Операция «Анадырь». Анадырь операция


Операция «Анадырь». Неизвестные страницы истории советского флота

Операция «Анадырь»

Разработка операции «Анадырь» в Генеральном штабе шла меж тем полным ходом, и к середине мая план в общих чертах был уже готов. Согласно ему, к переброске на Кубу предполагались ракетная дивизия, две дивизии ПВО, четыре мотострелковых полка, части ВВС, соединение кораблей (какое, намечалось определить несколько позднее) и части береговой обороны, всего более шестидесяти тысяч человек.

18 мая в Генеральном штабе состоялось большое заседание по теме «Анадырь». От Военно-морского флота на него был приглашен начальник ГШ ВМФ адмирал Зозуля, но из-за болезни вместо него там присутствовал адмирал Сергеев.

В общих чертах структура ГСВК была такова: во главе всех войск стояли главком, генерал армии Иса Плиев и начальник штаба генерал-лейтенант Акиндидов. Непосредственно на главкома замыкались и восемь заместителей по видам вооруженных сил. Заместителем главкома по ВМФ был назначен вице-адмирал Абашвили, прошедший войну на балтийских эсминцах и участвовавший в наиболее крупном морском бою в Ирбенах.

Ракетные войска ГСВК состояли из дивизии в сорок пусковых установок новейших по тому времени ядерных ракет Р-12 и Р-14. Войска ПВО: из 24 ракетных дивизионов, двух артиллерийских батарей и сорока истребителей МиГ-21. В состав ВВС входили: два полка крылатых фронтовых ракет, полк самолетов-ракетоносцев и вертолетный полк. Сухопутные войска состояли из четырех отдельных мотострелковых полков и тыла, включавшего и госпиталь на шестьсот коек.

Достаточно внушительно выглядела и предлагаемая к размещению на Кубе военно-морская группировка. На острове планировалось создать эскадру надводных кораблей в составе двух артиллерийских крейсеров 68-го проекта, двух ракетных эсминцев и двух эскадренных миноносцев. Кроме того, намечалось создание и эскадры подводных лодок, состоящей из дивизии ракетных дизельных подводных лодок (18-я дивизия подводных лодок) — семь единиц, и бригады торпедных подводных лодок (211-я бригада) — четыре подлодки. Кроме того, в состав эскадры должны были войти и две плавбазы. Помимо присутствия крупных надводных кораблей и подводных лодок планировалось сформировать и отдельную бригаду ракетных катеров типа «Комар» из двенадцати единиц.

Кроме того, в состав группировки ВМФ должны были также войти и береговые части: ракетный полк береговых установок «Сопка», полк торпедоносцев-бомбардировщиков Ил-28 (33 самолета) и отряд судов обеспечения (два танкера, два сухогруза и одна плавмастерская).

Впервые после знаменитых средиземноморских кампаний XVIII–XIX веков создавалось столь мощное военно-морское объединение, которому предстояло выполнять боевую задачу вдали от метрополии, базируясь на иностранные порты.

Разумеется, на первом этапе наибольшую проблему приобретал вопрос переброски столь огромного количества войск и техники через океан. Воздушные перевозки отпали сразу, ведь первый прямой полет в Гавану был осуществлен только в июле 1962 года. Поэтому все взоры обратились к морскому транспорту. Но и здесь возникали трудности, ведь судам предстояло пройти около одиннадцати тысяч миль. К тому же было совершенно неизвестно, что могут предпринять американцы против растянувшихся по всему океану караванов. Не исключались провокации и их европейских союзников. Наиболее опасными участками кубинского маршрута представлялись датские и средиземноморские проливы, где преградить путь советским транспортам было проще простого.

Возникла и еще одна проблема — Советский ВМФ не имел в своем составе войсковых транспортов, чтобы быстро перевезти армейские части. Поэтому предстояло в кратчайший срок приспособить к переброске войск и боевой техники без малого восемьдесят пять гражданских судов. Их предстояло собрать, укомплектовать опытными экипажами и дооборудовать всем необходимым. Задача не из простых. Кроме этого, на суда ставилось и зенитное вооружение. Портами отправки определили следующие военно-морские базы: Балтийск, Лиепая, Николаев, Севастополь и Североморск. Гражданские порты для этой цели не подходили — они не обеспечивали скрытности.

13 июня 1962 года в Главный штаб ВМФ прибыла директива Генерального штаба № 79604 с указанием начать разработку морской части темы «Анадырь». Одновременно генерал армии Захаров распорядился выплатить всем участникам предстоящего похода на Кубу денежное содержание на три месяца вперед. Тем, кому предстояло идти на Кубу на борту гражданских судов, выдавалась гражданская одежда — отныне они становились агрономами и строителями, геологами и механизаторами. Для маскировки порта назначения было дано указание грузить валенки и полушубки, варежки и шапки-ушанки, причем все в количествах немыслимых. Глядя на эти горы зимней одежды, бдительные шпионы должны были делать вывод, что русские собираются оккупировать то ли Гренландию, то ли Антарктиду.

Секретность была жесточайшая во всем. Легендировался каждый шаг. Распоряжения по теме «Анадырь» передавались только устно и шифром.

Для перевозки техники были заказаны специальные контейнеры, изготовление которых курировал лично предсовмина Косыгин. Контейнеры эти изнутри обивали железом на случай, если американцам удастся проверить их содержимое рентгеновскими или инфракрасными лучами. К июлю все приготовления были закончены. Теперь ждали лишь сигнала к началу операции.

7 июля 1962 года в Кремле прошло секретное совещание, окончательно определявшее сроки «Кубинского похода». Круг лиц был крайне ограничен. От ВМФ присутствовал главком Горшков. Выслушав доклады ответственных о готовности, Хрущев тут же распорядился:

— Операцию начинаем немедленно!

В ночь с 7 на 8 июля от причалов отошли первые, груженные войсками и техникой транспорты. «Анадырь» обрел жизнь! А спустя четыре дня в Гавану самолетом прибыла первая рекогносцировочная группа советских офицеров во главе с «товарищем Павловым». Так отныне во всех радиограммах и переговорах должен был именоваться генерал армии Плиев. В состав группы вошли и офицеры ГШ ВМФ, которым предстояло определить места базирования кораблей и начать подготовку к их приему.

Плиев со штабом убыли из Москвы в Гавану тремя транспортными самолетами Ту-114. Старшие офицеры переоделись в гражданскую одежду и были замаскированы под инженеров, специалистов по сельскому хозяйству или техников по ирригации и осушению, следующих на Кубу в рамках обширной программы гуманитарной помощи.

В середине июля снялся со швартовых и вышел из Мурманска в порт Кабаньяс сухогруз «Мария Ульянова», намереваясь прибыть туда 26 июля. Он был первым судном из общего числа 385 транспортных грузовых судов, которым предстояло покинуть порты, разбросанные по всему Советскому Союзу, и направиться с военными грузами на Кубу. Операция «Анадырь» началась.

Как и предполагали в Генштабе, первые группы транспортов прошли незамеченными. Американцы просто не придали им значения. К началу сентября Военно-морской флот имел уже на Кубе полные запасы боеприпасов: снарядов, авиа— и глубинных бомб. Начали прибывать и ракетные катера, доставляемые сухогрузами.

Первый тревожный сигнал прозвучал 18 сентября, когда в Средиземном море у берегов Туниса американский фрегат запросил один из наших транспортов о характере груза. Ему ответили лаконично: «Сельскохозяйственные машины». Удовлетворившись ответом, американец отвернул в сторону. Вот как описывает свой переход через Атлантику полковник в отставке А. Коваленко, командовавший в то время полком ядерных ракет средней дальности: «Мы вышли из советского порта с приказом следовать к Гибралтару и там вскрыть ящик с соответствующими указаниями. В случае падения в воду или получения помощи судна под иностранным флагом мы должны были говорить, что работаем в „Автоэкспорте“ и перевозим автомашины в Гавану.

В то же время был получен приказ воспрепятствовать и отразить любое пиратское нападение или попытку абордажа, для чего у нас имелась батарея 37-миллиметровых пушек и 12 крупнокалиберных пулеметов, спрятанных в ящиках для автомобилей, а также личное оружие. С момента выхода начались соответствующие тренировки для успешного выполнения поставленной задачи. По достижении Гибралтара ознакомились с указаниями, в которых уточнялось, что надо взять курс на Азорские острова и там вскрыть пакет с определенным наименованием.

Когда прибыли в указанный пункт и открыли конверт, смогли прочесть: направляться в порт Мариель (Куба).

После Азорских островов против нас постоянно велась воздушная разведка и отмечалось частое появление перископов, хотя нельзя было определить, американских или советских подводных лодок. С тем чтобы личный состав полка максимально был похож на членов экипажа, было приказано находиться на верхней палубе по 25–30 человек, которые сменялись через определенные промежутки времени, так как всего в полку было 1200 человек. Весь личный состав следовал во внутренних помещениях, и вследствие высокой температуры там требовалось использовать шланги для освежения людей водой».

Из воспоминаний бывшего работника контрразведки ВМФ контр-адмирала А. Тихонова, принимавшего непосредственное участие в переброске войск на Кубу: «Название операции „Анадырь“ наводило на мысль о Севере. Для подтверждения этой легенды на некоторых судах команде выдавались лыжи, печки, полушубки. Никто не знал, куда идут суда. Капитанам и начальникам эшелонов выдавалось три пакета — № 1, 2, 3. На первом пакете была надпись „Вскрыть после оставления территориальных вод СССР“, на двух других никаких надписей не было. В пакете № 1 говорилось, что пакет № 2 вскрыть после прохода Босфора и Дарданелл. В пакете № 2 предписывалось вскрыть пакет № 3 после прохода Гибралтара. В пакете № 3 содержался приказ: „Следовать на Кубу“. Оружие поступало под видом народно-хозяйственных грузов, так как на Кубе в это время велись поиски нефти, железа, никеля, фосфатов нашими специалистами.

В тех случаях, когда невозможно было скрыть вооружение из-за размеров и конфигурации, скажем, ракеты Р-12, самолеты, вертолеты, по договоренности с кубинской стороной наши военнослужащие переодевались в кубинскую военную форму. А в газетах сообщалось, что в данном районе проходят учения».

К первому сентября Советский ВМФ уже переправил в Мариель полный дополнительный комплект запасных частей, боеприпасов и ракет. После этого суда начали доставку малых ракетных патрульных катеров, предназначенных для обороны побережья. Катера должны были послужить защитой от амфибийных сил и должны были быть срочно доставлены на место, чтобы сорвать американское вторжение, а поэтому их следовало доставить в первую очередь.

В начале сентября пришло время грузиться на суда для убытия на Кубу и для трех полков баллистических ракет средней дальности. Баллистические ракеты было решено грузить в Севастополе. В закрытом Севастополе легче обеспечивалось сохранение тайны. По прибытии в Севастополь три полка ракетных войск встали лагерем и спокойно загрузились на грузовые суда с большими крышками на трюмах. Первая партия ракет средней дальности была погружена на борт сухогруза «Полтава» в отдаленной от города Казачьей бухте.

Несколько тысяч солдат и офицеров-ракетчиков разместились там же в трюмах. Там им предстояло провести более трех недель, страдая от качки и жары. Только ночью небольшими группами разрешалось подниматься наверх. Американские разведывательные самолеты совершали облеты судов, но так и не смогли определить характер груза. Та фаза операции, на которой производились переброски, была колоссальной по объему и на первых порах не привлекала ненужного внимания.

С течением времени, однако, американцы, заподозрив неладное, увеличили количество полетов самолетов-разведчиков и стали с большим вниманием следить за нашими торговыми судами, следующими в Карибское море. В начале сентября советские суда «Индигирка» и «Александровск» покинули порт Североморск и, совершив 18-дневный переход, прибыли в порт Мариель с грузом ядерных боеголовок, складированных прямо на верхней палубе. «Индигирка» доставила восемьдесят боеголовок для крылатых ракет, стоявших на вооружении ракетных катеров, шесть ядерных боеголовок для морских бомбардировщиков Ил-28 и дюжину ядерных боеголовок для ракет «Луна», имевших малый радиус действия и предназначенных для защиты Кубы. «Александровск» был загружен двадцатью четырьмя боеголовками для ракет Р-14, имевших дальность полета более трех тысяч километров. Боеголовки оставались в трюмах корабля, стоявшего в порту Ла-Исабелла в ожидании прибытия самих ракет. Переход этих двух судов прошел нормально и, хотя они и были обнаружены и сфотографированы американскими разведывательными самолетами, не вызвал особой тревоги. В 1962 году еще не было возможности обнаруживать ядерное оружие с помощью детекторов гамма— и нейтронного излучения. Указания капитанам «Индигирки» и «Александровска» по поводу их самообороны гласили: «Относительно самообороны судов „Индигирка“ и „Александровск“ во время плавания по доставке специального груза от пиратских кораблей и самолетов, то они вооружены двумя 37-мм зенитными автоматическими пушками с боекомплектом 1200 снарядов на каждую пушку. Открывать огонь только в случае попытки захвата или потопления вашего судна, с одновременным докладом о такой попытке в Москву».

К середине сентября ядерные боеголовки для ракет средней дальности Р-12 «Сопка» (дальность полета две тысячи километров) и средних бомбардировщиков Ил-28 уже были на Кубе. Средний бомбардировщик Ил-28 имел боевой радиус около тысячи километров и был дооборудован на Кубе в носитель ядерного оружия, способный взять шесть атомных бомб мощностью 8–12 килотонн каждая. Транспорты выгрузили первые шесть средних бомбардировщиков из транспортной упаковки на базу кубинских ВВС в Сан-Хулиан. «Ил-28» были самолетами морской авиации и могли брать на борт, кроме всего прочего, еще глубинные бомбы, в том числе и атомные.

Ядерные боеголовки для этих ракет хранились в Санта-Круз дель Норте. К началу третьей недели сентября на Кубу было отправлено 129 судов, из которых 94 уже прибыли в свои порты назначения, а 35 все еще находились на переходе. Погрузка в советских портах оставшихся грузов должна была завершиться до 20 октября, а прибытие последних судов на Кубу было намечено до 5 ноября, т. е. до выборов в конгресс США.

Первый серьезный тревожный звонок прозвучал 18 сентября, когда фрегат ВМС США, находившийся в Средиземном море, у берегов Туниса, запросил советское торговое судно о характере его груза.

— Сельскохозяйственные машины! — ответил капитан.

Однако его палубный груз состоял из трех крупных упаковок неправильной формы, в которых находились разобранные части фюзеляжей трех средних бомбардировщиков Ил-28. Американцы заподозрили неладное и доложили по команде, что палубный груз напоминает замаскированные самолеты. Советским торговым судам было приказано в случае запроса о характере груза говорить, что это изделия автомобильного экспорта или сельскохозяйственные машины, следующие в Гавану. Первоначально капитаны судов, выходя в море, не знали своего конечного пункта прибытия, им предписывалось общее направление движения на Азорские острова, и там, в определенной точке, им надлежало вскрыть запечатанные конверты, в которых содержались указания о дальнейшем маршруте, вплоть до пунктов прибытия на Кубе. Таким образом, не достигнув Азорских островов в центре Атлантики, не было возможности ненароком узнать свой конечный пункт. На судах, которые перевозили на Кубу личный состав четырех мотострелковых полков, запрещалось одновременно выпускать на верхнюю палубу более 25–30 человек, остальные должны были оставаться внизу, в условиях крайне повышенной температуры и влажности, которые становились непереносимыми в Саргассовом и Карибском морях. После первой ходки туда и обратно и находясь под загрузкой для последующего выхода в море, большинство капитанов уже прекрасно знали, что они будут совершать рейсы только в кубинские порты.

Тем временем военные суда и самолеты-разведчики США начали проявлять интерес к проводимым масштабным морским перевозкам и предпринимать более энергичные усилия по идентификации груза советских судов. В тех случаях, когда размеры и конфигурация груза — такого, как самолеты, вертолеты, грузовые автомобили и БТРы — вынуждали перевозить эту технику на палубе, то оборудование накрывалось, а самолеты разбирались, упаковывались в контейнеры и также накрывались. Однако полностью скрыть все грузы было невозможно, и вскоре разведывательные корабли и самолеты США определили, что началась масштабная переброска военных грузов морским путем. Военнослужащие на борту судов были в гражданской одежде. На Кубе разрешалось носить кубинскую военную форму, однако большинство военнослужащих оставались в штатском. Связь между Министерством обороны и судами, привлеченными к морским перевозкам, обеспечивалась через курьеров, радио и телефон для передачи сообщений не применялись.

19 сентября ГК ВМФ адмирал флота С. Г. Горшков доложил в Министерстве обороны о натовских учениях «Фоллекс-62», район проведения которых охватывал всю Европу, Средиземное море и Северную Атлантику. Горшков сделал вывод, что учения являются частью текущих маневров, в ходе которых силы НАТО отрабатывают переход к полномасштабной ядерной войне.

Штаб ВМФ с опаской наблюдал за усилением активности ВМС США в Атлантике. Помимо этого учения началось одновременно и крупномасштабное совместное амфибийно-десантное учение флота и морской пехоты США. Учение носило наименование «Операция „Ортсак“», т. е. Кастро, если прочесть справа налево. Десантирование отрабатывалось на острове Вьекес, вблизи Пуэрто-Рико. Но было совершенно очевидно, что это явная отработка вторжения на Кубу.

19 сентября 1962 года, в связи с усилением разведывательной активности со стороны Соединенных Штатов и втайне опасаясь, что секрет грузов будет раскрыт, премьер Хрущев обязал советский Генеральный штаб послать всем советским торговым судам телеграмму со следующими инструкциями: «Советские суда являются частью Советского Союза и любое открытое нападение на них со стороны иностранных кораблей или самолетов представляет собой акт агрессии против СССР. В случае обстрела иностранными самолетами или кораблями капитан имеет право открыть огонь. Капитан судна, подвергшегося нападению, обязан принять все необходимые меры по поддержанию порядка. При докладе об атаке со стороны противника сообщение об атаке подлежит кодированию».

Маршал Малиновский настоял на том, чтобы «Операция „Кама“» продолжалась по плану, без привлеченная крейсеров и эсминцев, и что нам достаточно иметь в районе Кубы в качестве сдерживающего фактора, несколько подводных лодок с ядерными торпедами на борту.

Чрезвычайные меры скрытности способствовали успеху этапа переброски операции «Анадырь», но когда суда разгрузились, а личный состав и техника перебазировались на пусковые позиции, прятать их стало все труднее и труднее. Из-за частых полетов американских самолетов-разведчиков советские военнослужащие на Кубе передвигались к своим казармам только в ночное время и были прозваны кубинцами «ночные ползуны».

В связи с усилением американской разведки торговых судов, участвующих в «Операции „Анадырь“», всем судам советского Морфлота 27 сентября была передана следующая телеграмма: «В том случае, когда невозможно защититься от вооруженной атаки вашего судна со стороны иностранных военнослужащих, силой проникающих на него, старший перевозимого судном воинского подразделения должен уничтожить все имеющиеся на борту документы, содержащие военные или государственные секреты. При угрозе захвата наших судов иностранными судами капитан и старший перевозимого воинского подразделения противодействуют атаке и проникновению на судно и в случае необходимости топят его, используя все средства для спасения экипажа — в соответствии с указаниями Морфлота».

Однако время шло, и все нарастающий поток транспортов на Кубу не мог ускользнуть от внимания Пентагона. Американцы энергично принялись выяснять характер перевозимого груза. Начались облеты судов самолетами. Чтобы лучше разглядеть, что же находится на палубах советских транспортов, американцы летали на столь малой высоте, что едва не задевали верхушки мачт.

Лихачество не осталось безнаказанным. В конце сентября США понесли свою первую потерю в надвигающемся кризисе. Облетая теплоход «Ленинский комсомол», не справился с управлением и врезался в волны американский патрульный самолет. Тем временем благополучно завершили свой переход из Североморска на Кубу транспорты «Индигирка» и «Александровск», за передвижением которых следили особо, в трюмах «Индигирки» и «Александровска» перевозились ядерные боеголовки.

А Кеннеди продолжал стягивать кольцо своих сил вокруг острова. Вооруженные силы США получили приказ об открытии ответного огня по кубинским кораблям и самолетам на поражение в случае, «если они будут обстреливать транспортные средства США в нейтральных водах и воздушном пространстве».

На кубинской военно-воздушной базе Сан-Хулиан в это время уже в спешном порядке выгрузили из контейнеров и собрали шесть первых машин Ил-28 морской авиации. Помимо обычных бомб и торпед каждый Ил мог брать к себе на борт и атомную бомбу мощностью в двенадцать килотонн. Таких бомб в боезапасе полка было шесть. А ведь каждый удачно нанесенный ядерный удар означал неминуемый конец любого, даже самого мощного, американского авианосного соединения. Остатки растерзанных атомными взрывами эскадр должны были добивать ракетные катера, также уже доставленные на остров. Два их дивизиона базировались на порт Мариель, а один на Банес. Успешно был перевезен на Кубу и полк ракет «Сопка». Ракетные дивизионы быстро заняли позиции на острове Пинос, в Санта-Крус-дель-Норте, Сьенфуэгосе и Банесе, надежно прикрыв все десантоопасные направления. К «Сопкам» тоже доставили ядерный боезапас, не оставив тем самым американским морским пехотинцам ни одного шанса на успех.

Активизация американской авиации, начавшей облет почти каждого идущего к Кубе судна, вызвала озабоченность руководства Министерства обороны СССР и правительства. 25 сентября на заседании Совета обороны было решено во избежание обострения ситуации в Атлантике отменить поход на остров формирующейся эскадры надводных кораблей и отряда вспомогательных судов из состава Северного, Балтийского и Черноморского флотов.

Нам сегодня неизвестно, что думали по этому поводу тогдашние руководители ВМФ. Однако можно предположить, что решение о расформировании эскадры не вызвало у них особого энтузиазма. Ведь военно-морская группировка сразу же лишалась своей основы, а впереди было возможное противостояние всему американскому флоту. Но Хрущев с Малиновским все же подтвердили Горшкову, что, несмотря на отмену похода надводных кораблей, перебазирование на Кубу подводных лодок остается в силе.

— Вам, Сергей Георгиевич, — обратился к главкому ВМФ Малиновский, — необходимо провести операцию скрытно и стремительно. Лодки с ядерным боезапасом — это прекрасный фактор устрашения, который должен отбить у американцев всякую охоту подойти к острову.

— Подготовка к походу уже началась. Все идет по плану. Подводники свою задачу выполнят, — ответил Горшков.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Карибский кризис и операция "Анадырь"

14 октября, во время облета территории острова Куба, разведывательный самолет U-2 ВВС США сделал первые снимки советских позиций баллистических ракет Р-12 в окрестностях деревни Сан-Кристобаль.Анализ снимков показал, что схема расположения пусковых площадок и систем обслуживания совпадает со схемой размещения площадок ракет средней дальности в Советском Союзе.  По решению президента США Джона Кеннеди был создан специальный Исполнительный комитет, в котором обсуждались возможные пути решения проблемы. Некоторое время заседания исполкома носили секретный характер, однако 22 октября Кеннеди выступил с обращением к народу, объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия». 22 октября США объявили о введении полной морской блокады Кубы с 10 часов утра 24 октября. Так, США требовали от всех судов, направляющихся на Кубу, полной остановки и предъявления груза к досмотру. В случае отказа командира корабля допустить на борт смотровой команды, ВМС США предписывалось подвергнуть корабль аресту и препроводить его в американский порт. На момент 22 октября на подходе и в зоне блокады уже находилось 22 советских судна. В этих условиях министр морского флота СССР В. Г. Бакаев предложил руководству страны находящиеся на подходе к Кубе 6 советских судов ввести в кубинские порты. Решение было принято и шесть судов (включая «Александровск», перевозивший ядерные боеприпасы в числе 24 боеголовок для ракет Р-14 и 44 боеголовок для оперативно-тактических крылатых ракет) пришвартовались 22-23 октября в портах Кубы. Остальные транспорты (включая транспорты загруженные ракетами Р-14, оборудованием и личным составом войск РВСН) возвратились в порты СССР. 

25 октября фотографии ракет были продемонстрированы на заседании Совета Безопасности ООН. В исполкоме всерьёз обсуждался силовой вариант решения проблемы, и его сторонники убедили Кеннеди как можно скорее начать массированную бомбардировку Кубы. Однако очередной облёт U-2 показал, что несколько ракет уже установлены и готовы к пуску, и что подобные действия неминуемо привели бы к войне.

В результате массовой скрытной передислокации советских войск, к 27 октября доставленные на Кубу ракеты Р-12 были готовы к нанесению ядерного удара по территории США. Несмотря на то, что ракеты были доставлены на Кубу 9 сентября, обнаружены они были только 14 октября. Причём оставалось неизвестным для США как количество ракет, так и количество ядерных боеприпасов на Кубе: факт доставки тактических ядерных боеприпасов разведкой США установлен не был.Группировка советских войск оценивалась не более 22 тысяч человек, в то время как на Кубу уже было перевезено до 50 тысяч человек личного состава.

Созданная Группа советских войск на Кубе ГСВК насчитывала:2 дивизиона ракет средней дальности Р-12;2 подразделения крылатых ракет;4 мотострелковых полка;2 танковых батальона;40 истребителей МиГ-21 и 6 учебно-тренировочных самолётов МиГ-15УТИ;42 бомбардировщика Ил-28;зенитно-ракетные комплексы С-75;ствольная зенитная артиллерия.Единственными надводными кораблями, перебазированными на Кубу, были 12 ракетных катеров проекта 183Р с крылатыми ракетами П-15, перевезённые в трюмах сухогрузов.

Президент США Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу демонтировать установленные ракеты и развернуть всё ещё направлявшиеся к Кубе корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро (иногда указывается, что Кеннеди также предложил вывести американские ракеты из Турции, но данное требование исходило от советского руководства). Председатель Совета Министров СССР и первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв согласился, и 28 октября начался демонтаж ракет. Последняя советская ракета покинула Кубу через несколько недель, и 20 ноября блокада Кубы была снята.

Так закончился Карибский кризис и одна из самых секретных военных операций вооруженных сил СССР, носившая название «Анадырь».

Вот так описывает эти события Орлов Николай Федорович, полковник, заместитель командира ракетного полка стратегического назначения и непосредственный участник военно-стратегической операции «Анадырь» (август-декабрь 1962 года):

Это был самый крупный и напряженный ядерный кризис XX века перед «холодной войной». Этот кризис — классический пример ядерного устрашения для получения определенных политических выгод.Победил СССР, форпосту социализма в Центральной Америке — Кубе был обеспечен статус-кво.Операция «Анадырь» — это крупнейшая после Второй мировой войны, не имевшая аналогов в военном искусстве, беспримерная и непревзойденная, уникальная военная акция по степени достижения цели, по выполнению оперативно-стратегической задачи, по нанесению потерь личного состав и боевой техники.Сама операция была закодирована под стратегическое учение с перебазированием всех видов и родов войск, боевой техники морем из различных районов Советского Союза на Север и проводилась под грифом «совершенно секретно». Все что связано с операцией «Анадырь» хранилось в глубокой тайне более 30 лет!Вся система управления войсками осуществлялась устными распоряжениями, в крайнем случае шифровками.Название операции «Анадырь» наводило на мысль о Севере. Для поддержания этой легенды на некоторых судах команде выдавались лыжи, печки, полушубки. Никто не знал, куда идут суда. И даже начальники военных эшелонов и капитаны судов не знали, в какие далекие края они отправлялись. Капитанам судов и начальникам эшелонов выдавались три пакета:Вскрыть после оставления территориальных вод СССР;Вскрыть после прохода Басфора и Дарданеллы;Вскрыть после прохода Гибралтара, в котором содержался приказ: «следовать на Кубу в порт Мариель» ( и другие порты).Из-за сложной оперативной обстановки судам приходилось менять порты назначения.Основным боевым ядром операции были ракетные войска стратегического назначения. Операция «Анадырь» ознаменовала новый военный этап в развитии отечественной военной науки и практики.Участниками вооруженного конфликта в кризисной ситуации были: СССР, Куба — США. Граждане и руководство США впервые за всю историю своего развития почувствовали приближение войны к порогу США.Как известно, цель классической военной операции заключается в том, чтобы нанести поражение противоборствующему противнику, захватить определенную территорию или удержать ее.Цель операции «Анадырь» заключалась не в нападении на США, а исключительно ради обороны Кубы, защитить ее от разгрома США, чтобы сохранить мир на земле, не допустить войны.Характер военных действий — демонстрация военной силы. Боевые действия предполагались лишь в случае прямого нападения или вторжения противника на Кубу.Как известно, 1 января 1959 года Фидель Кастро Русс объявил о победе революции на Кубе. Вашингтон не мог смириться с этим. Как-никак, в 90 милях от Флориды, в традиционной зоне американского влияния, может появиться государство, проводящее независимую внешнюю политику, тем более с антиамериканским уклоном. Газеты и радио каждый день сообщали об экономической блокаде Кубы, об обстрелах побережья с моря и бомбежках с воздуха, о поджогах плантаций сахарного тростника. Правительство США развернуло против Кубы информационно-психологическую, финансово-экономическую, диверсионно-террористическую агрессию, а 17 марта 1960 года президент Д. Эйзенхауэр подписал секретную директиву о подготовке отрядов кубинских эмигрантов для вторжения на Кубу, которое было осуществлено 17 апреля 1961 года, но в течение 72 часов были разгромлены. Однако США сразу же начали разработку нового плана вторжения под кодовым названием « Мангуста»К началу 1962 года в США были подготовлены так называемые «силы вторжения» (первый эшелон), которые насчитывали 86 тысяч человек личного состава, до 180 кораблей, 430 истребителей-бомбардировщиков и палубных штурмовиков, до 600 танков, свыше 2-х тысяч орудий и минометов, до 12 НУРС «Онест Джон». В случае начала боевых действий американцы планировали использовать надводные и подводные силы и средства 6-го и 7-го флотов. Второй эшелон вооруженных сил США насчитывал до 250 тысяч человек и 460 военно-транспортных самолетов.Внешняя политика самих США в конце 50-х начале 60-х годов по отношению к СССР носила выраженный экспансивный характер. Американские военные базы появились по существу вдоль всей границы СССР, что позволило приблизить их носители ядерного оружия к территории Советского Союза. Началось интенсивное развертывание ракет средней дальности в Турции, Великобритании, Италии, Западной Германии. Особую озабоченность вызвал факт размещения США ракет в Турции, в непосредственной близости к жизненно-важным центрам европейской части советского государства. Все это в немалой степени повлияло на решение руководства СССР разместить на Кубе ракетно-ядерные силы, так как обычными средствами борьбы Кубу не защитить. Поэтому в мае 1962 года на основе международного плана по просьбе правительства Кубы, в соответствии с интересами нашей стороны, было принято решение о проведении специальной операции, получившей название «Анадырь», скрыто доставить войска и боевую технику на Кубу.Общий замысел состоял в развертывании на Кубе группы советских войск в составе соединений и частей РВСН; ВВС; ПВО и ВМФ (всего до 51000 человек). Фактически на Кубу прибыло 43000 человек, в том числе 13000 граждан Украины. В операции участвовало до 200 человек харьковчан, как например: представители ракетных войск стратегического назначения — Н.Ф. Бандиловский командир ракетного полка стратегического назначения, Н.Ф. Орлов зам. командира дивизиона по ракетному вооружению, Д.П. Иванченко, Ю.А. Бабайлов, Д.Ф. Марченко — ВМФ — ракетные катера, В.Г. Боровок, Р.Х. Симонян, А.С. Назаркин — связист, А.В. Фесенко, В.А. Емельянов, С.Д. Закарлюка, А.В. Кузнецов, И.М. Линник — ВВС , Ф.С. Радченко, В.В. Тодрин, А.Н. Татаренко и многие другие.Основу группы советских войск составила ракетная дивизия в составе трех полков, оснащенных ракетами средней дальности Р-12, и двух полков с ракетами Р-14 (всего 40 ракетных установок) с дальностью действия от 2000 км до 4500 км.Во исполнение принятого плана с июля 1962 года началась крупнейшая операция по созданию группировки войск, способной вести самостоятельные боевые действия на удалении 11000 км от базы снабжения. В исключительно сложной и опасной обстановке осуществлялся боевой поход через моря и Атлантический океан. С ракетами, с ядерными боеголовками, пушками, автомобилями, самолетами, вертолетами, боеприпасами, стройматериалами, тысячами солдат и офицеров, тремя военными госпиталями к вероятному театру военных действий кораблями ВМФ и 85-ю океанскими судами гражданского флота, которые совершили 180 рейсов на Кубу и обратно.Войска грузились в нескольких портах на Балтике, Черном и Баренцевом морях. С перевозкой личного состава были большие проблемы, так как основную массу военнослужащих перевозили грузовыми судами, твиндеки которых буквально набивали людьми. Им предстояло провести несколько недель в закрытых помещениях (твиндеках) в условиях стесненности, качки (какие мы моряки?), высокой влажности и повышенной температуры.Для соблюдения режима секретности выход личного состава на палубу был ограничен, только ночью группами 20-25 человек выходили на палубу подышать свежим воздухом. Однако, не смотря на тяжелые условия похода, особенно в твиндеках грузовых судов, личный состав, проявив стойкость и выдержку, успешно перенес длительный морской поход 14-18 суток.Одним из сложных элементов была разгрузка огромного контингента войск и боевой техники с океанских кораблей, как правило, в ночное время суток, скрытно, в период боевых действий на территории Кубы. Требования были жесткие — в кратчайший срок подготовить позиции, замаскировать технику, выставить боевое дежурство. Работы велись с полным напряжением сил в джунглях, где нет нормального движения воздуха, мучили духота и зной и еще страдали от ядовитых деревьев гуао-гао в условиях ливневых дождей. Каждый солдат и офицер понимал, что от него зависит успех всей операции. Создана дорожная сеть подъездных путей к позиционным районам. Общий объем работ, выполненных в тех тяжелых условиях, оказался невообразимо велик. Чего только стоила подготовка к погрузке, сама погрузка и разгрузка (по много раз) военной техники и имущества. И все это в непривычных условиях, где не всегда была нормальная санитарно-эпидемиологическая обстановка.Но люди не хныкали и не жаловались! Каждый осознавал необходимость побыстрее оборудовать и построить боевую позицию, и стать «на боевое», и быть готовым к ведению боевых действий.Самые тяжелые испытания, самые тяжелые физические работы по обеспечению боевой деятельности войск в тропических условиях с высочайшей ответственностью, профессионально (безвозмездно) выполнили молодые коммунисты, комсомольцы, воины-солдаты и сержанты срочной службы. Все они мужественно перенесли психологический стресс по следующим мотивам: быстрая и скрытая переброска войск, пребывание в стране, где с их помощью велись боевые действия (июль 1962 — ноябрь 1963 годов), разлука с семьей, тоска по дому, реальная угроза жизни, груз ответственности за выполнение боевой задачи, недостаточность и неопределенность информации в отрыве от основных сил, отсутствие удостоверяющих личность документов, неопределенность собственного положения и ряда других причин…В сложных условиях резкого обострения международной обстановки под контролем агентурной и авиационной разведки США, блокады острова Куба, непосредственной угрозы нанесения удара с воздуха, самоотверженным трудом личного состава в непривычных тропических условиях 51-я ракетная дивизия Ракетных войск стратегического назначения (командир генерал-майор И.Д. Стаценко, начальник политотдела И.В. Пшеничный) за 48 суток с момента прибытия первого судна, что значительно раньше намеченного срока, приведена в боевую готовность и была способна нанести ракетно-ядерный удар со всех 24 стартовых позиций ракетных комплексов Р-12 и оперативно-тактическими ракетами «Луна» (164 ядерными боеприпасами).Войска противовоздушной обороны, а это две зенитно-ракетные дивизии: 11-я ЗРД ПВО и 10-я ЗРД ПВО. Командиры: генерал-майор СИ. Мелихов и генерал-майор Г.А. Воронков. Полки фронтовых крылатых ракет (ФРК) 561 и 584 (по 8 пусковых установок в каждом полку) несли боевое дежурство. К тому времени на Кубе было сосредоточено более 2000 танков советского правительства. Задача советских танков была прикрывать ракетные и другие технические части и быть готовыми оказать помощь кубинским вооруженным силам в уничтожении морских, воздушных десантов противника и контрреволюционных групп на острове.Для выполнения задач в составе группировки советского Военно-Морского Флота на Кубе были: бригада ракетных катеров (12 единиц), ракетный полк крылатых ракет земля-море типа «Сопка» (8 пусковых установок противокорабельных систем), минно-торпедный авиационный полк (36 самолетов ИЛ-28). Ракетные катера находились на базах, укрытых от наблюдения, в готовности к пуску ракет по кораблям противника.Именно благодаря ракетным войскам стратегического назначения американцы не решились высадить на остров Свободы многочисленный десант и нанести сокрушительный удар, понимая, что в таком случае ответный удар со стороны Кубы будет неотвратим.Обстановка осложнялась ежечасно, американская армада стягивалась к берегам Кубы. Их реактивные самолеты проносились над нами так низко, что ощущались горячие потоки выхлопных газов. Остров в свою очередь был превращен в неприступную крепость!22 октября 1962 года сложилась драматическая обстановка. Куба смотрела смерти в глаза. После объявления военной блокады 22 октября в 22 часа 30 минут советские войска на Кубе по приказу из Москвы были приведены в полную боевую готовность для отражения совместно с кубинскими вооруженными силами возможной агрессии со стороны США.Удар авиации Соединенных штатов по кубинским и советским объектам ожидали в ночь с 26 на 27 октября или с рассвета 27-го. В связи с этим, Фидель Кастро принял решение, сбивать самолеты противника огнем зенитной артиллерии. Генерал армии Плиев Иссак Александрович решил применять «все имеющиеся средства ПВО».Кубинские зенитчики сбили один истребитель F-104, летевший на малой высоте, а в 18 часов 20 минут по московскому времени ракетой С-75 (ЗРК «Десна») на высоте 21000 метров был сбит самолет разведчик США У-2.В своих воспоминаниях контр-адмирал A.M. Тихонов, в операции «Анадырь» — начальник отдела контрразведки, пишет: «Была раскрыта и совместно с кубинцами ликвидирована крупная подпольная организация «Дивизия Нарцисса Лопеса». В ходе операции по ее ликвидации было захвачено 237 человек, из них 4-е майора, 17 капитанов, 7 первых лейтенантов, большая сумма долларов и золотых песо. Этой операцией был нанесен существенный удар по внутренней контрреволюции».День 14 октября 1962 года стал началом самого крупного ядерного кризиса XX века. Когда президент США убедился окончательно в том, что СССР разместил ракетно-ядерное оружие на Кубе, развитие событий приняло совершенно неожиданный оборот, который привел к обострению Карибского кризиса. Мир был поставлен на грань ядерной войны и катастрофы. Факт обнаружения советских ракет на Кубе поверг в чисто психологический шок не только руководство США, командование вооруженных сил, но и весь американский народ, впервые столкнувшийся с реальной угрозой быть подвергнутыми ракетно-ядерному удару.Карибский кризис набирал обороты, развивался стремительно и в чрезвычайно опасном направлении. США активно стали готовить войска для вторжения на Кубу и довели группировку сил вторжения до 250 000 человек. На базу Гуантанамо в срочном порядке было переброшено 16 000 морских пехотинцев, на 40 аэродромах рассредоточились бомбардировщики В-47 и Б-52 с ядерным оружием на борту. ВМС для военной блокады Кубы состояли из 248 кораблей: 8 эсминцев, 2 крейсера, 118 эсминцев, 13 подводных лодок, 65 десантных и 42 вспомогательных судов. В боевую готовность были приведены воздушные силы США в Европе подводные лодки с ракетами «Паларис» заняли позиции для ядерного удара по Советскому Союзу.Силы вторжения на Кубу в десятки раз превосходили возможности советской военной группировки и кубинских РВС. Крупные соединения ВМС США взяли Кубу в плотное кольцо, в воздух было поднято до 25% стратегических бомбардировщиков В-52 с ядерными бомбами, остальная стратегическая авиация находилась в 15 минутной готовности.В группе советских войск на Кубе была введена полная боевая готовность.Приведена в готовность к отражению агрессии вся кубинская армия и милиция. Весь народ Кубы стал под ружье. Советские воинские части получили конкретные задачи на отражение агрессии…Наступили решающие и самые напряженные, тревожные дни, в любой из которых мог вспыхнуть огромнейший факел ракетно-ядерного пожара. Шли интенсивные переговоры по дипломатическим каналам. Это был тот опаснейший период Карибского кризиса, его апогей, когда ядерное противостояние достигло критической черты, ибо никто не мог предсказать огромных трагических последствий ядерной катастрофы для всего человечества.В крайне сложном и труднейшем положении оказались 42 000 советских военнослужащих, непосредственных исполнителей стратегической операции «Анадырь». Здесь не нужно заниматься шапкозакидательством, а сказать истинную правду нашим соотечественникам, пусть они узнают о ней хотя бы поздним числом.Все читатели уже знакомы с тем, какая была сосредоточена США группировка сил вторжения на Кубу. Для советских военнослужащих Куба—это чужая страна, незнание обычаев, испанского языка, отсутствие тесного общения между советскими и кубинскими военнослужащими, а также отсутствие достаточно элементарных укрытий для личного состава делали нашу группировку весьма уязвимой. Более того, с ракетными частями прибыли в основном соединения и части обеспечения, а для отражения реальной агрессии было всего лишь 4 мотострелковых полка. Противостоять на равных с мощной американской военной группировкой они, естественно, не смогли бы.К тому же, к этому периоду прибыл не весь личный состав, а ракеты Р-14 вовсе не были доставлены на Кубу. Если бы вся мощь, сконцентрированная вокруг Кубы, была приведена в действие,то судьба этой страны и советских войск были бы трагическими. Хотя Куба вместе с нами была настроена на военный лад. Один лозунг объединял советских и кубинских воинов: «Родина или смерть». Моральный дух был, как ни когда ранее, высокий и уверен, что каждый военнослужащий до конца бы выполнил свой священный долг по защите Кубинской революции, даже если бы пришлось погибнуть многим из нас…Напряженность и недоверие между СССР и США увеличивались, а ядерное противостояние медленно, но уверенно двигалось к запретной черте, которую нельзя было переступить.В этот решающий момент проявился трезвый ум американского президента. В результате реальной возможности подвергнуться ракетно-ядерному удару, США перешли от подсчета количества ядерного оружия (которого у них по ядерным боеголовкам в этот период было примерно в 20 раз больше чем в СССР) к подсчету возможного ущерба, в случае развязывания ядерной войны. Американские эксперты подсчитали, что советские ядерные ракеты, размещенные на Кубе, способны накрыть большую часть территории США, включая не только «Юг», Северо-Восток со столицей Вашингтон,но и такие крупнейшие центры как Нью-Йорк, Бостон, Филадельфию, Сент-Луис, Атланту и другие города. В то время родилось понятие «Критерий опасности». Подойдя к нему в плотную, руководство двух супердержав сочло благоразумным пойти на взаимные уступки, на компромисс, хотя в заявлении Советского правительства от 23 октября, действия Вашингтона квалифицировались как «безпрецидентные и агрессивные».Как стало известно значительно позднее, президент США Дж. Кеннеди 27 октября 1962 года, после получения известия о сбитом самолете И-2 и гибели летчика, приказал Министру Обороны Р. Макнамаре дополнительно подготовить 24 эскадрильи военно-транспортных самолетов для десантирования войск на Кубу. Однако, спустя несколько часов на совещании комитета начальников штабов Дж. Кеннеди изменил свое решение и приказал передать командованию ВВС, что он ЗАПРЕЩАЕТ БОМБИТЬ КУБУ, ибо после такого шага очень скоро «никто из присутствующих не окажется в живых». Как видим, благоразумие одержало верх.27 октября президент США поручил своему брату Роберту Кеннеди, министру юстиции, встретиться с советским послом в США А.Ф. Добрыниным. Он сообщил послу: «Президент в ответ на вывод советских ракет берет на себя обязательство не только не нападать на Кубу, но и удерживать от этого шага своих союзников».Телеграфные линии между Москвой и Вашингтоном были забиты срочной информацией. Факел войны уже начинал тлеть, и до ее развязывания оставались буквально не часы, а минуты.В самый последний момент, советское руководство, понимая все трагические последствия от ядерного столкновения, в ночь на 28 октября, даже без консультаций с Фиделем Кастро (чем нанесли ему большую обиду, которую спешно сглаживал А.И. Микоян) согласились принять условия, выдвинутые президентом США Дж.Кеннеди: помимо обязательства не вторгаться на Кубу, США обязались убрать свои ракеты с территории Турции и Италии.Узел конфликта так затягивался, что его уже через несколько минут невозможно было бы и развязать. Поэтому текст послания стали передавать по радио, когда его концовка еще не была отредактирована. У советского правительства, как признался позже Н.С. Хрущев, не оставалось времени для согласования своего решения с Гаваной, ибо мир «висел на волоске».Куба была в центре внимания всего человечества. Мир действительно «висел на волоске» от развязывания третьей мировой войны. В одном из своих выступлений после октябрьских событий 1962 года Фидель Кастро заявил: «Во всем величии будет сиять страна, которая во имя защиты маленького народа, на тысячи миль отдаленного от него, положила на весы термоядерной войны благополучие, выкованное за 45 лет созидательного труда и ценой огромных жертв! История не знает подобных примеров солидарности. Это и есть интернационализм!»Было бы смешно подумать, что мы согласились убрать ракеты с Кубы в угоду империализму. Нет, мы пошли на такой шаг потому, что ракеты сыграли свою роль, не стреляя. В этом сила нашей акции. Это триумф военно-стратегической операции XX века «Анадырь».Положительную развязку Карибского кризиса с облегчением и особой радостью восприняли, прежде всего, воины-интернационалисты, выполнившие свой священный долг по защите завоеваний революции на Кубе.

Использованы материалы сайта http://historymania.info/view_post.php?id=20

paraparabellum.ru

Операция Анадырь Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Анадырь. Дата Место Итог Противники Командующие Силы сторон
Операция «Анадырь»
1962
Куба
Карибский кризис

неизвестно

47 000 человек,3 ракетных полка БРСД Р-12,2 ракетных полка БРСД Р-14

«Ана́дырь» — кодовое название секретной операции Генерального штаба Вооруженных сил СССР по скрытной доставке и размещению на острове Куба в 1962 году армейских боевых частей и подразделений, имевших на вооружении атомное оружие, включая атомные авиационные бомбы, баллистические ракеты средней дальности, тактические ракеты «Луна», «Сопка» и «фронтовые крылатые ракеты» с присоединяемыми к ним атомными боевыми головными частями. Семь дизельных ударных подводных лодок Военно-морского флота СССР, вооружённые ракетами и торпедами с атомными боевыми головными частями, обеспечивали безопасность морских перевозок советских войск и военных грузов в Атлантике. Разработку операции осуществляли маршал Иван Баграмян, генерал-полковник Семён Иванов и генерал-лейтенант Анатолий Грибков. Операция была ответом на попытку военной интервенции на Кубу со стороны США и инициировала тяжелейшее политическое, дипломатическое и военное противостояние СССР и США, которое могло привести к атомной мировой войне глобального масштаба и известно в истории международных отношений как Карибский кризис. Руководил операцией генерал армии И. А. Плиев.

Политическая ситуация[ | код]

1 января 1959 года Фидель Кастро объявил о победе революции на Кубе. Диктатура Батисты потерпела поражение; Батиста с семьёй навсегда покинул остров. Таким образом, всего в 90 милях от Флориды появилось государство, проводящее, в ч

ru-wiki.ru

Операция "Анадырь". На пути к Карибскому кризису / Смотреть онлайн / Russia.tv

Весной 1962 года советская разведка получает копии плана ядерного удара по СССР и перечень городов, которые станут целями для американских ракет. Другой источник сообщает, что на осень 62-го назначен удар по Кубе. Хрущев взбешен. В мае он поручает Генштабу разработать план операции по переброске на остров Свободы ракет с ядерными боеголовками, способных заставить американцев образумиться. Они должны убрать ракеты из Турции и оставить в покое Кастро.

Уже на стадии обсуждения операция была максимально засекречена. Архивы свидетельствуют о том, что протоколы заседаний писались от руки, в одном экземпляре. Причем писали их не секретари, а сами участники. Любопытно, что и договор с Кубой о размещении ракет и оказании военной помощи не был подписан в окончательной редакции, а лишь согласован в устной форме с приезжавшим в Москву Че Геварой. Споры были недолгими. Победила партийная дисциплина. 10 июня за проведение операции по переброске советских войск на Кубу проголосовали единогласно. Операция получила кодовое название "Анадырь". В тот момент на Чукотке, на берегах реки Анадырь, создавался укрепрайон. Войскам, отправляющимся на Кубу, выдавали полушубки и лыжи под видом того, что им предстоит передислокация на Дальний Восток. Возможно, эта дезинформация и сыграла свою роль в том, что буквально на пике Карибского кризиса эксперты ЦРУ все еще клали на стол президенту Кеннеди информацию о том, что русские доставили на Кубу всего десять тысяч солдат и дивизион ракет ПВО. В действительности все обстояло совсем не так…

СССР удалось скрытно перебросить в 1962 году на Кубу крупное соединение войск. Оно насчитывало 40 тысяч солдат и офицеров. Кроме того, на Кубу привезли ракеты средней дальности с ядерными боеголовками, подразделения бомбардировщиков, тактических и крылатых ракет, оснащенных атомными зарядами. По последующим прогнозам американских аналитиков, если бы Москва привела в действие эту мощную военную машину, каждый третий житель США оказался бы в зоне возможного удара русских.

Это была колоссальная, не имеющая аналогов работа, с которой блестяще справились военные, транспортники и контрразведчики. Практически весь советский гражданский флот был мобилизован на кубинское направление. 85 судов совершили за полгода 183 рейса из девяти советских портов от Мурманска до Николаева. Эти самые обычные торговые суда были совершенно не приспособлены для перевозки столь сложных грузов и тем более людей. Ракеты грузились в трюмы лесовозом иногда в нарушение всех норм - наискосок. Людей везли в поистине адских условиях. В верхней части трюма обычного теплохода сооружались нары в два яруса, на которых перевозили личный состав. На судно поднимались ночью. На причалы люди зачастую даже не спускались, переходили из вагона в вагон, а затем из головного вагона - на трап и прямиком в трюм. Там им предстояло провести 17 дней в страшной жаре и тесноте, с нехваткой воды и полноценной пищи, имея возможность подышать чистым воздухом лишь ночью, когда разрешалось выйти на палубу. 

Разведывательные самолеты НАТО вели наблюдение за сухогрузами чуть ли не с момента их выхода из порта. Но обобщить информацию и сделать из нее правильные выводы ЦРУ так и не сумело.

Автор: Ольга ДеминаРежиссер-постановщик: Сергей Краус

russia.tv

Операция Анадырь • ru.knowledgr.com

Операционная Анадырь была кодовым названием, используемым Советским Союзом для их холодной войны (1962) тайная операция развертывания баллистических ракет, бомбардировщиков среднего диапазона и подразделения механизированной пехоты на Кубе, чтобы создать армейскую группу, которая будет в состоянии предотвратить вторжение в остров американскими силами. Полный план (после регулирования) состоял в том, чтобы развернуть приблизительно 60 000 персоналов в поддержку главной ракетной силы, состоящей из трех ракетных полков R-12 и двух ракетных полков R-14. Однако части его помешало бы ее открытие США, вызвав кубинский Ракетный Кризис.

Мотивации

Согласно мемуарам Хрущева, он и его министр обороны Родион Малиновский шли на Черноморском пляже в апреле 1962, обсуждая угрозу, представленную коротким временем полета американских ракет Юпитера, размещенных в Турции (которому требовались приблизительно 10 минут, чтобы приземлиться в СССР), а также неравенство боеголовки между Советским Союзом и Западом, когда идея разместить ракеты на Кубу пустила корни в уме Хрущева как способ дать компенсацию этим недостаткам. Как Хрущев выразился прозаически, он видел размещение советских ракет на Кубе как «помещение одного из наших ежей вниз брюки американцев».

Первоначальный план развертывания и подкрепление

Первоначальный план развертывания Операции, которую Анадырь была спроектирована генералом Анатолием Грибковым и двумя из его помощников иногда после 21 мая, встретив советского Совета по Защите, в котором основная идея Хрущева была обсуждена и одобрена. План Грибкова включал главную ракетную силу пяти полков: три вооруженных с ракетами среднего радиуса действия R-12 и два вооружились промежуточными ракетами диапазона R-14, каждый полк, снабженный восемью пусковыми установками и 1,5 ракетами за пусковую установку. Защищая и в поддержку их, план призвал:

  • два полка крылатых ракет FKR-1, оборудованных 16 пусковыми установками и 80 тактическими ядерными боеголовками
  • два зенитных подразделения
  • полк борца, снабженный 21 МИГА
  • четыре моторизованных полка винтовки, каждый с ее собственным батальоном бака
  • бригада двенадцати ракетных лодок

Полное число персонала для всех этих сил было 50,874, и это потребовало, чтобы оценка 85 транспортных средств развернулась, главным образом грузовые суда, но также и некоторые пассажирские лайнеры. Малиновский одобрил этот план развертывания 4 июля, и Хрущев дал свое заключительное одобрение три дня спустя.

Полк борца (40 самолетов МиГа 21) развернутый был 32-м Полком Авиации Борца Охранников (32 GV IAP) управляющий MiG-21F-13s, развернутым из Кубинки. 32-й Полк был переименован в 213-й Полк Авиации Борца во время развертывания.

4 сентября некоторые зенитные ракеты земля-воздух и ракетные лодки (который развернулся перед главной ракетной силой) были определены американскими полетами разведки, и Кеннеди выпустил предупреждение. В ответ на этого Хрущева одобрил некоторое подкрепление:

  • шесть бомбардировщиков Il-28 с шестью 407-ми ядерными бомбами (общее количество) в их распоряжении
  • три батальона Серебра вооружили 12 901 ядерными боеголовками A4 (общее количество)

Так как главная ракетная сила еще не была послана, это подкрепление будет отправлено наряду с нею.

Транспорт и фактическое развертывание

Войска были переданы 86 судами, которые провели 180 путешествий от портов в Балтийске, Liepāja, Севастополе, Феодосии, Николаеве, Поти, Мурманске и Krondstadt.

Олег Пенковский, двойной агент в GRU, работающем на ЦРУ и МИ6, предоставил подробную информацию ракетных размещений.

Спутник разведки Lockheed KH-5 Argon был запущен 9 октября в 18:58:00 UTC с Авиационной базы ВВС Vandenberg. Затем 14 октября фотографии были взяты Локхидом U-2. 16 октября президенту и военной команде сообщили о присутствии советских ракет на Кубе, и кубинский Ракетный Кризис начался.

Советское опровержение и обман в операции Анадырь

Операционная Анадырь, конечно, была развертыванием ракет и рассредоточением войск, но это также включило сложное опровержение и кампанию обмана. Советская попытка поместить ядерное оружие на островное государство Кубы в Операции Анадырь произошла под саваном большой тайны, и чтобы отрицать информацию Соединенных Штатов о размещении этих ракет к острову и обмануть политическое руководство Соединенных Штатов, вооруженные силы и разведывательные службы на намерениях Москвы на Кубе. Параметры Анадыри потребовали, чтобы и средние и баллистические ракеты средней дальности были размещены на Кубу и действующие, прежде чем их существование было обнаружено Соединенными Штатами, и советским Общим штабом и советским политическим руководством, превращенным к радикальным мерам, чтобы достигнуть удивления этим способом.

Советское военное опровержение и обман

Возможно, самый фундаментальный обман в Операции Анадырь был самим кодовым названием развертывания. «Анадырь» предложила бы что-либо кроме движения советских войск в Карибское море американскому специалисту по анализу разведывательных данных, детально изучающему перехваченные советские военные коммуникации. Анадырь, фактически, является рекой, которая течет в Берингово море, и это - также название столицы района в СССР и отдаленной базы бомбардировщиков, обоих на далеком севере Советского Союза. И американский аналитик и непритязательный советский солдат, склонный, чтобы начать слухи и информацию об утечке, конечно ожидали бы, что предстоящая операция будет военными учениями в северной необъятности СССР.

В раннем перспективном проектировании Операции Анадырь только пять высокопоставленных чиновников на Общем штабе были посвящены в детали развертывания или его фактического местоположения. Все планирование было сделано Генерал-полковником Ивановым, генералом Анатолием Грибковым, генерал-лейтенантом Михаилом И. Повалием, генерал-майором Елисеевым и полковником Котовым. Одних только эти пять чиновников подготовили каждую последнюю особенность предприятия, достаточно работы, чтобы заставлять множество напряженно трудиться штата в течение многих недель, но настолько строгий было спросом на тайну, никому больше не разрешили в этот маленький кружок. Планы, которые были сделаны даже, были написаны от руки, чтобы отрицать знание операции даже единственному секретарю.

Логистические приготовления к Анадыри были одинаково тайными. Мужчины и материальная часть были перемещены железной дорогой в четыре северных порта и четыре на Черном море. Иностранцы были запрещены от портов во время этого периода, но независимо, большая часть погрузки произошла под покровом темноты. Войска, ждущие путешествия, были ограничены бараками до отъезда и отрицались контакт с внешним миром. Те же самые ограничения были установлены для матросов транспортных судов. Во время ожидания, советские солдаты, заставленные напряженно трудиться, строя ложные надстройки с фанерой, чтобы скрыть обороноспособность судов и даже полевые кухни на палубе. Металлические листы были помещены по ракетам и ракетным пусковым установкам, которые были слишком большими, чтобы быть сохраненными ниже палуб на большинстве судов, предотвратить обнаружение инфракрасным наблюдением. Другая военная техника была сохранена ниже палуб. Сельскохозяйственное оборудование и другое невоенное оборудование были помещены в палубу, чтобы добавить к отговорке. Однажды в стадии реализации, советским войскам не разрешили на палубе, кроме ночью и только в небольших группах.

Инструкции войскам и экипажам судов несли специальные курьеры, чтобы отказать Западным разведывательным службам в возможности перехватить электронные средства связи относительно операции. Капитаны судов получили свои инструкции, которые показали их заключительное место назначения, только после того, как они произвели к морю. Инструкции были даны им чиновником КГБ на борту того, который был поручен с конвертом до отъезда. Каждое судно несло толстые папки на борту информации о различных странах для чиновников на борту, чтобы рассмотреть. Только после того, как место назначения было показано, были они определенно приказанный изучить Кубу.

Советское опровержение и меры по обману были одинаково тверды по прибытию судов в Кубу. Советские суда разгрузились в одиннадцати различных портах, чтобы усложнить соперничающее наблюдение. В то время как невоенная техника была разгружена средь бела дня, материальная часть с очевидными военными качествами была разгружена только под покровом темноты и транспортирована к его месту назначения конца после сумерек также. То же самое относилось к основным передвижениям войск, и все советские военные положения обычно были в малонаселенных областях острова. Советским войскам даже запретили носить их униформу далее, чтобы сделать советское военное присутствие спорным. Вместо этого они носили гражданское одеяние. Одновременно, Советские средства массовой информации превзошли крупную сельскохозяйственную помощь, которую Советы якобы предоставляли их кубинским товарищам как ложное объяснение мужчин и оборудования.

Советское дипломатическое опровержение и обман

Советы использовали одинаково великолепное множество дипломатических уловок, чтобы поддержать облик по их действиям на Кубе. Первый секретарь Никита Хрущев предпринял тур по советским республикам в Средней Азии во время большой части продолжительности Анадыри. В это время Хрущев явно избежал всех враждебных ссылок на Соединенные Штаты.

Советский Посол в Анатолии Добрынине Соединенных Штатов был основным инструментом в передаче дипломатических гарантий, что только защитное вооружение поставлялось Кубе. 4 сентября 1962, например, Посол лично попросил, чтобы генеральный прокурор Роберт Ф. Кеннеди сообщил президенту Джону Ф. Кеннеди, что никакие баллистические ракеты или другие наступательные вооружения не были транспортированы в Кубу. Добрынин повторял сообщение от самого Хрущева. Позже, Добрынин снова отрицал бы существование советских ракет на Кубе.

Одинаково, чиновник КГБ, Георгий Болшаков, осведомленный в советском посольстве, был источником дезинформации относительно Анадыри. Болшаков регулярно встречался с Робертом Кеннеди, который полагал, что он был честным дипломатическим и коммуникационным каналом обходной канала информации Хрущеву. Роберт Кеннеди, казалось, лично доверял Совету, и президент приехал, чтобы положиться на его информацию. Всюду по продолжительности Операции Анадырь Болшаков уверил братьев Кеннеди, что у Москвы не было стремлений превращения Кубы в передовую основу забастовки. Болшаков только потерял их доверие, когда президенту показали фактические фотографии, взятые Локхидом U-2 самолет наблюдения, советских баллистических ракет на кубинской почве.

Советские средства массовой информации были также замешаны в передаче дезинформации о советских намерениях на Кубе политическим лидерам в мире и общественности. 11 сентября Агентство по Телеграфу Советского Союза утверждало, что Советский Союз поставлял исключительно защитное вооружение Кубе, чтобы удержать американскую агрессию и что у СССР не было потребности поместить оружие нападения за пределами ее собственной почвы. Правда даже подвергла цензуре элементы речи, произнесенной Фиделем Кастро, который намекнул на способность ударить американскую родину из Кубы.

Кеннеди не был единственным президентом, которого Советы попытались обмануть. Невероятно, они также накормили ложной информацией кубинских коммунистов, слишком подчеркнув американскую угрозу Кубе, чтобы убедить их позволить советскому ядерному оружию быть развернутым к острову. Кубинское политическое руководство, особенно Фидель Кастро, и кубинские разведывательные службы получили сфальсифицированные отчеты от их советских коллег по характеру и масштабам американской угрозы. Хрущев так непреклонно желал затронуть стратегический ядерный баланс между двумя супердержавами, что он попытался обмануть свои кубинские полномочия так, чтобы в свою очередь они несомненно позволили советским баллистическим ракетам и ядерным боеголовкам быть помещенными в кубинскую почву. Советское КГБ сначала начало информацию о врачевании и передачу его кубинцам в 1961 и продолжило делать так через кубинский Ракетный Кризис. Советские дипломатические предупреждения начались скоро после того. Сам Хрущев подчеркнул американскую угрозу в разговорах с Кастро и депутатами Кастро и лично предложил размещение советских ракет на Кубу в конце весны 1962 года, предложение, которое было скоро принято.

Некоторые не-Советы, однако, были посвящены в точную информацию и относительно американской угрозы и относительно советских намерений. Удивительно, КГБ вело кампанию обмана в поддержку Анадыри, которая включала кормление частично или даже совершенно правильную информацию кубинской общине эмигранта в Майами, Флорида. Советы знали, что информация от кубинских организаций изгнания, как воспринимали американские разведывательные службы, была очень ненадежна. Они предположили правильно, что американцы обесценят такие предупреждения как явные неправды, что кубинские эмигранты надеялись, вызовет американское вторжение в Кубу и ниспровержение существующего режима. Этот misevaluation горько помнила кубинская община изгнания в Соединенных Штатах. Кубинские экспатрианты, особенно Правда О Комитете Кубы, позже осудили управление Кеннеди по ее отказу чувствовать советские действия на Кубе несмотря на точные отчеты.

Последствие операции Анадырь

Советская кампания опровержения и обмана в Операции, Анадырь оказалась очень эффективной, и возможное открытие ракетных местоположений, которые произошли после того, как они были готовы к эксплуатации, была почти неизбежна. Американский анализ образов советских судов, приплывающих в Кубу, оказался бесплодным; никакой признак, что суда несли что-либо на борту кроме невоенной техники, не был видим. Некоторые американские аналитики размышляли, что некоторые большие суда могли бы нести ядерно-способные баллистические ракеты на борту в их захватах, но никакие категорические доказательства не существовали, пока те самые ракеты не были уже установлены местоположение на кубинской почве. Наконец, 14 октября, американский U-2 самолет разведки сфотографировал советские баллистические ракеты на кубинской почве. Президент получил изображения два дня спустя. 23 октября шесть самолетов разведки Участника общественной кампании Vought F-8 собрали более ясные изображения из более низкого уровня как категорическое доказательство к миру размещения советского ядерного оружия на Кубу. Следующим утром президент Кеннеди разрешил блокаду, которая начала фактический Кризис.

Операция Кама

Часть Операции, Анадырь была Операцией Кама, план к передовой основе семь советских субмарин баллистической ракеты в Мариэли, Куба, во многом как Соединенные Штаты базирует субмарины баллистической ракеты в Холи-Лох, Шотландия. Операция начала 1 октября 1962 с отъезда четырех дизельно-электрических торпедных подводных лодок в Карибское море очищать путь. Все четыре субмарины были лодками Проекта 641, известными НАТО как класс «Фокстрота». Лодки были B-4, известным как Челябинский Комсомолец, B-36, B-59 и B-130.

Кама потерпела неудачу независимо от Анадыри; ни с одной из субмарин баллистической ракеты, когда-либо достигающих Кубы. Все четыре из торпедных подводных лодок обнаруживались блокадой Кубы в Саргассовом море и сопровождались близко американскими разрушителями и самолетом ASW. (Некоторые команды разрушителя преследовали советские субмарины, сбрасывая гранаты за борт, которые не причинили вреда к лодкам, но прояснили, что глубинные бомбы могли следовать в любое время, хотя одной субмарине повредили ее руководящий принцип и должна была быть буксирована назад в СССР.) Первым был B-130, вызванный к поверхности для ремонта ее дизельных двигателей. Все три потерпели неудачу с фабричными дефектами, процитированными в качестве причины. После первого контакта усилия ASW сходились на области, и были обнаружены все три остающихся субмарины. Отчет последствия, подготовленный СССР Северный Быстроходный главный офис, приписывает разрушителю Чарльзу П. Сесилу обнаружение и преследование B-36, и обнаружение и преследование B-59 ко множеству разрушителей и начатых перевозчиком самолетов. Субмарина B-4 была обнаружена противолодочным самолетом, но была единственной, чтобы недавно перезарядить аккумуляторные батареи. Из-за этого это смогло остаться погруженным, пока от разрушителей преследования не уклонились. Все советские субмарины испытали широкий диапазон отказов оборудования с провалом систем охлаждения и повреждения самого судна. Записи в дневнике Анатолия Петровича Андреева описывают условия постоянного обезвоживания и потеющий в температурах в пределах от 37°C к 57°C, и о зараженной сыпи из-за отсутствия воды для гигиены сообщили в 100% персонала. Даже бортовой морозильник был разбит, ставя под угрозу большую часть бортовой поставки продовольствия. Частичное всплытие использовалось в попытке облегчить проблему, которая изложила еще больший шанс обнаружения. Операция, которую Кама закончила позорно с тремя субмаринами, вызванными во всплытие в пределах визуального модельного ряда американских судов и четвертого неспособного, чтобы сделать что-либо вне, избегает захвата.

Дополнительные материалы для чтения

Внешние ссылки

  • Советская военно-морская карта местоположений субмарины Фокстрота прочь Кубы, приблизительно октябрь 1962
  • Кабель COMASWFORLANT к AIG 43, 29 октября 1962

ru.knowledgr.com

Операция «Анадырь» - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 30 мая 2015; проверки требуют 33 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 30 мая 2015; проверки требуют 33 правки. У этого термина существуют и другие значения, см. Анадырь. Дата Место Итог Противники Командующие Силы сторон
Операция «Анадырь»

1962

Куба

Карибский кризис

неизвестно

47 000 человек,3 ракетных полка БРСД Р-12,2 ракетных полка БРСД Р-14

«Ана́дырь» — кодовое название секретной операции Генерального штаба Вооруженных сил СССР по скрытной доставке и размещению на острове Куба в 1962 году армейских боевых частей и подразделений, имевших на вооружении атомное оружие, включая атомные авиационные бомбы, баллистические ракеты средней дальности, тактические ракеты «Луна», «Сопка» и «фронтовые крылатые ракеты» с присоединяемыми к ним атомными боевыми головными частями. Семь дизельных ударных подводных лодок Военно-морского флота СССР, вооруженные ракетами и торпедами с атомными боевыми головными частями, обеспечивали безопасность морских перевозок советских войск и военных грузов в Атлантике. Разработку операции осуществляли маршал Иван Баграмян, генерал-полковник Семён Иванов и генерал-лейтенант Анатолий Грибков. Операция была ответом на попытку военной интервенции на Кубу со стороны США и инициировала тяжелейшее политическое, дипломатическое и военное противостояние СССР и США, которое могло привести к атомной мировой войне глобального масштаба и известно в истории международных отношений как Карибский кризис. Руководил операцией генерал армии И. А. Плиев.

Политическая ситуация[ | ]

1 января 1959 года

encyclopaedia.bid

Операция «Анадырь» Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Анадырь. Дата Место Итог Противники Командующие Силы сторон
Операция «Анадырь»
1962
Куба
Карибский кризис

неизвестно

47 000 человек,3 ракетных полка БРСД Р-12,2 ракетных полка БРСД Р-14

«Ана́дырь» — кодовое название секретной операции Генерального штаба Вооруженных сил СССР по скрытной доставке и размещению на острове Куба в 1962 году армейских боевых частей и подразделений, имевших на вооружении атомное оружие, включая атомные авиационные бомбы, баллистические ракеты средней дальности, тактические ракеты «Луна», «Сопка» и «фронтовые крылатые ракеты» с присоединяемыми к ним атомными боевыми головными частями. Семь дизельных ударных подводных лодок Военно-морского флота СССР, вооружённые ракетами и торпедами с атомными боевыми головными частями, обеспечивали безопасность морских перевозок советских войск и военных грузов в Атлантике. Разработку операции осуществляли маршал Иван Баграмян, генерал-полковник Семён Иванов и генерал-лейтенант Анатолий Грибков. Операция была ответом на попытку военной интервенции на Кубу со стороны США и инициировала тяжелейшее политическое, дипломатическое и военное противостояние СССР и США, которое могло привести к атомной мировой войне глобального масштаба и известно в истории международных отношений как Карибский кризис. Руководил операцией генерал армии И. А. Плиев.

1 января 1959 года Фидель Кастро объявил о победе революции на Кубе. Диктатура Батисты потерпела поражение; Батиста с семьёй навсегда покинул остров. Таким образом, всего в 90 милях от Флориды появилось государство, проводящее, в частности, антиамериканскую внешнюю политику. Уже в марте 1959 года президент США Д. Эйзенхауэр поставил перед ЦРУ задачу свержения нового кубинского режима. 17 апреля 1961 года бригада кубинских эмигрантов высадилась на Кубу, но уже к исходу 20 апреля была полностью разгромлена революционной армией Кубы. В конце 1961 года американцы открыли секретный проект под кодовым названием «Мангуст», в соответствии с которым к январю 1962 года кубинское

ruwikiorg.ru