«Дум-дум» – легенда из Индии. Экспансивные пули. Алюминиевые пули


Стреловидные пули… | Оружейный журнал "КАЛАШНИКОВ"

Путь ложных надежд или история упущенных возможностей? Часть I

Требования о совершенствовании стрелкового оружия стояли перед конструкторами всегда и во все времена. Даже несмотря на то, что текущий уровень часто казался достигшим предела своего развития. Например, русский «Артиллерийский журналъ» в №4 за 1857 год писал, что «стрелковое оружие дошло до такого совершенства, что от него, по-видимому, нельзя более ничего ожидать»… Но уже через некоторое время благодаря появлению бездымного пороха и металлической гильзы с капсюлем центрального боя произошёл последний в новейшей истории качественный, революционный скачок, благодаря чему патроны и стрелковое оружие достигли своего современного уровня развития. Но что делать дальше, какие идеи или изобретения могут обеспечить принципиальное улучшение достигнутого? Очевидно, что необходимо что-то новое. Но также очевидно, что кроме поиска новых решений, необходимо хорошо знать и понимать опыт предыдущих поколений. Чтобы не «изобретать велосипед» заново и не повторять чужих ошибок. И, возможно, внимательно рассмотреть некоторые «старые» идеи, если они того стоят?

Среди опытных работ недавнего прошлого одними из самых многообещающих и перспективных были разработки патронов с оперёнными подкалиберными пулями для стрелкового оружия, которые достаточно долго велись как у нас, так и за рубежом. Один из авторов западных исследований, Ирвин Бэр (Irvin R. Barr), был «влюблён до безумия» в «подкалиберную» концепцию. А в отечественных отраслевых документах этим разработкам был присвоен статус «наиболее важного и перспективного направления». Но патроны с ОПП (оперёнными подкалиберными пулями) так и не были приняты на вооружение ни у нас, ни за рубежом. Так что это было, почему «не взлетело»? Настоящая статья посвящена предмету и истории этих разработок и во многом основана на данных монографии «Боевые патроны стрелкового оружия» Владислава Николаевича Дворянинова.

Схема боеприпаса с подкалиберной (слева) и калиберной пулями. 1- подкалиберная пуля, 2 – тянущее кольцо,3 – ствол, 4 – пороховые газы, 5 – калиберная пуля

Начать изложение необходимо с объяснения базовых причин такого пристального интереса. На схеме изображены схемы выстрела с подкалиберной пулей (слева) и классический, «калиберный» вариант. Подкалиберная пуля (1) выполнена в виде оперённой стрелы. Её диаметр меньше калибра ствола (3), и поэтому она называется подкалиберной. Форма пули в виде стрелы выбрана из-за того, что она в полёте стабилизируется за счёт своего оперения, а не посредством вращения, как мы привыкли, поскольку из-за высокой начальной скорости пули для придания ей требуемого вращения нужна такая крутизна нарезов, которая превращает ствол практически в гайку… Вторая важнейшая конструктивная деталь – лёгкое тянущее кольцо (2), которое соединено с пулей. На практике оно получило устоявшееся название «поддон», которое мы и будем использовать в дальнейшем. Поддон воспринимает давление пороховых газов (4) всей площадью своего поперечного сечения S1 и может разгоняться вместе с пулей до значительно более высоких скоростей, чем классическая калиберная пуля (5, справа) такого же веса, но меньшей площади S2. После вылета из ствола поддон отделяется и пуля продолжает свой полёт к цели самостоятельно. Таким образом подкалиберная конструкция позволяет достичь улучшения всех баллистических параметров выстрела, что приводит к заметному увеличению дальности прямого выстрела (ДПВ) при уменьшенном импульсе отдачи, но при том же давлении пороховых газов и габаритах патрона.Любой специалист, оценив такие возможности подкалиберной схемы, действительно должен прийти в восторг. Но должен сразу задуматься – как тем или иным образом сначала обеспечить надёжное соединение поддона с пулей при движении в стволе, а затем их лёгкое и надёжное разделение? И будет прав, потому что в этом и заключается ключ к практической реализации всей идеи.

Опытные патроны Ирвина Бэра по патентам 1954 г.

В США Ирвин Бэр сотоварищи, чьи опытные патроны по патентам 1954 года приведены на фото, сделали ставку на ведение пули цельным поддоном за счёт сил трения, возникающих при сдавливании поддона пороховыми газами и отделении его от пули за счёт разрушения ножами дульного насадка.Отечественные исследования по оперённым подкалиберным снарядам начались в СССР ещё в 1946 году артиллеристами. В 1960 году на вооружение был принят бронебойный ОПС к 100-мм гладкоствольной противотанковой пушке «Рапира» Т-12. Под влиянием успеха этой работы в 1960 го-ду группой А.Г. Шипунова в НИИ-61 проводилась теоретическая оценка возможности применения аналогичной конструкции для снарядов авиационных автоматических пушек. В то же самое время начинался отечественный проект по созданию нового 5,45-мм стрелкового комплекса. Поэтому Шипунов предложил проработать идею подкалиберного боеприпаса применительно к патронам стрелкового оружия. В разработке принял участие В.П. Грязев, который в предыдущем 1959 году был одним из исполнителей НИР по изучению иностранного опыта разработки новых малокалиберных комплексов (как оружейник). Эскизный проект патрона поручили Д.И. Ширяеву, который «затратил на это неполный рабочий день».Итоговое предложение представляло собой патрон с ОПП, импульсом отдачи 0,5 кгс·с при калибре гладкого ствола 8 мм. Изюминкой, принципиальной новизной авторы считали предложенный способ соединения поддона и подкалиберной пули. Они писали: «Нам известно о существовании подкалиберных мин с отделяющимися поддоном… Мы претендуем лишь на новую форму выполнения подкалиберного выстрела, а не на подкалиберный выстрел в целом… Создание подкалиберной оперённой пули малого калибра… стало возможным лишь после того, как нами был найден способ крепления поддона на пуле за счёт сил трения, образующихся при сжатии секторов поддонов газами…». На что позднее и было выдано соответствующее авторское свидетельство. Внимательный читатель, кстати, может поломать голову над вопросом – как, согласно этому чертежу, предполагалось обеспечить фиксацию гильзы в патроннике оружия. Технологическая часть предложения может сначала показаться скучной своими подробностями. Но её, мягко говоря, не традиционность интересна и заслуживает внимания: Заготовку поддона в виде дюралевой трубки с продольными надрезами (чтобы получить в итоге многосекторный поддон) полагалось сначала «плотно запрессовывать на стреловидную пулю». Затем, в сборе, обточить центральную и хвостовую части трубки. После этого патронировать всю сборку гильзу, и в таком виде, вместе с гильзой, обтачивать головную часть трубки, получая в итоге готовые сектора поддона. После чего производить снаряжение патрона порохом через отверстие в дне гильзы, куда в конце концов запрессовывалась бы втулка с капсюлем или сам капсюль… Были сделаны и баллистические расчёты, но для них был принят недостижимо хороший баллистический коэффициент будущей подкалиберной пули (1,9 м2/кгс, по Сиаччи), что привело к фантастически хорошим результатам расчётов по настильности траектории и энергии пули на типовых дальностях стрельбы. Основываясь на всём вышеизложенном, Ширяев подготовил соответствующие плакаты и общую презентацию идеи. Которая чрезвычайно понравилась начальству.

Оригинальный чертёж патрона с оперённой подкалиберной пулей, сконструированной в НИИ-61(из заявки на изобретение), и фото первого варианта стреловидной пули к нему

В итоге Дмитрий Иванович Ширяев в середине 1960 года был временно переведён в патронный отдел №23 для практической реализации предложенной идеи. Где по патронному направлению он проработал до конца 1961 года. Столь недолгое участие одного из авторов объясняется тем, что в ходе первых же экспериментов выяснилось, что ни одно из первоначальных предложений не годится. Добиться правильного функционирования выстрела так не удалось – поддоны срывались со стрелы в стволе даже при половине проектного значения максимального давления пороховых газов. Вначале пришлось отказаться от напрессовки заготовки поддона на стрелу и его пошаговой обточки, от мелких полукруглых канавок на стреле и, главное – от использования сил трения для сцепления стрелы и поддона. Пробовали использовать для сцепления секторов поддонов и пули метрическую резьбу, но это также не дало результатов. Измеренный баллистический коэффициент первых стреловидных пуль оказался равным 4,5 м2/кгс вместо 1,9 м2/кгс.Но несмотря на явную неудачу первых экспериментов, исследования продолжились. Были заново спроектированы все элементы патрона. Появились два варианта тонкостенных гильз. Форма пули и поддонов заметно изменились. Для их надёжного сцепления уже использовалась «гребёнка», подобно артиллерийским ОПС. Изменился калибр ствола. Все элементы стрел и поддонов изготавливались в опытном производстве методами токарной, фрезерной и слесарной обработки, патроны собирались практически вручную. Алюминиевые поддоны изготавливались парами, без возможности их взаимной замены. В итоге разработчикам удалось достичь определённого прогресса и обеспечить нормальное и стабильное функционирование выстрела, приблизившись к проектным значениям.Самым важным на этом этапе работ вопросом было определить, насколько подкалиберные удовлетворяют требованиям к перспективной системе вооружения.Самыми неутешительными бы­ли результаты испытаний конца 1962 года по убойному действию стреловидных пуль, которое оказалось неприемлемо низким и значительно уступало и штатным патронам и перспективным требованиям военных.

Макеты опытных 7,62/3-мм патронов 1963–64 годов.

Немного ранее, в мае-июне 1962 года, Ржевским полигоном было представлено заключение «Принципиальная приемлемость патрона с оперённой подкалиберной пулей с точки зрения безопасности стрельбы пулями с разлетающимся поддоном и отсутствия в боекомплекте специальных пуль».Это заключение имеет исключительную важность, поскольку за всю последующую историю разработки патронов с ОПП оно осталось единственным, в котором вопрос разлёта секторов был исследован комплексно. Проведённое высококвалифицированными специалистом, офицером Ржевского полигона, к.т.н. М.С. Шерешевским, это исследование включало в себя не только определение опасности секторов поддонов на разных удалениях от стреляющего, но и содержало подробный анализ возможности нахождения своих бойцов в зоне разлёта. Было показано, что их нахождение в опасной зоне, на небольших боковых удалениях от траектории стрельбы запрещено и маловероятно, поскольку такое положение бойца весьма опасно для него вне зависимости от того, какими патронами ведётся огонь. Если же такое нахождение и может иметь место, то в весьма редких случаях и на удалениях 25–30 м от стреляющего, где сектор уже не представлял опасности. На основании чего был сделан принципиально важный вывод, что «стрельба оперёнными подкалиберными пулями безопасна для своих войск».По результатам всех проведённых испытаний Ржевским полигоном была дана весьма положительная оценка потенциала патронов с ОПП. Особо была отмечена достигнутая ДПВ = 520–570 м при импульсе отдачи 0,5 кгс·с, не достижимая для патронов классической схемы с калиберными пулями. Вместе с тем, с рекомендациями продолжать работы были сформулированы весьма жёсткие требования по доработке:1) Значительно повысить поражающее и останавливающее действия стреловидных пуль.2) Обеспечить кучность стрельбы одиночными выстрелами на уровне штатных боеприпасов.3) Разработать специальные, в первую очередь трассирующие пули.Перечисленные выше требования в полной мере отражают «естественные недостатки» подкалиберной схемы для патронов стрелкового оружия.Работы по патронам с ОПП проводились в рамках НИР по со­зданию нового автоматно­го малоимпульсного патрона, а не ради красоты самой идеи. По основному направлению к концу 1964 года уже был достигнут весьма значительный прогресс. Испытаниями было подтверждено, что опытные 5,45-мм патроны по кучности, убойному, останавливающему и пробивному действиям практически соответствуют выдвинутым требованиям. Поэтому «калиберный» вариант выигрывал у стреловидных, что называется, за явным преимуществом, в том числе за счёт своей «классической» технологичности. Поэтому с конца 1964 года исследования по «автоматным» 7,62/3-мм патронам с ОПП были практически прекращены.Но патронщикам не давали покоя потенциальные преимущества подкалиберной схемы. Тем более что их удалось добиться на практике и многие нюансы конструкции уже были исследованы. Также было понятно, что выявленные недостатки являются весьма сложными и, возможно, непреодолимыми проблемами. Но решить их можно, лишь продолжая интенсивные исследования.

Иван Касьянов, Виктор Петров и Владислав Дворянинов

В середине 1964 года, основываясь на собственном опыте работ по теме, И.П. Касьяновым и В.А. Петровым было выполнено эскизное проектирование и расчёт баллистических характеристик уже не автоматного, а пулемётно-винтовочного патрона с оперённой подкалиберной пулей: калибр ствола 10 мм, диаметр пули 4,5 мм, масса пули 4,5 г, начальная скорость 1300 м/с. Расчёты показывали, что предлагаемый патрон должен превосходить штатный отечественный и зарубежный винтовочные патроны. Также ожидалось, что убойное действие 4,5-мм стреловидной пули будет на должном уровне, как более тяжёлой и габаритной. Заказчики одобрили такое направление работ и согласовали ТЗ, главными условиями которого были дальность прямого выстрела не менее 600 м, убойное действие и кучность стрельбы одиночными выстрелами – не хуже штатного винтовочного патрона с пулей ЛПС.Ответственным исполнителем по этому патрону с 1965 года был назначен Владислав Дворянинов, молодой специалист, выпускник ЛВМИ 1960 года, который к тому времени уже стал ведущим инженером-конструктором и имел определённый опыт работ по «пулемётно-винтовочной» тематике. При проектировании первого варианта 10/4,5-мм патрона в полной мере был использован предыдущий опыт. Двухсекторные поддоны по-прежнему изготавливались из алюминиевого сплава. Гильза изготавливалась из полуфабриката штатной винтовочной гильзы. Стальная оперённая подкалиберная пуля имела «гребёнку» для сцепления с секторами поддона.Но опытные стрельбы показали, что «естественные недостатки» подкалиберной схемы всё так же присущи и этому варианту, и что изменением лишь размеров их решить не удалось: убойное действие 4,5-мм стреловидных пуль значительно уступало пулям ЛПС штатного патрона; кучность стрельбы одиночными выстрелами по линейным характеристикам была в 2–2,5 раза хуже норматива. Прибавив к этому необходимость разработки технологий изготовления всех элементов патрона, пригодных для массового производства, а также задачи по разработке трассирующих пуль, становится понятен тот огромный объём работ, который предстояло выполнить.

Слева – сектора «старых» поддонов из сплава Д16Т, в их окончательной конструкции с пластмассовыми поясками. Справа – готовые пластмассовые сектора поддонов, полученные непосредственно отливкой и не требовавшие последующей обработки

Дальнейшая история отечественных работ по этому направлению, продлившихся вплоть до 1983 года, и обширна и многогранна. Подробное описание всех работ потребовало бы слишком большого объёма, поэтому ограничимся только самыми принципиальными моментами, без строгого соблюдения хронологии событий. Объективно и достаточно подробно история этих работ приведена в четвёртой книге монографии «Боевые патроны стрелкового оружия» В.Н. Дворянинова.

Образцы «полуфабрикатов» стреловидных пуль, полученные разными способами. Слева – с глубоким отверстием в хвостовой части (трассирующий вариант пули) полностью получали методом холодной штамповки. В середине – головная часть получена методом радиальной вырубки. Справа – ротационной ковкой по технологии, применявшейся при изготовлении промышленных швейных игл

На протяжении всего первоначального этапа осуществлялись неоднократные попытки использовать для секторов поддонов самые разные типы и марки пластмасс. Но все они не удовлетворяли требованиям при соблюдении адекватного размера и веса секторов поддонов, пока в 1970 году, по инициативе патронщиков, не была установлена связь с Владимирским НИИ синтетических смол, где был разработан новый вид пластмасс «Фенилон-С». В итоге сектора поддонов стали изготавливаться именно из него. Была разработана технология отливки готовых секторов поддонов, подходящая для использования в автоматических роторных линиях при промышленном изготовлении патронов. Технологически самым трудо­ёмким и ответственным было изготовление стреловидных пуль с заданной точностью. Тут необходимо отметить, что слухи о якобы ювелирных требованиях по точности изготовления стреловидных пуль не верны. На самом деле поля допусков согласно требованиям чертежа были вполне типовыми. Для артиллерийских БОПС, например, аналогичные требования намного строже, несмотря на значительно большие размеры элементов снаряда и секторов поддонов. В ходе работ были исследованы самые различные способы и технологии изготовления стреловидных пуль. Позднее в Тульском политехническим институте было разработано оригинальное ра­ди­ально-штампующее приспособление для пресса, используемого на предприятиях отрасли, которое отличалась повышенной производительностью при требуемой точности изготовления. Чем, в принципе, решался вопрос о массовом производстве стреловидных пуль.Но наиболее значимыми и важными были исследования по тем самым «естественным недостаткам» подкалиберной схемы, без решения которых всё остальное большого смысла не имело.

Металлическая стреловидная пуля (справа) и пуля с пластмассовым оперением

Принципиально улучшить поражающее действие удалось за счёт конструкции пули. На её головной части выполнили лыску, обеспечив таким образом её асимметричность и, соответственно, возникновение опрокидывающего момента при внедрении пули в плотные ткани. На теле стрелы, в районе гребёнки, выполнили ослабляющий элемент – поперечную проточку или канавку, по которой происходил изгиб стрелы под действием этого опрокидывающего момента. Согласно результатам последующих полигонных испытаний, доработанные таким образом 4,5-мм стреловидные пули показали лучшее или равноценное с пулями ЛПС поражающее и останавливающее действие. Пробивное и проникающее действие стреловидных пуль никогда не вызывало вопросов и удовлетворяло требованиям, превосходя штатные.Самой сложной задачей была отработка кучности стрельбы до уровня штатного винтовочного патрона с пулей ЛПС. Главные причины большого рассеивания конструкторам были ясны. Это негативное влияние отделяющихся от стрелы при выходе из канала ствола секторов поддонов и увеличенные углы нутации стрел при вылете из ствола. Одно время в процессе работ казалось, что оптимальное решение найдено: опытный вариант подкалиберной пули с пластмассовым оперением стабильно показывал хорошие результаты, с запасом выполняя норматив по кучности на 100 и 300 м.Но при стрельбе на большие дальности неожиданно выяснилось, что имеет место существенное и нестабильное увеличение полётного времени пуль, а пробоины в щите недопустимо овальны. Что было неприемлемо и говорило о значительном ухудшении коэффициента формы. Причины, конечно, нашли. Они оказались разными и сложными. Настойчивые поиски реше­ния к успеху не привели и пришлось вернуться к отработке варианта со стальным оперением… В 1981 го­ду 10/4,5-мм патроны 19ВЛГ партий ОП 02-81-61 и ОП 03-81-61 (для полигонных испытаний) при сдаче в ОТК ЦНИИТОЧМАШ показали кучность стрельбы на 300 м из баллистического ствола R50 СР. = 8,8 и 8,9 см соответственно (при нормативе R 50 СР. ≤ 9,0 см). Конечно, это было лучшее, что могли предъявить разработчики к тому моменту, но требуемый и так желаемый результат всё-таки был достигнут. И он не был случайным.

www.kalashnikov.ru

Пули Качеева - будущее патронов » Военное обозрение

По общепризнанному мнению ручное огнестрельное оружие уже давно находится в тупике, и развиваться ему некуда. Действительно, все возможные вариации схем работы автоматики уже были перебраны конструкторами в конце XIX начале ХХ века, и придумать что-то принципиально новое достаточно сложно, еще сложнее это реализовать массово и качественно по доступной цене, иначе оружие просто не получит распространения, как это уже неоднократно было. Таким образом, получается, что нужно ждать пока кто-то сделает компактные варианты лазеров, бластеров, пушек Гауса и прочего оружия из фантастических книг, а вернее компактных источников энергии для этого оружия. Но на самом деле развиваться еще есть куда. Поэтому, всё выше сказанное оставим для кинематографа.

Говоря о развитии оружия, почему-то всегда забывают о боеприпасах к нему, а ведь патрон всегда являлся основой для любого оружия и определял его основные параметры. Конечно, самый распрекрасный патрон не сможет показать хорошие результаты при использовании ствола, сделанного из водопроводной трубы, но и идеальное оружие покажет далеко не самые лучшие результаты, если заряжать в него патроны низкого качества. Получается, что современное огнестрельное оружие уже если не достигло своего потолка, то вплотную приблизилось к нему, а вот патроны почему-то не совершенствуют – хотя оружие разрабатывается под патрон.

Разумеется, что патроны развиваются тоже, но почему-то большинство производителей упирается в классические конструкции. В идеале же, стремятся к тому, чтобы создать патрон, который можно будет применять в ныне существующих и распространенных образцах, при минимальной адаптации этих самых образцов. Тем не менее, я считаю, что создание новых, более совершенных боеприпасов может существенно продвинуть эффективность ручного огнестрельного оружия вперед и любые затраты при этом оправданы.

Естественно, что работы по разработке новых боеприпасов ведутся, но так как все упирается в вопрос финансовый, то эти работы скорее запас на будущее, а не для массового производства - не готовы еще выкладывать деньги за более высокие характеристики боеприпасов.

Так как патрон можно разделить на четыре составляющих (капсюль, гильза, пороховой заряд и пуля), то именно над ними и трудятся конструкторы. Самым очевидным вариантом улучшения характеристик патрона является работа с пороховым зарядом, так как именно его газы при сгорании задают скорость пули, а чем выше скорость, тем больше энергия метаемого снаряда. Различные вариации с порохом уже дали свои максимальные результаты, потому еще в первой половине двадцатого века начали вестись работы по замене пороха. Чего только не пихали в гильзу и не заставляли гореть… Были даже такие экзотические варианты, где вместо пороха использовались два газа, которые воспламенялись при соединении, но, как видим, особого результата это не принесло и используем мы все тот же порох. С капсюлем патрона все неоднозначно. С одной стороны это простейшее устройство, основная задача которого воспламенить порох, так что вроде бы как на характеристики боеприпаса он и не влияет. Но это только если смотреть поверхностно. Можно привести следующий пример, как капсюль может влиять на характеристики боеприпаса. Если на ровной поверхности сделать из пороха две дорожки, одну поджечь с одной стороны, а другую с середины, то очевидно какая из них сгорит быстрее. Соответственно, чем быстрее будет гореть все это дело, тем быстрее будут образовываться пороховые газы, нагнетая давление в стволе, от которого напрямую зависит все та же скорость пули. Правда в самом патроне это преимущество будет не таким и значительным, в чем можно убедиться, убрав из него пороховой заряд и ударив по капсюлю. Так что действительно значимый результат будет только с теми патронами, где пороховой заряд достаточно велик, то есть в патронах имеющих гильзу большого объема или же в том случае, если гильза тонкая и длинная. Вариации с гильзой в основном являются попытками сделать патроны более дешевыми в производстве. На данный момент, единственным оправданным вариантом можно считать использование полимеров, варианты безгильзовых патронов не имеют по своим характеристикам преимуществ перед аналогичными боеприпасами с гильзой, требуют оружия нестандартной конструкции. При этом они более дешевые и позволяют снизить вес патронов, что немаловажно, особенно для пулеметов, вернее пулеметчиков, только стоимость нового оружия под эти боеприпасы перекрывает эти положительные моменты.

Так что остается только пуля, но в идеале, конечно, полностью вся конструкция должна быть модернизирована для максимального улучшения характеристик боеприпасов. Собственно над пулями и работают в основном все крупные оружейные компании, изменяя материалы пули, нанося покрытие из молибдена и так далее, но, практически, не изменяя форму пули.

Но не только крупные оружейные компании заняты работой над такими проектами, не перевелись еще и у нас конструкторы способные в одиночку сделать новый боеприпас, превосходящий по своим характеристикам ныне существующие. Так, Василий Иванович Качеев не только смог улучшить характеристики пуль, а соответственно и боеприпасов, но разработал иную технологию производства, более простую и точную в сравнении с тем, что предлагают западные конструкторы в аналогичных проектах.

Основная идея, которая применена в новых боеприпасах, заключена в уменьшении силы трения поверхности пули о канал ствола, а также о воздух при ее полете. Идея не нова, уходит еще в пятидесятые годы прошлого века, именно тогда начались первые исследования по данному вопросу, которые продолжаются до сих пор и достаточно продуктивны. Известна пуля KTW с покрытием из тефлона. Тем не менее, практически все упирается в технологию производства покрытия из тефлона, которая достаточно сложна и дорога, потому подобные боеприпасы хоть и производятся серийно, но они достаточно дороги. Именно с увеличением скорости пули связаны все те распространенные в прошлом веке байки, что пуля с покрытием из тефлона способна пробить любой бронежилет. На самом деле бронебойные свойства пули действительно увеличиваются, за счет увеличения ее скорости, так что часть правды в этом есть, но вот так вот прямо любой бронежилет, любая пуля это уже конечно вымысел.

Рассмотрим варианты боеприпасов, которые предлагает Василий Иванович, а также, по возможности, сравним с боеприпасами, имеющими пули формы а ля Крупп (Krupp) образца 1881 года.

В первую очередь, рассмотрим охотничьи патроны 7,62×39мм валового производства. После нанесения на валовые пули двухслойного покрытия, содержащего подслой из алюминиевого сплава, а поверх него слой фторопласта-4, который также известен под торговой маркой тефлон. Далее будет применяться обозначение Al+PTFE для такого покрытия. Результат отстрела таких опытных охотничьих патронов был получен не самый впечатляющий по кучности – она выросла всего на 5,7%. Это, конечно, тоже результат, но маловато будет. Хотя не стоит забывать, что патроны валового производства, а некоторые компании, при результате трёхпроцентного улучшения кучности, орут во все горло о своей уникальности и гениальности.

Но в идеальном боеприпасе, важна не только кучность, но и время подлёта к движущейся цели. Уменьшение этой величины вполне по силам покрытию Al+PTFE. Фторопласт-4, по своей сути, используется здесь как сухая смазка, помогая пуле пройти канал ствола оружия с меньшим трением и, соответственно, с большей скоростью. Сопротивление воздуха в полете пули также сбрасывать со счетов нельзя, так как этот фактор серьезно влияет все на ту же скорость пули (время полёта).

Далее конструктор предложил для крупнокалиберных снайперских винтовок . свой вариант пули, которая признана изобретением.Монолитная пуля конструкции В.И. Качеева – сочетание шаров и переходных объемов такой формы, которыми обеспечивается смешение центра тяжести к носику пули. Кроме этого, диаметр головного шара равен калибру (размеру ствола по полям). Пуля центрируется головным шаром строго по оси канала ствола – тем самым исключается перекос пули – «косой ход» пули по нарезам (как говорят стрелки-профессионалы).

Главной особенностью своих пуль Василий Иванович выделяет не их бронебойные свойства, а то, что они в производстве будут дешевле, чем пули классических конструкций. Конструктор предлагает применить известную технологию поперечно-клиновой прокатки при изготовлении своих пуль. Следует отметить, что пули, которые будут изготовлены по технологии поперечно-клиновой прокатки, имеют меньший разброс по весу – в сравнении с сердечниками, которые обрабатываются на токарных автоматах, что особенно важно для боеприпасов, используемых в высокоточном оружии. Технология разработана в одном из институтов Национальной Академии наук Беларуси.

Технология была апробирована при изготовлении стальных сердечников оболочечных пуль – во времена Советской власти. Нанесение покрытия из алюминия и фторопласта-4 конструктор предлагает также весьма оригинальным запатентованным способом – стальным ворсом приводной щетки, что экологически безвредно – по сравнению с электрохимическим способом (гальваникой).

Плюс ко всему, скорость нанесения этих покрытий увеличивается многократно, что удешевляет пули. Выполненное по этой технологии покрытие Al+ PTFE – замена или контейнера у подкалиберной охотничьей пули, или оболочки на пуле формы а ля Крупп (Krup) образца 1881 года. Таким образом, получаем более "быстрые", дешевые и точные пули, чем те, которые сейчас распространены.

Будем считать это первой ознакомительной статьей. В последующем, попробуем разобрать результаты отстрела ниже изображённого опытного охотничьего патрона, содержащего закалённую пулю с покрытием Al+ PTFE и составной пороховой заряд разработки к.т.н. М.А. Кислина – по пластине из бронежилета.

topwar.ru

Перспективные типы боеприпасов для нарезного оружия

Патроны с цельнополимерной гильзой от компании FightLite Industries

В настоящее время ведущие армии мира приступили к реализации программ разработки новых типов стрелкового оружия.

Как показывает более чем столетний опыт освоения сначала унитарных патронов, а затем промежуточных и малоимпульсных, наиболее перспективным решением является опережающее развитие новых типов боеприпасов.

Патроны с металлическими гильзами

Насыщение пехотных частей автоматическим оружием в сфере оборонной промышленности вызвало дефицит меди, традиционно применявшейся в составе патронной латуни (используемой для производства гильз патронов) и томпака (используемого для производства оболочек пуль).

Наиболее эффективным решением проблемы дефицита ресурсов стало использование мягкой стали, покрытой с двух сторон медью для защиты от коррозии, или без покрытия, применявшейся в военное время для выпуска так называемых суррогатных гильз. В послевоенное время была освоена технология покрытия стальных гильз специальным лаком, защищавшим их от влаги и снижавшим трение в патроннике (до определенного температурного предела).

Несмотря на сходство технических характеристик мягкой стали и медных сплавов, последние имеют преимущество в пластичности и коррозионной стойкости. Лаковое покрытие стальных гильз обладает малой износостойкостью и в процессе перезарядки при контакте с металлическими частями оружия имеет свойство повреждаться и переноситься на элементы автоматики, выводя их из строя. В случае извлечения неиспользованных патронов из ствола после окончания стрельб их гильзы лишаются лакового покрытия из-за его выгорания при контакте с нагретой поверхностью патронника, после чего ускоренно окисляются и патроны становятся непригодными к дальнейшему использованию.

Возросший расход патронов пехотинцами, вооруженных автоматическим оружием, послужил основанием для увеличения носимого боекомплекта за счет снижения веса патронов. Вплоть до начала 1970-х годов основным направлением снижения веса носимого боекомплекта был переход сначала на промежуточные, а затем и на малоимпульсные патроны, обусловленный стремлением повысить кучность автоматического огня из неудобных положений.

С целью повышения бронепробиваемости армия США перешла на использование цельнометаллических пуль патронов M80A1 EPR и M855A1

В настоящее время в качестве поражающих элементов преимущественно используются пули со стальным сердечником, свинцовой рубашкой и томпаковой оболочкой. С целью повышения бронепробиваемости армия США перешла на использование цельнометаллических пуль патронов M80A1 EPR и M855A1 без свинцовой рубашки, состоящих из томпаковой оболочки и сердечника с головной частью из стали и хвостовой частью из висмута.

Безгильзовые патроны

В 1980-х годах была сделана попытка радикально решить проблемы высокой материалоемкости классических патронов путем перехода на безгильзовые боеприпасы. Наибольшего прогресса в этом направлении достигла немецкая компания Heckler und Koch, создавшая автоматическую винтовку HK G11, использовавшую безгильзовые патроны DM11 разработки компании Dynamit Nobel.

Безгильзовые патроны

Однако войсковая эксплуатация серии из 1000 винтовок HK G11 в пограничной службе продемонстрировала их опасность для военнослужащих из-за регулярного самовозгорания безгильзовых патронов в патроннике, несмотря на его конструктивную отделенность от ствола винтовки. В итоге немецким пограничникам сначала запретили использовать автоматический режим ведения огня, а затем вообще сняли HK G11 с вооружения из-за бессмысленности ее использования в качестве чисто самозарядного оружия при наличии сверхусложненной автоматики («часы с кукушкой»).

Патроны с пластиковыми гильзами

Следующая попытка снизить материалоемкость боеприпасов стрелкового оружия и увеличить носимый боезапас была осуществлена в 2000-х годах в США компанией AAI (в настоящее время Textron Systems, производственное подразделение корпорации Textron) в рамках программы LSAT (Lightweight Small Arms Technologies), приведшей к созданию ручного пулемета и автоматического карабина, рассчитанных на комбинированное боепитание патронами с латунной гильзой, пластиковой гильзой и безгильзовыми, выполненными в телескопическом форм-факторе.

Безгильзовые патроны ожидаемо отметились самовозгораниями в патроннике ствола, несмотря на его отъемное конструктивное исполнение, поэтому выбор в программе LSAT был сделан в пользу патронов с пластиковой гильзой. Однако стремление к снижению стоимости боеприпасов обусловило неверный выбор типа пластика: в качестве такового был использован полиамид, который обладает всеми необходимыми характеристиками, кроме одной, но самой главной – его максимальная рабочая температура не превышает 250 градусов Цельсия.

Патроны с пластиковыми гильзами

Программа LSAT в 2016 году была закрыта и на ее базе была начата программа CTSAS (Cased Telescoped Small Arms Systems) с целью разработки телескопических патронов  на новой материальной основе. Судя по интервью администратора программы со стороны Армии США Кори Филлипс, данного интернет-изданию thefirearmblog.com в марте 2017 года, в качестве материала пластиковых гильз был выбран наиболее термостойкий на данный момент конструкционный полимер – полиимид, максимальная рабочая температура которого составляет 400°C.

Полиимид в качестве материала гильзы патронов обладает и другим ценным свойством – при нагревании свыше указанного уровня он обугливается без расплавления с выделением летучих веществ, не загрязняющих патронник ствола, при этом обугленная поверхность гильзы служит отличным антифрикционным материалом при ее экстракции после выстрела. Прочность закраины гильзы обеспечивает металлический фланец.

Температура в 400 градусов является допустимым пределом нагрева стволов стрелкового оружия, после чего наступает их коробление, поскольку температура технологического отпуска стволов составляет от 415 до 430 градусов. Однако прочность полиимида на растяжение при температуре 300 и более градусов падает до 30 МПа, что соответствует давлению в патроннике 300 атмосфер, т.е. на порядок меньше максимального уровня давления пороховых газов у современных моделей стрелкового оружия. При попытке извлечь стреляную гильзу из патронника классической конструкции произойдет отрыв металлического фланца с выбиванием шомполом остатков гильзы из ствола.

Нагрев патрона в патроннике классической конструкции можно в определенной степени контролировать с помощью стрельбы с открытого затвора (пулеметы), но в случае интенсивной стрельбы и стрельбы с закрытого затвора (автоматы и автоматические винтовки) нагрев патрона свыше 400 градусов практически неизбежен.

Патроны с алюминиевыми гильзами

Еще одной альтернативой медным сплавам являются алюминиевые сплавы, применяемые в гильзах серийных пистолетных патронов, в опытных разработках винтовочных патронов и в серийных выстрелах к 30-мм автоматической пушке GAU-8A. Замена меди на алюминий позволяет снять ограничение на ресурсную базу, снизить стоимость гильзы, на 25 процентов уменьшить вес боеприпаса и, соответственно, увеличить носимый боекомплект.

В 1962 году в ЦНИИТОЧМАШ были разработаны опытные патроны 7,62х39 мм с гильзой из алюминиевого сплава (шифр ГА). Гильзы имели антифрикционное графитовое покрытие. С целью предотвращения электрохимической коррозии чашка капсюля была изготовлена из алюминиевого сплава.

Однако применению подобных гильз препятствует их единственное отрицательное свойство – самовоспламенение алюминия и его сплавов на воздухе при нагреве до 430°C. Теплота горения алюминия очень велика и составляет 30,8 МДж/кг. Самовоспламенению подвержена внешняя поверхность изделий при нагреве до указанной температуры и возрастании проницаемости оксидной пленки для кислорода воздуха или при нагреве до меньшей температуры в случае повреждения оксидной пленки. Непластичная керамическая оксидная пленка (толщина ~ 0,005 мкм) разрушается при деформации пластичной металлической гильзы под действием давления пороховых газов, проницаемость оксидной пленки достигается в результате нагрева при интенсивной стрельбе. Самовоспламеняются гильзы только на воздухе после экстракции из ствола, где поддерживается отрицательный кислородный баланс в процессе сгорания пороха.

Патроны с алюминиевыми гильзами

Поэтому алюминиевые гильзы получили распространение лишь в составе пистолетных патронов 9х18 ПМ и 9х19 Para, интенсивность стрельбы которыми и достигаемая температура в патроннике не идет ни в какое сравнение с этими показателями пулеметов, автоматических винтовок и автоматов.

Алюминий был также использован в опытном патроне 6х45 SAW Long, гильза которого была снабжена эластичным силиконовым вкладышем, затягивающем трещины в металле и оксидной пленке. Однако такое решение привело к увеличению линейных размеров патрона, связанного с ними габарита ствольной коробки и, соответственно, веса оружия.

Патрон 6х45 SAW Long

Еще одним решением, но доведенным до принятия на вооружение, является 30-мм артиллерийский выстрел 30х173 GAU с гильзой из алюминиевого сплава. Это стало возможным благодаря использованию специального низкомолекулярного «холодного» метательного заряда. Термохимический потенциал пороха прямо пропорционален температуре горения и обратно пропорционален молекулярному весу продуктов горения. Классические нитроцеллюлозные и пироксилиновые пороха имеют молекулярный вес 25 и температуру горения 3000-3500 К, а молекулярный вес нового пороха был равен 17 при температуре горения 2000-2400 К при одинаковом импульсе.

Артиллерийский снаряд 30х173 GAU

Перспективная металлокерамическая гильза

Положительный опыт применения артиллерийских выстрелов с алюминиевой гильзой дает возможность рассматривать этот металл и в качестве конструкционного материала для гильз патронов стрелкового оружия (даже без специального метательного состава). С целью подтверждения правильности указанного выбора целесообразно сравнить характеристики гильз из латуни и алюминиевого сплава.

Латунь Л68 содержит в своем составе 68 процентов меди и 32 процента цинка. Ее плотность равна 8,5 г/см3, твердость – 150 МПа, прочность на растяжение при 20°C – 400 МПа, относительное удлинение при растяжении – 50 процентов, коэффициент трения скольжения по стали – 0,18, температура плавления – 938°C, температурная зона хрупкости – от 300 до 700°C.

В качестве замены латуни предлагается использовать алюминий, легированный магнием, никелем и другими химическими элементами в объемной доле не более 3% с целью повышения упругих, термических и литейных свойств без влияния на стойкость сплава против коррозии и растрескивания под нагрузкой. Прочность сплава достигается его армированием дисперсными волокнами оксида алюминия (диаметр ~ 1 мкм) в объемной доле 20%. Защита от поверхностного самовоспламенения обеспечивается путем замены хрупкой оксидной пленки пластичным медным/латунным покрытием (толщина ~ 5 мкм), наносимым с помощью электролиза.

Металлокерамический композит

Полученный металлокерамический композит относится к классу керметов и формируется в конечное изделие литьем под давлением с целью ориентации армирующих волокон вдоль оси гильзы. Анизотропия прочностных свойств позволяет сохранить податливость композитного материала в радиальном направлении для обеспечения плотного контакта стенок гильзы с поверхностью патронника под действием давления пороховых газов с целью обтюрации последних.

Антифрикционные и противозадирные свойства гильзы обеспечиваются путем нанесения на ее внешнюю поверхность полиимид-графитового покрытия (толщина ~ 10 мкм) с равными объемными долями связующего и наполнителя, выдерживающего контактную нагрузку 1 ГПа и рабочую температуру 400°C, используемого в качестве покрытия поршней ДВС.

Плотность кермета равна 3,2 г/см3, прочность при растяжении в осевом направлении: при 20°C – 1250 МПа, при 400°C – 410 МПа, прочность при растяжении в радиальном направлении: при 20°C – 210 МПа, при 400°C – 70 МПа, относительное удлинение при растяжении в осевом направлении: при 20°C – 1,5%, при 400°C – 3%, относительное удлинение при растяжении в радиальном направлении: при 20°C – 25%, при 400°C – 60%, температура плавления – 1100°C.

Коэффициент трения скольжения антифрикционного покрытия по стали составляет 0,05 при контактной нагрузке от 30 МПа и выше.

Технологический процесс производства керметных гильз состоит из меньшего количества операций (смешение металла с волокном, литье гильз, горячая накатка закраины и дульца, латунирование, нанесение антифрикционного покрытия) по сравнению с количеством операций в технологическом процессе изготовления латунных гильз (литье заготовок, холодная вытяжка в шесть проходов, холодная накатка закраины и дульца).

Вес латунной гильзы патрона 5,56х45 мм равен 5 граммам, вес керметной гильзы – 2 грамма. Стоимость одного грамма меди составляет 0,7 цента США, алюминия – 0,2 цента США, стоимость дисперсных волокон оксида алюминия – 1,6 цента США, их вес в составе гильзы не превышает 0,4 грамма.

Перспективная пуля

В связи с принятием на вооружение армейских бронежилетов класса 6Б45-1 и ESAPI, не пробиваемых пулями ручного стрелкового оружия со стальным сердечником на дистанции 10 и более метров, планируется переход на использование пуль с сердечником из спеченного сплава порошков карбида вольфрама (95%) и кобальта (5%) с удельным весом 15 г/куб.см, не нуждающемся в утяжелении с помощью свинца или висмута.

Основным материалом оболочки пуль служит томпак, состоящий из 90% меди и 10% цинка, плотность которого составляет 8,8 г/куб.см, температура плавления – 950°C, прочность при растяжении – 440 МПа, прочность при сжатии – 520 МПа, твердость – 145 МПа, относительное удлинение – 3% и коэффициент трения скольжения по стали – 0,44.

В связи с повышением начальной скорости пуль до 1000 и более метров в секунду и увеличением темпа стрельбы до 2000 и более выстрелов в минуту (АН-94 и HK G-11) томпак перестал соответствовать требованиям, предъявляемым к оболочке пуль в связи с большим термопластическим износом канала ствола из-за высокого коэффициента трения скольжения медного сплава по стали. С другой стороны, известны артиллерийские снаряды, в конструкции которых медные ведущие пояски заменены пластмассовыми (полиэфирными), коэффициент трения которых находится на уровне 0,1. Однако рабочая температура пластмассовых поясков не превышает 200°C, что вдвое меньше максимальной температуры стволов стрелкового оружия до начала их коробления.

Поэтому в качестве оболочки перспективной пули с цельнометаллическим сердечником предлагается использовать полимерный композит (толщина ~ 0,5 мм), содержащий в равных объемных долях полиимид типа ПМ-69 и коллоидный графит общей плотностью 1,5 г/куб.см, прочностью при растяжении 90 МПа, прочностью на сжатие 230 МПа, твердостью 330 МПа, контактной нагрузкой 350 МПа, максимальной рабочей температурой 400°C и коэффициентом трения скольжения по стали 0,05.

Формирование оболочки производится путем смешения олигомера полиимида и частиц графита, экструзии смеси в форму с закладной деталью – сердечником пули и температурной полимеризации смеси. Адгезия оболочки и сердечника пули обеспечивается за счет проникания полиимида в пористую поверхность сердечника под действием давления и температуры.

Перспективный телескопический патрон

В настоящее время наиболее прогрессивным форм-фактором патрона стрелкового оружия считается телескопический с размещением пули внутри прессованной шашки метательного заряда. Применение плотной шашки вместо классического зерненого заряда с меньшей насыпной плотностью позволяет до полутора раз уменьшить длину патрона и связанный с ней габарит ствольной коробки оружия.

Перспективная пуля

Из-за особенностей конструкции механизма перезаряжания (отъемный патронник ствола) моделей стрелкового оружия (G11 и LSAT), использующих телескопические патроны, их пули утоплены в шашки метательного заряда ниже краев гильзы. Открытый торец вторичного метательного заряда от грязи и влаги защищает пластмассовый колпачок, одновременно выполняющий роль переднего обтюратора при выстреле (путем блокировки стыка отъемного патронника и ствола после прорыва пулей). Как показала практика войсковой эксплуатации телескопических патронов DM11, подобный способ компоновки патрона, не обеспечивающий упор пули в пульный вход ствола, приводит к перекосам пули при выстреле и, соответственно, потере точности.

Для обеспечения заданной последовательности срабатывания телескопического патрона его метательный заряд делится на две части – первичный заряд относительно малой плотности (с большей скоростью горения), расположенный непосредственно между капсюлем и дном пули, и вторничный заряд относительно большей плотности (с меньшей скоростью горения), расположенный концентрически вокруг пули. После накалывания капсюля вначале срабатывает первичный заряд, выталкивающий пулю в канал ствола и создающий давление форсирования для вторичного заряда, который двигает пулю в канале ствола.

Для удержания шашки вторичного заряда внутри патрона края открытого торца гильзы частично завальцовывают. Удержание пули в патроне осуществляется за счет ее запрессовки в шашку вторичного заряда. Размещение пули по всей длине в габаритах гильзы уменьшает длину патрона, но при этом создает незаполненный объем гильзы вокруг оживальной части пули, что ведет к увеличению диаметра патрона.

В целях ликвидации указанных недостатков предлагается новая компоновка телескопического патрона, предназначенного для применения в стрелковом оружии с классическим неотъемным патронником ствола с любым типом механизма перезаряжания (ручным, газовым двигателем, подвижным стволом, полусвободным затвором и т.д.) и способом производства стрельбы (с переднего или заднего шептала).

Предлагаемый патрон оснащен пулей, выходящей своей оживальной частью за пределы гильзы и за счет этого упирающейся в пульный вход ствола. Вместо пластмассового колпачка открытый торец метательного заряда защищен влагостойким лаком, сгорающим при выстреле. Некоторое увеличение длины предлагаемого патрона по сравнению с известными телескопическими патронами компенсируется уменьшением его диаметра за счет ликвидации незаполненных объемов внутри гильзы.

В целом предлагаемый телескопический патрон на четверть увеличит количество патронов в носимом боекомплекте пехотинца, а также позволит снизить материалоемкость, трудоемкость и себестоимость производства гильз.

Автор: Андрей Васильев

zbroya.info

«Дум-дум» – легенда из Индии. Экспансивные пули

В 1990-х годах почти все армии заменили в своих арсеналах оружие калибра 10–12 мм, стреляющее безоболочечными свинцовыми пулями, на оружие калибра 6–8 мм для стрельбы оболочечными пулями с существенно лучшими баллистическими качествами. Однако твердая оболочка новых малокалиберных пуль не позволяла им деформироваться в теле жертвы, нанося ей такие же тяжелые повреждения, как это делали старые мягкие свинцовые пули.

Приоритет в придании малокалиберным пулям для боевого оружия способности легко деформироваться в теле принадлежит англичанам. При подавлении восстаний в Индии они применяли пули с головной частью, надрезанной таким образом, что оголялся мягкий свинцовый сердечник. Попадая в кость, головная часть пули расплющивалась, приобретая форму гриба, и наносила тяжелые зияющие раны с широким разрывом тканей.

Патроны с такими пулями начали производиться на арсенале, расположенном в местечке Дум-Дум около Калькутты. Их изобретение приписывают капитану английской армии Берти-Клей. Разные модификации этих патронов под наименованиями «303 British Mk II», «Mk III», «Mk IV» и «Mk V» изготавливались в больших количествах на английских патронных фабриках до 1899 года, когда их применение для ведения боевых действий было запрещено третьей Гаагской, так называемой «дум-думской», декларацией, подписанной 15 державами. 11 государств отклонили подписание этой декларации.

Запрет не смог заставить воюющие государства отказаться от столь мощного средства морального воздействия на врага, как пули типа «дум-дум». И ни одна война XX века не обошлась без них, хотя применение пуль было закамуфлировано.

Гаагская декларация не распространялась на патроны к полицейскому и охотничьему оружию, некоторые образцы которого были сконструированы под патроны, состоящие на вооружении армии. Для этих образцов оружия совершенно свободно создавались и изготавливались легкодеформирующиеся пули типа «дум-дум», получившие название «экспансивные». Разными путями и в небольших количествах они все-таки попадали в армию. Кроме того, армейские умельцы в перерывах между боями (широкое распространение подобные изыски получали при ведении позиционной войны) самостоятельно надрезали или спиливали напильником вершины обыкновенных пуль.

Естественно, официально на вооружение армии такие патроны не принимались, формально были запрещены, но не известно ни одного случая наказания со стороны командиров за их применение. Расплата наступала в случае пленения противником. Известны примеры, когда при обнаружении подобных патронов пленных расстреливали на месте.

Вообще, воздействие любой, в частности экспансивной, пули на цель существенно зависит от ее конструкции и скорости, с которой она встречается с целью. Проникание пули тем слабее, чем больше она деформируется.

Для обыкновенной пули с мельхиоровой оболочкой 7,62-мм винтовочного патрона известным отечественным оружейником Н.Филатовым получены следующие результаты. При попадании в цель на дистанции до 25 м пуля разлетается на мелкие куски, которые проникают на 15–17 см. При попадании с 50–200 м оболочка разрывается, свинец расплющивается во все стороны и загибает назад оболочку, придавая пуле грибовидную форму; задняя часть оболочки иногда сохраняется. Проникание пуль вследствие весьма значительной их деформации вообще невелико и не превосходит 20 см.

Револьверные патроны с экспансивными пулями

1. Патрон .38 Special фирмы Olin/Winchester с алюминиевой высокоскоростной пулей Silvertip с полостью в головной части

2. Патрон .38 Special фирмы Olin/Winchester со свинцовой пулей с полостью в головной части

3 и 4. Патроны .38 Special с экспансивными пулями, имеющими оголенный свинцовый сердечник и полость в головной части (3-й – цилиндрическую, 4-й – коническую)

5. Патрон .357 Magnum с экспансивной пулей Hydra-Shok

6. Патрон .357 Magnum с экспансивной пулей с оголенным свинцовым сердечником

7. Патрон .44 Magnum с экспансивной пулей с оголенным свинцовым сердечником

Патроны с экспасивными пулями

1-я группа. Два малокалиберных патрона бокового боя. Слева патрон с экспансивной свинцовой пулей, имеющей полость в головной части

2-я группа. Пять пистолетных патронов 6,35 мм Браунинг. Слева два патрона с безоболочечными экспансивными пулями, имеющими полость в головной части. У первого пуля изготовлена из латуни, у второго, американской фирмы CCI, из свинца с последующим омеднением. Посередине патрон со свинцовой безоболочечной пулей HOXIE со стальным шариком в головной части. Следующий патрон с пулей Glaser Safety Slug с высоким останавливающим действием, которая совершенно не рикошетирует. Пуля состоит из медной оболочки, в которую помещена свинцовая дробь диаметром 1,25 мм. Сверху дробь прикрыта колпачком (обычно из синей пластмассы). Последний патрон с обыкновенной оболочечной пулей со свинцовым сердечником

3-я группа. Два патрона 7,65 мм Браунинг. Слева патрон с экспансивной пулей с оголенным свинцовым сердечником, справа – с обыкновенной оболочечной пулей со свинцовым сердечником

При стрельбе на дистанции 300 м пули деформируются меньше и проникание доходит до 40 см. А с 400 м пули сохраняют первоначальный вид: они чуть-чуть удлиняются, а в задней части свинец подается немного вперед. Проникание доходит до 50 см.

На больших дистанциях пули, попадая в бруствер, почти не деформируются (с 1000 м деформации нет совершенно), но пробивание начинает постепенно уменьшаться. Таким образом, наибольшее полезное действие находится на расстоянии около 900 м.

Такие характеристики объясняются тем, что при весьма больших скоростях на более близких расстояниях значительная часть энергии затрачивается на деформацию пуль. Принятые в последнее время пули со стальными оболочками деформируются в цели еще слабее. Но чем больше деформация пули в цели, тем большая часть ее энергии идет на разрушение этой цели.

С другой стороны, не достигнув заданной глубины проникания, пуля может не поразить цель, даже сильно деформируясь. Варьируя конструкцией головной части пули, можно придать ей требуемые параметры деформации (экспансивности) для эффективного воздействия на цель.

Разнообразие целей и их свойств стало причиной появления огромного количества отличных по устройству экспансивных пуль. Однако принципиальных способов придания пуле свойства повышенной деформированности в преграде не так много. Первый, ранее наиболее распространенный способ – надрезание пули или ее оболочки.

Надрезы могут располагаться как на вершине (cross-split), так и на головной и ведущей (так называемые боковые надрезы, или side-split) частях пули. Технологически они могут наноситься как с наружной, так и с внутренней стороны оболочки. Их количество и профиль определяются материалом оболочки и требуемой деформацией в преграде. Раскрывается такая пуля при значительном проникновении в тело.

Второй, также весьма распространенный способ заключается в формировании полости в головной части пули (hollow point). Форма полости может быть самой разной и, опять же, определяется заданной деформацией пули. Внешнебаллистические качества пули могут быть улучшены мягким колпачком, закрывающим полость. Иногда для повышения действия пули на цель в закрытую полость помещают пластичное (воск, жир, парафин и т.п.) вещество или жидкость (ртуть). В пулях для ближнего боя диаметр полости близок к калибру (manstopper).

Третий способ похож, по сути, на второй, но основан на эффекте клина. Полость в головной части пули закрывается деталью, которая при попадании в цель как бы раздвигает пулю, разрывая ее оболочку. Эффект усиливает воздух, остающийся внутри пули. Таким образом устроены пули «Action/DAG». В пулях «HOXIE» роль клина играет стальной шарик.

Перечисленные способы повышения экспансивности пуль могут использоваться как на оболочечных, так и на безоболочечных пулях. Только для оболочечных пуль применяется еще один способ: оголение мягкого сердечника на головной части пули (soft nose). Такие пули находят широкое применение в патронах для короткоствольного и неавтоматического оружия.

В длинноствольном автоматическом оружии вершина пули часто деформируется при досылании, что плохо влияет на точность стрельбы. Для устранения этого недостатка оголенный мягкий сердечник защищают тонкостенным медным или алюминиевым колпачком («silvertip»).

Для повышения качеств пули чаще применяют комбинацию двух и более из вышеперечисленных способов. Например, полость в головной части с надрезами оболочки или оголением сердечника, клин с боковыми надрезами и т д. В более изощренных конструкциях, таких, как «Glaser Safety Slug», сердечник пули заранее фрагментируется.

Эффективность экспансивных пуль подтверждена многолетним опытом их применения полицейскими подразделениями и охотниками почти всех стран мира. В последнее время на них обратили внимание и правоохранительные органы России.

 

 

Патроны 9×19 Парабеллум с различными пулями

1. Патрон фирмы S&W с оголенным свинцовым сердечником и конической полостью на вершине

2. Патрон с пулей, имеющей большую цилиндрическую полость в головной части. Ее тонкая латунная оболочка с глубокими надрезами в головной части сложена в виде перекрывающих друг друга лепестков

3. Патрон израильской фирмы IMI с экспансивной пулей «Beehive» с полостью в головной части. По сравнению с предыдущей ее оболочка не имеет надрезов, хотя выполнена из более мягкой меди. Патрон создан для спецслужб Израиля и в продажу не поступает

4. Патрон американской фирмы Olin/Winchester с пулей Silvertip, имеющей полость в головной части. Никелированная томпаковая оболочка имеет шесть надрезов

5. Патрон той же фирмы с аналогичной пулей большей массы с дозвуковой начальной скоростью для стрельбы из оружия, снабженного глушителем

6. Патрон фирмы РМС с пулей Eldorado, имеющей полость в головной части в виде шестигранной призмы

7. Патрон с пулей Hydra-Shok, имеющей полость со стержнем внутри. Стержень служит для более эффективного раскрытия головной части пули в цели

8. Патрон бразильской фирмы СВС с пулей с конической головной частью, имеющей оголенный свинцовый сердечник

9. Патрон австрийской фирмы Hirtenberger Patronenfabrik с пулей FL, разработанной специально для полиции. Она имеет высокое останавливающее действие и почти не рикошетирует

10. Патрон с безоболочечной свинцовой пулей, покрытой тонким слоем меди. Обладает низкой способностью к рикошету

11. Патрон с обыкновенной оболочечной пулей со свинцовым сердечником

Варианты экспансивных пуль для винтовочных патронов

1. Патрон .401 Winchester S.L.R с пулей с оголенным свинцовым сердечником и полостью в головной части, прикрытой медным стаканчиком

2. Патрон .270 Winchester с пулей с оголенным свинцовым сердечником, прикрытым алюминиевым колпачком

3. Патрон 8x64S с пулей с конической головной частью с оголенным свинцовым сердечником

4. Патрон .338 Winchester Magnum с пулей, покрытой тефлоном, и с полостью в головной части

 

ПРОСТО ДД

 

Искушение владеть столь смертоносным оружием, как «экспансивные» пули, не обошло и Красную Армию. В 1939 году была разработана и рекомендована НИПСМВО ГАУ КА для принятия на вооружение разрывная (экспансивная) пуля ДД, которая состояла из оболочки с надрезами на вершине, свинцового сердечника и баллистического наконечника из пластмассы. По разрывному действию и чувствительности она оказалась эффективнее всех ранее испытывавшихся пуль. Производство ДД было организовано на заводе №60, который хотя и освоил их изготовление, но применил некондиционную пластмассу для баллистических наконечников, которые при намокании разбухали, а при сушке сжимались и выпадали из оболочки. По этой причине пули серийного изготовления не выдержали испытаний.

В 1942 году завод №60 изготовил и испытал на НИПСМВО пули ДД упрошенной конструкции, состоящей из оболочки с надрезами, как у раннего образца, и свинцового сердечника. По чувствительности она не удовлетворяла ТТТ мирного времени. Но с учетом простоты конструкции и изготовления, а также ввиду удовлетворительных результатов по кучности и сопряжению траектории с обыкновенной штатной пулей, ДД была одобрена и рекомендована полигоном для принятия на вооружение Красной Армии.

Винтовочная ДД послужила основой для разработки аналогичной пули для 7,62-мм автоматного патрона обр. 1943 года, получившей индекс Р-44. После испытаний на разрывное действие была определена предельная дальность, на которой проявляется ее экспансивное действие – 300 м. На больших дистанциях пуля не деформировалась в цели и действовала как обыкновенная.

Повысить чувствительность пули, не усложняя конструкцию и не ухудшая баллистику, не представлялось возможным из-за сравнительно малой начальной скорости промежуточного патрона (примерно на 150 м/с меньше, чем у винтовочного патрона). Чувствительность же разрывной пули независимо от конструкции впрямую связана со скоростью встречи с целью, то есть, в конечном счете, с начальной скоростью.

Из-за несоответствия первоначальным ТТТ (дальность разрывного действия не менее 500 м) Р-44 так и не поступила на вооружение. Любопытно, что при разработке в 1980-х годах экспансивных пуль для охотничьих вариантов 7,62-мм патронов конструкторы скорее всего не догадывались о попытке создания ДД.

Поделиться в социальных сетях:

otvaga2004.ru