A7V Sturmpanzerwagen. A7V танк


Танки первой мировой: немецкий тяжелый танк A7V

немеций тяжелый танк A7V

Немцы выпустили на поля сражений Первой Мировой войны только одну модель танка – тяжелый A7V. Эти машины выпускались не в большом количестве и на ход боевых действий существенно не повлияли. Другие проекты в металле реализованы не были — война закончилась…

Своё название эта боевая машина получила по названию комиссии 7-го (транспортного) отделения Общего управления Военного министерства, отвечавшего за её создание (AbteiIung 7, Verkehrswesen). Возглавлял эту комиссию генерал Фридрихс, а в её состав вошли представители крупнейших машиностроительных фирм Германии: Г.Вильгельм («Опель»), К.Шипперт («Даймлер») и директор NAG/AEG Юнг. Конструкторский штаб возглавил главный инженер Опытного отделения Инспекции автомобильных войск 46 летний капитана Йозеф Фольмер.

По концепции танк A7V получился похожим на подвижной форт, больше приспособленный к круговой обороне, чем к наступлению на позиции противника. Экипаж эго танка, рекордной численностью 18 человек, предполагалось снабдить тяжелым оружием, вплоть до ранцевого огнемёта. Размеры танка получились соответствующие. По проходимости на поле боя A7V сильно уступал английским танкам.

Всего до конца боевых действий было построено 20 танков A7V. Такое их количество не могло как-то повлиять на ход войны…

немецкий тяжелый танк A7V

проекции корпуса танка A7V

компановка и расположение экипажа танка A7V

 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЕЛОГО ТАНКА A7V

Боевая масса: 30т

 

Экипаж:18 человек

Высота: 3,3м

Длина: 7,35м

Ширина: 3,06м

Клиренс: 0,2м

Толщина брони, мм: лоб30, борт и корма 20, крыша 15

Вооружение:орудия57-мм «Максим-Норденфельдт»,пулеметы5х7,92 МG.08

Боекомплект: 180 выстрелов, 10000 — 15000 патронов

Двигатель:»Даймлер» (165204), карбюраторный,число цилиндров4 ,охлаждениежидкостное,мощность2х100 л.с. (при 800-900 об/мин)

Трансмиссия механическая: коробка передач3-скоростная, бортовой редуктор однорядный, механизм поворота выключением или торможением гусеницы

Ходовая часть (на один борт):15 опорных катков, 6 поддерживающих роликов, заднее расположение ведущего колеса, подвеска блокированная, на винтовых пружинах,  гусеница металлическая, крупнозвенчатая, количество траков в цепи 48,  зацепление зубовое, ширина трака 500мм, шаг трака 254мм

Максимальная скорость: 10-12км/ч

Запас хода: 35 км

Удельное давление на грунт: 0,6 кг/см2

Преодолеваемый подъем: 18 град.

Ширина преодолеваемого рва: 2,2м

Высота стенки: 0,455м

Глубина брода: 0,8м

proorujie.com

Тяжелый танк A7V | Танкодром

Бронирование ходовой части, выступающие под рамой машины картеры бортовых передач и подвешенные под днищем спереди и сзади нижние бронелисты вместе с высоким расположением центра тяжести снижали проходимость машины (минимальный клиренс оказывался всего 200 мм). Танк мог уверенно двигаться по рыхлому грунту, но только по открытой ровной местности без бугров, глубоких рытвин и воронок, попав в воронку, уже не мог выбраться, поскольку гусеница, закрытая спереди и сзади, просто теряла сцепление с грунтом, и он легко опрокидывался при боковом крене. При переходе через проволочные заграждения колючая проволока просто затягивалась к гусеницам и запутывалась в них, что иногда приводило к перегрузке и выходу из строя сцеплений. Кроме того, проволока могла повредить проходящие под днищем открытые трубопроводы (в этом A7V оказался подобен дракону Фафниру из скандинавского эпоса и «Песни о Нибелунгах» – страшный ползущий ящер с прочной броней на боках и спине, но с мягким брюхом). Для увеличения проходимости и способности преодолевать препятствия предлагалось подвешивать к носовой части танка широкий каток на длинной подпружиненной раме (сохранился чертеж монтажа такого приспособления на танк с корпусом второго заказа), но на практике это предложение не реализовали. Бронирование ходовой части было применено по опыту собственной германской противотанковой обороны, часто «разбивавшей» открытые гусеницы британских танков. Впрочем, германские конструкторы здесь, по сути, повторили решение конструкторов французской фирмы «Сен-Шамон» – те еще весной 1916 года снабдили прототип своего «бронированного трактора» корпусом, свешивающимся впереди и позади ходовой части, и бронированием, почти закрывавшим ходовые тележки (в серии, правда, французы ходовую часть «Сен-Шамон» оставили открытой).

Танк А7V № 562 из состава 1 -го «штурмового отделения», начало мая 1918 г. На лобовой части обведены места попаданий вражеских пуль в бою у Виллер-Бретонне.

На первом демонстрационном образце танка бронирование доходило до осей опорных катков. Экраны, закрывавшие ходовую часть, имелись и на серийных танках, однако экипажи снимали их, открывая ходовые тележки —дабы грязь с верхних ветвей гусениц не забивалась в ходовую часть. Бронелисты, прикрывавшие направляющие и ведущие колеса, могли откидываться на петлях вверх. Для обслуживания ходовой части в бортах предусматривались также два небольших лючка, причем в крышке переднего был вырез для вывода выхлопной трубы. Лючок имелся также в нижнем кормовом листе.Расположение командира и механика-водителя в поднятой рубке обеспечивало им неплохой обзор местности, однако сильно затрудняло наблюдение за дорогой непосредственно перед танком. Механик-водитель видел местность только в 9 м впереди машины! Поэтому в управлении ему помогали механики, наблюдавшие за местностью через лючки в бортах под рубкой. В отличие от английских тяжелых танков (до появления Мк V), всю физическую работу по управлению машиной механик-водитель выполнял один, причем она была легче и проще, чем у английских коллег. Два механика участвовали в управлении только «глазами и голосом».

Единственный сохранившийся до наших дней экземпляр танка A7V «Мефисто» находится в Австралии, в экспозиции музея штата Квинсленд (город Брисбен). В 1994 году эта машина установлена в стеклянный купол с климат-контролем.

Огромные размеры и высота танка превращали его в прекрасную мишень для обстрела со многими уязвимыми местами. За громоздкий неуклюжий корпус и две дымящие трубы A7V прозвали в войсках «тяжелой походной кухней». Вентиляция танка, как и на первых английских и французских машинах, оказалась неудовлетворительной. При совмещении моторного отделения с обитаемым внутри корпуса быстро скапливались пары бензина и масла, а при стрельбе – пороховые газы. По рассказу одного водителя A7V, температура внутри танка во время боя достигала 86°С – пожалуй, небольшое преувеличение. Да и на марше или в ожидании выхода в бой, когда на крыше поверх вентиляционных решеток размещались маскировочная сеть и брезент, внутри танка было ничуть не лучше, так что большая часть экипажа на марше предпочитала размещаться на крыше танка. Тряска и теснота затрудняла передвижения внутри танка. Экипажи прибегали к импровизированным приспособлениям для сохранения равновесия – к вентиляционным решеткам в крыше привязывали веревки с узлами и петлями вроде петель в трамвае. Правда, большие размеры корпуса и большие бронедвери делали посадку и высадку экипажа A7V проще и быстрее, чем, например, в британских танках.

Танк A7V№ 504 «Шнук» 2-го «штурмового отделения» на марше, начало мая 1918 г. Пулеметы убраны внутрь машины.

Как показал боевой опыт, обилие вооружения и слабая подготовка экипажей приводили к тому, что пулеметчики мешали артиллеристам и наоборот. Вообще же неудачи, которые постигли немецкие танки впоследствии, следует отнести не только на счет недостатков конструкции, но и на счет малочисленности машин и степени обученности их экипажей — у немцев просто не было времени и возможности провести должное обучение. Даже если они добивались местных успехов, это никак не влияло на ход операций. Столь разительное несоответствие целей и средств растревожило «общественное мнение».2 октября 1918 г. на заседании лидеров партий в рейхстаге представитель ставки Главного командования заявил: «Надежда побороть противника исчезла. Первым фактором, решительно повлиявшим на такой исход, являются танки. Противник применил их в громадных, нами не предвиденных массах. Мы не были в состоянии противопоставить противнику такое же количество германских танков. Наша промышленность не могла производить их в достаточном числе без серьезного ущерба для других важных заданий: она и так была напряжена до крайности». Депутаты, как и положено, резко упрекали военное министерство и Главное командование в пренебрежении таким боевым средством. 23 октября было распространено заявление военного министра генерала Шейха: «…Мы уже давно энергично занимались постройкой этого оружия (которое признано важным)… Мы скоро будем иметь дополнительное средство для успешного продолжения войны, если нас к этому вынудят». Полезность «этого оружия» теперь не вызвала сомнений. Но было уже слишком поздно. Генерал Г. фон Кюль говорил перед комиссией рейхстага уже после войны: «Нет сомнения, что германская промышленность справилась бы с производством танков, если бы мы поставили перед ней эту задачу заблаговременно, достаточно определенно и настойчиво».С другой стороны, появление германских танков взволновало союзников, то есть англичан и французов. Танк A7V № 542, захваченный британцами 24 апреля 1918 г. у Виллер-Бретонне, нес имя «Эльфриде» (Elfride), из-за чего в литературе A7V долгое время именовались также «танками типа Эльфриде». Танк был внимательно изучен в тылу, испытывался французскими и британскими экипажами.

Фотография танка A7V «Эльфриде» в британской прессе и радостное сообщение – «Первый танк гуннов, взятый британцами» (пресса союзников любила тогда именовать германцев «гуннами»).

По мнению союзников, «немцы в своей модели повторили большое количество конструктивных ошибок и механических недостатков, позаимствованных ими у первых английских и французских танков» (так, во всяком случае, писал в 1919 г. французский историк капитан Л. Дютиль). Точнее было бы сказать, что немцы учли многие из недостатков первых танков союзников, но сделали немало собственных ошибок. Британские специалисты отмечали хорошее бронирование A7V спереди, сзади и с бортов при слабой защите крыши (ослабленной вентиляционными решетками). Кроме того, «заслонки отверстий в башне, орудийный щит, пулеметные маски и щели между плитами… были очень уязвимы для осколков ружейных и пулеметных пуль» (эти недостатки A7V немцы в основном устранили уже летом 1918 года).Британский генерал-майор Дж. Ф. Ч. Фуллер в том же 1919 году писал, что германские танки «имели, особенно с фронта, очень толстую броню, сопротивляющуюся бронебойным пулям на близких дистанциях и небронебойным снарядам легких орудий на дальних дистанциях. Они были, однако, очень чувствительны к разрывам обыкновенных пуль ввиду уступов и стыков брони. Наиболее интересной особенностью этой, в общем, посредственной машины было снабжение их ведущих полотен рессорными тележками. Применение рессорных ведущих полотен в такой тяжелой машине было единственным, сделанным немцами шагом вперед в постройке танков». И, конечно, отмечалась низкая проходимость машины – об этом свидетельствовало уже то, что захваченный танк № 542 просто опрокинулся, переходя через воронку.

Опрокинутый в результате неудачных действий водителей танк А7V. Фото сделано весной 1918 года во время сражения под Виллер-Бретонне.

Источники: 1. Догерти М. Дж. Танки: Иллюстрированная история. – Щелково, изд-во «АСТ», 2009 – 304 с., ил. 2. Ликсо В. В. Танки. – Минск: ООО «Харвест», 2010. – 256 с., ил. 3. Сост. Холявский Г. Л. Полная энциклопедия танков мира. 1915 – 2000 гг. – Минск, ООО «Харвест», 2006. – 576 с., ил. 4. Федосеев С. Л. Первые германские танки. «Тевтонский ответ». –М.: Стратегия КМ: Яуза: Эксмо, 2011. – 128 с., илл. – (Серия «Война и мы. Танковая коллекция»). 5. Федосеев С. Л. Танки кайзера (Германские танки 1-й мировой войны). – «Бронеколлекция», 1996, № 5. 6. Федосеев С. Л. Танки Первой Мировой войны – М.: ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ», 2002. — 288 с.

tanki.wanka.ru

Тяжелый танк A7V | Танкодром

Командир машины размещался на верхней площадке слева; справа и чуть позади него — механик-водитель. Верхняя площадка находилась на высоте 1,6 м над полом. Наводчики, заряжающие и пулеметчики размещались по периметру корпуса. Входившие в состав экипажа два механика располагались на сиденьях спереди и сзади от двигателей и должны были следить за их работой. Для посадки и высадки экипажа служили откидные двери в правом борту – впереди и в левом — сзади. Под дверью снаружи приклепывались две узкие ступеньки. Внутри корпуса на верхнюю площадку вели две лестницы – спереди и сзади.

Схема размещения экипажа танка A7V: А – водитель, Б – командир, В –заряжающий, Г – наводчик орудия, Д – пулеметчики, Е – механики.

Не сразу выбрали и вооружение танка. Рассматривался вариант укороченного корпуса с восемью амбразурами: в них, в зависимости от обстановки, можно было установить нужным образом две 20-мм пушки и два пулемета или четыре пулемета и два огнемета. Танк с «полноразмерным» корпусом предполагалось вооружить 77-мм полевой пушкой модели 1896 года или штурмовой пехотной пушкой Круппа модели 1916 года, двумя 20-мм автоматическими пушками Беккера и четырьмя пулеметами на вертлюгах. 77-мм штурмовая пушка с длиной ствола 20 калибров имела начальную скорость снаряда (масса 6,85 кг) 400 м/с. Для её монтажа в танке спроектировали тумбовую установку. Однако использование 77-мм пушки вызвало ряд проблем — только длина ее отката составляла 750 мм. Кроме того, заказы на пушки оказались полностью расписаны на многие месяцы вперед и получение их также вызывало затруднение. В другом варианте предполагалось вооружить танк четырьмя 20-мм пушками и четырьмя пулеметами. В конце концов было решено ограничиться, по примеру англичан, 57 мм орудием. Для этого выбрали 57-мм капонирные пушки Максима – Норденфельдта, захваченные в октябре 1914 года в крепости Антверпен.Пушка имела длину ствола 26 калибров, длину отката 150 мм, наибольшую дальность стрельбы 6400 м. В боекомплект, кроме 100 выстрелов с осколочно-фугасными снарядами, входили 40 бронебойных и 40 картечных. Осколочно-фугасные снаряды имели взрыватель с замедлителем и могли использоваться против полевых укреплений. Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 487 м/с, бронепробиваемость – 20 мм на дальности 1000 м и 15 мм – на 2000 м. A7V первой постройки кроме корпусов отличались и типом установки орудия. Собранные первыми танки с корпусами «Рёхлинг» в передней части имели раму (козлы), на которой крепилась поворотная артиллерийская установка системы Артиллерийской Испытательной комиссии. Широкая маска (щит) пушки качалась в вертикальной плоскости, а небольшой внутренний щиток – в горизонтальной. Установка снабжалась противовесом и двумя маховиками наведения.

«Козловой» вариант установки 57-мм пушки «Максим-Норденфельд» на шасси A7V № 506. Обратите внимание на подвижные щиты бронемаски и противовес установки. Позади виден бронекорпус «Рёхлинг» первого заказа.

Танки № 540 – 544 с корпусами «Крупп» получили тумбовые установки, которые разрабатывались для танка A7VU, но использовались на A7V. Угол наведения орудия по горизонтали составлял 45° в обе стороны, по вертикали ±20°. Наводчик располагался на сиденье, укрепленном на кронштейне тумбы и поворачивавшемся вместе с пушкой. Сиденье опиралось на ролик, перемещавшийся по полу корпуса. Для наводки служил телескопический прицел. Кстати, именно отставание в производстве этого прицела фирмой «Генрих Герц» (Берлин) послужило задержкой в установке вооружения на танки до марта 1918 г., т. е. почти до самого момента их первого боевого применения. Маска состояла из двух частей. Большой щит полуцилиндрической формы соединялся с тумбой и вместе с ней вращался в горизонтальной плоскости, в левой части он имел вертикальную прорезь для прицеливания. В вертикальном вырезе посредине щита имелся щиток, связанный со стволом пушки и перемещавшийся в вертикальной плоскости. Таким образом, наводчик сидел как бы внутри полубашни. Заряжающий размещался справа от него на неподвижном сиденье. Узкое поле зрения прицела и расположение пушки в передней точке приводили к тому, что наводчик легко терял цель из виду при любом движении танка. Поэтому по обеим сторонам от орудийной амбразуры сделали смотровые лючки с двустворчатыми крышками. И все же вести более-менее прицельный огонь танк мог только с места.

Тумбовая установка 57-мм пушки «Максим — Норденфельдт» со щитами бронемаски, оптическим прицелом и сидением наводчика. Обратите внимание на ограждение, спусковой механизм, маховик механизма наводки орудия и ролик под сидением наводчика.

Стандартные 7,92-мм пулеметы MG.08 (системы Максима) крепились на вертлюжных установках с полуцилиндрическими масками и винтовыми механизмами вертикального наведения. Угол горизонтального наведения пулемета составлял ±45°. Расчет каждого пулемета состоял из двух человек – ошибка, которой избежали французы при разработке легкого танка «Рено». Пулеметчики помещались на приклепанных к полу сиденьях с низкой спинкой. Коробка с лентой на 250 патронов крепилась на сиденье стрелка. Танк мог возить с собой 40 – 60 лент, то есть 10 – 15 тысяч патронов. В бортах корпуса и дверях имелись лючки с бронезаслонками для стрельбы из личного оружия экипажа, которое включало ручной пулемет, карабины, пистолеты, ручные гранаты и даже один огнемет. Таким образом, экипаж танка вооружался подобно гарнизону форта, но на практике это не вполне соблюдалось (по крайней мере, ни один танк огнемета не получил).Обильное вооружение и намерение возложить на танкистов еще и функции пехотных штурмовых групп определили рекордную для серийных танков численность экипажа. Если при разработке танка в 1917 году предполагалось, что экипаж не превысит 13 человек, то с заказом в январе 1918 г. на пушечный вариант и включением в экипаж помощников водителя (механиков) его численность увеличилась до 15, а затем и до 18 человек.

Танкисты 3-го «штурмового отделения» позируют перед танком A7V № 503 «Хейланд». Танк имеет корпус «Крупп» (первоначально – «пулеметного» типа, позднее переделанный под «пушечный»), тумбовую установку орудия, удлиненную выхлопную трубу и облегченный вариант бронирования кожухов пулеметов.

Танк № 501 оказался полностью «симметричным» – вместо артиллерийской установки в его передней части, так же как и в кормовой, располагались два пулемета, что обеспечивало действительно круговой обстрел. Позже танк перевооружили 57-мм пушкой на тумбовой установке.Следует отметить, что 57-мм пушки Максима – Норденфельдта на тумбовых установках пригодились не только для танков – 150 штук смонтировали на грузовиках в качестве самоходных орудий ПТО.

(Продолжение следует)

tanki.wanka.ru

Тяжелый танк A7V | Танкодром

Система смазки была тщательно разработана. Масло, стекающее в картер, откачивалось насосом в отдельный бак, откуда оно другим насосом вновь подавалось через фильтры к местам трения. Это предотвращало заливание цилиндров маслом и забрызгивание свечей зажигания даже при продольном наклоне машины в 45°.Для охлаждения вдоль передней и задней стенок капота вертикально устанавливались два трубчатых радиатора. Они крепились эластичными хомутами и располагались в особых карманах на войлочной прокладке, снижавшей действие вибрации. Радиаторы охлаждались четырьмя вентиляторами – каждая их пара приводилась во вращение от коленчатого вала ременной передачей (со стороны маховика) с регулируемым натяжением. Воздух забирался изнутри корпуса и выбрасывался наружу через решетки ниже двигателей.Привод гусеницы каждого борта представлял собой автономный агрегат, помещенный в едином картере. Он включал сцепление, трехскоростную коробку передач, конические передачи переднего и заднего хода, однорядный бортовой редуктор. Сцепление (главный фрикцион) помещалось на конце удлиненного носка коленчатого вала двигателя. Коробка передач — тракторного типа, с ведущим и передаточным валом и скользящими шестернями. Значения скорости — 3, 6 и 12 км/ч. Переключение скоростей производилось перемещением скользящих шестерен на ведущем валу, включение переднего или заднего хода — перемещением втулки конической передачи, притормаживание гусеницы — колодочным тормозом на конце передаточного вала (доводку трансмиссии осуществила фирма «Адлер»). Органы управления были связаны с соответствующими механизмами гибкими тросами.

Поворот машины производился выключением и притормаживанием одной гусеницы. Наименьший радиус поворота составлял при этом 2,2 м и равнялся примерно ширине колеи машины. Включив задний ход одной из гусениц, можно было развернуть машину на месте. При повороте с большим радиусом механик-водитель поворотом вправо или влево рулевого колеса («волана») изменял соотношение числа оборотов двигателей. Таким образом, механик-водитель управлял машиной в одиночку и мог в широких пределах варьировать повороты и движение машины. Органами управления ему служили рулевое колесо, две педали сцепления, рычаг переключения передач, два рычага тормозов, два рычага заднего хода и рычаг насоса. Шасси получили номера от «500» и далее, под которыми и числились впоследствии танки.16 января 1917 года в Берлин-Мариенфельде были продемонстрированы макет шасси и деревянный макет бронекорпуса. 20 января Военное министерство подготовило заказ на постройку 100 шасси. При этом предполагалось, что забронировано будет только 10 из них.Первый прототип танка – рабочее шасси с макетом бронекорпуса — продемонстрировали в Берлин-Мариенфельде 30 апреля, а 14 мая он был показан на ходу в Ставке Главного командования в Майнце, при этом для большего правдоподобия машину загрузили балластом массой 10 т. Прототип A7V испытывался параллельно с полугусеничным «Мариенваген 11». Кроме того, свое предложение «боевой артиллерийской машины» K.D.1 представила и фирма «Крупп». Но Главным командованием по результатам испытаний был выбран A7V.

Первые 5 готовых A7V планировалось получить к 15 июля 1917 года, следующие 5 танков и 40 небронированных шасси – к 1 августа, а последние 49 шасси – к 1 сентября. К концу лета ожидалось получить также 50 шасси «Орионваген», но их проходимость и способность преодолевать проволочные препятствия вызывали сомнения, и этот проект не получил дальнейшего развития. A7V оказался в конце концов единственным. Ускорению работ по A7V способствовало участие французских танков в бою на реке Эн у Шмен-де-Дам 16 апреля 1917 года. Заметим, кстати, что шасси французских машин «Шнейдер»» и «Сен-Шамон» также были выполнены по типу трактора «Холт».

Вертикальный и горизонтальный продольные разрезы танка A7V (c тумбовой установкой орудия )позволяют увидеть особенности компоновки машины.

Испытания A7V, проводившиеся весной и летом 1917 года, выявили ряд технических недостатков в системе охлаждения двигателей, в трансмиссии, в направляющих гусеничного хода. Их исправление заметно затянуло работы – результат первоначальной спешки. К тому же сказывался растущий дефицит материалов. Постройку первого серийного A7V завершили только к концу октября 1917 года. Еще до окончания постройки, 19 июня танк продемонстрировали в Мариенфельде кайзеру Вильгельму II.Броневой корпус устанавливался сверху на раме и собирался клепкой на стальном каркасе. Существовало два типа корпуса — производства «Крупп» и «Рёхлинг». Каждый борт «крупповского» корпуса собирался из пяти вертикальных листов, крыша – из четырех продольных и одного поперечного, лобовая и кормовая части – из трех листов каждая Эти корпуса получили танки № 540, 541, 542, 543 и 544.

Корпуса фирмы «Рёхлинг» отличали цельные, из единого листа борта. Их имели танки № 502, 505, 506, 507. Толщина и качество брони позволяли противостоять бронебойным винтовочным пулям (типа французской 7-мм АРХ) на дальностях от 5 м и больше, а также осколочно-фугасным снарядам легкой артиллерии.

Бронезащита корпуса несколько повышалась наклонной установкой листов и «корабельной» формой лобовой и кормовой части. Уязвимыми местами были стыки бронелистов из-за их плохой пригонки – прежде всего на углах. По утверждениям союзников, сквозь стыки проникали осколки пуль и свинцовые брызги. В крыше корпуса спереди и сзади имелись большие вентиляционные решетки, служившие частично и для освещения боевого отделения танка. Верхняя рубка собиралась из пяти съемных листов и складывалась при перевозке и на марше. При сложенной верхней рубке A7V мог перевозиться на стандартной платформе по германским, французским и бельгийским железным дорогам без помех со стороны железнодорожных сооружений (для погрузки танка на железнодорожную платформу экипажу обычно приходилось строить специальную рампу). Смотровые лючки по периметру рубки прикрывались складывающимися вверх крышками, позволявшими регулировать высоту открытой щели. В крыше рубки имелся лючок с откидной решетчатой крышкой. В первоначальном проекте предусматривался специальный «нос» в виде двух треугольных рам из балок таврового сечения. Рамы крепились в передней части и служили для повышения проходимости и проделывания проходов в заграждениях. «Нос» даже был выполнен на деревянном макете, но уже в первом демонстрационном образце от него отказались.

Рубка управления танка A7V № 504 с откинутыми передним и задним листами. Хорошо видны щитки смотровых лючков и способ сборки рубки.

(Продолжение следует)

 

tanki.wanka.ru

A7V Sturmpanzerwagen

A7V Sturmpanzerwagen

Тяжелый танк

Официальное обозначение: A7V SturmpanzerwagenАльтернативное обозначение: Год начала работ: 1916Год постройки первого прототипа: 1918Стадия завершения работ: в течении 1918 года построено 20 серийных танков применявшихся только на Западном фронте.

Первое применение британских танков осенью 1916 года оказало на немецкое командование недостаточно сильное воздействие. Несовершенство "ромбов" создало ложное представление о том, что гусеничные боевые машины не имеют достаточной боевой ценности. Тем не менее, полностью отрицать возможность использования танков в составе сухопутных войск немцы всё не решились. После ряда неудачных экспериментов появилась идея создать универсальное гусеничное шасси, которое одинаково хорошо подходило постройки на его базе тракторов и танков одновременно. Тогда ещё не было очевидно, что данный путь является тупиковым и для боевых машин подобного рода "универсальность" чревата самыми негативными последствиями, поэтому в первом немецком танке уже была запрограммирована крайне невысокая проходимость по местности и низкая маневренность.

Ключевой датой стало 13 ноября 1916 года, когда была организована техническая комиссия по созданию гусеничных бронированных боевых машин. Председателем комиссии назначили генерала Фридрихса, который на тот момент являлся руководителем 7-го отделения Общего управления военного министерства (Abteilung 7 Verkerhswessen). Сокращенно оно именовалось A7V и впоследствии это название перешло к танку. Что касается обозначения гусеничных боевых машин, то вначале использовалось английское слово "tank" и только в октябре 1918 года им было присвоено официальное название Sturmpanzerwagen. В состав комиссии входило большое количество талантливых инженеров, включая капитана Йозефа Фольмера, под общим руководством которого создали конструкторскую бригаду в составе 40 человек.

Требования к танку были выданы уже 15 ноября: максимальная скорость 10-12 км\ч, ширина преодолеваемого рва – 1,5 метра, подъём – 30&deg.; В общем, эта спецификация была вполне реализуема, если бы не ряд нюансов. Конструкторы решили проектировать шасси по "продольной" схеме с центральным размещением двигателя и органов управления. Это потребовало создания очень высокого корпуса, что сразу создавало проблемы с центровкой танка. Преимуществом такой схемы являлось разве что лучшая защищенность ходовой части, но из-за перегруженности танка бронирование получилось слишком тонким и полного эффекта добиться не удалось. Сама ходовая часть, применительно на один борт, состояла из следующих компонентов:

- три тележки с пятью опорными катками каждая, каждая тележка подвешивалась на спиральных рессорах к поперечным балкам

- шесть поддерживающих роликов

- направляющее колесо переднего расположения с винтовым механизмом натяжения гусеницы

- ведущее колесо заднего расположения

- крупнозвенчатая гусеница из стальных траков

Согласно расчетам для обеспечения требуемой скорости машина массой порядка 20 тонн должна была оснащаться 200-сильным двигателем. Такие двигатели существовали и использовались на дирижаблях, поэтому их поставки подразумевали большие проблемы. Тогда фирма Daimler предложила установить два двигателя мощностью по 100 л.с. каждый, работающие на отдельную гусеницу. Схема была сделана таким образом, что запустив только один из них, второй можно было запустить в движении. Запуск мог производиться тремя способами: электростартером, накачиванием топливной смеси насосом и П-образной рукояткой на 3 человека. Охлаждение двигателя осуществлялось за счет двух трубчатых радиаторов, которые ставились у передней и задней стенок капота, с обдувом четырех вентиляторов.

Выхлопные трубы выводились наружу через глушители. Два топливных бака, ёмкостью по 250 литров каждый, располагались в передней части корпуса. От боевого отделения они были отделены металлическими перегородками, а днище защищалось 10 мм литом брони. Соответственно, привод и управление каждой гусеницей составляли отдельный агрегат, который включал главный фрикцион, конические передачи переднего и заднего хода, колодочные тормоза (использовались для поворота танка) а также 3-скоростную коробку передач тракторного типа со скользящими шестернями, обеспечивавшей скорость 3, 6,5 и 12 км\ч.

Первый вариант танка A7V предполагал коробчатый корпус с небольшими площадками в передней и задней части, а также передней рамой для преодоления более широких рвов. Вооружение должно было состоять из 57-мм пушки в носовой установке, двух 20-мм автоматических пушек Беккера в задних амбразурах и четырех 7,92-мм пулеметов MG08 в бортовых амбразурах с боекомплектом из 40-60 лент по 250 патронов в каждой. По требованию военного ведомства каждый пулеметный и орудийный расчет состоял из двух танкистов. Включая командира и водителя это увеличивало экипаж до 18 человек, хотя вполне можно было обойтись 10-ю. В ходе постройки танка выяснилось, что 20-мм пушки поставить не удастся, поэтому их заменили пулеметами.

Сборка первого шасси была завершена весной 1917 года, но ещё 16-го января макет шасси с деревянным корпусом продемонстрировали в Берлин-Мариенфельде. Спустя три дня, 20-го января, военное ведомство заказало 100 шасси, которые получили номера от 500 и далее, причем для бронировки предназначалось только 10 из них. Готовое ходовое шасси, предоставили 30-го апреля и 14-го мая оно прошло "показательные выступления" перед членами Ставки в Майнце. Время уже не ждало – в апреле на поле боя вышли первые французские танки и хотя их боевое применение было неудачным стало понятно, что союзники будут только наращивать выпуск бронетехники.

Тем временем испытания шасси, длившиеся до лета 1917 года, выявили большое количество проблем технического характера, на устранение которых потребовалось несколько месяцев. Первый образец A7V в недостроенном виде показали кайзеру 19-го июня, а его сборку закончили только в октябре. Заказ на 100 шасси был подтвержден, но количество танков довели до 38. Вскоре было решено, что A7V не полностью удовлетворят требованиям и заказ на танки сократили до 20 единиц.

Для ускорения серийного производства устанавливались корпуса сразу двух производителей. Фирма Krupp, бронировавшая шасси с номерами 540-544, предоставила корпус у которого борта собирались из пяти отдельных листов, а крыша – из четырех отдельных и одного поперечного. В свою очередь, фирма Rochling, производившая бронировку шасси с номерами 502 и 505-507, предложила цельнолитые бортовые листы. Броня толщиной 20 мм обеспечивала защиту от бронебойных пуль любого калибра и крупных осколков. Теоретически, бронелисты могли выдерживать попадания снарядов полевой артиллерии небольшого калибра, но фактически этого добиться не удалось. В свою очередь, для усиления наступательного потенциала, рассматривался вариант с установкой 77-мм орудия, но из-за большой длины отката от неё отказались.

Таким образом, 57-мм пушки Максима-Норденфельда, захваченные ещё в октябре 1914 года в крепости Антверпен, стали основным вооружением A7V. В боекомплект входило 100 осколочно-фугасных выстрелов, 40 бронебойных и 40 картечных. При начальной скорости 487 м\с бронебойный снаряд мог пробить вертикальный лист брони толщиной 20 мм. Танки с корпусами фирмы Krupp оснащались тумбовыми установками, которые были разработаны для танков A7VU, не принятых к серийному производству. Эти установки обеспечивали очень скромные сектора наведения: 45° по горизонтали в обе стороны и 20° вверх-вниз по вертикали. Наведение осуществлялось при помощи телескопического прицела, через главную смотровую и две дополнительные боковые щели. Танк с номером 501 в опытном порядке вооружили шестью пулеметами, но затем два фронтальных всё же заменили на 57-мм пушки. Для управления огнем орудия использовалась световая сигнализация, но остальной экипаж получил команды от командира только голосом и жестами.

Сборка танков продолжалась до сентября 1918 года, причем из-за многочисленных ручных подгонок практически каждый из них имел индивидуальные отличия. В первую серию вошли танки с номерами 501, 502, 505-507 и 540-544. Вторая серия включала танки с номерами 525-529 и 560-564, которые оснащались корпусами Krupp и Rochling соответственно.

Остальные небронированные шасси использовались по прямому назначению – в качестве тракторов-транспортеров Überlangwagen с большой платформой, передний и задний края которой далеко выдавались за гусеничный обвод, а посередине возвышалась крытая рубка с двигательным отсеком и кабиной водителя. На этих машинах могли устанавливаться прожекторы – по одному под платформой спереди и сзади и два поворотных – под потолком рубки.

Поскольку шасси считалось многофункциональным на его базе было построено несколько специализированных гусеничных машин. В частности, рассматривались проекты передвижной радиостанции Funkwagen и артиллерийского тягача Artilleriezugmaschine. Примерно от 60 до 80 шасси было построено в вариантах землеройных машин и экскаваторов Schutzengrabenbagger, оборудование для которых поставляли фирмы "Орренштайн унд Коппель" (Берлин) и "Везерхютте" (Бад-Осенхаузен).

Ещё одно шасси использовали в начале 1918 года для постройки тяжелого танка A7VU. Эта машина создавалась под влиянием британских "ромбов", получив ходовую часть полностью охватывающую корпус и вооружение размещенное в бортовых спонсонах. Танк оказался перетяжеленным и по подвижности сильно уступал своим аналогам, включая A7V, поэтому от его серийного производства отказались.

Центральное расположение отделения управления натолкнуло немецких конструкторов на мысль создать на базе шасси A7V самоходную зенитную установку. Эта боевая машина, известная под обозначением Panzerflak, оснащалось закрытой кабиной водителя и установкой двух 77-мм зенитных орудий на открытых платформах (в некоторых источниках также указывается, что они оснащались трофейными 76,2-мм орудиями, захваченными у российской армии). Точное количество таких самоходных установок назвать затруднительно, но их было не менее двух единиц. Предположительно, Panzerflak применялись на Западном фронте летом-осенью 1918 года. Впоследствии все машины на базе шасси A7V были разобраны по решению союзной комиссии.

Приказ о формировании двух штурмовых отделений по 5 танков в каждом был издан 20-го октября 1917 года. Несмотря на отсутствие боевых машин 1-е отделение было официально сформировано уже 5-го января 1918 года. Набор в экипажи производился дифференцированным способом: водители и механики – из инженерных войск, наводчики и заряжающие – из артиллерии, пулеметные расчеты – из пехоты, командиры – из пехоты или автомобильных частей. Наладить между ними взаимодействие было особенно трудной задачей, поскольку каждый из представителей перечисленных родов войск имел собственное мнение о том, как нужно применять танки. Обучение экипажей проводилось в учебном центре под Седаном.

К тому времени немцы располагали примерно 100 трофейными танками, большая часть которых являлась британскими Mk.IV обоих типов ("самцы" и "самки"), которые были захвачены летом 1917 года в ходе удачного контрудара под Камбре. Впоследствии было захвачено несколько французских Schneider CA1 и Saint-Chamond, но немцы использовали их только для изучения. Таким образом, основной ударной силой в ходе грядущего наступления в Пикардии являлись A7V и Mk.IV. Штурмовые отделения с номерами от "1" до "3" оснащались танками A7V (ещё пять танков оставили в резерве), а отделения с номерами от "12" до "17" получили трофейные Mk.IV. Во время подготовки к боевому применению вышло из строя шасси №502, корпус и вооружение пришлось установить на шасси №503. По тем же причинам шасси танка №544 заменили на шасси №504.

О том, как именно применять собственные танки немецкое командование имело весьма смутные представления. В инструкции было однозначно сказано, что танки и пехота должны продвигаться отдельно, чтобы пехотинцы не попадали под губительный огонь артиллерии. Чем это могло закончиться для атакующих соединений немцы узнали несколько позже, когда время было безвозвратно потеряно.

Наступление в Пикардии проводилось в период с 21-го марта по 4-е апреля 1918 года. На участке фронта протяженностью 765 км в бой ввели 59 дивизий при поддержке всего 19 танков, включая трофейные. В первый же день операции у Сен-Кантена пошли в бой 4 A7V и 5 трофейных Mk.IV – несмотря на то, что только двум машинам удалось выполнить боевые задачи, они произвели большое впечатление на противника.

Во ходе второй фазы наступления имел место первый в истории танковый бой. События развивались в течении 24-го апреля у населенного пункта Виллер-Бретоннё. В полосе наступления 2-й армии немецкое командование располагало 13 танками, разделенными на три группы. Первая группа включала танки №526, 527 и 560 и действовала с 228-й пехотной дивизией наступая на Виллер-Бретоннё, вторая группа (танки №501, 505, 506, 507, 541 и 562) шли по южной окраине с 4-й гвардейской дивизией, а третья группа (танки № 525, 542, 561 и 504) вместе с 77-й резервной дивизией наступали на деревню Каши. Танк №506 застрял на местности, но остальным машинам удалось захватить деревню и начать продвижение на Каши вместе с третьей группой. Здесь три немецких танка внезапно вышли на три британских Mk.IV (один "самец" и две "самки"), которые проводили контратаку даже не подозревая о наличии бронетехники у противника. Расположение A7V на поле боя было таким, что в непосредственный боевой контакт вступил только танк №561 "Nikse", а два остальных не могли помочь ему даже пулеметным огнем. Немецкая артиллерия также молчала, опасаясь поразить свои машины, а британская пехота была начисто лишена противотанковых средств. Таким образом, состоялась своего рода рыцарская дуэль "один на один", которая в начальной фазе имела соотношение "три на три". Главную роль здесь сыграла лучшая подготовка экипажей.

В течении нескольких минут боя, ведя огонь с места, немецким танкистам удалось повредить два британских пулеметных "самок", которые были вынуждены отойти. В свою очередь, экипаж "самца" произвел несколько выстрелов с хода, после чего перешел на стрельбу с места. Немцы также стреляли с места, пытаясь использовать как орудие, так и пулеметы с бронебойными пулями. Фактически бой закончился после того, когда один из трех снарядов, попавших в A7V, разбил маслорадиатор. В свою очередь Mk.IV получил попадание в гусеницу и был обездвижен. Немецкий экипаж счел более разумным отойти, что дало основание британцам считать себя победителями в этом сражении.

А вот второй бой, случившийся восточнее деревни Каши чуть позднее, известен гораздо меньше. В тот же день A7V с номером 525 ("Siegfried") вступил в бой с семью средними танками Mk.A, которые также были брошены на "латание дыр" в обороне. Немцы снова вели огонь с места и подбили один британский танк, другие три подбили артиллеристы и ещё три Mk.A получили повреждения.

Немцы тоже понесли 24-го апреля значительные потери. Тот самый злополучный №506 был захвачен австралийской пехотой и отбуксирован в тыл (сейчас он является музейным экспонатом). Танк №542 опрокинулся при переходе через воронку – экипаж оставил машину, которую 15-го мая британцы отбуксировали при помощи двух Mk.IV и солдат французской 37-й марокканской дивизии.

В ходе последнего немецкого наступления на реке Эн в бой ввели 15 танков. Первый день наступления (27-го мая) закончился с переменным успехом. Танкистам удалось преодолеть первую линию обороны на участке Воклер – Берри-о-Бак, но затем им пришлось остановиться перед широким рвом и дальнейшее наступление проводилось только силами пехоты и артиллерии. Днем 31-го мая танки 1-го штурмового отделения вышли для атаки у Реймса, а 1-го июня танки из состава 2-го отделения атаковали позиции у форта Помпель. Потери оказались достаточно высокими и составили 8 машин, большую часть которых удалось эвакуировать в тыл для ремонта. Уничтоженным оказался танк №529 "Nixe II".

Повторная атака на Реймс была проведена 15-го июля, в день так называемой "второй Марны". Наступление немецких войск практически на всех участках фронта не достигло поставленных целей, а танкам 1-го и 2-го отделений не удалось "взломать" оборону французов, которая совершенно не пострадала от артиллерийской подготовки. Кроме того, несколько A7V подорвалось на минах.

Далее применение немецких танков носило эпизодический характер, что было связано сразу с несколькими причинами. Одной из них стали неудачи, постигшие A7V в летних боях, хотя они мотивировались в большей степени недостаточной подготовкой экипажей и ошибками командования, которое считало танки лишь "вспомогательным орудием" для пехоты. С другой стороны, во второй половине 1918 года ожидалось появление гораздо более боеспособных машин, наподобие легких танков LK-II, так что век A7V был уже фактически измерен.

Тем временем, начавшийся отход поставил перед танкистами новые задачи. Чтобы обеспечить переход на новые позиции 31-го августа танки 1-го и 2-го отделений были отправлены в контратаку у населенного пункта Фреминкур, что принесло новые потери. Танки №504 "Schnuk" и №528 "Hagen" погибли в бою и были записаны как безвозвратные потери, №562 "Herkules" был поврежден осколками авиабомбы (вероятно, это был первый случай в истории), а №563 "Wotan" вышел из строя.

Осенью немецкая армия отошла на линию обороны "Siegfried", прорыв которой означал военную катастрофу для Германии. Для усиления обороны на её позиции были переброшены последние боеспособные танки. Стремясь сдержать наступление союзных войск немецкое командование организовало 7-го октября новую контратаку у города Сен-Этьен, где части 3-й армии были поддержаны танками 3-го штурмового отделения. Бой завершился не в пользу немцев, причем все танки были подбиты и затем эвакуированы. На следующий день, в бой пошло 15 A7V и Mk.IV, которые были введены в разрыв германского фронта у Камбре. Появление танков на этом участке фронта стало неожиданностью для союзников и вызвало лёгкую панику, успокоить которую удалось лишь после того, как две машины были подбиты.

Последним днем применения A7V в 1-й мировой войне считается 11-е октября также в районе Камбре, у населенных пунктов Сен-Обере и Иву. Прорыв британских войск здесь удалось ликвидировать, но это стоило 3-му отделению потери танка №560. После этого A7V отвели в резерв и в боях больше не использовали, а 11-го ноября Германия подписала перемирие с союзниками.

Дальнейшая судьба танков A7V оказалась, мягко говоря, печальной. Четыре машины сдали на слом в октябре-ноябре 1918 года, а остальные разобрали в начале 1919 года. Но тут оказалось, что союзники сильно поспешили с уничтожением техники поверженного противника. Революционные выступления в Германии весной 1919 года создали предпосылки для свержения весьма непопулярного немецкого правительства, что потребовало немедленного вмешательства сильно сокращенных частей рейхсвера. Поскольку восставшие получили в свои руки автоматическое оружие остро встал вопрос о применении бронетехники. Соответственно, части Freikorps, привлекавшиеся для подавления восстания, получили в свою распоряжение танки, в числе которых было два забронированных транспортера Überlandwagen, постройка которых была согласована с союзниками. Вооружение этих машин, одна из которых была известна под названием "Hedi", состояло из четырех-шести пулеметов MG.08, которые монтировались в установках нового типа, обеспечивавших более широкие сектора обстрела. Кроме того, вместо большой рубки устанавливалось два цилиндрических колпака. Экипаж состоял из 8-10 человек. Танки применялись на улицах Берлина вплоть до июня 1919 года, после чего все они также отправились на слом. Ниже приводится полный список немецких танков A7V, которые в течении своей карьеры, подобно кораблям, по несколько раз меняли собственные названия:

501 "Gretchen" - брошен около Сен-Сесиль (Sainte-Cecile) в Бельгии, сдан на слом в 1919 г.

502 - не вооружался и был переделан в Gelandewagen, сдан на слом в октябре 1918 г.

503 "Faust", "Kronprinz Wilhelm", "Wilhelm", "Heiland" - сдан на слом немцами в октябре 1918 г.

504 "Schnuck" - разбит в бою 31 августа 1918 г. и захвачен новозеландской пехотой, впоследствии демонстрировался на параде Horse Guards в Лондоне и находился в 1919-1922 гг. в экспозиции Imperial War Museum.

505 "Baden I", "Prinz August Wilhelm", "August Wilhelm" - сдан на слом в союзниками 1919 г.

506 "Mephisto" - поврежден в бою в Виллер-Бретонне (Villers-Bretonneux) 24 апреля 1918 г. и захвачен австралийской пехотой. В июле танк был отремонтирован и отбуксирован в тыл. В настоящее время является экспонатом Australiam War Museum в г.Канберра (Австралия).

507 "Cyklop", "Prinz Eitel Friedrich", "Eitel Friedrich", "Imperator" - после перемирия был передан Freikorps и сдан на слом в 1919 г.

525 "Siegfried" - сдан на слом союзниками в 1919 г.

526 "Alter Fritz " - сдан на слом немцами в июне 1918 г.

527 "Lotti" - разбит в бою 1 июня 1918 г. близ города Форт дее ля Помпилье (Fort de la Pompelle)

528 "Hagen" - разбит в бою 31 августа 1918 г. близ города Фреминкур (Fremicourt), впоследствии захвачен британской пехотой и демонстрировался на параде Horse Guards в Лондоне. Отправлен на слом в 1919 г.

529 "Nixe II" - разбит в бою 31 августа 1918 г. близ города Реймс и захвачен американской пехотой. Впоследствии отремонтирован и отправлен в США, где стал экспонатом Aberdeen Proving Grounds Museum. Сдан на слом в 1942 г.

540 - сдан на слом союзниками в 1919 г.

541 - сдан на слом союзниками в 1919 г.

542 "Elfriede" - брошен экипажем в бою 24 апреля 1918 г. близ Виллер-Бретонне (Villers-Bretonneux), захвачен французской пехотой и демонстрировался в Place de la Concorde (Париж).

543 "Bulle", "Prinz Adalbert", "Adalbert" - сдан на слом союзниками в 1919 г.

560 - разбит в бою 11 октября 1918 г. близ города Иву (Iwuy).

561 "Nixe" - вышел из строя в бою 24 апреля 1918 г. близ Виллер-Бретонне (Villers-Bretonneux) и уничтожен немецкими войсками.

562 "Herkules" - сдан на слом немцами после боя 31 августа 1918 г.

563 "Wotan" - сдан на слом союзниками в 1919 г. В конце 1980-х гг. была построена его полноразмерная реплика, которая сейчас является экспонатом Deutsches Panzermuseum в Мюнстере (Германия).

564 "Prinz Oskar", "Oskar" - сдан на слом союзниками в 1919 г.

На этом историю танков A7V можно было бы закончить, если бы не одно обстоятельство. В зарубежных источниках (да и в отечественных тоже), можно встретить утверждение об использовании немецких танков A7V польскими войсками в войне с Советской Россией в 1919-1920 гг. Например, британский журнал “Profile” в 1970 году опубликовал следующие откровения (не указав, правда, их источника): “После войны несколько уцелевших A7V были переданы Польше и сыграли определенную роль в советско-польской войне 1919-1920 гг. Пять танков приняли участие в битве за Варшаву. A7V официально оставались на службе в Польше до 1921 г.”

Любопытные сведения, не находите ли? Все это выглядит довольно красиво, особенно с польской стороны, сумевшей каким-то образом ввести в состав свей армии столь сложные в эксплуатации машины. Но тут возникает сразу несколько вопросов. Во-первых, немецких A7V построили всего 20 экземпляров и судьба каждого из них не является тайной – все они были уничтожены самими немцами или союзниками в течении 1918-1920 гг. Значит немцы успели построить ещё как минимум 5 танков и заготовить для них массу запасных частей. Куда же тогда смотрела союзная комиссия по разоружению Германии? Допустим, танки все же были собраны, затем захвачены французами и переданы полякам. Здесь появляется второй вопрос – откуда в польской армии появился подготовленный технический персонал, а главное – экипажи для танков? Предположим, их подготовили в Германии, хотя и это кажется мало вероятным, учитывая особо дружественные отношения между Польшей и Францией. Третий вопрос – если польские A7V действительно использовались против РККА, то почему не сохранилось ни одного свидетельства очевидцев этого диковинного зрелища. Ведь не заметить громадный A7V или спутать его с каким-то другим танком было просто невозможно. Не дошло до нас ни одной фотографии немецких танков, находившихся на польской службе, что тоже довольно странно. Скорее всего, польские A7V – не более чем миф, созданный зарубежными авторами на основе непроверенных сведений.

Источники:С.Л.Федосеев "Танки Первой Мировой Войны". Москва. АСТ\Астрель. 2002С.Л.Федосеев "Танки кайзера. Германские танки 1-й мировой войны" ("Бронеколлекция МК")John Foley "A7V Sturmpanzerwagen". Profile Publications. 1967Steve Zaloga "German Panzers 1914–18". Osprey Publishing. ISBN 1-84176-945-2. 2006panzerbilder.blogspot.com.by: Sturmpanzer A7V 505 "Baden I" (Deutschland)pinterest.com: A7Vlandships.activeboard.com: Who am I?

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЕЛОГО ТАНКА A7V образца 1918 г.

БОЕВАЯ МАССА30000 кг
ЭКИПАЖ, чел.18
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм7350
Ширина, мм3060
Высота, мм3300
Клиренс, мм200
ВООРУЖЕНИЕодна 57-мм пушка типа Maxim-Nordenfeldt и шесть 7,92-мм пулеметов Schwarzloze MG 08/15
БОЕКОМПЛЕКТ180 выстрелов10000-15000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический орудийный прицел и оптические прицелы для пулеметов
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 30 ммборт корпуса - 20 ммкорма корпуса - 20 ммкрыша - 15 ммднище - 10 мм
ДВИГАТЕЛЬдва Daimler, 4-цилиндровые, карбюраторные, жидкостного охлаждения, максимальной мощностью 100 л.с. каждый при 800-900 об\мин.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: 3-скоростная КПП, однорядеый бортовой редуктор
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) три тележки с 5 опорныыми катками, 6 поддерживающих роликов, заднее ведущее колесо зубового зацепления и переднее направляющее колесо; блокированная подвеска тележек на винтовых пружинах; крупнозвенчатая металлическая гусеница из 48 траков шириной 500 мм и шагом 254 мм
СКОРОСТЬ12 км\ч по твердому грунту
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ?
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.18°
Высота стенки, м0,455
Глубина брода, м0,80
Ширина рва, м2,20
СРЕДСТВА СВЯЗИ-

ВНИМАНИЕВсе права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor. Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрацииили при наличии активной ссылки на этот сайт.©2013 www.aviarmor.net

www.aviarmor.net

Тяжелый танк A7V | Танкодром

В октябре 1916 года военное ведомство Германии, озабоченное весьма успешным применением на фронте английских и французских танков, поручило специальной технической комиссии, состоявшей из таких представителей ведущих немецких компаний, как «Daimler», «Bussing», NAG, «Benz», «Opel», «Holt—Caterpillar», во главе с начальником 7-го отделения Общего управления Военного министерства (по-немецки сокращенно A7V – отсюда появилось название боевой машины) раз­работать проект собственного тяжелого танка.Руководителем конструкторских работ по решению ко­миссии назначили главного инженера Опытного отделения Инспекции автомо­бильных войск 46-летнего капитана Йозефа Фольмера. Он имел большой опыт разработки автомобилей различных ти­пов, в военном ведомстве успешно вел работы по повышению проходимости гру­зовиков. В группу Фольмера вошло около 40 конструкторов от различных фирм.Сначала немцы заимствовали англий­ское название «tank», затем появились «panzerwagen», «panzerkraftwagen» и «kampfwagen». A 22 сентября 1918года, то есть незадолго до окончания войны, официально был утвержден термин «sturmpanzerwagen».Взгляды Военного министерства и высшего командования на назначение этой машины не совпадали. Скеп­тицизм командования в отношении танков и нежелание тратить средства попусту породили решение о разработке универ­сального шасси. 15 ноября сформулиро­вали требования к гусеничному самоход­ному шасси, которое можно было бы ис­пользовать для танка и трактора или гру­зовика. При этом машина должна была развивать скорость до 12 км/ч, преодоле­вать рвы шириной 1,5 м и подъемы кру­тизной 30°. Заметим, что практически в то же время по такому же пути пошли в Ита­лии, создавая опытный тяжелый танк «Фиат 2000». Только к концу 20-х годов окончательно стало ясно – создать пол­ноценный танк на шасси трактора или ис­пользовать танк как трактор невозможно.Работы по проектированию велись в большой спешке и завершились к концу года. В основу компоновоч­ной схемы машины была положена симметрия в продоль­ной и поперечной плоскостях. Эта симметрия сказывалась даже на расположении дверей корпуса.

Тяжелый танк A7V

Описание танка можно начать с характера разрабатывавшегося шасси, учитывая его «универсальность». Все агрегаты шасси собирались на массивной прямоугольной коробчатой раме. В геометрическом центре машины был размещен двигательный отсек, за­крытый капотом. Над ним помещалась площадка с местами механика-водителя и командира. На первом варианте шасси установили два места водителя, повер­нутые в противоположные стороны, для переднего и заднего хода — популярная в те годы идея «челнока». Для увеличения полезного объема корпуса гусеницы по­местили практически под днищем корпу­са. Таким образом компоновка машины была как бы трехэтажной – ходовая часть, платформа с силовой установкой посередине и площадка управления. Ходовую часть выполнили по типу трактора «Холт».

Компоновка танка A7V

«Ходовые тележки» подвешива­лись на вертикальных винтовых ци­линдрических пружинах к попереч­ным коробчатым балкам, приклепан­ным снизу рамы. Поначалу каждая тележка имела две пружины, затем их количество довели до четырех. Одна тележка несла пять опорных катков с наружными и центральны­ми ребордами — по типу железнодорожных. На каждый борт приходи­лось по три тележки. Перемещение тележек относительно рамы ограни­чивалось балками. Верхняя ветвь гу­сеницы поддерживалась шестью ро­ликами, которые крепились попарно на особых брусках, уложенных по бокам рамы на выступы поперечных балок. Таким образом, оси поддер­живающих роликов и ведущего ко­леса были жестко связаны с рамой. Ось направляющего колеса снабжа­лась винтовым механизмом регули­ровки натяжения гусеницы. Направ­ляющее и ведущее колеса — спицованные (впоследствии устанавлива­лись и сплошные ведущие колеса). Расположенное сзади ведущее коле­со имело зубчатый венец, зацепляв­ший шарниры гусеничной цепи.

Собранные тележки ходовой части A7V с пружинами, осями и тягами подвески.

Траки гусениц делались сборными. Каждый трак состоял из башмака и рельса. Башмак, снабженный невысокими по­перечными грунтозацепами, непосредст­венно ложился на грунт и служил как бы «шпалами» для рельса, по которому дви­гались опорные катки с ребордами – некое подобие железнодорожного хода. Проушины на концах внутреннего рельса служили для соединения траков цилинд­рическими пальцами (болтами) с надеты­ми на них втулками — буксами. С одного края башмак имел изогнутый отросток, прикрывавший шарнир от попадания гря­зи и камней при изгибе. Ширина башмака составляла 500 мм, рельса – 180 мм, вну­треннего проема рельса – 65 мм, тол­щина башмака – 8 мм, высота рельса – 115 мм. Рельс выполнялся из прессован­ной стали, пальцы и втулки – из стали «хронос», башмак штамповался из мар­теновской стали Сименса.Требования к танку выражались в ско­рости движения 10 км/ч. При планировав­шемся весе 25 – 30 т и предполагаемом сопротивлении движению для этого тре­бовался двигатель мощностью около 200 л. с. Такие моторы имелись в Германии (на­пример, для дирижаблей жесткой схемы «Цеппелин»), но их было недостаточно. Фирма «Даймлер» могла поставить дви­гатели мощностью 100 л. с. и снабжать ими строящиеся танки. Поэтому решили при­менить двухдвигательную установку с ра­ботой каждого мотора на гусеницу одного борта. Двигатели были карбюраторные, 4-цилиндровые, рядные, жидкостного ох­лаждения, с рабочим объемом цилиндров 17 л, диаметром цилиндров 165 мм и ра­бочим ходом поршня 200 мм. Расход бен­зина на 1 км пути составлял 4– 7 л. Двига­тели устанавливались параллельно, нос­ками коленчатых валов к корме и крепи­лись к раме каждый в трех точках.Топливопроводы располагались так, чтобы карбюраторы и питающие патруб­ки находились на внешних сторонах и не нагревались от соседнего двигателя. Вы­хлопные трубы ставились на внутренней стороне и по днищу корпуса выводились через глушители наружу с обоих бортов. Система питания рассчитывалась таким образом, чтобы ее работа не зависела от наклона машины. Два бака емкостью 250 л каждый помещались в передней части корпуса под днищем и защищались 10-мм бронелистами. Для большей пожарной безопасности их перекрывали стальными листами и изолировали от боевого отде­ления. Подача бензина производилась под давлением отработавших газов, причем каждый бак мог питать оба двигателя. Для пуска двигателей имелись два вспомога­тельных бака с бензином лучшей очистки, служившие также в качестве резервного запаса. Зажигание смеси осуществлялось от магнето с пусковым магнитом. Число оборотов регулировалось предохранительным механизмом, ограничивавшим его максимальное значение, и дроссельным клапаном со специальным ручным рыча­гом. Пуск двигателей мог производиться несколькими способами: электростарте­ром, заводной П-образной рукояткой для трех человек, распылителем «Бош» и на­качиванием смеси насосом. Для подогре­ва служила ацетиленовая горелка. Запу­стив один из двигателей и придав танку первоначальное движение, можно было, включив сцепление, запустить второй. Каждый двигатель снабжался счетчиком оборотов – тахометром.

Продольный разрез опытного танка на шасси A7V (макет, построенный в январе 1917 г.): 1 – «нос», 2 – направляющее колесо, 3 – гусеничная цепь, 4 – ведущее колесо, 5 – радиаторы, 6 – защищенный бак для горючего, 7 – выхлопная труба, выведенная под днище корпуса, 8 – педаль сцепления, 9 – корпус, 10 – сидение командира, 11 – рулевое колесо («волан»), 12 – рычаг переключения передач, 13 – рычаг тормоза, 14 – сидение водителя, 15 – рычаг заднего хода, 16 – двигатель, 17 – бортовая передача.

(Продолжение следует)

 

tanki.wanka.ru

A7V - это... Что такое A7V?

Sturmpanzerwagen A7V История Размеры Бронирование Вооружение Подвижность
Поздняя реплика танка A7V «Вотан» в Немецком танковом музее (Мунстер, Германия)
Классификация Тяжёлый танк
Боевая масса, т 30
Компоновочная схема Симметричная, с центральным расположением МТО
Экипаж, чел. 18
Производитель  Daimler-Motoren-Gesellschaft (DMG)
Годы разработки 1916—1917
Годы производства 1917—1918
Годы эксплуатации 1918—1919
Количество выпущенных, шт. 20
Основные операторы
Длина корпуса, мм 7305
Ширина корпуса, мм 3060
Высота, мм 3300
Клиренс, мм 200
Тип брони Стальная катаная
Лоб корпуса, мм/град. 30
Лоб корпуса (низ), мм/град. 20
Корма корпуса, мм/град. 20
Днище, мм 15
Крыша корпуса, мм 15
Калибр и марка пушки 57-мм пушка Максима-Норденфельда
Тип пушки Нарезная
Боекомплект пушки 180
Прицелы Оптико-механические
Пулемёты 5 × 7,92-мм MG-08,~15000 патронов
Тип двигателя «Daimler», рядный, карбюраторный, 4-цилиндровый, жидкостного охлаждения.
Мощность двигателя, л. с. 2 × 100 (при 800—900 об/мин)
Скорость по шоссе, км/ч 10—12
Запас хода по шоссе, км 35
Удельная мощность, л. с./т 6,67
Тип подвески Блокированная, на винтовых пружинах
Удельное давление на грунт, кг/см² 0,6
Преодолеваемый подъём, град. 18
Преодолеваемая стенка, м 0,455
Преодолеваемый ров, м 2,2
Преодолеваемый брод, м 0,8

A7V (также Sturmpanzerwagen A7V, в буквальном переводе с нем. Штурмовая бронированная машина A7V) — немецкий тяжёлый танк времён Первой мировой войны. Первый серийный танк Германской империи. Выпущен в 1917—1918 годах малой серией в 20 машин. Ограниченно применялся в боевых действиях заключительного периода Первой мировой войны.

История создания

15 сентября 1916 года на Сомме англичане впервые применили такое оружие, как танк. Несмотря на успехи англичан, немецкое командование поначалу сконцентрировалось не на развёртывании проектирования своих танков, а на организации противотанковой обороны. Однако уже к ноябрю немецким генералам стало ясно, что Тройственному союзу необходимы собственные танки. Для разработки этих машин решением Военного министерства кайзеровской Германии 13 ноября была создана техническая комиссия под руководством генерала Фридрихса, в которую входили представители вооружённых сил и известных немецких фирм, в частности, «Даймлер», «Бенц», NAG, «Опель», «Брасс унд Херштейнт» и австрийского отделения «Холт-Катерпиллер». По решению комиссии главным конструктором танка был назначен 46-летний капитан Йозеф Фольмер, в группу которого вошло около сорока инженеров.

Первый серийный A7V удалось выпустить только к октябрю 1917. A7V-был назван в честь 7-м транспортного отдела Военного министерства.

До сентября 1918 Германии удалось выпустить всего 20 таких танков (хотя планировалось производство не менее 100 машин), так что серьёзного боевого значения немецкие танки не имели. Для сравнения: Франция за годы войны выпустила 3997 танков всех типов, а Англия — 2905.

Большинство танков серии получало собственные имена — «Мефисто», «Вотан», «Изольда» и др., танки поступали на вооружение вновь формируемых 1-го, 2-го и 3-го танковых отделений.

Производство

Описание конструкции

Тумбовая установка пушки Максима-Норденфельдта

Танк был спроектирован по наиболее часто используемой в тот период компоновочной схеме с продольной симметрией.

Танк создавался на базе трактора Holt, первый прототип был выпущен в апреле 1917 года, а деревянная модель в натуральную величину — в мае того же года. Первый опытный образец был выпущен в сентябре, а первая серийная машина — в октябре 1917 года.

Ходовая часть A7V была выполнена по типу трактора «Холт», массивный броневой корпус уставливался на прямоугольной коробчатой раме, в движение этого монстра приводили два 100-сильных карбюраторных двигателя «Даймлер». Из-за чрезмерного веса машина была неповоротливой и слабопроходимой, но при этом хорошо бронированной. Броня защищала экипаж не только от бронебойных пуль, но и от осколков осколочно-фугасных снарядов артиллерии. Экипаж был достаточно велик — 18 человек — и должен был обслуживать многочисленное вооружение.

Среди главных недостатков A7V: очень плохая обозреваемость (на расстоянии до 10 метров вперёд водитель ничего не видел), большая шумность, высокая температура (до 60 °C) и загазованность внутри самого танка (во время марша экипаж сидел на крыше), а также крупные габариты, которые делали его лёгкой мишенью для артиллерии. Угол горизонтального обстрела 57-мм пушки составлял всего 50 градусов, что даже меньше, чем у английского Mk. 1.

Модернизации и модификации

  • A7V (корпуса фирмы «Крупп») — борта броневого корпуса собраны из пяти броневых плит на клёпке.
  • A7V (корпуса фирмы «Рёхлин») — борта броневого корпуса образованы цельнолитыми броневыми деталями.
  • Funkwagen — передвижная радиостанция.
  • Panzertflak — зенитное орудие.
  • Artilleriezugmaschine — артиллерийский тягач.
  • Schutzengrabenbagger — траншейный экскаватор.
  • Uberlandwagen — бронетранспортёр.
  • Проект A7V с 77-мм пушкой.

Служба и боевое применение

Впервые танки A7V вступили в бой 21 марта 1918 г. в ходе контратаки на берегах канала Сент-Квентин. Первый встречный танковый бой в истории произошёл с участием этих танков 24 апреля этого же года около Вилле-Бретонно.

Ещё до атаки вышла из строя машина № 540, а перед боем обнаружилось повреждение головки цилиндров у № 503. Поэтому только 13 A7V, разбитые на три группы, вступили в бой. Первая группа включала танки № 526, 527 и 560, действовала с 228-й пехотной дивизией; вторая (танки № 501, 505, 506, 507, 541 и 562) — с 4-й гвардейской дивизией; третья (танки № 525, 542, 561 и 504) — с 77-й резервной дивизией. В соответствии с избранной тактикой танки были направлены на важный тактический пункт: первая группа двигалась непосредственно на деревню, вторая — вдоль её южной окраины, третья — на расположенную поблизости деревню Каши. Танк № 506 («Мефисто») застрял на местности, но оставшиеся 12, очистив населённый пункт от английских подразделений, продвинулись до Каши и до леса Аббе.

Здесь три A7V встретились с вышедшими из леса тремя английскими Мк IV. Первый в истории бой танков с танками носил характер встречного и для обеих сторон был внезапным. Англичане оказались в не самом выгодном положении: из трёх машин две были пулемётными, а экипажи были измотаны длительным нахождением в противогазах — их позиции накануне обстреляли химическими снарядами. Таким образом, британцы уступали немцам в огневой мощи, бронировании и работоспособности экипажей. Однако уже в этом столкновении сказались такие факторы, как маневренность танков, опыт и слаженность экипажей. Бой проходил возле позиций английской пехоты и на виду у германской артиллерии, но они не приняли в нём участия. Немецкие артиллеристы опасались поразить своих, а английские пехотинцы попросту не имели каких-либо противотанковых средств. Хотя пулемётные Мк IV, получив большие пробоины, вынуждены были вскоре отойти в тыл, пушечный танк продолжал вести огонь. Немецкие машины остановились неудачно — бой фактически вёл только один из них (№ 561, «Никсе»), стреляя с места из пушек и пулемётов, в том числе — бронебойными пулями. В отличие от немецких, английский танк постоянно маневрировал и, сделав несколько выстрелов с ходу, перешёл к ведению огня с коротких остановок. После трёх попаданий у A7V был повреждён масляный радиатор. Пользуясь тем, что «англичанину» разорвало гусеницу, он смог отойти на небольшое расстояние, после чего экипаж покинул его. Два других отошли. Это дало основание англичанам справедливо считать себя победителями в первой танковой схватке.

Часть танков второй группы остановилась у первой линии английских окопов за деревней и отошла назад. Вслед за этим английские танки с австралийской пехотой отбили деревню. В тот же день восточнее Каши один A7V № 525 («Зигфрид») встретился с семью средними английскими Мк А «Уиппет» — эти боевые машины впервые вступили тогда в бой. Ведя огонь с места, вместе с артиллерией 4-й гвардейской дивизии, «Зигфрид» подбил один Мк А (ещё три подбили артиллеристы) и повредил три. Немцы потеряли в тот день три машины — № 506 (был вытащен австралийской пехотой 14 июня), 542 и подбитый 561. Довольно успешно действовали № 505 и 507. Этот бой выявил ещё одну возможность танка — использование его в качестве эффективного противотанкового средства. Однако больше в течение первой мировой войны танки такой функции не выполняли.

Подбитый A7V № 561 немцы ночью эвакуировали. Танк № 542 опрокинулся, переходя через воронку, и был брошен экипажем. 15 мая англичане оттащили его двумя Мк IV той же роты «А» первого батальона с помощью солдат французской 37-й марокканской дивизии.

Захваченный танк нёс имя «Эльфриде», из-за чего в союзнической литературе танки A7V именовались также «танками типа Эльфриде». Машину внимательно изучали в тылу, её испытывали французские и английские экипажи. По мнению союзников,

«немцы в своей модели повторили большое количество конструктивных ошибок и механических недостатков, позаимствованных ими у первых английских и французских танков».

Точнее было бы сказать, что немцы учли многие из недостатков первых танков союзников, но сделали немало собственных ошибок. Англичане отмечали хорошее бронирование A7V спереди, сзади и с бортов при слабой защите крыши (ослабленной вентиляционными решётками). Кроме того,

«заслонки отверстий в башне, орудийный щит, пулемётные маски и щели между плитами… были очень уязвимы для осколков, ружейных и пулемётных пуль».

И, конечно, отмечалась низкая проходимость машины — об этом свидетельствовал уже сам факт опрокидывания танка.

Список танков A7V по номерам и названиям

«Мефисто» #563 «Вотан»

501 «Гретхен»: сдан на слом в 1919 г.

502: сдан на слом в октябре 1918 г.

503: сдан на слом в октябре 1918 г.

504 «Шнук»: погиб в бою 31 августа 1918 г.

505 «Баден I»: сдан на слом в 1919 г.

506 «Мефисто»: захвачен противником 24 апреля 1918 г. (застрял на местности)

507 «Циклоп»: сдан на слом в 1919 г.

525 «Зигфрид»: сдан на слом в 1919 г.

526: сдан на слом в 1918 г.

527 «Лотта»: погиб в бою 1 июня 1918 г.

528 «Хаген»: погиб в бою 31 августа 1918 г.

529 «Никсе II»: захвачен противником 31 мая 1918 г.

540 «Хайланд»: сдан на слом в 1919 г.

541: сдан на слом в 1919 г.

542 «Эльфриде»: брошен экипажем в бою 24 апреля 1918 г.

543 «Хаген», «Альберт», «Кёниг Вильгельм»: сдан на слом в 1919 г.

560 «Старый Фриц»: погиб в бою 11 октября 1918 г.

561 «Никсе»: сдан на слом в 1918 г.

562 «Геркулес»: сдан на слом в 1918 г.

563 «Вотан», «Один»: сдан на слом в 1919 г.

564: сдан на слом в 1919 г.

Оценка машины

Сохранившиеся экземпляры

A7V Mephisto (506) находится в Музее Квинсленда в Брисбене , Австралия. Это единственный сохранившийся A7V. Так же сохранилась пушка одного из A7V, возможно Schnuck (504), находится в Имперском военном музее в Манчестере.

A7V в массовой культуре

  • За огромные размеры, неповоротливость, жуткую жару внутри и отчаянно дымившие двигатели немецкие солдаты прозвали A7V «тяжёлой походной кухней».

Примечания

Литература

  • Федосеев С. Л. Танки Первой мировой войны. Иллюстрированная энциклопедия. — М.: ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ», 2002. — 288 с. — (Военная техника). — 7000 экз. — ISBN 5-17-010599-1

Ссылки

dic.academic.ru