Book: Генерал Ермолов. А п ермолов


Book: Генерал Ермолов

Четырех императоров пережил он и от двух претерпел незаслуженные и жестокие обиды. От отца и сына – Павла Петровича и Николая Павловича...

Старик, с большой головой, покрытой совершенно белыми волосами, и с выражением непреклонной воли во всех чертах умного лица, сидел за письменным столом. На нем был казинетовый сюртук и синие шаровары со сборками на животе. Ноги мощного старика, обутые в узорчатые азиатские сапоги, покоились на раскинутой под столом медвежьей шкуре. Два шандала, стоявшие на письменном столе, мягко освещали небольшой кабинет, медальоны графа Толстого на стене, изображающие войну двенадцатого года, низкий диван, вырывая из полутьмы лишь знаменитую уткинскую гравюру генералиссимуса Суворова да латинскую книжицу, на которой лежала красная огромная, похожая на львиную лапу рука старика.

Тихо было в комнате. Тишина царила во всем скромном семиоконном деревянном домике, примыкавшем к зданию пожарного депо. В передней, освещенной свечкой с зеркальным рефлектором, на желтом конике сладко клевал носом камердинер, ровесник старика.

Генерал Ермолов

Пречистенская улица, на которой с 1856 г. жил А. П. Ермолов, а с 1835 г. – его двоюродный брат Денис Давыдов

А на Пречистенском бульваре, в двадцати шагах от домика, в этот сентябрьский погожий вечерний час было шумно и празднично. В радужном свете газовых фонарей, серебривших своим светом листву деревьев и кустарников, клубилась по-летнему разряженная толпа, в которой лишь изредка мелькали чуйка или засаленный армяк. Звероподобные лихачи, туго перепоясанные кушаками, развозили в колясках по ресторанам развеселые компании, парочек или одиноких господ в «Дрезден» на Тверскую площадь и в «Кавказ» в Козицкий переулок, к «Яру» на Петербургское шоссе и в «Европу» в Неглинный проезд, в «Лондон» к Охотному ряду и в «Петербург» на Воздвиженку. Дворянская, чиновная, купеческая Москва, как всегда, много и сытно ела, всласть пила, веселилась, не обращая внимания на отчаянно-призывные крики мальчишек, чертенятами вившихся в толпе с пачками сырых газет: «Новая бомбардировка Севастополя!», «Зверства турок в Бессарабии!», «Обмен пленными в Одессе!» Далеко, далеко витали мысли старика.

– Так быстро развалить армию... И какую армию! Столько гадостей наделать в Севастополе! Уступить во всем!.. – проговорил он наконец, сжимая и разжимая тяжелый кулак. – У всякого свой царь в голове... А у России? Царь, выходит, в отпуску?...

Старик медленной глыбой поднялся из-за стола, сутуловатый, но еще крепкий, даже могучий, и прошелся по кабинету той неслышной походкой, которая не будила и секретные засады немирных горцев. Постоял в раздумье перед гравюрой – блестящим резцом выгравирован портрет Суворова, превосходно изображено лицо, белый австрийский фельдмаршальский мундир, многочисленные ордена...

– Если бы был жив Суворов... Если бы он был жив! Туговатым ухом старого артиллериста уловил легкий шум в передней.

– Ксенофонт! – громовым голосом, способным перекрыть рев пушек, крикнул он.

Некогда, во время неожиданной ссылки при сумасбродном Павле Петровиче и заточения в Костроме, он воспользовался вынужденным бездельем и приобрел большие сведения в военных и исторических науках, а также выучился весьма основательно латинскому языку у соборного протоиерея и ключаря Егора Арсеньевича Груздева.

Ученик будил его ежедневно чуть свет словами: «Пора, батюшка, вставать: Тит Ливии с Ксенофонтом нас давно уже ждут».

Тогда-то переименовал он своего юного денщика Федула в Ксенофонта.

Камердинер не тотчас появился в дверях и слегка наклонил трясущуюся голову.

– Ксенофонт! – строго повторил старик. – Что за беспорядок?

– Офицер к вашей милости, Алексей Петрович, – ничуть не смущаясь грозным видом хозяина, ответствовал Ксенофонт – Федул.

– Хм... Офицер? К отставному солдату?

– Отставной... – бесстрашно передразнил его камердинер. – Да ты и сейчас любого супостата опровергнешь... Недаром, чай, тобой на Кавказе детей пужали...

Пропустив мимо ушей реплику Ксенофонта, старик вновь утвердился за столом, приобретя вид еще более строгий, грозный:

– Зови!

Защелкали быстрые шажки, и в кабинет влетел гвардейский капитан, тонкий и гибкий, словно лоза, с натертыми воском торчащими усами и витым серебряным аксельбантом.

– Адъютант его превосходительства московского генерал-губернатора Закревского со срочным пакетом вашему высокопревосходительству! – сильной фистулою отчеканил капитан.

– Так! – не подымаясь, молвил старик, принял куверт и сломил сургучные вензелевые печати.

В феврале истекающего 1855 года его, семидесятивосьмилетнего старца, несмотря на явное недовольство ныне почившего в бозе императора Николая Павловича, почти единогласно избрали начальником ополчения в семи центральных губерниях, причем сам он принял эту должность по Московской.

Он нашарил на столе лупу, вперил через стекло слабые глаза в казенную бумагу и громко зашептал:

– «Препровождаю Вам, как начальнику ополчения Московской губернии, сей скорбный приказ главнокомандующего Южной армией его сиятельства генерал-лейтенанта Горчакова 2-го об оставлении...» Об оставлении... – Голос старика пресекся. – Что-то, батюшка мой, – обратился он к капитану, – совсем худо: ничего не вижу, буквы двоятся... Прочитай ужо приказ сам. – И вынул из пакета другую бумагу.

Капитан поправил нафабренный ус и еще более высоким, чем при представлении, голосом начал:

– «Храбрые товарищи! 12 сентября прошлого, 1854 года сильная неприятельская армия подступила под Севастополь. Невзирая на численное свое превосходство, ни на то, что город сей был лишен искусственных преград, она не отважилась атаковать его открытою силою, а предприняла правильную осаду. С тех пор при всех огромных средствах, которыми располагали наши враги, беспрестанно подвозившие на многочисленных судах своих подкрепления, артиллерию и снаряды, все усилия их преодолеть наше мужество и постоянство в продолжение одиннадцати с половиною месяцев оставались тщетными – событие, беспримерное в военных летописях: чтобы город, наскоро укрепленный в виду неприятеля, мог держаться столь долгое время против врага, коего осадные средства превосходили все принимавшиеся данные в соображение расчеты в подобных случаях...»

– Теперь все ясно! – твердо сказал старик, сгибая огромной кистью медную рукоять увеличительного стекла. – Но продолжай.

– «Храбрые товарищи, грустно и тяжело оставить врагам Севастополь, но вспомните, какую жертву мы принесли на алтарь Отечества в 1812 году: Москва стоит Севастополя! Мы ее оставили после бессмертной битвы под Бородином. Тристасорокадевятидневная оборона Севастополя превосходит Бородино! Но не Москва, а груда каменьев и пепла досталась неприятелю в роковой 1812 год. Так точно и не Севастополь оставили мы нашим врагам, а одни пылающие развалины города, собственною нашею рукою зажженного, удержав за нами честь обороны, которую и дети, и внучата наши с гордостью передадут отдаленному потомству...»

– Севастополь сдан! – в отчаянии перебил офицера старик. Он поднялся во весь гигантский рост, силясь сказать еще что-то, но покачнулся и начал медленно сползать на медвежью шкуру, цепляясь руками за поверхность стола. С грохотом обрушились на пол оба шандала, упали латинская книжица, увеличительное стекло, табакерка, пасьянсные карты. Ксенофонт, гвардейский капитан и сбежавшаяся немногочисленная челядь из отставных и увечных солдат с трудом перетащили на низкий диван хозяина: у него отнялись ноги. Некоторое время старик пребывал как бы в забытьи. Но вот он приподнял массивную голову с шалашом седых волос и ослабевшим, но внятным голосом приказал:

– Мундир мне!

Ксенофонт скоро воротился, неся генеральский мундир с эполетами, украшенными золотым позументом и бахромой. Единственный белый крестик Георгия 4-го класса – любимый орден – был прикреплен к темно-зеленому сукну.

– Господь-вседержитель, верни России ее былую силу... – шептал старик, беззвучно плача и целуя орден, внутренним, уже другим зрением видя перед собой картины славного боевого прошлого.

В эти краткие мгновения страдания и скорби вся его едва не восьмидесятилетняя жизнь протекла перед ним – от самых ранних, младенческих картин, от воспоминания о нарисованной на печи в родительском доме римской богини плодородия Цереры, от впечатлений действительной военной службы на четырнадцатом году от роду и до бессмертного Бородина, до отбития у французов в жестоком штыковом бою Курганной высоты и батареи Раевского, до сражений под Малоярославцем и Красным, до заграничных походов 1813–1814 годов и десятилетнего правления на беспокойном Кавказе.

Ермолов с трудом поднялся с дивана, подошел к бюро и выдвинул секретный ящик. Нашарил перевязанный черной лентой пакет с надписью: «Вскрыть не ранее 1859 года». Да, в этом пакете лежали листы, которые продиктовала ему сама Судьба в глухом углу Подольской губернии в далеком 1809 году. От войны с Наполеоном до кончины.

– Знаю, знаю... – шептал старик, гладя пакет. – Жить мне еще на этом свете шесть лет...

В глазах современников он казался могучим обломком отошедшей в небытие эпохи. Уже не было в живых никого из его сверстников – героев 1812 года. Уже ушли из жизни те, великие, кто видел в нем кумира и воспел его. Те, из чьих стихов о нем можно было бы составить целую антологию.

В знаменитом «Певце во стане русских воинов», созданном в Тарутинском лагере, Жуковский, осыпавший звенящими похвалами полководцев первой Отечественной войны, восклицал:

Хвала сподвижникам – вождям!

Ермолов, витязь юный!

Ты ратным брат, ты жизнь полкам,

И страх твои перуны

Прославленный своими ратными подвигами поэт-партизан Денис Давыдов взывал в «Бородинском поле»: «Ермолов! Я лечу – веди меня, – я твой! О, обреченный быть побед любимым сыном, покрой меня, покрой твоих перунов дымом!»

Лицейский друг А. С. Пушкина Кюхля (В. К. Кюхельбекер), служивший вместе с А. С. Грибоедовым в кавказской канцелярии всесильного А. П. Ермолова, обращался к нему в стихотворном послании 1821 г.:

O! Сколь презрителен певец,

Ласкатель гнусный самовластья!

Ермолов, нет другого счастья

Для гордых, пламенных сердец,

Как жить в столетьях отдаленных

И славой ослепить потомков изумленных!

Один из вождей декабристского движения, поэт-революционер, поэт-мученик Рылеев в своем послании предлагал именно ему возглавить освободительное движение Греции против оттоманского ига: «Наперсник Марса и Паллады, Надежда сограждан, России верный сын, Ермолов! поспеши спасать сынов Эллады, Ты, гений северных дружин!..»

Прославленный военный вождь – таким запечатлел его Лермонтов в стихотворении «Валерик» (1840 г.):

Кругом белеются палатки;

Казачьи тощие лошадки

Стоят, рядком, повеся нос;

У медных пушек спит прислуга

Едва дымятся фитили;

Попарно цепь стоит вдали;

Штыки горят под солнцем юга

Вот разговор о старине

В палатке ближней слышен мне;

Как при Ермолове ходили

В Чечню, в Аварию, к горам;

Как там дрались, как мы их били,

Как доставалося и нам

и в стихотворении «Спор» (1841 г.)

От Урала до Дуная,

До большой реки,

Колыхаясь и сверкая,

Движутся полки...

И испытанный трудами

Бури боевой,

Их ведет, грозя очами,

Генерал седой.

...Теперь седой генерал припоминал прошлое, и в памяти оживали одно за другим далекие события – он видел вновь поля битв в густых клубах пороха, слышал грохот пушек, стоны раненых, жалобные крики о пощаде и могучее, всесокрушающее русское «ура!», вспоминал безмерные подвиги воинов-сподвижников на поле брани и вереницу государственных дел.

И сквозь все, уже туманящиеся, грозные годы светил ему этот маленький белый эмалевый крестик, полученный из рук незабвенного Суворова.

www.e-reading.club

Орел знакомый и незнакомый

В год 230-летия со дня рождения прославленного полководца и нашего земляка, что можно ещё добавить к тому многому, что было написано о нём в книгах, статьях, научных трудах… Мне показалось, что материал, подготовленный В.А Власовым, как нельзя кстати подойдет в качестве предисловия к странице об А.П.Ермолове. Здесь собраны отзывы участников Отечественной войны 1812 года, поэтов, писателей, друзей, знакомых и просто современников. Это не дежурные слова по поводу юбилея, это попытка выразить ту степень восхищения и преклонения, которые вызывал А. П. Ермолов не только как герой многих сражений, но и как Личность.

«Жизнь чудная его в потомство перейдет…»

А. П. Ермолов в оценке современников

Именем мореплавателя адмирала Фадея Фадеевича Беллинсгаузена названы море Тихого океана, у берегов Антарктиды, подводная котловина на юго-востоке этого океана и первая советская полярная станция. И это, конечно, не случайно. Участник первого российского кругосветного плавания капитан II ранга Беллинсгаузен руководил в 1819-1821 годах первой российской антарктической (кругосветной) экспедицией на шлюпах «Восток» и «Мирный». В результате в 1820 году были открыты материк в центре Антарктики и 29 островов в Атлантическом и Тихом океанах. Один из коралловых островов Тихого океана был назван в честь знаменитого полководца Алексея Петровича Ермолова.

Имя это, особенно в первой половине XIX века, произносилось повсюду с гордостью и благоговением…

Хвала сподвижникам — вождям! Ермолов, витязь юный, Ты ратным брат, ты жизнь полкам, И страх твои перуны…В. А. Жуковский. 1812 г.

Сим подвигом (отбитием Курганной высоты в Бородинском сражении. — Авт.) Ермолов спас всю армию.

Генерал от инфантерииН. Н. Муравьев-Карский.

Ему (Наполеону. — Авт.) не оставалось ничего другого… как опять отправиться в поход из Москвы. А русские — они преследовали его на всем пути из Москвы. Там были Тормасов и Ермолов — и все другие на «ов»…

Роберт Саути, английский писатель.

Генералу Ермолову неоспоримо принадлежит слава Кульмской победы.

Генерал-майорМ. А. Фонвизин, декабрист.

Подвиги Ваши суть достояние Отечества и Ваша слава принадлежит России.

А. С. Пушкин — А. П. Ермолову.

…Мой герой Ермолов! Я лечу — веди меня, я твой: О, обреченный быть побед любимым сыном, Покрой меня, покрой твоих перунов дымом!..Денис Давыдов.

Патриот, высокая душа, замыслы и способности точно государственные, истинно русская, мудрая голова.

А. С. Грибоедов.

С тех пор, как бородинские орудия возвестили Франции имя Ермолова, удивление и уважение к этому имени никогда не покинет меня.

Александр Дюма-отец.

Один из руководителей Северного общества — полковник С. П. Трубецкой предлагал ввести Ермолова в состав планируемого декабристами Временного правительства.

Наперсник Марса и Паллады! Надежда сограждан, России верный сын, Ермолов! Поспеши спасать сынов Эллады, Ты, гений северных дружин!К. Ф. Рылеев. 1821 г.

Ермолов, нет другого счастьяДля гордых пламенных сердец,Как жить в столетьях отдаленныхИ славой ослепить потомковизумленных…В. К. Кюхельбекер.

Ермолов был артиллерийский генерал, весьма умный, красноречивый, образованный, решительный и предприимчивый, искусный вождь, любимый всеми подчиненными.

А. Н. Муравьев, полковникГвардейского Генерального штаба.

Ермолов… держал врагов в непрестанном страхе — одно имя его стоило целой армии.

А. Е. Розен, декабрист.

Ермолов берег солдата и всегда его был готов защитить. В командование Кавказским корпусом Ермолова всякая подлость, низость в самом начале подавлялись, а начальничьего идолопоклонства совсем не допускалось.

Н. Р. Цебриков, декабрист.

Кавказский край… любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным Гением.

А. С. Пушкин.

От Урала до Дуная, До большой реки, Колыхаясь и сверкая, Движутся полки… Боевые батальоны Тесно в ряд идут, Впереди несут знамены. В барабаны бьют… И, испытанный трудами Бури боевой, Их ведет, грозя очами, Генерал седой…М. Ю. Лермонтов.

Нужно быть здесь (на Кавказе. — Авт.), чтобы видеть, чтобы оценить истинное значение его (Ермолова. — Авт.) драгоценных дарований, которыми его наделила природа. Я очарован свежестью его ума и воображения.

Н. Н. Раевский-младший.

После Отечественной войны генерал Ермолов начальствовал на Кавказе и там опять показал свои великие воинские и правительственные дарования.

Генерал-майор М. Ф. Орлов.

Этот человек на Кавказе имеет необыкновенное влияние на войско, и я решительно опасаюсь, чтобы он не вздумал когда-нибудь отложиться.

Великий князь Николай Павлович,будущий император Николай  I.

Боевая сила, оппозиция николаевскому военному чиновничеству, наконец опала, создали Ермолову громкую популярность.

А. И. Герцен.

Вы увидите моего благодетеля Алексея Петровича Ермолова, скажите ему, что в шахтах и штольнях Благодатска его имя было прославляемо. Отдайте ему при сем прилагаемый крест. 20 лет тому назад, умирая, рядовой мне его завещал, а я, ссыльнокаторжный, посылаю его бывшему моему генералу.

Из письма декабриста А. И. Якубовичамосковскому знакомому Ермолова.

Жизнь чудная его в потомство перейдет; Делами славными она бессмертно дышит, Захочет — о себе, как Тацит, он напишет И лихо летопись свою переплетет.В. А. Жуковский.

Бывший член Северного и Южного обществ Н. И. Лорер вспоминал, как декабриста М. А. Фонвизина, вернувшегося после 20-летней сибирской ссылки, «Ермолов тотчас же навестил в Москве». И прибавил: «Подобного внимания достаточно, чтоб охарактеризовать личность Фонвизина».

Умом затмил он блеск алмаза, В боях он славный был боец, Да здравствует герой Кавказа! Да здравствует герой сердец! Под буркою над русским станом, С морщиной умной на челе, Не раз стоял он великаном Монументально на скале… И под маститой сединою Хоть взор орлиный и пригас, Все баснословной сединою И славой обдает он нас!Ф. Н. Глинка. 1847 г.

С единодушным увлеченьемТебя назначила молва,И над московским ополченьемВождем поставила Москва.Вставай! Честь русского народаЕго врагам припомяни,И пусть двенадцатого годаВеликие вернутся дни…Е. П. Ростопчина. 1855 г.

Ни дальность пути от Воздвиженской церкви до Троицкого кладбища, ни страшная грязь, образовавшаяся на улицах от частых дождей, не останавливали усердных почитателей Алексея Петровича от проводов до места вечного его упокоения. Чувство глубокого уважения к доблестному генералу 1812 года тем сильнее должно было проявиться в Орле, что покойный завещал ему, как родному городу, вместе со славным именем и самый прах свой.

Отец Михаил Высотский, священникТроицкой кладбищенской церкви г. Орла.

Алексей Петрович Ермолов особенно привлекателен оригинальностью и глубиною своего ума, широтою своего взгляда и меткостью суждений человека… которого умный Кутузов справедливо называл Орлом… Славу его протрубили не пристрастные газеты, не реляции, которые пишутся в главных квартирах… славу его пронесли во всю Русь на своих костылях и деревяшках герои-калеки, ходившие с Алексеем Петровичем и в огонь, и в воду и после, за мирным плетением лычных лаптей, повещавшие «черному народу», как «с Ермоловым было и умирать красно».

Н. С. Лесков.

В. Власов«Орловский вестник» № 24. 14 июня 2007 г.

orel-story.ru

Алексей Петрович Ермолов

«Лучше от Терека до Сунжи оставлю пустынные степи, нежели в тылу укреплений наших потерплю разбои». А.П.Ермолов

Имя выдающегося русского полководца и государственного деятеля, Алексея Петровича Ермолова неразрывно связано с судьбой нашего Отечества в 19 столетии. Изучение жизни и деятельности А.П.Ермолова по авторским монографиям и многочисленным публикациям, собственным запискам генерала вызывает у независимо мыслящих современных историков все больший интерес к судьбе этого славного полководца, его ратным подвигам во славу русского оружия, его военным и административным мерам на Кавказе по укреплению могущества нашей родной страны.

Несправедливая опала полководца со стороны властей при жизни, а затем тотальное замалчивание роли личности генерала Ермолова в русской военной истории во времена советской власти и в современной РФ, не может не оставлять в душе горечь и обиду. Возникает желание напомнить хотя бы вкратце нынешнему поколению о жизни и его великих заслугах перед Россией.

Алексей Петрович появился на свет в самом сердце нашей Родины, городе Москве, происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи Орловской губернии. В его характере отчетливо проявлялись отцовские и материнские начала, придавшие ему с ранних лет особенный облик — гордость, независимость и вместе с тем скромность, серьезность. Воспитанный в духе уважения и даже преклонения перед всем русским — языком, обычаями, историей, Ермолов никогда не кичился своим дворянским происхождением. Полученное им домашнее воспитание он впоследствии дополнил большой начитанностью. Стремясь дать сыну хорошее образование, отец определил его с семи лет в университетский благородный пансион. 5 января 1787 года на десятом году жизни Алексей Ермолов был зачислен унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк. В сентябре следующего года его произвели в сержанты, а вскоре и в офицеры, и к 1791 году он имел уже чин поручика. Получив назначение на должность старшего адъютанта при генерал-прокуроре в Петербурге, правителем канцелярии которого был его отец, юный офицер продолжал упорно совершенствовать свое образование, занимался под руководством известного петербургского математика Лясковского. Блестяще выдержав экзамен, он в августе 1793 года был переведен в капитаны артиллерии с причислением младшим преподавателем к Артиллерийскому инженерному шляхетскому корпусу.

Свое боевое крещение он получил под началом легендарного русского полководца Суворова. С первых дней польской кампании 1794 года юноша постоянно искал случая отличиться, выказать умение и отвагу. Именно эти качества капитан Ермолов проявил, командуя своей батареей при штурме предместья Варшавы, за что был удостоен ордена Георгия Победоносца четвертого класса. Тогда ему шел лишь 18-й год.

Вторую боевую награду Ермолов получил на Кавказе в войне с Персией за отличное усердие и заслуги при осаде крепости Дербент в августе 1796 года, где командовал батареей. Он был удостоен ордена Князя Владимира четвертой степени с бантом. Второй боевой орден он заслужил в 19 лет. Будучи в чине подполковника, он в числе многих офицеров прогрессивных европейских взглядов пострадал от своеволия нового императора Павла I. В 1798 году вместе с другими офицерами — членами политического кружка, неудовлетворенными новыми порядками в армии, был арестован его брат от первого брака матери A.M. Каховский. А в конце того же года за смелую переписку с братом оказался в Алексеевском равелине Петропавловской крепости и Ермолов. Через некоторое время он был направлен в ссылку в Кострому, которая могла бы быть сколь угодно долгой. После смерти Павла I ставший в 1801 году императором Александр I уже на другой день даровал свободу всем «узникам совести», в т.ч. и Ермолову. Арест, заточение в Алексеевском равелине и ссылка наложили сильный отпечаток на его личность и всю дальнейшую жизнь, научили его быть крайне осторожным и скрытным, что, однако, вполне уживалось с его острыми, язвительными афоризмами, которые способствовали его популярности, особенно среди офицерской молодежи, видевшей в нем человека независимых взглядов, презирающего лесть и угодничество. Теперь он жил одной мыслью — посвятить себя России и своему народу.

 В сражениях русской армии с Наполеоном 1805—1807 годов закалялся полководческий талант офицера-артиллериста Ермолова. За доблесть в войне с Наполеоном 1805 года он был удостоен ордена Св. Анны II степени. Во второй войне с Наполеоном, в сражении при Прейсиш-Эйлау в 1807 году, блистательные действия полковника Ермолова, где он командовал десятками орудий конной артиллерии, обеспечившими перелом в битве в пользу русской армии, обратили на себя внимание русских военачальников. После войны 1806—1807 годов Ермолов вернулся в Россию с репутацией одного из первых артиллеристов русской армии. Его по заслугам оценили такие полководцы, как Кутузов и Багратион, другие видные военачальники. Находясь после военной кампании на отдыхе у родителей в Орле, А.П. Ермолов получил известие о производстве в генерал-майоры и назначении инспектором конногвардейских рот. В этом новом звании он отправился в 1809 году для осмотра конной артиллерии в молдавской армии. В 1811 году Ермолов вступает в командование гвардейской артиллерийской бригадой в Петербурге, а в марте 1812 года по пути к западным границам России он получил высочайшее повеление быть командующим гвардейской пехотной дивизией. Таким образом, к началу Отечественной войны с Наполеоном 25-летний Ермолов — это уже блестящий боевой генерал, кавалер многих заслуженных боевых наград.

Эпоха Отечественной войны с Наполеоном — одна из самых славных страниц русской истории. Массовый героизм, готовность к самопожертвованию русских солдат, офицеров и генералов стали важнейшим фактором победы в этой войне ради спасения Отечества. Примечательно, что среди героев войны особое место принадлежит генералу Ермолову. В самом начале боевых действий Александр I назначил генерал-майора Ермолова на должность начальника главного штаба Западной армии, которой командовал военный министр Барклай-де-Толли. С этого времени, Ермолов — непосредственный участник всех более или менее крупных сражений и боев Отечественной войны 1812 года как во время наступления французской армии, так и в период ее изгнания из России. В тяжелых боях под Смоленском за отличие и особенно за участие в сражении при Валутиной горе 7 августа, в результате которого неприятель не смог захватить важный участок соединения дорог и отрезать часть 1-й армии, Ермолов по представлению Барклая-де-Толли был произведен позднее в генерал-лейтенанты. С 17 августа Ермолов становится фактически начальником штаба Кутузова. В Бородинской битве генерал находился при самом Кутузове. Он принимал адъютантов с донесениями и обо всем важнейшем докладывал главнокомандующему. В критический, решающий момент сражения он совершил выдающийся подвиг. Обнаружив по пути с резервом во 2-ю армию, что французы взяли верх на Курганной высоте и захватили редут Раевского, Ермолов мгновенно принял решение восстановить здесь порядок, выбить неприятеля из редута, господствующего над всем полем сражения и справедливо названного ключом Бородинской позиции. Он развернул отступавшие с высоты части и сам лично возглавил атаку, с поднятой саблей первым побежал на крутизну. Множество солдат, обгоняя Ермолова, бросились вверх в штыковую атаку. Батарея Раевского была отбита. Потеря стратегической высоты поколебала всю наступательную мощь противника. После Бородинского сражения Алексей Петрович был награжден орденом Св. Анны 1-й степени. По меткому выражению Ермолова, в сражении при Бородине "французская армия расшиблась о русскую". Он убежденно считал, что в Бородинском бою все русское воинство увенчало себя бессмертной славой. Ермолов сыграл решающую роль в пресечении попытки Наполеона отступать на Калугу. После трехдневных ожесточенных боев за Малоярославец французской армии ничего не оставалось, как повернуть с Калужской дороги и отходить на Можайск, Вязьму, по пепелищам сожженных городов и селений старой Смоленской дороги, где его ожидал голод и русские партизанские отряды. Приняв предложение начальника главного штаба армии Ермолова, Кутузов начал свое знаменитое параллельное преследование, которое привело французскую армию к катастрофе. После сражения под Красным Ермолов получил звание генерал-лейтенанта.

Блестящие способности и воинскую доблесть проявил генерал-лейтенант Ермолов в заграничных походах союзных войск. Некоторое время Ермолов командовал артиллерией во всех армиях. В кампании 1813 года участвовал в сражениях при- Дрездене, Люцене, Бауцене, Кульме. Кампания 1814 года началась уже за Рейном, в пределах Франции. Особо отличился Ермолов в битве за Париж. По личному указанию императора Александра I Ермолов во главе гвардейской пехоты атаковал высоту Бельвиль — восточные ворота Парижа и вынудил французов капитулировать. Александр I поздравил Ермолова с блестящим успехом союзной гвардии, вручив ему знаки Св. Георгия 2-й степени. Писать текст манифеста о взятии Парижа император доверил именно Ермолову. 19 марта 1814 г. союзные войска торжественно вошли в Париж. Алексей Петрович получил должность начальника гвардейского корпуса. Авторитет Ермолова настолько возрос, что его кандидатуру рассматривали как наиболее вероятную на пост военного министра. В апреле 1816 года последовал рескрипт Александра I о назначении Ермолова наместником Кавказа. Император рассчитывал, что талантливый и энергичный генерал и государственный деятель способен выполнить задачи укрепления позиций России на Кавказе. В то же время в исследовательской литературе высказывается предположение, что Александр I преследовал также цель удалить на Кавказ очень популярного в передовых кругах России генерала.

А.П. Ермолов выехал на Кавказ c полномочиями командира отдельного Грузинского корпуса, управляющего гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, а также в качестве чрезвычайного посла в Персии. Сложная дипломатическая миссия Ермолова заключалась в том, что в ответ на территориальные претензии персов русский император, утомленный продолжительными войнами в Европе, для сохранения мира допускал возможность возвращения Персии чего-то из недавних завоеваний в Закавказье. Ермолов решил сам возглавить посольство, чтобы не допустить никаких уступок. В результате его принципиальной и гибкой позиции дипломатическая четырехмесячная миссия завершилась тем, что 16 августа он получил документ, где было объявлено, что шах приязнь русского государя предпочитает пользе, которую мог бы получить от приобретения земель. Между Россией и Персией были установлены дипломатические отношения. 8 февраля 1818 года чрезвычайно милостивым рескриптом Ермолов за успешное выполнение возложенного на него дипломатического поручения был произведен в генералы от инфантерии. План военной и административной деятельности на Кавказе включал в себя приведение в подданство горских народов Северного Кавказа и завершение образования административного устройства на Кавказе. Центром управления огромным краем была древняя столица Грузии Тифлис. В Чечне проживал самый жестокий и коварный из кавказских народов, своими набегами и разбоями наводивший страх на окрестные области и державший под контролем все движение по Военно-Грузинской дороге. Поэтому Ермолов начал с Чечни. В 1818 году он оттеснил чеченцев за реку Сунжу, в низовьях которой им была основана первая русская крепость — Грозная. С неумолимой последовательностью, планомерно двигался Ермолов на воинственные горские племена. 25 мая 1818 года войска перешли за Терек. Удивительно, но говоря о покорении Кавказа, всякий сразу же вспомнит А.П. Ермолова. Не он начинал Кавказскую войну, не он ее закончил, но все-таки имя Ермолова оказалось здесь самым блистательным. Объяснение тому можно найти в книге замечательного русского историка, генерал-лейтенанта В.А. Потто «Кавказская война»: «Эпоха Ермолова была для Кавказа прежде всего эпохой полного изменения внутренней политики. Наши традиционные отношения к завоеванным ханствам и горским народам были фальшивы в самом своем основании… Все наши сношения с мелкими кавказскими владениями носили характер каких-то мирных переговоров и договоров, причем Россия всегда являлась как бы данницей. Большей части не только дагестанских и иных ханов, но даже чеченским старшинам, простым и грубым разбойникам, Россия платила жалованье, поддерживая тем в них алчность и возбуждая в других зависть и стремление набегами вынудить Россию платить дань и им… С появлением Ермолова на Кавказе все это прекратилось. Принципом Ермолова было, что золото – не охрана от неприятеля, а приманка его, и он стал давать цену только железу, которое и заставил ценить более золота. «Хочу, - говорил он, - чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее неизбежной смерти. Снисхождение в глазах азиатов – знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели». В этих словах вся система Ермолова. Он смотрел на все мирные и немирные племена, населявшие Кавказские горы, если не как на подданных России, то рано или поздно долженствующих сделаться ими, и во всяком случае требовал от них безусловного повиновения. И прежняя система подкупа и задариваний в его руках сменилась системой строгих наказаний, мер суровых, доходящих до жестокости, но всегда неизменно соединенных с правосудием и великодушием. Ермолов, постигая в полном объеме неизбежность грядущих событий, первый вступил на настоящий путь отношений к кавказским народам – путь военный, путь открытой борьбы, исход которой для России не мог подлежать сомнению. Он сознательно поставил себе задачу завоевания Кавказских гор и, прекрасно понимая характер театра предстоящих военных действий, создал и новую целесообразную программу их. «Кавказ, - говорил он, смотря на вздымавшиеся перед ним горы, - это огромная крепость, защищаемая многочисленным полумиллионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого, так поведем же осаду». И в этих словах вся сущность руководящей деятельности Ермолова. Не возникает никаких сомнений в том, что многие постулаты ермоловской доктрины не утрачивают своего значения и в наши нелегкие дни.

Политические и стратегические задачи диктовали необходимость включения в состав России горного пояса, отделявшего Россию от добровольно присоединившихся и присоединенных к ней закавказских земель. Укрепив за Россией восток, главнокомандующий обратил внимание на запад. Для защиты Кабарды, добровольно вошедшей в состав России еще в 1557 году, от набегов «закубанских» горцев и турецких войск он поставил крепости в долинах рек Баксан, Чегем, Нальчик и др. Одновременно он перенес Военно-Грузинскую дорогу на левый берег Терека, что позволило обеспечить надлежащее сообщение с Закавказьем. Русские получили, как писал Ермолов, "свободный вход в Грузию, который отнять нет никакой возможности". Помимо военных операций генерал взялся за строительство на Кавказе лечебных и оздоровительных учреждений, затем последовало создание знаменитых ныне курортов — Пятигорска и Кисловодска, Жепезноводска и Ессентуков, по сути выстроенных руками русских солдат. А.П. Ермолов остался исторической эпохой для Кавказа, памятник великому полководцу украшал центр города Грозного до 1921 года. По словам А.С. Пушкина, "Кавказский край, знойная граница Азии — любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением...".

 Во время междуцарствия 1825 г. Ермолов не стал спешить с принесением присяги Кавказским корпусом императору Николаю I. Одновременно с этим покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам. С 1826 г. правительство начало сбор сведений о деятельности А.П. Ермолова. Во время русско-турецкой войны 1826-1828 гг. на Кавказ для командования войсками "под главным начальством Ермолова" был направлен генерал И.Ф. Паскевич (фаворит нового императора), который фактически должен был сместить А.П. Ермолова. В 1827 г. за связь с декабристами А.П. Ермолов был отозван с Кавказа и уволен в отставку. Выйдя в отставку, А.П. Ермолов приехал в родовое село Лу-кьянчиково близ Орла, где поселился потом с сыновьями. Он проживал здесь под присмотром земской полиции. Там его часто навещал один из лучших друзей генерала, поэт и гусар, герой Отечественной войны 1812 года, Денис Давыдов. В 1831 г. Ермолов приехал в Москву. Популярность бывшего проконсула Кавказа была чрезвычайно велика во всех слоях общества. Секретные жандармские агенты доносили, что Ермолова постоянно посещают приезжающие в Москву военные, что сочувственное отношение к нему можно наблюдать не только среди дворян и чиновников, но и среди торговых людей. Император Николай I вынужден был считаться с общественным мнением и, чтобы прекратить невыгодные для правительства толки о Ермолове, решил использовать его на службе. По распоряжению императора Ермолов был введен в состав Государственного Совета. В 1837 году в связи с празднованием 25-летия Бородинской битвы Ермолову дали звание генерала от артиллерии. Однако после ознакомления со своими обязанностями в Государственном Совете Ермолов убедился, что он "здесь совсем лишний человек". В 1839 году он настоял на своем возвращении из столицы в Москву и в заседаниях Государственного Совета больше участия не принимал. В период 30-летнего пребывания в Москве, которое Ермолов называл "московским сидением", он уделял много времени приведению в порядок своих записок о войнах с Наполеоном, об Отечественной войне 1812 года и заграничных походах, о времени пребывания на Кавказе. Из этих материалов он составил последовательный рассказ о своей жизни. В связи с тяжелой обстановкой в Крыму в период Крымской войны в январе 1855 года был издан манифест о всеобщем государственном ополчении. И уже в феврале 1855 года заслуженного полководца Ермолова москвичи избрали начальником ополчения своей губернии, такая же честь ему была оказана еще в шести губерниях. До самой смерти Ермолов живо интересовался происходящими в мире событиями.

 А.П. Ермолов скончался 11 апреля 1861 года на 85-м году жизни. Он завещал похоронить его в Орле, рядом с могилой отца, "как можно проще". Москва же провожала его двое суток, а жители Орла по прибытии тела на Родину устроили герою-земляку грандиозную панихиду. Его похоронили со всеми почестями у церковной стены на Троицком кладбище, рядом с могилой отца. Именем Ермолова были названы улицы в Москве, Орле, Пятигорске.

Героическая биография А.П.Ермолова – образец самоотверженного служения Родине и своему народу, достойный пример для воспитания патриотизма и лучших человеческих качеств у наших современников.

www.rus-rt.ru

А.П. Ермолов


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА
Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Записки А. П. Ермолова

1798-1826 гг.

Автобиография, написанная А. П. Ермоловым в 1858 г.

«Подлинная биография.

Генерал-лейтенант Ермолов высочайшим приказом в 1816 году назначен командиром Отдельного Грузинского корпуса, управляющим по гражданской части на Кавказе и в Астраханской губернии. Приехал в октябре месяце на Кавказскую линию в город Георгиевск и немедля отправился в Тифлис, где ожидал его бывший главнокомандующий генерал от инфантерии Ртищев. По обозрении границы с Персиею отправился в 1817 году чрезвычайным и полномочным послом ко двору Фет-Али-шаха персидского. Мир был утвержден, изъявлено в первый раз согласие допустить пребывание нашего поверенного в делах и с ним вместе миссии. По возвращении из Персии всемилостивейше награжден чином генерала от инфантерии. Занимался внутренним порядком страны, устройством укреплений против враждебных горских народов и дерзких вторжений их в наши пределы. По просьбе его повелено корпус Грузинский именовать впредь Кавказским. Из покоренной Акушинской области дорога проходила чрез Казыкумыцкое ханство до реки Самура и далее чрез город Кубу беспрепятственно до Тифлиса, по ней двигались орудия полевой артиллерии (не горной, легкой). На чеченской земле первые появились чрез леса широкие просеки. От крепости Грозной по реке Сунже положено основание новой линии. В начале 1821 года Ермолов отправился в С.-Петербург. Государь находился в Лайбахском конгрессе. Высочайшим рескриптом вызван Ермолов в Лайбах, где по обстоятельствам времени в помощь австрийскому императору предназначалась в Италию Российская армия и главнокомандующим ею Ермолов. Австрийские войска, рассеяв армию короля неаполитанского, заняли Неаполь. Утихло восстание в Пьемонте, движение нашей армии отменено, и государь возвратился в С.-Петербург. Ермолову назначено пребывание в Царском Селе довольно продолжительное, и после обращен он на Кавказ в прежнем звании корпусного командира. В царствование императора Николая 1-го по несогласию с Персиею в определении некоторой части границ, без объявления войны наследник Персидской державы Аббас-Мирза вторгся с войсками в пределы наши и овладел некоторыми из провинций. Ермолов отправил против него присланного под главное его начальство генерал-адъютанта Паскевича. Авангард персидский был уже разбит совершенно, взято много пленных, командовавший им ближайший родственник Аббаса-Мирзы убит, и город Елисаветполь в руках наших. Вскоре затем генерал-адъютант Паскевич встретил Аббас-Мирзу. Регулярные войска его атаковали стремительно, и опрокинутые столько же стремительно побежали; несколько баталионов сдалось, артиллерия до окончания сражения ушла. Прибывший в Тифлис начальник Главного штаба его величества генерал-адъютант барон Дибич два месяца был свидетелем распоряжений Ермолова; прибыли сильные подкрепления, начались наступательные действия, и Ермолову объявлено повеление: сдав начальство главнокомандующему генерал-адъютанту Паскевичу, отправиться из края. Не имея ничего сказать более, прошу принять уверения в совершенном почтении и преданности.

Покорнейший слуга Алексей Ермолов, генерал от артиллерии».

Электронная публикация выполнена Поляковым О. в рамках интернет-проекта «1812 год» по изданию «Записки А. П. Ермолова. 1798-1828» М., Высшая школа, 1991

Далее читайте:

Ермолов Алексей Петрович (1777-1861), российский генерал от инфантерии

 

 

www.hrono.ru

Ермолов Алексей Петрович

Ермолов Алексей Петрович.Литография К.Поля с оригинала П.З.Захарова-Чеченца. 1843 г. 

Ермолов Алексей Петрович (1777-1861), российский генерал от инфантерии (1818; с 1837 - генерал от артиллерии). Участник войны с Францией в 1805 - 1807. В Отечественную войну 1812 начальник штаба 1-й армии, в 1813 - 1814 командир дивизии и корпуса. В 1816 - 1827 командир Отдельного Кавказского корпуса и главноуправляющий в Грузии во время Кавказской войны. За покровительство декабристам в 1827 уволен в отставку.

Ермолов Алексей Петрович (24.05.1777-11.04.1861), русский военный и государственный деятель. Начал службу в армии под начальством А.В. Суворова. Отличился в Бородинской битве. С 1817 главнокомандующий на Кавказе. Им была создана линия крепостей от Грозного до Екатеринодара (ныне Краснодар). Ермолов много сделал для Кавказа, содействуя развитию торговли, промышленности, просвещения. Опираясь на военные и административные методы, он умиротворил многие кавказские племена, присоединил Абхазию, ханства Ширванское и Карабахское. О его роли в Кавказской войне в статье Кавказ.

Русское небо

Ермолов Алексей Петрович.Гравюра А.Г. Ухтомского с оригинала В.И. Машкова. 1810-е гг. С.-Петербург.

Ермолов Алексей Петрович (1772-1861) - военный и государственный деятель. Генерал от инфантерии (1818). Генерал от артиллерии (1837). На службе с 1791 г. Участник Польской кампании 1794 г., Персидского похода 1796 г. В 1798 г. арестован, уволен со службы и заключен под стражу по делу о создании Смоленского офицерского политического кружка. Помилован указом Александра I от 15 марта 1801 г. Участвовал в войнах с Францией (1805, 1806- 1807). С 1809 г. командовал резервными войсками в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях. С началом Отечественной войны назначен начальником Главного штаба 1-й Западной армии. Особое значение придавал организации партизанской борьбы с неприятелем. В Бородинском сражении фактически выполнял обязанности начальника штаба Кутузова. С 1816 г. командир Отдельного Грузинского корпуса, управляющий гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, чрезвычайный посол в Персии. Руководил подавлением национальных движений на Кавказе. С 1827 г. в отставке. С 1831 г. член Госсовета. С началом Крымской войны был избран начальником государственного ополчения в 7 губерниях, но принял эту должность только по Москве. В мае 1855 г. покинул этот пост.

Данилов А.А. Справочные материалы по истории России IX - XIX веков.

Ермолов Алексей Петрович [24.5(4.6).1777, Москва.— 11(23).4.1861, там же, похоронен в Орле], русский гос. и воен. деятель, генерал от инфантерии (1818) и от артиллерии (1837). В армии с 1791. Участвовал в войне с Польшей (1794). В войне с Персией (1796) за успешный штурм Дербента награждён орденом. В 1798 как один из участников Смоленского офицерского политич. кружка «Вольнодумцы» арестован, заключён в Петропавловскую крепость, затем сослан в Кострому «на вечное житьё». В 1801 возвращён из ссылки и принят на службу. В войнах с Францией 1805—1807 проявил храбрость и выдающиеся способности арт. начальника. Во время Отечеств, войны 1812 был нач-ком штаба 1-й Зап. армии. Сыграл значит, роль в сражениях при Валутинои Горе, Бородино и Малоярославце. В Бородинском сражении проявил инициативу, смелость, организовал и возглавил контратаку против французов, захвативших батарею Раевского, и отбил её. После Бородино Е. назначен нач-ком объединённого штаба 1-й и 2-й Зап. армий. Выполняя приказ М. И. Кутузова, Е. проявил прозорливость, инициативу и решительность при перехвате путей отступления наполеоновской армии на Калугу. У Малоярославца Е. заставил франц. армию свернуть на пройденный уже ею и разорённый путь, что во многом способствовало катастрофе армии Наполеона. По поручению главнокомандующего в период контрнаступления Е. находился при авангарде и решал вопросы организации преследования. Во время заграничных походов 1813 и 1814 был нач-ком артиллерии союзных армий, затем командовал дивизией и корпусом. Отличился при Кульме и при взятии Парижа, где командовал гв. корпусом. С 1816 ком-р отд. Грузинского (позже Кавказского) корпуса, главнокомандующий в Грузии и одновременно чрезвычайный и полномочный посол в Иране. Руководил рус. войсками, действовавшими на Сев. Кавказе. Сторонник суворовских методов воспитания и обучения войск, выступал против линейной тактики и кордонной стратегии, относился отрицательно к аракчеевскому режиму, выделялся властным и независимым характером. Покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам. За связь с ними в 1827 был отозван с Кавказа и уволен в отставку. В 1853 во время Крымской войны 1853—1856 был избран нач-ком Московского губернского ополчения.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 3.

Ермолов Алексей Петрович.Гравюра Т.Райта с оригинала Д.Доу. 1820-е гг. Лондон.

Ермолов Алексей Петрович (1777, Москва - 1861, там же) - военный и гос. деятель. Родился в небогатой дворянской семье. Получил образование дома и в Благородном пансионе при Московском университете. Обучился переплетному делу, полагая, что после прихода в Россию якобинцев придется зарабатывать на хлеб ремеслом. С детства записанный в армию, он в 1792 начал действительную военную службу в Нежинском драгунском полку в звании капитана. В 1794 участвовал в войне против Польши и был отмечен А.В. Суворовым орденом Георгия 4-й степени. В 1796 воевал в Персии и вскоре был произведен в подполковники. Увлекшись просветительскими идеями французских республиканцев, Ермолов был арестован по делу офицерского политического кружка и после недолгого заключения в Петропавловской крепости сослан "навечно" в Кострому.

В 1801 после смерти Павла I в числе многих был прощен и продолжил службу, но был нелюбим А.А. Аракчеевым и начальством за "дерзость" и независимость. В кампаниях против Франции 1805 - 1807 командовал артиллерией авангарда и проявил мужество и умение. В 1808 Ермолов был произведен в генерал-майоры. В Отечественной войне 1812 Ермолов участвовал во всех крупных сражениях, особо отличившись в битвах при Смоленске, Бородине, Малоярославце и Березине. Во время заграничного похода русской армии Ермолов был начальником всей артиллерии и отлично дрался при Дрездене, Лейпциге, Кульме. Спрошенный Александром I благоволившим к иностранцам, о желаемой награде, Ермолов ответил: "Произведите меня в немцы, государь!", чем вызвал восторг патриотично настроенных офицеров. В 1816 Ермолов был назначен командиром отдельного Грузинского корпуса и главнокомандующим гражданской частью на Кавказе ("проконсул Кавказа") и в Астраханской губернии и одновременно чрезвычайным и полномочным послом в Иране. Таким образом, Александр I отправил популярного генерала на окраину империи и приобрел завоевателя народов Северного Кавказа, начавшего долгую, но успешную для России Кавказскую войну 1817 - 1864 годов. Ермолов проводил колонизаторскую политику, полагая, что "проконсул Кавказа жестокость здешних нравов не может укротить мягкосердечием". Именем Ермолова горцы пугали своих детей. Ермолов строил крепости, дороги, способствовал хозяйственному развитию покоренных территорий. Ермолов знал о существовании тайных декабристских организаций, и его близость со многими из принявших участие в восстании 1825 года была хорошо известна.

В 1827 Николай I отправил Ермолов в отставку. Попытка Николая I использовать авторитет Ермолов на благо Отечества, заодно держа его под присмотром на службе в Государственном совете (1831 - 1839), не увенчалась успехом. Отойдя от государственных дел, Ермолов общался с М.П. Погодиным, Л.Н. Толстым и многими знаменитыми современниками, собственноручно переплетал книги своей библиотеки и приводил в порядок свои мемуары. Ермолов выработал изумительный "тацитовский слог". Он просто и кратко писал по-русски, по-французски, по-латыни и оставил замечательные по литературной и исторической ценности "Записки" (М., 1991). Ермолов стал героем литературных произведений А. С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, В.А. Жуковского и др. А.С. Пушкин писал Ермолову.: "Подвиги Ваши - достояние Отечества, и Ваша слава принадлежит России".

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.

ЕРМОЛОВ Алексей Петрович (1777 - 1861), генерал от инфантерии и кавалерии.

В службу вступил при А.В. Суворове в 1794 г., который собственноручно вручил ему первый орден Георгия 4-й ст. За компанию 1805-1807 гг. представлен М.И. Кутузовым к награде, которую не получил. В Отечественную войну 1812 г. - начальник штаба 1-й Западной армии. Прославился в битве при Бородино: отбил у французов редут Н.Н. Раевского (отца М.Н. Волконской), назначен Кутузовым заменять Багратиона, после ранения последнего. После Бородинского сражения - начальник штаба объединенных армий. Во время заграничных походов 1813-1814 гг. - начальник артиллерии союзных войск. В 1813 г. одержал победу под Кульмом, решившую исход компании. В 1814 г. командовал гвардейским корпусом при взятии Парижа, за что был награжден орденом Георгия 2 ст. В 1817 г. удален Александром I из Петербурга на Кавказ, где возглавлял гражданскую и военную власть.

Для него была характерна независимость взглядов и действий. Декабристы намечали его в состав временного правительства. Данных о его причастности к этому замыслу на следствии собрать не удалось.

Использованы материалы с сайта Анны Самаль "Виртуальная энциклопедия декабристов" - http://decemb.hobby.ru/

Алексей Петрович Ермолов.Литография П.Ф. Бореля в мастерской А.Мюнстера. 1860-е гг. С-Петербург. 

Алексей Петрович Ермолов 1777-1861 - Генерал от инфантерии, генерал от артиллерии. Генерал Ермолов был одним из самых известных и популярных людей России первой половины XIX в. Этой славы он добился участием в трех войнах с Наполеоном, деятельностью по управлению Кавказом, государственным умом, независимым и благородным характером. "Ты ратный брат, ты жизнь полкам", - писал о Ермолове после Бородино поэт В.Жуковский. "Сфинксом новейшего времени" назвал правителя Кавказа Александр Грибоедов. "Я прошу Вас дозволить мне быть Вашим историком", - обращался к Ермолову А.Пушкин.

Алексей Петрович происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи Орловской губернии. По обычаю того времени, еще в малолетстве он был записан в службу в лейб-гвардии Преображенский полк. Образование получил в Благородном пансионе при Московском университете, впоследствии дополнил его большой начитанностью. В чине капитана состоял адъютантом при генерал-прокуроре А.Самойлове, затем, неудовлетворенный этой службой, перешел в артиллерию. Большая часть жизни Ермолова будет связана с этим грозным оружием войны.

В 1794 г. молодой артиллерийский офицер в составе войск Суворова действовал против повстанцев в Польше, за отвагу получил из рук полководца орден святого Георгия 4-й степени. Через два года участвовал в Персидском походе армии В.Зубова, за доблесть при штурме Дербента награжден орденом святого Владимира 4-й степени и чином подполковника.

Военная карьера Ермолова неожиданно прервалась в 1798 г.: за участие в офицерском политическом кружке "Вольнодумцы" он был заключен в Петропавловскую крепость, а затем Павел 1 сослал его в Кострому. Там он часто проводил время в обществе другого опального - казачьего генерала М.Платова. Указом вступившего на престол Александра 1 "О прощении людей" Алексей Петрович был помилован.

По возвращении из ссылки он получил в командование конно-артиллерийскую роту в Вильне. Несмотря на прилежную службу, Ермолов имел несчастье не понравиться инспектору всей артиллерии генералу А.А.Аракчееву. При проверке роты тот измучил солдат и офицеров придирками, когда же в конце он выразил удовлетворение содержанием в роте лошадей, Ермолов мрачно ответил: "Жаль, ваше сиятельство, что в армии репутация офицера часто зависит от скотов". Аракчеев долго не мог простить Ермолову такого сарказма. "Мне остается, - говорил Алексей Петрович, - или выйти в отставку, или ожидать войны, чтобы с конца своей шпаги добыть себе все мною потерянное". К счастью, ожидание войны оказалось недолгим.

В 1805 г., с началом русско-австро-французской войны, рота Ермолова вошла в состав армии М.Кутузова и заслужила высокую оценку своими действиями в кампании. За мужество и распорядительность в сражении под Аустерлицем Алексей Петрович получил чин полковника. В русско-прусско-французской войне 1806 - 1807 гг. он проявил себя доблестным артиллерийским командиром, отличился в сражениях и боях под Голыминым, Морунгеном, Прейсиш-Эйлау, Гутштадтом, Гейльсбергом, Фридландом. В сражении под Прейсиш-Эйлау Ермолов отослал лошадей и передки орудий в тыл, заявив подчиненным, что "об отступлении и помышлять не должно". Под Гейльсбергом в ответ на замечание, что французы близко и пора открывать огонь, ответил: "Я буду стрелять, когда различу белокурых от черноволосых". В сражении под Фридландом .находился в самом пекле битвы, чудом остался жив. Получил за подвиги три ордена и золотую шпагу, но из-за недоброжелательного отношения Аракчеева остался без чина генерал-майора, к которому его дважды представлял сам брат царя - Константин Павлович. Ермолов хотел уйти из армии, но ценивший его Александр 1 воспрепятствовал этому.

После объяснений с Ермоловым Аракчеев переменил к нему свое отношение и с тех пор стал ему покровительствовать. В 1809 г. Алексей Петрович получил чин генерал-майора и назначение инспектором конно-артиллерийских рот, затем стал командиром отряда резервных войск на юго-западных границах. Молодой горячий генерал не раз просился поехать на театр войны с Турцией, но не получил на это разрешения. В 1811 г. его перевели в Петербург командиром гвардейской артиллерийской бригады.

С началом Отечественной войны 1812 г. Ермолов был назначен начальником штаба 1-й Западной армии Барклая-де-Толли. Как и командующий 2-й Западной армией П.Багратион, Алексей Петрович тяготился отступлением и планом Барклая, но все же смирял свое самолюбие "во имя пользы отечества". По личной просьбе Александра 1 писал ему обо всем происходившем. Как начальник штаба, он много сделал для сглаживания отношений между Барклаем-де-Толли и Багратионом и для успешного соединения двух армий под Смоленском; явился организатором обороны этого города, затем удачно руководил войсками в бою при Лубине, был произведен в генерал-лейтенанты.

В сражении у Бородино Ермолов находился при главнокомандующем М.Кутузове. В разгар битвы Кутузов направил его на левый фланг, во 2-ю армию, где был тяжело ранен Багратион, и Ермолов помог преодолеть там смятение войск. Увидев, что центральная батарея Раевского взята французами, он организовал контратаку, отбил батарею и руководил ее обороной, пока не был контужен картечью.

Кутузов высоко ценил боевые качества Ермолова, но, считая его доверенным лицом императора, не очень благоволил к нему (за Бородино Барклай-де-Толли представил Ермолова к ордену святого Георгия 2-й степени, но главнокомандующий ограничился орденом святой Анны 1-й степени). В свою очередь, энергичный Ермолов сетовал на оборонительную стратегию Кутузова и вызвал его неудовольствие, когда на военном совете в Филях высказался против оставления Москвы без сражения.

После ухода из Москвы Алексей Петрович, исполняя обязанности начальника объединенного штаба 1-й и 2-й армий, сыграл видную роль в сражении под Малоярославцем, где он отдавал распоряжения от имени главнокомандующего. Выдвинув корпус Дохтурова на Калужскую дорогу, он преградил путь армии Наполеона и сражался весь день до подхода главных сил. Наполеон был вынужден отступать по разоренной Смоленской дороге.

После перехода через Неман Ермолов возглавил артиллерию союзных армий, с апреля 1813 г. командовал различными соединениями. В 1813 - 1814 гг. умело действовал в сражении под Бауценом, покрыл себя славой в битве под Кульмом, в боях за Париж руководил гренадерским корпусом, награжден орденом святого Георгия 2-й степени.

По возвращении в Россию Ермолов был рекомендован Аракчеевым на пост военного министра. "Правда, он начнет с того, - говорил Аракчеев, - что перегрызется со всеми, но его деятельность, ум, твердость характера, бескорыстие и бережливость его бы впоследствии оправдали". Александр 1 предпочел дать 38-летнему генералу другую должность. В 1816 г. Алексей Петрович был назначен главнокомандующим в Грузию и командиром отдельного Грузинского (Кавказского) корпуса; через два года произведен в генералы от инфантерии.

В течение 11 лет Ермолов твердой рукой управлял Кавказом, действуя планомерно и расчетливо, соединяя жесткость и суровость с уважительным отношением к мирному населению. "Штурм Кавказа будет стоить дорого, - считал он, - так поведем же осаду". Свою политику на Кавказе главнокомандующий определил так: "Я медленно спешу". Ермолов провел ряд военных операций в Чечне, Дагестане и на Кубани, построил новые крепости (Грозная, Внезапная, Бурная), усмирил беспокойства в Имеретии, Гурии и Мингрелии, присоединил к России Абхазию, Карабахское и Ширванское ханства. Он поощрял развитие на Кавказе торговли и промышленности, улучшил Военно-Грузинскую дорогу. При нем создавались лечебные учреждения на минеральных водах, был основан Пятигорск, а из крепости Кислой вырос город Кисловодск.

Правитель Кавказа привлекал на службу в свои войска даровитых и образованных людей. Он возрождал суворовские традиции в обучении и воспитании войск, за что солдаты и офицеры отвечали ему любовью. Генерал-патриот покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам, те даже прочили его в члены будущего Временного правительства. После того, как командир Кавказского корпуса промедлил с приведением своих войск к присяге новому царю - Николаю 1, в Петербурге усилились слухи о планах властолюбивого Ермолова отделить Кавказ от России. Алексей Петрович лишь иронически усмехался и все более мрачнел.

Вторжение персидских войск в пределы Грузии в 1826 г. послужило для Николая 1 поводом к обвинению Ермолова в непредусмотрительности и к посылке на Кавказ генерала Паскевича с особыми полномочиями от царя. Поручив Паскевичу командование войсками, Ермолов вскоре подал прошение об отставке, которое было удовлетворено в марте 1827 г.

Едва достигнув 50-летнего возраста, человек кипучей энергии, огромного административного и боевого опыта, Ермолов оказался обреченным на бездействие и более 30 лет прожил в Москве и Орле. Известный поэт И.Крылов откликнулся на отставку Ермолова баснями "Конь" и "Булат" - о неумении плохого наездника использовать прекрасного боевого коня и о булатном клинке, заброшенном и ржавеющем без пользы.

Уважение российского общества к опальному генералу сохранялось, поэтому Николай 1 в 1831 г. назначил его членом Государственного совета, однако от участия в заседаниях совета Ермолов уклонялся. Он изредка выезжал инспектировать войска и присутствовать на военных смотрах. В 1837 г. был пожалован генералом от артиллерии. С началом Крымской войны 1853 - 1856 гг. московское дворянство избрало Ермолова начальником губернского ополчения, но для 76-летнего Алексея Петровича эта должность была лишь почетной. Умер Ермолов 11 апреля 1861 г. в Москве и по завещанию похоронен в Орле, рядом с отцом, в церкви Троицкого кладбища.

Использованы материалы кн.: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 г.

ЕРМОЛОВ Алексей Петрович (24.5.1772, Москва -11.04.1861, там же), генерал от инфантерии (1818). Из древнего дворянского рода, происходившего от приехавшего в 1506 в Москву татарина Арслана Мурзы. Сын мценского уездного предводителя дворянства. Образование получил в Благородном пансионе Московского университета. В 1787 записан унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк. В 1791 произведен в поручики и с чином капитана выпущен в Нижегородский драгунский полк. С конца 1792 старший адъютант генерал-прокурора графа А.М. Самойлова. С марта 1793 квартирмейстер 2-го бомбардирского батальона. С окт. 1793 репетитор Артиллерийского и Инж"нерного кадетского корпуса. Участник подавления Польского восстания 1794, за отличия при штурме Праги награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. Участник Персидского похода 1796. Был членом тайного Смоленского офицерского политического кружка и в нояб. 1798 арестован по обвинению в антиправительственной деятельности. Вскоре освобожден, а следствие прекращено. 'Однако через 2 недели Е. был вновь арестован и затем выслан в Кострому под надзор. После вступления на престол Александра 1 15.3.1801 помилован. С июня 1801 командир конно-артиллерийской роты. Участвовал в кампаниях 1805 и 1806—07. С авг. 1807 командир 7-й артиллерийской бригады в составе дивизии ген.Д.С. Дохтурова. За отличия в сражении цри Гут-тштадте (28.5.1807) и Пассаге награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. В сражениях при Гейльсберге и Фридланде командовал артиллерией левого фланга. В авг. 1807 из-за разногласий с А.А. Аракчеевым подал в отставку, но по просьбе императора остался в армии. 16.3.1808 произведен в генерал-майоры и стал одновременно инспектором конно-артиллерийских рот. С окт. 1809 командовал артиллерийской бригадой в дивизии ген. А.А. Суворова, а затем резервными войсками на галицийской границе. С мая 1811 командир гвардейской артиллерийской бригады, а позже одновременно командовал гвардейской пехотной бригадой (лейб-гвардии Измайловский и Литовский полки). С марта 1812 командир гвардейской пехотной дивизии. После начала Отечественной войны 1812 Е. 26 июня (8 июля) по настоянию М.Б. Барклая-де-Толли заменил Ф.О. Паулуччи на посту начальника Главного штаба 1-й Западной армии. Ближайший помощник ген. Барклая-де-Толли, противник отступления. Участвовал в разработке планов русских армий, в т.ч. сражения при Смоленске. В сражении при Валутиной Горе (7.8.1812) командовал правой колонной. За руководство войсками в бою под Лубином произведен в генерал-лейтенанты. Во время Бородинского сражения фактически выполнял обязанности начальника штаба М.И. Кутузова. Лично возглавил контратаку 3-го батальона Уфимского пехотного полка на занятую французами «батарею Раевского», был ранен. После сражения исполнял обязанности начальника штаба соединенных армий. На совете в Филях 1(13) сент. выступал против оставления Москвы и предлагал дать французам сражение. Отличился в сражениях при Малоярославце, Вязьме, Красном. 7.11.1812 назначен командиром усиленного отряда. С 21 нояб. — исполняющий обязанности начальника штаба 1-й Западной армии. С 19.12.1812 командующий артиллерией действующей армии. После неудачного сражения при Лютцене (20.4.1813) обвинен ген. П.Х. Витгенштейном в нераспорядительности и переведен на пост командира 2-й гвардейской пехотной дивизии. В сражении при Кульме возглавлял 1-ю гвардейскую дивизию, а после ранения ген. А.И. Остермана-Толстого принял его корпус. С конца мая 1814 командовал Обсервационной армией на австрийской границе. С мая по нояб. 1815 командир гвардейского корпуса. По окончании кампании награжден орденом Св. Георгия 2-й степени. В кампанию 1815 командовал 6-м пехотным корпусом, с которым в апр. выступил из Кракова. С 29.6.1816 командующий Отдельным Грузинским (с 1820 — Кавказским) корпусом, управляющий гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях, чрезвычайный посол в Персии. Во время русско-турецкой войны 1826—28 вступил в конфликт с ген. И.Ф. Паскевичем и 3.3.1827 подал в отставку «по домашним обстоятельствам». С дек. 1831 член Государственного совета. В 1837 переименован в генералы от артиллерии. В марте 1839 уволена отпуск «до излечения болезни». Во время Крымской войны в февр. 1855 избран начальником ополчения в 7 губерниях, но в мае 1855 из-за разногласий с командованием покинул пост.

Использованы материалы книги: Залесский К.А. Наполеоновские войны 1799-1815. Биографический энциклопедический словарь, Москва, 2003

Сочинения:

Записки А. П. Ермолова. 1798-1828. М., Высшая школа, 1991

Записки. Ч. 1—2. М., 1865—1868.

Литература:

Алексей Петрович Ермолов, 1777 - 1861: Биогр. очерк. - СПб.: Рус. воен.-ист. о-во, 1912. - 207 с.: ил„ портр.

Бейтуганов С.Н. Кабарда и Ермолов: Очерки истории. - Нальчик: Эльбрус, 1993. - 300 с.

Блиоев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война: [1817 -- 1864]. - М.: ТОО "Росет", 1994. - 522 с.

Гордин Я. Легенда о генерале Ермолове: [О А.П. Ермолове: (1777 - 1861)] // Новое время.-1995.-№5.-С. 36-38.

Ермолов А. Алексей Петрович Ермолов (1777 — 1861). Спб., 1912;

Ермолов А.П. Записки А.П. Ермолова, 1798 - 1826 / Сост., подгот. текста, вступ. ст. и коммент. В.А. Федорова. - М.: Высш. шк., 1991. - 462 с.: ил.

Кавтарадзе А.Г. Генерал А.П. Ермолов. - Тула: Приок. кн. изд-во, 119 с.

Михайлов О.Н. Генерал Ермолов: Ист. роман // Михайлов О.Н. Избранное: В 2 т. Т. 2.-М.: Воениздат, 1989.-С. 3 - 414.

Погодин М.П. Алексей Петрович Ермолов. Материалы для его биографии. - М., 1864, - 452 с.

Уманец Ф.М. Проконсул Кавказа: Ист. монография. -- СПб., 1912.-116 с.

Утверждение русского владычества на Кавказе. К столетию присоединения Грузии к России. 1801 - 1901. Т. 3, ч. 1: Время А.П. Ермолова. 1816 -1826 гг. - Тифлис: Воен.-ист. отдел Штаба Кавк. воен. округа, 1904.-564 с.

Шишов А.В. Герой антинаполеоновских войн: [О ген. от инф. А.Ермолове (1777 - 1861)] // Воен. вестник. - 1993. -№ II.- С. 86-89.

Эйдeльмaн Н.Я. Быть может за хребтом Кавказа.. :(Русская литература и общественная мысль первой половины XIX в. Кавказский контекст). М., 1990. (Указ. имен.)

Экштут С. Алексей Ермолов: [О ген. от инф. А. Ермолове, главнокомандующем войсками в Грузии, и о его участии в подавлении чеченского восстания в 1825 г.] // Родина. - 1994. -№3-4.-С. 30-35.

Художественная литература:

"Роман-газета" № 5. Олег Михайлов. Проконсул Кавказа. Генерал Ермолов. Исторический роман.

"Роман-газета" № 6. Олег Михайлов. Проконсул Кавказа. Генерал Ермолов. Исторический роман.

Далее читайте:

Г.-м. Ермолов Главнокомандующему 1-ю армиею ген. Барклаю де-Толли

Прокламации ген. Ермолова 1819 - 1822 годов

Бородинское сражение 1812 г.

Участники наполеоновских войн (биографический справочник).

Записки А. П. Ермолова. 1798-1826 гг.:

Записки генерала Ермолова, начальника Главного штаба 1-й Западной армии, в Отечественную войну 1812 г.

Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией.

Автобиография, написанная А. П. Ермоловым в 1858 г.

Русский литературный анекдот XVIII-начала XIX вв. А. П. Ермолов.

о. Сергий (РАЗУМЦЕВ). Потомки Ермолова.

Ершова А.О., студентка 2 курса истор. ф–та КГУ (Кострома). Кострома – место ссылки А.П. Ермолова и М.И. Платова: исследования историков и краеведов.

 

1812w.ru

Ермолов - это... Что такое Ермолов?

        Алексей Петрович [24.5(4.6).1777, Москва,—11(23).4.1861, там же, похоронен в Орле], русский военный и государственный деятель, генерал от инфантерии (1818) и от артиллерии (1837). Родился в семье офицера, учился в Московском университетском благородном пансионе. 10 лет записан в Преображенский полк и с 1791 служил в армии в чине капитана. Участвовал в войне с Польшей (1794) и Персидском походе 1796. В 1798, как один из участников Смоленского офицерского политического кружка, арестован и сослан «на вечное житьё» в Кострому, в 1801 возвращен из ссылки. Во время войн 1805—07 с Францией проявил храбрость и выдающиеся способности артиллерийского начальника. Во время Отечественной войны 1812 с 1(13) июля был начальником штаба 1-й Западной армии, сыграл значительную роль в сражениях при Валутиной Горе, Бородино и Малоярославце; под Бородином лично водил войска в атаку. После Бородинского сражения был начальником штаба объединённых армий. Во время заграничных походов 1813—14 начальник артиллерии союзных армий, командовал дивизией и корпусом, отличился при Кульме. С 1816 командир Отдельного Грузинского (позже Кавказского) корпуса, главнокомандующий в Грузии и одновременно чрезвычайный и полномочный посол в Иране. Возглавляя военную и гражданскую власть на Кавказе, проводил жестокую колониальную политику, руководил завоеванием Северного Кавказа. Вместе с тем, будучи сторонником суворовских методов обучения и воспитания войск, был оппозиционен аракчеевскому режиму, выделялся властным и независимым характером. Пользовался репутацией прогрессивного деятеля, и декабристы даже намечали его в состав Временного революционного правительства. За связь с декабристами в марте 1827 отозван Николаем I с Кавказа, а в ноябре 1827 уволен в отставку. В 1855 во время Крымской войны избран начальником государственного ополчения в 7 губерниях, но принял эту должность по Московской губернии.

         Соч.: Записки, ч. 1—2, М., 1865—68.

         Лит.: А. П. Ермолов. Материалы для его биографии, собранные М. Погодиным, М., 1864; Ермолов А., А. П. Ермолов (1777—1861). СПБ. 1912.

         А. Г. Кавтарадзе.

        

        А. П. Ермолов.

dic.academic.ru

А.П. Ермолов

Записки А. П. Ермолова

1798-1826 гг.

Заметки А.П. Ермолова о его молодости.

Записки артиллерии полковника Ермолова, с объяснением по большей части тех случаев, в которых он находился, и военных происшествий того времени [1801-1807 гг.]

Записки артиллерии генерал-майора Ермолова. От окончания войны в Пруссии до кампании 1812 г.

Записки генерала Ермолова, начальника Главного штаба 1-й Западной армии, в Отечественную войну 1812 г. «...Настал наконец желанный день! Скрывающееся в тумане солнце продолжило до шести утра обманчивое спокойствие. Первые лучи его осветили то место, где с полным самоотвержением готовы русские принять бестрепетно неравный бой! Здесь, величественная Москва, участь твоя вверяется жребию. Еще несколько часов, и если твердою грудью русских не будет отвращена грозящая тебе опасность, развалины укажут место, где во времена благоденствия ты горделиво воздымалась!»

Записки Алексея Петровича Ермолова во время управления Грузией. «...Ниже по течению Терека живут чеченцы, самые злейшие из разбойников, нападающие на линию. Общество их весьма малолюдно, но чрезвычайно умножилось в последние несколько лет, ибо принимались дружественно злодеи всех прочих народов, оставляющие землю свою по каким-либо преступлениям. Здесь находили они сообщников, тотчас готовых или отмщевать за них, или участвовать в разбоях, а они служили им верными проводниками в землях, им самим не знакомых. Чечню можно справедливо назвать гнездом всех разбойников...»

Автобиография, написанная А. П. Ермоловым в 1858 г.

Электронная публикация выполнена Поляковым О. в рамках интернет-проекта «1812 год» по изданию «Записки А. П. Ермолова. 1798-1828» М., Высшая школа, 1991

Далее читайте:

Ермолов Алексей Петрович (1777-1861), российский генерал от инфантерии

 

 

www.hrono.ru