Россия возвращается в Афганистан. Афганистан и россия


Россия и Афганистан: отношения с 600-летней историей

Сегодня Афганистан в массовом российском сознании связан с борьбой с терроризмом, американскими попытками навязать по всему миру демократию, неудачной войной Советского Союза и печально известному наркотрафику, который проходит через Среднюю Азию и Россию – в Европу. Но так было не всегда. Когда русские открыли для себя афганские земли, удивительный мир Востока поражал воображение и манил отважных купцов и авантюристов.

XV век: Русь и Тимуриды

Первое русское посольство посетило Герат в XV веке, в царствование Ивана III. Это была столица одного из государств Тимуридов. Подобно тому, как четыре века назад монголы вбивали клин между русскими князьями, Иван III вбивал клин между потомками «великого хромца», расширяя сферу влияния Руси и обретая новых союзников. Гератский правитель Абу Саид принял с почетом русскую дипломатическую миссию в 1465 году, что прибыла с «выражением любви и желания дружбы». В 1490 году Москву с ответным визитом посетили послы Герата. Хотя эти визиты не привели к установлению полноценных отношений, они считаются точкой отсчета российско-афганских отношений.

XVI век: Россия и Великие Моголы

Удаленность Москвы от Герата, а также специфический характер внешней политики афганского государства не позволили заложить основу для прочных отношений Руси и Афганистана. Только могущественные геополитические игроки могли наполнить такие отношения полнокровным сотрудничеством. Спустя почти полвека, в 1533 году в столицу России из Кабула прибыл ходжа Хусейн по прямому поручению основателя империи Великих Моголов Захируддина Бабура. Крупнейший геополитический игрок Южной Азии искал «дружбы и братства», чтобы обустроить Среднию Азию с помощью Москвы и на партнерских основаниях с Москвой. Так и было написано в посольской грамоте ходжи Хусейна.

Несмотря на то, что в XVI веке ни русские, ни Великие Моголы не понимали масштаба задач, которые предстояло решать в Средней Азии (их до конца не понимали даже игроки Большой игры в XVIII-XIX веке) такое предложение дало основу для полноценных экономических контактов и положило начало появлению русской диаспоры в Афганистане.

XVIII век: Поиск Индии

В последующие столетия, вплоть до начала XX века, все двусторонние отношения сводились почти исключительно к торгово-экономическим контактам. Однако в это же время были отмечены многочисленные неофициальные контакты миссий, купцов, путешественников, некоторые из которых оставались в Афганистане, но точных данных о численности первых русских там не сохранилось.

Русские купцы ехали в Афганистан в надежде наладить торговлю со сказочной Индией, о которой много слышали из английских газет, но в которую не могли попасть по морю, перекрытому британским военным флотом. До XVIII века, когда в отношениях с Афганистаном основную роль начали играть политические мотивы, именно купцы презентовали афганским народом Русское, а русский язык постепенно становился языком международной торговли в этнически пестром и неоднородном регионе.

XIX век: от торговли к политическому участию

Расширение империи и продвижение русских в Средней Азии изменили характер российско-афганских отношений. XIX век – переход от торговли к политическому участию в делах Средней Азии и Афганистана, который из третьеразрядного торгового партнера превращался в зону наиважнейших геополитических интересов. Афганистан наводнили русские военные специалисты и разведчики, а экономический подъем Средней Азии оживил вялотекущие связи разделенных народов, проживающих вдоль афганской границы.

Российская диаспора с этого времени в Афганистане обретает характер не только малочисленного русского купечества, но и русских подданных из числа узбеков, таджиков, туркменов. Этим людям империя открывала новые возможности для международного сотрудничества.

Торговля и военно-политическое участие русских в делах Афганистана конфликтовали на протяжении всей своей истории. Военные мероприятия и приготовления вредили бизнесу, провоцировали этнические погромы, а отказ от политического участия в Афганистане оживлял торговлю. Усиление то одного, то другого направления в российско-афганских отношениях и формирует ту «дипломатическую неровность», что отмечают исследователи. Природа этих отношений часто менялась с военно-политической на торговую, и никогда не была устойчивой.

Стоит отметить отдельно, что военно-политическая личина российско-афганских отношений чревата постоянными кризисами. Славную традицию заложил русский поручик И. В. Виткевич, самый известный русский путешественник в Афганистан в девятнадцатом столетии. Именно прибытие Виткевича в декабре 1837 года в Кабул и начало переговоров между резидентом русского правительства и первым афганским эмиром Дост Мухаммедом (а также движение персидских войск к Герату, произведённое под влиянием русской дипломатии) явились главной причиной начала первой англо-афганской войны (1838–1842). Эта традиция «кризисного управления» прослеживается вплоть до советско-афганской войны. В то же самое время, когда Россия не вмешивается во внутренние дела Афганистана и ограничивается только наращиванием торгового оборота и культурного сотрудничества, эти отношения развиваются не всегда интенсивно, но всегда ровно.

XX век: военно-политическое сотрудничество

В XX веке маятник качнулся в сторону военно-политического сотрудничества. Именно Советский Союз в 1919 году признал независимость Афганистана, а позже эти две страны первыми в новой истории друг друга заключили договор о дружбе в 1921 году. В Афганистан стала поступать советская финансовая, военная и материальная помощь, что в свою очередь повлекло за собой начало культурных обменов между странами. В Афганистане появились первые советские специалисты; при их помощи, например, в стране были проведены телеграф и телефон. К тому же этот период был отмечен бегством тысяч мирных жителей, спасавшихся от массового насилия как со стороны большевиков, так и со стороны их противников, из Советской России в соседний Афганистан. Эти люди и составили на тот период костяк русской диаспоры в Афганистане.

Режим Надир-шаха надломил постепенное наращивание сотрудничества между советской Россией и Афганистаном. Экономическое и торговое советско-афганское сотрудничество постепенно сворачивалось, русскоговорящие афганцы переселялись в Среднюю Азию, в советские республики, в которых они получали карьерные перспективы. Москва стала постепенно утрачивать интерес к Афганистану, ограничивая связи лишь дипломатическими контактами. Небольшая русская диаспора практически полностью исчезла.

Те, кто остались – стали основой социального наступления советов в Афганистане, когда с середины 50-х годов XX века в отношениях двух стран произошли радикальные изменения. СССР снова вернулся на мировую арену после Второй мировой войны. «Холодная война» благоприятно сказалась на двустороннем сотрудничестве. В 1954 году было подписано советско-афганское соглашение о строительстве в Кабуле при советском техническом содействии хлебокомбината и асфальтобетонного завода, в 1956 году – соглашение об оказании военной помощи, наконец, в 1959 году во время визита премьер-министра Афганистана М. Дауда в Москву было подписано масштабное соглашение о расширении советско-афганского сотрудничества. Все это привлекло в Афганистан высококвалифицированных специалистов с семьями, вдохнув новую жизнь в русскую диаспору в Афганистане. Прежде всего это были советские инженеры, проложившие главную транспортную магистраль страны – дорогу, идущую от Кабула до территории СССР через перевал Саланг. В Баграме, Шинданде и Мазари-Шарифе они строили отвечавшие современным требованиям аэропорты.

Диаспору пополнил и обмен опытом: с 1961 года тысячи афганцев отправились на учёбу в советские военные училища, а военспецы из СССР – в Афганистан. Кроме военных и инженеров колонию советских специалистов пополнили советники, техники, геологи, переводчики, учителя. Многие переехали в Афганистан по линии Советского общества дружбы и культурной связи с Афганистаном, созданном в 1959 году. Многие после окончания срока работы в Афганистане оставались в стране, большинство вместе со своими семьями. Это был первый беспрецедентный опыт массовых контактов советских и афганских людей. Тогда, в 60–70-х годах XX века, численность русской диаспоры, проживавшей в Афганистане на постоянной основе, составляла, по разным оценкам, около 10 тысяч человек.

К 1979 году разразился очередной кризис политического сотрудничества. Неуемное форсированное вмешательство в дела Афганистана, попытки влиять на проводимые реформы и установить советский строй, привели к революции и тем политическим проблемам, что вынудили Советский Союз ввести войска в Афганистан.

Война, сворачивание военного и политического сотрудничества, остановка культурных обменов и приграничного сотрудничества, восхождение движения «Талибан» и вторжение американцев перечеркнули успехи 50-60-х годов. Говорить в таких условиях о нормальном функционировании российской диаспоры в Афганистане не приходится. За последние двадцать лет она сократилась в десять раз: из 15 тысяч человек, проживавших в стране на момент ввода советских войск, страну покинули 90 процентов. В начале 1990-х годов в Афганистане оставалось лишь около полутора тысяч человек, для которых жизнь вне этого государства по разным причинам не представлялась возможной. Но и это количество постоянно сокращалось.

Интересно отметить, что, несмотря на катастрофическое сокращение численности российской диаспоры, Афганистан до сих пор находится в лидерах (по крайней мере в Азии) по количеству людей, владеющих русским языком. Сегодня эта цифра составляет 100 тысяч человек, что неудивительно: Россию и Афганистан связывают давние и добрые отношения в области образования, за период которых для Афганистана в учебных заведениях Советского Союза и России были подготовлены многие тысячи специалистов в различных областях. Русский язык остается языком торгового, политического и культурного сотрудничества, несмотря на то, что русских в Афганистане осталось не так много, и они уже не играют той роли, какую играли в былые годы.

XXI век: все сначала

В настоящий момент наивно надеяться, что Афганистан станет местом эмиграции для россиян, а русскую диаспору в Афганистане пополнит кто-то еще, кроме сотрудников гуманитарных миссий. Однако, как показывает исторический опыт, после каждого военно-политического кризиса начинается оживление на почве бизнеса и культуры. Начиная с 2004 года специалисты из России помогают создавать этнографический музей в древнем Герате. Ставится вопрос о возобновлении работы Русского дома в Кабуле, российские горнодобывающие компании приглядываются к природным ресурсам севера Афганистана.

Если тридцать последних лет для русской диаспоры в Афганистане даже света в конце туннеля видно не было, то сейчас закладываются основы для осторожного оптимизма.

Виталий Трофимов-Трофимов,Центр Льва Гумилева в Афганистане

www.gumilev-center.ru

Россия и Афганистан

    Россия и Афганистан: от особых отношений к тупику

     В течение почти всего XX столетия российские, а затем советско-афганские отношения были предметом особого внимания, а нередко и особой гордости двух стран.     Внимание это было обусловлено главным образом стратегическим значением обеих сторон друг для  друга. Для царской России и СССР Афганистан имел такое значение потому, что непосредственно примыкал к их азиатскому подбрюшью, а для Афганистана потому, что, как и многие другие слаборазвитые страны, он всегда нуждался (и еще долго будет нуждаться) в великом союзнике, который был бы надежной опорой, защитником, помощником, донором и т.д. Таким союзником и была всегда наша страна. Значение Афганистана для России хорошо понимало уже царское правительство в XIX в., равно как афганские правители хорошо понимали значение для их страны России, помогавшей им бороться против империалистической колониальной экспансии в Средней Азии. С распадом СССР ситуация резко изменилась в худшую  сторону. Главным образом потому, что Афганистан, в общем не потерявший своего стратегического значения для новой России, заметно отодвинулся от нее. Отодвинулся не только с точки зрения границ, но и духа, характера отношений. Именно в этом новом характере, в целом недружественном, кроется причина тупика (не кризиса, а именно тупика) российско-афганских отношений. И весь вопрос в том, как этот тупик преодолеть.    В 1992 г. вместе с падением власти НДПА, завершился и период особых, подлинно добрососедских и дружественных отношений между  Афганистаном и СССР (с декабря 1991 г. - СНГ), который длился несколько десятилетий. Особенно близкими и теплыми эти отношения стали после победы Апрельской революции в Афганистане, 20-летие которой отмечалось 27 апреля с.г. Народно-демократическая партия Афганистана, захватившая власть в 1978 г., называла отношения с СССР не иначе, как братскими. Признаки окончания такого рода отношений появились уже раньше, в октябре 1985 г. А после  подписания в апреле 1988 г. Женевских соглашений, завершения вывода советских войск в феврале 1989 г. и прекращения военных поставок с 1 января 1991 г. от особых отношений  практически мало что оставалось. Но последнюю точку в них поставил все же приход к власти моджахедов, эвакуация 28 августа 1992 г. всех наших сотрудников и закрытие Посольства России в Кабуле. 

     С приходом к власти в Кабуле моджахедов, а затем талибов российско-афганские взаимоотношения резко осложнились. Исходя из того, что кто  бы ни утвердился в этой стране у власти, решать проблему отношений с ней все равно придется, а также из того, что «Афганистан - это не та страна, которую можно волевым решением вычеркнуть из российской внешней политики» (так говорил последний Посол России в Афганистане Е.Островенко, покинувший Кабул 28 августа 1992 г.), российское руководство прилагало и продолжает прилагать усилия, чтобы определиться в этом вопросе.     При этом, правда, следует заметить, что усилия эти, с моей точки зрения, были далеко не всегда адекватными ситуации. В частности, в 1992 г., посетив Кабул сразу после прихода к власти моджахедов, А.Козырев, пребывавший в то время в антикоммунистическом и антисоветском угаре, не только документально приветствовал «мирную передачу власти в Афганистане исламскому правительству», но и решительно осудил «имперскую политику правительства Советского Союза», отметив при этом «сходство исторических судеб народов обеих стран, ставших жертвой коммунистического тоталитаризма». Далее в подписанной во время визита декларации говорилось, что, по мнению сторон, «в нынешних условиях появилась реальная возможность окончательно порвать с прошлым, открыть новую страницу в истории двусторонних отношений». Но открыть новую страницу, конечно, не удалось, и было наивно думать, что это удастся сделать с моджахедами. После очередной смены власти в Кабуле осенью 1996 г., когда часть наших аналитиков стала энергично склонять Кремль и МИД к тому, чтобы благосклонно отнестись к талибам, как к той единственной силе, которая способна установить над всем Афганистаном твердую власть пуштунов, российские власти заняли, на мой взгляд, значительно более взвешенную позицию, чем в 1992 г., и не стали торопиться с их признанием. Однако маленький шажочек российская дипломатия все же сделала. Но шажок этот имел, судя по всему, чисто рекогносцировочный характер. Речь идет о встрече заместителя министра иностранных дел РФ В.Посувалюка с Послом талибов, которая состоялась в начале июня 1997 г. в Исламабаде и о которой сообщала пресса. Однако официальная позиция российских властей, которую выражает глава МИД Е.Примаков, состоит в том, что «мы стоим за урегулирование между афганскими сторонами без всякого вмешательства извне». Иными словами, Москва держит нейтралитет и не спешит с поддержкой той или иной группировки сил. На мой взгляд, в нынешней, весьма запутанной ситуации, это правильно. 

   Пока у России есть, так сказать, тайм-аут, ей следовало бы определиться по некоторым сложным вопросам будущих взаимоотношений с Афганистаном, которые рано или поздно все равно придется решать, если мы хотим преодолеть тупик в наших отношениях. И наиболее острым и сложным из них будет, пожалуй, вопрос о возмещении того материального ущерба, который был нанесен этой стране в период с 1978  по 1992 г. Этот вопрос будет, очевидно, ставить любая афганская власть. Моджахеды его уже ставили и притом в самой острой форме. Чтобы сохранить отношения, нам, судя по всему, придется пойти здесь на некоторые уступки. В каком объеме и под какими условиями - это другой вопрос.    Учитывая, что основная доля афганского промышленного потенциала и инфраструктуры была создана с помощью СССР и что все это пострадало от войны, речь пойдет, вероятно, в первую очередь об участии России и других стран СНГ в восстановлении разрушенного хозяйства. Но ни одно государство СНГ не находится сейчас в том состоянии, чтобы активно включаться в восстановление хозяйства Афганистана. В свою очередь и Афганистан тоже не в том состоянии, чтобы начать решение этой задачи незамедлительно. Речь, разумеется, идет о достаточно отдаленной перспективе и об отношении к проблеме в принципе.   Следующий большой вопрос, по которому внешней политике России и стран СНГ в целом предстоит принять принципиальное решение, - это вопрос о сотрудничестве с Афганистаном в политической области. Принципиальный подход в этом вопросе должен заключаться в том, чтобы способствовать возвращению Афганистана к статусу подлинно нейтрального, неприсоединившегося государства. Такой статус должен находиться под защитой международного сообщества, и именно такой статус помог бы афганцам быстрее залечить раны войны и приступить к решению сложнейших социально-экономических проблем. Кроме того, учитывая, что Афганистан буквально напичкан оружием и причин для продолжения гражданской войны немало, было бы весьма желательно добиться демилитаризации страны. Но зная традиции и характер афганцев, особенно пуштунов, можно уверенно утверждать, что едва ли они согласятся на это. Быть нейтральными, неприсоединившимися, как это было раньше, может быть, и согласятся, но не демилитаризованными. Не расстающиеся с оружием с детства, не расстававшиеся с ним многие годы войны, добившиеся победы с оружием в руках, афганцы, как мне представляется, будут и дальше делать ставку на оружие. И поскольку афганская правительственная армия, почти полностью перешедшая на сторону моджахедов, оснащена советским оружием (которым, кстати говоря, в основном вооружены и талибы), постольку вопрос о продолжении военных поставок Афганистану неизбежно встанет на повестку дня. 

     В нынешней ситуации ответ России на этот вопрос может быть различным. Афганцам можно дать полный отказ, им можно продолжать поставлять оружие и снаряжение на коммерческой основе или в качестве компенсации за нанесенный ущерб, можно согласиться на поставку лишь определенных видов оружия и на заранее определенных условиях и т.д. В общем ответ на вопрос о военном сотрудничестве должен зависеть от конкретных обстоятельств.    Наряду с названными, при налаживании отношений с новым Афганистаном России предстоит решить немало других вопросов. И исходить при этом следует, по-видимому, из нескольких фундаментальных факторов.     Первым из них является то, что при любом политическом режиме в той и другой стране Афганистан и Россия объективно нуждаются друг в друге. К этому их побуждали и будут побуждать государственные и национальные интересы. Это не раз доказывала история. Как в прошлом веке, так и в нынешнем. Сейчас это готовы признать даже моджахеды. (Скорее всего, по конъюнктурным политическим соображениям.) «Россия, - говорил в одном из своих недавних интервью Б.Раббани, - одно из ведущих государств в мире, и мы это учитываем. Кроме того, у нее большое влияние в нашем регионе. У нас сложились действительно хорошие отношения. Хочу напомнить, что дружеские связи афганского и русского народов имеют долгую историю. Мы знаем, что решение о вводе войск в Афганистан принимал не народ вашей страны, а узкая группа лиц. Сегодня Россия - демократическое государство...».     Однако в последние годы ситуация  для России заметно осложнилась тем, что Афганистан стал зоной пристального интереса США и их союзников, почувствовавших возможность реализовать свои стратегические цели в этом регионе мира и навсегда оторвать от России страны Средней Азии. Утверждение в Афганистане сулит США, точнее американскому и в целом западному бизнесу, а также их партнерам в Азии немалые экономические и сырьевые выгоды. Не случайно в последние годы много пишут и говорят о том, что США, Англия и Саудовская Аравия рассчитывают открыть дороги и построить нефтегазопроводы из Средней Азии к теплым морям. Речь идет, в частности, о магистральном газопроводе из района Мары в Туркменистане через Герат к пакистанскому порту Карачи на Индийском океане, о строительстве железной дороги Кушка (Туркменистан) - Кветта (Пакистан) и автомобильной дороги Средняя Азия - Карачи. Этим проектам, воспринимаемым как средство прекращения войны, готовы способствовать и моджахеды и талибы.

     Но стремящимся к вполне реальным стратегическим выгодам американцам, если судить по их действиям в последние годы, в принципе все равно, на кого делать ставку: на моджахедов или талибов. Лишь бы эта сила была способна установить твердую власть, сохранить единство страны и эффективно ею управлять. Однако никому не должно быть безразлично, какими средствами это будет достигаться: средствами религиозного фанатизма, жесткой военной диктатуры пуштунов-талибов или средствами свет-ского государства с демократически-теократическим фасадом. Первое сегодня в Афганистане невозможно (если исламский фундаментализм и победит, то ненадолго), а второе утвердится тоже не так скоро и в великих муках. Но это второе как раз то, к чему вот уже не одно десятилетие стремится афганское общество и к чему оно уже внутренне готово. Поэтому надо способствовать второму, а не первому. В любом случае надо исходить из того, что события последних двадцати лет настолько глубоко перепахали и изменили афганское общество и государство, что возврата к прошлому уже не может быть никогда. Исходить надо также из того, что за последние десятилетия различные политические силы Афганистана опробовали несколько моделей общественного развития (буржуазную, национально-демократическую с ориентацией на социализм, две разновидности исламского фундаментализма), но ни одна из них пока не прижилась. Какая модель в конечном счете утвердится, сказать сейчас невозможно. Но если исходить из характера афганского общества, то можно все же предположить, что эта модель будет носить больше светский характер, чем исламский. Если это будет так, то та политическая сила, которая займется реализацией этой модели, не будет представлена моджахедами или талибами, а новой силой, речь о которой пойдет ниже. 

      К вопросу о будущих взаимоотношениях России и Афганистана возможен, правда, и иной подход. Он основывается на том, что новая Россия это не СССР и не царская империя, интересы и возможности у нее принципиально другие и поэтому тот подход, который господствовал раньше, не только устарел, но даже вреден. Следовательно, можно и нужно дистанцироваться и занять позицию стороннего наблюдателя. И если бы Средняя Азия не занимала столь стратегически важное для России положение, не была ее, как уже отмечалось выше, азиатским подбрюшьем, если бы здесь так настойчиво не стремились утвердиться наши новые западные партнеры, то тогда можно было бы и дистанцироваться. Но реальная ситуация едва ли позволит это сделать. 

   К следующему, или второму фундаментальному обстоятельству относится то, что афганское общество объективно нуждается в коренном реформировании. Об этом говорит не столько его социально-экономическая отсталость, сколько настойчивые попытки его обновления, предпринимавшиеся в 20-е годы и в послевоенные десятилетия.

     Особенно настойчивые усилия часть правящих кругов прилагала в 60-е и 70-е годы. Однако по различным причинам они не приводили к желаемым позитивным результатам. Попытки НДПА покончить с феодализмом и дофеодальными пережитками экстремистскими, насильственными методами также закончились крахом. Так же, как терпят поражение подобные же усилия, но уже под знаком религиозного фанатизма, предпринимаемые моджахедами и талибами. Ни левого, ни правого экстремизма афганцы, как видно, не приемлют. И поскольку афганское общество уже давно созрело для буржуазных перемен со светским характером, они в любом случае пробьют себе дорогу. Основной движущей силой этих перемен, судя по всему, будут средние слои. Прежде всего те, которые связаны с компродорским капиталом и землей.   С учетом сказанного, социальные потрясения, связанные с поиском путей развития, неизбежно будут продолжаться в Афганистане, и этот процесс, на мой взгляд, будет длительным.      К третьему фундаментальному фактору можно, на мой взгляд, отнести то, что период полновластного правления пуштунов в Афганистане, судя по всему, закончился навсегда, так же, как закончился период унитарного государства. Хотят пуштуны того или не хотят, им придется поделиться властью с другими народами страны, прежде всего с таджиками и узбеками, в том числе, весьма возможно, через изменение государственного устройства страны и переход от унитарного устройства к федеративному или даже конфедеративному. Не учитывать этого в своей будущей политике в отношении Афганистана России нельзя.     Чтобы преодолеть тупик в российско-афганских отношениях, России надо сформулировать и  предложить программу его преодоления, что невозможно без решения тех непростых проблем наших взаимоотношений, о которых говорилось выше. Эта программа должна быть рассчитана на определенную политическую силу, с которой скорее всего будет связано будущее Афганистана. Определить эту силу, также как разработать программу выхода из тупика, должны профессионалы. 

                                                                                                                                                                                                      

                                                                                                                                                                                                                                                 (17.09.2005)   Я.Пляйс 

daneyko.ru

Россия и Афганистан сегодня - РИА Новости, 14.11.2006

14:5414.11.2006

(обновлено: 06:45 07.06.2008)

38800

В советское время Афганистан называли «подбрюшьем» СССР. В Москве по достоинству ценили те выгоды и преимущества, которые давала подобная анатомия. Не случайно в развитие афганской экономики Советским Союзом были вложены колоссальные средства. У России нет общей границы с Афганистаном. Тем не менее, он и теперь не утратил своей геополитической ценности для России с учетом ее региональных интересов.

Петр Гончаров, политический обозреватель РИА Новости.   

В советское время Афганистан называли «подбрюшьем» СССР. В Москве по достоинству ценили те выгоды и преимущества, которые давала подобная анатомия.  Не случайно в развитие афганской экономики  Советским Союзом были вложены колоссальные средства.

У России  нет общей границы с Афганистаном.  Тем не менее, он и теперь  не утратил своей геополитической ценности для  России с учетом ее региональных интересов.

Афганистан занимает  одно их приоритетных направлений  в политике России в Центральной Азии. В Москве исходят из того, что от успеха послевоенного обустройства этой страны зависят мир, стабильность и благополучие всего центральноазиатского  региона. Россия заинтересована, чтобы Афганистан состоялся как стабильное, процветающее государство, живущее в мире со всеми своими соседями, не раз было заявлено в российской столице на всех официальных уровнях.    

На чем строит свою политику Россия сегодня, и   какие проблемы нынешнего Афганистана вызывают наибольшую озабоченность в российской столице?

Нынешняя политика  России базируется  на том, что отношения между двумя странами имеют  глубокие исторические корни.  Общий позитивный потенциал этих отношений намного превосходит сиюминутную политическую коньюктуру и те проблемы из недавнего прошлого, которые заметно осложнили двусторонние связи.   Москва  заявляет, что Россия будет делать все от нее зависящее, чтобы Афганистан как можно скорее встал на ноги в качестве независимого и самодостаточного государства. 

В тоже время, отмечают  в Москве,  Россию не может не беспокоить  тот факт, что во многих районах Афганистана по-прежнему существует вакуум власти, позволяющий террористическим организациям и международному наркобизнесу держать там свои базы.  В Москве серьезно озабочены беспрецедентным ростом в последнее время активности движения Талибан, хекматьяровцев, «аль-каидовцев» и других экстремистских организаций.

Афганистан вновь  рискует превратиться в логово международного террористического интернационала, значительно активизировавшего свои действия  в южных и восточных районах страны.  Под контроль боевиков переходят все новые районы, в которых формируются параллельные структуры власти. Симптом уже сам по себе настораживающий.

В этой связи, в Москве сомневаются в продуктивности и безопасности линии на введение представителей «Талибан» в государственные властные структуры под предлогом «национального примирения», считая необходимым проводить четкую политику, направленную  на изоляцию экстремистских вожаков при сохранении для рядовых бойцов возможности возвращения к мирной жизни.    

По-прежнему самой  «больной»  проблемой для России остается выращивание наркотиков в Афганистане. Значительная часть афганских наркотиков, экспортируемых по «северному» (через Центральную Азию)  маршруту в Европу, оседают в России. Наиболее эффективным методом борьбы с этим злом, по мнению  Москвы, явилась бы  комплексная программа,   разработанная    под эгидой        ООН и  которая охватила бы весь  цикл афганской наркоиндустрии, начиная от  производства наркотиков и заканчивая их сбытом.    

В Москве также убеждены  в необходимости налаживания тесного сотрудничества соответствующих афганских и   российских структур, а также структур  центрально-азиатских республик, задействованных в борьбе с наркотиками. В рамках такого взаимодействия и намечено открытие до конца этого года в Кабуле представительства Федеральной службы России по контролю за наркотрафиком.

Российско-афганское торгово-экономическое сотрудничество сегодня -  особая статья двусторонних отношений. Может показаться, что Россия в отличие от Советского Союза, активно присутствовавшего фактически во всех отраслях  экономики Афганистана, не заинтересована в освоении его рынка. И это несмотря на то, что российская продукция традиционно, начиная с советских времен,  пользуется спросом у афганцев. А ряду отраслей национальной экономики Афганистана приглашение к сотрудничеству  российских специалистов просто пошло бы на пользу.  Это -  нефтегазовая сфера, энергетика, восстановление  промышленных объектов,  строительство и капитальный ремонт городского жилья, восстановление ряда сельскохозяйственных и  ирригационных проектов. Словом - все то, что когда-то этими же специалистами и было построено.    Москва говорит, что готова к такому сотрудничеству, Кабул якобы эту  готовность приветствует.

Пока же серьезным успехом такого сотрудничества можно считать лишь победу «Техпромэкспорта» в тендере на реконструкцию ГЭС «Наглу»,  опять-таки «нам хорошо знакомую».   Есть  и другие объекты, не менее  «хорошо знакомые нам»:  разработка нефтегазовых промыслов в Шебергане, реконструкция завода азотных удобрений в Мазари-Шарифе, восстановление цементных заводов в Поле-Хумри и Джабаль-ус-Серадже, асфальтового завода в Кабуле, восстановление энергообеспечения и канализационной системы афганской столицы. Все перечисленное было создано или разработано  в свое время советскими специалистами.

К этому следует добавить и Кабульский Политехнический Университет,  и Кабульский механический техникум Джангалак, построенные и переданные в дар Афганистану Советским Союзом. Достаточно сказать, что в нефтегазовой, горнодобывающей, ирригационной, градостроительной отраслях, не говоря уже о военной сфере, трудно встретить афганца, не знающего русского языка.    

В общем, России есть где и чем работать в Афганистане, и сделать она это может не хуже других, при этом уж точно - не дороже.   Так может быть дело за афганской стороной? 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ria.ru

"Каждый день молюсь, чтобы русские простили меня"

"Каждый день молюсь, чтобы русские простили меня"

От редакции "Россия навсегда": 15 февраля исполнилось 25 лет ухода советского контингента из Афганистана. За это время другой стал другим и Афганистан и наша страна. Советский Союз никогда не был агрессором и оккупантом, колонизатором Афганистана. Потому лидер российского союза ветеранов Афганистана Франц Клинцевич сейчас обратился к руководству страны с просьбой пересмотреть политическую оценку боевых действий, которая сформировалась во времена горбачёвской катастройки.

Но свою оценку русским дают сами афганские жители, уже имеющие возможность сравнить русских и подлинных оккупантов — о чем и представленный ниже материал Иршата Юнировича Фахрутдинова — в прошлом воина-афганца, а теперь депутата Госдумы РФ. В 2011 году в составе делегации российских законодателей он посетил Афганистан, и его рассказ об отношении афганцев к России, их теперешнем восприятии той кровопролитной войны, поддержке, оказываемой Афганистану современной Россией — очень важен для понимания реалий этого важнейшего геополитического узла на южных рубежах  нашего Отечества:

"У нас были встречи с представителями самых разных слоев общества — от министров, парламентариев до простых людей. Как и все, я тоже был очень рад, что снова нахожусь в той стране, где на себе впервые почувствовал слова: война, боевые товарищи, потеря друзей и ностальгию по своей Родине.

И встречаясь в Кабуле с одним из парламентариев, который девять лет воевал против наших и правительственных войск, я спросил:

"Но русские не были более жестокими, чем американцы?" — "Совсем нет, — ответил он. — Они были честными воинами, воевали с нами лицом к лицу, вели себя как джентльмены в отношении своих врагов. А американцы боятся открыто воевать, на очереди из автоматов они отвечают своими бомбами с неба и при этом погибают и страдают только наши дети и жены, в общем, мирные жители".

В одном из приемов с афганской стороны у меня произошел поразительный разговор с одной женщиной, занимающей сегодня далеко не последнее место в обществе: она жена министра торговли, зовут ее Фатима и занимается она благотворительной деятельностью. В свое время готовила для вооруженной оппозиции информационные материалы об антиправительственной борьбе. Со временем у этой женщины, как и у других думающих людей, произошла переоценка ценностей в отношении нашей страны, участия в афганских событиях 1979–1989 годов. Вот дословное высказывание моей собеседницы: "Я сейчас каждый день молюсь, чтобы русские простили меня"".

"Несмотря на статус и уровень жизни, все они живут, до сих пор пользуясь теми благами, которые создались советскими войсками, находящимися на территории Афганистана с 1978 по 1989 гг. — Мы вас любим уважаем и хотим, чтобы вы снова вернулись. — таковы были слова афганцев".

И наверное не случайно сейчас на открытие Олимпиады Россию посетил президент Афганистана Хамид Карзай.

***

Недавно из поездки в Исламскую Республику Афганистан (ИРА) вернулась группа российских законодателей. В составе делегации находился депутат Государственной думы, полковник запаса, кандидат юридических наук Иршат Фахритдинов, с которым встретился историк, журналист, один из постоянных авторов "Военно-промышленного курьера" Владимир Рощупкин.

*

ДУГА НЕСТАБИЛЬНОСТИ

 

— Иршат Юнирович, почему вдруг такое внимание к стране, входящей далеко не в первую десятку международной табели о рангах?

— Дело в том, что Афганистан занимает особое геополитическое положение. Через него идут пути с Большого Ближнего Востока в бывшие советские среднеазиатские республики, ныне независимые государства. А тех в свою очередь территория ИРА отделяет от региональных ядерных держав – Пакистана и Индии. Она же, напомню, вторая по численности населения (1,2 миллиарда человек) страна в мире.

Именно то, что

Страна гор лежит в сердцевине самой большой части света, стало причиной многочисленных войн на протяжении всей афганской истории. Еще армия Александра Македонского двинулась через Афганистан, намереваясь захватить Индию, и дошла-таки до нее. В XIX–XX веках против Афганистана трижды бросала войска Великобритания, но безуспешно.

Почти десять лет — с 1979 по 1989 год в стране сражались советские части и соединения, однако это особая тема. Для меня тоже…

— Но это уже история. А сегодня?

— В геополитическом плане Афганистан ныне рассматривается как важнейшее звено в так называемой дуге нестабильности, которая простирается от Балкан через Кавказ, Ирак, Иран и Среднюю Азию и далее до Пакистана. Причем там не только гнездо терроризма, но и мировой рассадник наркотиков. По оценкам экспертов, огромному потоку смертельно опасного зелья, преимущественно героина, который идет через пограничную реку Пяндж, стражи таджикских рубежей эффективно противостоять не могут — своих сил у них явно недостаточно. И вся эта отрава далее идет в Россию через российско-казахстанскую границу, между прочим самую длинную в мире — более 7600 километров.

Поставить надежный заслон наркозелью на таком пространстве чрезвычайно трудно. Наркотики через Таджикистан и Казахстан в огромных количествах поступают к нам. Так что после ухода в 2005 году с таджикско-афганской границы российских "зеленых фуражек" — на этом настоял официальный Душанбе — специалисты с большим сомнением относятся к возможности таджикских властей эффективно контролировать рубежи с Афганистаном. Ведь их протяженность ни много ни мало 1344 километра.

Российская Федерация и Исламская Республика Афганистан взаимодействуют на фронте борьбы против общей наркоугрозы. В последние годы подписан ряд документов о сотрудничестве в этой области. В рамках Совета Россия–НАТО реализован пилотный проект обучения офицеров антинаркотической полиции Афганистана — в подмосковном Домодедове, на базе Международного межведомственного центра подготовки сотрудников подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Там уже занимались и освоили программу свыше 200 афганцев.

Продолжая эту тему, отмечу следующее. На июньском (2011 года) саммите стран Шанхайской организации сотрудничества в Астане шла речь о создании надежного пояса безопасности у границ постсоветских республик с Афганистаном. Но об этом еще надо более детально договариваться.

— Однако нынешнее правительство Афганистана ведет также борьбу с талибами и здесь тоже не обойтись без хорошо подготовленных кадров…

— С 2002 года обучение в России прошли 170 сотрудников Министерства обороны ИРА. С 2002 по 2005 год наша страна оказала Афганской национальной армии военно-техническую помощь на сумму около 170 миллионов долларов. В Афганистан поставлялись наше аэродромное оборудование, отечественные средства связи, автомобили, запчасти. Мы помогали афганцам ремонтировать самолеты и вертолеты. Вместе с тем значительные объемы спецтехники остались невостребованными и поставки по линии Минобороны России были прекращены.

В июне 2010 года стартовала программа обучения и повышения квалификации на безвозмездной основе 225 сотрудников афганских правоохранительных органов в вузах МВД России. Это Московский и Краснодарский университеты, уже упоминавшийся Домодедовский центр и подготовительные языковые курсы в Санкт-Петербургском университете и Волгоградской академии. Их к настоящему времени окончил 41 афганский полицейский.

— А что можно сказать о подготовке национальных кадров в целом? Ведь без них страну из разрухи не вытащить.

— Афганистан не может обеспечить обучение нужных ему специалистов своими силами. Москва помогала ему в этом еще в прежние времена. Ныне же ежегодная квота для обучения в российских вузах на бюджетной основе абитуриентов-афганцев увеличена до 100 мест.

В 2008–2009 годах Россия предоставила через Всемирный банк четыре миллиона долларов на развитие высшего образования в Афганистане. Из них два миллиона выделено на восстановление Кабульского политехнического университета, построенного еще при содействии СССР.

По просьбе афганского президента решено начать с 2012 года возведение в Кабуле Российского центра науки и культуры на основе бывшего Дома советской науки и культуры. Фонд "Русский мир" перечислил Кабульскому государственному университету грант в размере 36,5 тысячи долларов на реализацию проекта "Интерактивная кафедральная система подготовки преподавателей русского языка как иностранного в КГУ".

Спонсоры помогли отремонтировать и оснастить кафедру русского языка и литературы Кабульского государственного университета. По федеральной целевой программе "Русский язык" в Афганистан поступает литература на языке Пушкина, Толстого, Шолохова. Так что и в наше время роль русского для грамотных афганцев не снижается.

Эти факты говорят о востребовании нашей системы образования и подготовки кадров. Она хорошо зарекомендовала себя еще в советское время, когда в наших вузах учились десятки тысяч афганцев.

***

КОГДА ВОЗРОДИТСЯ САЛАНГ

 

— Основа добрососедских отношений — взаимовыгодное торгово-экономическое сотрудничество. Оно сейчас есть?

— У него давние корни. Особенно интенсивно оно стало развиваться еще с середины 50-х годов прошлого столетия. Афганистану оказывалось технико-экономическое содействие в строительстве электростанций, элеваторов, промышленных предприятий, дорог — свыше 140 объектов.

Но возьмем день нынешний. В ходе визита в Россию президента Хамида Карзая было подписано соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. Радует, что в двусторонней торговле прослеживается тенденция роста товарооборота, объем которого в 2010 году по сравнению с 2004-м увеличился в 7,1 раза и составил 571,5 миллиона долларов, в основном за счет расширения экспорта российской продукции. Так, афганская сторона закупила у нас КамАЗы, коммунальную и дорожную технику (свыше одной тысячи единиц) на сумму более 10 миллионов долларов. Но все же афганцы ввозят по большей части продовольственные товары, сухофрукты. Афганистан богат полезными ископаемыми, но будущее двустороннего сотрудничества во многом зависит от обстановки в стране.

В перечне перспективных совместных проектов Российская Федерация рассматривает и реконструкцию тоннеля "Саланг" на одноименном перевале, проложенного еще советскими специалистами. Кто был в Афганистане, знает — это объект стратегического значения. Через него из столицы ИРА идет снабжение северных провинций республики.

В списке намеченного также значатся разработка нефтегазовых месторождений на севере страны, возведение гидро- и теплоэлектростанций, мини-гидростанций в отдаленных горных районах, Кабульского домостроительного комбината, элеваторов, заводов по производству удобрений. Этим перечень далеко не исчерпывается.

Одним из наиболее значимых событий в области российско-афганского торгово-экономического сотрудничества стало списание афганского долга в размере 11,27 миллиарда долларов. Безусловно, это наш жест доброй воли.

— А гуманитарную помощь мы афганцам предоставляем?

— Да. С 2002 года ее объем превысил 70 миллионов долларов. Только в 2009 году по линии МЧС в Афганистан безвозмездно было направлено свыше 25 тысяч тонн пшеничной муки. Министерство павших и инвалидов (есть в ИРА такое ведомство) получило из России бесплатно палатки, дизельгенераторы, продукты питания (40 тонн грузов). Завершена поставка 4188 тонн пшеничной муки стоимостью пять миллионов долларов.

***

ПЕРЕМЕНЫ ЕСТЬ, НО ПРОБЛЕМЫ ОСТАЮТСЯ

— Известно, что пять лет назад были определены приоритеты Афганистана. Это продолжение процесса национального примирения, укрепление сил безопасности, развитие экономики и региональных связей, повышение эффективности работы госаппарата, борьба с коррупцией на всех уровнях. Что сделано?

— Лозунги лозунгами, а жизнь жизнью. Обстановка в стране продолжает оставаться весьма напряженной. На значительной части афганской территории, включая ранее относительно спокойные северные районы, действуют экстремистские антиправительственные группировки — движение "Талибан", Исламская партия Афганистана Гульбудина Хекматияра, "Аль-Каида", Исламское движение Узбекистана. Ситуация усугубилась после слияния афганских и пакистанских талибов. Добавьте сюда вторжения боевиков через афгано-пакистанскую границу. Они активизировались в результате проводимой властями Исламабада антитеррористической операции в пограничных с Афганистаном районах Пакистана.

По зарубежным данным, численность вооруженных экстремистов в Афганистане составляет 20–30 тысяч человек.

Талибы и их союзники имеют преобладающее влияние в 11 из 34 провинций. Боевики ведут активную минную войну, широко используя взрывные устройства и террористов-смертников. Финансовая подпитка террористических группировок осуществляется за счет средств из стран Персидского залива и Пакистана. Однако ключевой источник финансирования — доходы от наркопроизводства и наркоторговли.

По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в Афганистане сложилось тесное взаимодействие между экстремистами и наркодельцами.

В этой связи отмечу, что в 2010 году цена килограмма сухого опия поднялась с 64 до 169 долларов США. Огромное количество этого зелья находится в Афганистане на хранении (до 12 тысяч тонн). Вообще свыше 92 процентов опиума в мире — афганского происхождения. За минувшее десятилетие объем производства отравы в стране вырос в три раза. А по изготовлению наркотиков каннабисной группы Афганистан вышел в мировые лидеры.

— Какие силы противостоят талибам?

— Это Афганская национальная армия — 152 тысячи человек и полиция — 118 тысяч. Но у них серьезные проблемы: низкая боеспособность, дезертирство, недостаточный уровень денежного содержания, вовлеченность в коррупцию. Согласно некоторым сведениям за 2001–2010 годы погибли свыше 5500 афганских силовиков.

— А иностранные контингенты?

— Они объединены в две формально независимые друг от друга структуры — Коалиционные силы и Международные силы содействия безопасности. Всего около 150 тысяч человек. Большинство составляют американцы (около 70 процентов). За 10 лет иностранные военные потеряли убитыми свыше 2400 человек. По данным ООН, в 2010 году потери среди гражданского населения в стране возросли прежде всего в результате террористических акций (без малого до 2800 человек). При этом 75 процентов из них погибли от действий боевиков, 16 процентов — в ходе операций иностранных войск и афганских сил безопасности.

***

ЧТО НАМЕЧАЕТСЯ?

— Какие меры принимаются международным сообществом для нормализации обстановки в Афгане?

— Рекомендации в сфере безопасности (включая вопросы национального примирения), государственного управления и экономического содействия, а также регионального сотрудничества зафиксированы в Лондоне на международной конференции по Афганистану (28 января 2010 года). В британской столице был впервые согласован тезис о том, что бороться с афганской наркоугрозой необходимо комплексно — по всей цепочке этого преступного бизнеса: от уничтожения посевов опийного мака до пресечения финансовых потоков дельцов преступного бизнеса.

Важным следствием лондонских решений стали намеченные Кабулом меры по укреплению боеспособности национальных силовых структур. Это по замыслам властей позволит самостоятельно проводить большинство военных операций в нестабильных районах на протяжении трех лет, а в течение пяти лет полностью взять на себя ответственность за безопасность в стране. Принципиальное значение имеет инициатива Карзая по примирению с теми боевиками, которые отказываются от связей с "Аль-Каидой", от участия в террористической деятельности и признают конституцию Афганистана.

Кабул разработал документы, определяющие передачу ответственности за безопасность в стране афганским вооруженным силам, а также условия, необходимые для обустройства в мирной жизни боевиков вооруженной оппозиции. С конца июня началась передача ответственности за контроль в ряде провинций от западных союзников к афганским структурам безопасности. Тем более что 22 июня президент США Барак Обама заявил: к 2014 году американцы уйдут из страны. Подобные намерения высказали и некоторые соратники Вашингтона.

Афганская программа примирения и реинтеграции предусматривает обеспечение политических условий установления мира в стране и поддержку указанной программы афганской общественностью, а также странами региона и всем международным сообществом. Важнейший пункт программы — укрепление безопасности и госуправления. Ведь и по сей день не завершено формирование системы органов исполнительной власти. Из 25 должностей министров сегодня 7 так и не заняты.

Что касается международной помощи Афганистану, то ее эффективность была весьма низкой. В Кабуле это объясняют тем, что лишь 20 процентов соответствующих средств передается непосредственно в распоряжение правительства Афганистана. Те же суммы, что доходят до регионов, большей частью разворовываются.

***

ИЗ ПАМЯТИ НЕ ВЫЧЕРКНУТЬ

— Хотелось бы узнать об отношении афганцев к десятилетнему советскому военному присутствию в их стране.

— Важно подчеркнуть, что в тот непростой период мы, поддерживая силой оружия тогдашний кабульский режим в борьбе против вооруженной оппозиции, помогали и стране, и людям: строили и восстанавливали промышленные объекты, школы, дороги, мосты. Многие афганцы этого не забыли. А вот доброго слова в адрес уже более десяти лет воюющих в стране американцев и их натовских союзников не услышишь.

— Почему?

— Да потому, что они только разрушают, о народе, о восстановлении мира и спокойствия и не думают. В ходе бомбежек гибнут мирные жители, растет число раненых, искалеченных, сирот. Мне, кстати, рассказали, что недавно в ходе одной из бомбардировок в числе жертв оказался и наш бывший соотечественник. Это попавший в свое время в плен к моджахедам русский солдат. Он остался в стране, обзавелся семьей, детьми. Сейчас они осиротели… Обязательно через афганских друзей и наших дипломатов разузнаю об этом человеке и его близких.

А вскоре после ухода советских войск в стране, где стали заправлять крайне экстремистски настроенные талибы, воцарилась анархия, если не сказать — полный хаос. Даже люди, не отличавшиеся в свое время симпатиями к нашей стране, сейчас вспоминают период советского присутствия как наиболее стабильный в современной афганской политической истории. Мы смогли в этом убедиться, встречаясь с представителями самых разных слоев общества — от министров, парламентариев до простых людей.

У меня произошел поразительный разговор с одной женщиной, занимающей сегодня далеко не последнее место в местном обществе: она жена министра торговли, зовут ее Фатима. В свое время готовила для вооруженной оппозиции информационные материалы о антиправительственной борьбе. Называя вещи своими именами, была на стороне моджахедов, то есть в то время по сути нашим врагом.

Глава афганского Общества Красного Полумесяца Афганистана Фатима Гайлани. Фатима-ханум является одной из самых известных женщин страны не потому, что принадлежит к авторитетному роду, но, главным образом, из-за того, что с юных лет активно участвовала в политической жизни, в борьбе за реальную независимость Афганистана. В течение многих лет она помогает детям и всем обездоленным, защищает права женщин, помогает в розыске пропавших безвести советских солдат. В частности, она помогла в нахождении родственников в Харькове Исмата — 16-летнего юноши, отец которого Виктор Балабанов был советским солдатом, попавшим в плен в ходе событий 1979-1989 г. Недавно он погиб в южной провинции Гильменд и семья осталась без средств к существованию. Молодой человек определен на учебу, Фатима-ханум помогает ему из своих личных средств. У Исмата в Харькове нашлись родственники — тетя и двоюродная сестра. Даже у воспитанного в суровой афганской обстановке молодого человека обретенные близкие вызвали сильные эмоции. Он сказал, что начинает привыкать к тому, что у него пусть и в далекой стране есть новые родственники, которых он очень хотел бы увидеть. (источник 1, 2). Подробный репортаж об этом событии здесь.

— Что же вам рассказала достопочтенная ханум?

— Со временем у этой женщины, как и у других думающих людей, произошла переоценка ценностей в отношении нашей страны, участия в афганских событиях 1979–1989 годов.

Вот дословное высказывание моей собеседницы: "Я сейчас каждый день молюсь, чтобы русские простили меня".

Фатима-ханум Гайлани

— Если кратко, что самое важное, по вашему мнению, надо сделать для нормализации обстановки в многострадальной Стране гор?

— За Гиндукушем выросло уже целое поколение, которое ничего не умеет делать, кроме как воевать и заниматься наркотрафиком. Поэтому нужно восстанавливать экономику, создавать рабочие места, обеспечить защиту работающих и иностранных специалистов. К слову, на уже упоминавшемся саммите ШОС в Астане Дмитрий Медведев и Хамид Карзай конкретно обсуждали возможности участия России в восстановлении афганской экономики.

— И последнее. Что вам больше всего запомнилось в Афганистане спустя 22 года после вывода наших войск?

— На территории восстановленного российского посольства, кстати, самого большого и красивого в афганской столице, с тенистыми аллеями, бассейнами, я увидел мемориальную композицию в память о наших погибших ребятах. У меня дрогнуло сердце. Ведь я тоже был на той войне — командиром горного мотострелкового взвода в 101-м мотострелковом полку, дислоцировавшемся в Герате, в северо-западной части страны. Полк в полном составе вернулся в Союз через Кушку…

Композиция выполнена в виде колокола. Мне разрешили сделать один удар, что бывает редко, по большим праздникам. Трудно передать наши чувства, когда над Кабулом поплыл колокольный звон. Я и те, кто был рядом, подумали: а ведь это колокол памяти.

Источник

***

ФИЛЬМ АНДРЕЯ КОНДРАШОВА "АФГАН" 2014

*** 

ФОТО ИЗ АФГАНСКОЙ КОМАНДИРОВКИ АВТОРА

 

*** 

 

rossiyanavsegda.ru

Афганистан.Ру | Россия

Август 31, 2018 | 11:55

МИД РФ

МОСКВА, 31 августа. Причиной переноса международных консультаций по Афганистану в московском формате послужили перестановки в афганском руководстве, сообщила накануне пресс-секретарь МИД России Мария Захарова. Как ранее сообщал «Афганистан.Ру», проведение встречи изначально было запланировано на 4 сентября. Помимо России и Афганистана, в мероприятии предполагалось участие Индии, Китая, Ирана, Пакистана и стран Средней Азии. Примечательно, что руководство читать далее..

Россия

Август 29, 2018 | 11:21

Движение Талибан

Президент Афганистана Ашраф Гани, который договорился по телефону с главой МИД РФ Сергеем Лавровым о формальном переносе встречи в «московском формате», изначально планировал переговорить со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Об этом порталу «Афганистан.Ру» сообщили источники в администрации афганского президента. В экспертной среде предполагают, что последствиями отмены форума в Москве, где ожидали делегацию от «Талибана», читать далее..

Россия

Август 27, 2018 | 19:29

КАБУЛ, 27 августа. Встреча московского формата по афганскому вопросу, запланированная на 4 сентября, была отложена по итогам переговоров между президентом Афганистана Ашрафом Гани и главой МИД РФ Сергеем Лавровым, сообщает пресс-служба президентского дворца Арг. Как ранее сообщал «Афганистан.Ру», организация международной встречи, в которой также собирались принять участие Индия, Китай, Иран, Пакистан и страны Средней Азии, читать далее..

Россия

Август 27, 2018 | 18:31

МИД РФ

МОСКВА, 27 августа. Сегодня в российском министерстве иностранных дел состоялась встреча замминистра Игоря Моргулова с послом Исламской республики Афганистан Абдул Каюмом Кучаем. Одной из ключевых тем, рассмотренных на повестке переговоров, стала грядущая международная встреча по вопросу афганского мирного процесса, проведение которой запланировано в Москве. Как ранее сообщал «Афганистан.Ру», в мероприятии собираются принять участие представители стран читать далее..

Россия

Август 26, 2018 | 15:27

Мохаммад Алам Изедьяр

КАБУЛ, 26 августа. Отказ Афганистана от участия в московской встрече еще раз демонстрирует зависимость афганского правительства, заявил первый заместитель председателя Мешрано Джирги (верхней палаты афганского парламента) Мохаммад Алам Изидьяр. Как уже сообщал «Афганистан.Ру», международная встреча, посвященная урегулированию ситуации в Афганистане, должна состояться в Москве 4 сентября. В мероприятии собираются принять участие Индия, Китай, Иран, Пакистан читать далее..

Россия

Август 23, 2018 | 20:16

Мария Захарова

КАБУЛ, 23 августа. До настоящего времени правительство Афганистана не давало официального ответа по поводу участия в московской встрече, заявила на сегодняшнем брифинге пресс-секретарь МИД России Мария Захарова. Как ранее сообщал «Афганистан.Ру», 4 сентября в Москве состоится международная встреча, посвящённая урегулированию ситуации в Афганистане и мирному процессу в частности. Представители МИД РФ уже сообщали, что мероприятие читать далее..

Россия

Август 22, 2018 | 19:22

Арг

КАБУЛ, 22 августа. В среду на территории афганской столицы состоялась встреча советника Афганистана по вопросам национальной безопасности Мохаммад Ханифом Атмаром и послом России Александром Мантыцким. Главным вопросом, рассмотренным на повестке двусторонних переговоров, стал афганский мирный процесс, который также будет обсуждаться на региональной встрече московского формата при возможном участии талибов. Как ранее сообщал «Афганистан.Ру», международное мероприятие читать далее..

Россия

Август 22, 2018 | 12:50

МИД РФ

МОСКВА, 22 августа. В среду пресс-служба МИД России опубликовала заявление, в котором подвергла критике отказ США от участия в очередной встрече московского формата по вопросам урегулирования ситуации в Афганистане. Как уже сообщал «Афганистан.Ру», проведение грядущего мероприятия запланировано на 4 сентября. Помимо России и Афганистана, на встрече планируется присутствие представителей Индии, Китая, Ирана, Пакистана и стран читать далее..

НАТО Россия

Август 18, 2018 | 15:35

Талибан

КАБУЛ, 18 августа. Делегация катарского офиса талибов во главе с  Шер Мохаммад Аббасом Станикзаем прибудет в Москву  в начале сентября, сообщает информационное агентство «Пажвок» со ссылкой на источники в афганских дипломатических кругах. По данным издания, представители «Талибана» примут участие в международной встрече, посвященной мирному урегулированию ситуации в Афганистане. Встреча пройдет 4 сентября при участии представителей читать далее..

Вооруженная оппозиция Россия

Август 16, 2018 | 13:34

МОСКВА, 16 августа. Россия собирается отказаться от термина «запрещённая в РФ группировка» в отношении повстанческого движения «Талибан» – эта информация появилась на прошлой неделе в одном из отечественных изданий. Со ссылкой на анонимный источник из дипломатических кругов издание сообщило о том, что данный шаг был принят в связи с инициативой продвижения диалога с афганской вооружённой читать далее..

Россия

afghanistan.ru

Новости дня: Россия возвращается в Афганистан - Свободная Пресса

15 февраля 1989 года советские войска окончательно покинули Афганистан. Но вывод войск только усугубил ход гражданской войны в этой стране. Сейчас для России существует серьезная опасность проникновения радикальных исламистов из Афганистана в республики Центральной Азии и далее в Поволжье и на Северный Кавказ. Значит, на повестке дня опять стоит «афганский вопрос».

Ввод ограниченного контингента Вооруженных Сил СССР в Афганистан стал поводом для антисоветской пропагандистской кампании на Западе. Под предлогом «борьбы за мир» США и их союзники даже бойкотировали московские Олимпийские Игры в 1980 году. Западные лидеры называли Советский Союз страной-агрессором, им радостно вторили наши диссиденты. В итоге, в апреле 1988 года Михаил Горбачев подписал Женевские соглашения и принял решение о выводе войск, а в конце декабря 1989 года Съезд народных депутатов СССР в своем постановлении указал, что ввод войск требует морального осуждения.

Уже после развала Советского Союза, в 1998 году, американский политолог Збигнев Бжезинский, бывший в 1979 году советником по безопасности президента США Джимми Картера, в интервью французскому изданию Le Nouvel Observateur признал, что Вашингтон целенаправленно провоцировал СССР на ввод войск. «Та секретная операция была блестящей идеей. Она дала заманить русских в афганский капкан, и вы хотите, чтобы я сожалел? Когда Советы официально пересекли границу, я написал президенту Картеру, по существу: „Теперь у нас появилась возможность обеспечить СССР его собственную Вьетнамскую войну“. Фактически, Москва должна была вести на протяжении почти десяти лет невыносимую для неё войну, конфликт, повлёкший деморализацию и, в конце концов, распад Советской империи», — заявил Бжезинский журналисту Венсану Жоверу.

Самое интересное, что в 2001 году американцы сами были вынуждены ввести войска в Афганистан и до сих пор там находиться, пусть и в меньшем количестве, чем вначале своей операции.

Но результаты пребывания советских военнослужащих и американцев совершенно разные. Пока российский истеблишмент каялся в 1990-е годы за «агрессию», многие афганцы вспоминали о нашем присутствии в их стране как о благословенных временах. Советские специалисты строили объекты инфраструктуры, готовили кадры для промышленности и науки, открывали школы и больницы. Недаром режим Мохаммада Наджибуллы, установленный при участии СССР, держался еще три года после ухода советских войск.

А вот за годы пребывания американцев практически никакие социальные проблемы Афганистана решены не были, движение «Талибан"* так и не разгромлено, зато в десятки раз выросло производство наркотиков-опиатов. Даже прямой ставленник США президент Афганистана Хамид Карзай неоднократно говорил об «американской оккупации» и требовал скорейшего вывода иностранных войск.

Сегодня Афганистан продолжает представлять из себя территорию непрекращающейся войны. За январь-ноябрь прошлого года боевики-исламисты убили свыше 4600 сотрудников силовых структур Афганистана и свыше 3000 мирных жителей. В октябре прошлого года движение «Талибан» заявило о присоединении к борьбе за «всемирный халифат», которую ведут боевики «Исламского государства».** Радикальные исламистские группировки давно действуют в бывших советских республиках Центральной Азии, ловят их и в российских городах. Угрозу представляет и гигантский наркотрафик из Афганистана.

Надо сказать, что сегодня многие страны озаботились проблемой стабилизации обстановки в этой стране, а потому начали активно инвестировать в развитие экономики этой страны.

Вот некоторые новости только за последние две недели. Министр иностранных дел Китая Ван И вместе с представителем Пакистана провел переговоры в Кабуле и пообещал увеличить инвестиции в Афганистан, Азиатский банк развития принял решение выделить 130 миллионов долларов на строительство железных и автомобильных дорог, Индия расширяет сотрудничество в сфере сельского хозяйства, Германия строит новые ЛЭП в провинции Саманган…

Очевидно, что новое руководство Афганистана во главе с президентом Ашрафом Гани Ахмадзаем прилагает все усилия для развития экономики и государственных институтов. Недавно Ахмадзай даже обсуждал возможности транспортировки афганских товаров через Туркмению и далее через Каспий в Россию и Иран.

Сейчас России самое время вновь прийти в Афганистан со своими проектами развития. Тем более, у нас есть хороший опыт, который начал пересматривать российский политический истеблишмент. Так, в конце декабря прошлого года член комитета по обороне Госдумы Франц Клинцевич выступил с инициативой пересмотреть постановление Съезда народных депутатов СССР, осуждающих ввод советских войск в Афганистан.

Эксперт Центра изучения современного Афганистана Дмитрий Верхотуров считает, что Россия должна вернуться на землю, лежащую за Амударьей:

— В настоящее время Афганистан прямой угрозы не представляет, но оттуда идет наркотрафик. За годы правления Хамида Карзая в стране появилась мощная сила в лице Афганской национальной армии, полиции. Они достаточно успешно борются с талибами. Талибы несут серьезные потери, контролируют лишь небольшую часть территории страны, причем довольно слабо. В этом плане обстановка стабилизировалась, насколько можно говорить о стабилизации применительно к Афганистану.

«СП»: — Следует ли России оказывать поддержку Афганистану?

— Афганистан сейчас нуждается в экономической помощи, в развитии. Этой стране нужна внешняя поддержка.

Безусловно, нам надо такую поддержку оказывать. Афганистан был первой страной, которая установила дипломатические отношения с Советской Россией. У нас длительная история взаимоотношений, мы много помогали этому государству. По большому счету, Афганистан наш исторически обусловленный союзник.

Тем более, экономическое развитие Афганистана нам тоже выгодно. Через него может проходить кратчайший сухопутный маршрут в Пакистан и Индию, этим двум емким рынкам сбыта. В Афганистане много месторождений, высокий потенциал у страны в энергетической сфере. Всё это можно использовать.

«СП»: — Возможно ли в нынешних условиях проложить транспортный путь через Афганистан?

— Конечно, это реально сделать. Есть зависимость между развитием инфраструктуры и безопасностью. Когда появляется транспортный путь, то решается и проблема безопасности, а вот когда транспортного пути нет, то и безопасность никому не интересна. Чем активнее будет идти экономическое развитие Афганистана, тем большее число сторон будет заинтересовано в стабилизации обстановки.

«СП»: — Россию ждут в Афганистане?

— В этом нет сомнений. Хорошее отношение к России идет еще с советских времен. До сих пор наша страна поставляет целую номенклатуру товаров. Сейчас мы можем предложить содействие в строительстве железных дорог, промышленных предприятий, электростанций. Кстати, наша страна проектировала ГЭС «Наглу» вблизи Кабула.

«СП»: — Но может ли Афганистан оплатить нашу работу?

— Средства можно получить различными путями. Скажем, с помощью международных банков развития. Афганистан также может рассчитаться поставками полезных ископаемых.

«СП»: — Сможем ли мы прийти в Афганистан, ведь сейчас эта страна считается вотчиной США?

— Государственные органы и частный бизнес, который хочет работать в Афганистане, должны действовать сообща, тогда будет успех. Внутри России государство, компании, эксперты должны действовать в соответствии с общей линией.

Мы можем сотрудничать со всеми странами, которые тоже развивают свои проекты в Афганистане, а их уже немало. И часть какой-то необходимой работы можно переложить на них. Сейчас в Афганистане активно работают США, Великобритания, Канада, как ни странно активны там Япония и Южная Корея, крупным инвестором в области инфраструктуры стал Китай, сильно присутствие Ирана. Такое обилие партнеров позволяет выстраивать сложные стратегии поведения и добиваться своих результатов при минимуме капитальных затрат.

Правда, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров полагает, что пока России лучше сосредоточиться на обеспечении безопасности в Центральной Азии:

— Сейчас ситуация отличается от той, что была в советское время. У нас нет общей границы. Афганистан представляет угрозу с точки зрения наркотрафика: около 50% наркотиков в России произведены там. От этого «зелья» ежегодно у нас умирает до 60 тысяч человек.

Другая угроза — терроризм. К сожалению, приходится констатировать, что сегодня на территории России есть представители всех террористических группировок из Центральной Азии, которые тесно сотрудничают с организациями в Афганистане. Это и «Исламское движение Узбекистана"***, и «Союз исламского джихада"****, и «Исламская партия Туркестана"*****, и многие другие подобные структуры.

Но мы должны понимать, что не стоит преувеличивать угрозу вторжения всех этих группировок с территории Афганистана. Большую опасность представляют находящиеся под контролем США организации на территории наших союзников в Центральной Азии.

У нас есть 201-я дивизия в Таджикистане. Но до сих пор закон не предусматривает участие военных в борьбе с наркотрафиком. А сам по себе Афганистан угроз больших не представляет, это головная боль для своих соседей.

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов уверен, что единственная возможность обеспечить безопасность нашей страны это активно участвовать в развитии Афганистана:

— С учетом колоссальной угрозы наркотрафика и экстремизма, нам необходимо помогать Афганистану проводить форсированную индустриализацию. Без подъема уровня жизни в этой стране мы никогда не будем иметь в регионе прочного мира, а наша молодежь десятками тысяч человек ежегодно будет умирать от афганского героина.

Мы всё равно будем втянуты в конфликты. Неважно, то ли «Исламское государство» начнет организовать разного рода мятежи в регионе, то ли другие группировки начнут создавать нестабильность. Конфликты в Центральной Азии так или иначе будут затрагивать Россию, особенно Тюменскую область, которая соединяет две части нашей страны и производит немалое количество нефти и газа.

«СП»: — Скептики могут сказать, что нам лучше обустроить российскую провинцию, а не республики Центральной Азии и Афганистан.

— Эти «скептики» уже развалили Советский Союз. Мы уже слышали аргументы, что мы кормим окраины, и если их перестать кормить, то мы заживем счастливо. В итоге СССР был развален, а мы кормим не окраины, а уже весь мир, в 1990-е годы нас и вовсе открыто грабили. Некоторые думают, что чем больше скукоживается страна, тем лучше. Но я лично не хочу, чтобы развалилась еще и Российская Федерация. Афганские наркотики и афганский экстремизм — серьезные угрозы, их мишень в любом случае Россия.

«СП»: — Советский Союз был мощной державой, он мог себе позволить обустраивать Афганистан. Есть ли такие ресурсы у России?

— Надо правильно видеть причину и следствие. Советский Союз имел мировую политику, а потому был мощным, а не наоборот.

Не будем забывать, что та война в Афганистане была частью масштабного хозяйственного проекта по обустройству этой страны. Мы подготовили 200 тысяч высококвалифицированных специалистов-афганцев, Афганистан был на пороге революции развития, страна могла стать стабильной. Только действия Соединенных Штатов Америки разрушили этот план. Американцы принудили Горбачева к Женевским соглашениям о выводе советских войск. Эти соглашения превратились в односторонние уступки, которые в итоге закончились развалом СССР.

В части реальной работы по обустройству Афганистана наш опыт крайне позитивный. А вот Съезд народных депутатов СССР в 1989 году принял постановление с осуждением ввода войск в Афганистан, и это был, на мой взгляд, акт предательства. Если такое предательство повторится, то может развалиться и Российская Федерация.

«СП»: — Успеха в Афганистане не добились и американцы, теперь они вынуждены уходить.

— Не совсем так. Во-первых, США до сих пор не ушли из Афганистана. Там осталось девять американских баз. Поставлена задача сократить контингент до 20 тысяч. Но на этот год министр обороны США добился увеличения присутствия на тысячу человек. По сути, американцы превратили Афганистан в свой стратегический плацдарм, окутав его сетью своих военных баз.

Американцы хотели прийти в эту страну еще в 1980-х годах. Но им нужен военно-стратегический плацдарм, а не стабильность в регионе. Им как раз выгодна нестабильность. Категорически нельзя сравнивать приход советских войск и американцев.

Сейчас мы слышим много разговоров, что «Афганистан — кладбище империи», что Афганистан никто никогда не мог завоевать. Фактически эти выводы неверны. Если бы не предательство Горбачева и позднесоветских элит, не противодействие США, то ситуация в Афганистане сейчас была бы совершенно другой.

«СП»: — Есть ли у России сегодня возможности вернуться в Афганистан?

— У России для этого колоссальные возможности. Россия уже в Афганистане. Мы восстанавливаем ГЭС «Наглу». Мы восстанавливаем Дом науки и техники в центре Кабула. Совсем недавно там был наркопритон, а сейчас строится прекрасное здание. Мы присутствуем в Афганистане через Таджикистан — нашего союзника и партнера.

Да, сейчас присутствие совсем небольшое. Просто нужны масштабные инвестиционные проекты, которые позволят российской промышленности осваивать большой рынок всей Центральной Азии. Если взять бывшую советскую Центральную Азию, Иран, Пакистан, Афганистан, то это регион с населением свыше 350 миллионов человек. Вместо того чтобы развивать отечественную промышленность и экспортировать туда товары, всякие деятели сомневаются в необходимости присутствия в регионе.

«СП»: — Вряд ли американцы будут рады нашему присутствию в Афганистане.

— Если мы хотим добиться от американцев восторгов, то нам всем надо превратиться в пингвинов и эмигрировать в Антарктиду. Конечно, обустройство Афганистана это очень сложная задача. Но когда было просто? Когда русские шли осваивать Сибирь и Центральную Азию, то разве им было просто? Странно рассчитывать на то, что американцы сами пригласят нас в Афганистан, угостят нас чаем и еще подарят на осуществление наших проектов сто миллиардов долларов. Понятно, что нас они нигде не ждут. Но Центральная Азия — это зона наших естественных геополитических интересов.

* -Движение «Талибан» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** - «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** - «Исламское движение Узбекистана» решением Верховного суда РФ от 4 февраля 2003 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

**** - «Союз исламского джихада» решением Верховного суда РФ от 2 июня 2006 года был признан террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

***** - «Исламская партия Туркестана» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Фото: ZUMAPRESS.com/Global Look Press

svpressa.ru

Стратегия России в Афганистане

В течение последних 15 лет Россия и США преследовали во многом одинаковые цели в Афганистане: они стремились предотвратить хаос и превращение этой страны в безопасное убежище для террористов. Такое совпадение целей позволило этим двум странам сотрудничать. Однако в действительности между ними существуют серьезные разногласия. Хотя и Россия, и США стремятся к стабильности, они понимают ее по-разному. Подход США основан на создании сильного центрального правительства в Кабуле, а также хорошо вооруженных и подготовленных служб безопасности. Между тем Россия предпочитает работать с целым рядом сил, некоторые из которых открыто противопоставляют себя правительству в Кабуле. Москва даже наладила контакт с Талибаном (запрещенной в России террористической организации — прим.ред), таким образом придав легитимность группировке, которая продолжает угрожать безопасности афганского правительства и сил НАТО и США.

За последние пару лет разрыв между стратегиями США и России увеличился. Россия все чаще настаивает на том, что подход США не работает и что политическая воля в Вашингтоне, необходимая для продолжения кампании в Афганистане, в скором времени иссякнет. Москва убеждена, что ей придется иметь дело с нестабильным Афганистаном в одиночку. Для России это серьезная проблема. Однако это также предоставляет ей возможность для подрыва позиций США: Россия может стать влиятельным игроком, пока Вашингтон колеблется.

Расхождение интересов

Когда США вошли на территорию Афганистана в 2001 году, интересы США и России по большей части совпадали. Обе страны хотели уничтожить «Аль-Каиду» (запрещенную в России террористическую организацию — прим.ред.) и тесно связанные с ней террористические группировки и помешать Афганистану снова превратиться в надежное убежище для террористов.

После того как советские войска покинули Афганистан в 1989 году, Москва боялась, что там возникнет политический вакуум, который спровоцирует расцвет экстремизма и формирование террористических угроз. Москва с подозрением отнеслась к перспективе долгосрочного присутствия американских военных в Афганистане, однако она мирилась с операциями США и НАТО в надежде на то, что они помогут вернуть стабильность в этот регион. Сотрудничество между Россией и США в Афганистане достигло своего пика в период администрации Обамы, когда Москва позволяла силам США и НАТО транспортировать оружие и оборудование через российские территории, когда она продавала вертолеты Ми-17 поддерживаемым Америкой афганским силам и когда она сотрудничала с США с целью сократить объемы производства и торговли наркотиками.

Но со временем Россия начала постепенно терять веру в то, что США готовы и способны завершить свою миссию в Афганистане. Москва начала разрабатывать собственную стратегию, чтобы защитить свои интересы и предотвратить возможный крах правительства в Кабуле. Ухудшение российско-американских отношений после незаконной аннексии Крыма в 2014 году еще больше уменьшило желание Москвы поддерживать США. Однако Москва ясно дала понять Вашингтону, что она не хочет, чтобы США быстро вывели свои войска из Афганистана. В январе 2017 года Замир Кабулов, специальный представитель российского президента по Афганистану, заявил, что, если Трамп «решит вывести контингент, все рухнет».

Несмотря на то, что Москва поддерживала присутствие американских военных в Афганистане, новая стратегия США в Афганистане, о которой администрация Трампа объявила в августе 2017 года, ее не впечатлила. С точки зрения Москвы, эта стратегия, которая подразумевает некоторое увеличение численности контингента, возобновление борьбы с терроризмом и открытую дату окончательного вывода войск, почти не отличается от прежней стратегии. Министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал сосредоточенность на применении силы «тупиком», а его представитель заявил, что новая стратегия почти ничем не отличается от стратегии Обамы, которая «не помогла улучшить ситуацию с безопасностью в стране». Российские чиновники также раскритиковали решение Пентагона прекратить закупать Ми-17 для афганской армии и заменить их на американские вертолеты «Блэк Хок», заявив, что это исключительно политическое решение, ставшее результатом введения антироссийских санкций.

Стратегия Кремля

За последние несколько лет Россия провела целый ряд внешнеполитических маневров на Ближнем Востоке, призванных принести ей политическую и экономическую выгоду и превратить ее в ключевого игрока в урегулировании будущих конфликтов. Среди этих маневров можно выделить военную кампанию России в Сирии, поддержку, которую она оказала главе Ливийской национальной армии генералу Халифе Хафтару (Khalifa Haftar), а также налаживание отношений с египетским правительством, которое уже дало предварительное согласие на то, чтобы российские военные могли использовать египетские авиабазы. Действия Москвы в Афганистане являются продолжением этой стратегии, и сейчас они уже не ограничиваются обеспечением стабильности на местах. Россия создает свою собственную сеть контактов и средств для защиты российских интересов в случае краха центрального правительства. Она также стремится укрепить свои позиции в качестве влиятельного игрока в регионе и закрепить за собой репутацию неотъемлемого участника в урегулировании любых глобальных кризисов.

Деятельность России в Афганистане включает в себя предложения деловых инвестиций, дипломатическую кампанию, культурные программы, а также финансовую и военную поддержку центрального правительства, влиятельных сил на севере и Талибана. С 2016 года Россия предоставила афганскому правительству десятки тысяч автоматов Калашникова и миллионы комплектов патронов. В реализации такой стратегии у России есть ряд преимуществ перед США. Многие российские офицеры, сотрудники служб безопасности и дипломаты обладают опытом работы в Афганистане, который они подучили в период советско-афганской войны. Значительная доля афганских чиновников и военных офицеров получила образование или прошла подготовку в России. А российское правительство, не связывающее себя конкретными ценностями или идеологией, может свободно заключать союзы с любой группировкой, которая покажется ему наиболее влиятельной.

Такая гибкость позволила России работать с Талибаном. Кремль считает, что эта группировка стремится получить контроль над территориями внутри Афганистана и поэтому является угрозой только для афганского правительства, не представляя никакой угрозы за пределами этой страны. В этом смысле она сильно отличается от ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная на территории РФ — прим. ред.), элементы которой действуют в Афганистане и Пакистане и которую Москва считает транснациональной группировкой, представляющей угрозу для Средней Азии и России. В 2015 году Кабулов объяснил, что интересы России и Талибана «совпадают», когда речь заходит об уничтожении ИГИЛ. Объемы помощи, оказываемой Россией Талибану, остаются неизвестными, как и то, предоставляет ли Москва оружие этой группировке. Однако главное здесь то, что Москва сумела наладить с руководством Талибана отношения, которые позволят ей увеличить свое влияние и стать участницей мирных переговоров. В ноябре Мохаммад Атмар (Mohammad Atmar), советник по вопросам национальной безопасности афганского правительства, заявил о «значительно роли» Москвы в том, чтобы посадить Талибан за стол переговоров.

Москва уже предприняла несколько попыток поспособствовать дипломатическому решению проблем. С декабря 2016 года по апрель 2017 года Россия провела три раунда переговоров с участием Китая, Ирана и Пакистана. В третьем раунде принял участие и Афганистан. В октябре Россия провела у себя заседание контактной группы Шанхайской организации сотрудничества по Афганистану, в котором приняли участие представители стран-членов, в том числе Индия и Пакистан, а также представители афганского правительства. Хотя эти дискуссии не принесли никаких конкретных результатов, Россия достигла своей основной цели: она сумела позиционировать себя в качестве ключевого участника будущих переговоров.

Москва также приложила немало усилий для того, чтобы наладить двусторонние отношения с другими странами региона. В 2016 году Россия и Пакистан провели свои первые совместные военные учения и подписали соглашение на покупку Пакистаном российских боевых вертолетов Ми-35. Москва сотрудничает с Ираном, который является ее союзником в Сирии, чтобы укрепить свои контакты внутри Афганистана и отношения с Талибаном. Авторитет Москвы как ключевого игрока в Афганистане позволит укрепить веру ее среднеазиатских союзников в способность России обеспечить их безопасность в тот момент, когда влияние Китая в регионе — посредством торговли, инвестиций и инициативы «Один пояс — один путь» — продолжает расти.

Стратегия России в Афганистане включает в себя ряд элементов, которые присутствуют в ее успешной сирийской стратегии. В обеих странах Россия воспользовалась ослаблением позиций США. Проведя переговоры в Афганистане, как она сделала с участниками сирийского конфликта, она закрепила за собой роль участницы любого будущего соглашения. А, влияя непосредственным образом на ситуацию на местах, Москва сможет гарантировать свое влияние в долгосрочной перспективе и заставить США пересмотреть их роль в стране. В Сирии Россия добилась этого при помощи военной силы, а в Афганистане она использует отношения с ключевыми политическими игроками, а также свое влияние в сфере бизнеса и культуры.

Не стоит ожидать слишком многого

Афганистан сейчас находится в таком плачевном состоянии, что у России и США есть масса причин для того, чтобы там сотрудничать. Нужно уничтожить террористические группировки, нужно подготовить и вооружить национальную армию, восстановить экономику и инфраструктуру, оказать гуманитарную помощь. И Россия, и США стремятся ликвидировать угрозу со стороны ИГИЛ, чье присутствие на севере и востоке Афганистана продолжает расти. Россия хочет справиться с проблемой производства наркотиков в стране: согласно результатам исследования 2014 года, примерно 25% афганского героина попадает через Центральную Азию в Россию и Европу, и торговля наркотиками является важным источником доходов террористических группировок в Афганистане. Однако разрыв между стратегиями России и США продолжает увеличиваться: сегодня необходимость решить только самые серьезные проблемы — терроризм и наркотики — может послужить основой для их сотрудничества. Но даже в этих вопросах результаты, скорее всего, окажутся довольно ограниченными. Страны способны сотрудничать на тактическом уровне — к примеру, обмениваться данными о местонахождении террористов или другой подобной информацией. Однако опыт конфликта в Сирии, где за последние несколько недель Москва не раз нарушала протоколы, касающиеся зон деконфликтизации, доказывает, что нам не стоит ожидать слишком многого.

Более того, действия России в Афганистане будут часто противоречить американским интересам. Все более активная позиция Москвы предоставила афганским группировкам возможности сталкивать внешних игроков друг с другом. Это лишь усилит внутреннее соперничество в тот момент, когда стабильность страны напрямую зависит от укрепления центральной власти. Взаимодействие России с Талибаном придало силы этой группировке, которая сделала очень многое, чтобы помешать центральному правительству консолидировать власть. Действуя таким образом, Москва надеется одновременно достичь двух главных целей: освободить Афганистан от террористов, которые могут угрожать России и ее соседям, и воспользоваться отступлением США, чтобы закрепить за собой статус влиятельной мировой державы.

www.inosmi.info