивший Эндрю Каннингхэма на посту командующего Средиземноморским флотом победитель у Ла-Платы Джон Харвуд показал свою полнейшую несостоятельность. Не всегда хороший командир эскадры становится хорошим командующим флотом. Упомяну еще одного офицера, сделавшего за годы войны блестящую карьеру — от капитана 1 ранга и командира флотилии эсминцев до полного адмирала и командующего флотом. Это лорд Луис Маунтбеттен. Но здесь не обошлось без семейственности. Все ли знают, что лорд Луис — это сын принца Луи Баттенберга? Да, того самого адмирала и Первого Морского Лорда, который был женат на внучке королевы Виктории.

Когда пытаешься объяснить причины побед британского флота, то сложно найти какие-то рациональные аргументы. Итальянцы боялись его панически, до судорог. Немцы всеми силами стремились избегать боя. Почему? Невольно начинаешь вспоминать тени Дрейка и Нельсона. Хотя, конечно, следует упомянуть прекрасную подготовку личного состава — артиллеристов, механиков, связистов. Блестящие качества показал младший и средний офицерский состав. Вообще действия Королевского Флота в годы войны становятся лучшим подтверждением справедливости фразы Наполеона о том, что моральный и материальный факторы относятся как три к одному.

В то же время нельзя полностью забывать и об этой материальной одной четвертой. Если бы не помощь Соединенных Штатов, шансы выиграть Битву за Атлантику у англичан стали бы довольно призрачными. Десятки эскортных авианосцев и сотни эскортных кораблей, которые спасли Британию, были построены на американских верфях, хотя воевали на них англичане. Это был закат британской морской мощи. Если во времена Джервиса и Нельсона британские адмиралы частенько могли наслаждаться абсолютным численным превосходством, да и Битти с Джеллико не могли пожаловаться на слабость своих флотов, то в этой войне британским адмиралам приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы одерживать свои победы. Поэтому блеск Матапана, Нордкапа, Бискайского залива ничуть не уступает сиянию Сент-Винцента и Трафальгара.

Но, говоря о прекрасных качествах британского флота, нельзя забыть об одном крупнейшем недостатке. Внезапно выяснилось, что англичане совершенно не умеют высаживать десанты. Искусство комбинированных операций было создано американцами. Если не считать высадки диверсионных групп, все попытки англичан самостоятельно предпринять что-то серьезное завершались провалом. Они не могли добиться даже тактических успехов. Дьепп и Тобрук это ясно показали. Лишь когда за дело взялись американцы, появились некоторые успехи.

С годами экономическое положение Британии продолжало ухудшаться. И сегодня Королевский Флот уже позабыл о двухдержавном стандарте. Он занимает не то пятое, не то седьмое место по силе, но все-таки остается великим флотом. Традиция, которая создается триста лет, не может исчезнуть в одночасье. Вспомните любопытный заголовок в газете «Известия» во время Фолклендского конфликта. Заголовок, разумеется, немного крикливый, его нельзя воспринимать буквально. Однако общую ситуацию он описывает совершенно точно. «Ночью британская эскадра высадила десант на остров. Из-за сильного шторма аргентинский флот выйти в море не сумел». Если Королевский Флот таков в дни упадка, представьте себе, каким он был в дни славы!

Александр Больных

litresp.ru

Глава XXIII. Победа на Западе. 1 января — 8 мая 1945. «Флаг Святого Георгия: Английский флот во Второй мировой войне»

 

Когда британские вооруженные силы встретили свой шестой военный Новый Год, главной задачей Средиземноморского флота стало снабжение армий союзников в Италии через порты Ливорно на западном побережье и Анкону в Адриатике. Однако крейсерско-миноносная эскадра, известная как Фланговое Соединение, постоянно использовалась для поддержки частей, которые с боями продвигались вдоль южного побережья Франции к итальянской границе. Наши малые корабли и эсминцы очень активно действовали в северной Адриатике и Лигурийском море, где противник все еще пытался сохранить свое прибрежное судоходство. Значительное количество кораблей оставалось в греческих портах. Их присутствие там помогало сохранять зыбкое политическое перемирие, которое было установлено. Наконец, множество тральщиков было постоянно занято тралением мин — как своих, так и чужих.

В феврале 1945 Турция, Египет и некоторые страны Леванта объявили войну Германии. Этот поступок, хотя и сильно запоздавший, позволил нам установить полный контроль над Восточным Средиземноморьем. Теперь тральщики могли очистить все воды вплоть до Дарданелл, что позволило нам посылать конвои прямо в Одессу. Это был гораздо более короткий и легкий путь доставки снабжения в Россию. Но, как мы вскоре увидим, это не избавило нас от необходимости снабжать северные армии нашего союзника через Арктику. В этом же месяце Средиземноморскому флоту пришлось перевезти большое число солдат союзников из Италии в южную Францию в согласии с решением Объединенного Комитета Начальников Штабов, который потребовал усилить наши армии в Западной Европе за счет Италии. Эти перевозки были осуществлены спокойно и без потерь. Солдат перевозили войсковые транспорты в составе охраняемых конвоев, а технику доставляли выполнявшие челночные рейсы LCT, LCI и грузовые суда.

17 марта 1 эсминец и 2 миноносца с германскими экипажами вышли из Генуи, чтобы поставить мины возле наших баз на Корсике. Однако береговые радарные установки предупредили нас об их приближении, и рано утром германский отряд был перехвачен 2 британскими эсминцами. В ходе погони они потопили оба миноносца. Это был последний из великого множества боев эсминцев на Средиземном море.

9 апреля 8 Армия начала новое наступление в Италии, чтобы прорваться на Ломбардскую равнину. Успех во многом зависел от захвата сильной оборонительной позиции, прикрывавшей подходы к долине реки По на Адриатическом фланге. Поэтому флот погрузил солдат на амфибии LVT и другие десантные суда и высадил их в тылу противника. Более крупные корабли поддерживали наступление огнем своих орудий. В результате немцы начали отступать по всему фронту. Наши войска начали преследование и 27 апреля форсировали реку Адиже. Тем временем, на западе 5 Армия тоже начала наступление. 24 апреля американцы вошли в Специю, а через 3 дня захватили большой порт Генуи. В ходе этого наступления уже упомянутое Фланговое Соединение очень интенсивно обстреливало прибрежные коммуникации противника. Аварийные партии занимались расчисткой и приведением в рабочее состояние захваченных портов. Эти успехи на суше положили конец набегам германских катеров и «малых боевых единиц» (Kleinkampfverbande), которые ранее были характерной чертой боев в Адриатике и Лигурийском море. Хотя немцы приложили немало усилий для строительства этих кораблей и использовали их почти до конца войны, они так и не добились серьезных результатов на Средиземном море, хотя сами несли тяжелые потери во время почти каждого выхода. Можно только восхищаться отвагой их экипажей, которые снова и снова пытались выполнять безнадежные задания. Однако нужно сказать, что попытка заменить ими обычные инструменты морской мощи оказалась совершенно бесполезной. Одновременно следует помнить, что специальные штурмовые средства с хорошо подготовленными решительными экипажами, поддерживающие действие мощных, хорошо сбалансированных морских сил, способны иногда добиваться важных результатов. Это показала атака итальянских боевых пловцов нашей эскадры в Александрии в декабре 1941, наши собственные успехи в борьбе с «Тирпицем» и другими важными целями.

К концу апреля наши легкие силы командовали в северной Адриатике и полностью господствовали вдоль последнего отрезка побережья Лигурийского моря, еще оставшегося в руках противника. Германские перевозки морем практически прекратились, у противника почти не осталось военных кораблей и транспортов. В целом за войну наши вооруженные силы на Средиземном море потопили 3082 торговых судна Оси общим водоизмещением более 4 миллионов тонн. Постепенное сокращение вражеского грузового тоннажа внесло огромный вклад в успех наступления в Африке. Этот же фактор помог нанести поражение армиям противника в Италии, на Балканах, в южной Франции. 29 апреля 1945 была подписана капитуляция всех войск Оси в Италии. Она вступила в силу 2 мая.

Так наше постоянное давление в рамках Средиземноморской стратегии принесло великую победу на этом театре. Именно наша морская мощь сделала возможной эту победу. Кампания с самого начала была общей для всех трех видов вооруженных сил, все они находились в одной упряжке. Армия зависела от морских перевозок подкреплений, техники и припасов. Судьба флота полностью зависела от исхода боев на суше. При этом и флот, и армия полностью зависели от взаимодействия с авиацией. Так как стратегия союзников имела британскую направленность, то совершенно естественно, что мы обеспечивали большую часть сил. Но, начиная с осени 1942, помощь нашего американского союзника стала очень большой, особенно на суше и в воздухе. На море Королевский Флот нес на себе всю тяжесть борьбы с июня 1940 до операции «Торч», начавшейся в ноябре 1942. Это положение сохранилось и позднее, исключая операцию «Драгун» — высадку в южной Франции в августе 1944. Победа на Средиземном море показала, что все технические нововведения не снизили значение традиционных уроков морской стратегии, например, внезапной высадки на избранном нами театре. Эта кампания снова доказала неизменность принципов морской войны. Но в то же время, приложив новые технологии к древнему искусству морской войны, мы пожали богатые плоды, вознаградившие нас за долгие страдания. Наши потомки должны будут признать, что Средиземноморская кампания 1940 — 45, особенно первый период, когда командующим был адмирал сэр Эндрю Каннингхэм, стала в долгой истории Королевского Флота такой же славной страницей, как и написанные ранее.

В отечественных водах в начале 1945 главной задачей флота было обеспечение проводки арктических конвоев в Мурманск и Архангельск, а также удары по немецкому судоходству у берегов Норвегии. Командование Западных Подходов и все остальные береговые службы в Британии были озабочены проблемами, возникшими после появления большого числа германских подводных лодок в наших прибрежных водах. Немало хлопот доставляли постоянные попытки противника помешать интенсивным перевозкам между устьем Темзы и Антверпеном.

2 января союзники понесли тяжелую утрату. Во Франции в авиакатастрофе погиб адмирал сэр Бертрам Рамсей. Мы уже видели, что он планировал, организовал и руководил всей морской частью кампании в Западной Европе. При этом нужно помнить, что триумфальный успех операции «Нептун» полностью затмил его колоссальный вклад в успех эвакуации Дюнкерка в 1940, в организацию высадок в Северной Африке и Сицилии, его непревзойденный опыт десантных операций. В этом плане все высшее командование как Британии, так и Соединенных Штатов признавало его несомненное превосходство. Его заместитель американский вице-адмирал А.Г. Кирк взял на себя временное исполнение обязанностей Рамсея. 19 января вице-адмирал сэр Гарольд Барроу, бывший командующий Гибралтарской военно-морской базой, стал командующим морскими силами союзников во Франции.

В конце года западная Голландия еще оставалась в руках немцев. Там находилось около 40 торпедных катеров и большое число «малых боевых единиц». Они продолжали наносить удары по нашим конвоям. В бой вступили германские сверхмалые подводные лодки «Зеехунд». Это было гораздо более удачное оружие, чем различные человеко-торпеды и взрывающиеся катера, которые противник использовал в Нормандии и на Средиземном море. В мелководных районах у нашего восточного побережья и вблизи устья Шельды, где судоходство было очень интенсивным, самую большую опасность представляли мины. В первые 2 месяца года на поставленных торпедными катерами и самолетами минах погибли 15 наших судов водоизмещением около 36000 тонн. К счастью для нас, в конце января Люфтваффе прекратили минные постановки. Возможно, немцы потеряли самую лучшую возможность нарушить наши коммуникации. Однако набеги торпедных катеров и сверхмалых лодок продолжались. Иногда они доходили до Ярмута на восточном побережье и Дандженесса в Ла Манше. Но именно мины, а не торпеды, нанесли нам самые тяжелые потери. Мы держали сильное соединение из фрегатов и малых кораблей для патрулирования у бельгийского побережья и походов к Шельде. Для этой же цели использовалось много самолетов. Одновременно мы продолжали прочесывать вражеские прибрежные воды. Но катера и миджеты оставались слишком трудными целями, а мы пока еще не добились тесного взаимодействия флота с авиацией. Для перехвата торпедных катеров мы начали использовать ту же тактику, которая была применена против подводных лодок, пересекающих Бискайский залив. Самолет, обнаруживший противника, немедленно вызывал по радио корабли, а сам продолжал слежение. В результате мы в очередной раз узнали, что только совместные действия' хорошо подготовленных команд кораблей и самолетов делают эффективным патрулирование.

Ночью 8–9 марта немцы напомнили нам, что на островах в Ла Манше все еще находятся сильные гарнизоны противника. Сильная диверсионная партия внезапно атаковала находящийся на материке порт Гранвиль, серьезно разрушив его и захватив в качестве приза маленький британский угольщик. Хотя этот рейд не имел стратегического значения, он стал серьезным ударом по гордости англо-американцев, особенно потому, что в Гранвиле недавно находились штабы генерала Эйзенхауэра и адмирала Рамсея. Через 3 ночи германские морские силы из портов западной Голландии попытались прорваться в устье Шельды, используя все имеющиеся типы кораблей. Однако наши патрули были настороже. Мы уничтожили не меньше 22 человеко-торпед («Мольх» и «Бибер») и 16 взрывающихся катеров «Линзе». У союзников ни один корабль не получил даже повреждений. Несмотря на очень тяжелые потери, которые понесли специальные штурмовые средства флота, и крайне плохую погоду, обычно стоявшую в этом районе, немцы до самого конца войны упорно посылали подкрепления в Голландию. В марте мы потеряли в прибрежных водах 16 торговых судов водоизмещением около 42000 тонн. Большинство из них опять погибло на минах, поставленных торпедными катерами.

Тем временем, дальние бомбардировщики Бомбардировочного Командования продолжали засеивать Балтику минами. «Бофайтеры» Берегового Командования постоянно прочесывали Северное море до самого Каттегата в поисках германских судов. В январе наши минные постановки вынудили противника перенести тренировку подводных лодок из любимых вод в районе Данцига в Осло-фиорд. К марту интенсивность наших минных постановок и постоянных воздушных атак поставила под угрозу краха всю германскую минно-тральную службу, которая до этого справлялась со своими задачами. Теперь гавани и фарватеры постоянно закрывались, потери на минах росли. В марте от этого оружия погибли 26 судов водоизмещением около 70000 тонн. К концу марта подготовка новых экипажей для подводных лодок серьезно пострадала. Вражеское прибрежное судоходство на Балтике, в южной части Северного моря и у берегов Норвегии почти прекратилось. Но прежде, чем мы рассмотрим события последних 5 недель войны, нам следует вернуться к началу года, чтобы вспомнить события подводной войны.

Может показаться неожиданным, но первые месяцы 1945 стали тревожным временем для британского морского командования. Мы знали, что немцы строят новые лодки быстрее, чем мы топим их. Еще больше тревоги вызывала перспектива вступления в строй значительного числа лодок новых проектов XXI и XXIII. Мы уже знали, что появление шноркеля во многом снизило эффективность действий наших воздушных патрулей. Таким образом, появлялись основания думать, что немцы снова могут перехватить инициативу, если нам не удастся переломить неблагоприятные тенденции. Замаячила перспектива возобновления в прежнем масштабе действий в Северной Атлантике. Адмиралтейство считало, что тяжелые потери на этом театре помешают сухопутной кампании в Западной Европе. Теперь мы знаем, что в марте 1945 численность германских подводных лодок достигла 463 единиц. В этом месяце мы перебазировали в Англию большое количество эскортных кораблей и морских самолетов, чтобы справиться с пятью десятками лодок, которые действовали в наших прибрежных водах. Поэтому становится понятно, что страхи Адмиралтейства имели некоторое основание. Были приняты энергичные меры, чтобы выправить ситуацию. Комитет Начальников Штабов распорядился задержать отправку на Дальний Восток примерно 300 эскортных кораблей. Бомбардировочное Командование получило приказ больше внимания уделять верфям и базам подводных лодок. Адмиралтейство снова начало постановку глубоководных минных заграждений в Ла Манше и Ирландском море. Наши морские и воздушные силы начали применять новую тактику. Самая главная сложность заключалась в том, что подводную лодку было исключительно трудно обнаружить до того, как она совершала нападение. Поэтому группы поддержки получили приказ следовать за кормой конвоев в постоянной готовности нанести удар, если покажется перископ. На маршруте следования лодок из Норвегии вокруг северной Шотландии были усилены корабельные и воздушные патрули. В январе в наших прибрежных водах действовали 39 лодок, из них 6 проникли в Ирландское море, которое было одним из ключевых пунктов. Хотя за месяц они потопили только 7 судов, наши силы сумели уничтожить всего 6 лодок. В феврале количество германских субмарин у наших берегов возросло до 51. Однако они потопили меньше судов, чем в прошлом месяце, зато их собственные потери возросли до 12 единиц. Три четверти из них были потоплены кораблями. В этом месяце 4 фрегата 10-й эскортной группы капитана 2 ранга Ф.У. Барнетта провели очень удачный рейд к северу от Шотландии. С 3 по 17 февраля они потопили 3 подводные лодки с помощью новых реактивных бомбометов.

В марте наши противолодочные силы действовали еще удачнее. Хотя в этом месяце вокруг наших островов действовали 53 вражеские лодки, и они потопили 10 торговых судов водоизмещением 45000 тонн, а также 3 эскортных корабля, мы сумели уничтожить 15 лодок. 11 из них были потоплены кораблями, а 4 — самолетами. 3 лодки приходятся на долю фрегатов 21-й эскортной группы, которая в последних числах месяца патрулировала в узком проходе между Шотландией и Гебридскими островами. Дениц по-прежнему продолжал посылать небольшое количество лодок на отдаленные театры, пытаясь отвлечь часть наших сил туда. Эти лодки потопили несколько судов в заливе Св. Лаврентия у восточного побережья Америки, но это были мелочи. Более того, немцы снова попытались использовать старую тактику волчьих стай. В марте 6 больших лодок патрулировали в районе Азорских островов, но были быстро обнаружены американской авианосной группой, все еще слоняющейся в тех водах. В течение нескольких дней 4 германские лодки были потоплены.

Теперь мы знаем, что именно в марте 1945 в ходе долгой и тяжелой подводной войны произошел окончательный перелом в пользу союзников. Наши бомбардировки вызвали серьезные трудности в строительстве лодок. Было уничтожено несколько строящихся субмарин. Наши действия в прибрежных водах и на отдаленных театрах становились все успешнее. Хотя именно в этом месяце в состав флота вошла первая лодка XXI серии U-2511, а также 2 более маленькие лодки XXIII серии, их строительство велось гораздо медленнее, чем надеялись немцы.

Командование Западных Подходов и штабы баз в Плимуте, Портсмуте, Чатаме, Розайте были целиком поглощены борьбой с подводными лодками в прибрежных водах. Флот Метрополии адмирала сэра Генри Мура занимался проводкой арктических конвоев и действиями у побережья Норвегии. Почти все крупные корабли флота были отправлены в Индийский океан. Так как адмирал Мур теперь не имел эскадренных авианосцев, Адмиралтейство выделило ему в качестве замены полдюжины эскортных. Хотя эти корабли отлично подходили для защиты арктических конвоев, их скорость была слишком мала. Малы были и их авиагруппы, поэтому серьезных ударов по целям в Норвегии флот наносить не мог. Это было особенно печально потому, что немцы отступили из северной Финляндии в Нарвик и оттуда отправили на кораблях большое количество солдат и техники на юг.

Промежуток между отправкой арктических конвоев сократился с 5 недель до 30 дней. Это означало, что некоторым кораблям приходится принимать участие в двух операциях подряд. Ими руководили по очереди командир 1-й эскадры крейсеров контр-адмирал P.P. МакГригор или командир 10-й эскадры крейсеров вице-адмирал сэр Ф. Далримпл-Гамильтон. Именно он в январе провел 35 судов конвоя JW-63 без потерь. Однако обратный конвой попал в исключительно сильный шторм. Хотя все торговые суда добрались до цели, погода, а не действия противника, создала нам исключительно сложные проблемы. Во время этой операции торпедные катера Флота Метрополии проникли в норвежские шхеры и с 6 по 8 января потопили 3 больших грузовых судна с железной рудой. Через несколько дней крейсерско-миноносная эскадра адмирала МакГригора встретила возле Эгерсунда конвой с сильным охранением. 2 германских торговых судна и 1 эскортный корабль были потоплены. Но попытка перехватить 3 больших эсминца, вышедшие 26 января из Нарвика на Балтику, провалилась. Не имея свободных эсминцев, адмирал Мур отправил на перехват 2 крейсера, которые встретили эсминцы рано утром 28 января возле Бергена. Германские корабли были гораздо быстроходнее и успели укрыться под защиту береговых батарей, хотя 2 из них получили повреждения. Несмотря на наши воздушные атаки, все они благополучно прибыли на Балтику. Тот же самый путь немного позднее проделал и последний эсминец, остававшийся в Нарвике. Перехватить вражеские корабли у побережья в плохих погодных условиях всегда трудно, особенно когда они могут укрыться в бесчисленных фиордах. Однако это бегство 4 эсминцев стало для нас большим разочарованием. Впрочем, их возвращение в Германию означало, что противник отказался от попыток держать мощную корабельную группировку на севере Норвегии, откуда она могла угрожать арктическим конвоям или судоходству в Северной Атлантике.

Конвой JW-64 из 25 судов покинул Клайд 3 февраля в сопровождении 2 эскортных авианосцев, крейсера и 17 эскортных кораблей. Он встретил большее противодействие, чем многие предыдущие конвои. Немцы не только развернули крупную группировку подводных лодок. В бой также вступили торпедоносцы Люфтваффе. Во время первого вылета они не обнаружили конвой, но 10 февраля около 30 самолетов предприняли решительную попытку прорваться к судам конвоя. Авианосные истребители и зенитчики устроили им теплую встречу и сбили несколько самолетов. Хотя немцы заявили, что добились большого успеха, в действительности ни одно судно конвоя не пострадало. Единственной нашей потерей стал фрегат, торпедированный подводной лодкой на подходах к Кольскому заливу. Обратный конвой RA-64 из 34 судов тоже столкнулся с трудностями. Так как патрульные линии подводных лодок в Баренцевом море несколько раз не сумели перехватить наши конвои, противник сосредоточил большое число лодок в мелководных районах вблизи побережья Мурмана, где условия для работы Ас-дика были далеко не наилучшими. Более того, нам приходилось полагаться на действия русской авиации и флота, которые должны были отогнать врага от собственного порога. По крайней мере, русским следовало загнать субмарины под воды на время прохождения конвоя. Хотя русские делали все возможное в пределах своих примитивных представлений о подводной войне и крайне ограниченных возможностей, этого было явно недостаточно. Когда 2 больших торговых судна, вышедших из Белого моря на соединение с конвоем RA-64, были потоплены практически у входа в Мурманск, адмирал МакГригор взял дело в свои руки. Он отправил эскортные корабли прочесать море перед выходом конвоя. Они потопили одну лодку, стоявшую в засаде, и не дали остальным шанса поднять голову. Фрегат и торговое судно были торпедированы и тяжело повреждены вблизи от берега. В конце этого тревожного дня был торпедирован и взорвался корвет «Блюбелл». Из всего экипажа спасся только 1 человек. После этого конвой был рассеян жестоким штормом. 20 февраля, прежде чем строй был восстановлен, торговые суда были атакованы германскими торпедоносцами из северной Норвегии. Каким-то чудом эскортный авианосец «Найрана» сумел поднять свои самолеты в воздух. Они, вместе с зенитчиками, сумели отбить атаку. На следующий день шторм забушевал с новой силой и не прекращался еще двое суток, разбросав транспорты еще больше. Эскортные корабли не могли дозаправиться в море, поэтому адмирал Мур выслал им на смену свежие корабли. В конце концов потрепанный конвой дополз до западного берега Шотландии. Одно судно вошло в гавань после того, как о нем не было слышно целую неделю. Как ни странно, ни один из транспортов не погиб.

Через пару недель после окончания страданий RA- 64 из Клайда в Россию вышел очередной конвой JW-65, состоящий из 24 судов. Все шло хорошо, пока не показались долгожданные русские берега. Снежный шторм вынудил прекратить полеты в самый критический момент. Лежавшие в засаде подводные лодки не могли упустить такую возможность. Они потопили шлюп «Лэпуинг» и 2 торговых судна. Адмиралтейство решило, что больше нельзя терпеть постоянные потери на входе в Кольский залив. Было приказано поставить индикаторные сети для обнаружения подводных лодок. Быстроходный заградитель «Аполло» должен был поставить глубоководное заграждение, чтобы прикрыть маршрут следования конвоев. Мы убедили русских протралить новый фарватер через немецкие минные заграждения и послали следующий конвой (RA-65) этим маршрутом. Одновременно военные корабли устроили пиротехническое представление на старом маршруте, и конвой проскользнул незамеченным. Все суда прибыли в британские порты.

В марте и апреле авианосцы, эсминцы и торпедные катера Флота Метрополии продолжали рейды к берегам Норвегии. Однако они не добились серьезных успехов, отчасти потому, что немецкое судоходство практически скончалось. 16 апреля 22 судна последнего арктического конвоя JW-66 покинули Британию. Эскортом командовал контр-адмирал А.Э.М.Б. Каннингхэм-Грэхэм, который сменил адмирала Далримпл-Гамильтона на посту командира 10-й крейсерской эскадры. Группа поддержки пошла вперед, чтобы пробить дыру в патрульной линии подводных лодок в Баренцевом море и отогнать десяток пиратов, шастающих у входа в Кольский залив. Эти меры оказались успешными, и ни одно судно не погибло. Перед выходом обратного конвоя RA-65 эскортные корабли еще раз прочесали подходы к Кольскому заливу. Они поймали и потопили 2 подводные лодки. Хотя один из фрегатов был торпедирован и затонул вскоре после выхода конвоя в море, все торговые суда благополучно пришли домой.

Вскоре после капитуляции Германии мы провели еще по одному арктическому конвою в каждом направлении, уже с уменьшенным эскортом. Знаменитые походы завершились 31 мая 1945, когда конвой RA-67 спокойно вошел в Клайд с зажженными ходовыми огнями. Всего в северную Россию в составе 40 конвоев было отправлено 811 транспортов, из которых к цели добрались 720. 33 судна из состава этих конвоев вернулись назад из-за поломок механизмов и повреждений в ледовых полях. Они доставили русским более 4 миллионов тон грузов, 5000 танков и 7000 самолетов. В целом проводка всех арктических конвоев обошлась нам в 92 торговых судна и 18 военных кораблей. Но в ответ мы потопили «Шарнхорст», 3 эсминца и 38 подводных лодок, поэтому баланс потерь был явно в пользу союзников. Адмиралтейство организовывало и направляло арктические конвои. Флот Метрополии обеспечивал почти все эскортные корабли. Поэтому Королевский Флот и торговые флоты Великобритании и Соединенных Штатов могут в равной степени гордиться этим выдающимся достижением, которое потомки еще оценят по заслугам.

В марте 1945 ситуация в Западной Европе изменилась коренным образом. Солдаты фельдмаршала Монтгомери форсировали Рейн южнее голландской границы. Наступая на север, они отрезали немецкую группировку в Голландии. Теперь немецкие торпедные катера и специальные штурмовые средства в голландских портах оказались в сложном положении. Начала ощущаться нехватка топлива и запасных частей. Однако они наносили удары по нашим конвоям и ставили мины в устье Шельды до середины апреля, несмотря на растущие потери и падающие результаты. Ночью 13 апреля мы потопили один за другим 5 германских торпедных катеров во время последнего ночного боя между противником и нашими фрегатами и катерами, патрулирующими в устье Шельды. В 1945 вражеские торпедные катера потопили 31 торговое судно водоизмещением 89000 тонн, хотя большая часть этих транспортов подорвалась на минах, и лишь немногие были потоплены торпедами. Сверхмалые подводные лодки «Зеехунд» потопили еще 9 судов водоизмещением 18000 тонн. Зато остальные специальные штурмовые средства германского флота результатов не имели, хотя сами понесли серьезные потери. В этот же период мы провели последнюю морскую операцию в Бискайском заливе. Французские и британские военные корабли под командованием французского адмирала провели серию обстрелов и высадили несколько диверсионных групп, поддерживая наступление на Ла Рошель, Ла Паллис, Лориан и Нант. 20 апреля река Жиронда была открыта для судоходства союзников, и в начале мая капитулировали последние германские гарнизоны в этом районе.

Действия против германского торгового судоходства достигли апогея. Ударные самолеты Берегового Командования, авианосные самолеты, легкие силы Флота Метрополии и самолеты-заградители Бомбардировочного Командования объединили свои усилия. Все вместе они нанесли противнику тяжелые потери в апреле и начале мая, особенно в Каттегате, Скагерраке и западной Балтике. К 7 мая, когда Адмиралтейство приказало прекратить атаки, германское судоходство полностью прекратилось. За все время войны в отечественных водах именно мины, поставленные нашими кораблями и самолетами, нанесли противнику самые тяжелые потери — 604 судна водоизмещением более 660000 тонн. На втором месте стоят воздушные атаки, в ходе которых были потоплены 289 судов водоизмещением 574000 тонн. Корабли Королевского Флота потопили 86 судов водоизмещением 303000 тонн. В ходе войны они очистили от германских судов весь мировой океан. Наши подводные лодки потопили 104 судна водоизмещением 318000 тонн. Эта цифра была бы еще выше, если бы до 1940 наш подводный флот не пытался соблюдать ограничения международных договоров. Изучая ход военных действий, следует сказать, что уничтожение германского торгового флота стало результатом совместных действий всех служб Королевского Флота и Королевских ВВС.

Теперь обратимся к действиям против подводных лодок в апреле 1944. В этом месяце из норвежских портов в море вышло 44 германских лодки, в основном, чтобы патрулировать в наших прибрежных водах. Теперь они покидали свои базы в подводном положении и весь переход совершали под водой, выставляя на поверхность только шноркель. Они почти не поднимались на поверхность. U-1199, например, оставалась под водой в течение 50 суток. Хотя мы до сих пор испытывали трудности с обнаружением лодок до того, как они атакуют торговое судно, в случае обнаружения лодки ей редко удавалось уйти. В апреле самые интенсивные действия развернулись у северо-восточного побережья, где патрулировало несколько лодок XXIII серии. Нам не удалось потопить ни одной из них. Зато в других районах, в Ла Манше и Ирландском море, мы преуспели больше. В последние 5 недель войны подводные лодки потопили 10 торговых судов водоизмещением 52000 тонн и 2 малых боевых корабля. За это время их собственные потери составили 23 единицы, из которых 10 были потоплены нашими кораблями, а 6 самолетами. Остальные лодки погибли от самых различных причин. Всего с 1 января по 8 мая 1945 в прибрежных водах германские лодки потопили 38 торговых судов водоизмещением 156000 тонн, а мы уничтожили 32 субмарины. Хотя мы не сумели нанести им решительное поражение и вынудить покинуть эти воды, а также не нашли способа борьбы с лодками новых типов, все-таки успехи врага были сведены почти к нулю.

В конце апреля и начале мая русские армии подошли вплотную к балтийским базам Германии, поэтому немцы начали спешно переводить уцелевшие подводные лодки, включая недостроенные, в Норвегию. «Бофайтеры» и «Москито», вооруженные ракетами «Тайфуны» и противолодочные «Либерейторы» развернули в Каттегате настоящую охоту на них. В последние 5 недель наши воздушные патрули уничтожили 27 подводных лодок, еще 18 бомбардировщики уничтожили прямо в базах. Но следует прямо сказать, что тяжелые бомбардировщики сумели уничтожить некоторое количество вражеских лодок в базах только в эти последние недели, когда рухнула германская система ПВО, а истребительная авиация перестала существовать. Однако постоянные налеты на кораблестроительные заводы и верфи, атаки важнейших коммуникаций, таких, как канал Дортмунд — Эмс, внесли свой вклад в замедление строительства новых лодок.

После полудня 4 мая Дениц открыто передал по радио приказ подводным лодкам прекратить боевые действия и возвращаться в базы. В это время в море находились 33 лодки на переходе и еще около дюжины патрулировали в наших прибрежных водах. Следует отметить, что 12 новых лодок XXI серии завершили испытания и тренировки. Еще 91 лодка этого типа готовилась войти в состав флота. Таким образом, буквально считанные дни отделяли нас от появления на морских коммуникациях этих опасных врагов. Тогда подводная война могла вспыхнуть с новой силой.

В полдень 8 мая Адмиралтейство сообщило на все корабли и во все штабы, что германским подводным лодкам, находящимся в море, приказано подняться на поверхность. После этого они должны были следовать в британские порты, подняв большой черный флаг. Часть командиров игнорировала приказ Деница от 4 мая и продолжала поход в подводном положении. Медленно и неохотно германские подводники начали выполнять распоряжение Адмиралтейства. Несколько лодок вообще отказались подчиниться ему. 9 мая мы послали специальное соединение эскортных кораблей в Лох Эриболл на южной стороне Пентланд Ферта, чтобы принять капитуляцию подводных лодок. В течение 6 дней туда прибыли 18 германских субмарин. Тем временем, британские корабли прибыли в Норвегию, чтобы принять капитуляцию лодок, находящихся там. Всего к 6 июня сдалось 97 подводных лодок, в том числе 17 единиц серии XXIII и 1 лодка серии XXI. Они прибыли в пункты сбора, были приняты английскими командами и проследовали далее уже под флагом Св. Георгия, который был поднят над нацистским флагом. Всего капитулировали 156 подводных лодок, но 221 лодка была затоплена своими командами, большей частью в норвежских и немецких портах. Эти лодки избегли позора капитуляции. Последние 2 лодки прибыли в аргентинские порты в конце июля и начале августа, но были там интернированы.

Так завершилась вторая попытка немцев поставить Британию на колени, нанеся удар по нашему торговому судоходству. Всего с 1939 по 1945 они построили 1162 подводные лодки, из которых 785 погибли. В море были потоплены 632 лодки, из них не менее 500 приходится на долю британских кораблей и самолетов. Эти цифры ясно показывают, что Битва за Атлантику была сражением между германскими субмаринами и британскими флотом и авиацией. Они в равной мере вынесли на себе тяжесть долгой борьбы и в равной мере делят честь победы. Вражеские подводные лодки (в том числе итальянские и японские) потопили 2828 торговых судов союзных и нейтральных держав общим водоизмещением 14687231 тонна и повредили еще многие сотни. Большая часть потопленного тоннажа (11,5 миллионов тон) приходится на долю британского торгового флота. Кроме того, германские лодки потопили 175 военных кораблей союзников, из которых большая часть тоже была британскими. Наш торговый флот потерял в боях 30248 человек, потери Королевского Флота составили 51578 человек. Большая часть этих людей погибла в результате действий подводных лодок. Нас, британцев, нелегко привести в ярость. Но безжалостные атаки германских лодок вызвали именно это чувство в сердцах наших моряков. Для них германская субмарина всегда была главным врагом, и они знали, что пока океан не будет очищен от этой скверны, никто не сможет спокойно плыть «по своим законным делам».

* * *

Пока подводные лодки неохотно поднимали черный флаг капитуляции или пытались найти пристойный выход из сложившейся ситуации, крейсера и эсминцы Королевского Флота прибыли в Копенгаген, чтобы принять сдачу германских надводных кораблей. Другие корабли доставили в Норвегию короля и его правительство. Британские корабли всех типов везли продовольствие и предметы первой необходимости измученным войной жителям континента, освобожденным от ига нацизма. Единственными германскими кораблями, способными выйти в море, были крейсера «Принц Ойген» и «Нюрнберг». 24 мая в сопровождении британских эсминцев они перешли из Копенгагена в Вильгельмсхафен. «Шеер», «Лютцов», «Кёльн» и «Эмден» были уничтожены нашими бомбардировщиками. «Зейдлиц» и «Хиппер» были затоплены собственными командами. Поврежденный при столкновении «Лейпциг» тоже попал в руки англичан. Обломки «Гнейзенау» и недостроенный «Граф Цеппелин» были захвачены русскими в Штеттине и Гдыне соответственно. Таков был конец германского флота, который строился, чтобы вырвать у Британии господство на море.

litresp.ru