5-я армия (2-го формирования). 5 армия вов


5-я армия (2-го формирования) — WiKi

Армия в Великой Отечественной войне

5-я армия создана 11 октября 1941 года[1] в составе Западного фронта на базе войск Можайского боевого участка (бывший Можайский УР) в составе 32-й и 133-й стрелковых дивизий, 18-й, 19-й, 20-й танковых бригад и ряда артиллерийских, инженерных и других частей. До декабря 1941 войска армии, участвуя в Московской битве, вели упорные оборонительные бои в районах Можайска, Звенигорода, Кубинки. В декабре 1941 — январе 1942 войска армии перешли в контрнаступление, в результате которого освободили Можайск и закрепились на подступах к Гжатску.

В марте 1943 армия принимала участие в Ржевско-Вяземской наступательной операции, в ходе которой освободили города Гжатск и Вязьму, в августе — сентябре 1943 в ходе Смоленской операции 1943 года участвовала в освобождении Смоленска.

В 1943—1944 годах армия в составе 3-го Белорусского фронта участвовала в Оршанской, Витебской, Белорусской и Восточно-Прусской наступательных операциях. На заключительном этапе военных действий армия участвовала в ликвидации Земландской группировки вражеских войск.

В апреле 1945 армия выведена в резерв Ставки ВГК, а затем переброшена на Дальний Восток в состав Приморской группы войск (с 5 августа 1945 — 1-й Дальневосточный фронт). В августе — сентябре 1945 армия (17-й, 45-й, 65-й и 72-й стрелковые корпуса, 105 УР, танковые, артиллерийские бригады, ряд отдельных частей) участвовала в Харбино-Гиринской операции.

Боевой состав армии

На 1 ноября 1941 года

Боевой состав бронетанковых и механизированных войск 5-й армии:

На 1 июля 1942

На 1 апреля 1945

  • 45-й стрелковый корпус
    • 157-я стрелковая дивизия
    • 159-я стрелковая дивизия
    • 184-я стрелковая дивизия
  • 65-й стрелковый корпус
  • 72-й стрелковый корпус
    • 63-я стрелковая дивизия
    • 215-я стрелковая дивизия
    • 277-я стрелковая дивизия

Армия в послевоенное время

Командование

Командующие армией

  •    Лелюшенко, Дмитрий Данилович (11 — 17 октября 1941), генерал-майор
  •   Говоров, Леонид Александрович (18 октября 1941 — 25 апреля 1942), генерал-майор артиллерии, с 11.1941 генерал-лейтенант артиллерии
  •   Федюнинский, Иван Иванович (25 апреля — 15 октября 1942), генерал-майор, с июня 1942 генерал-лейтенант
  • Черевиченко, Яков Тимофеевич (15 октября 1942 — 27.02.1943), генерал-полковник
  • Поленов, Виталий Сергеевич (27.02.1943 — 25 октября 1943), генерал-лейтенант
  •    Крылов, Николай Иванович (25 октября 1943 — 16 октября 1944), генерал-лейтенант, с июля 1944 генерал-полковник
  •   Шафранов, Пётр Григорьевич (16 октября — 16 декабря 1944), генерал-лейтенант
  •    Крылов, Николай Иванович (16 декабря 1944 — декабрь 1945), генерал-полковник
  •   Захватаев, Никанор Дмитриевич (декабрь 1945 — 18.02.1947), генерал-полковник
  •   Чистяков, Иван Михайлович (19.02.1947 — 19.04.1948), генерал-полковник
  •    Кошевой, Пётр Кириллович (20 апреля 1948 — 8 июня 1954), генерал-лейтенант
  • Потапов, Михаил Иванович (август 1954 — 15 апреля 1958), генерал-лейтенант танковых войск
  • Егоровский, Александр Александрович (16 апреля 1958 — 23 сентября 1960), генерал-майор танковых войск, с мая 1959 генерал-лейтенант танковых войск
  • Репин, Яков Фёдорович (24 сентября 1960 — 3 марта 1964), генерал-майор, с апреля 1962 генерал-лейтенант
  •   Петров, Василий Иванович (июнь 1964 — 21 января 1966), генерал-майор, с декабря 1964 генерал-лейтенант
  • Ганеев, Камиль Самигуллович (22 января 1966 — 18 августа 1969), генерал-майор, с февраля 1967 генерал-лейтенант
  • Сысоев, Пётр Иванович (19 августа 1969 — апрель 1971) генерал-майор, с апреля 1970 генерал-лейтенант
  • Кончиц, Владимир Николаевич (апрель 1971 — 6 марта 1974), генерал-майор, с ноября 1971 генерал-лейтенант
  • Ряхов, Анатолий Яковлевич (7 марта 1974 — 3 января 1979), генерал-майор, с февраля 1976 генерал-лейтенант
  • Смирнов, Анатолий Петрович (4 января 1979 — июнь 1983), генерал-майор, с февраля 1981 генерал-лейтенант
  • Родионов, Игорь Николаевич (июнь 1983 — 18 августа 1985), генерал-майор, с февраля 1984 генерал-лейтенант
  • Костенко, Анатолий Иванович (19 апреля 1985 — октябрь 1987), генерал-майор, с мая 1987 генерал-лейтенант
  • Юдин, Александр Александрович (октябрь 1987 — декабрь 1989) генерал-майор
  • Звинчуков, Николай Иванович (декабрь 1989 — июль 1990), генерал-майор, с февраля 1990 генерал-лейтенант
  • Потапов, Владимир Яковлевич (июль 1990 — февраль 1993), генерал-майор, с апреля 1991 генерал-лейтенант
  • Белоусов, Александр Васильевич (ноябрь 1997 — август 1999), генерал-лейтенант
  • Сидоров, Анатолий Алексеевич (июль 2006 — июнь 2008), генерал-лейтенант
  • Дворников, Александр Владимирович (июнь 2008 — январь 2011), генерал-майор
  • Сердюков, Андрей Николаевич (январь 2011 — февраль 2013), генерал-лейтенант
  • Салмин, Алексей Николаевич (октябрь 2013 — сентябрь 2016), генерал-лейтенант
  • Асапов, Валерий Григорьевич (октябрь 2016 — сентябрь 2017), генерал-лейтенант
  • Кутузов, Роман Владимирович (с октября 2017), генерал-майор, врио

Заместители командующего армией

Отличившиеся воины

За годы Великой Отечественной Войны 116 офицеров, сержантов и рядовых красноармейцев 5-й армии были удостоены звания Героя Советского союза.

  Кавалеры ордена Славы трёх степеней:[2]

63-я стрелковая Витебская Краснознамённая, ордена Суворова дивизия:

159-я стрелковая Витебская Краснознамённая, ордена Суворова дивизия:

173-я стрелковая Оршанская Краснознамённая дивизия:

184-я стрелковая Духовщинская Краснознамённая дивизия:

  • Глухов, Иван Степанович, старший сержант, помощник командира взвода разведки 92-й отдельной разведывательной роты.
  • Дерябин, Степан Александрович, старший сержант, командир отделения противотанковых ружей 262-го стрелкового полка.
  • Сурсин, Николай Григорьевич, рядовой, разведчик взвода пешей разведки 294-го стрелкового полка.
  • Эпов, Пётр Георгиевич, ефрейтор, наводчик 76-мм пушки 262-го стрелкового полка.

215-я стрелковая Смоленская Краснознамённая дивизия:

277-я стрелковая Рославльская Краснознамённая, ордена Суворова дивизия:

338-я стрелковая дивизия:

  • Питенин, Митрофан Владимирович, ефрейтор, сапёр 1134-го стрелкового полка.

371-я стрелковая Витебская Краснознамённая, ордена Суворова дивизия:

  • Алексеев, Герман Алексеевич, старший сержант, командир отделения разведки 242-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона.
  • Афанасенко, Алексей Петрович, рядовой, разведчик 429-й отдельной разведывательной роты.
  • Кольтюков, Егор Николаевич, старший сержант, наводчик орудия 242-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона.
  • Родимов, Николай Ефимович, рядовой, разведчик 930-го артиллерийского полка.
  • Шилов, Дмитрий Антонович, рядовой, сапёр 445-го отдельного сапёрного батальона.

4-я штурмовая инженерно-сапёрная Духовщинская Краснознамённая, ордена Суворова бригада РГК:

  • Сенаторов, Евгений Иванович, старший сержант, механик-водитель танка Т-34 253-го инженерно-танкового Гомельского Краснознамённого полка.

Данные о кавалерах ордена Славы трёх степеней частей и соединений, входивших в состав армии, в статьях: 97-я стрелковая дивизия, 144-я стрелковая дивизия, 20-я моторизованная штурмовая инженерно-сапёрная бригада.

Примечания

Литература

  • Крылов Н. И., Алексеев Н. И., Драган И. Г. Навстречу победе. Боевой путь 5-й армии. Октябрь 1941 — август 1945. Москва, 1970.
  • Великая Отечественная война 1941—1945 гг.: Действующая армия. — Жуковский; М.: Кучково поле; Animi Fortitudo, 2005.
  • Битва под Москвой. Хроника, факты, люди: в 2-х кн. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — Кн. 1.
  • Хазанов Д. Б. 1941. Битва за небо. От Днепра до Финского залива. — М.: Яуза, Эксмо, 2007.
  • Феськов В. И., Голиков В. И., Калашников К. А., Слугин С. А. Вооруженные силы СССР после Второй мировой войны: от Красной армии к Советской (часть1: Сухопутные войска)/ под науч. ред. В. И. Голикова. - Томск: Изд-во НТЛ, 2013. - 640 с.

Ссылки

ru-wiki.org

5-я армия (СССР) - это... Что такое 5-я армия (СССР)?

У этого термина существуют и другие значения, см. 5-я армия.

5-я армия (5А) — оперативное объединение РККА (общевойсковая армия)

Первое формирование

Впервые сформирована в 1939 году в Киевском Особом военном округе. Войска армии в составе Украинского фронта принимали участие в Польском походе 1939.

Накануне войны в состав армии входили 15-й и 27-й стрелковые корпуса, 9-й и 22-й механизированные корпуса, 2-й и 9-й укрепрайоны, ряд артиллерийских, инженерных и других частей (всего 5 стрелковых, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии). С начала войны армия была включена в Юго-Западный фронт.

Лето 1941

В первые дни войны 5-я армия вступила в бой с силами немецкой группы армий «Юг». Войска армии вели боевые действия на ковельском и луцком направлениях, принимали участие в танковом сражении у Дубно. Силы армии, отступая с боями от Ковеля до Киева, понесли тяжёлые потери. Остатки армии попали в плен в ходе сражения за Киев. Командующий армией генерал-майор танковых войск М. И. Потапов при попытке выхода из окружения попал в плен. 20 сентября 1941 года управление армии было расформировано, а её соединения и части переданы на укомплектование других армий Юго-Западного фронта.

Боевой путь 5-й армии

Боевые действия 5-й армии в ходе приграничного сражения Юго-Западного фронта и отход на линии укрепленного района по старой государственной границе с 22 июня по 8 июля 1941 года[1]

5-я армия прикрывала луцкое направление.[2]Перед 5-й армией на участке от Влодавы до Крыстынополя (174 км по фронту) противник сосредоточил крупную группировку своих войск в составе 17, 29, 55 и 44-го армейских корпусов 6-й армии, 3, 48 и 14-го моторизованных корпусов 1-й танковой группы. Суммарно эта группировка насчитывала 21 дивизию.[2]В состав 5-й армии с 25 июня вошел 19-й механизированный корпус.[2]

Боевые действия войск 5-й армии из Коростенского УРа в ходе Киевского сражения[1]
Марш-маневр 5-й армии на реке Днепр и оборонительные бои на Левобережной Украине в условиях двухстороннего охвата ее противником и окружения[1]

Боевой состав 5-й армии

На 22 июня 1941 года [1][ЦАМО 1]
  • 15-й стрелковый корпус
  • 27-й стрелковый корпус
  • 2-й (Владимир-Волынский) укрепленный район
  • 1-я артиллерийская бригада ПТО
  • 21-й корпусной артиллерийский полк
  • 231-й корпусной артиллерийский полк
  • 264-й корпусной артиллерийский полк
Боевой состав бронетанковых и механизированных войск 5-й армии
На 20-22 июля 1941 года
  • 195-я стрелковая дивизия
  • 200-я стрелковая дивизия
  • 62-я стрелковая дивизия
  • 228-я стрелковая дивизия
  • 193-я стрелковая дивизия
Боевой состав бронетанковых и механизированных войск 5-й армии
Состав ВВС 5-й армии
  • 7-я отдельная разведывательная авиационная эскадрилья — cформирована во второй половине июля 1941 года. На вооружении имела самолеты: 21 Р-10, два И-15бис и один У-2. Командиры эскадрильи — капитан A.A.Трошин. Действовала в составе ВВС 5-й армии Юго-Западного фронта.[3]
  • 148-я отдельная авиационная эскадрилья связи — cформирована во второй половине июля 1941 года. На вооружении имела 8 самолетов У-2. Действовала в составе ВВС 5-й армии Юго-Западного фронта.[4]

Второе формирование

Вновь 5-я армия создана 11 октября 1941 года[5] в составе Западного фронта на базе войск Можайского боевого участка (бывший Можайский УР) в составе 32-й и 133-й стрелковых дивизий, 18-й, 19-й, 20-й танковых бригад и ряда артиллерийских, инженерных и других частей. До декабря 1941 войска армии, участвуя в Московской битве, вели упорные оборонительные бои в районах Можайска, Звенигорода, Кубинки. В декабре 1941 — январе 1942 войска армии перешли в контрнаступление, в результате которого освободили Можайск и закрепились на подступах к Гжатску.

В марте 1943 армия принимала участие в Ржевско-Вяземской наступательной операции, в ходе которой освободили города Гжатск и Вязьму, в августе — сентябре 1943 в ходе Смоленской операции 1943 участвовала в освобождении Смоленска.

В 1943—1944 годах армия в составе 3-го Белорусского фронта участвовала в Оршанской, Витебской, Белорусской и Восточно-Прусской наступательных операциях. На заключительном этапе военных действий армия участвовала в ликвидации Земландской группировки вражеских войск.

В апреле 1945 армия выведена в резерв Ставки ВГК, а затем переброшена на Дальний Восток в состав Приморской группы войск (с 5 августа 1945 — 1-й Дальневосточный фронт). В августе — сентябре 1945 армия (17-й, 45-й, 65-й и 72-й стрелковые корпуса, 105-й УР, танковые, артиллерийские бригады, ряд отдельных частей) участвовала в Харбино—Гиринской операции.

Боевой состав армии

Боевой состав бронетанковых и механизированных войск 5-й армии
на 1 ноября 1941 года
  • 18-я тбр
  • 19-я танковая бригада
  • 20-я танковая бригада
  • 22-я танковая бригада
  • 25-я танковая бригада
  • 36-й мцп
  • 27-й отб
Состав ВВС 5-й армии
  • 148-я отдельная авиационная эскадрилья связи — cформирована во второй половине июля 1941 года. На вооружении имела 8 самолетов У-2. Действовала в составе ВВС 5-й армии Юго-Западного фронта.
На 1 июля 1942
На 1 апреля 1945
  • 45-й стрелковый корпус
  • 65-й стрелковый корпус
  • 72-й стрелковый корпус
    • 63-я стрелковая дивизия
    • 215-я стрелковая дивизия
    • 277-я стрелковая дивизия

Командующие

  • Потапов М. И. (июнь — сентябрь 1941), генерал-майор танковых войск
  • Лелюшенко Д. Д. (до 17 октября 1941), генерал-майор
  • Говоров Л. А. (18 октября 1941 — апрель 1942), генерал-майор артиллерии, с 11.1941 генерал-лейтенант артиллерии
  • Федюнинский И. И. (апрель — октябрь 1942), генерал-майор, с июня 1942 генерал-лейтенант
  • Черевиченко Я. Т. (октябрь 1942 — 27.02.1943), генерал-полковник
  • Поленов В. С. (27.02.1943 — октябрь 1943), генерал-лейтенант
  • Крылов Н. И. (октябрь 1943 — октябрь 1944), генерал-лейтенант, с июля 1944 генерал-полковник;
  • Шафранов П. Г. (октябрь — декабрь 1944), генерал-лейтенант.
  • Крылов Н. И. (с декабря 1944 до конца войны), генерал-полковник;

Литература

Источники

  1. ↑ ЦАМО, фонд 229, опись 9776сс, дело 3, лист 122. Подлинник

Источники информации[5]

  • Великая Отечественная война 1941-1945 г.г.: Действующая армия. — Жуковский; М.: Кучково поле; Animi Fortitudo, 2005.
  • Битва под Москвой. Хроника, факты, люди: в 2-х кн. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - Кн. 1.
  • Хазанов Д.Б. 1941. Битва за небо. От Днепра до Финского залива. — М.: Яуза, Эксмо, 2007.

Примечания

dic.academic.ru

Почему историю 5-ой Армии переписали заново? (часть 1)

В российской и советской истории немало загадок: одна из них - почему по инициативе Верховного главнокомандующего СССР была заново переписана история 5-ой Армии? Ответ на него искал уссурийский историк Виктор Смагин.

Гонимые беспокойной историей молодого Советского союза, они начали свой кровопролитный путь от самых его − Союза − истоков. Отлично подготовленные и полные решимости, победным маршем они шли по дорогам гражданской войны (а это дороги всего СССР от запада до востока), погибали и получали ранения.

Каменной, почти нерушимой глыбой стояли они на пути вермахта в самом начале Великой Отечественной. Но глыба была разрушена, а долгая мучительная война была начата, оставив их − многотысячную армию советских солдат и офицеров − позади. Позади жизни, позади истории. Чтобы почтить память мужественных, но обреченных на гибель солдат 5-й Краснознаменной Армии, стоит сегодня, в дни празднований Великой Победы, затронуть непростой, больной вопрос «почему?».

Летописи подвигов

Два года назад мы − уссурийцы − стали свидетелями торжеств, посвященных 70-летию образования 5-ой Армии, гордости и славы нашего региона и нашего города. Юбилей пришелся на 11 октября 2011 года. Специально к этой дате под редакцией командующего 5-й армией генерал-майора А.Н. Сердюкова в Приморье вышел исторический альбом, посвященный истории боевого пути армии. Это большая красочная книга, собравшая на своих страницах фотографии и факты, далекое прошлое и современность. Своих боевых товарищей со страниц этой книги сердечно поздравляет и сам генерал-майор Сердюков, начиная свою торжественную речь краткой ретроспекцией.

Из поздравительной речи А.Н. Сердюкова:

«70 лет прошло с того дня, когда ПЕРВЫЕ соединения и части будущей прославленной Краснознаменной армии на Можайской линии обороны вступили в неравную схватку с немецко-фашистскими захватчиками. (...)

В ходе Великой Отечественной войны соединения и воинские части армии участвовали в 21 операции, проведенной Западным, 3-м Белорусским и 1-м Дальневосточным фронтами».

Такая точность в подсчетах - то, чего и ожидают от историков. Доктор исторических наук Ю. Фельштинский однажды сказал: «История − наука безумно простая, в ней все сходится, как в кроссворде». Стало быть, если 70-ая годовщина отмечалась в 2011 году, то дата образования 5-й Краснознаменной армии − 11 октября 1941 года, четвертый месяц после начала войны? Удивительно, но многие исторические источники, в отличие от местного альбома о 5-й армии, так не считают! В чем просчитались хронографы 5-й армии? Были ли бои на Можайской линии первыми? И корректно ли, подобно А.Н. Сердюкову, называть точное число операций, в которых участвовало легендарное воинское соединение?

Г.К. Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» приводит состав довоенной группировки войск в Киевском особом военном округе: это 5А, 6А, 12А, 26А (В и Р. 7-ое издание, том 1, стр. 281). Если верить маршалу Жукову, выходит, что 5-я армия существовала и в довоенное время, то есть до 22 июня 1941 года. Тогда почему же датой ее образования назван день 11 октября 1941 года?

Чтобы прояснить этот неясный момент, стоило переворошить кипы исторических документов, добросовестно вырезая из них все, что связано с 5-й армией.

Еще больше удивило упоминание об этом соединении, относящееся к 1939 году. Генерал армии С.М. Штеменко в своей книге «Генеральный штаб в годы войны» вспоминал, как проходил обучение в академии Генштаба. В конце августа 1939 года С.М. Штеменко с большой группой слушателей был отправлен в Киевский особый военный округ для стажировки. Скоро там должны были начаться большие маневры. Но пока они добирались до Киева, 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. На странице 8 своей книги С.М. Штеменко пишет:

«Нарком обороны предупредил командующего войсками округа о подготовке к походу в Западную Украину. Киевский военный округ развертывался в Украинский фронт. (...)

С этого момента мы уже не ведали покоя ни днем, ни ночью: контролировали развертывание войск, оснащение их вооружением и техникой, стягивание в исходные районы. В районе Перга, Олевск, Белокоровичи сосредотачивался15-й отдельный стрелковый корпус; в районе Новоград-Волынский, Славута, Шепетовка - 5 армия; в районе Купель, Сатанов, Проскуров - 6-я армия; в районе Гусятин, Каменец-Подольский, Новая улица, Ярмолинцы - 12-я армия».

Итак, в сентябре 1939 года 5-я армия существовала и вполне гармонично входила в РККА.

Значительным упоминанием о соединении отличается и книга «Красная Армия в июне 1941 года» (Калашников К., Феськов В., Чмыхало А., Голиков В. - Новосибирск: Сибирский хронограф, 2003 года). Наглядными приложениями к книге служат сводные таблицы. Согласно их данным, на сентябрь-октябрь 1939 года 5-я армия входила в состав Украинского фронта и участвовала в походе на Западную Белоруссию. Речь идет о 15 стрелковом корпусе (ск), 45, 60, 87 стрелковых дивизиях (сд), о 8 ск и 44, 81 сд и 36 танковой бригаде. Далее авторами в виде таблицы приводится и группировка Южного фронта, предназначенная для похода в Бесарабию и Северную Буковину в июне 1940 года. В эту группировку, наряду с 12 и 9 армиями входит и хорошо укомплектованная 5-я армия в составе многочисленных корпусов, дивизий и бригад. Далее по хронологии авторы представляют и группировку Сухопутных войск Красной армии на 22 июня 1941 года. 5-я армия числится здесь первой в списке военных соединений Киевского особого военного округа.

Что же получается? 5-я армия по состоянию на 22 июня 1941 года представляет собой довольно мощное воинское соединение. А с началом войны, по сведениям Г.К. Жукова, в состав 5-й армии были дополнительно включены 9 и 19 механизированные корпуса и еще два стрелковых корпуса («Воспоминания и размышления», Г.К. Жуков, том 2, стр. 15,21). Более того, главное сражение первых дней войны на Юго-Западном фронте развернулось на участке 5-й армии. Так, к исходу дня 22 июня 1941 года в штаб Юго-Западного фронта поступила Директива №3 Наркома обороны СССР, в которой говорилось:

«(...) Армиям Юго-Западного фронта, прочно удерживая границу с Венгрией, концентрическими ударами в общем направлении на Люблин силами 5 и 6 А, не менее пяти мехкорпусов и всей авиации фронта, окружить и уничтожить группировку противника, наступающего на фронте Владимир-Волынский, Крыстынополь, к исходу 26.6 овладеть городом Люблин. Прочно обеспечить себя с краковского направления. (...)

Народный комиссар обороны Союза ССР Маршал Советского союза Тимошенко

Член главного совета Маленков

Начальник Генерального штаба Красной Армии Генерал Армии Жуков»

А вот очень любопытный и важный документ, датируемый 23 июня 1941 г.

БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 3 ШТАРМ 5 ЛЕС ЮЖН. КОЛ. ТЕРЕМНО /вост. ЛУЦК/ 23.6.41.

Карта 100.000.

1. До трех корпусов и одной пд противника вторглись на нашу территорию пытаются развить успех в направлениях - Любомль, Ковель; Влодзимеж, Сокаль, нанося главный удар в стыке между 5 и 6А. Зап. Любомль установлены 190 и 154 пп., ю.-в. Влодзимеж - 222 и 212 пп. В 6.00 от Выдраница танки пр-ка в движении на юг по Брестскому шоссе.

2. Части 5А оказывают упорное сопротивление противнику и удерживают фронт: Мельники, Руликувка.

Между 45 и 62 сд направлении Бережце, Радзихув образовался разрыв в 4-5 км.

а/ 45 сд к 9.00 23.6 ведет бой на рубеже Шацк, Кошары, Столенские смоляры, Новинье, ф. Петрувка, Купраче, Вишнев. Ее правый фланг под давлением противника медленно отходит.

Дивизия испытывает недостаток в боеприпасах из-за отсутствия автотранспорта.

б/ 62 сд удерживает фронт Замлыне, отм. 191,8, Кладнев, Длуга Нива. Дивизия нуждается в огнеприпасах, машин для подвоза нет.

в/ 87 сд успешной контратакой к 3.00 отбросила пр-ка и ведет бой рубеже: Пшидетки, Микуличе, Бубнув.

г/ 124 сд отбросила пр-ка и ведет бой рубеже кол. Долина, Руликувка, овладев Баране Перетоки.

д/ 135 сд сосредотачивается районе Войница.

е/ 22 МК. 41 тд сосредоточилась лес ю-з. Ковель. Остальными частями сосредоточился Майдан Изевский, Городнище, с 7.00.

ж/ 1 пт бригада частью сил прикрывает переправы Луцк, Рожище, Торговище.

Решил: удерживая 15 ск с 41 тд занимаемый рубеж, 22 МК с 1 птбр во взаимодействии с 15 ск ударами в направлении Тужиск, Верба, Устилуг и Войница, Устилуг - уничтожить Владимир-Волынскую группу пр-ка, имея виду дальнейшем развивать успех направлении Красностав. Начало атаки 20.00 23.6.

Удар 22 МК поддерживает 62 сад и 14 иад.

4.Прошу:

а/ Учитывая затруднения с доставкой боеприпасов срочно выделить хотя бы один автобатальон.

б/ Повторными ударами авиации содействовать 22 МК в уничтожении Владимир-Волынской группировки и воспретить переправы пр-ка через р. БУГ на фронте Влодава, Сокаль.

в/ Ударом авиации воспретить выдвижение танков пр-ка в Брестском направлении, т.к. кроме выделенного артдивизиона других средств не имею.

г/ Прошу немедленно обеспечить 85 мм, 37 мм и 152 мм танковую - снарядами /на первые два калибра имеем до 1/4 бк, 152 мм не имеем совсем/.

д/ ЛУЦК на половину уничтожен, горит.

Командующий 5 Армией Потапов

Член военного совета Никишев

Начальник штаба Писаревский

Возвращаясь здесь к книге С.М. Штеменко «Генеральный штаб в годы войны», читаем:

«30 июля из Берлина последовало категорическое указание: 5-ю армию красных, ведущую бой в болотистой местности северо-западнее Киева, вынудить принять бой западнее Днепра, в ходе которого она должна быть уничтожена. Своевременно предотвратить опасность прорыва на север»...

И далее еще раз:

«С перехватом путей подхода к Овруч и Мозырь должна быть полностью уничтожена 5-я русская армия» (стр. 22)

«5-я армия держалась до второй половины сентября 1941 года. На ее долю выпали и тяжкие бои к востоку от Киева. Но жертвы, понесенные в этих боях, оказались не напрасны. Здесь была положена одна из первых прочных плит в основание наших последующих побед» (стр.22).

«15 сентября танки Гудериана и Клейста, обходившие Киев с севера и юга, соединились наконец в районе Лохвицы. На обширном пространстве восточнее Киева подверглись окружению примерно одна треть сил 5, 37, 26 и отчасти войска 21 и 38 армий» (стр.24).

«Израненный командующий армией М.И. Потапов и некоторые командиры соединений попали в плен» (стр. 25).

Впрочем, в отношении потерь Юго-Западного фронта к сентябрю 1941 года генерал армии С.М.Штеменко скромничает. Более подробно об этом и о действиях 5-й армии рассказывает кандидат исторических наук Ярослав Бутаков в своей статье «Героическая оборона Киева сорвала молниеносный марш гитлеровцев на Москву»:

«В районе Киева оборонялась крупная группировка советских вооруженных сил, бывшая как бельмо на глазу у германского командования. Окружить и уничтожить войска советского Юго-Западного фронта западнее Днепра не удалось. Особенно мешала вермахту наша 5-я армия под командованием генерал-майора М.И. Потапова, сражавшаяся к северу от Киева.

Еще 19 июля 1941 года в директиве №33 Гитлер констатировал упорное сопротивление этой армии. 30 июля из Берлина был отдан категорический приказ отрезать пути отхода 5-й армии через Припять и Днепр. Однако армия Потапова продолжала сражаться, организованно отходя от рубежа к рубежу и не позволяя противнику прорвать фронт. В директиве Гитлера от 21 августа ни одна советская армия не была отмечена, кроме 5-й, которая оказалась упомянута дважды! Группе армий «Центр» предписывалось оказать содействие группе «Юг» в уничтожении этой советской армии. Причем группа «Центр» должна была задействовать для этого достаточное количество сил, «невзирая на последующие операции».

Очевидно, что Гитлер придавал ликвидации сопротивления советских войск под Киевом решающее значение для успешного продолжения войны, хотя у него в тот момент, а особенно впоследствии, было немало оппонентов в высшем командовании вермахта.

В сентябре 1941 г. в окружение восточнее Киева попали главные силы Юго-Западного фронта под командованием генерал-полковника М.П.Кипроноса (погиб в бою при прорыве из окружения). Согласно сводке германского верховного командования, в ходе этого сражения только в плен было взято 665 тысяч наших военнослужащих, захвачено 3718 орудий и 884 танка. Наши историки признают, что на 1 сентября 1941 года в составе Юго-Западного фронта без резервов, запасных частей и тылов, то есть только в боевом строю, насчитывалось 752-760 тысяч человек, 3923 орудия и миномета, 114 танков и 167 боевых самолетов. Все они, за исключением 15 тысяч бойцов, которым удалось пробиться из окружения, сгинули в киевском «котле» и в боях, предшествовавших окружению»...

В сентябре 1941 года в последние часы перед пленом командующий 5-й армии М.И. Потапов сражался врукопашную, но был тяжело ранен осколком снаряда и потерял сознание...

Нам видится теперь, что довоенная 5-я армия − не только формальные данные, не просто цифры, много или мало говорящие об укомплектованности воинского соединения, о роли его в сражениях. Теперь совершенно ясно, что 5-я армия − это сотни тысяч людей, первыми брошенных на защиту западных рубежей СССР, первыми павших в кровопролитной схватке с фашистским наступлением. Все они по долгу службы и чести заняли отведенные для них верховным командованием территории и были призваны реализовать оборонительные планы Сталина. И все они пришлись не к месту для решительно настроенного на взятие Москвы вермахта. Окруженные группами армий наступления, плененные и погибшие в неравной схватке, они сошли со сцены войны. Исход Киевской обороны вылился в одну из самых страшных трагедий военных лет, унеся с собой человеческие жизни и искалечив судьбы.

Однако же, не забываем, что 5-я армия, в 2011 году широко отмечавшая свой 70-летний юбилей, была образована 11 октября 1941!

Странно, что вообще, ведя речь о событиях еще даже не вековой давности, приходится сопоставлять и анализировать выписки из различных источников информации! Удивительно, что мы вынуждены обращаться с хроникой 20 века, как с дописьменными наскальными рисунками или ветхими летописями времен начала письменности! Уж в тех-то событиях ненарочные искажения дат и нарушения хронологий, примерный расчет исторических периодов без какой-то точности в днях и даже годах − явление объяснимое и нормальное. Но как же вышло так, что при всех многочисленных упоминаниях о героическом соединении авторитетными историческими изданиями, сама 5-я армия сегодня уверяет, что начало ее было положено только 11 октября 1941?

Оказывается, переписать с нового листа историю 5-й армии своим официальным приказом повелел Верховный главнокомандующий СССР Сталин. Почему?

В огне рожденная?

Во время допроса главнокомандующего 5 русской армией М.И. Потапова командующий 20-й танковой группой вермахта генерал-полковник Гейнц Гудериан спросил:

- Когда вы узнали о том, что мои танки проникли в ваше расположение?

- Около 8 сентября.

- Почему вы сразу же не эвакуировали Киев?

- Нам был отдан приказ об эвакуации от командования группы армий, и мы уже начали двигаться на восток, но тут же получили приказ противоположного характера - развернуться и отстоять Киев любой ценой.

Приведя эту часть допроса в своей книге «Воспоминания немецкого генерала» Гейнц Гудериан заключает:

«Исполнение этого второго приказа и привело к уничтожению Киевской группы армий. Больше этой ошибки неприятель не повторял никогда» (стр. 246).

Вот так мы и подошли к октябрю 1941 года. Но что же случилось с 5-й армией до октября?

25 сентября полевое управление 5-й армии было расформировано, а ее соединения и части передали на укомплектование других армий Юго-Западного фронта. А 11 октября на основании директивы ставки ВГК от 9 октября 1941 года на базе войск Можайского укрепленного района (именно о нем и говорил в своей поздравительной речи ныне командующий армией А.Н.Сердюков) была сформирована 5-я армия ВТОРОГО формирования.

Историческая справка:

Впервые 5-я общевойсковая армия была сформирована приказом наркома по военным делам от 11.08.1918 г. №15. В июне 1924 г. она расформирована.

Приказ о формировании 5-й армии № 0152 от 26. 06. 1938 года был подписан наркомом обороны Ворошиловым.

С началом Великой Отечественной войны она входила в состав Юго-Западного фронта, но, понеся тяжелые потери в сентябре 1941 года, была расформирована, а ее соединения и воинские части переданы другим объединениям фронта.

В октябре 1941 г. 5-я армия создается вновь на базе воинских частей Можайского укрепленного района и 32-й стрелковой дивизии, прибывшей в Москву из Приморского края. В ее составе было уже 5 Героев Советского Союза, 1700 орденоносцев, удостоенных государственных наград за бои у озера Хасан. В день прибытия дивизии директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 11 октября 1941 года было положено НАЧАЛО формированию армии.

Почему ушла в забвенье армия первого формирования? Может быть, ответ на этот вопрос лежит в области политики. Вероятно, признать существование 5-й армии первого формирования − значит признать что-то очень неприятное для Советского Союза...

Чтобы сделать попытку разобраться в этой ситуации, нам придется вернуться в 1938 год и начать с дневников Л.П.Берия (Лаврентий Берия. Тайный денвник 1937-1953 г.г. с комментариями С.Кремлева. Москва. Яуза-Пресс, 2012).

2.11.38 г. «Два дня назад (Сталин) вызвал меня для доклада (...). Слушал внимательно, потом разозлился, стал материться. (...) Дело к войне, а у нас предатель на предателе...

24.01.39 г. сегодня товарищ Сталин говорит мне (...)Война может быть уже в этом году.

3.08.39 г. Поляки шушукаются с немцами. Немцы обещают Украину, ну это так, на фу-фу. Гитлер хочет решить все по полякам в этом году, до дождей. Или поляки уступят, или будет война. Так что Гитлер будет торопиться. А нам торопиться некуда. Так что можно ожидать, что немцы пойдут нам на встречу.

Поляки не пропустят на свою территорию ни при каких условиях. В Англии войск нет, французы прогнили. Вывод: переговоры надо вести, чтобы все стало ясно, что Англия и Франция воевать не будут. А хотят загребать жар нашими руками. Но переговоры нужны, чтобы обработать немцев. Нам война не нужна, тем более война с немцами.

Вывод: переговоры вести до того момента, пока не будут готовы немцы. (...) Но вести осторожно, чтобы Гитлер считал, что линию ведут они. Как только немцы примут наши экономические условия, идти на переговоры с ними, а этих старых ... из Англии и Франции послать к ...матери.

Комментарий С. Кремлева: Эта политика блестяще реализовалась в ближайшие полмесяца.

27.08.39г. Все данные за то, что немцы скоро начнут. Коба пока не решил, когда пойдем мы.

23.09.39г. Война началась, можно считать, мировая. Уже Австралия объявила войну Германии. Как дальше пойдет, пока не понятно. С Польшей получилось, как думали. Коба все тянул, не хотел, чтобы был повод назвать нас агрессорами».

Судя по комментарию С. Кремлева, к записи от 3.08.39 г. через 15-16 дней было принято какое-то важное решение. Что же произошло в этот период?

Виктор СМАГИН, историк, Лидия СЛАВСКАЯ, г. Уссурийск, "Новая пресса"

Продолжение следует

Поделиться

zolotou.com

Пятая армия Михаила Потапова: конец блицкрига

По теме: Измена 1941 года, и ещё из биографий ВОВ

Фактор ПотаповаГенерал, которого противник оценил выше, чем свое командование / История ВМВ: факты и интерпретации. Максим Зарезин

Вклад в дело общей Победы генерала Потапова и вверенной ему 5-й армии трудно переоценить – историки не исключают, что именно её стойкая оборона предотвратила падение Москвы осенью 1941 года. ©

Другие части проектаКомандарм Михаил ПотаповМое знакомство с судьбой Михаила Ивановича Потапова и историей 5-й армии Юго-Западного фронта началось случайно. Несколько лет назад, копаясь в Интернете, я обратил внимание на карту советско-германского фронта по состоянию на 25 августа 1941 года, очевидно позаимствованную с некоего англоязычного ресурса. К этому времени немцы заняли Новгород, Смоленск, приблизились к Брянску, на юге осаждали Одессу и вышли на линию Днепра от Кременчуга до устья.

И только южнее Пинских болот мощный клин на несколько сотен километров буквально вонзался в толщу территории, занятой фашистами. На острие этого клина значилась лаконичная надпись «5 POTAPOV». Это была 5-я армия Юго-Западного фронта под командованием генерал-майора Потапова.

Безусловно, линия фронта и не могла быть равномерной, на разных его участках друг другу противостояли несовпадающие по численности и силе соединения, а на успех или катастрофу влияло множество обстоятельств. Кроме того, подобный клин не мог существовать долго, поскольку легко оборачивался окружением. С юга немцы вплотную подошли к Киеву, и требовалось выровнять фронт для организации устойчивой обороны города. Назревала потенциальная угроза и правому флангу 5-й армии, после того как немецкие войска группы армий «Центр», обойдя болотистый бассейн Припяти, вышли на рубеж Гомель, Стародуб. 19 августа 5-я армия получила приказ отойти за Днепр на глубину 140 – 180 километров. И все-таки тот факт, что путь отступления 5-й армии от западной границы СССР пусть на некоторое время оказался почти в три раза короче, чем у соседей, вызывал желание, как можно больше узнать об этом соединении и его командующем.

На протяжении двух первых военных месяцев войска Потапова угрожающе нависали с севера над германской группой армий «Юг», но и после отступления за Днепр 5-я армия оказывала заметное влияние на решения высшего командования вооруженных сил рейха. В первой же своей директиве, посвященной боевым действиям на Восточном фронте (Директива № 33 от 19.07.1941), Гитлер указывает: «Вражеская 5-я армия должна быть быстро и решительно разбита». Но быстро и решительно не получается, и следующая директива № 34 от 30.07.41 снова предписывает германским войскам «5-ю Красную армию ... вынудить к сражению западнее Днепра и уничтожить». Фюрер не исключал прорыва войск Потапова на север через Полесье во фланг группы армий «Центр» и требовал принять меры для предотвращения этого, прямо скажем, маловероятного маневра. Проходит две недели и Гитлер вновь раздраженно напоминает о том, что «5-я армия русских должна быть … наконец, уничтожена». (Приложение к Директиве № 34 от 12.08.41). Однако спустя несколько дней армия Потапова скрылась за широкой гладью Днепра.

Удивляться настойчивости фюрера не приходится – он видел те же карты боевых действий, что мы видим сейчас, и вполне адекватно воспринимал угрозу, исходящую от активности войск под командованием Потапова.

Наконец, 21 августа Гитлер издает приказ, в котором трижды (!) повторяет мысль о необходимости уничтожения 5-й армии. Но главное, что он впервые готов выделить для выполнения этой задачи «столько дивизий, сколько необходимо». Наряду с успехом операции по блокированию Ленинграда разгром армии Потапова фюрер причисляет к предпосылкам для успешного наступления «против группы войск Тимошенко», то есть Западного фронта. Получается, что путь на Москву, по мысли Гитлера, лежал через поверженную 5-ю армию.

Все эти подробности я узнал позже, но когда я рассматривал карту, фамилия Потапов, увы, мне ничего не говорила. Постепенно после знакомства с документами и исследованиями, бесед с вдовой командарма Марианной Федоровной Модоровой передо мной раскрывался удивительный жизненный путь этого человека.

Из дьяконов в генералы

Михаил Иванович Потапов родился в октябре 1902 года в селе Мочалово Юхновского уезда тогда Смоленской губернии, ныне Калужской области. Хотя в анкетах будущий командарм-5 относил своих родителей к «крестьянам-середнякам», скорее, их стоило бы причислить к зажиточным ремесленникам: отец Михаила был подрядчиком при мощении дорог и улиц.

Не покидая пределов волости, Михаил получил весьма достойное для деревенского парнишки начальное образование. В сельской школе его учителем был «опростившийся» князь из рода Гагариных, позже он учился в приходской школе при храме в соседнем селе Путогино. Попечителем храма и школы выступал петербургский миллионер-книгоиздатель уроженец этих мест Игнатий Тузов, так что, наверняка, об уровне знаний учеников здесь заботились.

Первая мировая война и экономический кризис не лучшим образом сказались на семейном благополучии Потаповых. Подростком Михаил стал помогать отцу. Октябрьскую революцию Потаповы встретили в Харькове, где работали мостовщиками в трамвайном депо.

К весне 1920 года Михаил вернулся в родное Мочалово, а в мае становится красноармейцем в военкомате г. Юхнова. Формально Потапов считается участником Гражданской войны, однако в боевых действиях непосредственного участия он не принимал.

Потапова, после окончания в сентябре 1922 года кавалерийских курсов в Минске, назначают командиром взвода 43 кавалерийского полка Приволжского военного округа. Непросто было 20-летнему, не нюхавшему пороха юноше командовать бывалыми наездниками из казаков, у многих из которых за плечами было две войны. Как ни странно, завоеванию авторитета у подчиненных способствовало доскональное знание церковных обрядов – в Путогино Михаил не только учился при храме, но и служил какое-то время дьяконом. От дьяконства у Потапова на всю жизнь останется хорошо поставленный роскошный баритон. Многие годы спустя, уже будучи генералом Советской армии, бывший дьякон не чурался при полном «параде» посещать церковную службу.

Спустя два года уже в должности помощника командира эскадрона Потапов уезжает в Москву, на Военно-химические курсы. Новое место службы – 67 кавалерийский полк СКВО. С 1931 года он снова на учебе – теперь уже в качестве слушателя Военной академии моторизации и механизации РККА. Кавалерист становится танкистом. После окончания академии в 1936 году его карьера развивается стремительно, что, впрочем, характерно для многих будущих полководцев Великой Отечественной. Ровно четыре года понадобилось Потапову, чтобы пройти путь от начальника штаба полка до командующего армией.

Несомненно, значительную роль в его карьере сыграла встреча с Георгием Константиновичем Жуковым. Произошла она в мае 1937 года в Белоруссии, где Потапов командовал полком, а Жуков – дивизией. К моменту их знакомства будущий маршал уже получил новое назначение, однако с тех пор земляки не выпускали друг друга из виду. В книге «Воспоминания и размышления» Георгий Константинович пишет: «Практически на полевых учениях и маневрах и в 3-м и 6-м корпусах мне пришлось действовать с 21-й отдельной танковой бригадой (комбриг М.И. Потапов). Этот командир был в прошлом моим сослуживцем, и мы понимали друг друга в «боевой обстановке», с полуслова».

Когда в июне 1939-го Жукову предложили возглавить операцию против японской армии на Халхин-Голе, он настоял на назначении своим заместителем Потапова.

Они вылетели на Дальний Восток одним самолетом. Маршал вспоминал: «Комбриг Потапов был моим заместителем. На его плечах лежала большая работа по организации взаимодействия соединений и родов войск, а когда мы начали генеральное наступление, Михаилу Ивановичу было поручено руководство главной группировкой на правом крыле фронта».

В июне 1940-го Жуков становится командующим войсками Киевского особого военного округа, одновременно в КОВО переводится и Потапов на должность командира 4-го мехкорпуса. Спустя полгода Михаил Иванович становится командармом. В феврале 41-го назначенный начальником Генштаба Жуков переезжает в Москву. Встретиться вновь землякам довелось лишь в послевоенные годы.

Остается сожалеть, что замечательное взаимопонимание двух военачальников не удалось использовать на дело Победы. Замечу, что это были очень несхожие личности, в чем-то даже противоположные, однако это обстоятельство только способствовало их взаимному притяжению.

Блицкриг не прошел

В случае нападения неприятеля армия Потапова отвечала за «район прикрытия № 1», протяженностью 170 км от Влодавы до Крыстынополя на севере украинского участка советско-германской границы. В последние мирные дни Потапов предпринял ряд мер по повышению боеспособности армии. В ночь с 16 на 17 июня выступили из лагеря части 62-й стрелковой дивизии и после двух ночных переходов вышли на позиции вблизи границы. 18 июня Потапов приказал вывести с полигона 45-ю стрелковую дивизию. В тот же день получила приказ на выдвижение к границе 135-я стрелковая дивизия.

Но это не могло изменить общей обстановки, которая с началом боевых действий сложилась крайне неблагоприятно для наших войск. На Сокальском выступе немцы достигли трехкратного превосходства в живой силе и технике. Растянутые по фронту советские дивизии не сдержали удара плотно построенных на направлениях главного нападения немецких армейских корпусов. Механизированные подразделения 5-й армии только подтягивались к границе из мест дислокации.

Тем не менее, с самых первых часов войны войска Потапова дрались упорно и умело. За каждый подбитый или сожженный советский танк соединения 1-й танковой группы фон Клейста понесли в 2,5–3 раза больший урон. 5-я армия не только отчаянно оборонялась, но и наносила контрудары по врагу. «Руководство войсками противника, находящимися перед группой армий «Юг», поразительно энергичное, его непрерывные фланговые и фронтальные атаки причиняют нам тяжелые потери», – отмечал в своих записках начальник генерального штаба сухопутных войск Франц Гальдер.

26 июня началось контрнаступление ЮЗФ в треугольнике Броды — Луцк — Дубно, где произошло первое в истории Второй мировой войны встречное танковое сражение. Четырем советским мехкорпусам (два из 5-й армии) не удалось развить первоначальный успех. Свою роль сыграла и непоследовательная позиция командования фронта, которое в разгар боев в треугольнике приказало перейти к обороне, а затем вновь вернулось к плану наступления.

Отмечу такую деталь: в эти дни ожесточенного противостояния, а именно 30 июня, Потапов издал распоряжение, в котором указал на недопустимость расстрела военнопленных.

1 июля на фоне общего отхода войск фронта 5-я армия нанесла мощный контрудар по северному флангу немецкого наступления. В частности, 20-я танковая дивизия отбросила части противника на 10–12 км, уничтожила до 1 тыс. солдат противника, 10 танков, 2 батареи.

Генерал армии С.М. Штеменко писал: "5-я армия… стала, что называется, бельмом на глазу гитлеровских генералов, оказала врагу сильнейшее сопротивление и нанесла ему значительный урон».

Немецко-фашистским войскам не удалось здесь быстро прорвать фронт. Дивизии Потапова сбили их с дороги Луцк — Ровно — Житомир и вынудили отказаться от немедленного удара на Киев.

Штеменко, в те месяцы один из ведущих сотрудников Оперативного управления Генштаба РККА, имел в виду удачное контрнаступление 5-й армии, предпринятое 10 июля. Тогда танкисты Потапова за спиной соединений III армейского корпуса перехватили шоссе Новоград-Волынский — Житомир на ширине свыше 10 км. Какой головной болью для немцев стала потеря этой важнейшей коммуникации можно судить по тому, что командующий войсками группы армий «Юг» Герд фон Рунштедт всерьез планировал использовать авиацию для переброски в район Житомира пехотного полка «Герман Геринг».

Пока войска Потапова атаковали северный фланг немецкого наступления, защитники Киева получили передышку. Командование 6-й немецкой армии вынуждено было заявить: «Характер угрозы нашим войскам со стороны главных сил 5-й армии русских по-прежнему таков, что указанную угрозу следует ликвидировать до наступления на Киев». Потерю украинской столицы удалось отодвинуть на два месяца.

Немецкий военный историк Альфред Филиппи также указывает на то, что причиной замедления темпов наступления группы армий «Юг» стало противодействие 5-й армии. «И хотя противодействие это… не было для немецкого командования совершенно неожиданным, оно, тем не менее, уже с самого начала кампании приносило русским тактические успехи, а затем в районе Новоград-Волынский, Житомир приобрело и оперативное значение, гораздо более серьезное, чем можно было предполагать. Это оказало довольно значительное парализующее воздействие на волю командования 6-й армии к выполнению главной оперативной задачи, заключавшейся в выходе к Днепру у Киева».

В конце июля – начале августа в ходе боев за Коростеньский укрепленный район армия Потапова вновь не столько стремилась удержать немцев прочной обороной, но и решительными контратаками и нажимом на фланги заставляла наступающих ослаблять удар. Здесь противник сосредоточил против 5-й армии 11 дивизий. Если учесть, что штатный состав немецкой пехотной дивизии составлял 14 тысяч человек, то вражеские войска, по крайней мере, вдвое превосходили силы, имевшиеся в распоряжении Потапова. Немецкий военный историк Вернер Гаупт отмечает, что «5-я советская армия под командованием талантливого генерал-майора Потапова, была расположена на левом фланге 6-й немецкой армии и наносила ей очень большие потери». После войны будет подсчитано, что в среднем на каждые сутки военных действий в полосе 5-й армии приходилось от 8 до 10 ударов наших войск по противнику.

9 августа командующий фон Рунштедт отдал приказ приостановить наступление на рубеже Киев, Коростень и временно перейти к обороне, с тем, чтобы, рассредоточив войска в глубину, обеспечить им возможность отдыха. В оценке обстановки, представленной в ОКХ, командование группы армий «Юг» выразило довольно пессимистическое мнение относительно положения на своем северном крыле. Высказывалось даже предположение о намерении русских «перейти в наступление из района Киева и из района Овруча с целью разгромить северное крыло группы армий». Однако физическое истощение и потери, на которые сетовал фон Рунштедт, в не меньшей, если не в большей степени сказывались и на состоянии советских войск.

Роковой триумф?

Таким образом, приказ Гитлера от 21 августа, нацеленный на уничтожение войск Потапова, выглядел вполне обоснованным. Нельзя назвать спонтанной и идею для выполнения этой задачи выделить танковые силы Гудериана, действовавшего в Белоруссии. Месяцем ранее в самом первом документе, касавшемся 5-й армии – директиве № 33 от 19.07.1941, фюрер уже предполагал использовать южный фланг группы армий «Центр» для операции севернее Киева. Возможно, он посчитал заслуживающим внимания предложение, поступившее накануне из штаба «южан»: нанести удар через Мозырь на Овруч силами 35-го корпуса группы армий «Центр». 9 августа фон Рунштедт вновь просил привлечь к себе на помощь соседей.

Следовательно, к 21 августа у Гитлера сформировалось твердое убеждение, как должна развиваться кампания на Востоке. Первое: начинать наступление на Москву можно только после разгрома 5-й армии, что, с одной стороны, обеспечит безопасность правого фланга нацеленных на советскую столицу войск, с другой – создаст благоприятные условия для действий на Украине группе фон Рунштедта. Второе: для успешного достижения этой цели необходимо привлечение сил группы армий «Центр». Не стоит забывать, что для фюрера приоритетом было методическое уничтожение сил неприятеля на территории, независимо от географических или политических целей. Еще 13 июля он заявлял главкому сухопутных войск Вальтеру фон Браухичу: «Не так важно быстро наступать на Восток, как уничтожать живую силу противника».

Между тем генеральный штаб практически единодушно склонялся к тому, чтобы усилить группу армий «Центр» и нанести удар непосредственно на узком фронте в направлении Москвы. Наибольшее неудовольствие приказ фюрера о повороте на юг вызвал у ключевой фигуры предстоящей операции – командующего 2 танковой группой Гейнца Гудериана: «23 августа я был вызван в штаб группы армий «Центр» на совещание, в котором принимал участие начальник генерального штаба сухопутных войск. Он сообщил нам, что Гитлер решил наступать в первую очередь не на Ленинград и не на Москву, а на Украину и Крым… Мы все были глубоко уверены в том, что планируемое Гитлером наступление на Киев неизбежно приведет к зимней кампании со всеми ее трудностями…».

Эти строки, написанные после войны, явно относятся к жанру генеральских воспоминаний «Как Гитлер помешал нам победить». «Всегда легче превозносить достоинства какой-нибудь гипотетической альтернативы, чем оправдывать осторожность и разочаровывающую реальность. А в данном случае к тому же сложилось так, что все люди, выступавшие против наступления в центре, уже скончались. Кейтель, Йодль, Клюге, сам Гитлер – у них не было времени написать оправдательные мемуары», – не без сарказма замечает британский военный историк Алан Кларк.

На самом деле, в 20-х числах августа 41-го вопрос не стоял столь категорично: либо на Москву, либо на Украину. Операция против войск Потапова мыслилась фюрером как вспомогательная именно в рамках решающего наступления вермахта на столицу СССР.

30 августа в разговоре между Гитлером и Гальдером отмечалось что войска группы армий «Центр» повернули на Украину не для «войны на юге», а для того, чтобы как можно скорее приступить к «операции против войск Тимошенко». В приказе фюрера от 21 августа отмечается, что разгром 5-й армии должен гарантировать группе армий «Юг» «возможность создания плацдарма на восточном берегу Днепра в его среднем течении, чтобы затем центром и левым крылом продолжать наступление в направлении Харьков, Ростов». Как мы видим, непосредственная задача выглядит достаточно скромно, а о взятии Киева, тем более разгроме Юго-Западного фронта речь не идет вовсе.

Немецкие генералы не могли тогда знать наверняка, что поворот Гудериана на юг приведет к зимней кампании, как это утверждает в своих записках «быстрый Гейнц», как не могли они знать и того, что непрочное здание Юго-Западного фронта развалится и похоронит под своими обломками планы быстрого и плавного перехода к наступлению на Москву. Потому как уже не директивы Гитлера, а стремительное развитие событий – складывающихся весьма благоприятно для немцев – диктовало германскому командованию логику действий.

1 сентября из штаба группы армий «Юг» приходит следующее донесение: «Если же противник в Восточной Украине не будет уничтожен, то ни группа армий «Юг», ни группа армий «Центр» не смогут вести наступление безостановочно... Нанести удар на Московском направлении раньше, чем на Украине, нельзя ввиду того, что начатая уже группой армий «Юг» операция и действия южного крыла группы армий «Центр» по поддержке этой операции зашли слишком далеко (выделено мной. – М.З.), чтобы переносить главные усилия в другой район...». У немцев не осталось другого выхода, как действовать сообразно ситуации. Быстрое продвижение Гудериана на севере и занятие Дериевского плацдарма у Кременчуга на южном фланге ЮЗФ побудило фон Рунштедта 4 сентября даже без согласования с верховным командованием отдать приказ о решительном наступлении.

По мнению Вернера Гаупта, битва за Киев стала самым важным сражением всей войны: «Из-за событий последующих двух недель было проигнорировано решающее немецкое наступление на Москву. Это, вероятно, изменило результат Восточной кампании». Но повторим: все случившееся – результат парадоксальной ситуации, когда вполне реальная перспектива разгрома целого фронта внесла коррективы в стратегию и тактику противника, а катастрофа советских войск и триумф гитлеровский армий в Киевском котле отняли у немцев целый месяц и передвинули дату решающего броска на Москву к началу наступления холодов.

Хроника катастрофы

К сожалению, немцам решение их задач облегчили просчеты командования Юго-Западного фронта. Вместе с 5-й армией за Днепр отступал и 27-й стрелковый корпус. Между тем корпус не только не подчинялся Потапову, но и совершал отход по своему графику. Легко прогнозируемая несогласованность привела к тому, что 23 августа немцы прорвали слабую арьергардную завесу на стыке армии и корпуса, вышли к Днепру севернее Киева у Окуниново, захватили мост и заняли плацдарм на восточном берегу. Части 5-й армии и 37-й армии под командованием А.А. Власова безрезультатно пытались ликвидировать расширяющуюся Окуниновскую группировку противника.

29 августа Потапов попытался перейти в контрнаступление, на этот раз безуспешно. Не удивительно, ведь 5-я армия перестала быть той грозной силой, что месяц назад. Почти третья ее часть (пять дивизий) была передана 37-й армии; 135-я стрелковая дивизия и 5-я артиллерийская противотанковая бригада перешли в состав 40-й армии. Из 5-й армии был также изъят 1-й воздушно-десантный корпус, поступивший в резерв фронта. 9-й и 19-й мехкорпуса из-за отсутствия танков пришлось переформировать в батальоны. Стрелковые дивизии из-за больших потерь имели не более 20—25 % личного состава.

Только незамедлительный отвод 5-й армии на реку Десна позволял избежать опасности окружения. С таким предложением Потапов утром 30 августа обратился в Военный совет ЮЗФ, но оно не встретило должного понимания.

В тот же день 21-я армия Брянского фронта неожиданно отошла со своих позиций, и части вермахта немедленно устремились в прорыв на подступах к Чернигову. 1 сентября немцы заняли плацдарм на берегу Десны в ближнем тылу 5-й армии. Брошенным для ликвидации прорыва частям добиться успеха не удалось. Начался отсчет времени, оставшегося до неизбежной катастрофы.

Вечером 5 сентября Потапов снова обратился по ВЧ к командующему фронтом Кирпоносу c предложением об отводе войск, но получил категорический отказ. Примечательно, что именно в этот день, согласно запискам Гальдера, Гитлер впервые заговорил о Киевском котле. Только 9 сентября Ставка санкционировала отвод 5-й армии на реку Десна. К этому времени главные силы Потапова были надежно окружены. От всей армии из 70 тысяч человек личного состава оставалось меньше 4 тысяч бойцов, а также около 200 орудий и минометов разных систем.

На исходе 14 сентября Потапов и его штаб еще раз предприняли попытку остановить отход остатков армии, и задержать наступление превосходящих сил противника. Однако закрепиться на каком-либо из последующих рубежей не удалось, так как немцы, тесня с фронта, одновременно обходили и оба фланга. А утром 16 сентября в штабе 5-й армии стало известно, что еще накануне в тылу фронта в районе Лохвицы (Полтавская область) соединились войска 2-й танковой группы Гудериана, наступавшие с севера, с войсками 1-й танковой группы Клейста, прорвавшимися с юга. В окружение попали уже пять советских армий. Киевский котел стал реальностью. По немецким данным, в плен попало более 660 тыс. солдат и офицеров РККА, было захвачено 884 танка и более 3 тыс. орудий.

21 сентября сводный отряд из остатков штабов фронта и 5-й армии дал последнее сражение врагу. Потапов был контужен и потерял сознание. В горячке боя генерала приняли за убитого и наскоро «похоронили», закидав телами погибших.

Документы Потапова передали Кириллу Семеновичу Москаленко, будущему маршалу, а тогда командиру 15-го стрелкового корпуса 5-й армии. "Я буквально рыдал, когда мне передали документы нашего командарма. Я не знал вообще, что с нами теперь будет, раз погиб Михаил Иванович".

Горькая судьба полководца

Спустя трое суток Потапова обнаружили немцы. Началось испытание пленом. В фашистских концлагерях пути Михаила Ивановича пересекались с генералами М. Лукиным и И. Музыченко, старшим лейтенантом Я. Джугашвили, руководителями обороны Брестской крепости майором П. Гавриловым и капитаном И. Зубачёвым. В 1992 году были обнародованы отчеты и стенограммы допросов Потапова, который на вопрос о том, «готов ли русский народ вести войну в случае, если армия отступит до Урала», ответил: «Да, он будет оставаться в состоянии моральной обороны, а Красная Армия будет продолжать сопротивление». Немецкие следователи так оценили поведение генерала Красной армии: «в качестве пленного держался с достоинством», «по вопросам стратегического свойства ссылался на свою неосведомленность», «на вопросы, касающиеся его будущего, отвечал сдержанно». Еще немцы охарактеризовали Потапова как «русского националиста», хотя трудно утверждать, что именно они подразумевали под данной формулировкой.

С предателями из РОА Потапов сотрудничать отказался категорически. При этом о самом Власове Михаил Иванович до конца жизни отзывался уважительно, не верил в измену своего южного «соседа» по Юго-Западному фронту, полагая, что немцы каким-то образом использовали генерала в своих целях против его воли.

Победную весну 45-го Михаил Иванович встретил в «генеральском» лагере Хаммельбург. 22 апреля к ним вплотную приблизились американские войска. Комендант лагеря отправился с белым флагом в армию Паттона. Американцы приехали в лагерь и перевезли всех пленных к себе, затем переправили к французам, и уже из Парижа недавние военнопленные вернулись домой.

Впрочем, родина встретила их неласково. Буквально с трапа самолета Потапова и его товарищей отправили на «объект» в подмосковное Голицыно. Семь месяцев проходила спецпроверка, которая оставила в душе Михаила Ивановича неизгладимые отметины.

До конца жизни неизменно уравновешенный и остроумный Потапов мрачнел и замыкался при упоминании имени бывшего шефа СМЕРШ Абакумова, которого считал редким негодяем.

Тем не менее, результаты проверки, скорее всего, оказались объективными, раз Потапова восстановили в звании генерал-майора и вернули на армейскую службу. Михаил Иванович написал заявление о восстановлении в партии. И снова на помощь пришел Жуков, который дал давнему соратнику следующую рекомендацию: «Что касается командирских качеств, то товарищ Потапов был лучшим командармом, а части и соединения, которыми он командовал, всегда были ведущими. В пограничном сражении 5-я армия дралась с исключительным упорством и доблестью. Отходя под воздействием превосходящих сил противника, она неоднократно контратаковала и наносила поражения немцам. Товарищ Потапов армией управлял блестяще. Еще скажу, что он был большой души человек, которого любили все подчиненные за его доброжелательность и понимание». Трудно без волнения читать эти строчки из официального документа, вышедшие из-под пера далекого от сантиментов маршала.

Очевидно, мнение Жукова разделяли многие в политическом и военном руководстве СССР. Во всяком случае, Михаил Иванович оказался, наверное, единственным из высших советских офицеров, прошедших плен, кто не только вернулся в армию, но и сделал пусть не феерическую, но, учитывая перипетии нашей послевоенной истории, вполне достойную карьеру. Он служил в Забайкалье, на Дальнем Востоке, смерть застала генерал-полковника Потапова в январе 1965 года в должности первого заместителя командующего войсками Одесского военного округа.

Место Михаила Ивановича Потапова в своеобразной иерархии военачальников Великой Отечественной, выстроенной в послевоенное время, явно не соответствует его полководческому таланту и вкладу в Победу.

Но всё же нельзя сказать, что имя командарма 5-й армии замалчивалось. Высокую оценку его полководческому таланту дали в послевоенных воспоминаниях и советские маршалы И.Х. Баграмян, И.И. Якубовский, и бывшие противники – Гудериан, Кейтель, Гальдер. Надо заметить, что 5-я армия стала настоящей кузницей кадров – из нее вышли такие признанные полководцы, как М.Е. Катуков, К.С. Москаленко, К.К. Рокоссовский, И.И. Федюнинский. Все они высоко оценивали заслуги своего бывшего командира. Еще при жизни Потапова в СССР была издана книги А.Филиппи «Припятская проблема», где была подробно исследована роль 5-й армии в срыве блицкрига.И тем не менее, имя Потапова за 70 лет минувших после победного мая 45-го не стало достоянием широкой общественности. Так, на сегодняшний день память Михаила Ивановича увековечена только на Украине, где его именем названы улицы в Киеве и Житомире. Надолго ли? Думается, что юбилей Великой Победы – достойный повод для россиян по достоинству отметить заслуги замечательного полководца и патриота нашей Родины.

Статья опубликована в рамках социально-значимого проекта, осуществляемого на средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации №11-рп от 17.01.2014 и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией Общество «Знание» России.

Максим Зарезинспециально для «Столетия», 24 марта 2015

ludi-pravdi.livejournal.com

Пять "котлов" Великой Отечественной войны

"Котлом" на военном жаргоне называется территория с войсковыми соединениями, линия фронта вокруг которой замкнута противником. Сегодня, когда это слово снова вернулось в лексикон. Мы вспомнили 5 "котлов" Великой Отечественной войны…

"Киевский котёл"

Численность окруженных войск: больше 650 тысяч.

"Киевский котёл" стал крупнейшим окружением в мировой истории войн.

В организованном немцами окружении погиб целый фронт - Юго-Западный. Были полностью уничтожены четыре армии (5-я, 21-я, 26-я, 37-я), 38-я и 40-я армии были разгромлены частично. По официальным данным гитлеровской Германии, которые были опубликованы 27 сентября 1941 года, в "Киевском котле" было взято в плен 665 000 бойцов и командиров Красной армии, захвачено 3718 орудий и 884 танков.

Анализ документов говорит о том, что окружение Юго-Западного фронта было импровизацией немецкого командования, на которую оно решилось в ходе другой операции на центральном участке Советско-германского фронта. До сих пор нет однозначной оценки последствий Киевской операции, поскольку из-за нее вермахтом было упущено время для проведения блицкрига.

Еще за месяц до сдачи Киева, 18 августа 1941 года начальник Генштаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер представил Адольфу Гитлеру план нанесения удара на Москву через Брянск силами группы армий "Центр". Однако Гитлер отверг эту идею, а 21 августа подписал директиву, в которой говорилось: "Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа".

Немецким командованием было решено фланговыми ударами окружить и разгромить войска Юго-Западного фронта. Эта операция представляла собой классические "канны" со сковывающей группировкой в центре и двумя ударными кулаками на флангах.

Сталин до последнего момента не хотел оставлять Киев, хотя, если верить мемуарам Георгия Жукова, он предупреждал главнокомандующего о том, что город необходимо оставить ещё 29 июля.

14 сентября 1941 года танки генералов Клейста и Гудериана встретились в районе Лубен. Уже 15 сентября 1941 года гигантское кольцо вокруг 5-й, 21-й, 26-й и 37-й советских армий замкнулось. В окружении оказалось и управление Юго-Западного фронта. "Киевский котел" был закрыт.

Лейтенант Василий Петров, ставший дважды Героем Советского Союза и генерал-лейтенантом артиллерии,оставил о "Киевском котле" воспоминания:

"… Прекратилось снабжение. Моторы глохли. Останавливались танки, автотранспорт, орудия. Пылали бесчисленные колонны на дорогах, а мимо брели толпой тысячи, десятки тысяч людей. Никто не ставил им задач, не торопил, не назначал срок. Они предоставлены сами себе. Хочешь - иди, хочешь - оставайся в деревушке, во дворе, который приглянулся. Кольцо окружения с каждым днем сжималось".

Из "Киевского котла" вышли немногие. Среди тех, кому это удалось, были как будущие маршалы Советского Союза Москаленко и Баграмян, так и будущий предатель - командующий 37-й армией генерал-майор Власов.

21 июня 1961 года, в честь 20-летия начала Великой Отечественной войны по решению Никиты Хрущева была учреждена медаль "За оборону Киева" . Ею было награждено около 105 тысяч человек.

Минский котёл

Численность окруженных войск: 105 тысяч человек.

Наступление советских войск в районе Минска развивалось стремительно. 2 июля 1944 года был освобожден Борисов. Его оккупация продолжалась ровно три года и один день.

Чaсти Крaсной армии, oбхoдя Минск, перерезали дороги на Барановичи и Молoдечно. Немецкие войска, дислоцированные восточнее Минска и в самом городе попали в окружение. В кольце оказалось около 105 тысяч человек. Красной армии удалось очень быстро создать внешний фронт окружения и рассечь группировку противника на несколько частей.

Минск был освобожден 3 июля. Сегодня эта дата отмечается как День независимости Белоруссии. Части вермахта, попавшие в "котел", небольшими группами по 500 — 2000 человек предпринимали неоднократные попытки прорыва в обход Минска с севера и с юга.

В первые сутки немецкая авиация попыталась организовать воздушный мост, но господство советских истребителей в воздухе вынудило немецкое командование отказаться от этой идеи.

Немецким частям, попавшим в "котел", надеяться было не на кого. Для борьбы с разрозненными группами противника в частях войск 2-го Белорусского фронта стали формировать специальные подвижные отряды (по три на стрелковый полк).

Их поддерживала с воздуха советская авиация, она производила корректировку действий наземных частей и наносила штурмовые удары. Также активную поддержку регулярным войскам оказывали около 30 партизанских отрядов.

Всего в ходе Минской операции вермахт потерял около 72 тысяч убитыми и пропавшими без вести. 35 тысяч человек попали в плен. Успешные действия Красной армии в восточной и центральной части Белоруссии позволили незамедлительно приступить к освобождению западных районов республики, Прибалтики и Польши

"Сталинградский котёл"

Численность окруженных войск: 300 тысяч.

19 ноября 1942 года войска Сталинградского и Донского фронтов перешли в наступление. Через несколько дней они замкнули кольцо окружения вокруг 22 дивизий 4-й танковой и 6-й полевой армий вермахта.

Большую роль в создании "Сталинградского котла" сыграл Константин Рокоссовский, возглавлявший действия Донского фронта. В ходе операции "Уран" войска должны были нанести удар с севера по растянутым флангам немецких войск. Войска Рокоссовского полностью справились с поставленной задачей: прорвав глубоко эшелонированную оборону, они сковали противника и не позволили ему парировать мощные удары по флангам 6-й немецкой армии.

23 ноября 1942 года войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов замкнули кольцо окружения, в котором оказалась почти 300-тысячная вражеская группировка.

К началу 1943 года 6-я армия Паулюса представляла собой жалкое зрелище. 8 января советское военное командование обратилось к маршалу с ультиматумом: если он не сдастся к 10-и часам следующего дня, все находящиеся в "котле" немцы будут уничтожены. Паулюс на ультиматум никак не отреагировал. Уже 31 января он был взят в плен.

В первых числах февраля 1943 года части и соединения 4-го воздушного флота Люфтваффе получили пароль "Орлог". Он означал, что 6-й армии больше не существует, а Сталинградская битва закончилось поражением Германии.

"Вяземский котёл"

Численность окруженных войск: 600-700 тысяч человек.

После завершения Смоленского сражения и Киевской операции советское командование ожидало массированного наступления на Москву в направлении автомагистрали Минск-Москва. Поэтому здесь были сосредоточены силы Красной армии Резервного и Западного фронтов.

В начале осени 1941 года немецкое командование решило начинать операцию "Тайфун", чтобы до наступления распутицы и зимних холодов захватить Москву. На одном участке фронта оказались сосредоточены значительные силы вермахта. В операции было задействовано 78 дивизий. В составе армий и трех танковых групп в подчинении фон Бока было 1 183 719 человек. Общая же численность личного состава в боевых и вспомогательных частях группы армий «Центр» в начале октября 1941 составляла 1 929 406 человек.

7 октября танковым соединениям вермахта 3-й и 4-й танковых групп удалось соединиться и сомкнуть кольцо у Вязьмы. В немецком окружении оказались войска 16, 19, 20, 24, 32-й армий, группа генерала И. В. Болдина, а также часть сил и тыловых служб 30, 33 и 43-й армий.

С 7 по 12 октября 1941 года Красная армия предпринимала попытки выйти из окружения, но большинству частей и соединений так и не удалось прорвать немецкие "клещи".

Роковой оказалась последняя попытка 20-й армии выйти из окружения, во время попытки прорыва в бою погибло около 5 дивизий. 20-я армия как боеспособная единица перестала существовать, а командовавший ей генерал Филипп Ершаков попал в плен.

Части 24-й армии также не смогли прорвать кольцо окружения, командарм Константин Ракутин погиб. Войска под командованием генерал-лейтенанта Михаила Лукина, действовавшие в районе севернее Вязьмы (19-я и 32-я армии и группа генерала Болдина), готовили прорыв вражеского кольца в направлении на Богородицкое. Он начался 11 октября в 16 чсасов. Прорыв был осуществлён, но обеспечить и укрепить фланги нашим войскам так и не удалось. Немцы очень быстро вновь замкнули кольцо окружения. Из "котла" удалось выйти только отдельным частям 2-й и 91-й стрелковых дивизий.

Несмотря на первоначальный успех под Вязьмой, немецкое наступление все же на время было остановлено. 5 декабря Красная армия перешла в контрнаступление.

"Демянский котёл"

Численность окруженных войск: 95-100 тысяч человек.

Демянская операция началась 7 января 1942 года с переходом в наступление армии Северо-Западного фронта. Нужно сказать, что образование "котла" изначально не входило в планы советского командования. Цели были масштабнее.

Первой задачей был выход армии правого крыла фронта в район Пскова и нанесение удара в тыл частям группы армий "Север" на ленинградско-новгородском направлении.

Также было запланирован глубокий охват группы армий "Центр" с северной стороны. Войскам 34-й армии нужно было "сковать противника" на демянском направлении.

На выполнение этих двух масштабных задач у Северо-Западного фронта не было достаточных ресурсов, зато проникновение в оперативный тыл противника позволил нашим войскам взять в окружение шесть дивизий 16-й армии вермахта. В "Демянском котле" оказались части 2-го армейского корпуса (12-я, 30-я, 32-я, 223-я и 290-я пехотные дивизии и моторизованная дивизия СС "Мертвая голова").

Коммуникации немецкой группировки, оказавшейся в "Демянском котле" были уничтожены ещё 8 февраля 1942 года, но ликвидация "котла" оказалась делом непростым, поскольку Люфтваффе был организован "воздушный мост". Главным аэродромом, с которого начинался "воздушный мост" в "Демянский котел" был Псков-Южный. В самом "котле" самолеты "Люфтваффе" принимали в Демянске и Песках.

Всего за период существования Демянского плацдарма (с 20 февраля 1942 года по январь 1943 года) немецкой транспортной авиацией было совершено 32 427 вылетов с грузом и 659 с пассажирами на борту. Благодаря такой массированной поддержке, в апреле 1942 года встречными ударами частей группы "Зейдлиц" с запада и дивизии "Мертвая голова" из "Демянского котла" 2-й корпус был деблокирован.

"Демянский котел" стал известен также благодаря мемуарной и художественной литературе. В апреле 1942 года над Демянском был сбит Алексей Маресьев, также в небе над "котлом" погиб сын Михаила Фрунзе Тимур. 

kv-journal.su

5-я армия (1-го формирования) - это... Что такое 5-я армия (1-го формирования)?

У этого термина существуют и другие значения, см. 5-я армия.

5-я армия (5А) — оперативное объединение РККА (общевойсковая армия)

История

1939 год

Сформирована 28 сентября 1939 года в Киевском Особом военном округе на основе Северной (первоначально — Житомирская армейская группа, затем — Шепетовская) армейской группы войск в составе Украинского фронта для участия в Освободительном походе в Западную Украину и Западную Белоруссию.

1940 год

5-я армия принимала участие в присоединении Северной Буковины к СССР в июне-июле 1940 в составе Южного фронта.(см. Присоединение Бессарабии и Северной Буковины к СССР)

1941 год

5-я армия прикрывала луцкое направление.[1]Перед 5-й армией на участке от Влодавы до Крыстынополя (174 км по фронту) противник сосредоточил крупную группировку своих войск в составе 17, 29, 55 и 44-го армейских корпусов 6-й армии, 3, 48 и 14-го моторизованных корпусов 1-й танковой группы. Суммарно эта группировка насчитывала 21 дивизию.[1]

В первые дни войны 5-я армия вступила в бой с силами немецкой группы армий «Юг». Войска армии вели боевые действия на ковельском и луцком направлениях, принимали участие в танковом сражении у Дубно. Силы армии, отступая с боями от Ковеля до Киева, понесли тяжёлые потери. Остатки армии попали в плен в ходе сражения за Киев. Командующий армией генерал-майор танковых войск М. И. Потапов при попытке выхода из окружения попал в плен. 20 сентября 1941 года управление армии было расформировано, а её соединения и части переданы на укомплектование других армий Юго-Западного фронта.

Боевой состав 5-й армии

Накануне войны в состав армии входили 15-й и 27-й стрелковые корпуса, 9-й и 22-й механизированные корпуса, 2-й и 9-й укрепрайоны, ряд артиллерийских, инженерных и других частей (всего 5 стрелковых, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии). С начала войны армия была включена в Юго-Западный фронт.

На 22 июня 1941 года [2]

В состав 5-й армии с 25 июня вошел 19-й механизированный корпус.[1]

На 20-22 июля 1941 года

Состав ВВС 5-й армии

  • 7-я отдельная разведывательная авиационная эскадрилья — cформирована во второй половине июля 1941 года. На вооружении имела самолеты: 21 Р-10, два И-15бис и один У-2. Командиры эскадрильи — капитан A.A.Трошин. Действовала в составе ВВС 5-й армии Юго-Западного фронта.[3]
  • 148-я отдельная авиационная эскадрилья связи — cформирована во второй половине июля 1941 года. На вооружении имела 8 самолетов У-2. Действовала в составе ВВС 5-й армии Юго-Западного фронта.[4]

Командующий армией

  • Потапов М. И. (июнь — сентябрь 1941), генерал-майор танковых войск

Член Военного совета

Начальник штаба 5 армии

Начальник Опер. отдела

Заместитель начальника оперативного отдела армии

Литература

Примечания

dic.academic.ru

5 «котлов» Великой Отечественной войны

Киевский котёл

Численность окруженных войск: больше 650 тыс.

Киевский котёл стал крупнейшим окружением в мировой истории войн.

В организованном немцами окружении погиб целый фронт - Юго-Западный. Были полностью уничтожены четыре армии (5-я, 21-я, 26-я, 37-я), 38-я и 40-я армии были разгромлены частично. По официальным данным гитлеровской Германии, которые были опубликованы 27 сентября 1941 года, в Киевском котле было взято в плен 665 тыс. бойцов и командиров Красной армии, захвачено 3718 орудий и 884 танков.

Анализ документов говорит о том, что окружение Юго-Западного фронта было импровизацией немецкого командования, на которую оно решилось в ходе другой операции на центральном участке Советско-германского фронта. До сих пор нет однозначной оценки последствий Киевской операции, поскольку из-за неё вермахтом было упущено время для проведения блицкрига.

Ещё за месяц до сдачи Киева, 18 августа 1941 года начальник Генштаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер представил Адольфу Гитлеру план нанесения удара на Москву через Брянск силами группы армий «Центр». Однако Гитлер отверг эту идею, а 21 августа подписал директиву, в которой говорилось: «Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа».Немецким командованием было решено фланговыми ударами окружить и разгромить войска Юго-Западного фронта. Эта операция представляла собой классические «канны» со сковывающей группировкой в центре и двумя ударными кулаками на флангах.

Иосиф Сталин до последнего момента не хотел оставлять Киев, хотя, если верить мемуарам Георгия Жукова, он предупреждал главнокомандующего о том, что город необходимо оставить ещё 29 июля.

14 сентября 1941 года танки генералов Генриха фон Клейста и Гейнца Гудериана встретились в районе Лубен. Уже 15 сентября 1941 года гигантское кольцо вокруг 5-й, 21-й, 26-й и 37-й советских армий замкнулось. В окружении оказалось и управление Юго-Западного фронта. Киевский котёл был закрыт.

Лейтенант Василий Петров, ставший дважды Героем Советского Союза и генерал-лейтенантом артиллерии,оставил о Киевском котле воспоминания:

«Прекратилось снабжение. Моторы глохли. Останавливались танки, автотранспорт, орудия. Пылали бесчисленные колонны на дорогах, а мимо брели толпой тысячи, десятки тысяч людей. Никто не ставил им задач, не торопил, не назначал срок. Они предоставлены сами себе. Хочешь - иди, хочешь - оставайся в деревушке, во дворе, который приглянулся. Кольцо окружения с каждым днем сжималось».

Из «Киевского котла» вышли немногие. Среди тех, кому это удалось, были как будущие маршалы Советского Союза Кирилл Семёнович Москаленко и Иван Христофорович Баграмян, так и будущий предатель - командующий 37-й армией генерал-майор Андрей Андреевич Власов.

21 июня 1961 года, в честь 20-летия начала Великой Отечественной войны по решению первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва была учреждена медаль «За оборону Киева», которой были награждены 105 тыс. человек.

russian7.ru