Трамп: Россия должна приготовиться к ракетным ударам США в Сирии. Америка россия


Почему Россия и Америка думают друг о друге • Arzamas

Расшифровка

­­­­­Важной частью истории российско-американских отношений является история эмиграции. Наши страны обменивались эмигрантами в очень больших объе­мах. Конечно, наибольший поток эмиграции шел в одну сторону — из Россий­ской империи (а потом из Советского Союза) за океан. Но был и встречный ру­чеек, не такой многочисленный, но очень активный и показательный. 

Прежде всего, Америка в середине XIX века привлекала реформаторов, которые хотели ставить социальные эксперименты. Европейцы отправлялись за океан для того, чтобы создавать там коммуны религиозного или социального утопи­ческого образца — для того, чтобы попробовать на практике жить в соответ­ствии с теми теориями, которые им казались привлекательными. Туда ехали сторон­ники Фурье  Шарль Фурье (1772–1837) — французский философ, один из представителей утопичес­кого социализма, автор термина «феминизм»., Оуэна  Роберт Оуэн (1771–1858) — английский фило­соф, педагог и социалист, проводил социаль­ные эксперименты в Англии и основал ком­муну «Новая гармония» в США. — знаменитых европейских социалистов-утопи­стов. Была по меньшей мере одна коммуна, созданная русскими народни­ками. На Западе США, в Канзасе, в 1870-е годы существовала коммуна Кедро­вой до­лины, где русские народники строили собственную жизнь. Она не была успеш­ной — кстати, как и большинство этих утопических коммун, — но это был один из пер­­вых сюжетов российской политической эмиграции. 

Вообще говоря, народники и близкие к ним люди в конце XIX века добились ряда существенных успехов, повлияли на американскую жизнь и построили соб­ствен­ные карьеры. Например, Петр Алексеевич Дементьев, который вся­чески отрицал свою связь с народниками, но в начале реакции, после убийства Алек­сандра II, очень быстро уехал за океан и стал одним из самых успешных рус­ских в Америке. Именно он основал во Флориде город Санкт-Петербург. Он был тверским помещиком, продал свое имение в России и вложил деньги сна­чала в покупку леса и создание во Флориде деревообраба­тываю­щего пред­прия­тия, потом стал подводить к этому предприятию желез­ную дорогу, кото­рая в конце концов дошла до побережья Мексиканского залива, где конечную стан­цию он и назвал Санкт-Петербургом — в честь города, который больше всего любил.

Еще один народник, бежавший от преследования русского правительства, Нико­лай Судзиловский, сделал политическую карьеру, как ни странно, аж на Гавайях. В конце XIX века Гавайи провозгласили себя республикой, и они были на пути к тому, чтобы стать американским протекторатом. Суд­зи­лов­ский, долго проживший в Калифорнии, перебрался на Гавайи, был избран в Се­нат и стал первым председателем Сената независимых Гавайев в тот корот­кий период, когда они были республикой.

То есть были истории политически активных русских, которые не бросали по­ли­тическую активность и за океаном. Основной поток переселенцев, конеч­но, не играл такой большой политической роли в Америке, но он создавал огром­ный слой людей, эмигрантов, которые массово отправлялись из Россий­ской империи за океан. Это были люди, бежавшие от религиозного и полити­ческого гнета, и прежде всего это были евреи. В конце XIX — начале ХХ века в США приехало от двух до трех миллионов эмигрантов из Российской импе­рии. Кроме того, уезжали поляки, немцы Поволжья, религиозные сектанты вроде духоборов.

Надо сказать, что среди них тоже были люди, занявшиеся политической дея­тельностью. Назову одну яркую женщину — Эмму Гольдман, которая уехала 17‑летней девушкой из Петербурга от гнетущей действительности той самой Российской империи периода реакции Александра III. Но, приехав в Америку, она стала свидетелем казни анархистов, обвиненных во взрыве на Хеймаркет в Чикаго, и решила посвятить свою жизнь революционной борьбе уже за океа­ном. Ее взросление в Российской империи сделало ее активным противником любого сильного деспотичного государства. Но она увидела такое деспотичное государство и в Америке и вскоре стала самой известной анархисткой в США. Когда американского президента МакКинли застрелил анархист Леон Чолгош, то первой, к кому пришла полиция, была Эмма Гольдман, хотя она лично никак не была связана с убийцей. Именно ей пришлось потом прятаться и даже менять фамилию, потому что во всем оказались виноваты анархисты, а она бы­ла самой известной анархисткой Соединенных Штатов. Эмма Гольд­ман стала героиней нескольких художественных книг, романов. Ну и кроме того, когда уже в 1960-е годы началась новая волна феминизма, то феминистки тоже стали считать Эмму Гольдман одной из своих предтеч и ходили на демон­стра­ции, скандируя лозунг «Emma said it in 1910, now we are going to say it again» («Эмма Гольдман говорила это в 1910 году — мы сейчас это повторим»).

Раз уж я начал говорить про судьбу русской женщины — вернее, российской еврейки, бежавшей от деспотичного правительства в Америку, — то для срав­нения мне хочется рассказать коротко о судьбе еще одной женщины. Она сбе­жала из того же города — правда, когда она в 1920-е покидала Советскую Рос­сию, он уже назывался Ленинград — от революционного советского больше­­вистского правительства. Ее звали Алиса Розенбаум. Эта девушка тоже стала очень популярной в Америке, фактически превратилась в одного из интел­лек­туаль­ных лидеров совершенно противоположного политического тече­ния — правых. Известна она под творческим псевдонимом Айн Рэнд. Ее рома­ны, в ко­торых описывалось моральное превосходство капитализма над социа­лизмом, стали учебным пособием для целого поколения американцев. Среди ее учени­ков, например, Алан Гринспен, который возглавлял американскую Федераль­ную резервную систему. Это он сказал, что Айн Рэнд научила его тому, что капитализм не только экономически эффективен, но еще и морально превос­ходит социализм. До работ Айн Рэнд это было, в общем, неочевидно.

И Эмма Гольдман, и Айн Рэнд стали влиятельными интеллектуальными лиде­рами в Америке, но направление их интеллектуальных исканий было задано тем государством, от которого они бежали. Значительная часть российских эмигрантов пыталась сделать из Америки то, чего они не видели в России. Их идеалом было что-то противоположное России, противоположное Совет­скому Союзу, той стране, откуда они бежали от каких-то гонений или от каких-то проблем. В этом смысле российские эмигранты сделали Америку противопо­ложностью той страны, откуда они сбежали. И это влияние нельзя недооце­нивать. Три миллиона в начале ХХ века — это очень значительная доля насе­ления, и сегодня в Америке можно встретить большое количество людей, кото­рые знают, что их предки приехали из России.

Этот массовый переезд, конечно, создал не только политических лидеров. Еще в большей степени, наверное, эта массовая эмиграция из России создала амери­канскую поп-культуру ХХ века. Сразу несколько деятелей первого ряда амери­канской худо­жественной жизни ХХ века родились в России, родители привезли их из России маленькими детьми. Напрямую, конечно, трудно говорить, что рос­сийское прошлое или российское происхождение как-то влияло на то, чтó они думали или, например, как они писали свою музыку. Но само их при­сут­ствие в Америке было результатом эмиграции из России. Наверное, самый известный американский автор популярной музыки ХХ века Ирвинг Берлин родился в Тюмени и приехал в Америку маленьким мальчиком. Из че­тырех главных студий Голливуда три — Metro-Goldwyn-Mayer, 20th Century Fox и Warner Bros. — основаны людьми, родившимися в России, а некоторые даже выросли в России и приехали в Америку в юности. Таким образом, популярная амери­кан­ская культура ХХ века в значительной степени формировалась под влия­нием выходцев из России.

Когда между СССР и США в 1958 году было подписано так называемое согла­шение Лэйси — Зарубина о культурном обмене, то главным импресарио, кото­рый занимался этим культурным обменом, стал еще один выходец из России — Сол Юрок. И­­менно е­­­­­му приписывается фраза «Знаете, что такое культурный обмен между Советским Союзом и Соединенными Штатами? Это когда они везут ко мне своих евреев из Одессы, а я везу к ним своих евреев из Одессы». Не только популярная культура, но и культура музыкальная — камерная, клас­сическая музыка — в обеих странах развивалась за счет работы одних и тех же школ. Культура Голливуда также очень связана с русской актерской школой: Михаил Чехов был не просто одним из самых влиятельных актеров, но и учите­лем актеров в Америке первой половины ХХ века. То есть американская культу­ра в значительной степени обязана эмиграции из России — но не только еврей­ской, но и этнической русской. Может быть, в меньшей степени, но это тоже важная струя.

После Гражданской войны к эмиграции, которая бежала от притеснений со сто­­роны российского правительства — прежде всего религиозным и этни­чес­ким меньшинствам, — добавилась эмиграция людей, которые принадле­­жали к российской элите. Среди них были инженеры, аристократы, и эти люди также оказали свое влияние на Америку. Те самые инженеры, которые были известны и успешны в России или стали успешными уже после эмиграции, также изменили облик Америки. Наиболее известно, наверное, имя Игоря Сикорского, человека, который до революции успел построить здесь самый боль­шой самолет своего времени, «Илья Муромец», а в Америке вскоре стал од­ним из основателей производства нового средства передвижения по воздуху — вертолетов. Корпорация Sikorsky — до сих пор крупнейший производи­тель вертолетов в Соединенных Штатах Америки. То есть люди, которые приехали в Америку, получив инженерное образование в России, оказались там конку­рентоспособными. Более того, они меняли Аме­рику в инженерном плане. 

Аристократы в меньшей степени прижились в Америке. Для энергичного, развивающегося американского общества, в меньшей степени обращающего внимание на происхождение, они значили меньше, но по крайней мере одну успешную историю я расскажу. Это история князя Сергея Оболенского, чело­века из одной из самых титулованных фамилий Российской империи, который приехал в Америку и женился на дочери Джона Джейкоба Астора — одной из наследниц большой империи гостиниц, тех самых «Асторий» в Соединен­ных Штатах. Вместе с братом супруги Оболенский стал работать в гостинич­ном бизнесе. Когда началась Вторая мировая война, он пришел на призывной пункт и сказал, что хотел бы служить в армии, потому что не может видеть, как в Европе разворачивается такая ужасная война. Он был человек военный, успел послужить в Первую мировую и теперь хотел служить опять. Ему сказа­ли: «Вам 50 лет, мы вас можем отправить охранять водокачку». Оболенскому это очень не понравилось. Он использовал свои связи для того, чтобы погово­рить с тогдашним министром обороны США, и тот его отправил к Уильяму Доно­ва­ну, человеку, который в это время формировал УСС: это будущее Цен­тра­льное разведывательное управление, а тогда — Управление стратегических служб. Донован взял-таки Оболенского на службу, и тот сыграл очень серьез­ную роль в одном из эпизодов Второй мировой войны. 

В 1943 году итальянский король попытался совершить переворот, отстранив Бенито Муссолини от власти, и в Италии на какой-то период возникла ситуа­ция двоевластия. Было не очень понят­но, на чьей стороне окажутся вооружен­ные силы Италии и где они будут про­должать воевать против англо-американ­ских войск, а где — перестанут. И вот в этот момент князя Оболенского сброси­ли с парашютом на остров Сардиния. Он нашел путь к командующему италь­янским корпусом на Сардинии, избегая немецких патрулей, и, найдя его, про­вел с ним несколько часов в разговорах о прекрасной эпохе до Первой мировой войны, о той самой аристократии, кото­рая в это время была наднациональной, путешествовала по всей Европе. Нашли общих знакомых. Оболенский вспом­нил, как играл на скачках с италь­янским послом в Российской империи. Выяс­ни­лось, что этот итальянский посол был дядей командующего Сардинским кор­пусом. В общем, результатом этого разговора было то, что итальянский командующий согласился передать остров Сардиния американцам. Наутро в аэро­порту уже садились американ­ские «Геркулесы». Как говорят, это была самая успешная операция УСС времен Второй мировой войны, проведенная фактически одним русским аристокра­том.

Ну, если уж я начал говорить об аристократах — эмигрантах из России, то, навер­ное, можно вернуться и в самое далекое прошлое и вспомнить самого первого эмигранта-аристократа из другой очень известной русской фамилии — Дмитрия Голицына. Один из отпрысков большого рода Голицыных, сын послан­ника Российской империи в Гааге, в конце XVIII века он решил после учебы не возвращаться в Россию — в разгар войн, развернувшихся в Европе после революции во Франции, он отправился за океан и там остался. Голицын принял католичество и устроил в западной части штата Пенсильвания такой поселок, где принимал всех католиков — а католикам в то время в Америке жилось не очень хорошо, все-таки страна протестантская. Он стал священ­ни­ком, принял сан, собрал под своим крылом несколько тысяч католических семей. Сейчас в честь Голицына назван округ в Западной Пенсильвании, а его самого рассматривают в Католической церкви на предмет причисления к лику святых. Он прошел первый этап, беатифицирован и может оказаться одним из первых католических святых русского происхождения, хоть и жил в Америке. 

Но из США в Россию эмигранты тоже отправлялись. Этот поток, конечно, не ис­числялся миллионами или даже десятками тысяч, но это был очень интересный поток. Кто же ехал в Россию?

Прежде всего в Россию начиная с рубежа XIX и ХХ веков отправлялись афро­аме­риканцы. США долго были страной расовой дискриминации: чело­веку с черным цветом кожи очень тяжело было сделать какую бы то ни было карь­еру в Америке даже в каких-то профессиональных областях, в спорте или в биз­несе, не говоря уже о политике. И мы знаем несколько историй успеха амери­канцев с черным цветом кожи, перебравшихся в Российскую империю до рево­люции. Два наиболее известных сюжета — это сюжеты с ресторатором и с жокеем.

Фредерик Томас, который в России стал Федором Томасом, начинал посыль­ным в гостиницах: сначала за океаном, потом в Европе, а затем добрался до Мо­­сквы, где он тоже работал в гостиничном и в ресторанном бизнесе. Начи­нал он с работы метрдотелем, но, скопив достаточно денег, выкупил сначала ресторан «Аквариум», а потом на деньги, заработанные в «Аквариуме», купил и перестроил (а фактически создал) самый фешенебельный ресторан Москвы «Максим». Два его ресторана — особенно «Максим», куда ходила наиболее ари­сто­кратическая публика, — стали большим успехом человека, который в Аме­ри­ке просто из-за цвета кожи никогда не смог бы стать в тот период успешным бизнесменом.

Другой пример — это пример жокея по имени Джеймс Винкфильд, как его на­зы­вали в России. На американский манер, наверное, правильнее будет произ­носить Уинкфилд. Джеймс Винкфильд начал свою карьеру жокея в Кен­тукки, даже победил там в знаменитом Кентуккийском дерби, но после этого черных жокеев стали отстранять от участия в соревнованиях, и он сложным путем через несколько месяцев странствий оказался в России. Здесь он ока­зался очень успешным — он был, наверное, самым известным жокеем в Импе­ратор­ских конюшнях в Петербурге, потом в конюшнях Манташёва, знамени­того предпринимателя-нефтяника, в период первого десятилетия ХХ века. Винк­фильд выиграл большое количество скачек, женился на русской, стал тут бога­тым человеком.

У обоих, Томаса и Винкфильд, карьера рухнула после революции. Томас уехал с белой армией, добрался до Стамбула, создал там ресторан «Максим», но по­том в Турции пришли к власти националисты. В общем, Томас в результате умер в бедности. Винкфильд же после революции уехал в Европу, добрался до Фран­­ции, а когда туда пришли немцы, вернулся в Америку. Но там все еще процве­тало расовое неравенство, и после освобождения Франции он снова отпра­вился туда, был известным человеком, тренировал жокеев. Я нашел в ме­муарах чле­нов советской команды по конному спорту — уже в послевоен­ный период, когда Советский Союз начал принимать участие в международных спортивных соревнованиях, — историю про то, как они, выступая где-то в Па­риже, встре­тили этого старенького афроамериканца. К нему подошел руково­дитель совет­ской команды и сказал: «Вы меня не помните, я начинал у вас маль­чиком в ко­нюшне до революции». То есть пиетет и память о Джеймсе Винкфильде сохра­нялись очень долго, его вспоминали даже в 1-й Конной армии: там наездники хвалились, что они с Винкфильдом начинали скакать на лошадях. 

Новый поток афроамериканцев, приезжающих в Россию, связан, конечно, уже с Советской Россией и с провозглашением интернационализма и равенства лю­дей независимо от цвета кожи. Из Америки в конце 1920-х — начале 1930-х годов приехали несколько американцев с черным цветом кожи, которые доби­лись успеха.

Сначала я, наверное, расскажу об Оливере Голдене. Он был из числа тех амери­канцев, кто получил образование в США в институте, специально созданном для развития афроамериканцев и занимавшемся подготовкой агрономов. Гол­ден был специалистом по выращиванию хлопка — это та область хозяйства, в которой афроамериканцы были заняты со времен дореволюционного рабства. Голден женился на девушке из еврейской семьи Берте Бялик, что сделало для него почти невозможным пребывание в Америке: оказалось, что семья его жены была настроена против чернокожих, а его собственные афроамерикан­ские родственники оказались антисемитами. В общем, такая история, после которой супруги уехали в Россию. Мы знаем про историю этой семьи из книги мемуаров внучки Оливера Голдена и Берты Бялик, известной российской жур­налистки Елены Ханги. Голден приехал в Центральную Азию, в Узбекистан, и стал одним из тех людей, кто начинал развивать там производство хлопка. Так американский опыт, американские агрономические подходы к массовому производству хлопка были перевезены из Америки в советский Узбекистан.

Другая история с черным американцем этого же времени — это история квали­фицированного рабочего Роберта Робинсона, который приехал в Советский Союз в 1930 году в составе группы американских рабочих, которых советское правительство пригласило для осуществления программы модернизации. Робинсон оказался на Сталинградском тракторном заводе единственным чер­ным американцем среди довольно большой группы из 400 рабочих, приехав­ших из Америки, и в первые же дни у него возникли конфликты с его белыми согражданами. Среди них было много расистов, были южане, и его стали побу­ждать к тому, чтобы он уехал, вернулся в Америку, отказался от работы. Аме­риканские сограждане даже отказывались с ним вместе обедать. В какой-то момент у него произошла стычка, драка с двумя согражданами, свидетелями которой стали советские рабочие. И когда об этом конфликте стало известно, советская пропаганда сделала из него показательный случай. Все центральные газеты написали об этой истории, в Сталинграде прошел суд, на котором суди­ли этих двух белых за расизм. Это был уникальный случай, когда советский суд вынес приговор по делу о расизме против двух белых американцев, которые обидели черного американца. Белых выслали: один из них убедил суд в том, что его роль меньше, и ему разрешили доработать до конца контракта, а второ­го сразу выслали из страны. А вот Роберту Робинсону, наоборот, оказал­ся зака­зан путь назад, в Америку.

Про эту историю написали американские газеты, журнал Time, и когда Робин­сон вернулся в США, то приняли его не очень хорошо. Говорили, что он стал ин­струментом советской пропаганды. Побыв некоторое время в Америке, Робин­сон вернулся опять в Россию, на этот раз в Москву, принял советское граждан­ство, поступил на работу на Московский подшипниковый завод, даже был избран депутатом Моссовета в конце 1930-х годов и прожил в Советском Союзе 40 лет, до 1970-х. Правда, уже с конца 1940-х он стал искать пути верну­ться в Америку. Это оказалось очень сложно, он уже был советским граждани­ном. Лишь в 1970-е ему разрешили выехать в Уганду, с которой в тот момент Советский Союз дружил, и оттуда он вернулся в Америку, где издал книгу «Черный на красном» о своих приключениях в СССР. В слу­чае с Ро­бинсоном нам интересно то, что из тогдашней расистской Америки в Советский Союз переезжала часть наиболее активных, энергичных афроамериканцев, которые видели в СССР альтернативу, страну расового равенства.

Еще одна часть американцев, которые переезжали из США в Советскую Россию после революции 1917 года, — это, конечно, политически активные левые. Часть из них была выслана из Соединенных Штатов в 1918 году на специаль­ном пароходе, часть поехала по собственной инициативе для того, чтобы по­мочь Советскому Союзу построить справедливое общество. Далеко не все они (может быть, меньшинство) были большевиками или сочувствующими боль­ше­викам. Это были социалисты совершено разных направлений, были среди них и анархисты, но все они увидели в советском эксперименте возможность для воплощения своих планов. Как в XIX веке утописты и разного рода соци­альные экспериментаторы из Европы отправлялись в Америку, так в конце первого десятилетия — начале второго десятилетия ХХ века в Россию броси­лись социальные экспериментаторы из Америки, которые надеялись построить здесь более справедливое общество. Некоторые из этих людей сделали карьеру в советском партийном аппарате. Например, Билл Хейвуд, лидер «Индустри­аль­ных рабочих мира», стал одним из руководителей III Интернационала. А Билл Шатов, человек, который родился в России, долго прожил в Америке и вернулся в Россию сразу после революции, сделал партийную политическую карьеру. Мы его знаем по роману Ильфа и Петрова «Золотой теленок» — он не называется по имени, но там несколько раз появляется руководитель строи­тельства Турксиба. Вот руководителем строительства Туркестано-Сибирской железной дороги и был тот самый Билл Шатов, который большую часть жизни прожил в Соединенных Штатах. Впоследствии он сделал карьеру и дослужился до замминистра железных дорог, но в конце 1930-х годов ока­зал­ся жертвой репрессий — был расстрелян.

Часть американцев не делали карьеру, а действительно пытались построить свою собственную коммуну. Самая известная из них — это американская коло­ния «Кузбасс». В «Кузбасс» приехала очень большая группа анархистов, из них подавляющее число были американцами, хотя европейцы попадались тоже. Они получили от советского правительства карт-бланш на экономические экс­перименты и построили достаточно успешную промышленную зону — такую свободную зону, в которой развивали химическую промышленность и шахты, построили обрабатывающий коксохимический комбинат, городок и школы вокруг него, то есть создали небольшой очаг своего анархического движения. К этой американской колонии «Кузбасс» восходит значительная часть уже совет­ского Кузбасса в своей промышленной составляющей. К концу 1920-х годов, когда советское правительство стало сворачивать все эти свободы, вклю­чая новую экономическую политику, возможности для подобных эксперимен­тов стали сужаться. Американская колония «Кузбасс» закрылась — значитель­ная часть ее участников просто уехала из страны, кто-то перебрался в другие города. Колония как единый организм перестала существовать, хотя ее мате­риально-техническое наследие продолжает существовать и сегодня.

Таким образом, встречная эмиграция тоже была чрезвычайно важным явле­нием, хотя она и не была такой многочисленной, как эмиграция из России за оке­ан.

Заканчивая разговор об эмиграции, надо поговорить о тех людях, кто, как Билл Шатов, родился в России, провел значительную часть своей жизни в Америке и вернулся в Россию. Очень часто именно такие люди оказывались среди лиде­ров, руководителей технически продвинутых отраслей. Среди наиболее успеш­ных руководителей железных дорог и железнодорожного строительства на про­­­­тя­жении XIX и в начале ХХ века были люди с американским опытом. В то время железные дороги были таким хай-теком, наиболее развитой частью промышленности. И вот первый министр путей сообщения Павел Петрович Мельников ездил в Америку как командированный от николаевского прави­тель­ства. И князь Михаил Хилков, под руководством которого строилась Транс­сибирская железная дорога, ездил в Америку. Правда, не как командиро­ванный, а по собственной инициативе. Он молодым человеком работал маши­нистом на железных дорогах в Соединенных Штатах: начинал с разнорабочего, изучал железнодорожный транспорт с низших ступеней и, вернувшись в Рос­сию, сделал карьеру уже в качестве руководителя железных дорог и стал мини­стром путей сообщения во время строительства Транссибирской железной дороги. И тот самый Билл Шатов в советское время уже снова стал одним из руководителей советских железных дорог. Он тоже человек с американ­ским опытом.

Это неслучайно: люди с опытом работы на таких сложных, технически про­двинутых экономических системах пользовались большим спросом в России. По воз­вращении на родину они своей жизнью и своей работой оказывали влияние на то, как в нашей стране выстраивалось производство во многих отраслях.   

arzamas.academy

Как Россия думает об Америке • Arzamas

Расшифровка

­­­­­Важной частью истории российско-американских отношений является история эмиграции. Наши страны обменивались эмигрантами в очень больших объе­мах. Конечно, наибольший поток эмиграции шел в одну сторону — из Россий­ской империи (а потом из Советского Союза) за океан. Но был и встречный ру­чеек, не такой многочисленный, но очень активный и показательный. 

Прежде всего, Америка в середине XIX века привлекала реформаторов, которые хотели ставить социальные эксперименты. Европейцы отправлялись за океан для того, чтобы создавать там коммуны религиозного или социального утопи­ческого образца — для того, чтобы попробовать на практике жить в соответ­ствии с теми теориями, которые им казались привлекательными. Туда ехали сторон­ники Фурье  Шарль Фурье (1772–1837) — французский философ, один из представителей утопичес­кого социализма, автор термина «феминизм»., Оуэна  Роберт Оуэн (1771–1858) — английский фило­соф, педагог и социалист, проводил социаль­ные эксперименты в Англии и основал ком­муну «Новая гармония» в США. — знаменитых европейских социалистов-утопи­стов. Была по меньшей мере одна коммуна, созданная русскими народни­ками. На Западе США, в Канзасе, в 1870-е годы существовала коммуна Кедро­вой до­лины, где русские народники строили собственную жизнь. Она не была успеш­ной — кстати, как и большинство этих утопических коммун, — но это был один из пер­­вых сюжетов российской политической эмиграции. 

Вообще говоря, народники и близкие к ним люди в конце XIX века добились ряда существенных успехов, повлияли на американскую жизнь и построили соб­ствен­ные карьеры. Например, Петр Алексеевич Дементьев, который вся­чески отрицал свою связь с народниками, но в начале реакции, после убийства Алек­сандра II, очень быстро уехал за океан и стал одним из самых успешных рус­ских в Америке. Именно он основал во Флориде город Санкт-Петербург. Он был тверским помещиком, продал свое имение в России и вложил деньги сна­чала в покупку леса и создание во Флориде деревообраба­тываю­щего пред­прия­тия, потом стал подводить к этому предприятию желез­ную дорогу, кото­рая в конце концов дошла до побережья Мексиканского залива, где конечную стан­цию он и назвал Санкт-Петербургом — в честь города, который больше всего любил.

Еще один народник, бежавший от преследования русского правительства, Нико­лай Судзиловский, сделал политическую карьеру, как ни странно, аж на Гавайях. В конце XIX века Гавайи провозгласили себя республикой, и они были на пути к тому, чтобы стать американским протекторатом. Суд­зи­лов­ский, долго проживший в Калифорнии, перебрался на Гавайи, был избран в Се­нат и стал первым председателем Сената независимых Гавайев в тот корот­кий период, когда они были республикой.

То есть были истории политически активных русских, которые не бросали по­ли­тическую активность и за океаном. Основной поток переселенцев, конеч­но, не играл такой большой политической роли в Америке, но он создавал огром­ный слой людей, эмигрантов, которые массово отправлялись из Россий­ской империи за океан. Это были люди, бежавшие от религиозного и полити­ческого гнета, и прежде всего это были евреи. В конце XIX — начале ХХ века в США приехало от двух до трех миллионов эмигрантов из Российской импе­рии. Кроме того, уезжали поляки, немцы Поволжья, религиозные сектанты вроде духоборов.

Надо сказать, что среди них тоже были люди, занявшиеся политической дея­тельностью. Назову одну яркую женщину — Эмму Гольдман, которая уехала 17‑летней девушкой из Петербурга от гнетущей действительности той самой Российской империи периода реакции Александра III. Но, приехав в Америку, она стала свидетелем казни анархистов, обвиненных во взрыве на Хеймаркет в Чикаго, и решила посвятить свою жизнь революционной борьбе уже за океа­ном. Ее взросление в Российской империи сделало ее активным противником любого сильного деспотичного государства. Но она увидела такое деспотичное государство и в Америке и вскоре стала самой известной анархисткой в США. Когда американского президента МакКинли застрелил анархист Леон Чолгош, то первой, к кому пришла полиция, была Эмма Гольдман, хотя она лично никак не была связана с убийцей. Именно ей пришлось потом прятаться и даже менять фамилию, потому что во всем оказались виноваты анархисты, а она бы­ла самой известной анархисткой Соединенных Штатов. Эмма Гольд­ман стала героиней нескольких художественных книг, романов. Ну и кроме того, когда уже в 1960-е годы началась новая волна феминизма, то феминистки тоже стали считать Эмму Гольдман одной из своих предтеч и ходили на демон­стра­ции, скандируя лозунг «Emma said it in 1910, now we are going to say it again» («Эмма Гольдман говорила это в 1910 году — мы сейчас это повторим»).

Раз уж я начал говорить про судьбу русской женщины — вернее, российской еврейки, бежавшей от деспотичного правительства в Америку, — то для срав­нения мне хочется рассказать коротко о судьбе еще одной женщины. Она сбе­жала из того же города — правда, когда она в 1920-е покидала Советскую Рос­сию, он уже назывался Ленинград — от революционного советского больше­­вистского правительства. Ее звали Алиса Розенбаум. Эта девушка тоже стала очень популярной в Америке, фактически превратилась в одного из интел­лек­туаль­ных лидеров совершенно противоположного политического тече­ния — правых. Известна она под творческим псевдонимом Айн Рэнд. Ее рома­ны, в ко­торых описывалось моральное превосходство капитализма над социа­лизмом, стали учебным пособием для целого поколения американцев. Среди ее учени­ков, например, Алан Гринспен, который возглавлял американскую Федераль­ную резервную систему. Это он сказал, что Айн Рэнд научила его тому, что капитализм не только экономически эффективен, но еще и морально превос­ходит социализм. До работ Айн Рэнд это было, в общем, неочевидно.

И Эмма Гольдман, и Айн Рэнд стали влиятельными интеллектуальными лиде­рами в Америке, но направление их интеллектуальных исканий было задано тем государством, от которого они бежали. Значительная часть российских эмигрантов пыталась сделать из Америки то, чего они не видели в России. Их идеалом было что-то противоположное России, противоположное Совет­скому Союзу, той стране, откуда они бежали от каких-то гонений или от каких-то проблем. В этом смысле российские эмигранты сделали Америку противопо­ложностью той страны, откуда они сбежали. И это влияние нельзя недооце­нивать. Три миллиона в начале ХХ века — это очень значительная доля насе­ления, и сегодня в Америке можно встретить большое количество людей, кото­рые знают, что их предки приехали из России.

Этот массовый переезд, конечно, создал не только политических лидеров. Еще в большей степени, наверное, эта массовая эмиграция из России создала амери­канскую поп-культуру ХХ века. Сразу несколько деятелей первого ряда амери­канской худо­жественной жизни ХХ века родились в России, родители привезли их из России маленькими детьми. Напрямую, конечно, трудно говорить, что рос­сийское прошлое или российское происхождение как-то влияло на то, чтó они думали или, например, как они писали свою музыку. Но само их при­сут­ствие в Америке было результатом эмиграции из России. Наверное, самый известный американский автор популярной музыки ХХ века Ирвинг Берлин родился в Тюмени и приехал в Америку маленьким мальчиком. Из че­тырех главных студий Голливуда три — Metro-Goldwyn-Mayer, 20th Century Fox и Warner Bros. — основаны людьми, родившимися в России, а некоторые даже выросли в России и приехали в Америку в юности. Таким образом, популярная амери­кан­ская культура ХХ века в значительной степени формировалась под влия­нием выходцев из России.

Когда между СССР и США в 1958 году было подписано так называемое согла­шение Лэйси — Зарубина о культурном обмене, то главным импресарио, кото­рый занимался этим культурным обменом, стал еще один выходец из России — Сол Юрок. И­­менно е­­­­­му приписывается фраза «Знаете, что такое культурный обмен между Советским Союзом и Соединенными Штатами? Это когда они везут ко мне своих евреев из Одессы, а я везу к ним своих евреев из Одессы». Не только популярная культура, но и культура музыкальная — камерная, клас­сическая музыка — в обеих странах развивалась за счет работы одних и тех же школ. Культура Голливуда также очень связана с русской актерской школой: Михаил Чехов был не просто одним из самых влиятельных актеров, но и учите­лем актеров в Америке первой половины ХХ века. То есть американская культу­ра в значительной степени обязана эмиграции из России — но не только еврей­ской, но и этнической русской. Может быть, в меньшей степени, но это тоже важная струя.

После Гражданской войны к эмиграции, которая бежала от притеснений со сто­­роны российского правительства — прежде всего религиозным и этни­чес­ким меньшинствам, — добавилась эмиграция людей, которые принадле­­жали к российской элите. Среди них были инженеры, аристократы, и эти люди также оказали свое влияние на Америку. Те самые инженеры, которые были известны и успешны в России или стали успешными уже после эмиграции, также изменили облик Америки. Наиболее известно, наверное, имя Игоря Сикорского, человека, который до революции успел построить здесь самый боль­шой самолет своего времени, «Илья Муромец», а в Америке вскоре стал од­ним из основателей производства нового средства передвижения по воздуху — вертолетов. Корпорация Sikorsky — до сих пор крупнейший производи­тель вертолетов в Соединенных Штатах Америки. То есть люди, которые приехали в Америку, получив инженерное образование в России, оказались там конку­рентоспособными. Более того, они меняли Аме­рику в инженерном плане. 

Аристократы в меньшей степени прижились в Америке. Для энергичного, развивающегося американского общества, в меньшей степени обращающего внимание на происхождение, они значили меньше, но по крайней мере одну успешную историю я расскажу. Это история князя Сергея Оболенского, чело­века из одной из самых титулованных фамилий Российской империи, который приехал в Америку и женился на дочери Джона Джейкоба Астора — одной из наследниц большой империи гостиниц, тех самых «Асторий» в Соединен­ных Штатах. Вместе с братом супруги Оболенский стал работать в гостинич­ном бизнесе. Когда началась Вторая мировая война, он пришел на призывной пункт и сказал, что хотел бы служить в армии, потому что не может видеть, как в Европе разворачивается такая ужасная война. Он был человек военный, успел послужить в Первую мировую и теперь хотел служить опять. Ему сказа­ли: «Вам 50 лет, мы вас можем отправить охранять водокачку». Оболенскому это очень не понравилось. Он использовал свои связи для того, чтобы погово­рить с тогдашним министром обороны США, и тот его отправил к Уильяму Доно­ва­ну, человеку, который в это время формировал УСС: это будущее Цен­тра­льное разведывательное управление, а тогда — Управление стратегических служб. Донован взял-таки Оболенского на службу, и тот сыграл очень серьез­ную роль в одном из эпизодов Второй мировой войны. 

В 1943 году итальянский король попытался совершить переворот, отстранив Бенито Муссолини от власти, и в Италии на какой-то период возникла ситуа­ция двоевластия. Было не очень понят­но, на чьей стороне окажутся вооружен­ные силы Италии и где они будут про­должать воевать против англо-американ­ских войск, а где — перестанут. И вот в этот момент князя Оболенского сброси­ли с парашютом на остров Сардиния. Он нашел путь к командующему италь­янским корпусом на Сардинии, избегая немецких патрулей, и, найдя его, про­вел с ним несколько часов в разговорах о прекрасной эпохе до Первой мировой войны, о той самой аристократии, кото­рая в это время была наднациональной, путешествовала по всей Европе. Нашли общих знакомых. Оболенский вспом­нил, как играл на скачках с италь­янским послом в Российской империи. Выяс­ни­лось, что этот итальянский посол был дядей командующего Сардинским кор­пусом. В общем, результатом этого разговора было то, что итальянский командующий согласился передать остров Сардиния американцам. Наутро в аэро­порту уже садились американ­ские «Геркулесы». Как говорят, это была самая успешная операция УСС времен Второй мировой войны, проведенная фактически одним русским аристокра­том.

Ну, если уж я начал говорить об аристократах — эмигрантах из России, то, навер­ное, можно вернуться и в самое далекое прошлое и вспомнить самого первого эмигранта-аристократа из другой очень известной русской фамилии — Дмитрия Голицына. Один из отпрысков большого рода Голицыных, сын послан­ника Российской империи в Гааге, в конце XVIII века он решил после учебы не возвращаться в Россию — в разгар войн, развернувшихся в Европе после революции во Франции, он отправился за океан и там остался. Голицын принял католичество и устроил в западной части штата Пенсильвания такой поселок, где принимал всех католиков — а католикам в то время в Америке жилось не очень хорошо, все-таки страна протестантская. Он стал священ­ни­ком, принял сан, собрал под своим крылом несколько тысяч католических семей. Сейчас в честь Голицына назван округ в Западной Пенсильвании, а его самого рассматривают в Католической церкви на предмет причисления к лику святых. Он прошел первый этап, беатифицирован и может оказаться одним из первых католических святых русского происхождения, хоть и жил в Америке. 

Но из США в Россию эмигранты тоже отправлялись. Этот поток, конечно, не ис­числялся миллионами или даже десятками тысяч, но это был очень интересный поток. Кто же ехал в Россию?

Прежде всего в Россию начиная с рубежа XIX и ХХ веков отправлялись афро­аме­риканцы. США долго были страной расовой дискриминации: чело­веку с черным цветом кожи очень тяжело было сделать какую бы то ни было карь­еру в Америке даже в каких-то профессиональных областях, в спорте или в биз­несе, не говоря уже о политике. И мы знаем несколько историй успеха амери­канцев с черным цветом кожи, перебравшихся в Российскую империю до рево­люции. Два наиболее известных сюжета — это сюжеты с ресторатором и с жокеем.

Фредерик Томас, который в России стал Федором Томасом, начинал посыль­ным в гостиницах: сначала за океаном, потом в Европе, а затем добрался до Мо­­сквы, где он тоже работал в гостиничном и в ресторанном бизнесе. Начи­нал он с работы метрдотелем, но, скопив достаточно денег, выкупил сначала ресторан «Аквариум», а потом на деньги, заработанные в «Аквариуме», купил и перестроил (а фактически создал) самый фешенебельный ресторан Москвы «Максим». Два его ресторана — особенно «Максим», куда ходила наиболее ари­сто­кратическая публика, — стали большим успехом человека, который в Аме­ри­ке просто из-за цвета кожи никогда не смог бы стать в тот период успешным бизнесменом.

Другой пример — это пример жокея по имени Джеймс Винкфильд, как его на­зы­вали в России. На американский манер, наверное, правильнее будет произ­носить Уинкфилд. Джеймс Винкфильд начал свою карьеру жокея в Кен­тукки, даже победил там в знаменитом Кентуккийском дерби, но после этого черных жокеев стали отстранять от участия в соревнованиях, и он сложным путем через несколько месяцев странствий оказался в России. Здесь он ока­зался очень успешным — он был, наверное, самым известным жокеем в Импе­ратор­ских конюшнях в Петербурге, потом в конюшнях Манташёва, знамени­того предпринимателя-нефтяника, в период первого десятилетия ХХ века. Винк­фильд выиграл большое количество скачек, женился на русской, стал тут бога­тым человеком.

У обоих, Томаса и Винкфильд, карьера рухнула после революции. Томас уехал с белой армией, добрался до Стамбула, создал там ресторан «Максим», но по­том в Турции пришли к власти националисты. В общем, Томас в результате умер в бедности. Винкфильд же после революции уехал в Европу, добрался до Фран­­ции, а когда туда пришли немцы, вернулся в Америку. Но там все еще процве­тало расовое неравенство, и после освобождения Франции он снова отпра­вился туда, был известным человеком, тренировал жокеев. Я нашел в ме­муарах чле­нов советской команды по конному спорту — уже в послевоен­ный период, когда Советский Союз начал принимать участие в международных спортивных соревнованиях, — историю про то, как они, выступая где-то в Па­риже, встре­тили этого старенького афроамериканца. К нему подошел руково­дитель совет­ской команды и сказал: «Вы меня не помните, я начинал у вас маль­чиком в ко­нюшне до революции». То есть пиетет и память о Джеймсе Винкфильде сохра­нялись очень долго, его вспоминали даже в 1-й Конной армии: там наездники хвалились, что они с Винкфильдом начинали скакать на лошадях. 

Новый поток афроамериканцев, приезжающих в Россию, связан, конечно, уже с Советской Россией и с провозглашением интернационализма и равенства лю­дей независимо от цвета кожи. Из Америки в конце 1920-х — начале 1930-х годов приехали несколько американцев с черным цветом кожи, которые доби­лись успеха.

Сначала я, наверное, расскажу об Оливере Голдене. Он был из числа тех амери­канцев, кто получил образование в США в институте, специально созданном для развития афроамериканцев и занимавшемся подготовкой агрономов. Гол­ден был специалистом по выращиванию хлопка — это та область хозяйства, в которой афроамериканцы были заняты со времен дореволюционного рабства. Голден женился на девушке из еврейской семьи Берте Бялик, что сделало для него почти невозможным пребывание в Америке: оказалось, что семья его жены была настроена против чернокожих, а его собственные афроамерикан­ские родственники оказались антисемитами. В общем, такая история, после которой супруги уехали в Россию. Мы знаем про историю этой семьи из книги мемуаров внучки Оливера Голдена и Берты Бялик, известной российской жур­налистки Елены Ханги. Голден приехал в Центральную Азию, в Узбекистан, и стал одним из тех людей, кто начинал развивать там производство хлопка. Так американский опыт, американские агрономические подходы к массовому производству хлопка были перевезены из Америки в советский Узбекистан.

Другая история с черным американцем этого же времени — это история квали­фицированного рабочего Роберта Робинсона, который приехал в Советский Союз в 1930 году в составе группы американских рабочих, которых советское правительство пригласило для осуществления программы модернизации. Робинсон оказался на Сталинградском тракторном заводе единственным чер­ным американцем среди довольно большой группы из 400 рабочих, приехав­ших из Америки, и в первые же дни у него возникли конфликты с его белыми согражданами. Среди них было много расистов, были южане, и его стали побу­ждать к тому, чтобы он уехал, вернулся в Америку, отказался от работы. Аме­риканские сограждане даже отказывались с ним вместе обедать. В какой-то момент у него произошла стычка, драка с двумя согражданами, свидетелями которой стали советские рабочие. И когда об этом конфликте стало известно, советская пропаганда сделала из него показательный случай. Все центральные газеты написали об этой истории, в Сталинграде прошел суд, на котором суди­ли этих двух белых за расизм. Это был уникальный случай, когда советский суд вынес приговор по делу о расизме против двух белых американцев, которые обидели черного американца. Белых выслали: один из них убедил суд в том, что его роль меньше, и ему разрешили доработать до конца контракта, а второ­го сразу выслали из страны. А вот Роберту Робинсону, наоборот, оказал­ся зака­зан путь назад, в Америку.

Про эту историю написали американские газеты, журнал Time, и когда Робин­сон вернулся в США, то приняли его не очень хорошо. Говорили, что он стал ин­струментом советской пропаганды. Побыв некоторое время в Америке, Робин­сон вернулся опять в Россию, на этот раз в Москву, принял советское граждан­ство, поступил на работу на Московский подшипниковый завод, даже был избран депутатом Моссовета в конце 1930-х годов и прожил в Советском Союзе 40 лет, до 1970-х. Правда, уже с конца 1940-х он стал искать пути верну­ться в Америку. Это оказалось очень сложно, он уже был советским граждани­ном. Лишь в 1970-е ему разрешили выехать в Уганду, с которой в тот момент Советский Союз дружил, и оттуда он вернулся в Америку, где издал книгу «Черный на красном» о своих приключениях в СССР. В слу­чае с Ро­бинсоном нам интересно то, что из тогдашней расистской Америки в Советский Союз переезжала часть наиболее активных, энергичных афроамериканцев, которые видели в СССР альтернативу, страну расового равенства.

Еще одна часть американцев, которые переезжали из США в Советскую Россию после революции 1917 года, — это, конечно, политически активные левые. Часть из них была выслана из Соединенных Штатов в 1918 году на специаль­ном пароходе, часть поехала по собственной инициативе для того, чтобы по­мочь Советскому Союзу построить справедливое общество. Далеко не все они (может быть, меньшинство) были большевиками или сочувствующими боль­ше­викам. Это были социалисты совершено разных направлений, были среди них и анархисты, но все они увидели в советском эксперименте возможность для воплощения своих планов. Как в XIX веке утописты и разного рода соци­альные экспериментаторы из Европы отправлялись в Америку, так в конце первого десятилетия — начале второго десятилетия ХХ века в Россию броси­лись социальные экспериментаторы из Америки, которые надеялись построить здесь более справедливое общество. Некоторые из этих людей сделали карьеру в советском партийном аппарате. Например, Билл Хейвуд, лидер «Индустри­аль­ных рабочих мира», стал одним из руководителей III Интернационала. А Билл Шатов, человек, который родился в России, долго прожил в Америке и вернулся в Россию сразу после революции, сделал партийную политическую карьеру. Мы его знаем по роману Ильфа и Петрова «Золотой теленок» — он не называется по имени, но там несколько раз появляется руководитель строи­тельства Турксиба. Вот руководителем строительства Туркестано-Сибирской железной дороги и был тот самый Билл Шатов, который большую часть жизни прожил в Соединенных Штатах. Впоследствии он сделал карьеру и дослужился до замминистра железных дорог, но в конце 1930-х годов ока­зал­ся жертвой репрессий — был расстрелян.

Часть американцев не делали карьеру, а действительно пытались построить свою собственную коммуну. Самая известная из них — это американская коло­ния «Кузбасс». В «Кузбасс» приехала очень большая группа анархистов, из них подавляющее число были американцами, хотя европейцы попадались тоже. Они получили от советского правительства карт-бланш на экономические экс­перименты и построили достаточно успешную промышленную зону — такую свободную зону, в которой развивали химическую промышленность и шахты, построили обрабатывающий коксохимический комбинат, городок и школы вокруг него, то есть создали небольшой очаг своего анархического движения. К этой американской колонии «Кузбасс» восходит значительная часть уже совет­ского Кузбасса в своей промышленной составляющей. К концу 1920-х годов, когда советское правительство стало сворачивать все эти свободы, вклю­чая новую экономическую политику, возможности для подобных эксперимен­тов стали сужаться. Американская колония «Кузбасс» закрылась — значитель­ная часть ее участников просто уехала из страны, кто-то перебрался в другие города. Колония как единый организм перестала существовать, хотя ее мате­риально-техническое наследие продолжает существовать и сегодня.

Таким образом, встречная эмиграция тоже была чрезвычайно важным явле­нием, хотя она и не была такой многочисленной, как эмиграция из России за оке­ан.

Заканчивая разговор об эмиграции, надо поговорить о тех людях, кто, как Билл Шатов, родился в России, провел значительную часть своей жизни в Америке и вернулся в Россию. Очень часто именно такие люди оказывались среди лиде­ров, руководителей технически продвинутых отраслей. Среди наиболее успеш­ных руководителей железных дорог и железнодорожного строительства на про­­­­тя­жении XIX и в начале ХХ века были люди с американским опытом. В то время железные дороги были таким хай-теком, наиболее развитой частью промышленности. И вот первый министр путей сообщения Павел Петрович Мельников ездил в Америку как командированный от николаевского прави­тель­ства. И князь Михаил Хилков, под руководством которого строилась Транс­сибирская железная дорога, ездил в Америку. Правда, не как командиро­ванный, а по собственной инициативе. Он молодым человеком работал маши­нистом на железных дорогах в Соединенных Штатах: начинал с разнорабочего, изучал железнодорожный транспорт с низших ступеней и, вернувшись в Рос­сию, сделал карьеру уже в качестве руководителя железных дорог и стал мини­стром путей сообщения во время строительства Транссибирской железной дороги. И тот самый Билл Шатов в советское время уже снова стал одним из руководителей советских железных дорог. Он тоже человек с американ­ским опытом.

Это неслучайно: люди с опытом работы на таких сложных, технически про­двинутых экономических системах пользовались большим спросом в России. По воз­вращении на родину они своей жизнью и своей работой оказывали влияние на то, как в нашей стране выстраивалось производство во многих отраслях.   

arzamas.academy

Гудбай, Америка: какие товары из США предлагает запретить Госдума

РосатомПравообладатель иллюстрации Getty Images

В российскую Госдуму внесен проект закона об ответе на американские санкции против нескольких десятков бизнеменов, чиновников и госменеджеров. Депутаты хотят ограничить ввоз американских лекарств, сигарет и алкоголя и прекратить поставки в США ракетных двигателей, произведенных на российских заводах.

Как заявил в пятницу первый вице-спикер Думы Иван Мельников, в законопроекте предлагается также остановить международное сотрудничество в атомной отрасли и авиастроении, при этом речь идет не только о США, но и об "иных иностранных государствах": как тех, кто поддерживает санкции США против российских "олигархов", так и тех, кто поддерживает позицию Вашингтона по Сирии.

Законопроект может быть принят довольно быстро: его вносил спикер Госдумы Вячеслав Володин и руководители фракции, и они уже пообещали обсудить его в понедельник. Но даже когда он вступит в силу, это совсем не будет означать немедленного запрета всех перечисленных товаров и услуг.

Решение о том, что именно запрещать и как, должен принимать президент, а вводить запреты в действие будет правительство, сказано в законопроекте.

Чем Дума хочет ответить Америке:

ИМПОРТ: под запрет либо ограничение могут попасть

  • закупки программного обеспечения и IT-оборудования из США и других стран в государственных, муниципальных учреждениях и некоторых организациях
  • лекарства, кроме тех, аналоги которых не производятся в России
  • американские табачные изделия и алкоголь
  • сельскохозяйственная продукция и продовольствие, страной происхождения которых являются США "и поддерживающие позицию Вашингтона страны"
  • редкоземельные металлы, сырье

Депутаты хотят ограничить право работы граждан США на территории России и запретить иностранным компаниям участвовать в приватизации, ограничить им право оказания консалтинговых, аудиторских и юридических услуг.

ЭКСПОРТ: планируется прекратить поставки в США

  • урана (и вообще остановить сотрудничество в атомной отрасли)
  • ракетных двигателей, произведенных российскими компаниями
  • комплектующие для авиалайнеров

Не ясно, что конкретно имеется в виду под прекращением сотрудничества в авиастроении - только запрет экспорта металлов и произведенных в России деталей для таких корпораций, как Boeing, или также запрет на покупку авиалайнеров российскими авиаперевозчиками.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утром сказал журналистам, что Кремль еще не ознакомился с законопроектом. В пресс-службе правительства Би-би-си также сказали, в правительство законопроект еще не поступил.

Слово премьера

11 апреля премьер Дмитрий Медведев заявил, что Россия может ограничить поставки американских товаров на российские рынки.

"На нашем рынке довольно много продуктов из США. И это не только упомянутые ценные бумаги, с которыми надо разбираться отдельно, но и целый ряд других товаров, которые поставляются на наш рынок и производятся американским бизнесом", - сказал он.

  • Уколоть Америку: что может запретить Россия в ответ на санкции

Премьер-министр Медведев известен своим интересом к IT-разработкам компании Apple и пользуется айфоном американского производства.

Ранее глава РФПИ Кирилл Дмитриев заявил, что ответом России на санкции может стать дополнительный налог на американские компании.

Контрсанкции Россия ввела в ответ на меры США, которые они ввели 6 апреля в отношении нескольких десятков бизнеменов, чиновников и госменеджеров. В их числе Олег Дерипаска, Владимир Богданов и Виктор Вексельберг. Кроме того, под санкции попали несколько российских компаний.

Пострадавшие "олигархи"

В числе главных пострадавших оказался Дерипаска, так как в санкционные списки попали восемь связанных с ним компаний, в том числе "Русал".

Россиянам, оказавшимся в санкционных списках, запретили въезд в США, кроме того, активы на территории этой страны заморожены.

В случае с компаниями инвесторы должны избавиться от долговых бумаг и акций En+, "Русала" и группы "ГАЗ".

Кроме того, до 5 июня 2018 года они должны прекратить любые соглашения и разорвать контракты с 12 компаниями, список которых опубликован на сайте минфина США. В их числе агрохолдинг "Кубань", "Базовый элемент", En+, "Евросибэнерго", "Ренова", "Русал", а также с компаниями, в которых контроль пренадлежит попавшим под санкции компаниям.

  • Обвал на биржах, потеря миллиардов - новые санкции США в действии
  • "Кольцо анаконды": когда санкции ударят по российским нефтяникам

В первый рабочий день после санций, 9 апреля, акции российских компаний начали резко падать в цене. Акции "Русала" упали на бирже в Гонконге на 50%, компания предупредила о возможном техническом дефолте. Кроме того резко подешевели почти все российские компании, торгующиеся на бирже в Лондоне. Также обвалился индекс Московской биржи и рубль. Дешевели не только компании, попавшие под санкции, но и другие.

В общей сложности по итогам "черного" понедельника 9 апреля более 50 российских бизнесменов потеряли совокупно почти 16 млрд долларов.

Правительство заявило, что окажет поддержку компаниям, которые попали под санкции. В частности, министр финансов Антон Силуанов заявил, что государство может дать "Русалу" деньги. Речь идет о "кратскосрочной ликвидности", которую могут предоставить через Промсвязьбанк. При этом он отметил, что государство не планирует входить в капитал "Русала".

По данным статистической службы США, торговый оборот двух стран по итогам 2017 года составил 24 млрд долларов. На поставки США в Россию пришлось 17 млрд долларов. Россия поставляет в США в основном нефть, металлы, ядерное топливо, минеральные удобрения и рыбу. На эти позиции приходится 90% российского экспорта в США.

Основная статья американского экспорта в Россию приходится на корпорацию Boeing. Это самолеты, авиационные двигатели и комплектующие к самолетам. Кроме того, США поставляют в Россию продукцию машиностроения.

В последний раз Россия вводила контрсанкции летом 2014 года - в ответ на санкции Запада, связанные с Крымом и Донбассом. Россия тогда ввела запрет на поставки мяса, овощей, фруктов, мяса птицы, рыбы, сыра и молочных продуктов из ЕС, США, Австралии, Канады, Норвегии. Затем запрет расширился на поставки из Албании, Черногории, Исландии, Лихтенштейна и Украины.

www.bbc.com

Россия должна приготовиться к ракетным ударам США в Сирии

После того, как посол России в Ливане заявил, что российские войска будут сбивать ракеты, которые полетят на сирийскую территорию, президент США Дональд Трамп заявил в среду, что Россия должна приготовиться к этому, поскольку «они прилетят».

«Россия обещает, что собьет любые и все ракеты, выпущенные по Сирии. Приготовься, Россия, потому, что они прилетят – новые, отличные и "умные". Не нужно быть партнером с животным, убивающим газом, которое уничтожает своих людей и наслаждается этим», – написал Трамп в Твиттере.

«Наши отношения с Россией хуже, чем когда-либо, включая "холодную войну", – отметил Трамп в другом твите. Причины для этого нет. Россия нуждается в нашей экономической помощи, и это было бы очень легко осуществить, а нам нужно, чтобы все страны сотрудничали. Остановим гонку вооружений?»

Тем временем министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что США продолжают изучение разведданных о химической атаке: «Мы пока изучаем разведданные – как мы сами, так и наши союзники. Мы еще работаем над этим».

Официальный представитель МИДа РФ Мария Захарова заявила, что американские ракеты должны лететь в сторону «террористов», а не «законного правительства».

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил в среду, что все стороны, вовлеченные в сирийский конфликт, должны воздерживаться от действий, способных дестабилизировать регион.

Сирия назвала угрозы со стороны США «безответственной эскалацией», сообщает государственное информагентство страны.

Позднее в среду Боливия призвала провести в четверг заседание Совбеза ООН по вопросу об «эскалации риторики по отношению к Сирии и… угроз односторонней военной акции».

Напряженность в Сирии усилилась после предполагаемой химической атаки в Восточной Гуте в минувшую субботу, в результате которой погибли по меньшей мере 40 человек.

США и несколько их союзников возложили ответственность на сирийские войска, в то время как Сирия и Россия отрицают, что вооруженные силы президента Башара Асада осуществили химическую атаку.

Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что решение будет принято «в ближайшие дни», и что любые авиаудары будут нацелены на правительственные химические объекты.

Министр иностранных дел Австралии Джули Бишоп выразила поддержку любым действиям, которые являются «целенаправленными, откалиброванными и пропорциональными».

И.о. замгоссекретаря США по общественной дипломатии Хизер Нойерт во вторник заявила: «Мы стремимся к скоординированному ответу, каким бы он ни был».

Обвинив Сирию, Трамп также возложил ответственность за атаку в Восточной Гуте на сторонников Асада в Иране и России. Организация по запрещению химического оружия заявила во вторник, что направит своих экспертов для расследования инцидента.

Всемирная организация здравоохранения заявила в среду, что, согласно сообщениям ее партнеров, у 500 человек, которым в субботу потребовалась медицинская помощь, проявлялись признаки и симптомы воздействия химических отравляющих веществ. ВОЗ выразила возмущение по поводу предполагаемого применения химического оружия и потребовала предоставить немедленный доступ в этот район для оказания медицинской помощи.

www.golos-ameriki.ru

Русская Америка: как Россия приобрела и потеряла Аляску

Кит у берегов АляскиПравообладатель иллюстрации AP Image caption В море напротив бывшего русского поселения Ситка, как два века назад, можно встретить китов

230 лет назад возникла Русская Америка. 22 октября 1784 года экспедиция под началом иркутского купца Григория Шелихова основала первое постоянное поселение на острове Кадьяк у берегов Аляски.

Корабли "Три святителя", "Св. Симеон" и "Св. Михаил" достигли Аляски 14 августа. Примерно два месяца ушли на выбор подходящего места и подготовительные работы.

Через четыре года поселок пострадал от цунами и был перенесен на другую оконечность острова, получив название Павловской гавани.

В 1793 году на Кадьяк прибыли пять монахов из Валаамского монастыря во главе с вновь назначенным епископом Кадьякским Иоасафом, которые принялись обращать алеутов в православие и возвели их силами храм.

В 1795 году началась колонизация континентальной Аляски, спустя еще четыре года была заложена будущая столица Русской Америки - Ситка, где вскоре жили двести русских и тысяча алеутов.

Главным видом экономической деятельности на протяжении всей истории Русской Аляски являлась добыча соболей, лисиц, бобров и каланов. Меха пользовались огромным спросом не только в России, но и в Европе, где климат был намного суровее теперешнего.

Параллельно с Шелиховым территорию пытались осваивать люди купца Лебедева-Ласточкина, но в 1798 году он разорился.

Шелихов же умер в 1795 году сказочно богатым человеком. Лишь за первые три года работы он сумел приумножить первоначально вложенный капитал в двадцать раз.

В 1799 году его зять, граф и камергер Николай Резанов, основал Российско-Американскую компанию, в состав акционеров которой вошли члены императорской фамилии.

Российско-Американская компания создавалась по образу и подобию британской Ост-Индской компании. Указом Павла I частному предприятию были даны полномочия управлять Аляской, присвоен флаг, разрешено иметь вооруженные формирования и корабли.

Фактическим правителем края на 20 лет стал сподвижник Шелихова Александр Баранов, такой же талантливый предприниматель и эффективный менеджер, как его предшественник.

В 1808 году он основал новую столицу - Ново-Архангельск.

В 1824 году Россия и Британия заключили соглашение, установившее границу между Русской Америкой и Канадой.

Первопроходцы

Индейцы рассказывали русским, что в стародавние времена на Аляске жили рослые, светлокожие и бородатые люди, поклонявшиеся иконам.

Некоторые историки полагают, что то могли быть новгородские ушкуйники, бежавшие от террора Ивана Грозного, но доказательств нет.

Открыл Аляску в 1648 году казак Семен Дежнев.

Много островов и географических пунктов было названо русскими. Обычно называли их в честь святого покровителя дня, в который было совершено открытие. Самая высокая гора Аляски именуется горой Святого Ильи, а самый крупный остров в Беринговом проливе островом святого ЛаврентияАндрей Буровский, историк

Выйдя на семи кочах из устья Колымы, он прошел "из Студеного моря в Теплое" и завершил путь в Анадыре.

Имя Дежнева носит мыс на Чукотке - это крайняя северо-восточная оконечность Евразии.

Петр I не вполне доверял информации Дежнева и организовал экспедицию Витуса Беринга и Алексея Чирикова, чтобы окончательно удостовериться, соединена Азия с Америкой или нет.

Корабли Беринга и Чирикова отправились в плавание уже после смерти царя-реформатора, 8 июня 1728 года, и прошли с юга на север проливом, названным в честь Беринга, но американского берега не увидели из-за тумана.

В 1732 году моряки бота "Св. Гавриил" под началом Михаила Гвоздева впервые высадились на Аляске.

В 1741 году вторая экспедиция Беринга и Чирикова подробно обследовала и нанесла на карту побережье Аляски и Алеутские острова.

Из западных европейцев первым побывал на Аляске Джеймс Кук в 1778 году. Спустя несколько месяцев испанская экспедиция Гонсало де Аро посетила Кадьяк, где была гостеприимно встречена русскими.

Свобода и угнетение

По мнению исследователей, колонизация Сибири оказалась одним из самых удачных проектов в истории России, потому что при поддержке и поощрении со стороны государства опиралась, прежде всего, на частную инициативу.

На Аляске поселенцы жили в соответствии со словами Николая Некрасова - "землю да волю им дали".

Шелихов прославился фразой: "Купецкое происхождение не есть подлое".

Один из колонистов на вопрос Баранова, собирается ли он когда-нибудь вернуться в центральную Россию, ответил отрицательно, пояснив: "В Америке бар нету!"

Участь коренного населения была не столь радужной.

Аборигенов заставляли платить дань мехами, непокорных забивали в колодки и секли розгами.

Жаль, что Александр Баранов - малоизвестная личность. Человек это был незаурядный, и даже при полном отсутствии помощи из Петербурга, денег и сил, ухитрился расширить Русскую Америку почти по всей территории нынешнего штата АляскаАндрей Буровский

По-разному сложились отношения между русскими и двумя основными группами местных обитателей.

Воинственные колоши (тлинкиты), быстро научившиеся обращаться с огнестрельным оружием, отчаянно сопротивлялись колонизации. Миролюбивые алеуты, издавна страдавшие от притеснений со стороны колошей, охотно нанимались на работу к новым хозяевам.

Алеуты стали жить в деревянных избах и одеваться в русскую одежду. Очень скоро возникли смешанные браки.

Практически все они крестились, а священник Иоанн Венеаминов, прозванный "апостолом Аляски", изучил алеутский язык и перевел на него Библию. Часть алеутов исповедует православие и сегодня.

При этом из-за алкоголизма и европейских болезней численность алеутов сократилась с примерно 20 тысяч до 2247 человек в 1834 году.

В 1805 году колоши под предводительством тойона (вождя) Котлеана подняли крупное восстание, захватили Ситку, которая так и не оправилась от разгрома, и форт Якутат, вырезав там всех русских и алеутов, невзирая на возраст и пол.

В одном из музеев Аляски хранятся захваченные ими трофеи: медная пушка и шпага коменданта Якутата Ларионова. Сын Ларионова провел в плену у тлинкитов пятнадцать лет.

Когда русские осадили Ситку, колоши ночью ускользнули из нее, предварительно умертвив своих детей и стариков, а также собак, чтобы не выдали их лаем.

Завоеватели тоже расправлялись с противниками, но детей все-таки не трогали. Колоши понимали это по-своему. Один из пленников заявил Баранову: "Я тебя не боюсь, это вы боитесь даже младенцев!"

Одного православного миссионера колоши съели, заявив, что в духе христианского учения причастились плотью и кровью.

"Юнона" и "Авось"

С Аляской тесно связана история первой российской "кругосветки".

Иван Крузенштерн "заболел" этой идеей еще в Морском корпусе и долго бомбардировал начальство докладными записками.

По данным его биографа Николая Чуковского, Павел I, ознакомившись с проектом, наложил на нем резолюцию: "Что за чушь!"

Но Резанову замысел безвестного капитан-лейтенанта чушью не показался. После убийства Павла он пролоббировал кругосветное плавание на шлюпах "Надежда" и "Нева" с целью подкрепить позиции Российско-Американской компании демонстрацией флага, наладить экспорт мехов в Китай и Японию и основать в Калифорнии сельскохозяйственную колонию для снабжения Аляски хлебом.

Компания взяла на себя львиную долю расходов.

Поскольку китайские и японские вельможи не стали бы разговаривать с простыми моряками, граф сам отплыл на "Надежде" в ранге посланника.

Продажа мехов в Шанхае позволила покрыть все затраты на путешествие, но миссия Резанова в Нагасаки провалилась. Япония отказалась выходить из самоизоляции, и микадо отослал назад подарки Александра I.

Отношения между начальником и спонсором экспедиции не сложились. Крузенштерн чувствовал себя оскорбленным тем, что он, командир военного корабля, вынужден обслуживать частные коммерческие интересы.

Подчинен Резанову, полезным быть не могу, бесполезным быть не хочуИз письма Крузенштерна правлению Российско-Американской компании

Ему хотелось находиться в свободном плавании и открывать новые земли, а приходилось то отбивать у колошей Ситку, то торговать мехами в Шанхае.

Когда на третий год экспедиции Резанов потребовал везти его еще и в Калифорнию, Крузенштерн заявил, что считает свою задачу выполненной и возвращается в Петербург.

Резанов отплыл на торговом паруснике "Юнона", купленном у американцев. Заложенный по его распоряжению на Аляске бриг "Авось" еще достраивался, зато Резанов на обратном пути плыл на нем в Охотск.

В столице испанской Калифорнии Эрба-Буэна (ныне Сан-Франциско) случилась романтическая история, известная по рок-опере Алексея Рыбникова и Андрея Вознесенского "Юнона" и "Авось": 43-летний русский вельможа и 16-летняя дочь коменданта города Кончита Аргуэльо полюбили друг друга.

Счастье продлилось всего шесть недель. Резанов заявил, что должен получить разрешение на брак у своего императора, отправился в дальний путь в Охотск и далее посуху через Сибирь, по дороге упал с лошади, сильно ударился головой и умер в Красноярске.

Кончита никогда не вышла замуж, стала католической монахиней под именем сестры Доминики и посвятила жизнь проповеди Евангелия среди индейцев.

Резанова и Кончиту сравнивают с Ромео и Джульеттой и говорят о великой трагической любви, соединившей континенты. Однако некоторые историки, ссылаясь на письма графа к его покровителю, министру коммерции Румянцеву, утверждают, что он цинично играл чувствами юной девушки, чтобы продвигать российские дипломатические и торговые интересы.

Сыграло роль его сватовство или нет, но испанские власти, обычно крайне подозрительно относившиеся к любой деятельности иностранцев в своих заморских владениях, дали разрешение.

В марте 1812 года с Аляски прибыли первые поселенцы - 25 русских и 80 алеутов во главе с Иваном Кусковым - а 11 сентября состоялось торжественное открытие колонии Форт-Росс.

Глупость или трезвый расчет?

18 марта 1867 года русские владения в Америке общей площадью 580107 квадратных километров были проданы США за 7,2 млн долларов - вопреки распространенному в России мифу, именно проданы, а не переданы в аренду на 99 лет.

Договор подписали в Вашингтоне госсекретарь Уильям Сьюард и российский посланник барон Эдуард Стекль. 23 марта о случившемся сообщили петербургские газеты.

Судьба Аляски окончательно решилась на совещании 16 декабря 1866 года под председательством Александра II. Все участники высказались за продажу, причем нижний потолок цены, на который была готова пойти Россия, определили в пять миллионов.

Последние русские (309 человек) покинули Ново-Архангельск 30 ноября 1868 года.

С изобретением и развитием железных дорог, более еще, чем прежде, должно убедиться в мысли, что Северо-Американские Штаты неминуемо распространятся по всей Северной Америке, и нам нельзя не иметь в виду, что рано или поздно придется им уступить североамериканские владения нашиграф Муравьев-Амурский

Объяснить свои действия обществу царское правительство не потрудилось. Многие восприняли продажу Аляски с возмущением.

"Санкт-Петербургские ведомости" описывали, как в день официальной передачи территории российский флаг "не хотел спускаться", так что пришлось послать матроса влезть на флагшток и отвязать его. Аналогичную историю впоследствии рассказывали о спуске советского флага над Кремлем 25 декабря 1991 года.

Дополнительную политическую остроту вопросу придало то, что инициатива продажи Аляски всецело приписывалась брату императора великому князю Константину Николаевичу, главному придворному либералу.

В США сделку тоже встретили без энтузиазма. Пресса бичевала "глупость Сьюарда", который "купил у русских сундук со льдом".

И в современной России Александра II часто осуждают, особенно в свете того, что в конце XIX века на Аляске открыли золото. Геолог Владимир Обручев утверждал, что только в период до русской революции американцы добыли там драгоценного металла на 200 миллионов долларов.

Автор книги "Русская Америка: слава и позор" Александр Бушков выразил сожаление, что террорист Каракозов, стрелявший в царя за 11 месяцев до подписания договора, промахнулся: а то, мол, Аляска сегодня была бы российской.

Однако за продажу Аляски выступал не только Константин Николаевич, но и такие несомненные патриоты, как канцлер Горчаков и генерал-губернатор Восточной Сибири граф Муравьев-Амурский. И резоны у них были.

Геополитический пасьянс

Правообладатель иллюстрации Getty Image caption Американские золотоискатели на Аляске (1895 год)

250 лет Россия неизменно стремилась быть ключевым геополитическим игроком, что с неизбежностью вело к вражде с державой, больше других претендующей на то же самое.

В XIX веке таковой являлась Британия. В пику Лондону Россия дружила с его бывшей колонией, тогда скромной и малозаметной на мировой арене, не разлей вода. Не мешали даже идеологические расхождения между самодержавной монархией и республикой.

Американец Джордж Самнер в 1838 году преподнес Николаю I желудь с дуба, осеняющего могилу Джорджа Вашингтона, и царь собственноручно посадил его в Петергофе, а когда дерево проросло, велел установить рядом бронзовую табличку. "Дуб Вашингтона" сохранился до наших дней.

По данным историка Эдварда Радзинского, вопрос о продаже Аляски рассматривался уже тогда.

Численность пушного зверя упала, территория начала приносить убытки.

Русское население Аляски в самые лучшие времена не дотягивало до тысячи человек. Транссиба, Владивостока и Тихоокеанского флота еще не было.

В ходе Крымской войны возникли опасения, что Аляску могут захватить британцы, а противопоставить этому будет нечего, так лучше уж передать ее дружественному государству.

Сильное впечатление на Петербург производила колонизация Дикого Запада. Тогдашние аналитики понимали, что, если никому не подчиняющиеся вооруженные переселенцы хлынут на Аляску, остановить их окажется некому, а в Вашингтоне на требование унять своих граждан только руками разведут.

Если бы американцы решили забрать Аляску, Россия не смогла бы ее защитить. В том, что рано или поздно это может произойти, в Петербурге мало сомневались. Воевать за тридевять земель было нереальноЭдвард Радзинский, историк

О том, что золото не всегда благо, свидетельствует пример Форт-Росса.

За 26 лет до Аляски, в 1841 году, Россия продала его американскому бизнесмену Иоганну Суттеру. Тот организовал образцовое животноводческое хозяйство.

Через семь лет в Калифорнии началась "золотая лихорадка".

Теоретически, Суттер стал одним из богатейших людей в мире. Но в середине позапрошлого века единственным аргументом на Диком Западе был винчестер.

Сначала работники забросили поля и фермы и разбежались мыть золото, потом авантюристы из восточных штатов разграбили колонию и убили трех сыновей Суттера. Суды вынесли в его пользу несколько решений, но исполнять их было некому. Законный владелец несметных сокровищ умер в Нью-Йорке в бедности.

Даже Уссурийский край, как отмечал через 40 лет после его присоединения участник строительства Транссиба писатель Николай Гарин-Михайловский, был слабо заселен и управлялся из рук вон плохо, так что возникал вопрос, нужна ли России эта земля.

Как указывает Андрей Буровский, у страны просто не было ресурсов, чтобы наряду с бескрайней Сибирью осваивать еще и заморские владения.

www.bbc.com

США – Россия: глобальный контекст

На прошлой неделе я принял участие в ежегодном саммите Атлантического Совета в Стамбуле. Нашей конференции предшествовал саммит G-20 в Анталье, где встретились президенты Путин и Обама, и где было договорено о совместной борьбе с ИГИЛом (известным также по своей арабской аббревиатуре – DAESH).

Как сэндвич, наш саммит был сдавлен терактами в Париже в позапрошлую пятницу, и в Мали в пятницу прошедшую. Они, в значительной мере, и определили повестку дня.

В совокупности, в терактах над Синаем, в Париже, Мали и Израиле погиблo более 450 человек. Еще сотни погибли в Сирии и Ираке от рук ИГИЛа, армии Асада и других кровавых групп и организаций. В Копенгагене и Брюсселе были объявлены тревоги, закрыто метро.

Президент Турции Реджеп Эрдоган, Партия справедливости и развития которого 1 ноября победила на выборах в парламент, получив более 49 процентов голосов, выступая на саммите, сказал, что террор не имеет национальности и религии. Есть террористы – мусульмане, христиане и иудеи. «Я – мусульманин. Нельзя судить целую религию на основании преступлений небольшой части ее последователей».

Как политический исламист, поддерживающий террористическое движение Хамас, являющееся филиалом транснациональной организации «Братьев-мусульман», запрещенной в России и Египте, и премьер страны, находящейся в состоянии войны с курдами из марксисткой, националистической организации Рабочей Партии Курдистана (РКК) вряд ли можно от Эрдогана ждать чего-то другого.

Турция, сказал Эрдоган, приняла 2.5 миллиона беженцев из Сирии. В лагерях беженцев в Турции живут 280,000 человек, на которых потрачено 8 миллиардов долларов. В одном Стамбуле уже живет 500,000 сирийских беженцев. Сегодня более, чем когда бы то ни было Европа и США заинтересованы в разрешении конфликта в Сирии и Ираке.

Об этом и шла речь на саммите. Президент Эрдоган обвинил режим Асада в покупке нефти у ИГИЛа, в то время как выступавшие представители Ирана обвинили арабские суннитские государства в поддержке террористического «халифата». «ИГИЛ –это рак», сказал Джавад Ярджани, бывший представитель Ирана в организации экспортеров нефти – OPEC.

Энтони Блинкен, первый заместитель Госсекретаря США, рассказал участникам саммита о переговорах на «Двадцатке». Россия поддержала французскую резолюцию по борьбе с ИГИЛом, а на российских бомбах, сброшенных на ИГИЛ, было написано «За Париж», а не «Олланд – ЧМО», например. Мелочь – a приятно.

США будут продолжать бороться с ИГИЛом, сказал Блинкен, ветеран внешнеполитических ведомств США, близкий к вице-президенту Байдену.

Территория DAESH в Ираке, например, сократилась за год на 40 процентов, включая освобождение городов Рамади и Синджар. Трасса Мосул-Ракка перерезана курдским ополчением Пешмерга, сегодня сообщают о начеое операции курдов на подступах к Ракке. Курды контролируют 85 процентов сирийско-турецкой границы. Однако через оставшиеся 70 миль границы в Сирию идет поток добровольцев для ИГИЛа, заявил Блинкен.

Спецназ США будет помогать Свободной Армии Сирии бороться за освобождение Южной Сирией, добавил замгоссекретаря. Однако у меня лично вызвала серьезные сомнения декларация Блинкена о том, что США намерены добиваться свободных выборов в Сирии в середине 2017 г. для замены Асада. Во-первых, Администрации Обамы к тому времени уже не будет, а во-вторых – ни победа над ИГИЛом, ни уход Асада в случае поражения на выборах далеко не гарантированы.

Интересная дискуссия развернулась между участниками по поводу необходимой региональной архитектуры безопасности, способной установить и гарантировать мир после победы над Асадом и DAESH/ИГИЛoм.

Некоторые участники конференции предложили взять за образец Вестфальский мир 1648 г., положивший конец Тридцатилетней войне в Европе и Восьмидесятилетней войне между Испанской (Габсбургской) империей и Нидерландами. Другие сравнивали будущее урегулирование с Венским Конгрессом 1815 г., положившим конец Наполеоновским войнам и установившим «Священный Союз» Российской империи, Австрии, Пруссии и примкнувшим к ним Франции Бурбонов, при поддержке Британской империи.

Бывший директор ЦРУ США генерал Майкл Хэйден сказал, что моделью для Ближнего Востока должны стать Хельсинкские соглашения 1975 между СССР и Западом. Тогда, считает отставной глава американского разведывательного ведомств, все вопросы были выложены на стол переговоров, и стороны получили соглашение, обеспечившее мир в Европе.

На мой взгляд, евроцентрические модели, предложенные участниками саммита, не проходят на Ближнем Востоке из-за религиозного конфликта между суннитами и шиитами, продолжающегося уже 1,300 лет. Во-вторых, предложенные модели включали сильные государства, от монархий до западных капиталистических демократий и советской коммунистической диктатуры.

На Ближнем Востоке есть только три сильных государства: Иран, Израиль и Турция. Египет и Саудовская Аравия имеют свои глубокие проблемы, а Сирия, Ирак, Ливия и Йемен, как я считаю, практически развалились после неудачной американской интервенции 2003 г. (Ирак) и Арабской весны 2011 г.

Нынешняя карта, расчерченная в МИДах и колониальных министерствах Британской и Французской империй в 1916-1918, приказала долго жить и находится в агонии.

Конечно, роль внешних сил, включая Россию и США, Европы и ООН, очень важна, но прежде всего новый порядок должны устанавливать страны и силы, имеющие корни в регионе. Это, прежде всего региональные державы, но и представители бизнеса, гражданского общества и религиозных кругов.

Новый ближневосточный «Вселенский собор» — или Учредительное собрание — желательны, но никто не возьмется предсказать, когда они состоятся.

Ариэль Коэн, Старший эксперт Атлантического Совета, Директор, Центр энергии, природных ресурсов и геополитики Института анализа глобальной безопасности и Директор, International Market Analysis – фирмы, специализирующейся на оценке и менеджменте политических рисков.

blogs.voanews.com

Америка России - друг или враг? | Статьи

Президенты Владимир Путин и Джордж Буш <A target="_blank" href="http://iz.ru/world/article1265867">встретились для обстоятельной беседы </A>после долгого перерыва, в ходе которого из Вашингтона не раз звучали критические высказывания в адрес Москвы. "Дело "ЮКОСа", послебесланские инициативы Кремля по укреплению вертикали власти, скандал вокруг ядерной программы Ирана с обвинениями в адрес России в нарушении режима нераспространения оружия массового поражения и ракетных технологий, упреки в поставке зенитных ракет в Сирию, обвинения в ограничении свободы слова, попытки некоторых членов конгресса США вновь поставить вопрос об исключении России из "большой восьмерки"... Не говоря уже об осуждении "вмешательства России во внутренние дела соседних государств" (в ходе президентских выборов на Украине и в Абхазии и парламентских выборов в Молдавии). Все это послужило поводом для некоторых политиков и экспертов обвинить Соединенные Штаты во враждебном отношении к нашей стране. Так кто же все-таки сегодня Америка для России - друг или враг?<BR><BR><STRONG>Вячеслав Фетисов,&nbsp; глава Росспорта: "Такой сильный соперник, как Америка, только на пользу"</STRONG><BR><BR>Я не считаю американцев нашими врагами. Это скорее соперники, если выражаться спортивной терминологией. Когда-то мы были с ними на равных. Причем не только в спорте. Сегодня, конечно, отстаем. Но если Россия хочет вернуть былые позиции, то существование такого сильного соперника, как Америка, - это только на пользу. Всегда лучше, когда есть на кого ориентироваться. Что касается людей, живущих в Америке, то, честно говоря, я не заметил какой-то существенной разницы по сравнению с Россией. По крайней мере общий язык в жизни нам находить легко.<BR><BR><STRONG>Борис Гребенщиков,&nbsp; музыкант:"Америку нужно подкармливать, как морскую свинку"</STRONG><BR><BR>Россия и Америка - две такие большие страны, что они просто не могут быть врагами. Иначе перед миром встанет угроза уничтожения. Россия и Америка могут быть только друзьями. Тем более сейчас Соединенные Штаты находятся в политической и экономической яме. Так, я уверен, считают 60% американцев. Правление Буша - это времена "застоя". Буш - это наш Брежнев. Сейчас у нас с Америкой вежливые отношения. Как только она выберется из кризиса, мы снова сможем стать друзьями. А пока нам к Америке нужно относиться снисходительно, подкармливать ее, как морскую свинку.<BR><BR><STRONG>Эдуард Бояков, основатель фестиваля "Золотая маска": "Америка для России - пример"<BR></STRONG><BR>Америка России не друг и не враг. Америка для России - пример. Мы строим новую Россию, где гражданское общество только формируется. Поэтому Америка, которая никогда не знала деспотизма и тоталитаризма и в которой ничего, кроме демократии, не было, для России - отличный образец. Конечно, в американской демократии есть свои плюсы и минусы. Кинокартина "Догвиль" Ларса фон Триера, например, взорвала общество, подверглась оглушительной критике, была объявлена антиамериканской. Сейчас Америка переживает ценностный и цивилизационный кризис, великая идея абсолютно свободного человека оказалась не столь уж идеальной. Поэтому Россия, мне кажется, не должна зацикливаться на Соединенных Штатах, а обратиться к Востоку. В той же Америке, например, сейчас имеет бешеный успех, собирает миллионы долларов фильм китайского режиссера Чжана Имоу.<BR><BR><STRONG>Клара Лучко, актриса: "Лояльность и симпатии Америки к России - показные"</STRONG><BR><BR>Это вопрос очень глобальный. Он складывается из многих вопросов. До врага, конечно, еще далеко, но недоброжелателем России Америку, мне кажется, можно назвать точно: говорят одно, а делают другое. Уже давно они обещали ввести льготы для российских товаров, разумеется, ничего не ввели. Зато ими теперь пользуются украинцы. Лояльность и симпатии к России - показные. Планы, на мой взгляд, у Америки совсем иные. Она не хочет, чтобы Россия была сильной страной, ей нужно видеть ее раздробленной. У нас ведь очень много полезных ископаемых, на которые она имеет виды. Недавно я услышала по телевизору, что Россия разрешит американцам охранять свои ядерные станции. У меня прямо мороз по коже: "Как же так?" Я очень испугалась. Сейчас Америка пытается влиять еще и на страны СНГ. Те тоже потихоньку от нас отстраняются. В общем, мы окружены со всех сторон. <BR><BR><STRONG>Татьяна Догилева, актриса:&nbsp; "Америка способна погубить мир"</STRONG><BR><BR>Америка и ее поведение на международном поприще мне не нравятся. Ее действия в Ираке, Югославии, то, что она хочет сделать с Украиной, - это империя зла. В области культуры - это конец света. Я ненавижу американские фильмы и американских актеров, их кинематограф остановился для меня на действительно выдающихся актерах - Мерил Стрип, Роберт де Ниро. Америка пытается производить зомбирование зрителей при помощи культуры. В кинематографе идет процесс омерзительной мультипликации и компьютеризации. Американский кинематограф требует от режиссеров мелькания в кадре, задержка - не более 7 секунд в минуту, иначе человеку будет неинтересно смотреть - отношение к людям как к дебилам. Самое ужасное, что и наши режиссеры взялись подражать этой голливудской болезни. "Авиатор", "Александр" - это не кино, это мультики-пультики: не обращение к эмоциям и к душе, а мельтешение кадров. Испокон веков призванием искусства было пробуждать в человеке что-то хорошее, чтобы он думал. Сейчас же американское искусство выполняет только увеселительную функцию. Но и развлечением это не назовешь, а скорее - отвлечением. <BR><BR>Америка способна погубить мир во всех отношениях.<BR><BR><STRONG>Юрий Шарандин, председатель комитета Совета федерации по конституционному законодательству: "У Америки и России есть собственные интересы наряду с общими"<BR></STRONG><BR>И не друг и не враг. Партнер. Есть задачи глобального масштаба. И эти задачи должны решаться совместно. Но при этом, как у любого созидательного субъекта, и у Америки, и у России есть собственные интересы наряду с общими. Собственные интересы Америки прослеживаются четко: создать мир таким, каким он кажется правильным самой Америке. И тут наши интересы могут не совпадать. Если Америка считает, что ее активность на постсоветском пространстве сделает мир стабильнее, - это видение Америки. У России может быть другое видение. Ведь появление в Грузии американских баз или вхождение Украины в НАТО - явления с точки зрения США и России разные по содержанию. Не правда ли?<BR><BR><STRONG>Валерий Драганов,&nbsp; глава комитета Госдумы по экономической политике:<BR>"Без России решать мировые проблемы Америка не в состоянии"</STRONG><BR><BR>Как минимум не враг. Но если прислушаться к риторике нынешней американской администрации, то складывается впечатление, что их бы устроило наше нынешнее состояние. В то же время это серьезное заблуждение: Америке нужна сильная Россия. А Россия должна понимать, что наращивать свою мощь нужно прежде всего в экономике, и тогда соответствующие паритеты - от военных до социально-экономических - будут достигаться нами быстрее запланированного. <BR><BR>В течение ближайших 10 лет мы можем свое влияние в мире усиливать не за счет огромной территории, а за счет реального повышения качества и конкурентоспособности экономики. Америке нужна сильная Россия потому, что только слепой сегодня не видит, что угроза цивилизованному миру сегодня реальнее, чем когда бы то ни было. И как бы ни была могущественна Америка, без России решать мировые проблемы она не в состоянии.<BR><BR><STRONG>Письма</STRONG><BR><BR><STRONG>Вечные подростки<BR></STRONG><BR>В самой постановке вопроса уже проявляется наш национальный характер: или друг (он же кореш) навеки до пьяных соплей, или враг до помутнения оставшегося разума. В хороших семьях юноше советуют стремиться к кругу общения, в котором господствуют высокие ценности, открытость, завоевывать дружбу достойных людей, у которых есть чему поучиться. Но для этого нужно самосовершенствоваться. А подросток из плохой семьи, где ничему не учат, неизбежно оказывается в плохой компании и потом всю жизнь ненавидит круг общения своего соседа, того самого юноши из хорошей семьи. Мы - вечный подросток.<BR><BR><EM>Юрий Побединский, Рязань<BR></EM><BR><STRONG>Не картошка, но полезная</STRONG><BR><BR>Будет прискорбно, если Путин вернется с братиславского саммита обиженным. Если он не начнет задумываться над тем фактом, что хотя "демократия - это не картошка", как выразился С. Иванов, но аналогия с картошкой не так уж плоха. Да, картошку внедряли насильно, поскольку люди не сразу разобрались, для чего предназначены вершки, а для чего корешки. Но потом картошка неоднократно спасала наш народ. А некоторые скотоводческие кочевые племена картошку так и не научились выращивать. Западная демократия - не искусственная схема, а путь, указанный две тысячи лет назад. В ней есть непреложные ценности, и мы должны их усвоить. Вот если мы сегодня же отменим семипроцентный барьер на выборах по партийным спискам, то всем докажем, что мы продвинулись в постижении демократии.<BR><BR><EM>Анна Баранова, г. Луга, Ленинградская область</EM><BR><BR><STRONG>Моя Америка</STRONG><BR><BR>Да, согласно опросам общественного мнения, 60% нашего населения враждебно относятся к Америке. Это означает, что мыслящему человеку нужно иметь мужество, чтобы публично не согласиться с мнением большинства. Никакое большинство не заставит меня разлюбить Америку, потому что Америка - это первый увиденный мною цветной мультфильм "Бэмби", Марк Твен, О. Генри, джаз, Фолкнер, тушенка, мука, бекон, сахар 44-го года, "Дугласы" и "Студебеккеры", Рузвельт, Кеннеди, получившие приют мои знакомые, наконец, мой дружок - персональный компьютер. Лично мне Америка - друг. Как бы объяснить большинству, что меньшинство нельзя угнетать?<BR><BR><EM>Юрий Парашин, Одесса<BR></EM><BR><STRONG>Друзья по определению</STRONG><BR><BR>Президент России поддержал президента США перед выборами. Буш тоже во многом поддерживает Путина. Они называют друг друга друзьями. По многим вопросам находят взаимопонимание, хотя и остаются пока и нерешенные проблемы. Америка и наша страна вместе воевали с фашистами. У нас много общего. Мы крупные мощные державы, мы должны быть рядом, на современные вызовы и угрозы должны отвечать сообща. Не надо обижаться на Америку потому, что она допускает ошибки и просчеты. В целом ее политика позитивна. Мы тоже небезгрешны. Сотрудничеству и дружбе наших народов нет разумной альтернативы.<BR><BR><EM>Дмитрий Орлов, г. Челябинск <BR></EM><BR><STRONG>Исключительно деловые отношения<BR></STRONG><BR>Америка поглощает львиную долю мировых ресурсов. Америка больше всех других стран производит отходов, не очень задумываясь о последствиях. Америка озабочена своим благосостоянием и безопасностью, наплевав на остальной мир, - доказательством этому служит хотя бы упорное нежелание ее подписывать Киотский протокол. Америка навязывает свою волю другим странам. Ирак, страны бывшей Югославии, Грузия, Украина - тому примеры. Теперь вцепилась в Иран. И нужен ли нам такой друг - большой вопрос. У России с Америкой должны быть исключительно деловые отношения, не допускающие вмешательства во внутренние дела друг друга.<BR><BR><EM>Сергей Кумин, г. Стерлитамак, Башкортостан</EM><BR><BR><STRONG>Инородное для нас добро</STRONG><BR><BR>Что собой хочет представлять Россия? Оставаться в глазах всего мира "империей зла", которая не останавливается даже перед уничтожением собственных граждан в ходе "контртеррористических мероприятий", идет на грубые нарушения законности, как в деле уничтожения "ЮКОСа", беспардонно вмешивается во внутреннюю жизнь сопредельных государств, пытаясь навязать им свою волю, как в Грузии и на Украине? Если да, то, конечно, те, кто пытается остановить этот каток зла, будут расцениваться как враги: в том смысле, что добро инородно для нашей страны.<BR><BR><EM>Анастасия Некрасова, г. Санкт-Петербург<BR></EM><BR><STRONG>Нижайше просят не сморкаться в скатерть<BR></STRONG><BR>Претензии российской власти на мировое господство, основанные на советской атавистической тоске, - вот откуда взялось мнение, что США представляют собой враждебную нам силу. Именно благодаря Америке коммунистическая гангрена не расползлась на весь мир. Но осталась в теле нашей страны. Отсюда и сегодняшние настроения в российском обществе: ностальгия по культу вождя, ксенофобия, террористические выходки со стороны власти в отношении своих же граждан (наглядный пример - башкирский Благовещенск). Что, собственно, плохого сделали нам Штаты? Мне кажется, они только просят (пока именно просят!), чтобы мы вели себя прилично, цивилизованно, помня о законах - божеских и человеческих.<BR><BR><EM>Станислав Шапошников, г. Тамбов</EM><BR><BR><B class=t11>Ответы посетителей сайта iz.ru</B><BR><BR><B>armir</B>: А Россия для Америки - друг или враг? <BR><BR>Посмотрите программу новостей "Первого канала", и ни у кого не останется сомнений по этому поводу: в головах россиян старательно взращивается образ врага. Например, вчера перед интервью с Бушем показали далеко не новый сюжет об американских самолетах с красными звездами на борту, которые используются для тренировок летчиков. Американцы готовятся к войне с Россией! Кто поверит после такого предисловия словам Буша о его симпатии к Путину? Видна опытная рука закаленных в боях политтехнологов. <BR><BR>Похоже, дружбой Америки в России не очень дорожат. Есть иные, более важные внутриполитические цели. <BR><BR><B>SIA</B>: Мое мнение, более корректен вопрос: США и Россия хотят стать ЦИВИЛИЗОВАННЫМИ КОНКУРЕНТАМИ (с элементами ПАРТНЕРСТВА)?<BR><BR>Когда "дерутся" две большие фирмы-конкуренты, выигрывает обычно третья. Не всегда большая, иногда это группа маленьких фирм, более диких. После такой борьбы на рынке может наступить хаос. Мое мнение: сейчас "большие" (США, Европа, Россия) сейчас стали заложниками игры "маленьких". Этими маленькими являются представители крупного бизнеса в России. Они разыгрывают карту противостояния "больших". Манипулируя общественным мнением, с помощью СМИ "подставляют" и США, и Европу, и Россию. <BR><BR>США, Европа, Россия должны научиться пресекать манипуляции со стороны "маленьких". Тактические выигрыши одной из сторон от таких манипуляций не должны заслонять стратегические интересы по решению других проблем - как внутренних, так и мировых. <BR><BR><B>Rusich</B>: Враг номер один нужен только потому, что такие несоразмерные военные расходы бюджета должны быть как-то оправданы... И находят его в лице США. И полуграмотное политически население начинает верить. Никто не задумывается, что американцы не убили ни одного русского солдата. Не нападали на Россию, а, напротив, помогали в трудные моменты истории.<BR><BR>Америка сильнее нас. Но наши имперские замашки не дают покоя русским "ура-патриотам". А с чего это Штатам нас уничтожать? Америка прекрасно понимает, что нападать на Россию нет смысла. <BR><BR>Раздаются голоса, что нас хотят "расчленить" на несколько кусков. Зачем им создавать дополнительные "ядерные дубинки?" <BR><BR>Если бы Россия имела демократическое устройство, не устрашала бы военной угрозой, наращивая свои военные потенциалы, если бы каждая смена руководства в России не вела бы к смене политической системы государства, отношения с США строились по-другому.<BR><BR>Пока Россия не поймет, что дружить надо с США и Европой, а не с Ираном, КНДР или арабскими и одиозными южноамериканскими странами, продавая им оружие, отношения будут натянутыми. И виной всему будет немирная, имперская политика России. <BR><BR><B>К700</B>: Все просто: этот саммит - обыкновенная торговая сделка, на которой Путин и Буш начнут делить сферы влияния. Америка давно уже начала обкладывать России враждебными марионеточными режимами. В конце концов у Путина терпение лопнуло, да и жирку малость подкопил, вот он и начал вооружать всех "друзей" Штатов. Можете не сомневаться, что в нужный момент ОМП появится не только в Северной Корее, но и в Иране, и в любом другом государстве, на чей суверенитет американцы станут покушаться.<BR><BR><B>Alberta</B>: Никто в США не заинтересован в дальнейшем развале России. Все это пропаганда, направленная на то, чтобы и далее держать народы двух стран в состоянии напряга. Здесь живут такие же нормальные люди, как и в России, - со своими ежедневными проблемами. Эти люди отправляют в Россию гуманитарную помощь (пример - постоянные поездки групп от церквей в сиротские дома Питера, Калуги и т.д. с подарками - одеждой, книгами, обувью, деньгами на дополнительное питание для сирот и бездомных). В массе своей люди очень сочувствуют, что мы прошли через развал Союза, потеряли все сбережения, многие работу. Так что на вопрос, Америка нам друг или враг, я отвечаю - Друг. <BR><BR><B class=t11>Притягательные супостаты</B><BR>Именно такими словами можно охарактеризовать в целом отношение россиян к США: бывшему "потенциальному противнику", ныне - основному союзнику по борьбе с международным терроризмом, но главное - к самому сильному в данный момент государству на планете. Прежде всего уважением к чужой мощи (утраченной нами после краха Советского Союза) социологи объясняют тот факт, что в январе 2005 года более 60% участников всероссийского опроса "Левада-центра" заявили о том, что испытывают к Америке "очень хорошие" или просто "хорошие" чувства. Но как только ученые пытаются выяснить у граждан, на чем их доброжелательность основывается, обнаруживается: рациональных аргументов у "американофилов" не слишком много.<BR><BR>"Почти половина из них фактически не приводили доводов в обоснование своей позиции, а просто отмечали, что Америка - хорошая страна, у нее есть чему поучиться", - отмечается в одном из последних отчетов на эту тему Фонда "Общественное мнение" (ФОМ). Вот некоторые характерные высказывания, прозвучавшие в ходе обсуждений на фокус-группах:<BR><BR>- Штаты делают много умного, они живут правильно.<BR><BR>- Это огромная страна, где много хороших людей.<BR><BR>- У них много хороших начинаний.<BR><BR>Лишь 2 позиции апологетов Америки звучат, по мнению ученых, достаточно обоснованно: когда респонденты подчеркивают ведущую роль США в мировой хозяйственной системе ("из разных экономических направлений они выбрали самое лучшее и удачно применяют его на практике") и когда они говорят о роли Америки в поддержании стабильности на планете и борьбе с терроризмом ("борьбу с распространением атомного оружия взяли на себя", "Саддама убрали, в Афганистане порядок поддерживают", "уничтожают террористов по всему миру"). Но обе эти точки зрения внятно высказывают не более 2-3% опрошенных.<BR><BR>Гораздо более убедительная картина вырисовывается, когда речь заходит не о личном отношении россиян к США, а о том, как они оценивают их роль в мире. Больше половины респондентов считают ее отрицательной. Каждый пятый (21%) негодует по поводу того, что США "лезут во все страны со своей волей", еще 15% отмечают недопустимость активно практикуемого Штатами применения силы во внешней политике: "любят повоевать, причем сами являются зачинщиками конфликтов", "нападают на другие страны", "обнаглели, хотят весь мир подмять".<BR><BR>Однако в целом все эти негативные эмоции практически не влияют на то, каким россияне хотели бы видеть будущее наших отношений. На том, чтобы они стали менее близкими, чем сейчас, настаивают лишь 11% респондентов ФОМа, в то время как 40% приветствовали бы более тесные контакты (35% считают существующие отношения оптимальными). Причем социологи подчеркивают: за последние годы существенной динамики в мнениях россиян по данному вопросу не наблюдается. Прагматизм торжествует.<BR><BR><STRONG>Георгий Ильичев</STRONG>

iz.ru