Генерал Антонов - военный интеллигент и ледяной сфинкс. А и антонов


Генерал армии А.И.Антонов. | Военная история

Советский Союз в 1945 году окончил войну с лучшим военно-политическим командованием.

Всему миру известны имена советских маршалов которые победили немецких полководцев,но при этом незаслуженно забыто имя одного генерала армиию.

В частности стоит отметить что у Советсеой арми был лучший начальник генерального штаба.

Звали его Алексей Иннокентьевич Антонов.

Единственный из всех награждённых советских военачальников орденом «Победа» в звании генерала армии и единственный советский кавалер ордена, которому не было присвоено звание Героя Советского Союза.

Антонов являлся единственным генералом армии, и вообще единственным генералом, удостоенным ордена «Победа»

В то время как многие Маршалы имели только орден Суворова 1 степени

БИОГРАФИЯ

Алексей Иннокентьевич Антонов родился 28 (15 —по старому стилю) сентября 1896 года в Гродно.

Семья —интернациональная, отец —Иннокентий Алексеевич —артиллерийский офицер, из дворян, правда, небогатых.

Мать —Тереза Ксаверьевна, католичка, из польских шляхтичей, сосланных в свое время в Сибирь.

Там и познакомились родители Алексея. Судя по фотопортретам, которые висят в музее гродненской 11 школы имени генерала Антонова, это была красивая пара.

И сын их тоже не подкачал —его ум, спокойный характер и яркую внешность отмечали все, кто знал его впоследствии. Крещеный по православному обряду, он считал себя, конечно, русским, хотя владел и родным языком матери.

Ему еще не исполнилось и восьми, когда семья переехала в город Острог Волынской губернии. Там в 1907-м он поступает в гимназию.

В разгаре Первая мировая война, Антонова призывают в армию и направляют в Павловское военное училище.

После краткосрочного обучения, уже в конце 1916-го, он оказывается на фронте в лейб-гвардии Егерском полку.

Cначала прапорщик, потом полковой адъютант, в июле 1917-го на Юго-Западном фронте он получает осколочное ранение в голову и первую награду —орден Святой Анны IV степени «За храбрость».

Антонов демобилизуется. Вспоминает Людмила Иннокентьевна:

«Алексей решил осуществить давнишнюю мечту —стать лесничим —и поступил в Петроградский Лесной институт... Занятия в институте шли успешно, хотя приходилось одновременно работать в Продовольственном комитете Петрограда... Однако учиться пришлось недолго».

В КРАСНОЙ АРМИИ

Через шесть месяцев его призвали опять —на сей раз в Красную Армию. Так с 11 апреля 1919 года он стал кадровым военным.

Во время гражданской войны, уже в должности начальника штаба 45-й бригады 15-й дивизии

Участвовал в организации обороны Петрограда от войск корниловцев в сентябре 1917.

Весной следующего года А.И. Антонов предпринял последнюю попытку избежать военной карьеры, но Гражданская война вернула его в войска. С апреля 1919 г. Антонов начал службу на штабных должностях.

Под командованием Антонова 15-я Инзенская дивизия, перехватив инициативу, в 1920 г. очистила Кубань и юг Украины от белогвардейских частей.

За проявленные заслуги он получил почетное оружие и почетную грамоту Реввоенсовета, в которой указывалось:

«своим активным участием в последних боевых операциях на Сиваше способствовал… закреплению завоеваний великого пролетарского Октября».

После окончания боевых действий в Крыму 15-я ордена Красного знамени Инзенско-Сивашская дивизия была переведена на т. н. «трудовое положение»: весной 1921 года 45-я бригада Антонова занималась проведением посевной кампании в южной Украине.

В 1922 году дивизия расположилась в городе Николаев.

В это время Антонов начал готовиться к поступлению в военную академию —он был одним из немногих командиров такого уровня без военного образования.

Тем не менее, уже тогда его способности особо отмечали командующий 15-й дивизией Раудмец и командующий войсками Украинского военного округа Якир.

Наступило мирное время. Алексей Иннокентьевич продолжает службу на штабных должностях.

Из аттестации 1925 года, подписанной Командующим войсками Украинского военного округа Ионой Эммануиловичем Якиром:

"Обладает мягким характером, широкой инициативой, сообразителен, умело разбирается в любой обстановке.

Дисциплинирован, здоров, вынослив в походной жизни. Имеет большой практический опыт штабной работы. Ценный штабной работник. Ценные качества: аккуратность и настойчивость."

В 1928 году Антонов поступает на командный факультет Военной Академии им. Фрунзе. Он заканчивает его в 1931-м, овладев не только специальными знаниями, но и французским языком.

А.Антонов.1926 год.

После года работы в войсках его опять направляют в Академию, на созданный там новый факультет —оперативный.

Во время учебы проявились его недюжинные способности к военному делу, научный подход к исследованиям и аналитический склад ума.

Успешно овладев французским языком, Антонов получает квалификацию военного переводчика.

Яркая индивидуальность и личные качества Антонова обращают на него внимание руководителей и наставников, что обусловило его назначение на должность начальника штаба 46-й стрелковой дивизии.

После его окончания в 1933-м он получает диплом с отличием и такую характеристику:

«Отличный оперативно-штабной работник, готов для работы в высших штабах».

Завершив обучение, А.И. Антонов продолжает службу на штабных должностях в 46-й стрелковой дивизии, в укрепленном районе, а также начальником Первого (оперативного) отдела штаба Харьковского военного округа.

Антонов на практике смог реализовать многие теоретические положения советской военной мысли, участвуя в организации 12-17 сентября 1935 г. крупных военных маневров.

Полученные знания и накопленный опыт вновь выделяют его среди прочих, и в 1936 г. командование округа направляет его для обучения в недавно открытую Академию Генерального штаба РККА.

Там его однокурсниками были А.М. Василевский, Н.Ф. Ватутин, И.Х. Баграмян, Л.А. Говоров.

Успехи в учебе выдвинули его на первый план, и уже в следующем году Антонов был назначен начальником штаба Московского военного округа.

На этой должности он уделял большое внимание развитию механизированных частей, а также (исходя из опыта гражданской войны в Испании) подготовке противовоздушной и противотанковой обороны, отработке взаимодействия различных родов войск.

Казалось, что у этого очень организованного и интеллигентного человека огромной энергии в сутках есть дополнительные часы.

После напряженной работы с войсками столичного округа, Антонов находил время для обучения слушателей на кафедре общей тактики Военной академии имени М. В. Фрунзе.

Там на его занятиях советские военачальники знакомились с эволюцией практического применения немецких (в том числе - танковых) войск в ходе событий 1936 - 1940 гг.

Через год его назначают начальником штаба Московского военного округа.

Там начиналась работа по совершенствованию танково-артиллерийского оснащения дивизий, и Антонов отрабатывал тактику действий войск в новом составе.

В конце 1938-го происходит новый поворот в его судьбе: он становится преподавателем Академии Фрунзе.

И к тому же ведет научную работу, в частности, анализирует тактику немецких войск в наступлении и эволюцию применения танковых соединений на примере гражданской войны в Испании.

В марте 1941 г. генерал-майор Антонов получил назначение заместителем начальника штаба Киевского особого военного округа.

Великую Отечественную он встречает в звании генерал-майора.

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Генерал-майор Алексей Антовов встретил войну в Киевском военном округе.

24 июня 1941 года с выделением из состава округа управления Юго-Западного фронта Алексей Антонов был назначен начальником Штаба Киевского особого военного округа. На должности он продолжил мобилизационную работу

За первые четыре дня войны по десяти областям округа план призыва по личному составу был выполнен на 90 %, поставки автомобилей —на 70-76 %, тракторов —на 81 %, лошадей и повозок —на 83 %

Он же занимался вопросами эвакуации из прифронтовой полосы —к середине июля за Днепр были эвакуированы 120 тысяч военнообязанных, 24 тысячи лошадей, 10 тысяч повозок

Под непосредственным руководством Антонова также были сформированы 13-я и 17-я запасные стрелковые бригады и ряд частей окружного и армейского подчинения, до 5 июля туда были направлены 7350 младших командиров

В августе Алексей Антонов возглавил работу по формированию управления Южного фронта, а 27 августа возглавил его штаб.

НА ЮЖНОМ ФРОНТЕ

В конце августа-начале сентября 1941 года на Южном фронте складывалась катастрофическая обстановка.

В середине августа части и соединения немецкой Группы армий «Юг» вышли к Днепру на всём протяжении от Херсона до Киева, в конце августа многие из них уже форсировали Днепр.

К концу сентября войска фронта вели оборону уже в районе Мелитополя.

5 октября Антонов выехал из штаба в расположение 9-й армии для оказания помощи её командующему —генерал-майору Харитонову —по выводу 9-й, а также 18-й армии из-под угрозы окружения 1-й немецкой танковой армией.

За прошедшие месяцы войны в войсках был накоплен определённый опыт ведения боевых действий против немецких войск, его обобщением и систематизацией занимался генерал Антонов

В октябре в штабы частей и соединений фронта были направлены его рекомендации по ведению боя, разведки, маскировки и взаимодействию сил

Среди привлеченных к этой работе был заместитель начальника политуправления фронта Леонид Брежнев

РОСТОВСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Об участии Антонова в разработке Ростовской операции практически ничего неизвестно.Но он был едва ли не основным её разработчиком.

В начале ноября немцы захватили Ростов, но Антонов тут же спланировал контрнаступление.

Вовремя произведенная перегруппировка, тщательное укрепление оборонительных позиций и более эффективное управление действиями войск позволили предотвратить форсирование немцами реки с ходу.

Потери немецкой армии под Таганрогом составили около 35 тысяч солдат и офицеров, а немецкое командование отказалось от первоначальных планов охвата Ростова с двух сторон.

5 ноября немецкая армия двинулась напрямую к Ростову, намереваясь взять город ударом с севера.

Противник еще находился на подступах к городу, когда штаб Южного фронта уже планировал контрудар, который с упреждением был осуществлен 17 ноября 1941 года силами 9-й, 18-й, 37-й и 56-й армий.

Удар наносился в тыл 1-й танковой армии противника в западном и юго-западном направлении.

В ночь на 28 ноября Ростов-на-Дону был освобожден, а немецкие части ко 2 декабря были оттеснены за реку Миус, где фронт на долгое время стабилизировался.

13 декабря Алексей Антонов за успешно спланированную и проведенную операцию был награжден орденом Красного Знамени, а 27 декабря произведен в генерал-лейтенанты.

Из представления к награждению:

«Тов. Антонов —неутомимый, волевой, знающий свое дело командир.

В самые напряженные периоды боевой обстановки... спокойно и уверенно добивался постоянной связи с войсками, не теряя оперативного управления ими, чем обеспечил вывод армий Южного фронта из-под ударов противника с наименьшими потерями, организацию обороны на новых рубежах и нанесение противнику больших потерь...

Умелой разработкой плана операции войск Южного фронта по овладению городом Ростов-на-Дону, своевременным и точным проведением всех мероприятий по выполнению плана обеспечил успешный исход операции по разгрому бронетанковой армии Клейста...

Командующий войсками Южфронта генерал-лейтенант Малиновский».

Награждение Антонова потвенрждает его особую роль в организации Ростовской операции

В начале января 1942 г. генерал--лейтенант Антонов вновь проявил себя как талантливый стратег, он руководил разработкой Барвенково-Лозовской операции.

28 июля 1942 г. с началом битвы за Кавказ был создан единый Северо-Кавказский фронт, начальником штаба которого был назначен Антонов.

Командующий Закавказским фронтом генерал армии Тюленев в своих воспоминаниях писал:

"Антонов лично тщательно провел все расчеты предстоящих боевых действий, спланировал необходимые перегруппировки войск, наметил узлы сопротивления и нанесения контрударовчто позволило более эффективно и успешно вести боевые действия на этом участке фронта. "

Способность мыслить нестандартно побудили Антонова рекомендовать военному совету фронта создание горных батарей РСЗО (реактивные системы залпового огня) на дрезинах.

В ноябре 1942 г. Антонов был назначен начальником штаба Закавказского фронта. Ключевой задачей на этом этапе ставилось полное освобождение Северного Кавказа.

В числе прочего Антонов приоритетной задачей ставил формирование дивизий по национальному принципу.

До конца года было создано 19 национальных дивизий и более 200 истребительных батальонов

Алексей Антонов отлично зарекомендовал себя на фронтовой работе.Его ждало закономерное повышение,но совсем не то что он мог ожидать.

Ему предстояла работа в генеральном штабе,с которой справится отнюдь не каждый талантливый руководитель.

Г.Жуков не был приспособлен к этой работе и был снят,отправлен на фронт.Там он был в родной стихии.

Новый начальник генерального штаба Борис Шапошников справлялся с обязанностями,но позже уступил место А.Василевскому

Алексей Антонов не любил точно штабную работу,но вскорости ему пришлось поменять свой профиль

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ.1942 ГОД.

В середине 1942 года в Генеральном штабе сложилась трудная обстановка.

Александр Михайлович Василевский, бывший до июня руководителем главнейшего —Оперативного управления, стал начальником Генштаба.

На его место надо было найти толкового специалиста. За полгода сменилось семь претендентов, но никто из них не смог охватить в полной мере непростой объем оперативной деятельности.

В начале декабря 1942 г. Начальник Генерального Штаба Василевский предложил Антонову должность своего заместителя, начальника Оперативного управления Генерального Штаба, особо подчеркивая одобрение его кандидатуры лично И.В. Сталиным.

11 декабря Антонов прибыл в Москву.

Через пять дней после его прихода в Генштаб Оперативное управление заработало, как часы.

Первое время на посту начальника Оперативного Управления Антонов к работе со Ставкой практически не привлекался.

Да и работа в Генеральном Штабе была для него не вполне комфортной.

Он несколько раз ходатайствовал о переводе обратно на фронт, ближе к месту событий, однако постоянно получал отказ.

Более того, Василевский в одном из докладов характеризовал Алексея Иннокентьевича как исключительно ценного для Генштаба и Ставки.

Алексей Иннокентьевич ввел единую систему условных цветов и знаков на картах ,раньше каждый штабист и фронтовой генерал пользовались собственными обозначениями —в итоге, кроме них, никто другой в их картах разобраться не мог.

Был введен четкий распорядок работы и докладов Ставке.

А главное —Антонов потребовал точной и немедленной информации о любых изменениях на линии фронтов. Это дало ему возможность представлять себе картину и соотношение сил на каждом направлении и держать все нити управления в своих руках.

Сталину понравилась энергия нового работника, но он решил проверить его дополнительно.

В начале января 1943 г. первого заместителя начальника Генштаба Антонова командируют на Брянский фронт в расположение 18-го отдельного стрелкового корпуса в качестве представителя Ставки.

Его работа в Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операциях внесла немалый вклад в успех Красной армии.

Заслуги и авторитет Антонова были признаны всеми, включая начальника Генштаба и лично Сталина. По возвращении он стал часто бывать у вождя с докладами.

О том, какое впечатление произвели на Верховного результаты этих командировок, говорят два таких неординарных факта.

Сталин, хотя и занимал все высшие должности, оставался штатским человеком.

Быть Верховным Главнокомандующим —чаще всего, прерогатива главы государства. Главнокомандующими были и Черчилль, и Рузвельт, но не они управляли войсками.

Однако теперь рядом с вождем появился человек, благодаря которому он, Сталин, может в глазах всего мира выглядеть великим стратегом.

И 6 марта 1943 года он становится Маршалом Советского Союза. С этого дня Сталин —главный военный руководитель, что в корне меняет его имидж.

Теперь вождь уже не принимает ни одного решения, не обсудив его предварительно с Алексеем Иннокентьевичем. Он вызывает его иногда по нескольку раз в день.

В 1943-1945 годах только в кремлевском кабинете Сталина Антонов бывал не менее 238 раз(!)...

Это больше, чем кто-либо из руководителей наркомата обороны и Вооруженных сил, и больше, чем все командующие всеми фронтами за всё время войны, вместе взятые.

Свидетельствует (в своих мемуарах) вхожий в Кремль известный авиаконструктор Александр Сергеевич Яковлев:

«Антонов был очень близок Сталину, который считался с его мнением, питал к нему явную симпатию и доверие, проводил вдвоем с ним долгие часы, обсуждая положение на фронтах и планируя будущие операции.

Антонов держался просто, без высокомерия и гонора.

Он был всегда скромно одет —защитная гимнастерка, бриджи, сапоги, и только генеральские погоны выдавали его высокое положение в армии».

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ ПРИ ГЕНЕРАЛЬНОМ ШТАБЕ

Немалую лепту внес он и в сам порядок работы Оперативного Управления и всего Генерального Штаба в целом для его оптимизации и эффективности.

Среди наиболее значимых нововведений можно отметить единую универсальную систему условных топографических обозначений.

Теперь карту можно было прочитать и без присутствия ее составителя, что прежде существенно осложняло и замедляло работу. Было установлено жесткое расписание рабочего дня.

Повышенные требования Антонов предъявлял, прежде всего, к себе самому, находясь на службе в среднем по 17-18 часов в сутки. По воспоминаниям заместителя Антонова Штеменко,

«досконально знающий обстановку, он тем не менее к каждому докладу в Ставке готовился по 2-3 часа.

С подчиненными Антонов был тактичен, никогда не повышал голоса, однако и на поощрения был скуп, почти никогда не записывал, но в то же время все помнил».

Несмотря на более рациональное и эффективное распределение времени и усилий, объем информации, обрабатываемый Генеральным штабом, продолжал расти.

В его структуре по приказу Антонова появились Главное организационное управление и Управление по использованию опыта войны.

В подчинении Оперативного управления был создан корпус офицеров-представителей Генерального штаба.

Основным направлением работы Антонова было стратегическое планирование.

Начиная с Курской операции, Антонов участвовал в разработке всех ключевых операций и кампаний Вооруженных Сил СССР, по нескольку раз в день бывая с тщательно подготовленными докладами у Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

Особенно тесно в этот период генерал Антонов работал с Василевским и Жуковым.

Общим замыслом операции было противопоставить ожидавшемуся на Курской дуге немецкому наступлению глубоко эшелонированную оборону, ослабляя и выматывая немецкие войска, а затем силами пяти фронтов перейти в контрнаступление и уничтожить силы противника.

На Центральном фронте.

Слева направо: генерал-полковник войск связи И. Т. Пересыпкин, генерал-лейтенант К. Ф. Телегин, генерал-полковник К. К. Рокоссовский, Маршал Советского Союза А. М. Василевский и генерал-полковник А. И. Антонов.

Март 1943 года.

В целом, этот замысел в ходе оборонительного этапа битвы был успешно приведен в жизнь.

В связи со всё возрастающей нагрузкой на Генеральный штаб по приказу Антонова в его структуре было создано Главное организационное управление, а также Управление по использованию опыта войны.

В подчинении Оперативного управления был создан корпус офицеров-представителей Генерального штаба.

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК И ЛИЦО ГЕНШТАБА

В апреле 1943 года Алексею Антонову присваивается звание генерал-полковника.

Для сравнения —генерал-полковниками были в это время многие командующие фронтами, например, Иван Степанович Конев.

Проходит месяц, и Антонов освобождается от руководства Оперативным управлением (где он успел подготовить себе достойную замену —генерала Сергея Матвеевича Штеменко) и назначается Первым заместителем Начальника Генштаба.

А поскольку Василевский постоянно находится на фронтах в качестве представителя Ставки, то за него работает его первый зам.

Сам Василевский это подчеркнул впоследствии, в феврале 1945-го, в представлении Антонова к ордену:

«Будучи первым заместителем начальника Генштаба, он фактически с весны 1943 года несет на себе всю тяжесть работы начальника Генштаба при Ставке Верховного главнокомандования и вполне с нею справляется. Отлично руководит работой всего Центрального аппарата наркомата обороны СССР».

КУРСКАЯ ДУГА И ВОЕННЫЕ ОПЕРАЦИИ 1944 ГОДА

После начала советского контрнаступления на Курской дуге, 7 августа 1943 г., Антонов пришел к выводу, что в ходе продвижения вперед нарушается принцип максимального сосредоточения сил в избранном направлении на Харьков.

После анализа ситуации и соотношения сил Генштаб пришел к другому выводу: противопоставить немецкому наступлению специально организованную оборону —с тем, чтобы измотать противника, после чего перейти в контрнаступление. Сообщили об этом плане Жукову.

Он с ним согласился и 8 апреля направил это предложение Сталину. 12 апреля в Ставке, на узком совещании четырех —Сталина, Жукова, Василевского и Антонова —решение было принято.

Немедленно приступили к созданию глубоко эшелонированной обороны —на 200 с лишним километров.

И когда германская армия, после ряда отсрочек, рванулась 5 июля вперед, она наткнулась на сильнейшее сопротивление, была остановлена, а затем покатилась назад.

Генштаб во главе с Антоновым непрерывно следил за поддержанием максимального сосредоточения сил фронтов в ходе наступления. Между тем, выяснилось, что это не соблюдается на Воронежском фронте.

Тогда Антонов, после доклада Сталину, в ночь на 7 августа послал командующему фронтом генералу Ватутину указание не распылять ударную группировку Жадова и танковую армию Катукова.

А в ночь на 10 августа послал еще одну телеграмму о том же представителю Ставки Жукову.

Однако вовремя подоспевшие соединения советских войск не позволили существенно изменить баланс сил. Харьковская группировка немцев была обескровлена и начала отход.

7 августа 1943 года ему присвоили звание генерала армии....за успех под Курском

Значительный вклад А.И. Антонов внес в третью зимнюю военную кампанию, планирование которой началось в ноябре 1943 г.

В замыслы Ставки ВГК входило развертывание полномасштабной наступательной операции на широком фронте от Балтики до Черного моря силами войск всех родов и фронтов.

По итогам операции предполагалось освобождение Украины, Крыма и выход к границе СССР, разгром группы армий «Север», полное снятие блокады Ленинграда, создание основ для освобождения Прибалтики.

Ключевыми фигурами по отработке деталей плана были Жуков, Василевский и Антонов. В ходе кампании все основные цели командования были достигнуты, а 26 марта войска вышли к границе.

Разработка летней кампании 1944 г. в Генеральном штабе также велась с непосредственным участием Алексея Иннокентьевича Антонова.

Об основных ее положениях Антонов в конце апреля доложил Сталину

1 мая последним был подписан соответствующий приказ о ее утверждении. Итогом кампании должно было стать полное освобождение оккупированных территорий СССР.

Главный удар планировалось нанести на Белорусском направлении, разработку которого прорабатывал лично Антонов.

При подготовке операции «Багратион» Генштаб уделял особое внимание дезинформации противника относительно направлений главных ударов и численности войск.

Необходимо было создать у противника впечатление, что летнее советское наступление начнется на Украине.

Так, 3 мая Антонов дал указание командующему 3-м Украинским фронтом генералу армии Малиновскому

«показать за правым флангом фронта сосредоточение восьми-девяти стрелковых дивизий, усиленных танками и артиллерией… Показать движение и расположение отдельных групп людей, машин, танков, орудий и оборудование района».

Аналогичные приказы отдавались и командованию других объединений.

ЯЛТИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

С открытием 6 июня 1944 г. второго фронта в Европе появилась необходимость координации действий союзников, что для Антонова означало новые заботы и более широкий круг возникающих проблем.

Обмен информацией с союзниками и согласование различных операций стали одним из ключевых направлений работы Антонова.

Ему приходилось согласовывать объекты для бомбовых ударов, радиус действия союзных ВВС, определять сроки действий и направление усилий войск и флотов.

Для достижения скорейших результатов в этой области были подготовлены советские предложения к Ялтинской конференции, открывшейся 4 февраля 1945 г.

В первый же день конференции Антонов выступил с подробным докладом об обстановке и планируемых операциях на советско-германском фронте.

 

Военные советники на Ялтинской конференции

Помимо прочего на конференции было решено всю работу по координации действий союзных войск возложить на Генеральный штаб Красной армии в тесном сотрудничестве с главами военных миссий союзных государств в Москве.

На конференции был поставлен вопрос о сроках начала войны с Японией.

Антонову прямо в Ялте пришлось производить соответствующие расчеты, прогнозировать обстановку и определять, какими силами, в какие сроки можно будет нанести удар по Квантунской группировке.

По предварительным расчетам дата наступления была определена как два-три месяца после капитуляции Германии.

Интересным фактом в этом планировании является то, что при непосредственной подготовке Дальневосточной кампании корректировок в эти планы вносить не потребовалось.

Антонов,позади Сталина.

НАЧАЛЬНИК ГЕНРЕРАЛЬНОГО ШТАБА

В феврале 1945 г., с переводом маршала Василевского на должность командующего 3-м Белорусским фронтом, Антонов занял место начальника Генерального штаба.

Приезжавшие в Ставку командующие войсками, прежде чем идти к Верховному Главнокомандующему, обращались к Антонову за советом и оценкой подготовки боевых действий.

Представители Ставки, направляя свои доклады Сталину, непременно адресовали их копию «товарищу Антонову», зная, что генерал предпримет по этим докладам все необходимые действия точно и в срок.

Антонов выполнял работу нач.генштаба с 1942 года и это назначение было уже чистой формальностью

ОРДЕН "ПОБЕДА"

4 июня 1945 г. генерал Антонов был награжден высшим военным орденом СССР «Победа»

В обьявлении говорилось

«за умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования в деле проведения боевых операций большого масштаба».

Награждение уникальное по своей сути, так как все 14 кавалеров ордена кроме Антонова состояли в звании не ниже маршала.

Он также был награжден двумя орденами Суворова первой степени, орденом Кутузова, орденом Ленина и 14 иностранными орденами

Антонов очень дорожил своими наградами и это он сказал своей жене--Ольге Лепешинской.

Ольга Васильевна рассказывала, как они собирались на прием.

Алексей Иннокентьевич ее ждал. И если он в форме, то говорил:

"Ты зря стараешься надевать на себя столько украшений - все равно у меня больше"

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

С окончанием войны на Антонова легла нелегкая задача по переводу войск на мирные рельсы.

Сюда относились демобилизация, изменение организационно-штатной структуры войск и военно-учебных заведений. К лету 1945 г. Красная армия составляла 11,3 миллиона человек.

Генерал армии А.Антонов и маршал Г.Жуков.1945 год

Менее чем за полгода все фронты и многие армии были расформированы, а количество военно-учебных заведений - существенно сокращено.

С марта 1946 г. генерал Антонов вновь занимает должность первого заместителя начальника Генштаба, а в 1946 г. его избирают депутатом Верховного Совета СССР.

6 ноября 1948 г. Антонов переводится в Закавказский военный округ, где в течение года является первым заместителем командующего войсками округа Маршала Советского Союза Толбухина

А в 1950 г. впервые за долгое время штабной работы получает командную должность - командующего войсками округа.

В апреле 1954 г. он становится первым заместителем начальника Генштаба Маршала Соколовского и, одновременно, членом коллегии Министерства обороны СССР.

Слева-направо: Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, генерал Д. Эйзенхауэр, И. В. Сталин, генерал армии А. И. Антонов, посол США в СССР А. Гарриман на трибуне мавзолея.

12 августа 1945

После подписания Варшавского договора 14 мая 1955 г., на Антонова возлагается основная работа по организации аппарата управления армиями стран Варшавского договора и обучению войск совместным действиям.

Он лично участвует в организации и проведении большинства учений войск союзных стран. На посту начальника штаба Объединенных Вооруженных Сил стран Варшавского договора А.И. Антонов находился до конца своих дней.

ПОЧЕМУ НЕ ПРИСВОИЛИ ЗВАНИЕ МАРШАЛА

Что же послужило поводом тому, что власти не хотели присвоить ему звание маршала?

Ведь не для кого не секрет, что пиком военной карьеры для каждого советского военачальника являлось звание Маршала Советского Союза

А ведь Антонов стал генералом армии аж в 1943 году, когда многие будущие Маршалы имели в основном звания генерал-лейтенантов и генерал-полковников.

Выскажу предположение, что если бы Сталин прожил дольше, то Алексей Иннокентьевич наверняка получил бы маршальское звание потому, что Сталин, правильно оценивая заслуги военачальников, умел своевременно отмечать эти заслуги и видимо, на тот момент время Антонова еще не пришло.

Ведь недаром генералы армии И.Х. Баграмян и А.И. Еременко так и не стали маршалами при Сталине, хотя занимали явно маршальские должности.

После прихода к Власти Хрущева, в 1955 году группа военачальников была удостоена воинских званий Маршала Советского Союза и маршала рода войск, но генерала армии Антонова среди них опять не было. Почему?

Во первых А.И. Антонов был военачальником сталинской когорты, куда входили так же Маршалы Г.К. Жуков, А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, и другие.

Второе это то, что Антонов являлся кавалером ордена «Победа», имея лишь звание генерала армии.

В некоторых изданиях опубликованы факты грубого отношения к генералу армии Антонову со стороны вышестоящих начальников, которые Алексей Иннокентьевич очень болезненно это переживал, но, являясь высококультурным, выдержанным человеком, подавлял переживания в себе.

Я не привожу здесь фамилии этих военачальников, чтобы меня не обвинили в предвзятости.

После присвоения группе военачальников маршальских званий Хрущев на этом не успокоился и стал многим присваивать звание Героя Советского Союза, по случаю всевозможных юбилеев располагая новых Героев к личной преданности.

Антонов опять был обойден на этот раз званием Героя Советского Союза, которое к 1956 году, юбилейному для Антонова было давно им заслуженно. Почему опять обошли А.И. Антонова?

Да потому, что трудно себе представить, чтобы такой военачальник как Антонов, был лично предан такому деятелю, как Хрущев.

Скончался А.И. Антонов 18 июня 1962 года в Москве.

После смерти генерала армии А.И. Антонова в 1962 году, его имя фактически ни где не упоминалось

А ведь этот человек сделал для Победы много больше, чем некоторые военачальники, которые имели и маршальские звания и звания Героев.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Такова история военоначальника сталинской школы,когорты лушчих людей страны выигравших велику войну.

Его похоронили в Кремлевской стене со всеми почестями как выдающегося государственного полководца.

Его место рядом с двумя другими выдающимися деятелями--Георгием Жуковым и Иосифым Сталиным.

maxpark.com

Генерал Антонов Алексей Иннокентьевич: биография, подвиги

В период Великой Отечественной войны советская армия демонстрировала невероятное мужество. То, как наши воины боролись с фашисткими захватчиками, вошло в мировую историю как образец героизма, осознания абсолютной ценности своей жизни только в разрезе ее исключительной полезности в конкретный момент опасности для своей родины. Однако помимо героизма солдат вся военная кампания была ознаменована и талантливыми стратегическими решениями, исходившими от военачальников. К таким стратегам-профессионалам, безусловно, относился и Антонов Алексей Иннокентьевич, краткая биография которого изложена в этой статье.

генерал антонов

Потомственный военный

Будущий генерал Алексей Антонов родился в Белоруссии 15 сентября 1896 года в семье военного, что, вероятно, и предопределило его судьбу. Его отец, Иннокентий Алексеевич, был офицером, служил в артиллерии в чине капитана. Мать Тереза Ксаверьевна вела домашнее хозяйство и растила детей - старшую дочь Людмилу и сына Алексея. Она была по происхождению полячкой, ее отца сослали в Сибирь за участие в Шляхетском восстании в Польше 1863-65 годах. Дед Алексея Иннокентьевича тоже был офицером, родом из Сибири, окончивший Александровское военное училище. Отец же хотел обучаться в Академии Генштаба, однако в зачислении ему было отказано из-за того, что жена Тереза была католичкой. Он не захотел заставлять жену менять веру на православную, потому и отправился вместе с семьей в белорусский город Гродно на службу в артиллерийской бригаде. Будущий генерал Антонов благодаря происхождению матери прекрасно говорил не только на русском, но и на польском языке.

Первые годы учебы

Когда мальчику исполнилось восемь лет, семья перехала на Украину, куда его отец получил перевод по службе на должность командира батареи. Здесь он начал обучение в гимназии. Антонов Алексей Иннокентьевич, биография которого, вероятно, была определена военным прошлым его отца и деда, изначально никакой предрасположенности к военной карьере не проявлял. Он был крайне болезненным, застенчивым и нервозным мальчиком. Видя это, Антонов-старший примирился с мыслью, что сын не пойдет по его стопам. Он начал много и активно заниматься с сыном, его физическим и интеллектуальным развитием. Антонов-младший закалялся, научился играть в шахматы, ездить верхом, позднее отец привил ему интерес к фотографии. Кроме того, когда сын стал постарше, он стал брать его на лето в полевые лагеря.

Алексею было двенадцать, когда отец неожиданно умер. Семья жила на военную пенсию, мать подрабатывала уроками. Когда началась Первая мировая война, семья Антоновых переехала в Петербург. Спустя год мама тоже умирает. В 19 лет будущий генерал Антонов заканчивает питерскую гимназию и проходит испытания в университет. Его выбор пал на физико-математический факультет. Однако учиться он там так и не сможет. Отсутствие средств к существованию вынуждает юношу пойти работать на завод.

антонов генерал армии

Начало военного поприща

В связи с участием России в Первой мировой Антонова в 20 лет призывают на службу. В декабре 1916 года он экстерном проходит обучение в Павловском военном училище. В действующую армию он был направлен в чине прапорщика. Довольно быстро, буквально в начале следующего года, будущий генерал Антонов, биография которого уже вошла в военные рельсы, получил боевое крещение, был ранен в голову и отправлен в госпиталь. Тогда же он получил свою первую награду - Орден Святой Анны.

После ранения его направили в резервный полк. В августе 1917 года принял участие в подавлении корниловского мятежа. Он отвечал за формирование сводных частей и обеспечение их оружием. В мае 1918 года его военная карьера как будто закончилась: он уволился в запас и поступил на обучение в Петроградский лесной институт. Но гражданская жизнь длилась не долго - как только началась Гражданская война, он поступил в Красную армию.

Участие в Гражданской войне

Будущий генерал Антонов в апреле 1919 года поступил в распоряжение Южного фронта и был направлен для исполнения обязанностей помощника начальника штаба дивизии под Луганск. Кроме того, он обучал поступивших новобранцев. Вследствие боев и потери Луганска, который заняли части Деникина, Антонов стал временно замещать должность начальника штаба. Во второй половине 1920 года в результате ожесточенных боев с соединениями Врангеля дивизии Антонова удалось отвоевать территории Украины к северу от Крыма.

Во время боев за Севастополь будущий генерал Антонов Алексей Иннокентьевич познакомился с командующим фронтом Михаилом Фрунзе. Спустя несколько лет по результатам прошедших боевых действий он получил награду: Почетную грамоту и Почетное оружие Реввоенсовета.

генерал антонов алексей иннокентьевич

После Гражданской

После того как военные действия завершились и большевики окончательно одержали верх, будущий генерал Антонов и его дивизия перешли на трудовое положение и занялись полевыми работами на юге Украины. Он решил продолжить военное образование, начав готовиться к поступлению в Академию. Хотя он был на тот момент среди тех немногих, кто, дослужившись до командования, оставался без соответствующего образования, многие его коллеги отмечали выдающиеся способности. Между тем он начал обучение в Академии Фрунзе лишь шесть лет спустя, в 1928 году, уже после того как он вступил в компартию и в свой первый брак.

Он обучался на командном факультете, изучил французский язык и стал военным переводчиком. По свидетельствам его однокурсников, он проявлял серьезное рвение в учебе, особое внимание уделял занятиям по штабной работе и неоднократно проходил стажировку в войсках. После окончания обучения в 1931 году он возвращается на Украину и возглавляет штаб в Коростени. Спустя год в Академии открыли новый факультет - по оперативной работе, который будущий генерал Антонов Алексей Иннокентьевич заканчивает с отличием.

антонов алексей иннокентьевич подвиги

Штабная работа

В 1935 году он получил должность оперативника начальника штаба Харьковского военного округа. В его обязанности входило, в частности, отрабатывание маневров, организация масштабных военных учений. К маневрам привлекались также танковые и авиационные рода войск. В 1935 году на Украине проводились крупнейшие тактические учения, в которых приняло участие более шестидесяти тысяч человек и более трех тысяч боевой техники. Именно здесь отрабатывались многие новые достижения в оперативной работе, за проведение которых Антонов, в частности, был отмечен наградой наркома обороны.

В 1936 году Антонов был приглашен в качестве слушателя в новую Академию Генштаба Красной Армии. Однако проучился он там только год, после чего был направлен в Московский военный округ, где он возглавил штаб. В 1938 он перешел на преподавательскую работу и научно-исследовательскую деятельность в Академию Фрунзе. В частности, он изучал основные тактические методы немецких войск и расширение применения танковых частей. Это было темой его научных работ, с докладами он неоднократно выступал перед военным руководством. В феврале 1940 года он получил звание "доцент", а немного позднее ему было присвоено военное звание "генерал-майор".

антонов алексей иннокентьевич биография

Нападение Германии

За несколько месяцев до войны будущий генерал армии Антонов - биография и прихоть судьбы привела его в самое пекло - возглавил штаб Киевского военного округа. По большому счету, он готовил личный состав к вероятному удару, однако части были укомплектованы по правилам мирного времени - на 65%. Как только началась война, он стал начальником штаба Киевского особого военного округа. В течение довольно быстрого времени - четыре дня - ему удалось осуществить призыв по десяти подведомственным областям на 90%, техники - более чем на 80%. Кроме того, в зоне его ответственности также находилась эвакуация гражданского населения. Уже в августе будущий генерал армии Антонов Алексей Иннокентьевич занимался формированием штаба Южного фронта, который сам же и возглавил.

На Юго-западном фронте долгое время складывалась крайне тяжелая ситуация. Опыт, который довольно быстро накапливался в первые месяцы войны, обобщал и систематизировал Антонов. Составленные по итогам рекомендации о ведении боя, маскировке, разведке и прочее он направлял в военные штабы. Он занимался подготовкой контрудара на Ростовском направлении в ноябре, за что получил Орден Красного знамени и повышение в чине - "генерал-лейтенант".

В ноябре 1943 года ему было присвоено звание "генерал армии". Позднее он принимал участие в разработке Курской битвы, где он тесно работал с Георгием Жуковым и Александром Василевским. Во время проведения операции он был дважды ранен. В том же составе разрабатывалась третья зимняя военная кампания - зачищение от фашистов Украины, Крыма, вывод вражеских войск за границы страны, а также освобождение по северному направлению и снятие блокады с Ленинграда. Летнюю кампанию 44-года также разрабатывал непосредственно Антонов, генерал армии СССР, о чем он докладывал лично Сталину в апреле.

антонов алексей иннокентьевич краткая биография

Участие в Ялтинской конференции

Второй фронт, несмотря на все обещания, был открыт только в июне 1944 года. В связи с этим появилось еще одно направление в работе - координация действий союзников. Это стало обязанностью Антонова, который регулярно встречался с представителями США и Великобритании. В феврале 1945 года Антонов, генерал армии, принял участие в знаменитой встрече лидеров антигитлеровской коалиции в Ялте - он читал подробный доклад о положении дел на полях сражений. Позднее он был назначен начальником генштаба. Как отмечают историки, он был в кремлевском кабинете Сталина больше, чем кто бы то ни было из военного руководства - более 280 раз.

Антонов Алексей Иннокентьевич, подвиги которого были более чем очевидны, лично разрабатывал план захвата Берлина, позднее он был приставлен к высшей военной награде - ордену "Победа". Стоит отметить, что он был единственным награжденным из 14, получивших орден не в звании маршала.

генерал антонов биография

По окнчании войны

Генерал Алексей Антонов после окончания войны первым делом занялся демобилизацией и расформированием войск. Затем в 1946 году был избран депутатом в Верховный совет Советского Союза. С 1948 по 54 годы служит в Закавказье, затем возвращается в Москву, где стал работать первым замом начальника генштаба, а также вошел в коллегию министерства обороны. В 1955 году возглавид Организацию Варшавского договора. Умер в Москве в возрасте 66 лет. Прах генерала вмурован в Кремлевскую стену.

fb.ru

Самуил Кур: Генерал и генералиссимус. Алексей Антонов и Сталин (Номер 7 (210) от 1 апреля 2012 г.)

 

Есть два широко распространенных мифа о Великой Отечественной войне. Первый — что война была выиграна благодаря полководческому гению Сталина. Второй — что решающую роль в победе сыграл маршал Жуков.

Сегодня не является тайной, что просчеты и недальновидность вождя, его дружба с Гитлером, обучение немецких офицеров в СССР и уничтожение своего командного состава, а также неподготовленность Красной Армии к обороне — привели к трагическим последствиям первых месяцев войны. Что же касается умелого руководства военными действиями, то приписывание этого качества Сталину просто несерьезно. Он не был профессиональным военным, а столкновения гигантских армий — не игра в бирюльки. Для такой работы есть специалисты — военачальники.

В свою очередь, Георгий Константинович Жуков, отличаясь резким характером и безжалостностью, порой бросал на неизбежную гибель тысячи солдат и офицеров — даже, когда этого не обязательно требовала ситуация, или в результате непродуманных действий. Сошлюсь на один лишь факт — так называемую «ржевскую мясорубку». С января 1942-го по март 1943 года (больше года!) против немецких частей, закрепившихся на ржевском выступе, были проведены три безрезультатных операции. Безрезультатных по достижению цели, но не по потерям советских войск. Они составили, по разным подсчетам, от одного до двух миллионов человек. Кончилось тем, что немцы сами незаметно отошли на другие рубежи. (См. книгу «Гриф секретности снят: потери Вооруженных сил СССР в вой­нах, боевых действиях и военных конфликтах». М. Воениздат, 1993; исследование Герасимовой С.А. из Тверского государственного университета (2002 год) на сайте rshew-42.narod.ru/gerasimova.html, а также документальный фильм Алексея Пивоварова «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова», премьера которого прошла 23 февраля 2009 года на телеканале НТВ.)

Победа в Великой Отечественной войне была достигнута умением и мужеством прославленных и безымянных командиров и бойцов, воинским талантом целого ряда полководцев, и сводить всё к заслугам одного человека, конечно же, неверно. Более того, это неуважение к памяти миллионов, павших на поле боя.

Но в каждом мифе есть доля истины.

Сталин действительно, в силу своего авторитета и власти, провел огромную работу по обеспечению слаженного функционирования военного механизма, связей между фронтом и тылом.

Жуков действительно был незаурядным, волевым командующим, добивавшимся успеха на своем участке — любой ценой.

Однако в современной войне, с участием оснащенных мощной техникой соединений, с высокой мобильностью частей, нужно уметь видеть всю картину в целом, глубоко понимать замыслы и возможности противника — для того, чтобы строить свои планы. Ни Сталин, ни Жуков широким стратегическим мышлением не обладали.

Будущий маршал Жуков еще в 1930 году, когда он возглавлял бригаду в 7-й кавалерийской дивизии, получил от комдива Константина Рокоссовского такую аттестацию: «На штабную и преподавательскую работу назначен быть не может — органически ее ненавидит» (ВИЖ, 1990, №5). Между тем, разработка любой крупной операции всегда начинается за столом, на карте, с учетом всех факторов — это как раз штабная работа. Кроме того, у Жукова не хватало знаний, специальной подготовки; его образование сводилось лишь к кавалерийским курсам и краткосрочным курсам высшего начальствующего состава РККА, которые он окончил в 1929 году. То, что он сам себя считал стратегом (как следует из его мемуаров), дела не меняет. Убедительным подтверждением высказанной выше оценки жуковского полководческого дара являются его два ордена Победы, точнее, формулировки — за что их ему дали. Первый — в 1944 году — «За освобождение правобережной Украины» (за это же дали такой же орден еще двум маршалам), и второй — в 1945-м — «За умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования».

Что касается Сталина, то, заняв с началом войны все высшие военные должности — Верховного Главнокомандующего, наркома обороны, Председателя Государственного Комитета Обороны, он, тем не менее, осознавал свою слабость в военном искусстве и создал Ставку Верховного Главнокомандования — орган коллективного управления. Правда, поначалу он оказался мало эффективным — настоящего, талантливого лидера в нём не было.

Таким образом, возникает естественный вопрос: кто был ведущей фигурой в планировании разгрома немецко-фашистских полчищ? Ведь дело не в том, что Жукова хвалят — его есть за что хвалить, — а в том, что замалчивая его просчеты и неудачи и приписывая ему заслуги другиx, мы уходим от истины.

На поставленный выше вопрос есть ответ. Кроме целой плеяды блестящих полководцев, выигрывавших сражения на поле боя — того же Жукова, Василевского, Рокоссовского, Конева и других — был человек, который внес решающий вклад в разработку важнейших операций Красной Армии. Этого выдающегося стратега звали Алексей Иннокентьевич Антонов. Он единственный генерал, получивший орден Победы, и формулировка в наградном листе выглядит совершенно иначе, чем у исполнителей заданий командования: «За планирование боевых операций и координацию действий фронтов».

 

Первое прикосновение к теме

В восточной части города Гродно есть старинная улочка, которая многие годы — и при России, и при Польше — носила название Иерусалимской. Скорее всего, это необычное имя было связано с тем, что вела она к двум кладбищам — православному и католическому. Пришедшей в Западную Белоруссию советской власти это название, однако, резало слух, и ее переименовали в улицу Танкистов.

Все городские жители после вой­ны часто бывали в этом районе еще и потому, что здесь располагался главный рынок. Но вряд ли кто-либо знал о том, что в небольшом деревянном домике на Иерусалимской родился человек, жизнь которого, без преувеличения, серьезно повлияла на судьбы мира в XX столетии.

Лет сорок с лишним назад я пришел работать в 11-ю школу Гродно. Ее только что перевели с Танкистов в новое здание на соседней улице. Когда Александр Иванович Киркевич, заведующий отделом гродненского историко-археологического музея, предложил мне участвовать в создании экспозиции, посвященной генералу армии Алексею Иннокентьевичу Антонову, я согласился, не раздумывая. Сразу родилась идея: параллельно с главной выставкой в музейном зале организовать ее своеобразный филиал в школе. Образовалась группа ребят, проявивших интерес к теме и желание заниматься ею.

Шел конец шестидесятых. Генерал скончался недавно, в 1962-м. Связались с его родственниками, откликнулась сестра, Людмила Иннокентьевна. Вскоре она приехала в Гродно, привезла различные материалы, фотографии, личные вещи брата. Более ценное шло в музей, менее ценное — в школу. Людмила Иннокентьевна выступала перед старшеклассниками, потом еще раз приезжала в город своего детства.

Для нас с Александром Ивановичем в беседах с сестрой Антонова было интересно всё. Мне в память запали две ее фразы, подоплека которых в течение многих лет оставалась для меня тайной. Тогда уже начали появляться воспоминания о войне, и мы спросили Людмилу Иннокентьевну, не работал ли ее брат над мемуарами. Она ответила односложно: «Нет».

— Но почему? — удивился Александр Иванович. — Он ведь служил в Генштабе, в самой гуще событий!

— Алексей был честным человеком.

Мы переглянулись, но разъяснений не последовало.

В другой раз я спросил о семейной жизни генерала и его второй жене (выдающейся балерине Ольге Лепешинской). Людмила Иннокентьевна нахмурилась, поджала губы, а потом неприязненно заметила:

— Алексею нужна была не такая женщина.

Понадобились годы, чтобы понять смысл того, о чём недоговаривала сестра генерала. А заодно ответить еще на один вопрос: почему стратег такого масштаба не получил звания маршала и Героя. Постепенно вырисовался его жизненный путь — не внешняя канва, а реальная биография, основанная на фактах и честных воспоминаниях тех, кто служил рядом с ним.

 

Как Алексей Антонов стал военным специалистом

Алексей Иннокентьевич Антонов родился 28 (15 — по старому стилю) сентября 1896 года в Гродно. Семья — интернациональная, отец — Иннокентий Алексеевич — артиллерийский офицер, из дворян, правда, небогатых. Мать — Тереза Ксаверьевна, католичка, из польских шляхтичей, сосланных в свое время в Сибирь. Там и познакомились родители Алексея. Судя по фотопорт­ретам, которые висят в музее гродненской 11 школы имени генерала Антонова, это была красивая пара. И сын их тоже не подкачал — его ум, спокойный характер и яркую внешность отмечали все, кто знал его впоследствии. Крещеный по православному обряду, он считал себя, конечно, русским, хотя владел и родным языком матери.

Очарованный великолепным ладшафтом, окружавшим Гродно (сосновые леса, река Неман, озера), Аля, как звали его в семье, был абсолютно убежден, что свяжет свое будущее с изучением природы. Ему еще не исполнилось и восьми, когда семья переехала в город Острог Волынской губернии. Там в 1907-м он поступает в гимназию. Но в следующем году неожиданно умирает отец, прожив на свете всего 49 лет. Тяжелый удар — не только моральный, но и материальный — теперь дети живут за счет пенсии, а мать, кроме того, подрабатывает репетиторством.

В 1914-м Тереза Ксаверьевна с двумя детьми — Алексеем и его старшей сестрой Людмилой — перебирается в Петроград, где живут ее родственники. Но словно злой рок преследует их семью — через год мать умирает. Осиротевший сын заканчивает гимназию и поступает на физмат Петроградского университета. Учиться не на что, через два месяца он уходит работать на завод. В разгаре Первая мировая война, юношу призывают в армию и направляют в Павловское военное училище. После краткосрочного обучения, уже в конце 1916-го, он оказывается на фронте в лейб-гвардии Егерском полку. Сначала прапорщик, потом полковой адъютант, в июле 1917-го на Юго-Западном фронте он получает осколочное ранение в голову и первую награду — орден Святой Анны IV степени «За храбрость».

Антонов демобилизуется. Вспоминает Людмила Иннокентьевна: «Алексей решил осуществить давнишнюю мечту — стать лесничим — и поступил в Петроградский Лесной институт... Занятия в институте шли успешно, хотя приходилось одновременно работать в Продовольственном комитете Петрограда... Однако учиться пришлось недолго». Через шесть месяцев его призвали опять — на сей раз в Красную Армию. Так с 11 апреля 1919 года он стал кадровым военным.

Во время гражданской войны, уже в должности начальника штаба 45-й бригады 15-й дивизии Антонов прошел буквально огонь и воду, в частности, в числе первых форсировал Сиваш.

Наступило мирное время. Алексей Иннокентьевич продолжает службу на штабных должностях. Из аттестации 1925 года, подписанной Командующим войсками Украинского военного округа Ионой Эммануиловичем Якиром: «Обладает мягким характером, широкой инициативой, сообразителен, умело разбирается в любой обстановке... Ценный штабной работник. Ценные качества: аккуратность и настойчивость».

В 1928 году Антонов поступает на командный факультет Военной Академии им. Фрунзе. Он заканчивает его в 1931-м, овладев не только специальными знаниями, но и французским языком. После года работы в войсках его опять направляют в Академию, на созданный там новый факультет — оперативный. После его окончания в 1933-м он получает диплом с отличием и такую характеристику: «Отличный оперативно-штабной работник, готов для работы в высших штабах».

Вскоре он уже начальник оперативного отдела штаба Харьковского военного округа. А в 1936-м создается Академия Генерального Штаба, и Антонова приглашают в первый набор ее слушателей. Через год нарком Ворошилов забирает его оттуда и назначает начальником штаба Московского военного округа. Там начиналась работа по совершенствованию танково-артиллерийского оснащения дивизий, и Антонов отрабатывал тактику действий войск в новом составе.

В конце 1938-го происходит новый поворот в его судьбе: он становится преподавателем Академии Фрунзе. И к тому же ведет научную работу, в частности, анализирует тактику немецких войск в наступлении и эволюцию применения танковых соединений на примере гражданской войны в Испании. Великую Отечественную он встречает в звании генерал-майора.

 

Испытание огнем

Красная Армия отступает, немецкий вал докатывается до Днепра и Дона. Создается Южный фронт, и с 27 августа 1941 года Алексей Иннокентьевич — начальник его штаба. В начале ноября немцы захватили Ростов, но Антонов тут же спланировал контрнаступление. Оно началось 17 ноября 1941 года, и 28-го Ростов был освобожден, а затем противника отбросили чуть ли не на сотню километров. Это была отлично проведенная операция, одна из первых побед советского оружия. Антонов получил орден Красного Знамени и был повышен в звании — до генерал-лейтенанта. К сожалению, развить успех, поддержать атакующие армии было некому.

Из представления к награждению: «Тов. Антонов — неутомимый, волевой, знающий свое дело командир. В самые напряженные периоды боевой обстановки... спокойно и уверенно добивался постоянной связи с войсками, не теряя оперативного управления ими, чем обеспечил вывод армий Южного фронта из-под ударов противника с наименьшими потерями, организацию обороны на новых рубежах и нанесение противнику больших потерь... Умелой разработкой плана операции войск Южного фронта по овладению городом Ростов-на-Дону, своевременным и точным проведением всех мероприятий по выполнению плана обеспечил успешный исход операции по разгрому бронетанковой армии Клейста... Командующий вой­сками Южфронта генерал-лейтенант Малиновский».

В середине 1942 года в Генеральном штабе сложилась трудная обстановка. Александр Михайлович Василевский, бывший до июня руководителем главнейшего — Оперативного управления, стал начальником Генштаба. На его место надо было найти толкового специалиста. За полгода сменилось семь претендентов, но никто из них не смог охватить в полной мере непростой объем оперативной деятельности.

Наконец, в декабре 1942 года Василевский нашел в войсках генерал-лейтенанта Антонова. Через пять дней после его прихода в Генштаб Оперативное управление заработало, как часы. Алексей Иннокентьевич ввел единую систему условных цветов и знаков на картах (раньше каждый штабист и фронтовой генерал пользовались собственными обозначениями — в итоге, кроме них, никто другой в их картах разобраться не мог). Был введен четкий распорядок работы и докладов Ставке. А главное — Антонов потребовал точной и немедленной информации о любых изменениях на линии фронтов. Это дало ему возможность представлять себе картину и соотношение сил на каждом направлении и держать все нити управления в своих руках.

Сталину понравилась энергия нового работника, но он решил проверить его дополнительно. Уже меньше, чем через месяц, 10 января 1943 года, он направляет Антонова в качестве представителя Ставки на Воронежский и Брянский, а затем на Центральный фронты — разобраться в обстановке и осуществлять координацию действий войск. Итогом стала победа Красной Армии в двух операциях. О том, какое впечатление произвели на Верховного результаты этих командировок, говорят два таких неординарных факта.

Сталин, хотя и занимал все высшие должности, оставался штатским человеком. Быть Верховным Главнокомандующим — чаще всего, прерогатива главы государства. Главнокомандующими были и Черчилль, и Рузвельт, но не они управляли вой­сками. Однако теперь рядом с вож­дем появился человек, благодаря которому он, Сталин, может в глазах всего мира выглядеть великим стратегом. И 6 марта 1943 года он становится Маршалом Советского Союза. С этого дня Сталин — главный военный руководитель, что в корне меняет его имидж.

А в апреле Алексею Антонову присваивается звание генерал-полковника. Для сравнения — генерал-полковниками были в это время многие командующие фронтами, например, Иван Степанович Конев. Проходит месяц, и Антонов освобождается от руководства Оперативным управлением (где он успел подготовить себе достойную замену — генерала Сергея Матвеевича Штеменко) и назначается Первым заместителем Начальника Генштаба. А поскольку Василевский постоянно находится на фронтах в качестве представителя Ставки, то за него работает его первый зам. Сам Василевский это подчеркнул впоследствии, в феврале 1945-го, в представлении Антонова к ордену: «Будучи первым заместителем начальника Генштаба, он фактически с весны 1943 года несет на себе всю тяжесть работы начальника Генштаба при Ставке Верховного главнокомандования и вполне с нею справляется. Отлично руководит работой всего Центрального аппарата наркомата обороны СССР».

 

Курская дуга

На лето 1943 года Ставка и Генштаб планировали наступательные операции. Одной из серьезных проблем, стоявших перед Красной Армией, был Курский выступ («дуга»), размером около 200 км на 150 км, сильно укрепленный немцами и врезавшийся в расположение советских войск. Его необходимо было ликвидировать. Однако в эти планы неожиданно вмешались донесения глубоко законспирированных разведчиков. Два независимых источника сообщили о том, что именно под Курском Гитлер готовит мощную наступательную операцию под кодовым названием «Цитадель». Ее начало ожидалось в конце мая — начале июня. Некоторые командующие фронтами предложили опередить немцев и напасть на них самим, пока те не успели полностью подготовиться.

После анализа ситуации и соотношения сил Генштаб пришел к другому выводу: противопоставить немецкому наступлению специально организованную оборону — с тем, чтобы измотать противника, после чего перейти в контрнаступление. Сообщили об этом плане Жукову. Он с ним согласился и 8 апреля направил это предложение Сталину. 12 апреля в Ставке, на узком совещании четырех — Сталина, Жукова, Василевского и Антонова — решение было принято.

Немедленно приступили к созданию глубоко эшелонированной обороны — на 200 с лишним километров. И когда германская армия, после ряда отсрочек, рванулась 5 июля вперед, она наткнулась на сильнейшее сопротивление, была остановлена, а затем покатилась назад. Генштаб во главе с Антоновым непрерывно следил за поддержанием максимального сосредоточения сил фронтов в ходе наступления. Между тем, выяснилось, что это не соблюдается на Воронежском фронте. Тогда Антонов, после доклада Сталину, в ночь на 7 августа послал командующему фронтом генералу Ватутину указание не распылять ударную группировку Жадова и танковую армию Катукова. А в ночь на 10 августа послал еще одну телеграмму о том же представителю Ставки Жукову.

И все же, увлекшись наступлением, Воронежский фронт не обеспечил защиту флангов. Это позволило немцам нанести сильные контрудары, которые привели к серьезным потерям в наших войсках. Тогда, с подачи Антонова, Верховный отправил Ватутину директиву о том, что движение вперед в процессе наступления не должно превращаться в самоцель. В конечном итоге, спланированные Генштабом операции завершились успехом.

Курская битва, в результате которой были освобождены Орел, Белгород, Курск, Харьков, стала блестящей победой Красной Армии, означавшей поворот в войне. 27 августа за ее разработку и проведение Антонову присваивается звание генерала армии. Это, конечно же, было высокой оценкой, в первую очередь, со стороны Сталина.

 

В кабинете вождя

В своих воспоминаниях — очерке об Антонове — генерал Штеменко впоследствии писал: «У Верховного Главнокомандующего Алексей Иннокентьевич пользовался большим авторитетом за знание дела, за мужество, выражавшееся в прямоте и правдивости докладов, в которых ничто не приукрашивалось. Всё всегда соответствовало истине, как бы горька она ни была. Видимо, авторитетом Антонов пользовался и за то, что осмеливался, если было нужно, возражать Сталину и, уж во всяком случае, высказывать свое мнение».

Немалую роль играли и личные качества первого зама начальника Генштаба, на что Штеменко обращает особое внимание: «Без преувеличения можно сказать, что Алексей Иннокентьевич был человеком исключительным. Его отличительными чертами являлись прежде всего высокая эрудиция, общая и особенно военная культура, которые проявлялись в широте и глубине подхода ко всем вопросам работы, в речи, поведении, отношении к людям. За шесть лет совместной работы в Генеральном штабе мне ни разу не приходилось видеть его вышедшим из себя, вспылившим, обругавшим кого-то. Он обладал удивительно ровным, уравновешенным характером, ничего, однако, общего не имевшим с мягкотелостью. Уравновешенность и задушевность у Антонова сочетались с редкой твердостью и настойчивостью...».

Теперь вождь уже не принимает ни одного решения, не обсудив его предварительно с Алексеем Иннокентьевичем. Он вызывает его иногда по нескольку раз в день. В 1943-1945 годах только в кремлевском кабинете Сталина Антонов бывал не менее 238 раз — больше, чем кто-либо из руководителей наркомата обороны и Вооруженных сил, и больше, чем все командующие всеми фронтами за всё время войны, вместе взятые.

Свидетельствует (в своих мемуарах) вхожий в Кремль известный авиаконструктор Александр Сергеевич Яковлев: «Антонов был очень близок Сталину, который считался с его мнением, питал к нему явную симпатию и доверие, проводил вдвоем с ним долгие часы, обсуждая положение на фронтах и планируя будущие операции. Антонов держался просто, без высокомерия и гонора. Он был всегда скромно одет — защитная гимнастерка, бриджи, сапоги, и только генеральские погоны выдавали его высокое положение в армии».

 

Окончание следует

 

 

www.chayka.org

Антонов, Алексей Иннокентьевич — WiKi

Детство и юность

Родился 15 (28) сентября 1896 (1896-09-28) в городе Гродно (Белоруссия) в семье Иннокентия Алексеевича Антонова (1859—1908) — капитана, офицера-артиллериста, и Терезы Ксаверьевны Антоновой (1862—1915) — домохозяйки. По национальности — татарин-кряшен[2][3].

Дед Антонова — Алексей — выходец из Сибири, окончивший московское Александровское военное училище, также офицер. Тереза Ксаверьевна — полька, дочь сосланного в Сибирь за участие в восстании 1863—1864 годов. Иннокентий Антонов успешно сдал экзамены в Академию Генерального штаба, куда не был зачислен в связи с католическим вероисповеданием жены: «Если Ваша жена перейдёт в православие, Вы будете зачислены в Академию»[4]. После отказа от такого предложения И. А. Антонов был направлен в 26-ю артиллерийскую бригаду, дислоцировавшуюся в Гродно, где у него родился сын. Алексей был вторым ребёнком в семье, старшая сестра — Людмила — ко времени рождения Алексея только начала ходить. В детстве Алексей овладел как русским, так и польским языками[5].

В 1904 году семья переехала на Украину — в Острог Волынской губернии, куда на должность командира батареи перевели на службу Антонова-старшего. Здесь Алексей поступил в гимназию. Вопрос о его будущей военной карьере даже не поднимался по причине его болезненности, застенчивости и нервозности. Отец, который смирился с тем, что сын не продолжит военные традиции семьи, проводил много времени с сыном и занимался вопросами его физического и интеллектуального развития: закалял сына, научил верховой езде и игре в шахматы, заинтересовал фотографией, а с 10-11 лет каждое лето брал его в полевые лагеря[6]. В 1908 году отец Алексея умер, и они с матерью и сестрой жили на его пенсию. Мать подрабатывала подготовкой учеников к экзаменам. В 1914 году с началом Первой мировой войны Антоновы переезжают в Петербург к родственникам Терезы Ксаверьевны, где Алексей поступает в 8-й класс гимназии. В 1915 году после тяжёлой болезни мать Антонова умерла, а выдача пенсии за отца прекратилась. Алексей заканчивает Первую Санкт-Петербургскую гимназию, после чего поступает в университет на физико-математический факультет, где так и не начинает учиться: из-за нехватки средств вместе с двумя товарищами идёт работать браковщиком на завод Полякова в деревне Славянка под Петербургом[5].

В 1916 году призван в действующую армию. В декабре того же года окончил ускоренный курс обучения в Павловском военном училище, и в звании прапорщика направлен в лейб-гвардии егерский полк. В начале 1917 года полк был направлен в 8-ю армию Юго-Западного фронта генерала Алексея Каледина. Боевое крещение Антонов принял летом 1917 года — в ночь на 18 июня после артподготовки полк в числе других частей и соединений фронта перешёл в наступление южнее Станислава. К 27 июня 8-я армия заняла Галич, 28 июня — Калуш. 16 июля немецкие части перешли в контрнаступление, в ходе одного из боёв Антонов получил осколочное ранение в голову и был эвакуирован в госпиталь в Петроград. За храбрость, проявленную в бою, Антонов был награждён Орденом Святой Анны[5].

После выздоровления Антонова переводят в гвардии егерский резервный полк, где был избран помощником полкового адъютанта. 27 августа в полку проходило собрание по поводу корниловского мятежа. В резолюции собрания указывалось: «полк ждёт приказа к выступлению для охраны революции от нападения на неё со стороны измены»[7]. На столичных предприятиях началось формирование отрядов Красной гвардии. Антонов занимался организационными вопросами формирования сводных частей, обеспечения их оружием и обмундированием. 28 августа эти части заняли оборону вокруг Петрограда. Алексей Антонов в составе одного из сводных отрядов занимался строительством оборонительных сооружений в районе Пулковских высот. К 31 августа мятеж был подавлен[5].

До и после победы Октябрьской революции Антонов оставался на действительной службе в полку, а 1 мая 1918 года уволился в запас и поступил в Петроградский лесной институт. Учёбу он совмещал с работой служащим в продовольственном комитете Петрограда. Однако в запасе Антонов пробыл неполный год: началась Гражданская война и иностранная интервенция. В этих условиях 11 апреля 1919 года Алексей Антонов переходит на действительную службу в Красную Армию[5].

Гражданская война

11 апреля 1919 года Алексей Антонов был мобилизован в 1-ю Московскую рабочую дивизию Южного фронта РККА на должность помощника начальника штаба дивизии и направлен под Луганск, где дивизия вела тяжёлые бои. Там Антонов занимался помимо своих основных обязанностей обучением более 300 новобранцев, которых по его же ходатайству дивизии выделил городской военно-революционный комитет. 29 апреля дивизия Антонова перешла в контрнаступление, к концу дня совместно с 15-й Инзенской стрелковой дивизией взяла штурмом высоту Острая могила и продолжала наступательные действия. Однако уже 27 мая Луганск был взят войсками Деникина. В этих условиях 1-я рабочая дивизия была расформирована, а её части введены в состав 15-й Инзенской, Антонов был переведён на должность вр.и. о. начальника штаба 3-й бригады дивизии[5].

К октябрю части Деникина заняли практически всю Украину и Кубань, однако к концу осени стратегическая инициатива перешла к Красной армии. В январе 1920 года 15-я дивизия принимала участие в Ростовско-Новочеркасской операции, оттеснив на запад войска генерала Мамонтова. 27 марта дивизия Антонова в числе других соединений 9-й армии овладела Новороссийском, после чего Антонов был назначен начальником штаба 45-й бригады. В июне 1920 года 15-я дивизия совершила марш в южную Украину в район Каховки, где с ходу вступила в бой с частями Врангеля. Лишь в августе дивизия перешла в наступление, форсировав Днепр и овладев каховским плацдармом. 15-я дивизия обороняла вместе с 51-й стрелковой дивизией этот плацдарм от непрекращающихся контрударов до октября, пока совместно с другими соединениями Юго-Западного фронта не перешла в наступление, окончательно разгромив войска белых на севере от Крыма[5].

2 ноября 15-я дивизия прибыла к озеру Сиваш. В ночь на 8 ноября 45-я бригада в авангарде дивизии вброд перешла озеро и с боем закрепилась на Литовском полуострове, создав плацдарм для дальнейшего развития наступления в сторону Севастополя: началась Перекопско-Чонгарская операция Красной Армии. Здесь же Антонов познакомился с командующим фронтом Михаилом Фрунзе, который прибыл на плацдарм в ту же ночь. 10 ноября 15-я дивизия вышла на Крымский полуостров, 15 ноября был занят Севастополь, 16 ноября — Керчь. За действия 45-й бригады в Крыму в 1923 году Антонов был награждён Почётным оружием Реввоенсовета и Почётной грамотой, в которой указывалось: «(Антонов) своим активным участием в последних боевых операциях на Сиваше способствовал (…) закреплению завоеваний великого пролетарского Октября»[5].

В межвоенный период

После окончания боевых действий в Крыму 15-я ордена Красного знамени Инзенско-Сивашская дивизия была переведена на т. н. «трудовое положение»: весной 1921 года 45-я бригада Антонова занималась проведением посевной кампании в южной Украине. В 1922 году дивизия расположилась в городе Николаев. В это время Антонов начал готовиться к поступлению в военную академию — он был одним из немногих командиров такого уровня без военного образования. Тем не менее, уже тогда его способности особо отмечали командующий 15-й дивизией Раудмец и командующий войсками Украинского военного округа Якир. Однако в Академию Фрунзе в Москве Антонов поступил лишь в 1928 году. Этому предшествовали его женитьба первым браком с Марией Темок, а также вступление в ВКП(б)[5].

Антонов был зачислен на основной (командный) факультет академии. По свидетельству сокурсников, обладал завидной усидчивостью и настойчивостью в учёбе. Особенно любил занятия по штабной работе, часто выезжал в войска на стажировку. Успешно освоил французский язык и приобрёл квалификацию военного переводчика. В марте 1931 года Алексей Антонов выпускается из академии и вновь возвращается на Украину — на должность начальника штаба 46-й стрелковой дивизии в Коростень. На новом месте Антонов вёл активную работу с комсоставом дивизии, часто проводил командно-штабные учения, участвовал в разработке окружных учений. Уже осенью 1932 года его вновь направляют в Академию Фрунзе — на только что созданный оперативный факультет. В мае 1933 года окончил его с отличием, в выпускной аттестации начальником факультета Георгием Иссерсоном было отмечено: «Отличный оперативно-штабной работник, готов для работы в высших штабах»[5].

После окончания оперативного факультета Антонов ещё полтора года оставался на прежней должности, с октября 1934 года по август 1935 года служил начальником штаба Могилёв-Ямпольского укрепрайона. Осенью 1935 года Алексей Антонов был назначен начальником оперативного отдела штаба Харьковского военного округа. На этой должности Антонов занимался организацией крупных учений и маневров с применением различных, в том числе новейших видов и родов войск: танковых, авиации. 12-17 сентября 1935 года на Украине проводились грандиозные тактические учения с привлечением всех родов войск, 65 тысяч человек и 3 тысяч боевых машин[8], в их разработке также принимал участие Алексей Антонов. На учениях впервые на практике отрабатывались многие новые теоретические положения советской оперативной школы, в том числе теория глубокой операции. За тщательно подготовленные и успешно проведённые учения Антонов получил благодарность наркома обороны Маршала Советского Союза Ворошилова[5].

В октябре 1936 года 40-летний Алексей Антонов был направлен в только что созданную Академию Генерального Штаба Красной Армии, куда на преподавательскую работу перевели элиту теоретиков советского военного искусства: Михаила Алафузо, Дмитрия Карбышева, Евгения Шиловского и других. В числе первых слушателей этого учебного заведения были также Александр Василевский, Леонид Говоров, Иван Баграмян, Николай Ватутин. В Академии Генштаба Антонов успешно проучился только первый курс, когда в июне 1937 года его вызвал Ворошилов и назначил на должность начальника штаба Московского военного округа (командующий войсками округа — Маршал Советского Союза Будённый). В 1937—1938 годах с МВО начиналась реорганизация орг-штатной структуры стрелковых дивизий: в их составе появились артиллерийский противотанковый и зенитный дивизионы, танковый батальон. Отработка ведения боевых действий с переформированными дивизиями, а также целиком реорганизованными силами ПВО проходила на многочисленных окружных учениях, сценарии которых разрабатывал Антонов со своим штабом[5].

С декабря 1938 года Антонов перешёл на преподавательскую и научно-исследовательскую работу в Академию Фрунзе. Среди основных тем, над которыми работал Антонов, были тактика немецкой армии в наступлении и эволюция тактического применения танковых войск на опыте войны в Испании. Алексей Антонов неоднократно выступал с докладами на эти и другие темы на научных конференциях. 11 февраля 1940 года решением Высшей аттестационной комиссии Антонову было присвоено звание «доцент», а 4 июня того же года постановлением СНК СССР — воинское звание «генерал-майор». В марте 1941 года Антонов направлен в Киевский военный округ на должность заместителя начальника штаба округа. Фактически генерал Антонов занимался подготовкой войск округа к обороне от немецкого удара. Также к обязанностям Антонова относились организационно-мобилизационные вопросы: к лету большинство дивизий округа продолжало содержаться по штатам мирного времени — с укомплектованностью 65-75 %[9].

Великая Отечественная война

24 июня 1941 года с выделением из состава округа управления Юго-Западного фронта Алексей Антонов был назначен начальником Штаба Киевского особого военного округа. На должности он продолжил мобилизационную работу: за первые четыре дня войны по десяти областям округа план призыва по личному составу был выполнен на 90 %, поставки автомобилей — на 70-76 %, тракторов — на 81 %, лошадей и повозок — на 83 %; он же занимался вопросами эвакуации из прифронтовой полосы — к середине июля за Днепр были эвакуированы 120 тысяч военнообязанных, 24 тысячи лошадей, 10 тысяч повозок[10]. Под непосредственным руководством Антонова также были сформированы 13-я и 17-я запасные стрелковые бригады и ряд частей окружного и армейского подчинения, до 5 июля туда были направлены 7350 младших командиров[11]. В августе Алексей Антонов возглавил работу по формированию управления Южного фронта, а 27 августа возглавил его штаб.

В штабах фронтов

В конце августа-начале сентября 1941 года на Южном фронте складывалась катастрофическая обстановка. В середине августа части и соединения немецкой Группы армий «Юг» вышли к Днепру на всём протяжении от Херсона до Киева, в конце августа многие из них уже форсировали Днепр. К концу сентября войска фронта вели оборону уже в районе Мелитополя. 5 октября Антонов выехал из штаба в расположение 9-й армии для оказания помощи её командующему — генерал-майору Харитонову — по выводу 9-й, а также 18-й армии из-под угрозы окружения 1-й немецкой танковой армией. За прошедшие месяцы войны в войсках был накоплен определённый опыт ведения боевых действий против немецких войск, его обобщением и систематизацией занимался генерал Антонов, в октябре в штабы частей и соединений фронта были направлены его рекомендации по ведению боя, разведки, маскировки и взаимодействию сил[12]. Среди привлеченных к этой работе был заместитель начальника политуправления фронта Леонид Брежнев[5].

В октябре штаб фронта начал подготовку Ростовской оборонительной операции. 12-13 октября была проведена перегруппировка сил, и 9-я армия заняла оборону вдоль реки Миус. Перегруппировка позволила не допустить форсирования немцами реки с ходу, контрударом 9-й армии 1-я танковая армия фон Клейста была отброшена на 10-15 километров на запад. Несмотря на то, что с прибытием новых сил 17 октября немецкие части перешли Миус, угроза Ростову-на-Дону заметно ослабла: под Таганрогом потери немецкой армии составили 35 тысяч солдат и офицеров. Фон Клейст отказался от первоначального замысла охвата Ростова с двух сторон, и 5 ноября его армия двинулась к Ростову, намереваясь овладеть городом прямым ударом с севера. К середине ноября, когда немецкие части находились на подступах к городу, в штабе Южного фронта под руководством Антонова уже велось планирование советского контрудара. Работу генерала Антонова на этом направлении высоко ценил Маршал Тимошенко, а также Генштаб[13].

Ростовская наступательная операция началась с переходом в контрнаступление под Ростовом сил 37-й, 9-й, 18-й армий началось 17 ноября 1941 года. Удар наносился в западном и юго-западном направлении в тыл 1-й танковой армии. Затем в наступление перешла и 56-я армия с юга. В ночь на 28 ноября был освобождён Ростов-на-Дону (был потерян 21 ноября), ко 2 декабря немецкие части были отброшены за реку Миус, где фронт стабилизировался. Об этой операции, одном из первых успешных наступлений Красной армии в войне, Антоновым была написана статья, оставшаяся неопубликованной. 13 декабря за успешную операцию Алексей Антонов был награждён орденом Красного Знамени, а 27 декабря ему было присвоено звание «генерал-лейтенант». В первых числах января 1942 года Антонов со штабом занимался подготовкой Барвенково-Лозовской операции. Наступление советских войск юго-восточнее Харькова продолжалось 18-31 января и также увенчалось успехом.

12 мая началась Харьковская операция — стратегическое наступление силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов на левобережной Украине. Координировал и командовал действиями фронтов Семён Тимошенко. Вначале успех сопутствовал советским войскам, однако уже 17 мая 1-я танковая армия фон Клейста нанесла стремительный контрудар и вышла в тыл наступавшим советским частям. Сталин дважды отказывал новому начальнику Генштаба Василевскому в приказе о прекращении наступления, и 23 мая значительная часть 6-й, 9-й и 57-й армий оказалась в окружении, советские войска вновь отходили на восток[5].

28 июля с началом битвы за Кавказ Северо-Кавказский и Южный фронты были объединены в единый Северо-Кавказский под командованием маршала Будённого. Начальником штаба фронта был назначен Антонов. Для удобства оперативного управления войсками силы фронта были разделены на две оперативные группы: Донскую под командованием генерал-лейтенанта Малиновского на ставропольском и Приморскую генерал-полковника Черевиченко на краснодарском направлениях. К интересным организационным решениям, принятым военным советом фронта по рекомендации начштаба, можно отнести создание горных батарей РСЗО на дрезинах[5]. В сентябре-декабре 1942 года фронтом была проведена Туапсинская оборонительная операция. Тогда Антонов был переведен на должность начальника штаба Черноморской группы войск. По свидетельству командующего Закавказским фронтом генерала армии Тюленева, «Антонов лично тщательно провел все расчеты предстоящих боевых действий, спланировал необходимые перегруппировки войск, наметил узлы сопротивления и нанесения контрударов»[14].

В ноябре 1942 года Алексей Антонов был назначен начальником штаба Закавказского фронта. По окончании победоносной Битвы за Кавказ и в результате победы на Волге складывались благоприятные условия для освобождения северного Кавказа. Штаб фронта занимался подготовкой планов предстоящего наступления. В числе прочего Антонов занимался формированием «национальных» дивизий. За короткий период пребывания Антонова на этом посту было создано 19 таких дивизий и 211 истребительных батальонов[15]. Уже в начале декабря Начальник Генерального Штаба Василевский предложил Антонову должность своего заместителя-начальника Оперативного управления ГШ, добавив, что его кандидатуру одобрил Сталин. 11 декабря Алексей Антонов прибыл в Москву[5].

В Генеральном Штабе

За полгода до назначения Антонова из-за недостаточно хорошо организованной работы начальники Оперативного управления сменялись 7 раз. Генерал-лейтенант Алексей Антонов был назначен начальником Оперативного управления Генерального штаба. Начальник этого управления должен был ежедневно бывать с докладами в Ставке ВГК, однако первое время Антонов к работе со Ставкой практически не привлекался, а у Сталина был лишь однажды. По свидетельству Александра Василевского Антонов несколько раз просил находящегося тогда на Сталинградском фронте начальника Генштаба сделать все возможное, чтобы вернуть его на фронт. Вместо этого Василевский в очередном докладе в Москву вновь охарактеризовал Антонова как исключительно ценного для Генштаба и Ставки работника и попросил допустить его к работе, непосредственно связанной с обслуживанием Ставки в оперативном отношении. На это Сталин ответил: «Судя по вашим характеристикам, Антонов на фронте будет куда полезнее, чем в наших канцелярских делах»[16].

В начале января Антонов был командирован на Брянский фронт в расположение 18-го отдельного стрелкового корпуса в качестве представителя Ставки. Здесь Антонов занимался координацией действий соединений фронта в Острогожско-Россошанской операции, победно завершившейся 27 января, а также в Воронежско-Касторненской операции (24 января — 17 февраля). На фронте Антонов проработал до конца марта 1943 года, и его деятельность получила высокую оценку как начальника Генштаба, так и Сталина. После возвращения в Москву и первого доклада в Ставке, Антонов впоследствии стал бывать у Сталина по нескольку раз в день[5]. На должности Антонов много сделал для оптимизации работы Управления: например, только при нём в Управлении и во всем Генштабе была введена единая универсальная система условных топографических знаков рабочих карт. Было установлено жесткое расписание рабочего дня. Так, Антонову полагалось находиться при исполнении своих обязанностей 17-18 часов в сутки, на отдых отводилось время с 5-6 утра до полудня. По воспоминаниям заместителя Антонова Штеменко, «досконально знающий обстановку, он тем не менее к каждому докладу в Ставке готовился по 2-3 часа. С подчиненными Антонов был тактичен, никогда не повышал голоса, однако и на поощрения был скуп, почти никогда не записывал, но в то же время всё помнил»[5]. В связи со всё возрастающей нагрузкой на Генеральный штаб по приказу Антонова в его структуре было создано Главное организационное управление, а также Управление по использованию опыта войны. В подчинении Оперативного управления был создан корпус офицеров-представителей Генерального штаба.

Курская битва

Основным направлением работы Антонова как начальника Оперативного управления и заместителя начальника Генштаба было стратегическое планирование. Начиная с весенне-летней кампании 1943 года Антонов принимал участие в разработке всех важных кампаний и стратегических операций Вооружённых Сил. Первой из них стала Курская операция. Активная подготовка к её проведению началась в апреле, планированием которой активно занимался Генштаб. В этот период генерал армии Антонов (это звание было присвоено ему 27 августа 1943) особенно тесно работал с Василевским и Жуковым. Коллективным разумом был выработан общий замысел всей операции: планирующемуся немецкому наступлению на Курской дуге противопоставить глубоко эшелонированную оборону, обескровить немецкие войска в оборонительных боях, затем силами пяти фронтов перейти в контрнаступление и разгромить. Подготовка операции не обошлась без накладок: после двух не подтвердившихся предупреждений разведки о начале немецкого наступления 10-12 мая и 20 мая член военного совета Воронежского фронта Никита Хрущёв воспринял это как отказ немцев от наступления и просил Сталина дать приказ о нанесении упреждающего удара. Сталин был склонен с ним согласиться, и Жукову, Антонову и Василевскому «стоило некоторых усилий, чтобы убедить его не делать этого»[16]. Разошлись они с Хрущёвым и по поводу определения направления главного удара в контрнаступлении; в правильности нанесения удара в направлении Харьков-Полтава-Киев Сталина также пришлось убеждать. В самый разгар подготовки битвы на Курской дуге Антонов из-за чрезмерных нагрузок был освобождён от должности начальника Оперативного управления и сосредоточился на руководстве Генштабом. Его место занял Сергей Штеменко[5].

2 июля Генштаб оповестил командующих фронтами о начале немецкого наступления между 3 и 6 июля. Курская битва началась 5 июля 1943 года, оборонительные бои Воронежского и Центрального фронтов продолжались до 23 июля. Западный и Брянский фронты перешли в контрнаступление 12 июля, части Центрального фронта — 15 июля. 3 августа началась операция «Румянцев» — общее наступление фронтов в направлении на Харьков. Однако уже на 4-й день операции Антонов обнаружил, что нарушается принцип максимального сосредоточения сил на избранном направлении. В этой связи было отправлено соответствующее указание командующему Воронежским фронтом генералу Ватутину, однако, воспользовавшись ситуацией, немецкие войска нанесли ряд мощных контрударов по Воронежскому фронту силами резерва, нанося ему тяжёлый урон. Они, тем не менее, были отбиты, а Харьковская группировка немцев была окружена и выведена из строя. В августе Антонов дважды был в районе боевых действий[5].

Зимняя кампания 1943/44 годов

Подготовка к третьей зимней военной кампании началась в Генеральном штабе в ноябре 1943 года. Намеченные планы подразумевали развёртывание наступательных операций не на одном-двух главных направлениях, а на широком фронте от Балтики до Чёрного моря с применением войск всех фронтов, всех видов и родов войск, в прибрежных районах — с применением Военно-Морского Флота. Основное внимание было уделено флангам советско-германского фронта: на левом планировалось освобождение правобережной Украины, Крыма и выход к границе СССР; на правом — разгром группы армий «Север», снятие блокады Ленинграда, начало освобождения Прибалтики. Детали плана отрабатывались в Генштабе Жуковым, Антоновым и Василевским.

Наступление советских войск началось 24 декабря 1943 года: силами пяти фронтов была начата Днепровско-Карпатская операция, 14 января — Ленинградско-Новгородская операция. Кампания продолжалась до мая 1944 года, в ходе её были достигнуты все основные цели командования, 26 марта советские войска вышли на 85-километровом участке реки Прут к советско-румынской границе, началось освобождение Европы.

Летне-осенняя кампания 1944 года

Под непосредственным руководством Алексея Антонова в Генеральном штабе велась разработка летней кампании 1944 года. В её ходе предполагалось полностью освободить оккупированные территории СССР. О сути летней кампании Антонов доложил Сталину в конце апреля, а 1 мая им был подписан соответствующий приказ об утверждении. Направление главного удара — белорусское — Антонов прорабатывал лично, заложив основы решающего наступления кампании — операции «Багратион». Одной из первоочередных задач при её подготовке была дезинформация противника относительно планируемого направления главного удара. 3 мая Антонов отправил распоряжение командующему 3-м Украинским фронтом генералу армии Малиновскому «показать за правым флангом фронта сосредоточение восьми-девяти стрелковых дивизий, усиленных танками и артиллерией… Показать движение и расположение отдельных групп людей, машин, танков, орудий и оборудование район». Срок проведения оперативной маскировки устанавливался с 5 по 15 июня. Аналогичный приказ получил 3-й Прибалтийский фронт генерал-полковника Масленникова.

К непосредственной разработке плана Белорусской операции было привлечено помимо Антонова всего четыре человека: Жуков, Василевский, начальник Оперативного управления Генштаба и один из его заместителей. Предметная переписка, переговоры по телефону или телеграфу категорически запрещались[1]. Разработка операции «Багратион» продолжалась несколько недель, 20 мая её план был подписан Антоновым. В Ставке план обсуждался 22 и 23 мая с участием Жукова, Василевского, Баграмяна, Рокоссовского, работников Генштаба во главе с Антоновым. Целью операции ставился охват двумя фланговыми ударами и уничтожение минской группировки противника Группы армий «Центр». Наступление продолжалось 2 месяца: с 24 июня по 29 августа и закончилось полным разгромом Группы армий «Центр».

Ялтинская конференция
  Алексей Антонов в Ялте (стоит, четвертый справа)

В связи с открытием 6 июня 1944 года второго фронта в Европе возникла необходимость координации стратегических планов союзников. Для этих целей приказом № 0318 от 23 сентября 1944 года в Генеральном штабе было создано Управление внешних сношений под началом генерал-майора Славина[17]. С этого дня взаимоотношения с союзниками стали одним из ключевых направлений деятельности Алексея Антонова. Необходимо было систематически информировать союзников относительно положения на советско-германском фронте, согласовывать объекты бомбовых ударов, определять сроки действий и направление усилий войск и флотов. Антонов стал часто встречаться с главами военных миссий США и Великобритании в Москве. Началась подготовка к проведению новой конференции союзников в Ялте для урегулирования вопросов координации действий войск.

Ялтинская конференция открылась 4 февраля 1945 года в Ливадийском дворце. В первый её день Антонов выступил с подробным докладом о положении на советско-германском фронте и о планах советского командования. Интересно, что именно здесь Антоновым была предана огласке оспариваемая рядом исследователей информация о том, что начало Висло-Одерской операции было перенесено с 20 января на 12 января личным приказом Сталина по просьбе Уинстона Черчилля[18]. В заключение Антонов ответил на ряд вопросов глав делегаций. В ходе работы совещания штабов союзных войск было решено поручить работу по координации действий войск Генштабу РККА и главам союзных военных миссий в Москве. Также, на конференции был решён вопрос о сроках начала Советско-японской войны. Прямо в Ялте Антонову и его помощникам пришлось рассчитать и определить, какие силы, откуда и в какие сроки необходимо будет перебросить на Дальний Восток для разгрома Квантунской армии. По результатам расчётов был определен срок в два-три месяца после капитуляции Германии. Интересно, что эти расчёты оказались настолько точными, что при непосредственной подготовке Дальневосточной кампании в них были внесены лишь незначительные изменения.

Во главе Генштаба

В феврале 1945 года маршал Василевский был назначен командующим 3-м Белорусским фронтом и место начальника Генерального штаба 4 февраля занял Антонов. В 1943—1945 годах только в кремлёвском кабинете Сталина Антонов бывал не менее 238 раз — больше, чем кто-либо из руководящего состава Вооружённых сил СССР, и больше, чем все командующие всех фронтов за всё время войны вместе взятые[19]. По свидетельству ряда военачальников, в частности, Сергея Штеменко, Антонов пользовался у Сталина большим авторитетом, его мнением по вопросу проведения стратегических операций Верховный главнокомандующий интересовался почти всегда и никогда не пренебрегал[1].

1 апреля 1945 года в Ставке был заслушан и одобрен подготовленный Генеральным штабом план Берлинской операции. По некоторым сведениям, о Берлине Антонов начал думать задолго до доклада — с лета 1944 года[20]. 4 июня 1945 года «за умелое выполнение заданий Верховного Главнокомандования в деле проведения боевых операций большого масштаба» генерал Антонов был награждён высшим военным орденом СССР «Победа». Это награждение было в известной степени уникальным: кроме Антонова, все четырнадцать советских кавалеров ордена были в звании не ниже Маршала Советского Союза (Сталин — Генералиссимус Советского Союза), а также Героями Советского Союза (кроме маршала Толбухина). Даже лишённый впоследствии ордена Л. И. Брежнев на момент награждения (1978 год) был Маршалом.

В начале июня Антонов и вернувшийся с фронта Василевский руководили разработкой кампании против Японии. На Потсдамской конференции 17 июля — 2 августа Антонов проинформировал военных представителей США и Великобритании о том, что операция подготовлена[20]. 7 августа Сталин подписал приказ о начале боевых действий против Японии с утра 9 августа. В течение трёх недель была разгромлена японская Квантунская армия, освобождены Маньчжурия, Корея, Курильские острова и Сахалин.

После войны

Сразу после окончания войны основной обязанностью Антонова стала работа по проведению демобилизации. К лету 1945 года численность личного состава Красной армии составляла 11,3 миллиона человек[21]. В течение 1945-начала 1946 годов были расформированы все фронты и многие армии, корпуса и отдельные части, а также сокращено количество военно-учебных заведений. До 1948 года было демобилизовано более 8 млн человек, образованы новые военные округа, численность Советской Армии была доведена до 5 млн человек. С марта 1946 года генерал Антонов — вновь 1-й заместитель начальника Генштаба.

10 февраля 1946 году Антонов был избран депутатом Совета национальностей Верховного Совета СССР 2-го созыва. Затем вошел в состав ЦК компартии Грузинской ССР.

6 ноября 1948 года переводится в Закавказский военный округ. В течение года генерал был первым заместителем командующего войсками округа Маршала Советского Союза Толбухина, а в 1950 году впервые за долгое время был переведён на командную должность — командующего войсками округа. В Тбилиси Антонов прослужил до весны 1954 года.

В 1954 году генерал Антонов вновь вернулся в Москву. В апреле 1954 года он был назначен 1-м заместителем начальника Генштаба (Маршала Советского Союза Соколовского) и, одновременно, членом коллегии Министерства обороны СССР. 14 мая 1955 года был подписан Варшавский договор. Штаб Объединённых вооружённых сил стран ОВД расположился в Москве, возглавил его Антонов. На него была возложена основная работа по наладке аппарата управления армий стран Варшавского договора, организации обучения войск совместным действиям. Антонов лично участвовал во многих учениях войск союзных стран. На этой должности Антонов прослужил до конца своих дней.

Скончался 18 июня 1962 года в Москве. Урна с прахом генерала замурована в Кремлёвской стене на Красной площади (№ 42-левая).

ru-wiki.org

Орден Победы. Алексей Антонов » Военное обозрение

О нем мало что известно широкой публике – Антонов был человеком непубличным и службу нес, исполняя штабные должности.

Еще командующий Киевским военным округом Иона Якир, под началом которого служил Алексей Иннокентьевич, в 1925 году характеризовал своего подчиненного как человека мягкого характера, инициативного, умело разбирающегося в любой обстановке и выносливого в походной жизни. А главное – это ценный штабной работник. Через пять лет другой начальник Антонова, один из авторов теории глубокой операции Георгий Иссерсон дал ему отличную характеристику, опять же особо отметив, что выпускник оперативного факультета Академии имени Фрунзе – отличный «оперативно-штабной работник. Готов для работы в высших штабах».

Алексей Иннокентьевич Антонов – единственный генерал, награжденный орденом Победы. Он не был Героем Советского Союза, хотя за разработку почти всех значимых операций Красной армии трижды награжден орденом Ленина и четырежды – Красного Знамени…

Быть военным Алексей Иннокентьевич никогда не помышлял. Как рассказывает родственник его супруги Ольги Васильевны Лепешинской полковник Александр Китник, Антонов после окончания гимназии поступил в Петербургский университет на физико-математическое отделение. Правда, студентом побыл недолго – в 1916 году после ускоренного курса Павловского военного училища прапорщик Антонов направлен в лейб-гвардии егерский полк. Боевое крещение принял в июне и, получив ранение в голову и орден Святой Анны за храбрость, был эвакуирован в Петроград. А уже в августе его мобилизовали на защиту столицы и в составе сводного отряда направили строить оборонительные сооружения в районе Пулковских высот.

Он слыл офицером высочайшей штабной культуры: после того как в Генштабе в седьмой раз сменили не справившегося с обязанностями начальника Оперативного управления и назначили на эту должность генерала Антонова, Алексей Иннокентьевич, осваиваясь с новой работой, выразил неудовольствие тем, как на картах отображается обстановка. На каждом направлении ее «рисовали» по-разному, и карту трудно было читать без помощи автора. Антонов навел порядок: стали применяться единые условные цвета и знаки для определенного времени и любого вида боевых действий, что позволяло легко читать обстановку без пояснений.

Он прекрасно говорил по-французски, и на этой почве во время учебы в Академии Генштаба сдружился с Родионом Малиновским. Несмотря на внешнюю сухость, был тонким лириком и ценителем музыки. В его домашнем кабинете лежали записи Первого концерта Чайковского и Третьего концерта Рахманинова – под эту музыку, по словам Ольги Лепешинской, ему всегда очень хорошо работалось.

Генерал Антонов был на редкость отзывчивым человеком и никогда не афишировал этого. Когда его не стало, в дом приходили прощаться люди, знавшие его по службе, друзья. Но однажды в прихожую вошла женщина, увидев лежащую на стуле генеральскую шинель, уткнулась в нее лицом и рыдала так, словно потеряла близкого человека. Оказалось: несколько лет назад Алексей Иннокентьевич ехал в литерном вагоне из командировки и на полустанке увидел мечущуюся женщину. Отправил порученца разобраться, в чем дело. Выяснилось: у нее сын при смерти, но доставить его в больницу не могут, потому что поезда здесь не останавливаются, а иначе как по железной дороге вывезти больного из этого богом забытого места нельзя. Антонов помог, парня спасли.

topwar.ru

Генерал, приблизивший Победу - Хмурый полдень XXI век

28 сентября 1896 года родился генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов

Его нельзя назвать Маршалом Победы. В историю Антонов вошел как Генерал Победы. В июне 1945 года он, член Ставки, и, к тому времени, начальник Генерального штаба, и был награжден "маршальским" Орденом Победы. «За номером 12», - уточняют сегодня историки. Единственный генерал среди награжденных.К началу Великой Отечественной войны генерал-майор Алексей Иннокентьевич Антонов был основательно подготовлен: имел военное академическое образование, работал старшим преподавателем, заместителем начальника кафедры общей тактики академии имени Фрунзе.

А.И. Антонов в 1926 году

Учитывая высокие профессиональные знания, в августе 1941 года он получает назначение на должность начальника штаба Южного фронта. Там тогда сложилась тяжёлая обстановка: противник прорвался к Днепру. Генерал Антонов сумел обеспечить согласованную работу управлений и отделов полевого управления фронта, помочь подчинённым штабам. Он своевременно информирует Генштаб и штабы соседних фронтов о положении на фронте, неоднократно выезжает в войска для создания на месте надёжной обороны.

Генерал-майор А.И. Антонов в начале войны

Антонов разработал план Ростовской наступательной операции Южного фронта, которая была осуществлена в конце ноября — начале декабря 1941 года. В результате немецкая 1-я танковая армия была отброшена к западу от Ростова на 60-80 километров. Войска Южного фронта сорвали расчёты противника прорваться на Кавказ. Алексей Иннокентьевич продумал и подготовил операцию, уступая противнику в живой силе и при остром недостатке танков. За успешное проведение этой операции он был удостоен ордена Красного Знамени и звания генерал-лейтенанта.

В июле 1942 года Антонов был назначен начальником штаба Северо-Кавказского фронта. Затем он возглавил штаб Черноморской группы войск. Ему пришлось планировать управление войсками в оборонительных и наступательных операциях в условиях горной местности. В ноябре 1942 года, став начальником штаба Закавказского фронта, Антонов организует оборону Кавказа. И не безуспешно. Противник, несмотря на перевес сил, был вынужден в конце 1942 года прекратить наступление и перейти к обороне. Красная армия сорвала план германского командования по захвату Кавказа, обескровила его ударную группировку, выиграла время для подготовки контрнаступления.

В декабре 1942 года Антонова назначают начальником Оперативного управления и заместителем начальника Генерального штаба. В мае 1943 года он становится первым заместителем начальника Генерального штаба, а в феврале 1945-го — начальником Генерального штаба и членом Ставки Верховного Главнокомандования.

Генерал армии А.И. Антонов - начальник Генштаба

За время работы в Генштабе особенно ярко раскрылся военный талант Антонова. Примером творческого подхода к планированию задач стратегического масштаба и руководства войсками стали разработанные при его непосредственном участии многие наступательные стратегические операции. Так, 20 мая 1944 года он представил Верховному главнокомандующему план операции «Багратион», который предусматривал одно­временный прорыв обороны противника на шести участках, расчленение его войск и разгром их по частям. Особое значение придавалось ликвидации наиболее мощных фланговых группировок в районах Витебска и Бобруйска, стремительному продвижению на Минск, а также окружению и уничтожению основных сил группы армий «Центр» восточнее Минска на глубину 200-300 километров. В результате выполнения этого замысла советские войска освободили Белоруссию, вышли к Балтийскому морю и к границам Восточной Пруссии.

Среди успешно проведённых стратегических операций, разработанных при участии Антонова, были также Восточно-Прусская, Висло-Одерская, Восточно-Померанская, Венская, Берлинская, Пражская. На каждой из них лежит печать тщательной оценки стратегической обстановки, стремления достичь внезапности удара по врагу.

Имя Антонова до сих пор в тени. О нем сегодня принято писать примерно так: «Прославился как талантливый штабной офицер. Участвовал в разработке практически всех значимых операций советских войск в Великой Отечественной войне, начиная с декабря 1942 года. Участник Ялтинской и Потсдамской конференций союзников. Единственный из всех награждённых советских военачальников орденом «Победа» в звании генерала армии, и единственный советский кавалер ордена, которому не было присвоено звание Героя Советского Союза».

Этого достаточно, чтобы некоторые исследователи проводили и куда более идеологизированные параллели. Дескать, Верховный специально держал в тени талантливого генерала. Не пишут, правда, о «коротком поводке», но двойной смысл ищут везде. Например…

«Война закончилась. Дружба с Антоновым больше вождю ни к чему, и напоминание о нём, как о стратеге, крайне нежелательно. Сталин, признанный гроссмейстер интриги, проводит такую многоходовую комбинацию. Первый ход — 4 июня 1945 года Антонова награждают орденом Победы. Это же замечательно! — воскликнут читатели — да еще с такой формулировкой, как я уже приводил раньше: за планирование и координацию боевых действий фронтов. Действительно — признание заслуг. Но есть два нюанса.

Во-первых, награда дана не во время войны, как почти всем остальным, а после войны. А во-вторых, в тот же день с такой же формулировкой орденом Победы был награжден и маршал Тимошенко. Человек, который, будучи командующим различными фронтами, завалил несколько операций, был снят с командных постов и дослуживал представителем Ставки. Причем, в наградном листе Тимошенко шел первым. Тем самым в глазах многих военных, бывших далеко от Кремля, антоновский орден терял свой блеск. Вождь никогда ничего случайно не делал.

Следующий ход — беспримерный и по замыслу, и по исполнению: 26 июня 1945 года устанавливается звание Генералиссимуса Советского Союза, а на следующий день оно присваивается выдающемуся стратегу Иосифу Виссарионовичу Сталину — за победу над Германией. Тем самым Антонов уходит в еще более глубокую тень». (Самуил Кур. «Генерал и Генералиссимус. Алексей Антонов и Сталин»).

Ялтинская конференция союзников. Генерал Антонов стоит позади маршала Сталина

Оставим подобные выводы на совести авторов. И не будем вслед за ними гадать, унижением ли для русского советского генерала можно считать послевоенные «скачки карьеры». Просто Антонов всегда занимался конкретными делами. Особенно это было заметно, если «так складывались обстоятельства». Характерный пример: когда в ходе Ялтинской конференции потребовалось быстро посчитать количество сил и средств, необходимых для разгрома Квантунской армии, Антонов выполнил задачу настолько скрупулезно, что месяцами позже, при непосредственной подготовке операции на Дальнем Востоке, в расчеты пришлось внести лишь незначительные уточнения.

Несомненно одно: личность генерала армии Антонова до сих пор остается в тени – для потомков. Может быть, это происходит и потому, что сам Алексей Иннокентьевич был в жизни очень скромным человеком?

Начальник Оперативного управления Генштаба, «Антонов держался просто, без высокомерия и гонора. Он был всегда скромно одет — защитная гимнастерка, бриджи, сапоги, и только генеральские погоны выдавали его высокое положение в армии». Так писал о генерале знаменитый авиаконструктор Александр Сергеевич Яковлев.

«Никогда ни на кого не повышал голоса», «работал по 18 часов в сутки», «сумел безупречно организовать работу Оперативного управления Генштаба» - так вспоминали о генерале Антонове его современники. Маленький штрих к периоду жизни Антонова, относящемуся к руководству этим самым Оперативным управлением ГШ: в 1942-м за шесть месяцев на этой должности сменилось 7 руководителей. Порядок навел лишь Антонов – человек, никогда не повышавший голоса…

Да, этого человека слушал Верховный. Тот же А.С. Яковлев пишет: «Антонов был очень близок к Сталину, который считался с его мнением, питал к нему явную симпатию и доверие, проводил вдвоем с ним долгие часы, обсуждая положение на фронтах и планируя будущие операции». Уравновешенный, всегда спокойный, точный в оценке сложившейся ситуации, генерал не боялся отстаивать свою точку зрения. В том числе, в одном известном кабинете в Кремле. Такое случалось, например, в период подготовки сражения на Курской дуге, и позже, в ходе освобождения Украины.

Авиаконструктор А.С. Яковлев

Об Алексее Иннокентьевиче Антонове так вспоминал его товарищ, генерал армии С.М. Штеменко:«Он не терпел верхоглядства, спешки, недоделок и формализма. На поощрения он был скуп, и заслужить их могли лишь люди думающие, инициативные, точные и безукоризненные в работе. Он очень ценил время и тщательно его планировал. Видимо, поэтому речь его отличалась лаконичностью и ясностью мысли. Враг длинных и частых совещаний, он проводил их только в исключительных случаях и всегда коротко. Кое-кто даже называл его педантом в делах и поведении. Но это суждение было опрометчивым: дело шло о другом, и мы, вместе с ним работавшие, хорошо понимали и были благодарны А. И. Антонову за его принципиальную последовательную требовательность, совершенно необходимую на военной службе, да еще в дни тяжелой войны. Случается, что человек на работе бывает одним, а дома другим. Мне неоднократно приходилось бывать у Антонова в семье. В домашней обстановке он был приятным собеседником и гостеприимным хозяином. Его жена, Мария Дмитриевна, была ему под стать, а по характеру и отношению к людям чем-то даже на него похожа. Недаром говорят, когда муж с женой долго и хорошо живут, они становятся похожими друг на друга. Все это можно отнести и к семье Антоновых».

Генерал армии С.М. Штеменко

Говорили, смерть жены очень подкосила здоровье генерала. Конечно, сильный и обаятельный, нестарый еще человек, он женился во второй раз. Его, видимо, вообще очень любили женщины. Поэтому нет ничего странного в том, что полюбила его и знаменитая балерина Ольга Лепешинская. Но… вместе они прожили чуть меньше 6 лет. Потом генерала не стало.

Балерина Ольга Лепешинская

И еще один штрих к портрету генерала армии Антонова. Он «с большим уважением относился к памяти отца и матери, хранил их фотографии, письма - как реликвии», - вспоминала сестра, Людмила Иннокентьевна. Когда-то отец Алеши Антонова, успешно сдав экзамены в Академию Генерального штаба, отказался от блестящей карьеры – ради любимой жены. Вместо Петербурга он получил назначение в артиллерийскую бригаду. Бригада дислоцировалась в провинциальном городке Гродно. Там, кстати, и родился будущий Генерал Победы…

Может быть, напрасно исследователи ломают головы над «тайнами» судьбы Алексея Антонова? И нет никаких тайн? Есть просто честь, долг. Верность – Родине и близким…

Группа "Солдатский храм"

mikhaelkatz.livejournal.com

Генерал Антонов - военный интеллигент и ледяной сфинкс / Радиостанция "Вести FM" Прямой эфир/Слушать онлайн

Антонов Алексей Иннокентьевич. Генерал армии с августа 1943 года. 4 июня 1945 награжден орденом "Победа " за номером 12. С подробностями - Андрей Светенко в рубрике на "Вестях ФМ".

Антонов единственный из всех награжденных этим высшим полководческим орденом Великой Отечественной, кто не был при этом ни маршалом, ни Героем Советского Союза. При этом Антонов был начальником генерального штаба, и, что, пожалуй, даже важнее, членом ставки Верховного главнокомандования на завершающем этапе войны. Талантливый штабной офицер, Алексей Иннокентьевич участвовал в разработке фактически всех значимых операций советских войск, начиная с битвы под Сталинградом. Принимал участие в Ялтинской и Потсдамской конференциях.

В Первую мировую был, как тогда говорили, офицером военного времени - в звании прапорщика царской армии воевал на Юго-Западном фронте против австро-венгерцев. С апреля 1919 - военспец Красной армии, воевал в Новороссийске и Крыму. Репутацию отличного оперативно-штабного работника заслужил еще в середине 30-х. Антонов был воплощением понятия "военный интеллигент ", никогда не повышал голоса, был безукоризненно четким, ответственным, рассудительным и доброжелательным. Он пользовался авторитетом у Сталина - мнением Антонова верховный интересовался всегда и никогда не пренебрегал суждениями начальника генерального штаба. "Он, несомненно, обладал незаурядными организационными способностями, гениальным постижением замыслов противника и умением хитроумно разрушать эти замыслы", - так отзывался об Антонове маршал Василевский, который приглашал в свое время Алексея Иннокентьевича себе в замы, начальником оперативного управления Генштаба.

Любопытно, что на фоне общих отзывов о мягком характере, вежливости Антонова, есть суждение генерала Ларина, воевавшего вместе с Антоновым в начале войны на Северокавказском фронте, - "ледяной сфинкс". Да, пожалуй, было в Антонове что-то загадочное, что-то закрыто-недоступное, хотя бы потому, что никому ни разу не довелось увидеть его вышедшим из равновесия или вспылившим. Генерал Штеменко, по долгу службы чаще других общавшийся с Антоновым, в своих мемуарах подробнейшим образом описывает это удивительное сочетание качеств Антонова. Уравновешенность и задушевность сочетались с редкой твердостью, на поощрение и похвалу Антонов был скуп, заслужить их было трудно. При этом враг длинных совещаний и накачек, вообще проводил совещания исключительно редко и максимально кратко. Многие считали его педантом в делах и поведении.

Случается, что человек на работе бывает одним, а дома другим. В домашней обстановке, вспоминал Штеменко, Антонов был "таким приятным собеседником и гостеприимным хозяином".

Есть такое едкое замечание: скромность - кратчайший путь в неизвестность. Скромный и по форме - только погоны выдавали его высокое положение в армии, - и по существу. Алексей Антонов после окончания войны провел масштабнейшую работу по демобилизации, расформированию фронтов и соединений, а в итоге и сам оставил пост начальника Генштаба, уйдя на вторые роли - заместителя. В 1950, словно в насмешку, был назначен впервые на командирскую должность - командующего Закавказским военным округом. В 1954 Антонова вернули в Москву. Он вновь стал заместителем начальника Генштаба, после подписания Варшавского договора Антонов в 1955 году возглавил вновь созданный Штаб объединенных вооруженных сил, в этой должности он прослужил до последнего дня своей жизни. Скончался генерал Антонов в июне 1962 года. Урна с прахом покоится в кремлевской стене на Красной площади.

 

radiovesti.ru