Ланжерон, Александр Фёдорович. Александр ланжерон


Ланжерон, Александр Фёдорович — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Ланжерон.

Граф Алекса́ндр Фёдорович Ланжеро́н (Alexandre-Louis Andrault de Langeron; 13 [24] января 1763, Париж — 4 [16] июля 1831, Санкт-Петербург) — французский эмигрант, русский военачальник эпохи Наполеоновских войн (с 1811 генерал от инфантерии), генерал-губернатор Новороссии и Бессарабии с 1815 по 1822 годы. Его именем названа часть города Одессы.

Военная карьера

Происходил из аристократического французского рода Андро (Andrault), известного с начала XIV века. До эмиграции носил титулы графа де Ланжерон, маркиза де ла Косс, барона де Куньи, де ла Ферте и де Сасси (comte de Langeron, marquis de la Coste, baron de la Ferté, de Sassy et de Cougny, seigneur du Mont, de Bazolle de l’Isle de Mars et d’Alligny).

На военной службе во Франции находился с 1779 года. В 1782 году в чине подпоручика на корабле «Aigle» отправился из Ларошели в Новый Свет, где принял участие в войне за независимость США на стороне американцев[4].

После революции становится эмигрантом. Из полковников французской армии принят на российскую службу тем же чином 7 мая 1790 в Сибирский гренадерский полк. Участвовал волонтером в войне со Швецией 1788—90. За сражение под Бьёрком был 8 сентября 1790 награждён орденом Св. Георгия 4-го кл. Участник войны с Турцией. В 1790 отличился при штурме Измаила, в 1791 — под Мачином.

По повелению Екатерины II служил в австрийских войсках, принимал участие в сражениях против французских республиканцев под Мобежем, Шарлеруа, Маастрихтом. 30 июля 1795 года определён в Малороссийский гренадерский полк, 28 июня 1796 года произведён в бригадиры, 22 мая 1797 года — в генерал-майоры с назначением шефом Уфимского мушкетёрского полка. 25 октября 1798 года был пожалован в генерал-лейтенанты. С 13 мая 1799 года состоял шефом Ряжского мушкетёрского полка.

В 1799 году принял русское подданство. Павлом I был возведён в графское достоинство. Ланжерон навлекал на себя немилость Александра I три раза — в первый раз это было в 1805 году, за неудачные манёвры под Аустерлицем (ему было предложено тогда подать в отставку, но вскоре он был восстановлен в чинах и званиях)[5].

Участвовал в русско-турецкой войне 1806-12. 29 августа 1809 года разбил авангард армии верховного визиря у крепости Журжа, участвовал в блокаде Силистрии. За победу у д. Дерекпой был 19 сентября 1810 года награждён орденом Св. Георгия 3-го кл. С 7 августа 1810 года — начальник 22-й дивизии. Командовал Молдавской армией во время болезни и после смерти генерала Н. М. Каменского — до прибытия М. И. Кутузова. 22 августа 1811 года произведён в генералы от инфантерии за сражение при Рущуке.

В начале 1812 года командовал 1-м корпусом Дунайской армии адмирала П. В. Чичагова. Участвовал в сражении у Брест-Литовска, на Березине, затем преследовал неприятеля до Вислы. В 1813 году находился при взятии Торна (11 марта 1813 года награждён орденом Св. Георгия 2-го кл.). В сражении при Кенигсварте, где командовал левым флангом войск, отбил у неприятеля пять орудий и взял в плен четырёх генералов и 1200 нижних чинов. Участвовал в битве при Бауцене. С августа находился с корпусом в составе Силезской армии и участвовал в сражениях под Зибенейхеном, Левенбергом, Гольдбергом, при Кацбахе, Гартау и Бишофсверде. В Лейпцигском сражении 5 октября атаковал левое крыло неприятеля, а 7 октября войска его корпуса ворвались в город и гнали неприятеля до Люценских ворот. За участие во всех этих делах в октябре 1813 года пожалован Александром I званием генерала, состоящего при Особе Его Величества[6] и шифром (императорским вензелем) на эполеты.

В январе 1814 года вступил с войсками во Францию, отличился при Суассоне, под Краоном и Лаоном, при взятии Реймса, командовал всей кавалерией под Фер-Шампенуазом. После взятия Парижа Александр I при встрече с Ланжероном сказал: «M. le Comte, vous avez perdu cela à la hauteur de Monmartre, et je l’ai trouvé» (Господин граф, это Вы потеряли на высотах Монмартра, а я нашёл) — и вручил ему орден Святого Андрея Первозванного.

16 ноября 1815 года назначен херсонским военным губернатором, градоначальником Одессы и управляющим по гражданской части Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний.

С 1 июля 1826 — член Верховного уголовного суда над декабристами. 11 февраля 1829 назначен шефом Ряжского пехотного полка. Участник русско-турецкой войны 1828-29.

Умер в Санкт-Петербурге от разразившейся в 1831 году эпидемии холеры. Похоронен в любимой Одессе, в католическом соборе Успения.

Видео по теме

Ланжерон в Одессе

В 1815 году Ланжерон сменил герцога Ришелье в качестве генерал-губернатора Новороссии и Бессарабии. В Одессе граф воплотил в жизнь ряд важных начинаний, задуманных ранее герцогом, одним из которых было введение порто-франко. При нём же появилась и первая городская газета — «Мессаже де ля Руси меридиональ», было открыто заведение минеральных вод в городском саду, разбит ботанический сад, сыгравший огромную роль в озеленении как собственно Одессы, так и всего края. К числу наиболее значительных деяний Ланжерона в Одессе, относится открытие в 1817 Ришельевского лицея, второго в России после Царскосельского. Правда, эту честь с ним разделил герцог Ришелье, лично обратившийся в Париже к Александру I с просьбой разрешить преобразование Одесского благородного института в лицей.

В 1818 году Ланжерон подал императору проект об отмене табели о рангах, чем снова навлёк немилость и вынужден был в 1820 году оставить должность одесского градоначальника, оставаясь новороссийским генерал-губернатором до мая 1823 года, когда в третий раз попал в немилость[5]. У современников сложилось следующее мнение относительно Александра Федоровича: «храбрый генерал, добрый правдивый человек, но рассеянный, большой балагур и вовсе не администратор».

Оставил по себе в Одессе добрую память. Его дом, со знаменитыми пушками у входа, давший название Ланжероновской улице, долгое время служил одной из ярких одесских достопримечательностей, не говоря уже о тех десятках забавных легенд и анекдотических историй, связанных с жизнью его хозяина. До наших дней сохранилась триумфальная арка, ведшая на дачу графа, именуемая одесситами аркой Ланжерона и открывающая ныне дорогу на пляж его имени. Это память о человеке незаурядном и, несмотря на суровость его жизни, остроумном и обаятельном, который искренне любил Одессу, сделал для её процветания то, что было в его силах, а потому оставшийся почитаемым для всех последующих поколений одесситов.

Творчество

Во время французской революции Ланжерон, будучи в Лондоне, писал для французских газет и сочинил несколько пьес («Масаниэлла», «Розамонда», «Мария Стюарт») и одну комедию («Притворное столкновение»), поставленную в 1789 году. Брифо, который познакомился с Ланжероном во Франции незадолго до его отъезда в Россию, продолжал переписываться с ним до своей смерти.

Ланжерон вёл дневник в каждую из военных кампаний, в которых ему довелось участвовать. Эти дневники, пестрящие множеством деталей и анекдотов, сохранили для истории его яркую, живую, а иногда и весьма субъективную, оценку событий[7]. Также оставил обширные мемуары на французском языке. Вдова его переслала все бумаги мужа и записки во Французский Государственный Архив.

Ссыльный Пушкин бывал в доме Ланжерона на оконечности нынешнего парка Шевченко. По словам издателя журнала «Русский архив» П. И. Бартенева:

Ланжерон мучил Пушкина чтением своих стихов и трагедий. Лёгкомыслие его простиралось до такой степени, что опальному тогда А. С. Пушкину давал читать он письма, которые в царствование Павла получал от Александра Павловича, будущего императора Александра I.

Ланжерон просил Пушкина прочитать его трагедию «Мазаниелло, или Неаполитанская революция» и настойчиво выспрашивал мнение о ней. Но эту невинную слабость можно простить графу. Что касается писем, возможно, умудренный опытом сановник сумел разглядеть в молодом поэте заинтересованного и, что немаловажно, надёжного собеседника. В октябре 1823 года Пушкин передаёт П. А. Вяземскому мнение Ланжерона о брошюре А. С. Стурдзы, пребывавшего тогда в Одессе.

Дружеские отношения Пушкина и Ланжерона не прервались с отъездом графа из Одессы в мае 1824 года и поддерживались и в Петербурге. В списке лиц, которым поэт собирался разослать свои визитные карточки к новому 1830 году, значится А. Ф. Ланжерон.

Знаком был Пушкин с женой Ланжерона Елизаветой Адольфовной и с его побочным сыном Ф. А. Андро. За него в 1840 году вышла замуж Анна Оленина, к которой двенадцатью годами ранее безуспешно сватался сам поэт. «Пушкин во время жизни в Одессе часто встречался с его (Андро) отцом, и мог ли он думать, что так сложится жизнь!», — писал одесский искусствовед И. С. Зильберштейн в статье «Парижские находки».

Исторические анекдоты

Имеются многочисленные исторические анекдоты, иллюстрирующие ставшую притчей во языцех рассеянность, остроумие и язвительность Ланжерона.

Истории с Ланжероном

  • В Аустерлицкую кампанию 1805 года Ланжерон, раздраженный поведением Буксгевдена, который опирался на инструкции Генерального штаба, не обращая внимания на конкретные обстоятельства, и который говорил ему: «Вам везде чудятся враги, мой друг!», резко ответил: «А вы, Ваше Высочество, не в состоянии нигде разглядеть никакого врага!» — И попал в немилость[7][8].
  • У Ланжерона была маленькая собачка моська, сердечная привязанность, занимавшая его больше, чем Одесса. Г-жа Траполи пришла к нему по делу, и он был так рассеян, что взял её за подбородок и сказал ей: «Моська, о моська»[9].
  • Подчиненному, который во время сражения неточно исполнил данный ему приказ, Ланжерон сказал: «Ви пороху нье боитесь, но зато ви его нье видумали»[9].
  • Однажды во время своего начальства в Одессе был он недоволен русскими купцами и собрал их к себе, чтобы сделать им выговор. Вот начало его речи к ним: «Какой ви негоцьянт, ви маркитант; какой ви купец, ви овец» — и движением руки показал козлиную бороду[9].
  • В 1828 году, во время турецкой войны, Ланжерон состоял главнокомандующим придунайских княжеств; однажды после довольно жаркого дела, совсем в сумерки, в кабинет к нему врывается плотно закутанная в чёрный плащ и с густым вуалем на лице какая-то незнакомая ему дама, бросается ему на шею и шепотом, начинает говорить ему, что она его обожает и убежала, пока мужа нет дома, чтобы:
во-первых, с ним повидаться, во-вторых, напомнить ему, чтобы он не забыл попросить главнокомандуюшего о том, что вчера было между ними условлено. Ланжерон тотчас же сообразил, что дама ошибается, принимает его, вероятно, за одного из подчиненных, но, как истый волокита, не разуверил свою посетительницу, а, напротив, очень успешно разыграл роль счастливого любовника; как и следовало ожидать, все разъяснилось на другой же день, но от этого Ланжерон вовсе не омрачился, и, встретив несколько дней спустя свою посетительницу, которая оказалась одной из самых хорошеньких женщин в Валахии, он любезно подошёл к ней и с самой утонченной любезностью сказал ей, что он передал главнокомандующему её поручение и что тот в её полном распоряжении.Дама осталась очень довольна, но адъютант, говорят, подал в отставку[10].
  • Пушкин в письме Е. М. Хитрово от 19/24 мая 1830 г. вышучивает плохое знание Ланжероном русского языка: «Я питаю отвращение к делам и к des boumagui, как выражается граф Ланжерон»[11].
  • Ланжерон упомянут Львом Толстым в «Войне и мире»: «Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки».

Семья

Ланжерон был трижды женат, но законных детей не имел:

  1. жена (с 22.05.1784 года) — Мари-Диана Маньяр де ля Вопалье (ум. 1800), дочь маркиза Пьера Шарля Этьена де ля Вопальера. По словам Ланжерона, их разлучила революция, она не последовала за мужем в Россию, когда он в 1790 году поступил на русскую службу.
  2. жена (с 1804 года) — Наталья Петровна Кашинцова (ум. 1817), вдова майора Кашинцова и урожденная княжна Трубецкая. По словам самого Ланжерона, она была «столь же некрасивая, сколь богатая»[12] и женился он «на дереве», имея в виду фамильное древо своей жены. Была пожалована (28.01.1811) в кавалерственные дамы ордена Св. Екатерины (малого креста).
  3. жена (с 1819 года) — Елизавета (Луиза) Адольфовна Бриммер (1799—27.10.1873)[13], дочь полковника, за заслуги мужа была пожалована (22.08.1826) в кавалерственные дамы ордена Св. Екатерины (малого креста). По отзыву современников, графиня Ланжерон «была стройная и свежая женщина, но не отличалась умением поддерживать разговор и не была утонченного воспитания, однако, невзирая на неравенство годов между нею и мужем, никаких непохвальных слухов о ней не ходило»[14]. «Мне не случалось видеть, — вспоминал Вигель, — красивого лица, столь угрюмого, как у графини Ланжерон; прекрасные глаза её были даже выразительны, но она не чувствовала того, что они выражали; холодна, как лед, она редко с кем открывала уста; довольствуясь наружным уважением, она ничего более не требовала. Когда она сопровождала своего мужа в Париж, ей было душно в Сен-Жерменском поместье, и она все вздыхала по Одессе. Повинуясь только её воле, решился граф воротиться без службы в Одессу, где впрочем был у него дом и хутор»[15]. Вместе с мужем была знакома с А. С. Пушкиным. Овдовев, проживала постоянно в Одессе и, по словам публициста К. А. Скальковского, в старости «пила мертвую чашу и, напившись, иногда, садилась на одну из пушек и кричала благим матом»[16]. Похоронена на Первом городском кладбище в Одессе.

У Ланжерона было двое внебрачных детей от брестской красавицы Ангелы Дзержановской: дочь Диана (1816—1849) и сын Фёдор Андро (1804—1885), который получил дворянство 2 апреля 1822 года, полковник лейб-гвардии Гусарского полка, сенатор. Жена сына — Анна Оленина.

Награды

Иностранные:

Примечания

  1. ↑ Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В. Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А. Е. Кроль, К. М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 253, кат.№ 7821. — 360 с.
  2. ↑ SNAC
  3. ↑ Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #1054973067 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  4. ↑ Ланжерон, Людовик-Александр-Андро // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  5. ↑ 1 2 Дерибас А. М., 2009.
  6. ↑ Милорадович Г. А. Ланжерон граф Александр Федорович // Царствование императора Александра I. Генералы, состоящие при Особе Его Величества // Список лиц свиты их величеств с царствования императора Петра I по 1886 г. По старшинству дня назначения. Генерал-адъютанты, свиты генерал-майоры, флигель-адъютанты, состоящие при особах, и бригад-майоры. — Киев: Типография С.В. Кульженко, 1886. — С. 161.
  7. ↑ 1 2 Langeron
  8. ↑ Скляренко В. М., Евминова С. П., Иовлева Т. В., Мирошникова В. В. 50 знаменитых чудаков. — Харьков: Фолио, 2007. — С. 229. — 512 с. — (100 знаменитых). — 4000 экз. — ISBN 966-03-3578-4.
  9. ↑ 1 2 3 Анекдоты. Александр Первый и его время
  10. ↑ LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Вольное слово народа
  11. ↑ Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979. Т. 10. Письма. — 1979. — С. 226
  12. ↑ А. О. Смирнова-Россет. Дневник. Воспоминания. — М.: Наука, 1989. — С. 277.
  13. ↑ Сестра её Генриетта Адольфовна Бриммер с 1822 года была замужем за П. С. Пущиным.
  14. ↑ Записки графа М. Д. Бутурлина. Т.1. — М.: Русская усадьба, 2006. — С. 166.
  15. ↑ Ф. Ф. Вигель. Записки. — М.: Круг, 1928. — Т. 2. — С. 224.
  16. ↑ К. А. Скальковский. Воспоминания молодости: (По морю житейскому) : 1843—1869 / К. Скальковский. — СПб.: Тип. А. С. Суворина, 1906. — С. 24.

Источники

  • Ланжерон, Людовик-Александр-Андро // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  • Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812—1815 гг. // Российский архив. История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв. : Сборник. — М.: студия «ТРИТЭ» Н. Михалкова, 1996. — Т. VII. — С. 444-445. — ISSN 0869-20011. (Комм. А. А. Подмазо)
  • Атлас Д. Г. Старая Одесса, её друзья и недруги. Одесса : Ласми, 1992 (ISBN 5-206-00348-4).
  • Горбатюк А., Глазырин В. Юная Одесса в портретах её создателей. Одесса: Весть, 1994, Optimum, 2002 (ISBN 966-7776-72-7).
  • Дерибас А. М. Старая Одесса. Забытые страницы // Крук В. Южная столица. — Локид Премиум, 2009.

Сочинения

Ссылки

wikipedia.green

Ланжерон, Александр Фёдорович — Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Ланжерон. Граф Алекса́ндр Фёдорович Ланжеро́н (Alexandre-Louis Andrault de Langeron; 13 января 1763, Париж — 4 июля 1831, Санкт-Петербург) — французский эмигрант, русский военачальник эпохи Наполеоновских войн (с 1811 генерал от инфантерии), генерал-губернатор Новороссии и Бессарабии с 1815 по 1822 годы. Его именем названа часть города Одесса.

Военная карьера[править]

Происходил из аристократического французского рода Андро (Andrault), известного с начала XIV века. До эмиграции носил титулы графа де Ланжерон, маркиза де ла Косс, барона де Куньи, де ла Ферте и де Сасси (comte de Langeron, marquis de la Coste, baron de la Ferté, de Sassy et de Cougny, seigneur du Mont, de Bazolle de l’Isle de Mars et d’Alligny).

На военной службе во Франции находился с 1779 года. В 1782 году в чине подпоручика на корабле «Aigle» отправился из Ларошели в Новый Свет, где принял участие в войне за независимость США на стороне американцев[2].

После революции становится эмигрантом. Из полковников французской армии принят на российскую службу тем же чином 7 мая 1790 в Сибирский гренадерский полк. Участвовал волонтером в войне со Швецией 1788—90. За сражение под Бьёрком был 8 сентября 1790 награждён орденом Св. Георгия 4-го кл. Участник войны с Турцией. В 1790 отличился при штурме Измаила, в 1791 — под Мачином.

По повелению Екатерины II служил в австрийских войсках, принимал участие в сражениях против французских республиканцев под Мобежем, Шарлеруа, Маастрихтом. 30 июля 1795 года определён в Малороссийский гренадерский полк, 28 июня 1796 года произведён в бригадиры, 22 мая 1797 года — в генерал-майоры с назначением шефом Уфимского мушкетёрского полка. 25 октября 1798 года был пожалован в генерал-лейтенанты. С 13 мая 1799 года состоял шефом Ряжского мушкетёрского полка.

В 1799 году принял русское подданство. Павлом I был возведён в графское достоинство. Ланжерон навлекал на себя немилость Александра I три раза — в первый раз это было в 1805 году, за неудачные манёвры под Аустерлицем (ему было предложено тогда подать в отставку, но вскоре он был восстановлен в чинах и званиях)[3].

Участвовал в русско-турецкой войне 1806-12. 29 августа 1809 года разбил авангард армии верховного визиря у крепости Журжа, участвовал в блокаде Силистрии. За победу у д. Дерекпой был 19 сентября 1810 года награждён орденом Св. Георгия 3-го кл. С 7 августа 1810 года — начальник 22-й дивизии. Командовал Молдавской армией во время болезни и после смерти генерала Н. М. Каменского — до прибытия М. И. Кутузова. 22 августа 1811 года произведён в генералы от инфантерии за сражение при Рущуке.

В начале 1812 года командовал 1-м корпусом Дунайской армии адмирала П. В. Чичагова. Участвовал в сражении у Брест-Литовска, на Березине, затем преследовал неприятеля до Вислы. В 1813 году находился при взятии Торна (11 марта 1813 года награждён орденом Св. Георгия 2-го кл.). В сражении при Кенигсварте, где командовал левым флангом войск, отбил у неприятеля пять орудий и взял в плен четырёх генералов и 1200 нижних чинов. Участвовал в битве при Бауцене. С августа находился с корпусом в составе Силезской армии и участвовал в сражениях под Зибенейхеном, Левенбергом, Гольдбергом, при Кацбахе, Гартау и Бишофсверде. За участие во всех этих делах пожалован Александром I шифром (вензелем) на эполеты. В Лейпцигском сражении 5 октября атаковал левое крыло неприятеля, а 7 октября войска его корпуса ворвались в город и гнали неприятеля до Люценских ворот. В январе 1814 года вступил с войсками во Францию, отличился при Суассоне, под Краоном и Лаоном, при взятии Реймса, командовал всей кавалерией под Фер-Шампенуазом. После взятия Парижа Александр I при встрече с Ланжероном сказал: «M. le Comte, vous avez perdu cela à la hauteur de Monmartre, et je l’ai trouvé» (Господин граф, это Вы потеряли на высотах Монмартра, а я нашёл) — и вручил ему орден Святого Андрея Первозванного.

16 ноября 1815 года назначен херсонским военным губернатором, градоначальником Одессы и управляющим по гражданской части Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний.

С 1 июля 1826 — член Верховного уголовного суда над декабристами. 11 февраля 1829 назначен шефом Ряжского пехотного полка. Участник русско-турецкой войны 1828-29.

Ланжерон всю жизнь боялся умереть от холеры. Именно от неё и умер в Санкт-Петербурге. Похоронен в католической церкви Успения в Одессе.

Ланжерон в Одессе[править]

В 1815 году Ланжерон сменил герцога Ришелье в качестве генерал-губернатора Новороссии и Бессарабии. В Одессе граф воплотил в жизнь ряд важных начинаний, задуманных ранее герцогом, одним из которых было введение порто-франко. При нём же появилась и первая городская газета — «Мессаже де ля Руси меридиональ», было открыто заведение минеральных вод в городском саду, разбит ботанический сад, сыгравший огромную роль в озеленении как собственно Одессы, так и всего края. К числу наиболее значительных деяний Ланжерона в Одессе, относится открытие в 1817 Ришельевского лицея, второго в России после Царскосельского. Правда, эту честь с ним разделил герцог Ришелье, лично обратившийся в Париже к Александру I с просьбой разрешить преобразование Одесского Благородного института в лицей.

В 1818 году Ланжерон подал императору проект об отмене табели о рангах, чем снова навлёк немилость и вынужден был в 1820 году оставить должность одесского градоначальника, оставаясь Новороссийским генерал-губернатором до мая 1823 года, когда в третий раз попал в немилость[3]. У современников сложилось следующее мнение относительно Александра Федоровича: «храбрый генерал, добрый правдивый человек, но рассеянный, большой балагур и вовсе не администратор».

Оставил по себе в Одессе добрую память. Его дом, со знаменитыми пушками у входа, давший название Ланжероновской улице, долгое время служил одной из ярких одесских достопримечательностей, не говоря уже о тех десятках забавных легенд и анекдотических историй, связанных с жизнью его хозяина. До наших дней сохранилась триумфальная арка, ведшая на дачу графа, именуемая одесситами аркой Ланжерона и открывающая ныне дорогу на пляж его имени. Это память о человеке незаурядном и, несмотря на суровость его жизни, остроумном и обаятельном, который искренне любил Одессу, сделал для её процветания то, что было в его силах, а потому оставшийся почитаемым для всех последующих поколений одесситов.

Во время французской революции Ланжерон, будучи в Лондоне, писал для французских газет и сочинил несколько пьес («Масаниэлла», «Розамонда», «Мария Стюарт») и одну комедию («Притворное столкновение»), поставленную в 1789 году. Брифо, который познакомился с Ланжероном во Франции незадолго до его отъезда в Россию, продолжал переписываться с ним до своей смерти.

Ланжерон вёл дневник в каждую из военных кампаний, в которых ему довелось участвовать. Эти дневники, пестрящие множеством деталей и анекдотов, сохранили для истории его яркую, живую, а иногда и весьма субъективную, оценку событий[4]. Также оставил обширные мемуары на французском языке.

Ссыльный Пушкин бывал в доме Ланжерона на оконечности нынешнего парка Шевченко. По словам издателя журнала «Русский архив» П. И. Бартенева:

Ланжерон мучил Пушкина чтением своих стихов и трагедий. Лёгкомыслие его простиралось до такой степени, что опальному тогда А. С. Пушкину давал читать он письма, которые в царствование Павла получал от Александра Павловича, будущего императора Александра I.

Ланжерон просил Пушкина прочитать его трагедию «Мазаниелло, или Неаполитанская революция» и настойчиво выспрашивал мнение о ней. Но эту невинную слабость можно простить графу. Что касается писем, возможно, умудренный опытом сановник сумел разглядеть в молодом поэте заинтересованного и, что немаловажно, надёжного собеседника. В октябре 1823 года Пушкин передаёт П. А. Вяземскому мнение Ланжерона о брошюре А. С. Стурдзы, пребывавшего тогда в Одессе.

Дружеские отношения Пушкина и Ланжерона не прервались с отъездом графа из Одессы в мае 1824 года и поддерживались и в Петербурге. В списке лиц, которым поэт собирался разослать свои визитные карточки к новому 1830 году, значится А. Ф. Ланжерон.

Знаком был Пушкин с женой Ланжерона Елизаветой Адольфовной и с его побочным сыном Ф. А. Андро. За него в 1840 году вышла замуж Анна Оленина, к которой двенадцатью годами ранее безуспешно сватался сам поэт. «Пушкин во время жизни в Одессе часто встречался с его (Андро) отцом, и мог ли он думать, что так сложится жизнь!», — писал одесский искусствовед И. С. Зильберштейн в статье «Парижские находки».

Исторические анекдоты[править]

Имеются многочисленные исторические анекдоты, иллюстрирующие ставшую притчей во языцех рассеянность, остроумие и язвительность Ланжерона.

Истории с Ланжероном

  • В Аустерлицкую кампанию 1805 года Ланжерон, раздраженный поведением Буксгевдена, который опирался на инструкции Генерального штаба, не обращая внимания на конкретные обстоятельства, и который говорил ему: «Вам везде чудятся враги, мой друг!», резко ответил: «А вы, Ваше Высочество, не в состоянии нигде разглядеть никакого врага!» — И попал в немилость[4][5].
  • У Ланжерона была маленькая собачка моська, сердечная привязанность, занимавшая его больше, чем Одесса. Г-жа Траполи пришла к нему по делу, и он был так рассеян, что взял её за подбородок и сказал ей: «Моська, о моська»[6].
  • Подчиненному, который во время сражения неточно исполнил данный ему приказ, Ланжерон сказал: «Ви пороху нье боитесь, но зато ви его нье видумали»[6].
  • Однажды во время своего начальства в Одессе был он недоволен русскими купцами и собрал их к себе, чтобы сделать им выговор. Вот начало его речи к ним: «Какой ви негоцьянт, ви маркитант; какой ви купец, ви овец» — и движением руки показал козлиную бороду[6].
  • В 1828 году, во время турецкой войны, Ланжерон состоял главнокомандующим придунайских княжеств; однажды после довольно жаркого дела, совсем в сумерки, в кабинет к нему врывается плотно закутанная в черный плащ и с густым вуалем на лице какая-то незнакомая ему дама, бросается ему на шею и шепотом, начинает говорить ему, что она его обожает и убежала, пока мужа нет дома, чтобы:
во-первых, с ним повидаться, во-вторых, напомнить ему, чтобы он не забыл попросить главнокомандуюшего о том, что вчера было между ними условлено. Ланжерон тотчас же сообразил, что дама ошибается, принимает его, вероятно, за одного из подчиненных, но, как истый волокита, не разуверил свою посетительницу, а, напротив, очень успешно разыграл роль счастливого любовника; как и следовало ожидать, все разъяснилось на другой же день, но от этого Ланжерон вовсе не омрачился, и, встретив несколько дней спустя свою посетительницу, которая оказалась одной из самых хорошеньких женщин в Валахии, он любезно подошёл к ней и с самой утонченной любезностью сказал ей, что он передал главнокомандующему её поручение и что тот в её полном распоряжении. Дама осталась очень довольна, но адъютант, говорят, подал в отставку[7].
  • Пушкин в письме Е. М. Хитрово от 19/24 мая 1830 г. вышучивает плохое знание Ланжероном русского языка: «Я питаю отвращение к делам и к des boumagui, как выражается граф Ланжерон»[8].
  • Ланжерон упомянут Львом Толстым в «Войне и мире»: «Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки».

Ланжерон был трижды женат:

  • в 1784 году он женился на Мари-Диане Маньяр де ля Вопалье,
  • в 1804 году на княжне Наталье Трубецкой, вдове майора Кашинцева,
  • в 1819 году на Луизе Бруммер (ум. 1873, похоронена в Одессе).

У него было двое внебрачных детей от Ангелы Дзержановской:

Иностранные:

  1. ↑ Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В. Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А. Е. Кроль, К. М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 253, кат.№ 7821. — 360 с.
  2. ↑ Ланжерон, Людовик-Александр-Андро // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  3. ↑ 3,03,1 Дерибас А. М., 2009
  4. ↑ 4,04,1 Langeron
  5. ↑ Скляренко В. М., Евминова С. П., Иовлева Т. В., Мирошникова В. В. 50 знаменитых чудаков. — Харьков: Фолио, 2007. — С. 229. — 512 с. — (100 знаменитых). — 4000 экз. — ISBN 966-03-3578-4.
  6. ↑ 6,06,16,2 Анекдоты. Александр Первый и его время
  7. ↑ LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Вольное слово народа
  8. ↑ Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979. Т. 10. Письма. — 1979. — С. 226
  • Ланжерон, Людовик-Александр-Андро // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  • Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812—1815 гг. // Российский архив : Сб. — М., студия «ТРИТЭ» Н. Михалкова, 1996. —. —.
  • Атлас Д. Г. Старая Одесса, её друзья и недруги. Одесса : Ласми, 1992 (ISBN 5-206-00348-4).
  • Горбатюк А., Глазырин В. Юная Одесса в портретах её создателей. Одесса: Весть, 1994, Optimum, 2002 (ISBN 966-7776-72-7).
  • Дерибас А. М. Старая Одесса. Забытые страницы // Крук В. Южная столица. — Локид Премиум, 2009.

wp.wiki-wiki.ru

Ланжерон, Александр - это... Что такое Ланжерон, Александр?

граф Алекса́ндр Фёдорович Ланжеро́нфр. Louis Alexandre Andrault comte de Langéron Место рождения Место смерти Принадлежность Род войск Годы службы Звание Награды
13 января 1763 – 4 июня 1831
Портрет А.Ф. Ланжерона

работы[1]Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Париж
Петербург
Франция Нидерланды  Россия
Пехота
1779 - 1831
генерал от инфантерии

Ордена: Св.Андрея Первозванного с алмазами, Св.Владимира 1-й ст., Св.Александра Невского с алмазами, Св.Анны 1-й ст., Св.Георгия 2-го кл., Св.Иоанна Иерусалимского (почётный кавалер), крест за Измаил, золотая шпага «за храбрость»; прусские - Черного Орла и Красного Орла 1-й ст., австрийский Военный орден Марии Терезии 3-й ст., французские: Св.Людовика и Лилии, шведский Военный орден Меча 1-й ст., американский орден Цинцинната.

Алекса́ндр Фёдорович Ланжеро́н (Луи Александр Андре; 13 января 1763, Париж — 4 июля 1831, Санкт-Петербург) — граф, подполковник французской армии, полковник голландской армии, генерал от инфантерии армии российской (1811).

Биография

Происходит из аристократического французского рода; эмигрант, имел титулы графа де Ланжерон, маркиза де ла Косс, барона де Куньи. На военной службе во Франции находился с 1779. В 1782 году в чине подпоручика участвовал в войне за независимость США на стороне американцев. После революции становиться эмигрантом. Из полковников французской армии принят на российскую службу тем же чином 7 мая 1790 в Сибирский гренадерский полк. Участвовал волонтером в войне со Швецией 1788—90. За сражение под Бьёрком был 8 сентября 1790 награждён орденом Св. Георгия 4-го кл. Участник войны с Турцией. В 1790 отличился при штурме Измаила, в 1791 — под Мачином.

По повелению Императрицы Екатерины II служил в австрийских войсках, принимал участие в сражениях против французских республиканцев под Мобежем, Шарлеруа, Маастрихтом. 30 июля 1795 определён в Малороссийский гренадерский полк, 28 июня 1796 произведён в бригадиры, 22 мая 1797 — в генерал-майоры с назначением шефом Уфимского мушкетерского полка. 25 октября 1798 пожалован в генерал-лейтенанты.

С 13 мая 1799 по 12 апреля 1806 состоял шефом Ряжского мушкетерского полка. В 1805 сражался с французами под Аустерлицем. Участвовал в русско-турецкой войне 1806-12. 29 августа 1809 разбил авангард армии Верховного Визиря у крепости Журжа, участвовал в блокаде Силистрии. За победу у д. Дерекпой был 19 сентября 1810 награждён орденом Св. Георгия 3-го кл. С 7 августа 1810 — начальник 22-й дивизии. Командовал Молдавской армией во время болезни и после смерти генерала Н. М. Каменского — до прибытия М. И. Кутузова. 22 августа 1811 — произведён в генералы от инфантерии за сражение при Рущуке.

В начале 1812 командовал 1-м корпусом Дунайской армии адмирала П. В. Чичагова. Участвовал в сражении у Брест-Литовска, на Березине, затем преследовал неприятеля до Вислы. В 1813 находился при взятии Торна (11 марта 1813 награждён орденом Св. Георгия 2-го кл.). В сражении при Кенигсварте, где командовал левым флангом войск, отбил у неприятеля пять орудий и взял в плен четырёх генералов и 1200 нижних чинов. Участвовал в битве при Бауцене. С августа находился с корпусом в составе Силезской армии и участвовал в сражениях под Зибенейхеном, Левенбергом, Гольдбергом, при Кацбахе, Гартау и Бишофсверде. За участие во всех этих делах пожалован Императором Александром I шифром (вензелем) на эполеты. В Лейпцигском сражении 5 октября атаковал левое крыло неприятеля, а 7-го войска его корпуса ворвались в город и гнали неприятеля до Люценских ворот. В январе 1814 вступил с войсками во Францию, отличился при Суассоне, под Краоном и Лаоном, при взятии Реймса, командовал всей кавалерией под Фер-Шампенуазом. Под Парижем получил из рук императора Александра I орден Андрея Первозванного.

16 ноября 1815 назначен Херсонским военным губернатором, градоначальником Одессы и управляющим по гражданской части Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний. С 1 июля 1826 — член Верховного уголовного суда над декабристами.

В Одессе граф воплотил в жизнь ряд важных начинаний, сделанных ранее Ришельё, одним из которых было введение порто-франко. При нём же появилась и первая городская газета — «Мессаже де ля Руси меридиональ», было открыто заведение минеральных вод в городском саду, разбит ботанический сад, сыгравший огромную роль в озеленении как собственно Одессы, так и всего края. К числу наиболее значительных деяний Ланжерона в Одессе, без сомнения, можно отнести открытие в 1817 Ришельевского лицея, второго в России после Царскосельского. Правда, эту честь с ним по праву разделил тот же герцог Ришельё, лично обратившийся в Париже к Александру I с просьбой разрешить преобразование Одесского Благородного института в лицей.

Конечно, граф и сам осознавал, что его административных талантов для управления огромным краем явно недостаточно. Одесским градоначальником Ланжерон был лишь до 1820, испросив высочайшее разрешение разделить эту должность от Новороссийского генерал-губернатора, которым оставался до мая 1823. У современников сложилось следующее мнение относительно Александра Федоровича: «храбрый генерал, добрый правдивый человек, но рассеянный, большой балагур и вовсе не администратор».

11 февраля 1829 Ланжерон назначен шефом Ряжского пехотного полка. Участник русско-турецкой войны 1828-29.

В целом, граф Александр Федорович оставил после себя в Одессе добрую память. Его дом, со знаменитыми пушками у входа, давший название Ланжероновской улице, долгое время служил одной из ярких одесских достопримечательностей, не говоря уже о тех десятках забавных легенд и анекдотических историй, связанных с жизнью его хозяина. До наших дней сохранилась триумфальная арка, ведшая на дачу графа, именуемая одесситами аркой Ланжерона и открывающая ныне дорогу на пляж его имени. Это память о человеке незаурядном и, несмотря на суровость его жизни, остроумном и обаятельном, который искренне любил Одессу, сделал для её процветания то, что было в его силах, а потому оставшийся почитаемым для всех последующих поколений одесситов.

Творчество

Во время французской революции Ланжерон, будучи в Лондоне, писал для французских газет и сочинил несколько пьес («Масаниэлла», «Розамонда», «Мария Стюарт») и одну комедию («Притворное столкновение»), поставленную в 1789 году. Брифо, который познакомился в Ланжероном во Франции незадолго до его отъезда в Россию, продолжал переписываться с ним до своей смерти. Ланжерон оставил обширные мемуары на французском языке.

Семья

Ланжерон был трижды женат:

  • в 1784 году он женился на Мари-Диане Маньяр де ля Вопалье,
  • в 1804 на Анастасии Трубецкой, вдове майора Кашинцева,
  • в 1819 на Луизе Бруммер.

У него было двое внебрачных детей от Ангелы Дзержановской:

  • дочь Диана, умершая в 1816 году,
  • и сын Теодор Андро (1804—1889), который получил дворянство 2 апреля 1822 года и впоследствии стал личным советником Императора Всероссийскаго и сенатором.

Смерть

Ланжерон всю жизнь боялся умереть от холеры. Именно от неё и умер в Санкт-Петербурге. Похоронен в католической церкви Одессы.

Ссыльный Пушкин бывал в доме Ланжерона на оконечности нынешнего парка Шевченко. По словам издателя журнала «Русский архив» П. И. Бартенева:

Ланжерон мучил Пушкина чтением своих стихов и трагедий. Лёгкомыслие его простиралось до такой степени, что опальному тогда А. С. Пушкину давал читать он письма, которые в царствование Павла получал от Александра Павловича, будущего императора Александра I.

Ланжерон просил Пушкина прочитать его трагедию «Мазаниелло, или Неаполитанская революция» и настойчиво выспрашивал мнение о ней. Но эту невинную слабость можно простить графу. Что касается писем, возможно, умудренный опытом сановник сумел разглядеть в молодом поэте заинтересованного и, что немаловажно, надёжного собеседника.

В октябре 1823 Пушкин пишет П. А. Вяземскому мнение Ланжерона о брошюре А. С. Стурдзы, пребывавшего в Одессе и общавшегося с Пушкиным политического и религиозного писателя. Дружеские отношения Пушкина и Ланжерона не прервались с отъездом графа из Одессы в мае 1824 и поддерживались и в Петербурге. В списке лиц, которым поэт собирался разослать свои визитные карточки к новому 1830 году, значится А. Ф. Ланжерон.

Знаком был Пушкин с женой Ланжерона Елизаветой Адольфовной и с его побочным сыном Ф. А. Андро. За него в 1840 вышла замуж дочь близкого знакомого Пушкина А. А. Оленина, к которой двенадцатью годами ранее безуспешно сватался сам поэт. «Пушкин во время жизни в Одессе часто встречался с его (Андро) отцом, и мог ли он думать, что так сложится жизнь!», — писал одесский искусствовед И. С. Зильберштейн в статье «Парижские находки».

Истории с Ланжероном

Имеются многочисленные исторические анекдоты, иллюстрирующие ставшую притчей во языцех рассеянность, остроумие и язвительность Ланжерона.

Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки…

Лев Толстой, Война и мир. — [1]

Я питаю отвращение к делам и к des boumagui, как выражается граф Ланжерон.

— Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979. Т. 10. Письма. — 1979. — С. 226

  • Ланжерон вёл дневник в каждую из военных кампаний, в которых ему довелось участвовать. Эти дневники, пестрящие множеством деталей и анекдотов, сохранили для истории его яркую, живую, а иногда и весьма субъективную, оценку событий. — [2]
  • В Аустерлицкую кампанию 1805 года Ланжерон, раздраженный поведением Буксховдена, который опирался на инструкции Генерального штаба, не обращая внимания на конкретные обстоятельства, и который говорил ему: «Вам везде чудятся враги, мой друг!», резко ответил: «А вы, Ваше Высочество, не в состоянии нигде разглядеть никакого врага!» — И попал в немилость. — [3]
  • У Ланжерона была моська, сердечная привязанность, занимавшая его больше, чем Одесса. Г-жа Траполи пришла к нему по делу, и он был так рассеян, что взял её за подбородок и сказал ей: «Моська, о моська». — [4]
  • В армии известно слово, сказанное им во время сражения подчиненному, который неловко исполнил приказание, ему данное. «Ви пороху нье боитесь, но за то ви его нье видумали». — [5]
  • Однажды во время своего начальства в Одессе был он недоволен русскими купцами и собрал их к себе, чтобы сделать им выговор. Вот начало его речи к ним: «Какой ви негоцьянт, ви маркитант; какой ви купец, ви овец» — и движением руки своей выразил козлиную бороду. — [6]
  • В 1828 году, во время турецкой войны, Ланжерон состоял главнокомандующим придунайских княжеств; однажды после довольно жаркого дела, совсем в сумерки, в кабинет к нему врывается плотно закутанная в черный плащ и с густым вуалем на лице какая-то незнакомая ему дама, бросается ему на шею и шепотом, начинает говорить ему, что она его обожает и убежала, пока мужа нет дома, чтобы:
во-первых, с ним повидаться, во-вторых, напомнить ему, чтобы он не забыл попросить главнокомандуюшего о том, что вчера было между ними условлено. Ланжерон тотчас же сообразил, что дама ошибается, принимает его, вероятно, за одного из подчиненных, но, как истый волокита, не разуверил свою посетительницу, а, напротив, очень успешно разыграл роль счастливого любовника; как и следовало ожидать, все разъяснилось на другой же день, но от этого Ланжерон вовсе не омрачился, и, встретив несколько дней спустя свою посетительницу, которая оказалась одной из самых хорошеньких женщин в Валахии, он любезно подошёл к ней и с самой утонченной любезностью сказал ей, что он передал главнокомандующему её поручение и что тот в её полном распоряжении. Дама осталась очень довольна, но адъютант, говорят, подал в отставку. — [7]
  • Когда граф Ланжерон прибыл в Одессу, то решил встретиться с её торговой элитой — для налаживания деловых контактов. Они собрались за столом в том самом доме, который поначалу арендовал граф, а затем раскапывали археологи. Пунктуальный в отдельных случаях губернатор положил подле себя, на столе, золотые часы. Внезапно тяжёлая портьера освободилась от удерживающей её «бретельки» и закрыла окно. В комнате воцарился мрак. Когда портьеру подняли, часов на столе не оказалось. Озадаченный Ланжерон, ещё не знавший здешних нравов, констатировал: «Полагаю, кто-то из вас совершил ошибку. Сейчас мы снова опустим портьеру, а когда вновь поднимем её, убеждён, часы окажутся на прежнем месте». Означенная процедура была осуществлена в соответствии с наставлениями графа. Но когда в помещении снова стало светло… со стола пропал также массивный серебряный канделябр — вслед за часами.
«И что же, — спросил внимательно слушавший потомок графа Роже Ланжерон, — не приказал ли губернатор обыскать всех этих граждан?» Экскурсовод ответил отрицательно. — [9]

См. также

Источники

  • Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг. // Российский архив : Сб. — М.: студия «ТРИТЭ» Н.Михалкова, 1996. — Т. VII. — С. 444-445.
  • Атлас, Д. Г. Старая Одесса, её друзья и недруги. Одесса : Ласми, 1992 (ISBN 5-206-00348-4).
  • Горбатюк, А.; Глазырин, В. Юная Одесса в портретах её создателей. Одесса: Весть, 1994, Optimum, 2002 (ISBN 966-7776-72-7).
  • Александр Ланжерон
  • С Ланжероном по Ланжероновской

Ссылки

  1. ↑ Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В.Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А.Е. Кроль, К.М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 253, кат.№ 7821. — 360 с.

 

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Ланжерон, Александр Фёдорович - это... Что такое Ланжерон, Александр Фёдорович?

Дата рождения Место рождения Дата смерти Место смерти Принадлежность Род войск Годы службы Звание Награды и премии
граф Алекса́ндр Фёдорович Ланжеро́нфр. Louis Alexandre Andrault comte de Langéron

Портрет А.Ф. Ланжеронаработы[1]Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

(Санкт-Петербург)

13 (24) января 1763(1763-01-24)

Париж

4 (16) июля 1831(1831-07-16) (68 лет)

Санкт-Петербург

ФранцияНидерланды Российская империя

Пехота

1779 - 1831

генерал от инфантерии

Ордена: Св.Андрея Первозванного с алмазами, Св.Владимира 1-й ст., Св.Александра Невского с алмазами, Св.Анны 1-й ст., Св.Георгия 2-го кл., Св.Иоанна Иерусалимского (почётный кавалер), крест за Измаил, золотая шпага «за храбрость»; прусские - Черного Орла и Красного Орла 1-й ст., австрийский Военный орден Марии Терезии 3-й ст., французские: Св.Людовика и Лилии, шведский Военный орден Меча 1-й ст., американский орден Цинцинната.

Граф Алекса́ндр Фёдорович Ланжеро́н (Alexandre-Louis Andrault de Langeron; 13 января 1763, Париж — 4 июля 1831, Санкт-Петербург) — французский эмигрант, русский военачальник эпохи Наполеоновских войн (с 1811 генерал от инфантерии), генерал-губернатор Новороссии и Бессарабии с 1815 по 1822 годы. Его именем назван один из районов Одессы.

Военная карьера

Происходил из аристократического французского рода Андро (Andrault), известного с начала XIV века. До эмиграции носил титулы графа де Ланжерон, маркиза де ла Косс, барона де Куньи, де ла Ферте и де Сасси (comte de Langeron, marquis de la Coste, baron de la Ferté, de Sassy et de Cougny, seigneur du Mont, de Bazolle de l’Isle de Mars et d’Alligny). На военной службе во Франции находился с 1779. В 1782 году в чине подпоручика участвовал в войне за независимость США на стороне американцев. После революции становится эмигрантом. Из полковников французской армии принят на российскую службу тем же чином 7 мая 1790 в Сибирский гренадерский полк. Участвовал волонтером в войне со Швецией 1788—90. За сражение под Бьёрком был 8 сентября 1790 награждён орденом Св. Георгия 4-го кл. Участник войны с Турцией. В 1790 отличился при штурме Измаила, в 1791 — под Мачином.

По повелению Екатерины II служил в австрийских войсках, принимал участие в сражениях против французских республиканцев под Мобежем, Шарлеруа, Маастрихтом. 30 июля 1795 года определён в Малороссийский гренадерский полк, 28 июня 1796 года произведён в бригадиры, 22 мая 1797 года — в генерал-майоры с назначением шефом Уфимского мушкетёрского полка. 25 октября 1798 года был пожалован в генерал-лейтенанты. С 13 мая 1799 года состоял шефом Ряжского мушкетёрского полка.

В 1799 году принял русское подданство. Павлом I был возведён в графское достоинство. Ланжерон навлекал на себя немилость Александра I три раза — в первый раз это было в 1805 году, за неудачные манёвры под Аустерлицем (ему было предложено тогда подать в отставку, но вскоре он был восстановлен в чинах и званиях)[2].

Участвовал в русско-турецкой войне 1806-12. 29 августа 1809 года разбил авангард армии верховного визиря у крепости Журжа, участвовал в блокаде Силистрии. За победу у д. Дерекпой был 19 сентября 1810 года награждён орденом Св. Георгия 3-го кл. С 7 августа 1810 года — начальник 22-й дивизии. Командовал Молдавской армией во время болезни и после смерти генерала Н. М. Каменского — до прибытия М. И. Кутузова. 22 августа 1811 года произведён в генералы от инфантерии за сражение при Рущуке.

В начале 1812 года командовал 1-м корпусом Дунайской армии адмирала П. В. Чичагова. Участвовал в сражении у Брест-Литовска, на Березине, затем преследовал неприятеля до Вислы. В 1813 году находился при взятии Торна (11 марта 1813 года награждён орденом Св. Георгия 2-го кл.). В сражении при Кенигсварте, где командовал левым флангом войск, отбил у неприятеля пять орудий и взял в плен четырёх генералов и 1200 нижних чинов. Участвовал в битве при Бауцене. С августа находился с корпусом в составе Силезской армии и участвовал в сражениях под Зибенейхеном, Левенбергом, Гольдбергом, при Кацбахе, Гартау и Бишофсверде. За участие во всех этих делах пожалован Александром I шифром (вензелем) на эполеты. В Лейпцигском сражении 5 октября атаковал левое крыло неприятеля, а 7 октября войска его корпуса ворвались в город и гнали неприятеля до Люценских ворот. В январе 1814 года вступил с войсками во Францию, отличился при Суассоне, под Краоном и Лаоном, при взятии Реймса, командовал всей кавалерией под Фер-Шампенуазом. После взятия Парижа Александр I при встрече с Ланжероном сказал: «M. le Comte, vous avez perdu cela à la hauteur de Monmartre, et je l’ai trouvé» (Господин граф, это Вы потеряли на высотах Монмартра, а я нашёл) — и вручил ему орден Андрея Первозванного.

16 ноября 1815 года назначен херсонским военным губернатором, градоначальником Одессы и управляющим по гражданской части Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний.

С 1 июля 1826 — член Верховного уголовного суда над декабристами. 11 февраля 1829 назначен шефом Ряжского пехотного полка. Участник русско-турецкой войны 1828-29.

Ланжерон всю жизнь боялся умереть от холеры. Именно от неё и умер в Санкт-Петербурге. Похоронен в католической церкви Одессы.

Ланжерон в Одессе

В 1815 г. Ланжерон сменил герцога Ришелье в качестве генерал-губернатора Новороссии и Бессарабии. В Одессе граф воплотил в жизнь ряд важных начинаний, задуманных ранее герцогом, одним из которых было введение порто-франко. При нём же появилась и первая городская газета — «Мессаже де ля Руси меридиональ», было открыто заведение минеральных вод в городском саду, разбит ботанический сад, сыгравший огромную роль в озеленении как собственно Одессы, так и всего края. При нём состоялось открытие в 1817 году Ришельевского лицея, второго в России после Царскосельского.

В 1818 году Ланжерон подал императору проект об отмене табели о рангах, чем снова навлёк немилость и вынужден был в 1820 году оставить должность одесского градоначальника, оставаясь Новороссийским генерал-губернатором до мая 1823 года, когда в третий раз попал в немилость[2]. У современников сложилось следующее мнение относительно Александра Федоровича: «храбрый генерал, добрый правдивый человек, но рассеянный, большой балагур и вовсе не администратор».

Оставил по себе в Одессе добрую память. Его дом, со знаменитыми пушками у входа, давший название Ланжероновской улице, долгое время служил одной из ярких одесских достопримечательностей, не говоря уже о тех десятках забавных легенд и анекдотических историй, связанных с жизнью его хозяина. До наших дней сохранилась триумфальная арка, ведшая на дачу графа, именуемая одесситами аркой Ланжерона и открывающая ныне дорогу на пляж его имени. Это память о человеке незаурядном и, несмотря на суровость его жизни, остроумном и обаятельном, который искренне любил Одессу, сделал для её процветания то, что было в его силах, а потому оставшийся почитаемым для всех последующих поколений одесситов.

Творчество

Во время французской революции Ланжерон, будучи в Лондоне, писал для французских газет и сочинил несколько пьес («Масаниэлла», «Розамонда», «Мария Стюарт») и одну комедию («Притворное столкновение»), поставленную в 1789 году. Брифо, который познакомился с Ланжероном во Франции незадолго до его отъезда в Россию, продолжал переписываться с ним до своей смерти. Ланжерон оставил обширные мемуары на французском языке.

Ссыльный Пушкин бывал в доме Ланжерона на оконечности нынешнего парка Шевченко. По словам издателя журнала «Русский архив» П. И. Бартенева:

Ланжерон мучил Пушкина чтением своих стихов и трагедий. Лёгкомыслие его простиралось до такой степени, что опальному тогда А. С. Пушкину давал читать он письма, которые в царствование Павла получал от Александра Павловича, будущего императора Александра I.

Ланжерон просил Пушкина прочитать его трагедию «Мазаниелло, или Неаполитанская революция» и настойчиво выспрашивал мнение о ней. Но эту невинную слабость можно простить графу. Что касается писем, возможно, умудренный опытом сановник сумел разглядеть в молодом поэте заинтересованного и, что немаловажно, надёжного собеседника.

В октябре 1823 Пушкин пишет П. А. Вяземскому мнение Ланжерона о брошюре А. С. Стурдзы, пребывавшего в Одессе и общавшегося с Пушкиным политического и религиозного писателя. Дружеские отношения Пушкина и Ланжерона не прервались с отъездом графа из Одессы в мае 1824 и поддерживались и в Петербурге. В списке лиц, которым поэт собирался разослать свои визитные карточки к новому 1830 году, значится А. Ф. Ланжерон.

Знаком был Пушкин с женой Ланжерона Елизаветой Адольфовной и с его побочным сыном Ф. А. Андро. За него в 1840 вышла замуж Анна Оленина, к которой двенадцатью годами ранее безуспешно сватался сам поэт. «Пушкин во время жизни в Одессе часто встречался с его (Андро) отцом, и мог ли он думать, что так сложится жизнь!», — писал одесский искусствовед И. С. Зильберштейн в статье «Парижские находки».

Истории с Ланжероном

Имеются многочисленные исторические анекдоты, иллюстрирующие ставшую притчей во языцех рассеянность, остроумие и язвительность Ланжерона.

Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки… Лев Толстой, Война и мир[3].

Пушкин в письме Е.М. Хитрово от 19/24 мая 1830 г. приводит «русское» выражение Ланжерона:

Я питаю отвращение к делам и к des boumagui, как выражается граф Ланжерон.

— Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979. Т. 10. Письма. — 1979. — С. 226

  • Ланжерон вёл дневник в каждую из военных кампаний, в которых ему довелось участвовать. Эти дневники, пестрящие множеством деталей и анекдотов, сохранили для истории его яркую, живую, а иногда и весьма субъективную, оценку событий[4].
  • В Аустерлицкую кампанию 1805 года Ланжерон, раздраженный поведением Буксгевдена, который опирался на инструкции Генерального штаба, не обращая внимания на конкретные обстоятельства, и который говорил ему: «Вам везде чудятся враги, мой друг!», резко ответил: «А вы, Ваше Высочество, не в состоянии нигде разглядеть никакого врага!» — И попал в немилость[4].
  • У Ланжерона была маленькая собачка моська, сердечная привязанность, занимавшая его больше, чем Одесса. Г-жа Траполи пришла к нему по делу, и он был так рассеян, что взял её за подбородок и сказал ей: «Моська, о моська»[5].
  • Подчиненному, который во время сражения неточно исполнил данный ему приказ, Ланжерон сказал: «Ви пороху нье боитесь, но зато ви его нье видумали»[5].
  • Однажды во время своего начальства в Одессе был он недоволен русскими купцами и собрал их к себе, чтобы сделать им выговор. Вот начало его речи к ним: «Какой ви негоцьянт, ви маркитант; какой ви купец, ви овец» — и движением руки показал козлиную бороду[5].
  • В 1828 году, во время турецкой войны, Ланжерон состоял главнокомандующим придунайских княжеств; однажды после довольно жаркого дела, совсем в сумерки, в кабинет к нему врывается плотно закутанная в черный плащ и с густым вуалем на лице какая-то незнакомая ему дама, бросается ему на шею и шепотом, начинает говорить ему, что она его обожает и убежала, пока мужа нет дома, чтобы:
во-первых, с ним повидаться, во-вторых, напомнить ему, чтобы он не забыл попросить главнокомандуюшего о том, что вчера было между ними условлено. Ланжерон тотчас же сообразил, что дама ошибается, принимает его, вероятно, за одного из подчиненных, но, как истый волокита, не разуверил свою посетительницу, а, напротив, очень успешно разыграл роль счастливого любовника; как и следовало ожидать, все разъяснилось на другой же день, но от этого Ланжерон вовсе не омрачился, и, встретив несколько дней спустя свою посетительницу, которая оказалась одной из самых хорошеньких женщин в Валахии, он любезно подошёл к ней и с самой утонченной любезностью сказал ей, что он передал главнокомандующему её поручение и что тот в её полном распоряжении. Дама осталась очень довольна, но адъютант, говорят, подал в отставку[6].

Семья

Ланжерон был трижды женат:

  • в 1784 году он женился на Мари-Диане Маньяр де ля Вопалье,
  • в 1804 на княжне Наталье Трубецкой, вдове майора Кашинцева,
  • в 1819 на Луизе Бруммер (ум. 1873, похоронена в Одессе).

У него было двое внебрачных детей от Ангелы Дзержановской:

Сочинения

Примечания

Источники

  • Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812—1815 гг. // Российский архив : Сб. — М., студия «ТРИТЭ» Н. Михалкова, 1996. — Т. VII. — С. 444-445.
  • Атлас, Д. Г. Старая Одесса, её друзья и недруги. Одесса : Ласми, 1992 (ISBN 5-206-00348-4).
  • Горбатюк, А.; Глазырин, В. Юная Одесса в портретах её создателей. Одесса: Весть, 1994, Optimum, 2002 (ISBN 966-7776-72-7).
  • Дерибас А. М. Старая Одесса. Забытые страницы // Крук В. Южная столица. — Локид Премиум, 2009.

Ссылки

dic.academic.ru

Ланжерон, Александр Фёдорович — WiKi

Военная карьера

Происходил из аристократического французского рода Андро (Andrault), известного с начала XIV века. До эмиграции носил титулы графа де Ланжерон, маркиза де ла Косс, барона де Куньи, де ла Ферте и де Сасси (comte de Langeron, marquis de la Coste, baron de la Ferté, de Sassy et de Cougny, seigneur du Mont, de Bazolle de l’Isle de Mars et d’Alligny).

На военной службе во Франции находился с 1779 года. В 1782 году в чине подпоручика на корабле «Aigle» отправился из Ларошели в Новый Свет, где принял участие в войне за независимость США на стороне американцев[4].

После революции становится эмигрантом. Из полковников французской армии принят на российскую службу тем же чином 7 мая 1790 в Сибирский гренадерский полк. Участвовал волонтером в войне со Швецией 1788—90. За сражение под Бьёрком был 8 сентября 1790 награждён орденом Св. Георгия 4-го кл. Участник войны с Турцией. В 1790 отличился при штурме Измаила, в 1791 — под Мачином.

По повелению Екатерины II служил в австрийских войсках, принимал участие в сражениях против французских республиканцев под Мобежем, Шарлеруа, Маастрихтом. 30 июля 1795 года определён в Малороссийский гренадерский полк, 28 июня 1796 года произведён в бригадиры, 22 мая 1797 года — в генерал-майоры с назначением шефом Уфимского мушкетёрского полка. 25 октября 1798 года был пожалован в генерал-лейтенанты. С 13 мая 1799 года состоял шефом Ряжского мушкетёрского полка.

В 1799 году принял русское подданство. Павлом I был возведён в графское достоинство. Ланжерон навлекал на себя немилость Александра I три раза — в первый раз это было в 1805 году, за неудачные манёвры под Аустерлицем (ему было предложено тогда подать в отставку, но вскоре он был восстановлен в чинах и званиях)[5].

Участвовал в русско-турецкой войне 1806-12. 29 августа 1809 года разбил авангард армии верховного визиря у крепости Журжа, участвовал в блокаде Силистрии. За победу у д. Дерекпой был 19 сентября 1810 года награждён орденом Св. Георгия 3-го кл. С 7 августа 1810 года — начальник 22-й дивизии. Командовал Молдавской армией во время болезни и после смерти генерала Н. М. Каменского — до прибытия М. И. Кутузова. 22 августа 1811 года произведён в генералы от инфантерии за сражение при Рущуке.

В начале 1812 года командовал 1-м корпусом Дунайской армии адмирала П. В. Чичагова. Участвовал в сражении у Брест-Литовска, на Березине, затем преследовал неприятеля до Вислы. В 1813 году находился при взятии Торна (11 марта 1813 года награждён орденом Св. Георгия 2-го кл.). В сражении при Кенигсварте, где командовал левым флангом войск, отбил у неприятеля пять орудий и взял в плен четырёх генералов и 1200 нижних чинов. Участвовал в битве при Бауцене. С августа находился с корпусом в составе Силезской армии и участвовал в сражениях под Зибенейхеном, Левенбергом, Гольдбергом, при Кацбахе, Гартау и Бишофсверде. В Лейпцигском сражении 5 октября атаковал левое крыло неприятеля, а 7 октября войска его корпуса ворвались в город и гнали неприятеля до Люценских ворот. За участие во всех этих делах в октябре 1813 года пожалован Александром I званием генерала, состоящего при Особе Его Величества[6] и шифром (императорским вензелем) на эполеты.

В январе 1814 года вступил с войсками во Францию, отличился при Суассоне, под Краоном и Лаоном, при взятии Реймса, командовал всей кавалерией под Фер-Шампенуазом. После взятия Парижа Александр I при встрече с Ланжероном сказал: «M. le Comte, vous avez perdu cela à la hauteur de Monmartre, et je l’ai trouvé» (Господин граф, это Вы потеряли на высотах Монмартра, а я нашёл) — и вручил ему орден Святого Андрея Первозванного.

16 ноября 1815 года назначен херсонским военным губернатором, градоначальником Одессы и управляющим по гражданской части Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний.

С 1 июля 1826 — член Верховного уголовного суда над декабристами. 11 февраля 1829 назначен шефом Ряжского пехотного полка. Участник русско-турецкой войны 1828-29.

Умер в Санкт-Петербурге от разразившейся в 1831 году эпидемии холеры. Похоронен в любимой Одессе, в католическом соборе Успения.

Ланжерон в Одессе

В 1815 году Ланжерон сменил герцога Ришелье в качестве генерал-губернатора Новороссии и Бессарабии. В Одессе граф воплотил в жизнь ряд важных начинаний, задуманных ранее герцогом, одним из которых было введение порто-франко. При нём же появилась и первая городская газета — «Мессаже де ля Руси меридиональ», было открыто заведение минеральных вод в городском саду, разбит ботанический сад, сыгравший огромную роль в озеленении как собственно Одессы, так и всего края. К числу наиболее значительных деяний Ланжерона в Одессе, относится открытие в 1817 Ришельевского лицея, второго в России после Царскосельского. Правда, эту честь с ним разделил герцог Ришелье, лично обратившийся в Париже к Александру I с просьбой разрешить преобразование Одесского благородного института в лицей.

В 1818 году Ланжерон подал императору проект об отмене табели о рангах, чем снова навлёк немилость и вынужден был в 1820 году оставить должность одесского градоначальника, оставаясь новороссийским генерал-губернатором до мая 1823 года, когда в третий раз попал в немилость[5]. У современников сложилось следующее мнение относительно Александра Федоровича: «храбрый генерал, добрый правдивый человек, но рассеянный, большой балагур и вовсе не администратор».

Оставил по себе в Одессе добрую память. Его дом, со знаменитыми пушками у входа, давший название Ланжероновской улице, долгое время служил одной из ярких одесских достопримечательностей, не говоря уже о тех десятках забавных легенд и анекдотических историй, связанных с жизнью его хозяина. До наших дней сохранилась триумфальная арка, ведшая на дачу графа, именуемая одесситами аркой Ланжерона и открывающая ныне дорогу на пляж его имени. Это память о человеке незаурядном и, несмотря на суровость его жизни, остроумном и обаятельном, который искренне любил Одессу, сделал для её процветания то, что было в его силах, а потому оставшийся почитаемым для всех последующих поколений одесситов.

Творчество

Во время французской революции Ланжерон, будучи в Лондоне, писал для французских газет и сочинил несколько пьес («Масаниэлла», «Розамонда», «Мария Стюарт») и одну комедию («Притворное столкновение»), поставленную в 1789 году. Брифо, который познакомился с Ланжероном во Франции незадолго до его отъезда в Россию, продолжал переписываться с ним до своей смерти.

Ланжерон вёл дневник в каждую из военных кампаний, в которых ему довелось участвовать. Эти дневники, пестрящие множеством деталей и анекдотов, сохранили для истории его яркую, живую, а иногда и весьма субъективную, оценку событий[7]. Также оставил обширные мемуары на французском языке. Вдова его переслала все бумаги мужа и записки во Французский Государственный Архив.

Ссыльный Пушкин бывал в доме Ланжерона на оконечности нынешнего парка Шевченко. По словам издателя журнала «Русский архив» П. И. Бартенева:

Ланжерон мучил Пушкина чтением своих стихов и трагедий. Лёгкомыслие его простиралось до такой степени, что опальному тогда А. С. Пушкину давал читать он письма, которые в царствование Павла получал от Александра Павловича, будущего императора Александра I.

Ланжерон просил Пушкина прочитать его трагедию «Мазаниелло, или Неаполитанская революция» и настойчиво выспрашивал мнение о ней. Но эту невинную слабость можно простить графу. Что касается писем, возможно, умудренный опытом сановник сумел разглядеть в молодом поэте заинтересованного и, что немаловажно, надёжного собеседника. В октябре 1823 года Пушкин передаёт П. А. Вяземскому мнение Ланжерона о брошюре А. С. Стурдзы, пребывавшего тогда в Одессе.

Дружеские отношения Пушкина и Ланжерона не прервались с отъездом графа из Одессы в мае 1824 года и поддерживались и в Петербурге. В списке лиц, которым поэт собирался разослать свои визитные карточки к новому 1830 году, значится А. Ф. Ланжерон.

Знаком был Пушкин с женой Ланжерона Елизаветой Адольфовной и с его побочным сыном Ф. А. Андро. За него в 1840 году вышла замуж Анна Оленина, к которой двенадцатью годами ранее безуспешно сватался сам поэт. «Пушкин во время жизни в Одессе часто встречался с его (Андро) отцом, и мог ли он думать, что так сложится жизнь!», — писал одесский искусствовед И. С. Зильберштейн в статье «Парижские находки».

Исторические анекдоты

Имеются многочисленные исторические анекдоты, иллюстрирующие ставшую притчей во языцех рассеянность, остроумие и язвительность Ланжерона.

Истории с Ланжероном

  • В Аустерлицкую кампанию 1805 года Ланжерон, раздраженный поведением Буксгевдена, который опирался на инструкции Генерального штаба, не обращая внимания на конкретные обстоятельства, и который говорил ему: «Вам везде чудятся враги, мой друг!», резко ответил: «А вы, Ваше Высочество, не в состоянии нигде разглядеть никакого врага!» — И попал в немилость[7][8].
  • У Ланжерона была маленькая собачка моська, сердечная привязанность, занимавшая его больше, чем Одесса. Г-жа Траполи пришла к нему по делу, и он был так рассеян, что взял её за подбородок и сказал ей: «Моська, о моська»[9].
  • Подчиненному, который во время сражения неточно исполнил данный ему приказ, Ланжерон сказал: «Ви пороху нье боитесь, но зато ви его нье видумали»[9].
  • Однажды во время своего начальства в Одессе был он недоволен русскими купцами и собрал их к себе, чтобы сделать им выговор. Вот начало его речи к ним: «Какой ви негоцьянт, ви маркитант; какой ви купец, ви овец» — и движением руки показал козлиную бороду[9].
  • В 1828 году, во время турецкой войны, Ланжерон состоял главнокомандующим придунайских княжеств; однажды после довольно жаркого дела, совсем в сумерки, в кабинет к нему врывается плотно закутанная в чёрный плащ и с густым вуалем на лице какая-то незнакомая ему дама, бросается ему на шею и шепотом, начинает говорить ему, что она его обожает и убежала, пока мужа нет дома, чтобы:
во-первых, с ним повидаться, во-вторых, напомнить ему, чтобы он не забыл попросить главнокомандуюшего о том, что вчера было между ними условлено. Ланжерон тотчас же сообразил, что дама ошибается, принимает его, вероятно, за одного из подчиненных, но, как истый волокита, не разуверил свою посетительницу, а, напротив, очень успешно разыграл роль счастливого любовника; как и следовало ожидать, все разъяснилось на другой же день, но от этого Ланжерон вовсе не омрачился, и, встретив несколько дней спустя свою посетительницу, которая оказалась одной из самых хорошеньких женщин в Валахии, он любезно подошёл к ней и с самой утонченной любезностью сказал ей, что он передал главнокомандующему её поручение и что тот в её полном распоряжении.Дама осталась очень довольна, но адъютант, говорят, подал в отставку[10].
  • Пушкин в письме Е. М. Хитрово от 19/24 мая 1830 г. вышучивает плохое знание Ланжероном русского языка: «Я питаю отвращение к делам и к des boumagui, как выражается граф Ланжерон»[11].
  • Ланжерон упомянут Львом Толстым в «Войне и мире»: «Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки».

Семья

Ланжерон был трижды женат, но законных детей не имел:

  1. жена (с 22.05.1784 года) — Мари-Диана Маньяр де ля Вопалье (ум. 1800), дочь маркиза Пьера Шарля Этьена де ля Вопальера. По словам Ланжерона, их разлучила революция, она не последовала за мужем в Россию, когда он в 1790 году поступил на русскую службу.
  2. жена (с 1804 года) — Наталья Петровна Кашинцова (ум. 1817), вдова майора Кашинцова и урожденная княжна Трубецкая. По словам самого Ланжерона, она была «столь же некрасивая, сколь богатая»[12] и женился он «на дереве», имея в виду фамильное древо своей жены. Была пожалована (28.01.1811) в кавалерственные дамы ордена Св. Екатерины (малого креста).
  3. жена (с 1819 года) — Елизавета (Луиза) Адольфовна Бриммер (1799—27.10.1873)[13], дочь полковника, за заслуги мужа была пожалована (22.08.1826) в кавалерственные дамы ордена Св. Екатерины (малого креста). По отзыву современников, графиня Ланжерон «была стройная и свежая женщина, но не отличалась умением поддерживать разговор и не была утонченного воспитания, однако, невзирая на неравенство годов между нею и мужем, никаких непохвальных слухов о ней не ходило»[14]. «Мне не случалось видеть, — вспоминал Вигель, — красивого лица, столь угрюмого, как у графини Ланжерон; прекрасные глаза её были даже выразительны, но она не чувствовала того, что они выражали; холодна, как лед, она редко с кем открывала уста; довольствуясь наружным уважением, она ничего более не требовала. Когда она сопровождала своего мужа в Париж, ей было душно в Сен-Жерменском поместье, и она все вздыхала по Одессе. Повинуясь только её воле, решился граф воротиться без службы в Одессу, где впрочем был у него дом и хутор»[15]. Вместе с мужем была знакома с А. С. Пушкиным. Овдовев, проживала постоянно в Одессе и, по словам публициста К. А. Скальковского, в старости «пила мертвую чашу и, напившись, иногда, садилась на одну из пушек и кричала благим матом»[16]. Похоронена на Первом городском кладбище в Одессе.

У Ланжерона было двое внебрачных детей от брестской красавицы Ангелы Дзержановской: дочь Диана (1816—1849) и сын Фёдор Андро (1804—1885), который получил дворянство 2 апреля 1822 года, полковник лейб-гвардии Гусарского полка, сенатор. Жена сына — Анна Оленина.

Награды

Примечания

  1. ↑ Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В. Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А. Е. Кроль, К. М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 253, кат.№ 7821. — 360 с.
  2. ↑ SNAC
  3. ↑ Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #1054973067 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  4. ↑ Ланжерон, Людовик-Александр-Андро // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  5. ↑ 1 2 Дерибас А. М., 2009.
  6. ↑ Милорадович Г. А. Ланжерон граф Александр Федорович // Царствование императора Александра I. Генералы, состоящие при Особе Его Величества // Список лиц свиты их величеств с царствования императора Петра I по 1886 г. По старшинству дня назначения. Генерал-адъютанты, свиты генерал-майоры, флигель-адъютанты, состоящие при особах, и бригад-майоры. — Киев: Типография С.В. Кульженко, 1886. — С. 161.
  7. ↑ 1 2 Langeron
  8. ↑ Скляренко В. М., Евминова С. П., Иовлева Т. В., Мирошникова В. В. 50 знаменитых чудаков. — Харьков: Фолио, 2007. — С. 229. — 512 с. — (100 знаменитых). — 4000 экз. — ISBN 966-03-3578-4.
  9. ↑ 1 2 3 Анекдоты. Александр Первый и его время
  10. ↑ LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Вольное слово народа
  11. ↑ Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979. Т. 10. Письма. — 1979. — С. 226
  12. ↑ А. О. Смирнова-Россет. Дневник. Воспоминания. — М.: Наука, 1989. — С. 277.
  13. ↑ Сестра её Генриетта Адольфовна Бриммер с 1822 года была замужем за П. С. Пущиным.
  14. ↑ Записки графа М. Д. Бутурлина. Т.1. — М.: Русская усадьба, 2006. — С. 166.
  15. ↑ Ф. Ф. Вигель. Записки. — М.: Круг, 1928. — Т. 2. — С. 224.
  16. ↑ К. А. Скальковский. Воспоминания молодости: (По морю житейскому) : 1843—1869 / К. Скальковский. — СПб.: Тип. А. С. Суворина, 1906. — С. 24.

Источники

  • Ланжерон, Людовик-Александр-Андро // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  • Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812—1815 гг. // Российский архив. История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв. : Сборник. — М.: студия «ТРИТЭ» Н. Михалкова, 1996. — Т. VII. — С. 444-445. — ISSN 0869-20011. (Комм. А. А. Подмазо)
  • Атлас Д. Г. Старая Одесса, её друзья и недруги. Одесса : Ласми, 1992 (ISBN 5-206-00348-4).
  • Горбатюк А., Глазырин В. Юная Одесса в портретах её создателей. Одесса: Весть, 1994, Optimum, 2002 (ISBN 966-7776-72-7).
  • Дерибас А. М. Старая Одесса. Забытые страницы // Крук В. Южная столица. — Локид Премиум, 2009.

Сочинения

Ссылки

ru-wiki.org

Ланжерон Александр Фёдорович

Граф, градоначальник Одессы и Новороссийский генерал-губернатор.

       В ноябре 1815 года именным указом Александра I генерал от инфантерии Александр Федорович Ланжерон был назначен градоначальником Одессы и Новороссийским генералгубернатором и занимал этот пост вплоть до мая 1823 года. Впрочем, одесским градоначальником Александр Федорович был лишь до 1820 г., испросив высочайшее разрешение разделить эти две должности. Но Одессу граф искренне полюбил, а потому жить предпочел здесь и даже завещал похоронить себя после смерти именно в Одессе, что и было сделано в 1831 г., несмотря на то, что умер Ланжерон от холеры в Петербурге.

Жизнь этого удивительного человека просто поразительна. По количеству военных баталий, в которых он участвовал за 10 лет пребывания во французской армии и 40 лет в русской, вряд ли найдется еще хоть одна реальная историческая личность той эпохи, чьи ратные дела были хотя бы сопоставимы с его. И вместе с тем Ланжерон не был отчужден от политических интриг на высшем государственном уровне, был большим поклонником женской красоты, любил побалагурить в светских салонах, рассказать веселый анекдот, нередко становясь, в свою очередь, персонажем забавных историй. В Одессе это любили и приняли графа приязненно.

Родился будущий градоначальник Одессы в 1763 г. в Париже и с юных лет посвятил себя военной службе. Участвуя в войне за независимость США в составе французского корпуса под командованием графа де Рошамбо, Луи-Александр-Андро де Ланжерон, именно таково подлинное имя графа, вернулся во Францию в роли победителя и быстро продвинулся по служебной лестнице, дослужившись до чина полковника. Но революция 1789 г., кстати, принятая Ланжероном в самом начале восторженно, вскоре перевернула судьбу молодого талантливого офицера, не пожелавшего смириться с крайностями революционного водоворота. Уже весной 1790 г. он поступил в русскую армию, став участником войны со Швецией. А в декабре этого же года, вместе со своим другом герцогом Ришелье, отличился при взятии Измаила, получив в качестве награды золотую шпагу за храбрость.

   С того времени Ланжерон участвовал в десятках боевых операций и военных кампаний, не имея в своем послужном списке практически ни одного пропуска хоть сколько-нибудь значительного действия, где пахло порохом и свистели пули. Храбрый и талантливый генерал, он участвовал в сражениях на Дунае и Кавказе, в Голландии и Пруссии, был под Аустерлицем и в "битве народов" под Лейпцигом, отличился со своим корпусом при взятии Парижа и в сражении под Варной. Это был поистине мужественный солдат, которого сама природа наградила даром быть полководцем. Но мало кто знал, что этот веселый, пропахший порохом боевой генерал, сотни раз смотревший смерти в лицо, питал слабость к литературному труду и что через пятьдесят лет после его смерти (таково было условие в завещании) мемуары Ланжерона станут подлинным открытием для европейских историков.

В Одессе граф воплотил в жизнь ряд важных начинаний, сделанных ранее Ришелье, одним из которых было введение порто-франко. При нем же появилась и первая городская газета - "Мессаже де ля Руси меридиональ", было открыто заведение минеральных вод в городском саду, разбит ботанический сад, сыгравший огромную роль в озеленении как собственно Одессы, так и всего края. К числу наиболее значительных деяний Ланжерона в Одессе, без сомнения, можно отнести открытие в 1817 г. Ришельевского лицея, второго в России после Царскосельского. Правда, эту честь с ним по праву разделил тот же герцог Ришелье, лично обратившийся в Париже к Александру I с просьбой разрешить преобразование Одесского Благородного института в лицей.

Между тем особого вкуса к административной работе Ланжерон не испытывал. Это особенно ясно становится на фоне деятельности таких выдающихся политиков своего времени, как его предшественник герцог Ришелье и его преемник граф М.С.Воронцов. Не случайно тогда у современников сложилось следующее мнение относительно Александра Федоровича: "храбрый генерал, добрый правдивый человек, но рассеянный, большой балагур и вовсе не администратор". Однако следует признать, что воплощение в жизнь целого ряда предначертаний Ришелье явилось несомненной заслугой графа Ланжерона перед отечественной историей.

Конечно, граф и сам осознавал, что его политических талантов для управления огромным краем явно недостаточно. Так, уже после своей отставки, Ланжерон писал в 1827 году в записке на имя императора Николая I: "Все земли, мне вверенные, составляли площадь, равную Франции, были населены десятью различными народностями и значительным числом иностранцев; тут встречалось до десяти различных религий, и все они пользовались свободою богослужения. Можно судить по этому об обременявшей меня работе и о полной невозможности ее выполнить..."

Впрочем, в целом, граф Александр Федорович оставил после себя в Одессе добрую память. Его дом, со знаменитыми пушками у входа, давший название Ланжероновской улице, долгое время служил одной из ярких одесских достопримечательностей, не говоря уже о тех десятках забавных легенд и анекдотических историй, связанных с жизнью в нем его хозяина. До наших дней сохранилась триумфальная арка, ведшая на дачу графа, именуемая одесситами аркой Ланжерона и открывающая ныне дорогу на пляж его имени.

Это память о человеке незаурядном и, несмотря на суровость его жизни, остроумном и обаятельном, который искренне любил Одессу, сделал для ее процветания то, что было в его силах, а потому оставшийся почитаемым для всех последующих поколений одесситов.

Александр ТРЕТЬЯК

С ЛАНЖЕРОНОМ ПО ЛАНЖЕРОНОВСКОЙ

Недавно наш город посетил представитель рода одного из виднейших администраторов старой Одессы Роже Ланжерон. Французская ветвь семейства бывшего херсонского генерал-аншефа графа А.Ф.Ланжерона утратила свой аристократический титул, однако не очень скорбит по этому поводу: по словам нашего гостя, ему достаточно того, что он сам знает свою родословную и считает себя потомком славной фамилии, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Г-н Роже одновременно был и гостем журнала "Одесса": Заведующий отделом краеведения журнала прошелся с Ланжероном оригинальным, вновь изобретенным экскурсионным маршрутом по улице того же имени. Прозвучала проникновенная речь на месте раскопа, заложенного год на зад группой энтузиастов-краеведов - доследовался как раз дом, занимаемый графом Ланжероном в 1815-1823 гг. Экскурсант остался доволен презентованными сувенирами: фрагментом мраморного украшения "дворца Ланжерона" и двухкопеечной монетой 1817 года, добытой археологами. (Надеемся, бдительные таможенники не лишили нашего дорогого гостя этих милых сердцу мелочей).

С немалым интересом Роже Ланжерон внимал рассказу о деятельности своего родственника на высоком посту регионального правителя - о простодушии, доброте, остроумии, порядочности графа. С пониманием и сочувствием выслушал анекдоты, иллюстрирующие ставшею при тчей во языцех забывчивость, рассеянность Ланжерона. (Запершего, скажем, императора Александра Павловича в своем кабинете на целый день!) Страшно расстроился, узнав, что великого Пушкина - кстати, близкого знакомого графа Ланжерона - застрелил его соотече ственник-француз. Огорчение нашего гостя было столь неподдельным, что сотруднику журнала (экскурсоводу) пришлось немедленно развеселить г-на Роже пикантным анекдотом об одесских похождениях его сиятельного родственника.

Когда граф Ланжерон прибыл в Одессу, то решил встретиться с ее торговой элитой - для налаживания деловых контактов. Они собрались за столом в том самом доме, который поначалу арендовал граф, а затем раскапывали археологи. Пунктуальный в отдельных случаях губернатор положил подле себя, на столе, золотые часы. Внезапно тяжелая портьера освободилась от удерживающей ее "бретельки" и закрыла окно. В комнате воцарился мрак. Когда портьеру подняли, часов на столе не оказалось. Озадаченный Ланжерон, еще не знавши й здешних нравов, констатировал:

- "Полагаю, кто-то из вас совершил ошибку. Сейчас мы снова опустим портьеру, а когда вновь поднимем ее, убежден, часы окажутся на прежнем месте".Означенная процедура была осуществлена в соответствии с наставлениями графа. Н о когда в помещении снова стало светло... со стола пропал также массивный серебряный канделябр - вслед за часами.

- "И что же, - спросил внимательно слушавший Роже Ланжерон, - не приказал ли губернатор обыскать всех этих граждан?"Экскурсовод ответил отрицательно, подчеркнуто нахваливая щедрость и милосердие А.Ф. Ланжерона.

У дома N 21, приобретенного губернатором в 1825 году, французский гость был запечатлен фотокорром нашего журнала. Имущественных претензий г-н Роже не предъявлял. И, может быть, напрасно. На прощанье Ланжерон-младший обещал разыскать в своем отечестве родс твенников почитаемого одесситами Дюка де Ришелье. Надеемся тогда совершить прогулку с Ришелье по Ришельевской. А там - кто знает? С Кобле - по Коблевской, с Пушкиным - по Пушкинской.

Олег ГУБАРЬ

Похожие страницы:

Свежие страницы из раздела:

odesskiy.com

Ланжерон Александр Фёдорович - это... Что такое Ланжерон Александр Фёдорович?

граф Алекса́ндр Фёдорович Ланжеро́нфр. Louis Alexandre Andrault comte de Langéron Место рождения Место смерти Принадлежность Род войск Годы службы Звание Награды
13 января 1763 – 4 июня 1831
Портрет А.Ф. Ланжерона

работы[1]Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Париж
Петербург
Франция Нидерланды  Россия
Пехота
1779 - 1831
генерал от инфантерии

Ордена: Св.Андрея Первозванного с алмазами, Св.Владимира 1-й ст., Св.Александра Невского с алмазами, Св.Анны 1-й ст., Св.Георгия 2-го кл., Св.Иоанна Иерусалимского (почётный кавалер), крест за Измаил, золотая шпага «за храбрость»; прусские - Черного Орла и Красного Орла 1-й ст., австрийский Военный орден Марии Терезии 3-й ст., французские: Св.Людовика и Лилии, шведский Военный орден Меча 1-й ст., американский орден Цинцинната.

Алекса́ндр Фёдорович Ланжеро́н (Луи Александр Андре; 13 января 1763, Париж — 4 июля 1831, Санкт-Петербург) — граф, подполковник французской армии, полковник голландской армии, генерал от инфантерии армии российской (1811).

Биография

Происходит из аристократического французского рода; эмигрант, имел титулы графа де Ланжерон, маркиза де ла Косс, барона де Куньи. На военной службе во Франции находился с 1779. В 1782 году в чине подпоручика участвовал в войне за независимость США на стороне американцев. После революции становиться эмигрантом. Из полковников французской армии принят на российскую службу тем же чином 7 мая 1790 в Сибирский гренадерский полк. Участвовал волонтером в войне со Швецией 1788—90. За сражение под Бьёрком был 8 сентября 1790 награждён орденом Св. Георгия 4-го кл. Участник войны с Турцией. В 1790 отличился при штурме Измаила, в 1791 — под Мачином.

По повелению Императрицы Екатерины II служил в австрийских войсках, принимал участие в сражениях против французских республиканцев под Мобежем, Шарлеруа, Маастрихтом. 30 июля 1795 определён в Малороссийский гренадерский полк, 28 июня 1796 произведён в бригадиры, 22 мая 1797 — в генерал-майоры с назначением шефом Уфимского мушкетерского полка. 25 октября 1798 пожалован в генерал-лейтенанты.

С 13 мая 1799 по 12 апреля 1806 состоял шефом Ряжского мушкетерского полка. В 1805 сражался с французами под Аустерлицем. Участвовал в русско-турецкой войне 1806-12. 29 августа 1809 разбил авангард армии Верховного Визиря у крепости Журжа, участвовал в блокаде Силистрии. За победу у д. Дерекпой был 19 сентября 1810 награждён орденом Св. Георгия 3-го кл. С 7 августа 1810 — начальник 22-й дивизии. Командовал Молдавской армией во время болезни и после смерти генерала Н. М. Каменского — до прибытия М. И. Кутузова. 22 августа 1811 — произведён в генералы от инфантерии за сражение при Рущуке.

В начале 1812 командовал 1-м корпусом Дунайской армии адмирала П. В. Чичагова. Участвовал в сражении у Брест-Литовска, на Березине, затем преследовал неприятеля до Вислы. В 1813 находился при взятии Торна (11 марта 1813 награждён орденом Св. Георгия 2-го кл.). В сражении при Кенигсварте, где командовал левым флангом войск, отбил у неприятеля пять орудий и взял в плен четырёх генералов и 1200 нижних чинов. Участвовал в битве при Бауцене. С августа находился с корпусом в составе Силезской армии и участвовал в сражениях под Зибенейхеном, Левенбергом, Гольдбергом, при Кацбахе, Гартау и Бишофсверде. За участие во всех этих делах пожалован Императором Александром I шифром (вензелем) на эполеты. В Лейпцигском сражении 5 октября атаковал левое крыло неприятеля, а 7-го войска его корпуса ворвались в город и гнали неприятеля до Люценских ворот. В январе 1814 вступил с войсками во Францию, отличился при Суассоне, под Краоном и Лаоном, при взятии Реймса, командовал всей кавалерией под Фер-Шампенуазом. Под Парижем получил из рук императора Александра I орден Андрея Первозванного.

16 ноября 1815 назначен Херсонским военным губернатором, градоначальником Одессы и управляющим по гражданской части Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний. С 1 июля 1826 — член Верховного уголовного суда над декабристами.

В Одессе граф воплотил в жизнь ряд важных начинаний, сделанных ранее Ришельё, одним из которых было введение порто-франко. При нём же появилась и первая городская газета — «Мессаже де ля Руси меридиональ», было открыто заведение минеральных вод в городском саду, разбит ботанический сад, сыгравший огромную роль в озеленении как собственно Одессы, так и всего края. К числу наиболее значительных деяний Ланжерона в Одессе, без сомнения, можно отнести открытие в 1817 Ришельевского лицея, второго в России после Царскосельского. Правда, эту честь с ним по праву разделил тот же герцог Ришельё, лично обратившийся в Париже к Александру I с просьбой разрешить преобразование Одесского Благородного института в лицей.

Конечно, граф и сам осознавал, что его административных талантов для управления огромным краем явно недостаточно. Одесским градоначальником Ланжерон был лишь до 1820, испросив высочайшее разрешение разделить эту должность от Новороссийского генерал-губернатора, которым оставался до мая 1823. У современников сложилось следующее мнение относительно Александра Федоровича: «храбрый генерал, добрый правдивый человек, но рассеянный, большой балагур и вовсе не администратор».

11 февраля 1829 Ланжерон назначен шефом Ряжского пехотного полка. Участник русско-турецкой войны 1828-29.

В целом, граф Александр Федорович оставил после себя в Одессе добрую память. Его дом, со знаменитыми пушками у входа, давший название Ланжероновской улице, долгое время служил одной из ярких одесских достопримечательностей, не говоря уже о тех десятках забавных легенд и анекдотических историй, связанных с жизнью его хозяина. До наших дней сохранилась триумфальная арка, ведшая на дачу графа, именуемая одесситами аркой Ланжерона и открывающая ныне дорогу на пляж его имени. Это память о человеке незаурядном и, несмотря на суровость его жизни, остроумном и обаятельном, который искренне любил Одессу, сделал для её процветания то, что было в его силах, а потому оставшийся почитаемым для всех последующих поколений одесситов.

Творчество

Во время французской революции Ланжерон, будучи в Лондоне, писал для французских газет и сочинил несколько пьес («Масаниэлла», «Розамонда», «Мария Стюарт») и одну комедию («Притворное столкновение»), поставленную в 1789 году. Брифо, который познакомился в Ланжероном во Франции незадолго до его отъезда в Россию, продолжал переписываться с ним до своей смерти. Ланжерон оставил обширные мемуары на французском языке.

Семья

Ланжерон был трижды женат:

  • в 1784 году он женился на Мари-Диане Маньяр де ля Вопалье,
  • в 1804 на Анастасии Трубецкой, вдове майора Кашинцева,
  • в 1819 на Луизе Бруммер.

У него было двое внебрачных детей от Ангелы Дзержановской:

  • дочь Диана, умершая в 1816 году,
  • и сын Теодор Андро (1804—1889), который получил дворянство 2 апреля 1822 года и впоследствии стал личным советником Императора Всероссийскаго и сенатором.

Смерть

Ланжерон всю жизнь боялся умереть от холеры. Именно от неё и умер в Санкт-Петербурге. Похоронен в католической церкви Одессы.

Ссыльный Пушкин бывал в доме Ланжерона на оконечности нынешнего парка Шевченко. По словам издателя журнала «Русский архив» П. И. Бартенева:

Ланжерон мучил Пушкина чтением своих стихов и трагедий. Лёгкомыслие его простиралось до такой степени, что опальному тогда А. С. Пушкину давал читать он письма, которые в царствование Павла получал от Александра Павловича, будущего императора Александра I.

Ланжерон просил Пушкина прочитать его трагедию «Мазаниелло, или Неаполитанская революция» и настойчиво выспрашивал мнение о ней. Но эту невинную слабость можно простить графу. Что касается писем, возможно, умудренный опытом сановник сумел разглядеть в молодом поэте заинтересованного и, что немаловажно, надёжного собеседника.

В октябре 1823 Пушкин пишет П. А. Вяземскому мнение Ланжерона о брошюре А. С. Стурдзы, пребывавшего в Одессе и общавшегося с Пушкиным политического и религиозного писателя. Дружеские отношения Пушкина и Ланжерона не прервались с отъездом графа из Одессы в мае 1824 и поддерживались и в Петербурге. В списке лиц, которым поэт собирался разослать свои визитные карточки к новому 1830 году, значится А. Ф. Ланжерон.

Знаком был Пушкин с женой Ланжерона Елизаветой Адольфовной и с его побочным сыном Ф. А. Андро. За него в 1840 вышла замуж дочь близкого знакомого Пушкина А. А. Оленина, к которой двенадцатью годами ранее безуспешно сватался сам поэт. «Пушкин во время жизни в Одессе часто встречался с его (Андро) отцом, и мог ли он думать, что так сложится жизнь!», — писал одесский искусствовед И. С. Зильберштейн в статье «Парижские находки».

Истории с Ланжероном

Имеются многочисленные исторические анекдоты, иллюстрирующие ставшую притчей во языцех рассеянность, остроумие и язвительность Ланжерона.

Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки…

Лев Толстой, Война и мир. — [1]

Я питаю отвращение к делам и к des boumagui, как выражается граф Ланжерон.

— Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979. Т. 10. Письма. — 1979. — С. 226

  • Ланжерон вёл дневник в каждую из военных кампаний, в которых ему довелось участвовать. Эти дневники, пестрящие множеством деталей и анекдотов, сохранили для истории его яркую, живую, а иногда и весьма субъективную, оценку событий. — [2]
  • В Аустерлицкую кампанию 1805 года Ланжерон, раздраженный поведением Буксховдена, который опирался на инструкции Генерального штаба, не обращая внимания на конкретные обстоятельства, и который говорил ему: «Вам везде чудятся враги, мой друг!», резко ответил: «А вы, Ваше Высочество, не в состоянии нигде разглядеть никакого врага!» — И попал в немилость. — [3]
  • У Ланжерона была моська, сердечная привязанность, занимавшая его больше, чем Одесса. Г-жа Траполи пришла к нему по делу, и он был так рассеян, что взял её за подбородок и сказал ей: «Моська, о моська». — [4]
  • В армии известно слово, сказанное им во время сражения подчиненному, который неловко исполнил приказание, ему данное. «Ви пороху нье боитесь, но за то ви его нье видумали». — [5]
  • Однажды во время своего начальства в Одессе был он недоволен русскими купцами и собрал их к себе, чтобы сделать им выговор. Вот начало его речи к ним: «Какой ви негоцьянт, ви маркитант; какой ви купец, ви овец» — и движением руки своей выразил козлиную бороду. — [6]
  • В 1828 году, во время турецкой войны, Ланжерон состоял главнокомандующим придунайских княжеств; однажды после довольно жаркого дела, совсем в сумерки, в кабинет к нему врывается плотно закутанная в черный плащ и с густым вуалем на лице какая-то незнакомая ему дама, бросается ему на шею и шепотом, начинает говорить ему, что она его обожает и убежала, пока мужа нет дома, чтобы:
во-первых, с ним повидаться, во-вторых, напомнить ему, чтобы он не забыл попросить главнокомандуюшего о том, что вчера было между ними условлено. Ланжерон тотчас же сообразил, что дама ошибается, принимает его, вероятно, за одного из подчиненных, но, как истый волокита, не разуверил свою посетительницу, а, напротив, очень успешно разыграл роль счастливого любовника; как и следовало ожидать, все разъяснилось на другой же день, но от этого Ланжерон вовсе не омрачился, и, встретив несколько дней спустя свою посетительницу, которая оказалась одной из самых хорошеньких женщин в Валахии, он любезно подошёл к ней и с самой утонченной любезностью сказал ей, что он передал главнокомандующему её поручение и что тот в её полном распоряжении. Дама осталась очень довольна, но адъютант, говорят, подал в отставку. — [7]
  • Когда граф Ланжерон прибыл в Одессу, то решил встретиться с её торговой элитой — для налаживания деловых контактов. Они собрались за столом в том самом доме, который поначалу арендовал граф, а затем раскапывали археологи. Пунктуальный в отдельных случаях губернатор положил подле себя, на столе, золотые часы. Внезапно тяжёлая портьера освободилась от удерживающей её «бретельки» и закрыла окно. В комнате воцарился мрак. Когда портьеру подняли, часов на столе не оказалось. Озадаченный Ланжерон, ещё не знавший здешних нравов, констатировал: «Полагаю, кто-то из вас совершил ошибку. Сейчас мы снова опустим портьеру, а когда вновь поднимем её, убеждён, часы окажутся на прежнем месте». Означенная процедура была осуществлена в соответствии с наставлениями графа. Но когда в помещении снова стало светло… со стола пропал также массивный серебряный канделябр — вслед за часами.
«И что же, — спросил внимательно слушавший потомок графа Роже Ланжерон, — не приказал ли губернатор обыскать всех этих граждан?» Экскурсовод ответил отрицательно. — [9]

См. также

Источники

  • Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг. // Российский архив : Сб. — М.: студия «ТРИТЭ» Н.Михалкова, 1996. — Т. VII. — С. 444-445.
  • Атлас, Д. Г. Старая Одесса, её друзья и недруги. Одесса : Ласми, 1992 (ISBN 5-206-00348-4).
  • Горбатюк, А.; Глазырин, В. Юная Одесса в портретах её создателей. Одесса: Весть, 1994, Optimum, 2002 (ISBN 966-7776-72-7).
  • Александр Ланжерон
  • С Ланжероном по Ланжероновской

Ссылки

  1. ↑ Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В.Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А.Е. Кроль, К.М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 253, кат.№ 7821. — 360 с.

 

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru