16 миллионов долларов за голову Героя России Германа Угрюмова. Адмирал герман угрюмов


ГОРНЫЙ АДМИРАЛ ФСБ - ГЕРМАН УГРЮМОВ

ГОРНЫЙ АДМИРАЛ ФСБ

Фото: Памятник адмиралу Герману Угрюмову в Новороссийске. Установлен в 2002 году в районе 5-й бригады

У ОТЦА БЫЛА ЛЮБИМАЯ МАЙКА С НАДПИСЬЮ «БРОШУ ВСЁ, УЕДУ В УРЮПИНСК!»

Так сложилось, что в «новой» России выходцы из КГБ оказались единственной силой, которая, войдя во власть, стала реально укреплять государство. Конечно, не от хорошей жизни.  Все остальные — и политики, и «крепкие хозяйственники», и экономисты разных школ, — все они продемонстрировали неспособность отстаивать национальные интересы страны. Отстаивать — с учетом реалий проигранной идеологической войны.

Одним из людей «путинского призыва» был адмирал ФСБ Герман Угрюмов: не «квасной», а настоящий патриот России, отдавший свою жизнь в борьбе с терроризмом. В Чечне его называли «Черным», «Горным» адмиралом.

Имя этого человека стало особенно часто упоминаться «в верхах», когда в ноябре 1999 года он возглавил профильную структуру ФСБ — Департамент по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Это был заместитель директора Герман Угрюмов. В его подчинении состоял Центр специального назначения ФСБ, в который входили группы «Альфа» и «Вымпел». Он же в январе 2001 года был назначен руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе.Везде, куда его направляла судьба, Герман Алексеевич находился на переднем крае борьбы

Везде, куда его направляла судьба, Герман Алексеевич находился на переднем крае борьбы

С его именем связана зачистка «полевых» командиров, налаживание агентурной работы и проведение «точечных» специальных операций на Северном Кавказе. Да, таких людей в масштабе России — горстка. Но пока они в строю, у России есть реальный шанс совершить прорыв в новое качество Русской цивилизации.

В 1984 году Герман Алексеевич возглавил особый отдел КГБ Каспийской флотилии. Именно там он, можно сказать, сформировался как профессионал. На флотилию пришел в 1972 году еще лейтенантом после окончания Каспийского высшего военно-морского училища в Баку. Командование и представители военной контрразведки обратили внимание на добросовестного, дисциплинированного молодого офицера, который не по годам отличался аналитическим складом ума и широкой эрудицией…  

Один из друзей Германа Алексеевича сказал, что масштаб его личности сопоставим с масштабом карты страны, в служении государственным интересам которой он видел свое предназначение. Каспийский регион, Закавказье и Северный Кавказ, Тихий океан, Баренцево море, Москва… Таковы лишь некоторые отметки на карте Отечества, где Угрюмову пришлось выполнять ответственные миссии. До сих пор не о всех из них можно рассказать…

…Недавно в московском Доме Кино состоялась премьера документального фильма, посвященного «горному адмиралу» ФСБ Г. А. Угрюмову. Режиссер — Сергей Ломакин. Его документальная картина «Преданный миротворец», рассказывающая о судьбе генерала Анатолия Романова, получила первую премию на X Международном кинофестивале «Победили вместе», который проходил с 10 по 14 мая в Севастополе.

На презентации в Доме Кино, собравшей полный зал, присутствовали те, кто хорошо знал Германа Алексеевича на разных этапах его жизни.

Среди почетных гостей — Герой Советского Союза Геннадий Зайцев, генерал-полковник Валентин Соболев, Герой России генерал-лейтенант Олег Дуканов, первый заместитель председателя Совета ветеранов ФСБ генерал-лейтенант Валентин Андреев (командир «Альфы» в 1999-2003 годах), вице-президент Международной Ассоциации «Альфа» Сергей Поляков и многие другие.

Фильм снят по заказу и при активном участии Благотворительного Фонда социальных инициатив «Народное единство», который возглавляет Александр Рапопорт.

ИЧКЕРИЙСКАЯ КАРТА

Уже через десять дней после появления «горного адмирала» на Северном Кавказе (так за глаза называли Угрюмова) бандиты поняли, что жить спокойно он не даст. «Этого надо замочить в первую очередь!» — неслось в эфире. Ничего удивительного в этом нет. Операции Герман Угрюмов вел не из теплого кабинета на Лубянке. В 2000 году, когда война была еще в разгаре и предгорья не были освобождены, «горный адмирал» во главе летучих отрядов избороздил всю Чечню вдоль и поперек

Базовый тральщик БТ-244 «Герман Угрюмов» в парадном строю по случаю празднования Дня ВМФ России. Астрахань

Когда бандиты захватили в Ингушетии трех сотрудников военной контрразведки, Герман Угрюмов проявил незаурядную изобретательность, чтобы выручить товарищей. Сам изъездил и исходил множество горных троп. А все потому, что никогда ничего не делал наполовину — делу своему отдавался до конца. Всю свою жизнь, всем своим поведением он будто говорил: делай, как я. Но жизнь распорядилась так, что отвечал он за Чечню по линии своего ведомства недолго. Однако и за этот относительно короткий срок «горный адмирал» успел столько, сколько иные генералы не успели за всю войну.

Это благодаря Угрюмову без боя был взят Гудермес, второй по величине город Чечни. Это под его началом сотрудники ФСБ провели блестящую операцию по захвату Салмана Радуева, главаря «Армии Джохара Дудаева». Захватили красиво: выманили в село и взяли «тепленьким», прямо в постели любовницы.

В разработке операции по захвату Арби Бараева, одного из наиболее жестоких ичкерийских полевых командиров, участвовало множество специалистов. В первую очередь, сотрудники Центра специального назначения ФСБ, в который «Альфа» входит структурно с октября 1998 года.

В той операции также принимали участие два отряда спецназа Внутренних войск: 8-й отряд «Русь» и 12-й отряд «Нижний Тагил». Огневое прикрытие осуществлял разведывательный батальон 42-й дивизии. Такие акции, как захват Бараева и уничтожение Абу-Умара, — итог огромного труда коллективов и специалистов разного профиля.

За эти и ряд других сложнейших операций Герману Алексеевичу Угрюмову было присвоено звание Героя России.

Генерал-лейтенант Александр Александрович Зданович:

— Даже по фотографиям видно, что он страдал избыточным весом: видимо, что-то было не в порядке с обменом веществ. Но была и старая болячка: еще во время его службы на Каспийской флотилии случилось так, что во время каких-то авральных работ ему хлестанул по ноге трос. После этого нога у него болела постоянно. Порой было видно, как тяжело ему забраться в вертолет, как трудно забросить на ступеньку больную ногу. Тем не менее, он настолько был мобилен — и это при его комплекции, при болях, которые он испытывал - большинство и не подозревали об этом. Находясь в Чечне, он постоянно летал и ездил в разные районы: вся Чечня, Дагестан, Ингушетия, Пятигорск, Москва. А мог бы и посидеть — и никто бы его за это не упрекнул.

Генерал-лейтенант Олег Михайлович Дуканов, Герой России:

— У Германа Алексеевича в период его нахождения в Чечне сильно болели ноги, но он был вынужден и считал своим прямым долгом находиться на Северном Кавказе. Даже если его помещали здесь, в Москве, в госпиталь, чтобы провести профилактику, хотя бы облегчающую страдания, он оттуда убегал и улетал на Кавказ. Директор ФСБ, Николай Платонович Патрушев, чтобы заставить его проходить процедуры, вынужден был прилететь на Кавказ, забрал его в санаторий «Дагестан» и заставил проходить процедуры в санатории. Одновременно работали

Открытие памятника адмиралу Угрюмову в городе Михайловске Ставропольского края 14 октября 2013 года

«Насильственные» процедуры должны были продлиться десять дней. Однако сам Патрушев пробыл там неделю — и как только он улетел в Москву, в тот же вечер в Ханкалу вернулся и Герман Алексеевич. Сбежал на работу. Я потом встречался с начальником санатория Натальей Николаевной — она очень переживала и жаловалась, что пациент такой недисциплинированный. Это было в феврале-марте 2001 года.

Владимир Иванович Петрищев:

— Ко второй чеченской кампании мы все готовились весьма основательно, ибо прекрасно понимали, что второй войны не избежать. Как готовились? И планы разрабатывали, и базу создавали, и людей готовили. С точки зрения исполнительной, изначально там, на месте, этим занимался Герман Алексеевич. Потому-то его позже и назначили заместителем директора ФСБ и «бросили» на Чечню, где он находился почти безвылазно. Вряд ли кто владел ситуацией основательнее, чем он. В Чечне Угрюмов стал фигурой заметной, узнаваемой, влиятельной: мог организовать дело и его решить.

В Чечне у нас много отделов Управления военной контрразведки, их работу требовалось скоординировать: встречаться на местах, осуществлять конкретные планы, организовывать на месте взаимодействие — это он все знал и умел сделать на высоком уровне. Встречался с местными властями, прокуратурой, милицией, с органами иного подчинения, с нашими территориальными органами. Очень предметно мы работали по работорговцам, и Герман Алексеевич этим вопросом занимался.

Если говорить с общей точки зрения, мы старались создать систему оперативных мер. Беда-то в чем была — слабость оперативных позиций по бандформированиям. Мы постарались эту систему укрепить и привести ее к единому знаменателю, чтобы она действовала по единому плану, под единым руководством. А когда «броуновское» движение превратится в целенаправленное, тогда и будут результаты.

Чечню Угрюмову доверили еще и потому, что его агентура там осталась еще со времен его службы на Каспийской флотилии. Может, и немного, но осталась. И потом — знание людей кавказского региона, сопредельных территорий и, главное, умение его работать в экстремальной обстановке, принимать быстрые и эффективные решения и реализовывать их.

Александр Владиславович Жардецкий:

— Когда шла подготовка ко второй чеченской кампании, тут и встал вопрос: а где информация? Понадобился Аслан Масхадов, люди из его окружения — где искать? Без агентуры не ответишь на многие вопросы. Вспомнили про Германа Алексеевича, про его знание Востока, умение работать с населением, про его агентуру. Перевели его в Москву и «поставили» на Чечню. Ошибки не было в выборе кандидатуры, поскольку при нем дело сразу пошло. С его приходом начался отстрел одного, второго, третьего полевых командиров, были восстановлены агентурные связи (сомневаюсь, что их на то время осталось много), налажены новые.

Аркадий Аркадьевич Дранец:

— Почему ему доверяли «источники»? На одного человека всю работу с агентурой замкнуть невозможно, а у него была хорошая команда. Особенность его стиля работы еще в том, что он любое сообщение реализовывал до конца — и «источник» видел результат, и понимал, что здесь есть и его заслуга, что он не напрасно рисковал, поставляя нам информацию. «Источники» ведь бывают разных «весовых категорий» — от таких, которые могут предупредить: в наше село вошла банда численностью столько-то человек, полевой командир такой-то, вооружены так-то — до агентов «глубокого залегания», внедренных в окружение самой верхушки инсургентов.

В Астрахани имя адмирала Угрюмова носит улица и сквер, а 14 сентября 2006 года был открыт памятник

В первую чеченскую войну у нас было очень много помощников среди чеченцев. Дудаевский грабеж тогда уже всем стоял поперек горла, интеллигентным, образованным людям — в особенности, поэтому с нами шли на контакт… пока не начались со стороны федеральных войск неоправданные движения. До этого многие мирные жители ожидали, что придут русские и освободят их от дудаевской «независимости».

Хотя, если сравнивать первую и вторую чеченские военные кампании, то в первую приобрести источник информации среди чеченцев было гораздо труднее.

Виктор Алексеевич Смирнов:

— Знание национальных особенностей горских народов и личные качества, о которых уже говорили, позволили ему резко выделиться среди других контрразведчиков в чеченской кампании. Кому-то, может быть, мои слова покажутся странными, но я свидетельствую: он любил чеченский народ. Там, где он бывал в Чечне (а он проехал ее вдоль и поперек!), он знал всех поименно, с кем ему доводилось встречаться. И чеченцы знали его и относились исключительно по-хорошему. Герман Алексеевич тяжело переживал трагедию чеченцев, что лидеры их позволили втянуть народ в кровавые события, и делал для них максимально возможное и полезное.

У простых людей он пользовался любовью и авторитетом, у других он проходил в списках как «враг чеченского народа № 1». Но это был их враг, а не чеченского народа.

Людей своих в Чечне очень берег. Прежде, чем послать на операцию, просчитывал все, что можно просчитать. Думаю, это нервное напряжение в тот период сильно подорвало его здоровье: он был человеком неравнодушным, с «голым», обнаженным сердцем. К себе же относился беспощадно. Времени суток для него не существовало — работал на износ.

Олег Михайлович Дуканов:

— Руководя Региональным оперативным штабом контртеррористических операций, начиная с января 2001 года, а до этого будучи организатором этой работы, он, как заместитель директора ФСБ, я полагаю, сделал довольно много. И получилось это еще и потому, что он хорошо знал Чечню, имел много личных друзей среди чеченцев, он с большим уважением и любовью относился к этой республике, к ее народу.

Герман Алексеевич очень четко оценивал и расстановку сил, которая имела место на тот период. Поэтому нашим войскам удавалось на том или ином направлении без потерь и без сопротивления со стороны боевиков или населения завоевывать территории, занимать населенные пункты. Взятый без боя Гудермес — это, я вам скажу, частность, не самое крупное завоевание, а просто один из эпизодов, который, может быть, наиболее показателен в плане того, как могут работать сотрудники спецслужб. Предварительная работа с авторитетными людьми, которые затем позволяли войскам войти без сопротивления в населенный пункт, проводилась как раз под руководством Германа Алексеевича.

Сначала мы вели переговоры и готовили население, а потом уже входили войска. Замысел этот принадлежал Герману Алексеевичу, эта задача для него была основной: сохранить мирных жителей, сохранить населенные пункты и сохранить жизнь военнослужащих федеральных войск.

Владимир Мирсаитович Гайнутдинов:

— Уже после смерти Германа Алексеевича, заместитель полпреда президента России в Южном округе Николай Бритвин совершенно правильно сказал, что «главное, что за полгода в республике успел сделать Герман Угрюмов, — это сорвать амбициозные планы террористов по захвату городов, проведению контрнаступлений и широкомасштабных диверсий. Это ведь при нем были здорово почищены полевые командиры среднего звена».

Верно, так и было. И здесь надо говорить о комплексном подходе к решению задачи — чему всегда был сторонником Герман Алексеевич. Да, нам безусловно важно обезглавить верхушку. Всем ясно, что сразу это не получится: на той стороне с нами воюют профессионалы, которые заканчивали те же военные вузы, что и наши офицеры. Было и такое, когда случай свел двух бывших однокурсников по Высшей школе КГБ… Так что прав француз Жан Ростан, сказавший, что «среди ненавистных качеств врага не последнее место занимают его достоинства».

Есть второй путь — параллельный: выщёлкивание тех, кто представляет связующее звено между верхушкой и рядовыми членами бандгрупп. Покуда верхушка не спилена — давайте обрубим сучья. И дерево начнет сохнуть. Это обычная тактика войны. В этом и есть задача вооруженной борьбы. ФСБ решает ее своими специфическими силами и методами, армия — своими.

Владимир Мирсаитович Гайнутдинов:

— Во сколько была оценена жизнь Германа Алексеевича чеченскими экстремистами — не в этом суть. Менталитет Востока таков, что называть маленькие суммы за жизнь большого человека — это как бы не совсем прилично. Это у них в крови, и это они за собой знают.

Иногда мы считаем, что когда восточный человек врет, то он говорит неправду, а по его разумению — он говорит вежливо и цветисто. Поэтому не стоит недоумевать и принимать за грубую лесть, допустим, когда он прапорщика назовет генерал-лейтенантом: он хочет сделать человеку приятное.

А охота за Германом Алексеевичем шла постоянная. Он в этих ситуациях использовал главный фактор — неожиданность. Всегда можно нанести упреждающий удар, если владеешь информацией. И здесь важно не повторяться. И он появлялся там, где ему было нужно и где его совершенно не ждали

Герой Советского Союза Геннадий Зайцев, генерал-полковник Валентин Соболев, генерал-лейтенант Валентин Андреев и главный редактор «Спецназа России» Павел Евдокимов

Однажды он привел в состояние шока одного полевого командира своим появлением. Тот настолько был обескуражен, что не мог сдержать своего изумления, о чем и сообщил Герману Алексеевичу. Случилось это на территории, плотно занятой боевиками. Он прилетел туда с минимальным количеством людей. Чечен закрутил головой:

— Ну, вы неожиданный человек!.. У вас горстка людей, территория вами не контролируется…

На что Герман Алексеевич спокойно ему ответил:

— Почему вы считаете, что я здесь в одиночку и что я не контролирую эту территорию?

Пока не имею права сказать о задаче, с которой он туда явился, но поверьте на слово: его дерзкое появление в том селении, занятом боевиками, спасло сотни солдатских жизней.

Не раз было сказано, что у Германа Алексеевича было поразительное оперативное чутье. Но оно всегда основано на опыте, потому что самого по себе чутья в природе не существует, это продолжение опыта, то самое «шестое чувство». Я присутствовал много раз, когда Угрюмов принимал решения о про­ведении операций. Иногда он загорался, давал команду, потом жестом останавливал, задумывался и вдруг говорил: «Стоп! Это подождет». Почему? Объяснения нету. Почему — знал только он.

Он говорил, что каждая операция должна быть с изюминкой. Присмотритесь к каждой разработке: что есть там нового — такого, чего никогда еще не было. Бесцельно, наугад гонять людей, подвергая их риску, — такого он не допускал.

Александр Угрюмов, сын:

— В последний год, когда он на короткое время прилетал из Чечни домой, было заметно, как он устал. В доме все стулья скрипели, потому что любимая его поза была — сидеть, развалившись, как в кресле. Сядет и дремлет. Но при этом что любопытно! Например, у нас дома встреча какая-нибудь (а он вечеринку всегда умел совместить с решением рабочих вопросов), уже конец застолья, все разговаривают, он же сидит, носом клюет — вроде отключился. И вдруг среди разговора вставит

— Олег, ты не прав, не так было. Ты не взял во внимание одну тонкость, а она очень существенна…

— Герман Алексеевич, да вы как будто спали! Может быть, я учел эту тонкость!..

Он тут же передавал суть спора, словно сам в нем участвовал. А может, и вправду не спал, а отдыхал таким образом. В последнее время любил дремать в машине. За время кочевой жизни у него и поза сна выработалась — сидя.

МЁРТВЫЕ СРАМУ НЕ ИМУТ

Скоропостижная смерть Германа Алексеевича породила не просто нелепые домыслы, а обнаружила вполне целенаправленную дезинформацию. Война! Горячая или информационная, не суть…

«Летальный исход. 31 мая 2001 года руководитель контртеррористической операции в Чечне, замдиректора ФСБ России, вице-адмирал Герман Угрюмов рано утром вошел в свой кабинет на военной базе в Ханкале.

До часу дня Герман Алексеевич отвечал на телефонные звонки. Поговорил с председателем правительства Чечни Станиславом Ильясовым и заместителем полпреда президента России в Южном округе Николаем Бритвиным.

В 13.00 в кабинет вице-адмирала вошел человек в штатском. Герман Алексеевич попросил ни с кем его не соединять. Примерно через полчаса человек покинул кабинет Угрюмова, а спустя 15-20 минут за дверью прогремел выстрел.

Герой России Олег Дуканов (справа) выступил одним из консультантов фильма «Сердце Адмирала»

Военные врачи, дежурившие у кабинета, буквально сразу же вошли к Угрюмову и констатировали смерть адмирала от… инсульта. Тело в тот же день отправили в военный госпиталь Моздока, а оттуда на самолете в Москву (…)

К январю 2001 года Угрюмов, видимо, поставленную перед ним задачу решил. С момента, когда он возглавил Северокавказский антитеррористический штаб, ни одна копейка мимо Угрюмова не проходила. За ним было последнее слово в финансовых, хозяйственных и политических вопросах. Вся агентурная работа в Чечне замыкалась на Угрюмова. У него в руках были прямые неофициальные контакты с Басаевым, Хаттабом и Масхадовым.

Чтобы такой человек застрелился, в Чечне должно было произойти нечто экстраординарное».

Остальная часть очерка некоего Сергея С. посвящена «провальной» политике президента Путина на Северном Кавказе. Собственно, и весь очерк написан на заданную тему.

Александр Угрюмов, сын:

— Позже мне рассказали о визите к нему некоего загадочного «человека в штатском» незадолго до его смерти, назвали фамилию. Он пришел с укоризной: мол, что ж ты, Герман Алексеевич, нефтяные скважины приказываешь взрывать и «самогонные» нефтеперерабатывающие заводы. Давай, мы тебе отстегнем Н-ную сумму, а ты приказ свой отмени: горючка-то людям все равно требуется… Батя вскипел и выкинул его из кунга. Этот нервный стресс, наверное, и стал роковым.

А последний день его был таким. С утра, как обычно, доклад. На завтрак он выпил чашечку кофе и съел сырок «Виола». В Чечне они продукты не покупали, привозил свой человек из Махачкалы. Кофе заваривал и наливал Андрей О-ко. Потом до обеденного времени — обычная работа. Андрей доложил, что обед гото

rama909.livejournal.com

Жизнь и смерть адмирала Угрюмова

Главная » Герои нашего времени » Жизнь и смерть адмирала Угрюмова

31 мая 2001 года в Чечне скоропостижно (по официальной версии) скончался заместитель директора ФСБ РФ, Герой России адмирал Герман Алексеевич Угрюмов.

О нём вспоминает редактор «Российского героического календаря»...

Поразительный случай: написать эту статью меня попросил (как бы с Того света) сам Угрюмов. Накануне он мне приснился, причем в лейтенантской форме: стоит в ходовой рубке корабля и с шутливым брюзжанием говорит мне: «Что же ты, Серега, издаёшь Российский героический календарь, а обо мне до сих пор ни слова не написал?»Вскочив, как ошпаренный, с дивана, я тут же бросился к компьютеру исправлять даже не редакторскую оплошность, а грех перед старым приятелем.

Дело в том, что в пору курсантской, а затем и лейтенантской молодости мы с Герой Угрюмовым были в очень добрых отношениях. Одновременно учились в Каспийском высшем военно-морском Краснознаменном училище имени Сергея Мироновича Кирова, затем служили на Краснознаменной Каспийской флотилии. Сначала он был назначен старшим помощником командира большого пожарного катера, потом стал его командиром (на снимке старший лейтенант Угрюмов именно в то время), а вскоре перешел на работу в особый отдел КГБ по Каспийской флотилии. Мы с ним периодически по-приятельски встречались, как это бывает в молодости, за рюмкой чая. Нередко наши дороги пересекались в морских походах во время учений. Но в конце 70-х годов прошлого века жизнь разбросала нас по разным флотам, и контакты сами собой прекратились. Хотя, как я позже понял, Гера не выпускал меня из поля своего внимания.

Во всяком случае в первых числах января 2001 года у меня в кабинете в газете «Труд», где я работал после увольнения в запас, раздался телефонный звонок. В трубке послышался совершенно не изменившийся за двадцать с лишним лет голос Геры:- Привет, старина, узнаешь? Вице-адмирал Угрюмов на проводе...Оказывается, он прочитал мою статью о терроризме, опубликованную в тот день, о чем-то спросил в связи с этим (позже я узнал, что Угрюмов являлся тогда руководителем департамента ФСБ по борьбе с терроризмом). Потом перешли на личное. Гера предложил встретиться, повспоминать молодость...- А знаешь, - радостно сообщил он, - наш общий приятель Юра Старцев назначен командующим Каспийской флотилией. Вот разгребусь с делами, давай махнем к нему в Астрахань, порыбачим, там и побеседуем...

Однако вскоре я узнал из газет, что Угрюмова назначили руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе и встречу пришлось отложить. А потом — газетный некролог сообщил страшную новость: “31 мая 2001 года при выполнении воинского долга на территории Чеченской Республики скоропостижно скончался заместитель директора – руководитель Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Федеральной службы безопасности Российской Федерации вице-адмирал УГРЮМОВ Герман Алексеевич.Г. А. Угрюмов родился в 1948 году в Астрахани. С 1967 года он курсант Каспийского высшего военно-морского училища имени С. М. Кирова. По завершении обучения был направлен для прохождения службы на Каспийскую флотилию.С 1975 года Г. А. Угрюмов на службе в органах безопасности в войсках, где в полной мере проявились его организаторские способности, талант руководителя. В 1999 году он назначен на должность первого заместителя руководителя Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом, а с ноября 1999 года – заместителем директора – руководителем департамента.Г. А. Угрюмов внёс большой вклад в обеспечение безопасности государства, сохранение его суверенитета. В январе 2001 года Указом Президента Российской Федерации был назначен руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе. При его непосредственном участии были разработаны и проведены специальные мероприятия в рамках контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе, в результате которых были обезврежены руководители и активные члены бандформирований, спасены сотни человеческих жизней.При выполнении служебных задач Г. А. Угрюмов проявил личное мужество и героизм. Его отличали преданность делу, глубокие специальные знания, исключительная требовательность к подчиненным, умение работать с людьми. Эти качества в сочетании с большим жизненным и профессиональным опытом позволили ему успешно осуществлять руководство сложной и многосторонней деятельностью по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом.Заслуги Г. А. Угрюмова в деле обеспечения государственной безопасности получили высокую оценку Родины. Ему присвоено звание Героя Российской Федерации. Он награжден орденами “За военные заслуги”, “Знак Почета”, многими медалями.Светлая память о Германе Алексеевиче Угрюмове навсегда сохранится в наших сердцах.Коллегия Федеральной службы безопасности Российской Федерации”.Меня тогда поразило, что в похоронах Г. А. Угрюмова участвовал лично Владимир Путин. Потом газеты писали, что Гера был одним из людей «путинского призыва». Буквально накануне смерти чекиста Президент России подписал Указ о присвоении Г. А. Угрюмову звания адмирала, поэтому потрясённые его внезапной кончиной коллеги не успели сориентироваться. В тексте некролога он назван вице-адмиралом. И на траурной фотографии Угрюмов в вице-адмиральских погонах, трехзвёздные он надеть не успел. Широкую грудь адмирала на погребальном фото украшает Золотая Звезда Героя России, но и звездочку он никогда не надевал и даже не успел подержать в руках: она на фото сканированная…

Почему я сразу не написал об Угрюмове? Если честно, то потому, что не поверил в официальную версию, своей же у меня не было. А как поверить, если человеку всего 53 года, и он умирает на пике своей не только антитеррористической, но и антикоррупционной деятельности? С его именем связывают, например, бескровное взятие Гудермеса в декабре 1999 года, захват Салмана Радуева в марте 2000 года, освобождение заложников в поселке Лазаревское под Сочи в ноябре 2000 года, массовую «зачистку» полевых командиров в Чечне, раскрытие финансовых афер вокруг «обеспечения боевых действий». Слишком многие хотели его смерти. Уже через десять дней после появления на Северном Кавказе Горного адмирала (так за глаза называли Угрюмова) бандиты поняли, что жить спокойно он не даст. «Этого надо замочить в первую очередь!» – визгливо неслось в эфире. Не только бандитам, но и отдельным российским генералам, а также политикам не нравилась антикоррупционная деятельность Германа Алексеевича на Северном Кавказе, где перенаправлялись гигантские финансовые потоки.

Вот, например, как интерпретировало эту смерть Агентство федеральных расследований (http://flb.ru): «31 мая 2001 года руководитель контртеррористической операции в Чечне, замдиректора ФСБ России, вице-адмирал Герман Угрюмов рано утром вошел в свой кабинет на военной базе в Ханкале.До часу дня Герман Алексеевич отвечал на телефонные звонки. Поговорил с председателем правительства Чечни Станиславом Ильясовым и заместителем полпреда президента России в Южном округе Николаем Бритвиным.В 13.00 в кабинет вице-адмирала вошел человек в штатском. Герман Алексеевич попросил ни с кем его не соединять. Примерно через полчаса человек покинул кабинет Угрюмова, а спустя 15-20 минут за дверью прогремел выстрел.Военные врачи, дежурившие у кабинета, буквально сразу же вошли к Угрюмову и констатировали смерть адмирала от... инсульта. Тело в тот же день отправили в военный госпиталь Моздока, а оттуда на самолете в Москву.Хоронили Германа Угрюмова как Героя России со всеми почестями. Называли бывшего главу регионального штаба по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе настоящим чекистом, честным и бескомпромиссным офицером...Из слов провожающих Угрюмова в последний путь следовало, что Герман Алексеевич срывал планы террористов по захвату городов, проведению контрнаступлений и широкомасштабных диверсий. Ему ставили в заслугу задержание Салмана Радуева и зачистку чеченских полевых командиров среднего звена.... Выходец из "особистов", Герман Угрюмов был направлен в Чечню не столько для борьбы с терроризмом, сколько для выяснения бизнес-контактов российских генералов с чеченскими боевиками. Направление это совпало с постановлением тогда еще и.о. президента Путина об усилении роли ФСБ в армии и восстановлении особых отделов.Война - это бизнес. И ничего здесь не сделать. Чеченская война - в особенности.Нефть по трубопроводу постоянно качается. Самогонные мини-перерабатывающие заводики исправно функционируют. Весь юг России сеет, пашет и собирает урожай на дешевой чеченской солярке. Кто-то должен все это контролировать?К январю 2001 года Угрюмов, видимо, поставленную перед ним задачу решил. С момента, когда он возглавил Северокавказский антитеррористический штаб, ни одна копейка мимо Угрюмова не проходила. За ним было последнее слово в финансовых, хозяйственных и политических вопросах. Вся агентурная работа в Чечне замыкалась на Угрюмова. У него в руках были прямые неофициальные контакты с Басаевым, Хаттабом и Масхадовым.

Чтобы такой человек застрелился, в Чечне должно было произойти нечто экстраординарное»...

Где тут правда, где вымысел, а где и элементарная деза? Кто знает? Вот мнение Александра Угрюмова - сына Героя:— Мне рассказали о визите к отцу некоего загадочного «человека в штатском» незадолго до его смерти, назвали фамилию. Он пришел с укоризной: мол, что ж ты, Герман Алексеевич, нефтяные скважины приказываешь взрывать и «самогонные» нефтеперерабатывающие заводы. Давай, мы тебе отстегнем Н-ную сумму, а ты приказ свой отмени: горючка-то людям все равно требуется… Батя вскипел и выкинул его из кунга. Этот нервный стресс, наверное, и стал роковым.А последний день его был таким. С утра, как обычно, доклад. На завтрак он выпил чашечку кофе и съел сырок «Виола». В Чечне они продукты не покупали, привозил свой человек из Махачкалы. Кофе заваривал и наливал Андрей О-ко. Потом до обеденного времени — обычная работа. Андрей доложил, что обед готов. Отец сказал: «Давайте с обедом чуточку подождем. Посидеть хочу на воздухе». Поставили стул на крылечке, он посидел какое-то время, встал, повернулся лицом к входу в вагончик — и вдруг, негромко сказав «Ой!», начал заваливаться на спину. Рядом стоял капитан 1-го ранга Гайнутдинов, он не дал ему упасть, подхватил.Потом отца положили на траву. Стали делать искусственное дыхание, запускать сердце. Прибежал врач «Альфы» — майор под два метра ростом, сделал прямой укол адреналина в сердце. Приехала неотложка. Через какое-то время сердце «завелось», но ненадолго. Врач констатировал смерть. Докторов заставили работать еще. В общей сложности они пытались оживить отца больше полутора часов, потом врач-майор встал, поднял вверх руку и сказал: «Все. Извините, ребята, медицина уже не поможет».

Вот такой был «выстрел», который, якобы, прозвучал в вагончике без присутствия свидетелей…

Штрихи к портрету Германа Алексеевича (по воспоминаниям сына)

Он в последнее время работал на износ. Уставал страшно. Характерно, что у него даже появилась любимая майка с надписью «Брошу все, уеду в Урюпинск!» Сейчас она хранится в Чеченском Управлении ФСБ.

* * *У него была мечта: построить свой дачный дом. Среди его рабочих бумаг обнаружен план, чертежи — фактически проект. Подсчитан расход материалов, составлена смета. Когда в семье заходила речь о даче, он говорил: «Если удастся построить дачу, то никаких огурцов-помидоров там не будет! Только цветы. Посреди двора — беседка для чаепития, а вокруг целое поле ромашек. Представляете, как красиво?»

* * *Александр Угрюмов вспоминает последнюю отцовскую «побывку» дома. Герман Алексеевич усадил домашних за стол и рассказал о чеченской девочке-сироте, которая, чтобы хоть как-то заработать на пропитание, чистила солдатам обувь в Ханкале. Рассказал, что, улетая в Москву, велел за нею присматривать, кормить. «Рассказывает, а сам выжидательно так посматривает то на маму, то на меня, — вспоминает Александр. — Но долго ждать ему не пришлось — мама отреагировала почти сразу: "Хорошо, Герман, вези девочку. Я тебя понимаю". И у отца в глазах встали слезы».

ПамятьПриказом Главнокомандующего ВМФ России боевому кораблю Краснознаменной Каспийской флотилии — базовому тральщику БТ-244 присвоено название «Герман Угрюмов».В городе Астрахани его имя носят улица и сквер. В Астрахани 14 сентября 2006 года открыт памятник. В Новороссийске установлен памятник-барельеф.Его именем названы улицы во Владивостоке, Грозном.Режиссёр Сергей Ломакин создал фильм «Сердце Адмирала».Вячеслав Морозов написал документальный роман «Адмирал ФСБ».

Сергей Турченко, капитан первого ранга в отставке.

31 мая 2016 г.

Комментарии:

Добавить комментарий

rosgeroika.ru

16 миллионов долларов за голову Героя России Германа Угрюмова

Герой России Герман Угрюмов ушёл из жизни на боевом посту в Ханкале в 2001 г. Он был единственным адмиралом в высших эшелонах госбезопасности.

За великодушие Герман Алексеевич получил прозвище «Океан».

«Океан» чуть было не лишился семьи, когда началась резня в Азербайджане. В Сумгаите, печально прославившемуся во всем мире, стояла такая резня, что Чингисхан обзавидовался бы. А потом по всей республике висели плакаты: «Русские, не уезжайте! Нам нужны рабы и проститутки!».

16 миллионов долларов за голову Героя России Германа Угрюмова

Добравшимся до аэропорта не удалось улететь – грузились цветы в ящиках для центральных городов России. Торговля цветами не отменялась. Она стоила дороже человеческой жизни. «Океан» — Герман Угрюмов – спас многие семьи, эвакуировав их на воинских самолетах и по морю.

Мучительные размышления о том, что он слал доклады в центр о националистических настроениях в Азербайджане. Работают разведчики Ирана и Турции на раскачивание ситуации. Москва оптимистично ответила, что в республике хорошие партийные кадры – смогут сами разобраться.

Встречи с криминалом

Он продолжал служить по приморским городам России. Был Новороссийск, потом Владивосток. Здесь ему пришлось повстречаться с криминальными авторитетами. Частые нападения на офицеров с целью завладения оружием заставили внимательно подумать о возможных вариантах.

«Океан» встретился с криминальными вожаками. О чем шла речь, неизвестно, но нападения прекратились. Зная характер Угрюмова, это могло быть прямым разговором о полном уничтожении криминальных авторитетов. Он быстро разобрался в иерархии бандитской власти Владивостока.

Атаки на офицеров прекратились, а оружие возвратили. У него был хороший дар убеждения, но Угрюмов не просил, а приказывал бандитам. Он был мужчиной до мозга костей. Увидел, как вымогатель сбросил зелень старушки на землю, требуя у нее оплатить услуги «охраны», он вынудил бандита поднять ящик.

И сказал ему, что будет приходить с вопросами к бабушке – не обидел ли ее кто-то? Серьезные встречи в те годы — часть его работы. Он уходил на них с гранатой. Пистолет не брал. «Океан» был готов ко всему. Охрану тоже оставлял дома. В первый раз гранату он взял с собой на встречу с боевиками в Баку.

После службы во Владивостоке его переводят в центральный аппарат ФСБ. Но тут ваххабиты вторглись в пределы Дагестана. Начался сложный период в жизни «Океана». Теперь он руководитель «Альфы» и «Вымпела».

Идет тщательная разработка операций. Они успешно заканчиваются ликвидацией знаковых полевых командиров. Салман Радуев попал в плен живым. «Океан» сам доставлял его в Москву. За голову адмирала бандиты предлагали 16 000 000 $. В эфире боевики возмущались, что он опять ушел от них, взорвать никак не удается, хотя уже все было готовым.

16 миллионов долларов за голову Героя России Германа Угрюмова

Угрюмов обладал по истине профессиональной интуицией. Мог неожиданно изменить маршрут движения своей машины. Потом мог устроить проверку по намеченному маршруту – почти всегда там находили фугас или растяжку. Провожал на все операции «Альфу» и «Вымпел» лично, осеняя их крестом. Мерил шагами вагончик-кабинет, пока группа не вернется с задания.

«Океану» плохо

Говорят, он был разведчиком, поцелованным в макушку Богом. Безнадежная ситуация с его помощью решалась совершенно непредсказуемым образом, но с удивительным результатом победы. «Кто борется — может проиграть, кто не борется — уже проиграл», — говорил «Океан».

Адмирал редко бывал в московском кабинете. Его место в войсках. Служившие с ним рядом офицеры, рассказывают об уникальном случае на Северном флоте. Матрос расстрелял ребят и заперся в отсеке, угрожая взорвать атомную подлодку.

Ничего не помогало. Мать матроса, доставленная на подлодку, не смогла убедить его сдаться. План действий Угрюмова не рассекречивают и сегодня, но матрос уничтожен в герметичном торпедном отсеке. «Океан» не любил смерть. Предпочитал договориться.

Жизнь гражданского населения ставил превыше всего. Ведь они не виноваты, что «верхи» не смогли договориться, а военные специально учились, чтобы защищать людей. Гудермес он взял без боя, договорившись со старейшинами.

16 миллионов долларов за голову Героя России Германа Угрюмова

Ахмат Кадыров перешел на сторону федеральных войск после встречи с «Океаном». Хорошо отличая народ от бандитов, решился удочерить

маленькую девочку-сироту, чеченку, оставшуюся без родителей. Но не успел, а семье не удалось отыскать девочку после войны.

И вдруг по всем средствам связи прошло сообщение – «Океану» плохо»! Герой России – Герман Угрюмов — ушел в своем рабочем вагончике, а рядом стояли солдаты и офицеры, беспомощные в своем горе. Врач «Альфы» сорок минут пытался, но не смог запустить сердце солдата-адмирала.

автор: Валентина Сбродовская

aeslib.ru

Адмирал ФСБ (Герой России Герман Угрюмов)

1 июня 2001 года в московских газетах появился скорбный некролог о смерти Героя России Германа Алексеевича Угрюмова. Большинству сограждан России, которым и которой он честно служил, имя его ни о чем не говорило. Правда, кто-то мог припомнить, что фамилия «Угрюмов» упоминалась в связи с поимкой Салмана Радуева, а еще раньше — в связи с «делом» Пасько. Для коллег адмирала из Федеральной службы безопасности имя Германа Угрюмова было и останется священным.

«31 мая 2001 года при выполнении воинского долга на территории Чеченской Республики скоропостижно скончался заместитель директора — руководитель Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Федеральной службы безопасности Российской Федерации вице-адмирал

УГРЮМОВ

Герман Алексеевич.

Г. А. Угрюмов родился в 1948 году в Астрахани. С 1967 года он курсант Каспийского высшего военно-морского училища имени С. М. Кирова. По завершении обучения был направлен для прохождения службы на Каспийскую флотилию.

С 1975 года Г. А. Угрюмов на службе в органах безопасности в войсках, где в полной мере проявились его организаторские способности, талант руководителя. В 1999 году он назначен на должность первого заместителя руководителя Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом, а с ноября 1999 года — заместителем директора — руководителем департамента.

Г. А. Угрюмов внёс большой вклад в обеспечение безопасности государства, сохранение его суверенитета. В январе 2001 года Указом Президента Российской Федерации был назначен руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе. При его непосредственном участии были разработаны и проведены специальные мероприятия в рамках контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе, в результате которых были обезврежены руководители и активные члены бандформирований, спасены сотни человеческих жизней.

Глава 1

Родители. детство

Александра Алексеевна Угрюмова, мать:

Родилась я в Астрахани 5 августа 1927 года. Самые яркие и жуткие воспоминания — война. Войну мы пережили очень тяжело. Старший брат погиб под Воронежем, там и похоронен. Фронт уже подходил к Астрахани, когда я закончила восемь классов и собралась поступать в техникум. В 1942 году умер отец. Мама сразу заметно постарела, силы ее оставили — горе в стране, горе в семье, горе кругом: похоронили папу — и тут же получаем извещение о смерти брата. Это кого хочешь подкосит…

Мама работала в швейной мастерской, где шили фуфайки для фронта, а мне на дом она брала работу — шить трехпалые рукавицы, тоже для фронта. Я не могла ее оставить в такое время. Сестра моя всю войну проработала в госпитале у операционного стола, всегда жаловалась на то, что ноги отекают. 15 мая 1945 года, уже после Победы, я официально поступила на работу. Стала работать в железнодорожном отделе перевозки почты на станции Астрахань.

А в 1946 году в город пришёл эшелон — наших солдат зачем-то перегоняли к иранской границе. Эшелон остановился на вокзальных путях, в городе шумиха: столько солдат-победителей приехало!.. Познакомились мы с Алешей при необычных обстоятельствах: у меня украли куртку, а он помог её найти. Утром является ко мне домой — с буханкой хлеба и огромным копчёным лещом. Сестра было возмутилась: что за вольности! У нас дома порядки были строгие. «Ты что, ему адрес дала? Свидание назначила? А вы, молодой человек, по какому праву сюда припёрлись?» — и так далее. Алексей сумел так объясниться, что приняли и его, и его драгоценный подарок (по тем-то временам!). Как-то сумел уговорить моего начальника дать адрес, где я живу, и явился. Старший сержант, грудь в «золоте»: ордена, медали. Рост — под два метра. Стал приходить ко мне, ухаживал за мной. Кончилось тем, что в 1947 году мы поженились. В начале года он демобилизовался (кажется, в феврале), а в мае приехал за мной: «Шурочка, пойдем под венец!» Как было отказать? Я уж и сама его полюбила, пока встречались. Красавец, герой! Две медали «За отвагу», за Варшаву, Кёнигсберг, Берлин… Одна медаль «За отвагу» за то, что подбил прямой наводкой танк — он был командиром 76-миллиметрового орудия, вторая — когда ходил за линию фронта и привел ценного «языка».

Глава 2

Училище. Служба

Высшее военно-морское училище имени С. М. Кирова на Каспии — одно из одиннадцати высших морских военных училищ СССР. И… одно из четырёх, которых Россия недосчиталась после развала великой державы — Советского Союза.

Пригодность морского офицера к службе, пожалуй, могут определить пять военно-образовательных стандартов, которые можно назвать фундаментальными, генеральными, основополагающими:

— высокий уровень подготовки офицера как руководителя подразделения, корабля, части в мирное и военное время;

— способность организовать обучение и воспитание личного состава, поддержание необходимого уровня обученности и дисциплины;

Глава 3

КГБ СССР. Начальник Особого Отдела

«Безопасность собственная есть высший закон в политике», — писал наш великий историк Николай Михайлович Карамзин, имея в виду безопасность государства Российского. В российской литературе термин «государственная безопасность» встречаем уже в ХIХ веке в работе профессора И. Тарасова, который отмечал, что опасность может иметь общее значение и частное, а также пример слияния этих понятий: предатель-перебежчик наносит государству как общий, так и частный ущерб.

Военная контрразведка, как утверждают историки спецслужб, родилась в России 21 января 1903 года, когда император Николай II утвердил доклад военного министра, почётного члена Академии Генерального штаба, Артиллерийской, Инженерной, Военно-юридической и Военно-медицинской академий генерал-адъютанта Алексея Куропаткина. Генерал Куропаткин определил задачу нового органа, предложенного им называться «Разведочным отделением Главного штаба»: она должна заключаться в «установлении негласного надзора за путями тайной военной разведки, имеющими исходной точкой иностранных военных агентов и конечными пунктами лиц, состоящих на государственной службе внутри страны».

В советский период термин «государственная безопасность» введён в апреле 1934 года при образовании в составе НКВД Главного управления государственной безопасности, которому были переданы функции ОГПУ. В 1936 году этот термин официально был включен в текст сталинской Конституции СССР.

Любой врач и более-менее образованный провизор прекрасно знает, что противоядие в структуре своих компонентов непременно должно отражать компоненты яда. Если это правило спроецировать на проблему государственной безопасности, то получится, что всякая угроза требует адекватных, чаще всего — зеркальных действий.

В официальных документах и воспоминаниях друзей-соратников значится, что службу в органах госбезопасности Герман Алексеевич начал в 1976 году, после обучения в новосибирской Высшей школе КГБ. Есть и другие свидетельства. Не считаю важным для себя и для читателя докапываться до никому не нужной «истины», приведу лишь различные свидетельства, поскольку у спецслужб есть свои секреты и есть золотое правило их надёжного сохранения: знать только то, что тебе положено.

Глава 4

Между двух огней

Герман Угрюмов был прежде всего созидателем — это отмечают все, когда-либо его знавшие. Созидатель мужественен от природы, ибо по Божьему замыслу рождён противостоять злу. Не преодолев его, он не имеет возможности созидать. Разрушители сбрасывают маски и засучивают рукава в двух случаях: когда есть возможность сбиться в стаю или когда они на время приходят к власти. Чаще такое происходит одновременно, либо одно вытекает из другого.

Но чем грандиознее величие первых, тем выпуклее и заметнее ничтожество вторых.

Объявленная гласность началась с политического, литературно-газетного и общественного размежевания, оплёвывания «победителями» в этой борьбе собственной истории, вековых духовных ценностей, унижения русского народа — «народа-раба» (журнал «Октябрь», например, писал о том, что история России настолько противоположна свободе, что русские даже (!) не приняли свободы, которую несли им «сапоги солдат Наполеона…»)*, лукавого «наката» на армию, флот и спецслужбы, свержения «кумиров». «Страна находится в состоянии разбушевавшейся помойки», — констатировал философ А. А. Зиновьев, проживавший тогда в эмиграции.

Георгий Васильевич Свиридов

— великий композитор и не менее великий философ, сделал запись в дневнике, поставив едва ли не самый точный диагноз больной стране: «Размежевание идёт по самой главной, основной линии человеческого бытия — по линии духовно-нравственной. Здесь — начало всего, смысла жизни!». Его рассуждения в ту пору — отнюдь не стариковски желчные, как говорят порой иные либеральные критики, а мудрые и бронебойно-точные — привести здесь считаю просто необходимым. «Так называемое разоблачение зла /…/ давно уже превратилось в смакование, ожесточающее душу самого художника и вернейшим способом убивающее его талант, если он у него есть. В деле смакования достигнуты необыкновенные результаты, поражающие в своём роде изобретательностью и вдохновением, фантазией, в коллекционировании всевозможной грязи, извращений, порока, показа постыдного и т. д. /…/ За всем этим часто скрывается холодный цинизм, исключающий художественное вдохновение и подменяющий его умозрительным изобретательством, не лишённым в своём роде примечательности. Но всего этого — слишком много, это стало однообразным.

Очернение, окарикатуривание Родины, человека, жизни, всего святого, всего чистого. Кажется, можно подумать, что подобные художники — страдальцы и мученики, ничуть не бывало. Чаще всего — это преуспевающие и подчас весьма деловые люди, ловко, бездумно и предприимчиво торгующие своей художественной сноровкой. Прокламируя борьбу со злом, они, в конечном итоге, служат ему!»

Глава 5

Стреляющий регион

Капитан 1-го ранга Я. Я.:

К началу событий в Баку внутри всех деструктивных сил мы имели прекрасные позиции. Мы внедрились во все их организации, в том числе и в Народный фронт. Знали про них всё: где расположены базы боевиков, их вооружение, квартиры, где они проживали, явки, участников, руководителей. Знал об этом и КГБ Азербайджана.

Когда после ввода войск в Баку в КГБ Азербайджана состоялось совещание, на котором присутствовал заместитель председателя КГБ СССР Пирожков, сотрудники возмущались: почему не была дана санкция на изоляцию провокаторов, руководителей развала, а прибегли к вводу войск и боевой техники? Ведь мы и без войск могли обезоружить всю их верхушку в результате одной операции! В принципе, это и есть дело спецслужб. И главное, мы бы действовали в рамках существующего законодательства: задержание, предъявление обвинения, арест — вплоть до суда. Доказательная база у нас была богатейшая.

Боевые структуры Народного фронта практически заняли город, перекрыли все трассы, заняли все госучреждения, морской порт. Блокировали аэропорт, пытались занять военный аэродром. Они были вооружены, имели свой арсенал.

Власть от руководства городом, республикой утекала не по часам, а по минутам… А нам не позволяли арестовать зачинщиков этой кровавой смуты. Мы имели полное досье и на Эльчибея, и на Нимата Панахова, и на других активистов. Знали, кто за ними стоит: турецкая и иранская разведки. Кстати сказать, Панахов затем сбежал в Иран. Его, правда, арестовывали после ввода войск, но отпустили.

Глава 6

Южный морской рубеж

Виктор Алексеевич Смирнов:

К тому времени мы уже практически потеряли Севастополь, начался раздел и Черноморского флота. Руководство КГБ приняло решение создать Особый отдел в Новороссийске. Планировалось перебазировать часть нашего Черноморского флота в Новороссийск. Встал вопрос о начальнике отдела, а это уже адмиральская должность. Выбор пал на Угрюмова.

Надо сказать, тут помог случай. Ещё до введения этой должности его вызвали в Центр и предложили ехать на Северный флот. Он пришёл ко мне, посидели. Говорит:

— Ситуация такая, что как офицер я не могу отказаться, с другой стороны, жена больна, дети родились и всю жизнь прожили в Баку. С юга сразу на Крайний Север — им будет сложно. Если честно, то не знаю, что и делать. Можно, конечно, угробить жену…

Я пошёл на приём к Жардецкому, попросил не портить жизнь человеку. Конечно, он поедет, но надо ли? Давайте направим его в Новороссийск.

Глава 7

Тихий океан

Будущий адмирал, а тогда капитан 2-го ранга,

Александр Васильевич Колчак

писал в декабре 1907 года после неудачной русско-японской войны, размышляя о программе военно-морского строительства: «Мировое значение моря как совокупности удобнейших и выгоднейших путей сообщения получает исключительную важность во время войны. Водное пространство моря с этой точки зрения можно рассматривать как развитую до пределов сеть железных дорог (

не забудем, что перед войной закончилось строительство Транссибирской магистрали — на протяжении нескольких лет это была «тема дня». —

В. М.

),

получающих с момента объявления войны желаемое стратегическое значение. …Значение сообщения и транспорта слишком понятно, чтобы стоило о нём говорить далее».

Поражение в войне — горе горькое, но ещё не беда. Беда — когда в стране Смута!.. Человек с сильной волей, огромного личного мужества, бесконечно преданный флоту и России, Колчак верил, что слава русского флота возродится и ещё не раз эхом прокатится над Мировым океаном. Мало того, он заявил: «Я беру на себя смелость разобрать по возможности беспристрастно основные вопросы: для чего России необходима морская сила и что такое эта сила, или точнее, в чём эта сила выражается». Тогда ему исполнилось всего 34 года.

Другой талантливый русский военачальник, тоже с трагической судьбой — Верховный главнокомандующий русской армии, из простых казаков, генерал

Лавр Георгиевич Корнилов

, десять лет спустя, выступая на Государственном совещании в Москве, ещё не преданный масонами и политиками и — Бог знает, насколько глубоко и искренне — веривший в идеалы Февральской буржуазной революции, говорил о насущнейших нуждах армии: «В наследие от старого режима свободная Россия получила армию, в организации которой, конечно, были крупные недочёты. Но тем не менее эта армия была боеспособной, стойкой и готовой к самопожертвованиям. Целым рядом законодательных мер, проведённых после переворота людьми, чуждыми духу и пониманию армии, эта армия была превращена в безумнейшую толпу, дорожащую исключительно собственной жизнью.

…Необходимо поднять престиж офицеров. Офицерский корпус, доблестно сражавшийся за всё время войны, в громадном большинстве сразу ставший на сторону революции и оставшийся верным её делу, и теперь должен быть вознаграждён нравственно за все понесённые им, не по его вине, унижения и за систематические издевательства.

Это была

Глава 8

«Дело» Пасько

Военный журналист Павел Евдокимов:

По логике наших славных «правозащитников» и так называемых «демократических СМИ», если бы Герман Алексеевич не поднял бы дело в отношении Григория Пасько, то он поступил бы правильно. Но поскольку он действовал как профессионал, то поступил плохо.

Редакторы многих печатных органов, теле- и радиопрограмм предоставили площадь и время только тем, кто выступал в защиту Пасько — причем апологетически, основываясь на домыслах, на «личном мнении», не особо утруждая себя аргументами, либо как бы нейтрально, но именно «как бы». Пример: «Ольга Журман из Владивостока сообщает. Возобновился судебный процесс по делу военного журналиста Пасько, который обвиняется в передаче японцам секретных материалов. Пасько сообщил журналистам, что до сих пор не понимает, в чём его обвиняют, и сказал, что ФСБ оказывает давление на него и на суд всеми доступными способами. Какими способами — Пасько не уточнил. Адвокат уверен, что Пасько будет оправдан». Здесь всё «нейтральное» сообщение построено так, что обыватель останется в полной уверенности, что Пасько невиновен, а проклятые фээсбэшники что хотят, то и творят. Единственная критическая фраза, «спрятанная» в середине информации, — что Пасько не уточнил способов давления «органов» на суд. Но она почти незаметна для слушателя.

Автор:

Павел Евдокимов процитировал информацию из утренних новостей «Радио России» от 3 декабря 2001 года. В тот же день программа новостей НТВ в 14 часов предоставила слово Григорию Пасько, который сообщил телезрителям, что ни первому, ни второму судебному заседанию он не верит. Далее комментарий: опрошены 50 свидетелей; часть документов, по заключению экспертов, переданных военным журналистом Григорием Пасько японским средствам массовой информации, не являются секретными.

(А другая часть?.. —

В. М.

)

Суд решил завершить дело, и предположительно 25 декабря 2001 года он вынесет приговор. Адвокаты пророчествуют, что в этот день «будет продемонстрирована несостоятельность судебного процесса над журналистом». (Напоминает русскую пословицу: пророк на печи промок, а в луже высох!..) В комментарии тележурналиста Григорьева также сказано, что, по мнению Пасько, ФСБ оказывает влияние на суд, — и опять-таки без уточнения, в чём это влияние заключается. Комментарий телеведущей программы ко всему вышесказанному также не прозвучал.

Глава 9

Во главе военной контрразведки

Алексей Алексеевич Моляков:

На Тихоокеанском флоте, несмотря на огромные масштабы работы, у Угрюмова нерешаемых вопросов не существовало. Вот почему спустя четыре года его кандидатура была предложена на должность заместителя начальника Управления военной контрразведки ФСБ России. Требовался руководитель с его подходом, хваткой и знаниями, который мог бы правильно организовать работу и руководить другими подразделениями.

Меня в это время пригласили на должность заместителя секретаря Совета безопасности. Начальником 3-го Управления был назначен генерал-лейтенант Петрищев Владимир Иванович, заместителем которого и стал Угрюмов. Я не потерял связи с Управлением, радовался, что Герман Алексеевич сразу вписался в команду Управления ВКР.

Владимир Иванович Петрищев:

Глава 10

Герой России

По данным Всесоюзной переписи населения, в 1989 году на территории Чечено-Ингушской АССР проживали свыше 293 700 русских (23,1 % населения республики).

Планомерное переселение чеченцев из горной местности на территории, граничащие со Ставропольским краем и Дагестаном, проводилось руководством республики (Д. Завгаев) уже примерно с середины 80-х годов, и последствием его стало нарушение исторически сложившегося «этнического баланса» в Шелковском, Наурском, Грозненском, Сунженском и других равнинных районах Чечено-Ингушетии, где до этого численно преобладало русское население. Фактически уже тогда была заложена основа для будущих этнических «чисток», которые планомерно проводились в 90-е годы в «Республике Ичкерия».

Ярко выраженная антирусская политика, приводящая к систематическим нарушениям прав человека, моральному и физическому террору, направленному против русского населения, стала кошмарной реальностью в самопровозглашённой Ичкерии с августа 1991 г., когда при попустительстве, а зачастую и при прямом содействии центральной власти чеченские сепаратисты захватили власть в Грозном.

Многочисленные свидетельства террора против нечеченского населения республики, который проводился по личному указанию президента Д. Дудаева и его окружения, находятся в правоохранительных структурах России, в администрации президента Российской Федерации, в Федеральном собрании Российской Федерации, в других ведомствах, имеющих касательство к положению в Чеченской республике.

По сведениям различных источников, с 1991 г. по 1999 г. на территории Чечни было убито (не считая погибших во время боевых действий) более 21 тыс. русских, захвачено более 100 тыс. квартир и домов, принадлежащих «некоренным» жителям Чечни (включая ингушей), более 46 тыс. человек было обращено в рабство либо использовано на принудительных работах (от сбора дикорастущей черемши до строительства дороги в Грузию через Итум-Кале и Тазбичи), только за период с 1991 г. по декабрь 1994 г. (то есть до ввода федеральных войск) Чечню покинуло более 200 тыс. русских.

Глава 11

ВРАГИ ГЕРМАНА УГРЮМОВА

16 января 1995 года в газете «Нью-Йорк таймс»

Виллиам Софайр

поместил статью с красноречивым названием «Балтийские страны принадлежат НАТО». В статье есть примечательная фраза, касающаяся нашего «предмета»:

«Чечня необходима США. Война в Чечне делает слабой Россию, и всё, что делает слабой Россию, идёт на пользу США».

Тут, как говорится, уже не до дипломатии, когда на виду у всех тебе под ноги небрежно бросают перчатку — как будто сплёвывают… Поднимем. Ответим. Не заметить — себя не уважать.

Директор ФСБ России Николай Платонович Патрушев:

Недавно Федеральная служба безопасности предала гласности имеющиеся в ее распоряжении данные о подрывном характере деятельности на территории Российской Федерации и стран СНГ организаций, созданных экстремистским крылом международного исламского объединения «Братья-мусульмане». Следует отметить, что экстремистские подразделения «Братьев-мусульман» функционируют более чем в 50 странах мира под руководством центров, расположенных на территории ближневосточных и европейских государств. Структуры, созданные их эмиссарами, выявлены в 49 регионах России. Руководители экстремистов координируют свою деятельность с террористическими группировками «Аль-Гамаа аль-Исламия», «Аль-Джихад аль-Ислами», известным международным террористом Усамой бен Ладеном, боснийскими боевиками и используют благотворительность в качестве прикрытия для распространения идей воинствующего ислама.

Глава 12

Сердце адмирала

В своё время пошатнулось что-то в датском королевстве, а в демократической России — хуже того… На смерть Героя различные СМИ отозвались по-разному. Газета «Спецназ России», сняв другой подготовленный материал, поставила в номер очерк

Павла Евдокимова

«Судьба Героя». Приведём его в сокращении, не убоясь некоторых повторов.

«Герман Угрюмов стал вторым офицером высшего командного состава, у которого на этой войне не выдержало сердце. Первым был командующий группировкой морской пехоты в Чечне 53-летний генерал-майор Александр Отраковский, умерший в Ведено в марте 2000 года.

Теперь новая смерть… Последние два-три месяца ходили слухи, что Герман Угрюмов может стать первым заместителем директора ФСБ.

Родился Герман Алексеевич через три года после окончания войны в семье фронтовика. После школы работал на судоремонтном заводе. В 1972 году окончил Каспийское высшее военно-морское училище. Службу проходил на Каспии, был командиром корабля.

Уже в ином качестве, «на берегу», он по-прежнему оставался моряком — и не только по званию, которое свидетельствовало о его флотском «происхождении»; он буквально болел морем. Его кабинет на Лубянке украшали флаги, модели кораблей и фотографии. Капитанская рубка, одним словом.

litresp.ru

Пролог Угрюмов Герман Алексеевич. Адмирал ФСБ (Герой России Герман Угрюмов)

Пролог

Угрюмов Герман Алексеевич

Est socia mortis homini vita ingloria.

Бесславная жизнь человека равна смерти.

Публий Сир. Сентенции

Живя жизнью моих героев, я мыслила за них.

Маргарита Волина. Черный роман

1 июня 2001 года в московских газетах появился скорбный некролог о смерти Героя России Германа Алексеевича Угрюмова. Большинству сограждан России, которым и которой он честно служил, имя его ни о чем не говорило. Правда, кто-то мог припомнить, что фамилия «Угрюмов» упоминалась в связи с поимкой Салмана Радуева, а еще раньше — в связи с «делом» Пасько. Для коллег адмирала из Федеральной службы безопасности имя Германа Угрюмова было и останется священным.

«31 мая 2001 года при выполнении воинского долга на территории Чеченской Республики скоропостижно скончался заместитель директора — руководитель Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Федеральной службы безопасности Российской Федерации вице-адмирал УГРЮМОВ Герман Алексеевич.

Г. А. Угрюмов родился в 1948 году в Астрахани. С 1967 года он курсант Каспийского высшего военно-морского училища имени С. М. Кирова. По завершении обучения был направлен для прохождения службы на Каспийскую флотилию.

С 1975 года Г. А. Угрюмов на службе в органах безопасности в войсках, где в полной мере проявились его организаторские способности, талант руководителя. В 1999 году он назначен на должность первого заместителя руководителя Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом, а с ноября 1999 года — заместителем директора — руководителем департамента.

Г. А. Угрюмов внёс большой вклад в обеспечение безопасности государства, сохранение его суверенитета. В январе 2001 года Указом Президента Российской Федерации был назначен руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе. При его непосредственном участии были разработаны и проведены специальные мероприятия в рамках контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе, в результате которых были обезврежены руководители и активные члены бандформирований, спасены сотни человеческих жизней.

При выполнении служебных задач Г. А. Угрюмов проявил личное мужество и героизм. Его отличали преданность делу, глубокие специальные знания, исключительная требовательность к подчиненным, умение работать с людьми. Эти качества в сочетании с большим жизненным и профессиональным опытом позволили ему успешно осуществлять руководство сложной и многосторонней деятельностью по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом.

Заслуги Г. А. Угрюмова в деле обеспечения государственной безопасности получили высокую оценку Родины. Ему присвоено звание Героя Российской Федерации. Он награжден орденами «За военные заслуги», «Знак Почета», многими медалями.

Светлая память о Германе Алексеевиче Угрюмове навсегда сохранится в наших сердцах.

Коллегия Федеральной службы безопасности Российской Федерации».

Буквально накануне в Кремле Президент России Владимир Путин подписал Указ о присвоении Г. А. Угрюмову звания адмирала, поэтому потрясённые внезапной смертью Угрюмова коллеги не успели сориентироваться. И на траурной фотографии Угрюмов в вице-адмиральских погонах, трехзвёздные ему носить не пришлось. Широкую грудь адмирала украшает Золотая Звезда Героя России, но и звездочку он никогда не надевал и даже не успел подержать в руках: звезда на фото сканированная…

Странная гримаса судьбы: моряк, умерший на берегу; Герой России, никогда не надевавший звёздочку; адмирал, который никогда не носил адмиральских погон… Может, это указующий перст судьбы, что всё, на что Угрюмов был запрограммирован, что он мог ещё сделать, он сделать не успел…

Низкий поклон его друзьям и соратникам, без которых эта книга не могла состояться.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Разведчик от Бога. Боевики обещали 16 млн долл. за голову горного адмирала | Люди | Общество

Герой России Герман Угрюмов ушёл из жизни на боевом посту в Ханкале в 2001 г. Он был единственным адмиралом в высших эшелонах госбезопасности.

За широту души сослуживцы дали ему позывной «Океан», который сочетался с внушительным обликом адмирала - высоким ростом, плотной фигурой. А вот своей фамилии Угрюмов не соответствовал - был душой компании: пел под гитару, читал наизусть стихи.

Военную карьеру начал на Каспийской флотилии. И снова вернулся в Баку после окончания Высшей школы КГБ. Здесь родятся двое сыновей Германа Алексеевича. И здесь же он чуть не потеряет свою семью, когда на улицах азербайджанских городов начнут резать и заживо сжигать русских и армян. Первыми погромами «прославится» город Сумгаит, а затем уже в Баку появятся плакаты: «Русские, не уезжайте! Нам нужны рабы и проститутки!», «Война Армении!». Русские, которым в Баку удавалось до­браться до аэропорта, не могли вылететь в Москву - гражданские самолёты загружались ящиками с гвоздиками. Сезон цветочной торговли никто не отменял.

Тогда Угрюмов спас сотни семей, организовав эвакуацию военными бортами и морским путём. А ведь за несколько лет до трагических событий он отправлял донесения в Москву, что в Азербайджане зреют националистические настроения, работают турецкая и иранская разведки. Но из центра ответили: в Азербайджане сами разберутся.

Криминал всё понял

После развала в 1991 г. СССР Угрюмова откомандировали сначала в Новороссийск, а затем во Владивосток, где ему пришлось общаться с местным криминалитетом. Бандитские группы нападали на офицеров средь бела дня. Цель - боевое оружие. «Отец встретился один на один с представителями криминалитета. И нападения прекратились. Всё похищенное оружие вернули. Он обладал редким даром убеждения. И ещё не мог допустить, чтобы при нём обижали женщин, детей и стариков. Однажды на рынке Владивостока он увидел, как рэкетир опрокинул у старушки ящик с зеленью - она не заплатила ему мзду. Он заставил вымогателя поднять зелень и сказал, что каждый день будет проверять, как тот охраняет бабушку, - рассказывает сын адмирала Александр. - На серьёзные встречи отец ездил без охраны и оружия. Но с гранатой. В Баку, когда он вывозил женщин и детей и ему пришлось встречаться с вооружёнными боевиками из Народного фронта Азербайджана, он взял с собой гранату впервые».

Герман Угрюмов Герман Угрюмов любил петь и читать стихи. Фото: Из личного архива

С гранатой Угрюмов не расставался и в Чечне. В конце 90-х из Владивостока Германа Алексеевича перевели в Москву в центральный аппарат руководства ФСБ. После вторжения чеченских бандформирований в Дагестан и начала второй чеченской кампании Угрюмова назначили руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе. Под его началом были «Альфа» и «Вым­пел». Он разрабатывал операции, благодаря которым один за другим были ликвидированы знаковые командиры боевиков. А одного из них - Салмана Радуева - удалось взять живым. Угрюмов лично доставил Радуева в Москву.

Боевики обещали за голову адмирала награду в 16 млн долл. «В эфире не раз перехватывали разговоры, в которых террористы возмущались, что вновь не удалось взорвать Германа Алексеевича, хотя он был у них под носом», - рассказал «АиФ» полковник запаса ФСБ Александр Ладанюк, более 10 лет проработавший помощником Германа Угрюмова. «Отца спасала редчайшая профессиональная интуиция, - рассказывает Александр Угрюмов. - Уже отправившись в дорогу, он часто менял маршрут. Иногда потом посылал проверить прежний. И всегда оказывалось, что либо там фугас, либо засада. Когда он в Ханкале провожал на очередную операцию сотрудников «Альфы» или «Вымпела», то обязательно осенял их крестным знамением. И не находил себе места, пока они не вернутся».

Читайте также: Последнее дело Басаева. Как Нальчик не покорился террористам

«Океану» плохо 

Сослуживцы, вспоминая Германа Алексеевича, в один голос твердят, что он был разведчиком от Бога. В сложнейшей ситуации принимал единственно верное решение. То, как он мог развернуть казалось бы безнадёжную ситуацию, вызывало восхищение. «Кто борется - может проиграть, кто не борется - уже проиграл», - говорил Угрюмов.

Операциями адмирал никогда не руководил из московского кабинета. Всегда выезжал на место. Так было, когда на Северном флоте вахтенный матрос, расстреляв сослуживцев, забаррикадировался в торпедном отсеке атомной подводной лодки. Грозился взорвать атомоход, что привело бы к чудовищной катастрофе. Когда не подействовали уговоры матери, срочно доставленной из Санкт-Петербурга, Угрюмов придумал комбинацию, которую до сих пор держат в секрете. Результат: невменяемый матрос был ликвидирован, несмотря на то что находился в загерметизированном торпедном отсеке.

Ликвидация преступника была для Германа Алексеевича крайней мерой. Надо пытаться работать с любым террористом - таким было его кредо. На первое место адмирал ставил жизни мирного населения и солдат. Благодаря его договорённостям с чеченскими старейшинами был бескровно взят оплот боевиков - город Гудермес. Угрюмов встречался с Ахматом Кадыровым, который после этого перешёл на сторону федеральных войск. Об отношении адмирала к чеченскому народу говорит один лишь факт. «За месяц до смерти отец побывал дома. На семейном совете спросил, не будем ли мы против удочерения чеченской девочки, шестилетней сироты, которую он встретил в Ханкале. Конечно, мы согласились. Потом пытались найти эту девочку. Не получилось».

 Герман Алексеевич ушёл из жизни в своём «кабинете» (полевом вагончике) в Ханкале 31 мая 2001 г. «Океану» плохо», - передали по рации. Первую помощь мгновенно оказал врач из «Альфы». Он дважды в течение 40 минут «заводил» сердце адмирала, но оно отказывалось работать. После вскрытия врачи обнаружили, что у адмирала в его 52 года на сердце 7 рубцов от микроинфарктов, перенесённых на ногах. Во время прощания с Германом Угрюмовым президент Владимир Путин спросил его вдову Татьяну, чем можно помочь семье. «Нам бы прописку оформить», - сказала она. Адмирал не заработал ни дач, ни квартир. При этом своим подчинённым даже в самые кризисные годы умудрялся выбивать жильё. Не зря же за глаза они звали его «Батей». Прописку семье обеспечили. А сам адмирал, несмотря на профессиональную закрытость, получил прописку в истории Российского государства - его именем названы улицы в Астрахани, Новороссийске, Грозном и Владивостоке. А в море, которое он так любил, выходит сторожевой катер «Герман Угрюмов».

Владимир Путин и Николай Патрушев на похоронах Г. А. Угрюмова Владимир Путин и Николай Патрушев на похоронах Г. А. Угрюмова. Фото: kremlin.ru

 

www.aif.ru

Дело "Горного адмирала" / История / Независимая газета

Герман Угрюмов стал для многих образцом беззаветного служения своей стране

басаев, хаттаб, кавказ, чечня, путин, фсб, каспийская флотилия, тихий океан, альфа, вымпел, афганистан Герман Угрюмов (на снимке справа) был одной из ключевых фигур на Северном Кавказе во время второй чеченской войны. Фото Виктора Клюшкина/ТАСС

Имя этого человека в высших эшелонах власти особенно часто стали повторять полтора десятка лет назад – в ноябре 1999-го. Его воинское звание было морским – вице-адмирал, но конкретная деятельность в тот период была связана главным образом… с горными районами. Этот человек – Герман Алексеевич Угрюмов. Но обо всем по порядку.

ОТ ВОЙНЫ К МИРУ

Ленивую расслабленность последнего месяца лета 1999 года, словно ледяным душем, смыла тревожная весть: 7 августа 400 боевиков под командованием Шамиля Басаева и Хаттаба пересекли административную границу Дагестана и заняли несколько селений на юге республики. Через три дня так называемая исламская шура Дагестана приняла декларацию о создании независимого мусульманского государства и объявила джихад за «освобождение от вековой российской оккупации». «Священную войну» возглавил все тот же «герой» Буденновска и Первомайского Шамиль Басаев.

Уже через трое суток федеральные силы, подтянув резервы в зону агрессии, приступили к освобождению дагестанских селений от бандформирований. Таковы точки отсчета в хронике контртеррористической операции на Кавказе. А затем, в сентябре, наземные операции федеральных сил в Чечне при поддержке авиации. Она наносили удары по базам и местам расположения террористов. В октябре, 26-го, начался штурм Грозного и Урус-Мартана. Эти факты – уже история, причем для молодого поколения практически неизвестная, а для многих людей постарше – почти забытая.

На заседании правительства 23 декабря президент Владимир Путин объявил о начале мирного этапа операции в Чечне. Начал обсуждаться вопрос о восстановлении экономики в республике. В это же время Генштаб Вооруженных сил обозначил новый этап деятельности федеральной группировки на Северном Кавказе, основой которого должны были стать не крупномасштабные боевые действия, а операции по обеспечению безопасности и нормальной жизни населения.

Именно тогда военные, аналитики и эксперты заметили перемены в тактике боевиков. Их действия стали все в большей мере обретать формы оголтелого группового и индивидуального террора, диверсий, саботажа, элементарного разбоя, похищения заложников. Убивали из-за угла – представителей местной администрации, милиционеров, офицеров и солдат федеральных сил, дурманили сознание правоверных завезенными извне экстремистскими догмами «истинного ислама».

С учетом сложившейся обстановки и изменения характера действий боевиков Указом Президента РФ от 21 января 2001 года нити руководства контртеррористической операцией были переданы ФСБ. Цели и задачи человека с ружьем на территории республики несколько изменились: не уничтожать подряд тех, кто стреляет, убивает, грабит, но обеспечивать безопасность мирных жителей, тех, кто хочет честно жить и работать и быть в ладу с законом и своей совестью. Был взят курс на создание условий для мирной жизни простых граждан, для процесса нормализации. А есть ли на земле народ, который не хотел бы жить мирно, растить детей, радоваться внукам – каким бы воинственным он ни слыл? Речь идет именно о народе, а не о шайке бандитов, выдающих себя за его представителей и даже вершителей судеб.

Изменив характер миссии силовиков и спецслужб, российское руководство лишило козыря тех, кто разглагольствовал о том, что федеральные силы якобы не имеют и никогда не будут иметь социальной базы в Чечне, где население, мол, поддерживает и будет поддерживать боевиков. Да, были и такие, кто «поддерживал» – частично в силу вековых законов тейпов, но больше – под дулами автоматов. Однако это явление, как полагали в Москве, уйдет в прошлое, когда у населения, уставшего от войны, появится реальная возможность распрямиться перед этим страшным молохом, почувствовать себя защищенным.

МАСШТАБ ДЕЛ И МАСШТАБ ЛИЧНОСТИ

Итак, важнейшую структуру ФСБ – Департамент по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом – с ноября 1999 года возглавлял заместитель директора вице-адмирал Герман Угрюмов. Он же в январе 2001 года Указом Президента РФ был назначен руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе. Но для Германа Алексеевича война началась не в Чечне в конце 90-х, а гораздо раньше – на излете советской эпохи, в Сумгаите 88-го. Это была действительно война. Пожалуй, не менее сложная, наполненная людскими трагедиями, чем в Чечне. Вот только знаем сейчас мы об этом меньше: время уходит, поколения меняются.

Ни Сумгаит, ни тем более Чечня не были для Угрюмова неожиданностью. Информация о тлеющих кострах национализма и экстремизма у госбезопасности была, и она своевременно докладывалась «наверх». Другое дело – как этой информацией распоряжались. Что чеченская война неизбежна, он понял еще на пороге 90-х, во время трагического армяно-азербайджанского противостояния. К сожалению, самоотверженность и героизм оперативников, которые находились в гуще событий и стремились предотвратить назревавшую трагедию, тогда не были подкреплены решительными мерами на уровне государственного руководства.

Война. Она прошла через жизнь двух поколений семьи Угрюмовых. Алексей родился 10 октября 1948 года в Астрахани, в семье участника Великой Отечественной рабочего Алексея Угрюмова. Но детство и школьная пора мальчика прошли на станции Бишкиль Чебаркульского района Челябинской области. После окончания школы он снова в Астрахани – учится в судоремонтном ПТУ. Думал ли он тогда, что значимая часть его жизни будет связана с Каспием? Лейтенант Угрюмов пришел на Каспийскую флотилию в 1972 году после окончания высшего военно-морского училища в Баку. На добросовестного, дисциплинированного молодого офицера, который не по годам отличался аналитическим складом ума и широкой эрудицией, обратили внимание не только командование, но и представители военной контрразведки. После перехода на службу в органы он и здесь зарекомендовал себя с самой лучшей стороны.

В 1976 году Угрюмов окончил Высшую школу КГБ СССР и получил назначение в особый отдел Каспийского высшего военно-морского училища. В 1984 году Герман Алексеевич уже возглавляет особый отдел КГБ флотилии. Именно там он сформировался как профессионал.

Страна менялась. Менялись люди. И Герман Алексеевич, чьи способности к анализу и прогнозу получили дальнейшее развитие, не мог не видеть новые, неумолимо набиравшие силу тревожные явления в обществе. По отзывам многих его сослуживцев, человек, незаурядный во всех отношениях, для которого с молодости было естественным мыслить государственными категориями, он предвидел грядущие перемены и на переломе эпох. И делал то, что хорошо знал и мог делать в той ситуации, – сформировал команду профессионалов, которая без скидок на трудности работала на безопасность и целостность государства.

Один из друзей Угрюмова сказал нам, что масштаб его личности сопоставим с масштабом страны, в служении которой он видел свое предназначение. Каспийский регион, Закавказье и Северный Кавказ, Тихий океан, Баренцево море, Москва… Таковы лишь некоторые отметки на карте Отечества, где ему пришлось выполнять ответственные миссии. До сих пор не обо всех из них можно рассказать. Но о некоторых – уже можно.

Свидетельствует генерал-полковник А. Мельников (фамилия изменена): «Я был начальником военной контрразведки России, когда на Дальнем Востоке случилась трагедия: погиб начальник особого отдела. Встал вопрос – кем его заменить. Я предложил кандидатуру Угрюмова. Было принято однозначное решение: на Тихоокеанский флот назначить его руководителем военной контрразведки. Там и театр военных действий уже побольше, и количественный состав, и масштабы другие».

Генерал-лейтенант В. Иванищев (фамилия изменена): «Мы инспектировали Управление особых отделов Тихоокеанского флота, побывали везде, все увидели своими глазами. Впечатление было тягостным. Москва словно запамятовала, что есть такой стратегически важный регион России, как Приморье. Финансирование и снабжение – неполное и эпизодическое, элементарные хозяйственные вопросы по обустройству быта офицеров и мичманов надо было решать каждый Божий день – и даже эти крохи вымаливать и выдирать!.. Кто это нынче оценит?! Я постарался все изложить объективно. Простой пример – нет форменной одежды, на службу приходят в чем попало, про форму забыли. «А может, они там еще и в плавках на службу ходят?». Такую обидную фразу бросил кто-то, когда я докладывал об этом».

Герман Алексеевич правильно поступил, попросив нас приехать с проверкой. Одно дело, когда он сам будет мотаться по объектам и изучать – на это потребуется полгода, если не больше, другое дело – когда приедет квалифицированная бригада, все проверит и разложит по полочкам, нарисует объективную картину и даст рекомендации.

Месяцев через десять мы приехали в меньшем составе, чтобы проверить, какие произошли изменения. В докладе написал: «Сегодня мы приехали совершенно в другой отдел». Меньше чем за год Герман Алексеевич кардинально изменил ситуацию. Укрепил кадры, повысил дисциплину, ответственность и, естественно, результативность работы. А главное, люди почувствовали реальную заботу о себе».

Генерал-полковник А. Мельников: «На Тихоокеанском флоте, несмотря на огромные масштабы работы, у Германа Угрюмова не было нерешаемых вопросов. Вот почему спустя четыре года его кандидатура была предложена на должность заместителя начальника управления военной контрразведки ФСБ России. Требовался руководитель с его подходом, хваткой и знаниями, который мог бы правильно организовать работу и руководить другими подразделениями. Герман Алексеевич сразу вписался в команду Управления ВКР».

ЧЕЧЕНСКАЯ КАРТА

А потом в жизни и служебной биографии Германа Угрюмова особое место заняла Чечня. В 1999 году он – первый заместитель начальника 2-го департамента ФСБ (защита конституционного строя и борьба с терроризмом). А в ноябре того же года назначен руководителем этого департамента – заместителем директора ФСБ. В подчинении адмирала находились Центр специального назначения ФСБ, в который структурно входили группы «Альфа» и «Вымпел». Люди из этих легендарных подразделений прошли Афган. Именно они противостояли изворотливым, хорошо обученным бородатым головорезам, подготовленным иностранными инструкторами и спецслужбами. С середины 70-х по инициативе тогдашнего шефа КГБ Юрия Андропова началась подготовка спецрезервистов, чтобы использовать их знания и навыки, боевое мастерство в «особый период».

Похоже, тот период российской истории под это определение подпадает полностью – работы такого рода специалистам хватало. У каждого – своя специфика. «Альфа» очень эффективно работала во время штурма Грозного. Но на определенном этапе важным объектом внимания этого подразделения в Чечне стали первые лица в стане противника. И дело свое «Альфа» делала профессионально. В боевом активе спецподразделения – несколько крупных фигур.

Полевой командир Бараев. В разработке операции по его захвату участвовало множество специалистов. В первую очередь это офицеры спецподразделения Центра специального назначения ФСБ РФ, в который «Альфа» входила структурно с октября 1998 года. В операции также принимали участие два отряда спецназа внутренних войск: 8-й отряд «Русь» и 12-й отряд «Нижний Тагил». Огневое прикрытие осуществлял разведбатальон 42-й дивизии. «Альфа» работала «ювелирно», группами численностью примерно в 15 человек. Было несколько ситуаций, когда казалось, что Бараеву не уйти. Ан нет. Опаздывали на доли секунды. К тому же боевики (в лучших своих традициях) еще и прятались за женские юбки. Тот же Бараев имел обыкновение выходить на связь исключительно на окраине какого-нибудь населенного пункта – атака с воздуха, таким образом, исключалось. Но уловки бандиту не помогли…

Еще одно доказательство профессионализма «Альфы» – бережное отношение к личному составу. Однако на войне как на войне. В 2000 году в Чечне погиб снайпер «Альфы» Николай Щекочихин. За чеченскую кампанию «Альфа» потеряла еще нескольких сотрудников. Но жизнь каждого – бесценна и неповторима, и Герман Алексеевич, лично руководивший многими операциями, а в некоторых и участвовавший, очень тяжело переживал гибель товарищей и подчиненных. Они действительно были для Угрюмова в первую очередь боевые товарищи и только потом подчиненные…

Политическая и кадровая чехарда тех лет, конечно, могла бы сказаться на боеспособности сколь угодно сильного подразделения. Но «Альфа» выстояла. И жизнь подтвердила это. В упоминавшейся уже операции по взятию Радуева действовали и бойцы «Альфы». При их активном участии был уничтожен Абу Умар Мухаммед Ас-Сайаф – ближайший последователь, сподвижник международного террориста номер один Бен Ладена.

Абу Умар – полевой командир, по уровню близкий к Хаттабу. Инструктор-подрывник. Курировал подготовку минеров-подрывников. Именно Умар, уроженец Саудовской Аравии, возглавлял небезызвестную экстремистскую организацию «Братья-мусульмане». Именно через него шел долларовый поток на содержание незаконных вооруженных формирований в Чечне. Впервые Умар появился на территории республики вместе с Хаттабом в 1994 году. Он отвечал за «идеологическое воспитание» боевиков в духе экстремистских идей «правильного ислама». Считается, что именно этот международный террорист готовил подрывников, на чьей совести разрушенные дома и жизни мирных жителей в Москве, Волгодонске, Буйнакске.

Захват Бараева и уничтожение Абу-Умара – итог кропотливого труда коллективов специалистов разного профиля. Эти и другие спецоперации (некоторые до сих пор не рассекречены) были разработаны и проведены в рамках контртеррористической операции на Северном Кавказе при непосредственном участии адмирала Угрюмова.

Уже через десять дней после появления Горного адмирала на Северном Кавказе (так за глаза называли Угрюмова) бандиты поняли, что жить спокойно он не даст. «Этого надо замочить в первую очередь!» – визгливо неслось в эфире. Ничего удивительного в этом нет. Операции Герман Угрюмов вел не из теплого кабинета на Лубянке. В 2000 году, когда первая чеченская война была в разгаре и предгорья не были освобождены, Горный адмирал во главе летучих отрядов избороздил всю Чечню вдоль и поперек.

Когда бандиты захватили в Ингушетии трех сотрудников военной контрразведки, Герман Угрюмов сделал все, чтобы выручить товарищей. Сам изъездил и исходил множество горных троп чеченских. А все потому, что никогда ничего не делал наполовину – делу своему отдавался до конца. Всю свою жизнь всем своим поведением он будто говорил: делай как я. Но жизнь распорядилась так, что отвечал он за Чечню по линии своего ведомства недолго. Однако и за этот относительно короткий срок Горный адмирал успел столько, сколько иные генералы не успели за всю войну.

Это благодаря Угрюмову без боя был взят Гудермес. Это под его началом чекисты провели блестящую операцию по захвату Радуева. Захватили красиво: выманили в село и взяли «тепленьким», прямо в постели любовницы. За эти и ряд других операций вице-адмиралу Угрюмову было присвоено звание Героя Российской Федерации.

«31 мая 2001 года при выполнении воинского долга на территории Чеченской Республики скоропостижно скончался заместитель директора – руководитель Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Федеральной службы безопасности Российской Федерации вице-адмирал Угрюмов Герман Алексеевич». Эти скорбные строки появились на следующий день в центральных газетах. Герман Алексеевич так безоглядно, так щедро отдавал себя делу, которому служил, что не оставил себе времени даже поболеть – он ушел из жизни, находясь на боевом посту, – отказало сердце. Ушел безвременно, в 53 года. Но жизнь его была такой яркой, что еще не одно поколение оперативников будет слышать в душе его слова: «Делай, как я».

ИМЯ НА БОРТУ

Сын адмирала Александр вспоминает последнюю его «побывку» дома. Как-то отец усадил домашних за стол и рассказал о чеченской девочке-сироте, которая, чтобы хоть как-то заработать на пропитание, чистила солдатам обувь в Ханкале. Рассказал, что, улетая в Москву, велел за нею присматривать, кормить.

«Рассказывает, а сам выжидательно так посматривает – то на маму, то на меня, – вспоминает Александр. – Но долго посматривать ему не пришлось – мама отреагировала почти сразу:

– Хорошо, Герман, вези девочку. Я тебя понимаю.

И у отца в глазах встали слезы».

Сотрудники органов безопасности немало сделали и делают для того, чтобы Чеченская Республика функционировала в правовом поле Российской Федерации. Чтобы местные жители перестали за хлеб насущный предлагать себя боевикам в качестве пушечного мяса или заниматься криминальным бизнесом. Чтобы они получили возможность честно работать и честно зарабатывать. Тогда у боевиков не будет подпитки. 

Дело Германа Алексеевича и его коллег живет в реалиях возродившейся мирной жизни. В память о Горном адмирале названы улицы в его родном городе Астрахани, в Грозном, Новороссийске, во Владивостоке. В далеком, но «нашенском» городе на одном из домов улицы адмирала Угрюмова, где живут семьи офицеров Тихоокеанского флота, установлена мемориальная доска в его честь. Имя адмирала присвоено боевому кораблю российского ВМФ (бортовой номер 422). «Герман Угрюмов» охраняет территориальные воды на Каспии – там, где начинал службу на благо Отечества этот человек.

nvo.ng.ru