4 октября 1957 - в СССР произведён запуск первого искусственного спутника Земли. 4 октября 1957 года что произошло


Зачем запускали первый спутник

50 лет запуск первого искусственного спутника Земли (ИСЗ) трактовали как безусловную победу СССР над США в космической гонке. Сегодня мы повзрослели настолько, чтобы более объективно оценить то, что произошло 4 октября 1957 года. К этой...

50 лет запуск первого искусственного спутника Земли (ИСЗ) трактовали как безусловную победу СССР над США в космической гонке. Сегодня мы повзрослели настолько, чтобы более объективно оценить то, что произошло 4 октября 1957 года.

К этой теперь всем известной дате набирала обороты не космическая гонка (она по-настоящему началась только после спутника), а гонка вооружений. До 1957 года США всегда были в ней впереди: сначала в создании атомной бомбы, затем в дальних бомбардировщиках, потом — водородная бомба. После нее масштабы ущерба, который обе страны могли нанести друг другу, становились ужасающе огромными.

И вот дело дошло до спутника. В США не сомневались, что окажутся первыми, как обычно. Спутник, то есть летательный аппарат, способный совершать орбитальный полет вокруг Земли, служил одним из самых надежных индикаторов, указывавших на наличие у страны межконтинентальных баллистических ракет. В совсекретной записке, которую среди других ответственных деятелей подписали М.В. Келдыш и С.П. Королев, говорилось: «Если запуск спутника и выход его на орбиту будут успешными, то сообщение об этом по радио следует произвести через 2—2,5 часа после его запуска, т.е. после того как от координационно-вычислительного центра будут получены надежные данные о прохождении спутником первого полного оборота Земли. Сообщения о дальнейшем движении спутника должны регулярно передаваться по радио.

В случае, если спутник не выйдет на орбиту, но совершит полный оборот вокруг Земли, об этом следует также сообщить, так как этот эксперимент подтвердит возможность попадания ракеты в любую точку земного шара».

Сила тяги и сила права

Еще в 1952 году для президента Г. Трумэна был подготовлен доклад «О проблеме искусственного спутника Земли». В Советском Союзе на уровень высшего государственного руководства вопрос о спутнике был вынесен для принятия политического решения двумя годами позже. Идею создания искусственного спутника Земли С.П. Королев доложил 16 марта 1954 года на совещании у академика М.В. Келдыша. Тот, в свою очередь, получил одобрение этого предложения у президента Академии наук СССР А.Н. Несмеянова. 27 мая 1954 года С.П. Королев обратился к министру вооружения Д.Ф. Устинову с докладной запиской «Об искусственном спутнике Земли», подготовленной М.К. Тихонравовым. В августе 1954 года Совет министров СССР утвердил предложения по проработке научно-теоретических вопросов, связанных с космическим полетом. В начале августа 1955 года заместитель председателя Совета министров СССР М.В. Хруничев, председатель Специального комитета по ракетному и реактивному вооружению В.М. Рябиков и С.П. Королев направляют первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву и председателю Совета министров СССР Н.А. Булганину записку в связи с заявлением американцев о планах запуска спутника. И уже 8 августа 1955 года на заседании Президиума ЦК КПСС было принято решение «О создании искусственного спутника Земли».

На техническом уровне обе страны двигались почти вровень. Но запуск спутника в США зависел не только от технического успеха — создания ракеты с необходимой силой тяги, но и от результата обсуждения одной из предполагаемых международно-правовых норм.

Еще 28 марта 1955 года Совет национальной безопасности США рекомендовал доложить президенту о целесообразности введения принципа «свободы космического пространства», для того чтобы «при запуске на орбиту малых искусственных спутников создать прецедент для разграничения «национального воздушного пространства» и «международного космического пространства», что могло бы создать нам преимущества в будущем, когда мы будем в состоянии эксплуатировать разведывательные спутники больших размеров». Аргумент был прост: принятием политики, благоприятствующей правовому режиму космического пространства, аналогичному тому, что установлен для открытого моря, Соединенные Штаты могли бы создать прецедент свободного и законного облета различных стран космическими аппаратами США. Поразительно, что такая мощная держава, как США, в разгар холодной войны думала о международно-правовых основаниях для очередных своих военно-политических шагов. Стоит заметить, что Соединенные Штаты полвека назад в этом отношении отличаются от Соединенных Штатов сегодня, когда при выработке и осуществлении внешней политики этой страны право силы доминирует над силой права.

Между тем в Советском Союзе о международно-правовых основах освоения космоса тогда практически не задумывались: до первых публикаций на эту тему в СССР оставался еще год-другой. Если быть точным, первые идеи будущего космического права были высказаны в Советском Союзе еще на рубеже 20—30-х годов ХХ века, но то было лишь предвосхищение космонавтики и будущих ее правовых проблем, сформулированных наиболее проницательными учеными. В 1926 году В.А. Зарзар предположил, что в будущем на определенной высоте будет установлен международный режим космических полетов, который заменит режим государственного суверенитета в воздушном пространстве. В 1933 году Е.А. Коровин выступил с докладом «Завоевание атмосферы и воздушное право». Его позиция была прямо противоположной точке зрения В.А. Зарзара. Государство, считал он, вправе принимать меры защиты своей безопасности независимо от высоты полетов над его территорией. Доклад Е.А. Коровина был опубликован в 1934 году во французском журнале по международному праву. Собственно, в пятидесятых годах для всего мира он являлся единственным доктринальным намеком на то, какую позицию может занять Советский Союз официально по поводу пролета спутника над его территорией.

Уникальная стратегическая игра

В жизни людей и государств постоянно сталкиваются всевозможные интересы, желания и силы. Они обычно принимают форму коллизий, конфликтов, войн. Для рационального анализа таких ситуаций, выбора выигрышной стратегии и прогноза придумали математическую теорию игр. В ней игра — некий набор правил, описывающих формальную структуру состязательной ситуации. Если «игроки» — государства, то согласованные между ними правила — не что иное, как международное право. Коротко говоря, уровень игровой состязательности обратно пропорционален объему правил (права). Но особенность гонки за Первый спутник состояла в том, что «игра» началась прежде, чем для нее были установлены правила. Это уникальная ситуация.

Стратегии «игроков» были следующими:

— СССР стремился выиграть игру, не думая о правилах, выиграть технически;

— США, участвуя в технической гонке, решили, кроме того, создать свои правила, чтобы с их помощью выигрыш был бы гарантирован.

В начале гонки почти полностью отсутствуют нормы международного права, приложимые к космической деятельности. Но зато высокой, даже опасной степени достигает военно-политическое состязание. Один из прямых путей к снижению опасности войны из космоса — развитие международного космического права. Надо признать, что на государственном уровне первыми это поняли в Соединенных Штатах Америки. Но чтобы избежать международных дискуссий по поводу «свободы космического пространства», администрация президента Эйзенхауэра в тот период запретила правительственным чиновникам какие бы то ни было публичные обсуждения космических полетов. В СССР аналогичный запрет обусловливался соображениями секретности.

Техническая сторона дела все же оставалась главным условием успеха. 5 июля 1957 года директор Центрального разведывательного управления США Аллен Даллес докладывал: «Информация, касающаяся времени запуска первого советского искусственного спутника Земли, отрывочна, и наши специалисты полагают, что ее пока еще недостаточно для утверждения с высокой вероятностью, когда именно спутник будет запущен… В целях престижа и ввиду психологических факторов СССР будет стремиться стать первым в запуске спутника Земли… Русские любят театральность и могли бы выбрать день рождения Циолковского, чтобы осуществить такую операцию, особенно учитывая столетие со дня его рождения…».

Сто лет со дня рождения К.Э. Циолковского исполнялось 17 сентября 1957 года. В этот день С.П. Королев, выступая с докладом, посвященным ученому, в Колонном зале Дома союзов, произнес одну знаменательную фразу: «В ближайшее время с научными целями в СССР и США будут произведены первые пробные пуски искусственных спутников Земли». Он уже знал, что советский спутник будет запущен 6 (!) октября.

22 сентября 1957 года на Тюра-Там (так тогда назывался разъезд, где за два года до этого начал создаваться полигон, который в целях секретности позже в сообщениях ТАСС будут называть Байконуром) привезли ракету и спутник, и началась подготовка к запуску первого ИСЗ.

25 сентября 1957 года в Московском высшем техническом училище им. Баумана открылась юбилейная сессия, посвященная 125-летию училища. Выпускник МВТУ, главный конструктор и член-корреспондент АН СССР С.П. Королев, выступая с докладом, сказал: «Наши задачи заключаются в том, чтобы советские ракеты летали выше и раньше, чем это будет сделано где-либо еще… Наши задачи состоят в том, чтобы первый искусственный спутник Земли был советским, создан советскими людьми».

Впрочем, ничего необычного в этом нет. Подобные подходы существовали и в США: специальный помощник президента Н. Рокфеллер убеждал Д. Эйзенхауэра в том, что для США проигрыш в этой гонке недопустим. Идеология гонки не оставляла иной интерпретации развития событий: Соединенные Штаты либо впереди, либо позади, то есть «выигравшие» или «проигравшие». Это мышление характерно для игры с нулевой суммой, в которой каждый выигрыш одной стороны означает проигрыш другой и наоборот.

Академик Б.В. Раушенбах, один из крупнейших специалистов космической отрасли, соратник С.П. Королева, характеризовал ситуацию как «спортивную». Он вспоминал: «Спортивный характер процесса имел две стороны. Во-первых, все мы, работавшие в области создания космических аппаратов, испытывали эмоции, близкие спортсменам, — прийти первыми к финишу. Ведь одновременно нечто похожее делалось в США, и всем нам хотелось не пропустить вперед наших американских коллег. Это было совершенно искреннее чувство соревновательности. Во-вторых, результаты соревнования имели и политическое значение».

Прочитав лаконичное сообщение, что на 6 октября в Вашингтоне намечен доклад «Спутник над планетой», С.П. Королев обеспокоился, что американцы собираются накануне запустить ИСЗ и объяснять миру смысл достигнутого. Не сумев дозвониться Н.С. Хрущеву, без всякого согласования с политическим руководством в Москве, своей властью прямо на Тюра-Таме сдвинул сроки пуска на 4 октября. Счет шел буквально на дни и часы.

Космическая зоря

Когда ракета уже была готова к старту, Королев спросил начальника полигона: «У вас есть полковой трубач?». Вызвали горниста. Раздалась команда: «Сигнальщик, играть зорю!». И над космодромом (а казалось, над всей планетой) поплыл музыкальный сигнал, возвестивший начало отсчета космической эры человечества. Что думал тогда тот безвестный трубач? Мы не знаем. Но Королев наверняка размышлял о космической судьбе человечества — иначе откуда у него, в самый ответственный момент занятого техническими проблемами, возникло такое поэтичное решение? Возможно, в тот день Королев вообще был единственным в мире человеком, глубоко понимавшим цивилизационный смысл происходящего.

Первые 24 часа после сообщения о советском спутнике атмосфера в Белом доме была совершенно спокойной, пока не стала известна общественная реакция на это событие. Тогда вспомнили, что Эйзенхауэра много раз предупреждали о пропагандистском значении запуска спутника, но он каждый раз отмахивался.

Президент попытался приглушить эффект спутника, но без успеха. Тогда он призвал своих сотрудников не комментировать запуск спутника и тем более не отвечать на вопрос, могут ли США превзойти Советы в космосе. Он не хотел интерпретаций начинающегося освоения космоса как космической гонки!

Генри Киссинджер в своей «Дипло-матии» старается принизить значение произошедшего. Он пишет: «Когда в октябре 1957 года Советы запустили искусственный сателлит — «спутник» — на околоземную орбиту, Хрущев истолковал это, по существу, разовое достижение как доказательство того, что Советский Союз перегоняет демократические страны в научном и военном отношении… Президент Эйзенхауэр оказался чуть ли не в одиночестве, отказываясь разделить всеобщую панику. Будучи военным человеком, он понимал разницу между прототипом и военно-оперативным образцом вооружения».

Эйзенхауэр все прекрасно понимал, но более другого в те дни его интересовали международно-правовые аспекты полета первого искусственного космического объекта. Спутник делал виток за витком, пролетая над территорией многих стран. США внимательно следили за их реакцией. Дипломатических демаршей и протестов в мире почти не последовало. Эйзенхауэр решил обсудить этот примечательный факт с группой своих советников и высших чиновников. «Русские ненамеренно создали для нас хорошую ситуацию для утверждения принципа свободы космического пространства», — пришли к выводу на том совещании, даже обрадовавшись прецеденту.

Выигрыш — общий

Миллионы людей во всем мире выходили на улицу смотреть на ночное небо, чтобы разглядеть рукотворный спутник, и радовались, находя быстро бегущую по небосводу звездочку. На самом деле то был не спутник, сравнительно небольшая поверхность которого отражала слишком мало света, чтобы заметить его невооруженным глазом. Видна была вторая ступень ракеты, которая вышла на ту же орбиту, что и спутник. Запуск спутника сопровождался и другими техническими сбоями. Так, спутник вышел на орбиту ниже расчетной. Но, несомненно, была достигнута очевидная техническая победа. Тысячи лет человек бросал в небо камень, и всегда он возвращался обратно. В тот день он впервые не вернулся. Первая космическая скорость, вычисленная еще Ньютоном, наконец была достигнута. Спутник находился на орбите до 4 января 1958 г., совершив 1440 оборотов вокруг Земли.

Американцы были близки к тому, чтобы запустить спутник первыми, но уровень состязательности для них не перекрывал правовых рамок, которые необходимо было прежде ввести. Например, успешный запуск американского двухступенчатого носителя «Юпитер-С» 20 сентября 1956 года смог состояться только после тщательного обследования его представителем Пентагона на предмет, не скрывается ли под головным обтекателем третья ступень, способная вывести на космическую орбиту какую-нибудь полезную нагрузку. С военно-политической точки зрения, учитывая напряженность международной ситуации, такая требовательность была оправданна.

Спутник вызвал небывалый международный резонанс. Буквально за один день международный статус СССР неимоверно вырос.

Но не менее важным представляется создание правил космической игры, честь инициирования которых, безусловно, принадлежит США. Таким образом, запуск первого спутника оказался общим выигрышем.

Соединенные Штаты хотели выиграть гонку, а выиграли в том, что в дальнейшем игра пошла по их правилам.

СССР выиграл гонку технически, но вынужден был согласиться с правилами игры.

Общий выигрыш США и СССР состоял в осознании необходимости перехода к мышлению «игры с ненулевой суммой», что не сразу, но все же произошло.

Человечество тоже оказалось в выигрыше: для тех, кто шел следом, были созданы и правила космического поведения, и технический плацдарм.

www.novayagazeta.ru

60 лет назад был запущен первый искусственный спутник Земли. Новости. Первый канал

4 октября 1957 года был запущен первый искусственный спутник Земли. Запущен нашей страной. Тогда решалась практическая задача — как доставить ядерную бомбу в любую точку, в первую очередь, в США. Опасность атаки с их стороны была абсолютно реальной. Так что решалась задача военная.

Но слово «спутник» вошло во все языки мира, конечно, не поэтому. Произошло нечто очень важное. Произошло событие поистине историческое — человечество вышло в космос. Еще не сам человек, Юрий Гагарин полетит в космос через четыре года, но на орбиту был выведен искусственный спутник, создание человеческих рук. И сигналы с этого спутника принимали люди во всем мире. Это было глобальное событие. Это было не просто достижение наших военных инженеров и ученых, не просто технологическое достижение. Это был прорыв всего человечества.

И неслучайно этот прорыв совершила именно наша страна. Русский космизм - целое философское направление. Константин Циолковский - яркий представитель русского космизма. Он автор многих работ научных работ. Он разработал теорию реактивного движения, доказал, что именно ракета с реактивным двигателем может достигать очень высоких скоростей и преодолевать земное тяготение. Он пропагандировал идеи освоения и заселения космоса. Он был уверен, что мы не одни во Вселенной, и встреча с другими цивилизациями неизбежна.

Так что, наш спутник - это не только техника. Это великая мечта. Технический прогресс не остановить. Впереди — новые прорывы. И наша страна, конечно, в этом участвует.

«А когда Вы сядете за руль электромобиля? Вы можете представить, что купите такой для себя?» — спросил российского президента модератор заседания форума, исполнительный редактор Bloomberg Джон Фрайер.

«Да, конечно, могу себе представить. Обязательно задекларирую сразу. Сразу хочу обратиться к тем, кто внимательно следит за моим материальным благосостоянием. Мы открыты. Мы покупаем и продаем. Причем покупаем все, что нам полезно, и продаем все, что нам выгодно. Поэтому ничего здесь особенного нет. Что Вы думаете, мы будем ездить только на телеге, что ли? Нет. Мы уже не на телеге ездим. Или на танках? Танки хорошие», — ответил Владимир Путин.

www.1tv.ru

4 октября 1957 год - icelavin

Вместо вступления:  В Италии. Там, не помнюв каком городе, на центральной площади установили огромный глобус.Вокруг него кружит спутник и пищит "пи-пи-пи...", но когда пролетал надАмерикой, ясно слышалось "ха-ха-ха..." 

4 октября 1957 года в 22 ч 28 мин по московскому времени, на орбиту был выведен первый в мире советский искусственный спутник Земли.

 Выведен на орбиту с параметрами: высота в перигее 228 км, высота в апогее 947 км, наклонение 65,1°; период обращения 96,17 мин. Масса спутника 83,6 кг, корпус - сфера диаметром 580 мм, на котором установлены четыре антенны длиной 2,4 м и 2,9 м. Внутри герметического корпуса были размещены: блок электрохимических источников тока; радиопередающее устройство; вентилятор; термореле и воздуховод системы терморегулирования; коммутирующее устройство бортовой электроавтоматики; датчики температуры и давления; бортовая кабельная сеть. Корпус был выполнен из алюминиевого сплава и состоял из двух оболочек; герметичность стыка обеспечивалась уплотнительным кольцом из вакуумной резины прямоугольного сечения. Внутренний объем заполнялся сухим азотом (давление 0,13 МПа). Блок электрохимических источников тока (масса 51 кг) состоял из 3 батарей серебряно-цинковых аккумуляторов: две батареи для электроснабжения радиопередающего устройства, третья - для системы терморегулирования. Радиопередающее устройство (масса 3,5 кг) включало два передатчика, работавших па частотах 20,005 и 40,002 МГц; выходная мощность каждого ~1 Вт. Сигналы, излучаемые передатчиками, имели вид телеграфных посылок длительностью 0,2-0,3 с; один из передатчиков работал во время пауз в работе другого. Телеметрическая информация (температура и давление) передавалась путем изменения частоты посылок сигнала и пауз между ними. Каждый передатчик имел две штыревые антенны (угол между ними 70°), диаграмма направленности каждой пары была близка к сферической. Система терморегулирования - с радиатором и газовым контуром теплообмена; принудительная циркуляция газа в герметичном корпусе создавалась вентилятором. Система была рассчитана на поддержание стабильной температуры при наличии переменных внешних тепловых потоков. Чувствительным элементом системы являлось термореле (на основе биметалла). При температуре свыше 36°С включался вентилятор, и циркулирующий азот осуществлял передачу теплоты одной из полуоболочек гермокорпуса, являвшейся радиационной поверхностью (коэффициент собственного излучения 0,35-0,4; коэффициент поглощения солнечной радиации 0,23-0,27). При температуре менее 20 °С вентилятор выключался. Коммутирующее устройстройство бортовой электроавтоматики было предназначено для включения электропитания приборов после выхода спутника на орбиту (при отделении от ракеты-носителя). На участке выведения спутник для предохранения от аэродинамических и тепловых воздействий находился под головным обтекателем, отделяемым одновременно с спутником. Электрохимические источники тока обеспечили в полете работу аппаратуры в течение 3 недель. Искусственный спутник Земли просуществовал 92 суток, совершив ~1400 оборотов вокруг Земли. 4.1.1958 г. он вошел в плотные слои атмосферы и сгорел.

Для вывода на орбиту искусственного спутника использовалась 2-ступенчатая ракета "Р-7" ("Спутник").

Ещё в 1939 году один из основоположников практической космонавтики в СССР, ближайший сподвижник Сергея Павловича Королева Михаил Клавдиевич Тихонравов писал: «Все без исключения работы в области ракетной техники в конце концов ведут к космическому полету». Дальнейшие события подтвердили его слова: в 1946 году, практически одновременно с разработкой первых советских и американских баллистических ракет, началась разработка идеи запуска искусственного спутника Земли.

Время было тяжелое. Едва закончилась Вторая мировая война, а мир уже балансировал на грани новой, на этот раз ядерной. Появилась атомная бомба, и в спешном порядке разрабатывались средства доставки — прежде всего, боевые ракетные комплексы. 13 мая 1946 года Совет министров СССР принял развернутое Постановление по вопросам реактивного вооружения, создание которого объявлялось важнейшей государственной задачей. Им предписывалось создание специального комитета по реактивной технике и десятков новых предприятий — научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро; заводы перепрофилировались на производство новой техники, создавались полигоны для испытаний. На базе артиллерийского завода № 88 был создан Государственный союзный научно-исследовательский институт (НИИ-88), который стал головной организацией по всему комплексу работ в этой области. 9 августа того же года приказом министра обороны Королев был назначен главным конструктором баллистических ракет дальнего действия, а 30 августа он стал начальником отдела баллистических ракетно-конструкторские испытания «изделия № 1» — ракеты Р-1.

Именно в таком контексте началось создание искусственного спутника Земли, для чего требовалось привлечь огромные финансовые, материальные и людские ресурсы. Иначе говоря, требовалась государственная поддержка. На первом этапе (до 1954 года) разработка идеи запуска спутника велась в условиях непонимания и противодействия со стороны высших руководителей и лиц, определявших техническую политику государств. В нашей стране главным идеологом и руководителем практической работы по осуществлению выхода в космическое пространство был Сергей Павлович Королев, в США — Вернер фон Браун.

12 мая 1946 года группа фон Брауна представила Министерству обороны США (US Department of Defense) доклад «Предварительная конструкция экспериментального космического корабля, вращающегося вокруг Земли», в котором говорилось, что ракета для запуска ИСЗ весом 227 кг на круговую орбиту высотой около 480 км может быть создана за пять лет, то есть к 1951 году. На предложение фон Брауна военное ведомство ответило отказом выделить необходимые ассигнования.

В СССР Михаил Клавдиевич Тихонравов, работавший в НИИ-1 МАП, предложил проект высотной ракеты ВР-190 с герметичной кабиной с двумя пилотами на борту для полета по баллистической траектории с подъемом на высоту 200 км. Проект был доложен в Академии наук СССР и на коллегии Министерства авиационной промышленности и получил положительную оценку. 21 мая 1946 года Тихонравов обратился с письмом к Сталину, на этом дело и встало. После перехода в НИИ-4 Министерства обороны Тихонравов и его группа из семи человек продолжала работать над вопросами научного обоснования возможности запуска искусственного спутника Земли. 15 марта 1950 года он доложил результаты научно-исследовательской работы «Составные ракеты на жидком топливе дальнего действия, искусственные спутники Земли» на пленарном заседании научно-технической конференции Отделения прикладной механики АН СССР. Его доклад был одобрен, тем не менее Тихонравов то и дело получал от своего начальства «синяки и шишки», а от своих коллег-ученых — насмешки в виде шаржей и эпиграмм. В соответствии с «духом времени» (самое начало 1950-х годов) был даже отправлен «сигнал наверх» — мол, государственные средства тратятся впустую, и надо посмотреть, не вредительство ли это? Инспекция Министерства обороны, которая проверяла НИИ-4, признала работу группы Тихонравова ненужной, а идею фантастической и вредной. Группа была расформирована, а Тихонравов понижен в должности.

Между тем работа продолжалась: в 1950–1953 годах исследования велись негласно, почти тайком, а в 1954 году их результаты были обнародованы. И после этого идея смогла «выйти из подполья». Этому, впрочем, способствовали некоторые дополнительные обстоятельства. И Королев, и Браун, каждый в своей стране, не оставляли усилий добиться понимания лиц, принимающих решения, выдвигая доступные аргументы военной и политической важности разработки и запуска ИСЗ. Самым активным образом поддерживал идею запуска ИСЗ президент АН СССР Мстислав Келдыш. Начиная с 1949 года, академические институты проводили исследования верхней атмосферы и околоземного космического пространства, а также реакций живых организмов в ракетных полетах. Ракеты для проведения научных исследований разрабатывались на базе боевых ракет, их называли «академическими». Первой геофизической ракетой была ракета Р1-А, разработанная на базе боевой ракеты Р-1. В октябре 1954-го оргкомитет Международного геофизического года обратился к ведущим мировым державам с просьбой рассмотреть возможность запуска ИСЗ для проведения научных исследований. 29 июня президент США Дуайт Эйзенхауэр объявил, что США запустят такой спутник. Вскоре с таким же заявлением выступил Советский Союз. Это означало, что работы по созданию искусственного спутника Земли легализованы, а осмеяниям и отрицанию идеи не осталось места.

26 июня 1954 года Королев представил министру оборонной промышленности Дмитрию Устинову докладную записку «Об искусственном спутнике Земли», подготовленную Тихонравовым, с приложением обзора работ по ИСЗ за рубежом. В записке говорилось: «В настоящее время имеются реальные технические возможности достижения с помощью ракет скорости, достаточной для создания искусственного спутника Земли. Наиболее реальным и осуществимым в кратчайший срок является создание искусственного спутника Земли в виде автоматического прибора, который был бы снабжен научной аппаратурой, имел радиосвязь с Землей и обращался вокруг Земли на расстоянии порядка 170–1100 км от её поверхности. Такой прибор будем называть простейшим спутником».

В США 26 мая 1955 года на заседании Совета национальной безопасности была одобрена программа запуска научного спутника — при условии, что она не будет мешать разработке боевых ракет. То, что запуск будет проходить в рамках Международного геофизического года, подчеркнет его мирный характер, считали военные. В отличие от нашей страны, где все было «в одних руках» — Королева и Тихонравова, — эти работы проводились всеми видами вооруженных сил, и надо было решать, какому проекту отдать предпочтение. Для этого была создана специальная комиссия. Окончательный выбор делался между проектом Научно-исследовательской лаборатории ВМС (спутник «Vanguard») и проектом корпорации Рэнд (спутник «Explorer», разработанный под руководством Вернера фон Брауна). Браун заявлял, что при наличии достаточных ассигнований спутник может быть выведен на орбиту в январе 1956 году. Возможно, если бы ему поверили, то США запустили бы свой спутник раньше, чем Советский Союз. Тем не менее выбор был сделан в пользу «Авангарда» («Vanguard»). Видимо, тут сыграла роль личность фон Брауна: американцам не хотелось, чтобы «отцом» первого американского спутника стал немец с недавним нацистским прошлым. Но, как показало дальнейшее развитие событий, их выбор был не слишком удачным.

В 1955 году в СССР идет отработка проблемами, связанными с созданием ИСЗ. 30 января 1956 года Совет министров СССР принимает постановление о разработке объекта Д (ИСЗ весом 1000–1400 кг и с научной аппаратурой на 200–300 кг). Срок запуска — 1957-й. Эскизный проект готов уже к июню. Ведется разработка наземного командно-измерительного комплекса (КИК) для обеспечения полета спутника. Постановлением СМ СССР от 3 сентября 1956-го на территории нашей страны вдоль трассы полета было предписано организовать семь наземных измерительных пунктов (НИП). Задача была возложена на Министерство обороны, головной организацией определен НИИ-4.

К концу 1956 года выяснилось, что к назначенному сроку подготовить объект Д не удастся, и было принято решение срочно разработать небольшой простой спутник. Он представлял собой сферический контейнер диаметром 580 мм и массой 83,6 кг с четырьмя антеннами. 7 февраля 1957 года вышло постановление Совета министров СССР о запуске Первого ИСЗ, и 4 октября запуск был успешно осуществлен. Аппарат был выведен на орбиту с перигеем 228 и апогеем 947 км. Время одного оборота составляло 96,2 мин. Спутник находился на орбите 92 дня (до 4 января 1958-го), совершив 1440 оборотов. По заводской документации спутник назывался ПС-1, то есть простейший спутник. Однако конструкторские и научно-технические проблемы, которые стояли перед разработчиками, были отнюдь не простыми. На самом деле это была проверка возможности запуска спутника, которая закончилась, как выразился академик Борис Евсеевич Черток, один из ближайших сподвижников Королева, триумфом ракеты-носителя. На борту спутника была установлена система терморегулирования, источники энергопитания, два радиопередатчика, работавших на разных частотах и подающих сигналы в виде телеграфных посылок (знаменитое «бип-бип-бип»). В орбитальном полете проводились исследования плотности высоких слоев атмосферы, характера распространения радиоволн в ионосфере, отрабатывались вопросы наблюдения за космическим объектом с Земли.

Реакция мировой общественности на это событие была весьма бурной. Равнодушных не было.

Миллионы и миллионы «простых людей» планеты восприняли это событие как величайшее достижение человеческой мысли и духа. Время прохождения спутника над различными населенными пунктами заранее объявлялось в печати, и люди на разных континентах выходили ночью из своих домов, смотрели на небо и видели: среди привычных неподвижных звезд одна — движется! В США запуск первого спутника произвел настоящий шок. Оказалось вдруг, что СССР, страна, не успевшая ещё толком оправиться от войны, имеет мощный научный, промышленный и военный потенциал, и что с ней надо считаться. Престиж США как мирового лидера в научно-технической и военной области пошатнулся.

На этой стадии началась «космическая гонка»: в открытом письме президенту Эйзенхауэру редактор журнала «космических исследованиях… Мы должны лихорадочно работать, чтобы решить те технические проблемы, которые, несомненно, решила Россия… В этой гонке (а это несомненно гонка) приз будет дан только победителю, приз этот — руководство миром…».

3 ноября того же 1957 года Советским Союзом был запущен второй ИСЗ весом 508,3 кг. Это была уже настоящая научная лаборатория. Впервые в космическое пространство отправилось высокоорганизованное живое существо — собака Лайка. Американцам приходилось поторапливаться: через неделю после запуска второго советского ИСЗ, 11 ноября Белый дом объявил о предстоящем запуске первого ИСЗ США. Запуск состоялся 6 декабря и закончился полной неудачей: через две секунды после отрыва от пускового стола ракета упала и взорвалась, разрушив стартовую площадку. В дальнейшем программа «Авангард» шла очень тяжело, из одиннадцати пусков только три были успешными. Первым американским ИСЗ все-таки стал «Эксплорер» фон Брауна. Он был запущен 31 января 1958-го.

История:

Шуточный коктейль "Спутник". Появился в Европе в конце 50-х годов

прошлого века после запуска первого спутника. Если кто не знает, онподавал радиосигнал, который слышался в приемниках как "пи-пи-пи...".Рецепт: наливаем рюмку (стакан - емкость по желанию) водки, отпиваемполовину, доливаем коньяком, отпиваем половину, доливаем водкой,отпиваем половину... Повторять пока в ушах не будет слышаться"пи-пи-пи..."Кстати это "пи-пи-пи..." в то время европейцы обыграли еще однимспособом. Моя родственница в то время оказалась в Италии. Там, не помнюв каком городе, на центральной площади установили огромный глобус.Вокруг него кружит спутник и пищит "пи-пи-пи...", но когда пролетал надАмерикой, ясно слышалось "ха-ха-ха..."

С праздником !!!

Или мы не русские?

icelavin.livejournal.com

День начала космической эры человечества. Справка

В сентябре 1967 г. Международная федерация астронавтики провозгласила 4 октября Днем начала космической эры человечества. Именно в этот день в 1957 г. на околоземную орбиту был выведен первый в мире искусственный спутник Земли.

В сентябре 1967 г. Международная федерация астронавтики провозгласила 4 октября Днем начала космической эры человечества. Именно в этот день в 1957 г. на околоземную орбиту был выведен первый в мире искусственный спутник Земли.

Спутник, ставший первым искусственным небесным телом, был выведен на орбиту ракетой-носителем Р-7 с 5-го научно-исследовательского полигона министерства обороны СССР, получившего впоследствии открытое наименование космодром Байконур.

Космический аппарат ПС-1 (простейший спутник-1) представлял собой шар диаметром 58 сантиметров, весил 83,6 кг, был оснащен четырьмя штырьковыми антеннами длиной 2,4 и 2,9 метра для передачи сигналов работающих от батареек передатчиков. Через 295 секунд после старта ПС-1 и центральный блок ракеты весом 7,5 т были выведены на эллиптическую орбиту высотой в апогее 947 км, в перигее 288 км. На 315 секунде после старта ИСЗ отделился от второй ступени ракеты-носителя, и сразу его позывные услышал весь мир. Спутник ПС-1 летал 92 дня, до 4 января 1958 г., совершив 1440 оборотов вокруг Земли (около 60 млн км), а его радиопередатчики работали в течение двух недель после старта.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Космическая эра Земли началась с запуска первого спутника. 1957 год

Над созданием искусственного спутника Земли во главе с основоположником практической космонавтики Сергеем Королевым работали ученые Мстислав Келдыш, Михаил Тихонравов, Николай Лидоренко, Владимир Лапко, Борис Чекунов и многие другие.

Проект несколько раз пытались закрыть как бесполезный для народного хозяйства. В январе 1957 г. Королев направил докладную записку в Совет Министров СССР. В ней он сообщил, что в апреле-июне 1957 г. могут быть подготовлены две ракеты в спутниковом варианте, "и запущены сразу же после первых удачных пусков межконтинентальной ракеты".

Первая советская межконтинентальная баллистическая ракета успешно стартовала 21 августа, Совмин дал добро, и Королев вплотную занялся спутником. Первоначально предполагалось, что он будет более сложным и тяжелым. Однако работы затягивались, и было решено разработать максимально простой аппарат, чтобы ни в коем случае не уступить первенство занимавшимся аналогичным проектом американцам.

Запуск спутника стал не просто технологическим прорывом. Это был очевидный успех СССР в продолжавшейся уже более 10 лет "холодной войне" с Западом, прежде всего с США.

США смогли повторить успех СССР лишь 1 февраля 1958 г., запустив со второй попытки спутник "Эксплорер-1", массой в 10 раз меньше первого ИСЗ.

6 декабря 1999 г. Генеральной Ассамблеей ООН неделя с 4 по 10 октября была провозглашена Всемирной неделей космоса (World Space Week), с тем, чтобы отмечать тот вклад, который вносит космическая наука и техника в улучшение благосостояния человека.

Указанные даты, помимо запуска в СССР 4 октября 1957 г. первого искусственного спутника Земли, воскрешают в памяти и такое событие, как вступление в силу 10 октября 1967 г. Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства.

Впервые идея учредить Всемирную неделю космоса возникла на 3-й Всемирной конференции ООН по космосу. На этом форуме делегация Марокко выдвинула предложение о провозглашении 20 июля Всемирным днем космоса, приурочив эту дату ко дню высадки экспедиции США на Луну.

Предложение делегации Марокко было воспринято весьма неоднозначно. Большинство делегаций высказались в поддержку идеи провозглашения специального Всемирного дня космоса. Однако сама дата вызвала широкую дискуссию. Российская делегация, поддержав в принципе саму идею, тем не менее, не могла согласиться с датой 20 июля, так как она не вполне корректна и справедлива с исторической точки зрения. По мнению российской делегации, космическая эра в истории человечества началась 4 октября 1957 г., когда СССР впервые в мире осуществил запуск первого искусственного спутника Земли.

С учетом этой аргументации российская делегация внесла поправку к марокканскому предложению, предлагающую 4 октября в качестве даты Всемирного дня космоса. Россию активно поддержали Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Китай, Индия, Куба, ЮАР и ряд других стран. Некоторые другие страны внесли встречное предложение - отмечать эту дату 10 октября, когда вступил в силу договор по космосу. А представитель ФРГ даже предложил передать этот вопрос для проработки в Комитет ООН по космосу.

В разгар дискуссии неожиданное предложение внес делегат Ирана. Он предложил праздновать не Всемирный день космоса, а Всемирную неделю космоса, которую можно было бы начать 4 октября и закончить 10 октября. Предложение нашло поддержку у большинства стран, в том числе, и у России, так как оно опиралось на две важные для нее даты. Предложение о Всемирной неделе космоса было поддержано участниками конференции единогласно.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

4 октября 1957 года на орбиту был выведен первый в мире искусственный спутник Земли

Ещё в 1939 году один из основоположников практической космонавтики в СССР, ближайший сподвижник Сергея Павловича Королева Михаил Клавдиевич Тихонравов писал: «Все без исключения работы в области ракетной техники в конце концов ведут к космическому полету». Дальнейшие события подтвердили его слова: в 1946 году, практически одновременно с разработкой первых советских и американских баллистических ракет, началась разработка идеи запуска искусственного спутника Земли.

Время было тяжелое. Едва закончилась Вторая мировая война, а мир уже балансировал на грани новой, на этот раз ядерной. Появилась атомная бомба, и в спешном порядке разрабатывались средства доставки — прежде всего, боевые ракетные комплексы.

13 мая 1946 года Совет министров СССР принял развернутое Постановление по вопросам реактивного вооружения, создание которого объявлялось важнейшей государственной задачей. Им предписывалось создание специального комитета по реактивной технике и десятков новых предприятий — научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро; заводы перепрофилировались на производство новой техники, создавались полигоны для испытаний. На базе артиллерийского завода № 88 в Московской области был создан Государственный союзный научно-исследовательский институт (НИИ-88), который стал головной организацией по всему комплексу работ в этой области. 9 августа 1946 года приказом министра обороны Сергей Павлович Королев был назначен главным конструктором баллистических ракет дальнего действия, а 30 августа он стал начальником отдела баллистических ракетно-конструкторские испытания «изделия № 1» — ракеты Р-1. Отдел 3, входивший в состав Специального конструкторского бюро НИИ-88, стал ядром предприятия, которое ныне называется Ракетно-космической корпорацией «Энергия» имени С. П. Королева.

Именно в таком контексте началось создание искусственного спутника Земли, для чего требовалось привлечь огромные финансовые, материальные и людские ресурсы. Иначе говоря, требовалась государственная поддержка. В нашей стране главным идеологом и руководителем практической работы по осуществлению выхода в космическое пространство был Сергей Павлович Королев, в США — Вернер фон Браун.

12 мая 1946 года группа фон Брауна представила Министерству обороны США доклад «Предварительная конструкция экспериментального космического корабля, вращающегося вокруг Земли», в котором говорилось, что ракета для запуска искусственного спутника Земли весом 227 кг на круговую орбиту высотой около 480 км может быть создана за пять лет, то есть к 1951 году. На предложение фон Брауна военное ведомство ответило отказом выделить необходимые ассигнования.

В СССР Михаил Клавдиевич Тихонравов предложил проект высотной ракеты ВР-190 с герметичной кабиной с двумя пилотами на борту для полета по баллистической траектории с подъемом на высоту 200 км. Проект был доложен в Академии наук СССР и на коллегии Министерства авиационной промышленности и получил положительную оценку. 21 мая 1946 года Тихонравов обратился с письмом к Сталину, но решение было отложено, так как перед страной стояли более неотложные задачи.

После перехода в НИИ-4 Министерства обороны Тихонравов и его группа из семи человек продолжала работать над вопросами научного обоснования возможности запуска искусственного спутника Земли. 15 марта 1950 года он доложил результаты научно-исследовательской работы «Составные ракеты на жидком топливе дальнего действия, искусственные спутники Земли» на пленарном заседании научно-технической конференции Отделения прикладной механики Академии наук СССР. Его доклад был одобрен.

Тем не менее, 1950–1953 годах исследования велись практически на энтузиазме. Только в 1954 году их результаты были обнародованы. После этого идея смогла «пробиться». Этому, впрочем, способствовали некоторые дополнительные обстоятельства. И Королев, и Браун, каждый в своей стране, не оставляли усилий добиться понимания лиц, принимающих решения, выдвигая доступные аргументы военной и политической важности разработки и запуска искусственного спутника Земли. Самым активным образом поддерживал идею президент Академии наук СССР Мстислав Келдыш. Начиная с 1949 года, академические институты проводили исследования верхней атмосферы и околоземного космического пространства, а также реакций живых организмов в ракетных полетах. Ракеты для проведения научных исследований разрабатывались на базе боевых ракет, их называли «академическими». Первой геофизической ракетой была ракета Р1-А, разработанная на базе боевой ракеты Р-1. В октябре 1954-го оргкомитет Международного геофизического года обратился к ведущим мировым державам с просьбой рассмотреть возможность запуска искусственного спутника Земли для проведения научных исследований. 29 июня президент США Дуайт Эйзенхауэр объявил, что США запустят такой спутник. Вскоре с таким же заявлением выступил Советский Союз.

26 июня 1954 года Королев представил министру оборонной промышленности Дмитрию Устинову докладную записку «Об искусственном спутнике Земли», подготовленную Тихонравовым, с приложением обзора аналогичных работ за рубежом. В записке говорилось: «В настоящее время имеются реальные технические возможности достижения с помощью ракет скорости, достаточной для создания искусственного спутника Земли. Наиболее реальным и осуществимым в кратчайший срок является создание искусственного спутника Земли в виде автоматического прибора, который был бы снабжен научной аппаратурой, имел радиосвязь с Землей и обращался вокруг Земли на расстоянии порядка 170–1100 км от её поверхности. Такой прибор будем называть простейшим спутником».

В США 26 мая 1955 года на заседании Совета национальной безопасности была одобрена программа запуска научного спутника — при условии, что она не будет мешать разработке боевых ракет. То, что запуск будет проходить в рамках Международного геофизического года, подчеркнет его мирный характер, считали военные. В отличие от нашей страны, где все было «в одних руках» — Королева и Тихонравова, — эти работы проводились всеми видами вооруженных сил, и надо было решать, какому проекту отдать предпочтение. Для этого была создана специальная комиссия. Окончательный выбор делался между проектом Научно-исследовательской лаборатории ВМС (спутник «Vanguard») и проектом корпорации Рэнд (спутник «Explorer», разработанный под руководством Вернера фон Брауна). Браун заявлял, что при наличии достаточных ассигнований спутник может быть выведен на орбиту в январе 1956 году. Возможно, если бы ему поверили, то США запустили бы свой спутник раньше, чем Советский Союз. Тем не менее, выбор был сделан в пользу «Авангарда» («Vanguard»). Видимо, тут сыграла роль личность фон Брауна: американцам не хотелось, чтобы «отцом» первого американского спутника стал немец с недавним нацистским прошлым. Но, как показало дальнейшее развитие событий, их выбор был не слишком удачным.

В 1955 году в СССР идет работа  проблемами, связанными с созданием спутника. 30 января 1956 года Совет министров СССР принимает постановление о разработке объекта Д (спутника весом 1000–1400 кг и с научной аппаратурой на 200–300 кг). Срок запуска — 1957-й. Эскизный проект готов уже к июню. Ведется разработка наземного командно-измерительного комплекса для обеспечения полета спутника. Постановлением Совета Министров СССР от 3 сентября 1956-го на территории нашей страны вдоль трассы полета было предписано организовать семь наземных измерительных пунктов. Задача была возложена на Министерство обороны, головной организацией определен НИИ-4.

К концу 1956 года выяснилось, что к назначенному сроку подготовить объект Д не удастся, и было принято решение срочно разработать небольшой простой спутник. Он представлял собой сферический контейнер диаметром 580 мм и массой 83,6 кг с четырьмя антеннами. 7 февраля 1957 года вышло постановление Совета министров СССР о запуске Первого искусственного спутника Земли.

4 октября 1957 года запуск был успешно осуществлен. Аппарат был выведен на орбиту с перигеем 228 и апогеем 947 км. Время одного оборота составляло 96,2 мин. Спутник находился на орбите 92 дня (до 4 января 1958-го), совершив 1440 оборотов. По заводской документации спутник назывался ПС-1, то есть простейший спутник. Однако конструкторские и научно-технические проблемы, которые стояли перед разработчиками, были отнюдь не простыми. На самом деле это была проверка возможности запуска спутника, которая закончилась, как выразился академик Борис Евсеевич Черток, один из ближайших сподвижников Королева, триумфом ракеты-носителя. На борту спутника была установлена система терморегулирования, источники энергопитания, два радиопередатчика, работавших на разных частотах и подающих сигналы в виде телеграфных посылок («бип-бип-бип»). В орбитальном полете проводились исследования плотности высоких слоев атмосферы, характера распространения радиоволн в ионосфере, отрабатывались вопросы наблюдения за космическим объектом с Земли.

Реакция мировой общественности на это событие была весьма бурной. Равнодушных не было. Миллионы и миллионы «простых людей» планеты восприняли это событие как величайшее достижение человеческой мысли и духа. Время прохождения спутника над различными населенными пунктами заранее объявлялось в печати, и люди на разных континентах выходили ночью из своих домов, смотрели на небо и видели: среди привычных неподвижных звезд одна — движется!

В США запуск первого спутника произвел настоящий шок. Оказалось вдруг, что СССР, страна, не успевшая ещё толком оправиться от войны, имеет мощный научный, промышленный и военный потенциал, и что с ней надо считаться. Престиж США как мирового лидера в научно-технической и военной области пошатнулся.

На этой стадии началась «космическая гонка»: в открытом письме президенту Эйзенхауэру редактор журнала «космических исследованиях… Мы должны лихорадочно работать, чтобы решить те технические проблемы, которые, несомненно, решила Россия… В этой гонке (а это несомненно гонка) приз будет дан только победителю, приз этот — руководство миром…».

3 ноября того же 1957 года Советским Союзом был запущен второй искусственный спутник Земли весом 508,3 кг. Это была уже настоящая научная лаборатория. Впервые в космическое пространство отправилось высокоорганизованное живое существо — собака Лайка. Американцам приходилось поторапливаться: через неделю после запуска второго советского спутника, 11 ноября Белый дом объявил о предстоящем запуске первого искусственного спутника Земли США. Запуск состоялся 6 декабря и закончился полной неудачей: через две секунды после отрыва от пускового стола ракета упала и взорвалась, разрушив стартовую площадку. В дальнейшем программа «Авангард» шла очень тяжело, из одиннадцати пусков только три были успешными. Первым американским искусственным спутником Земли все-таки стал «Эксплорер» фон Брауна. Он был запущен 31 января 1958-го.

СООБЩЕНИЕ ТАСС О ЗАПУСКЕ ПЕРВОГО СПУТНИКА ЗЕМЛИ

4 октября 1957 года

В течение ряда лет в Советском Союзе ведутся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию искусственных спутников Земли. Как уже сообщалось в печати, первые пуски спутников в СССР были намечены к осуществлению в соответствии с программой научных исследований Международного геофизического года.

В результате большой напряженной работы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро создан первый в мире искусственный спутник Земли. 4 октября 1957 года в СССР произведен успешный запуск первого спутника. По предварительным данным, ракета-носитель сообщила спутнику необходимую орбитальную скорость около 8000 метров в секунду. В настоящее время спутник описывает эллиптические траектории вокруг Земли, и его полет можно наблюдать в лучах восходящего и заходящего Солнца при помощи простейших оптических инструментов (биноклей, подзорных труб и т. п.).

Согласно расчетам, которые сейчас уточняются прямыми наблюдениями, спутник будет двигаться на высотах до 900 километров над поверхностью Земли; время одного полного оборота спутника будет 1час 35 мин., угол наклона орбиты к плоскости экватора равен 65°. Над районом города Москвы 5 октября 1957 года спутник пройдет дважды — в 1 час 46 мин. ночи и в 6 час. 42 мин. утра по московскому времени. Сообщения о последующем движении первого искусственного спутника, запущенного в СССР 4 октября, будут передаваться регулярно широковещательными радиостанциями.

Спутник имеет форму шара диаметром 58 см и весом 83,6 кг. На нем установлены два радиопередатчика, непрерывно излучающие радиосигналы с частотой 20,005 и 40,002 мегагерц (длина волны около 15 и 7,5 метра соответственно). Мощности передатчиков обеспечивают уверенный прием радиосигналов широким кругом радиолюбителей. Сигналы имеют вид телеграфных посылок длительностью около 0,3 сек., с паузой такой же длительности. Посылка сигнала одной частоты производится во время паузы сигнала другой частоты.

Научные станции, расположенные в различных точках Советского Союза, ведут наблюдение за спутником и определяют элементы его траектории. Так как плотность разреженных верхних слоев атмосферы достоверно неизвестна, в настоящее время нет данных для точного определения времени существования спутника и места его вхождения в плотные слои атмосферы. Расчеты показали, что вследствие огромной скорости спутника в конце своего существования он сгорит при достижении плотных слоев атмосферы на высоте нескольких десятков километров.

В России еще в конце XIX века трудами выдающегося ученого К. Э. Циолковского была впервые научно обоснована возможность осуществления космических полетов при помощи ракет.

Успешным запуском первого созданного человеком спутника Земли вносится крупнейший вклад в сокровищницу мировой науки и культуры. Научный эксперимент, осуществляемый на такой большой высоте, имеет громадное значение для познания свойств космического пространства и изучения Земли как планеты нашей солнечной системы.

В течение Международного геофизического года Советский Союз предполагает осуществить пуски еще нескольких искусственных спутников Земли. Эти последующие спутники будут иметь увеличенные габарит и вес, и на них будет проведена широкая программа научных исследований.

Искусственные спутники Земли проложат дорогу к межпланетным путешествиям и, по-видимому, нашим современникам суждено быть свидетелями того, как освобожденный и сознательный труд людей нового, социалистического общества делает реальностью самые дерзновенные мечты человечества.

«Правда», 5 октября 1957 г.

8prav.ru

4 октября 1957 - в СССР произведён запуск первого искусственного спутника Земли

Подробности Категория: Юбилейные даты Опубликовано: 04 октября 2015 Просмотров: 7391

4 октября 1957 года во тьме космического пространства вспыхнула небольшая серебристая сфера – первый искусственный спутник Земли. Это событие буквально взорвало страницы ведущих мировых газет. Неверие сменялось изумлением и восхищением. «Юнайтед Пресс» назвало Спутник-1 ни много ни мало – искусственной Луной.

Спустя три года со дня начала космической эры человечества в СССР появился и первый «космический» праздник с не очень «космическим», на первый взгляд, названием – «День КИКа» (КИК или Командно-измерительный комплекс – это совокупность средств и служб, с помощью которых осуществляется управление полётом космических аппаратов, ракет и космических объектов). «Космическим» этот день стал только в 1995 году: указом президента России 4 октября был установлен День Военно-космических сил. Спустя 6 лет Россия обзаводится Космическими войсками, а в 2002 году меняется и название праздника – вместо Дня Военно-космических сил 4 октября становится Днем Космических войск.

Однако 4 октября – праздник не только советский и российский – эта дата отмечается в планетарном масштабе. Именно с 4 октября начинается Всемирная неделя космоса, завершающаяся другой знаменательной датой – 10 октября, днем вступления в силу Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства.

Идея учредить Всемирную неделю космоса возникла на 3-й Всемирной конференции ООН по космосу (Юниспейс-III) в 1999 году. Первоначально делегаты должны были выбрать день для проведения Всемирного дня космоса, но прийти к единому мнению никак не удавалось: российская сторона никак не могла согласиться с предлагаемой датой 20 июля (день высадки экспедиции США на Луну).

Положение спасла идея учредить вместо Дня космоса Неделю космоса, отсчитывая ее начало от дня запуска первого спутника и заканчивая днем заключения договора по исследованию космоса. Такое решение было принято всеми странами единогласно. Сегодня Всемирная неделя космоса является крупнейшим ежегодным мероприятием в мире, посвященным вопросам изучения космического пространства.

Сам день 4 октября также отмечается не только в России. Например, во Франции пятидесятую годовщину запуска первого советского спутника провели с размахом. У Люксембургского дворца устроили фотовыставку, радиостанции посвящали этому дню целые циклы передач, научные журналы и крупные газеты выпустили специальные номера, рассказывающие об освоении космоса человечеством. Во Франции была даже отпечатана особая почтовая марка.

4 октября – День Космических войск. 4 октября – день маленькой серебристой Луны, которая провела незримую черту между двумя эпохами – человека до космоса и человека в космосе.

Ангелина Шуляковская

historyrussia.org

4 октября - какие праздники сегодня: Всемирный день защиты

Праздники 4 октября:

День гражданской обороны МЧС России

Одну из важнейших функций страны по обеспечению безопасности мирного населения и государства в целом выполняет гражданская оборона РФ. Комплексная программа по безопасности страны была разработана 4 октября 1932 г. и первоначально именовалась как Общесоюзная Система Противопожарной обороны, однако в 1961 г. была переименована, и по сей день имеет название – Гражданская оборона. Сегодня эта система работает очень эффективно. Она включает в себя противопожарную службу, авиацию, поисковые и спасательные подразделения, войска гражданской обороны, которые работают в круглосуточном режиме, оказывая населению оперативную помощь в любых чрезвычайных и экстренных ситуациях.

День Космических войск в России

Согласно указу Президента РФ от 31 мая 2006 г., был введен праздник – День Космических войск, который ежегодно отмечается 4 октября. Этот день посвящен создателям космических аппаратов оборонного назначения и тем, кто контролирует процессы запуска. Именно 4 октября 1957 г. впервые в СССР был запущен искусственный спутник Земли. Цель Космических войск – обеспечивать ракетно-космическую оборону РФ: предупреждать высшее военное руководство о ракетном нападении, осуществлять контроль космического пространства, а также космических аппаратов военного, научного и социального назначения, поддерживать орбитальные структуры.

Всемирный день защиты животных

Международный день животных, отмечаемый ежегодно 4 октября, призывает человечество обратить внимание на проблемы братьев наших меньших. Решение о введение подобного «праздника» было принято сначала во Флоренции на международном конгрессе в 1931 г. сторонниками движения в защиту животных и природы. Дата была выбрана, как оказалось, не случайно. 4 октября – день памяти одного из святых католической церкви, покровителя животных – Франциско Ассизского.

В Российской Федерации день животных принято отмечать с 2000 года. К такому решению пришел Международный фонд защиты животных. Во многих, особенно европейских, странах домашних питомцев приравнивают к членам семьи. День защиты животных проводится ежегодно более чем в 60 странах, он призывает общественность бережнее относиться не только к домашним любимцам, но и к обитателям дикой природы и всей окружающей среде.

С 4 по 10 октября – Всемирная неделя космоса

В 1999 году после долгих обсуждений Генеральной Ассамблеей ООН было утверждено решение о введении Всемирной недели космоса. В эти дни, с четвертого по десятое октября, вспоминают знаменательные события, прошедшие за всю историю развития космического дела: запуск первого искусственного спутника в СССР, день высадки американской экспедиции на Луну и так далее.

4 октября по народному календарю:

4 октября считается днем памяти апостола Кодрата. Согласно писаниям, Кодрат, носивший чин епископа, жил в первом веке и пытался донести до людей слово Божье. Многих язычников он обратил к вере, нажив тем самым множество врагов. Однажды разъяренные идолопоклонники забросали Кодрата камнями и, схватив, бросили в темницу, где он скончался мученической смертью.

Также 4 октября христианская церковь вспоминает имена еще двоих великих мучеников – пресвитера Андрия и епископа Ипатия. На Руси день Кондрата да Ипата считали символом труда и плодородия. Люди верили в то, что если в этот день поработать на славу, их обязательно оставят нужда и бедность, а на смену им придут радость и достаток. Вечером после тяжелого рабочего дня хозяйки потчевали уставших работников пышными пирогами и брагой.

4 октября – исторические события:

4 октября 1582 год – переход на григорианский календарь. Переход на новую систему исчисления времени был учрежден папой римским Григорием ХIII. Таким образом, вслед за 4 октября сразу пришло 15 октября. Сложная система расчетов позволила более корректно подойти к вопросу об «измерении» года.

4 октября 1830 год – в результате археологических раскопок в 6 км от Керчи был обнаружен курган Куль-Оба. Это, пожалуй, единственный из всех курганов Крыма, который достоин стоять в одном ряду с богатейшими курганами Скифии в районе порогов Днепра.

4 октября 1937 год – завершение самого большого по продолжительности полета дирижабля СССР B-6 «Осоавиахим». По некоторым данным, дирижабль с экипажем в 16 человек провел в воздухе более 130 часов, совершив беспосадочный кольцевой маршрут и установив мировой рекорд.

4 октября 1957 год – запуск первого искусственного спутника Земли. СССР стал первым в мире государством, выпустившим искусственный спутник на орбиту Земли. Запуск Простейшего Спутника-1 (ПС-1) осуществился с научно-исследовательского полигона «Байконур» посредством мощного ракеты-носителя. Дата запуска ПС-1 стала началом космической эры. Над созданием небесного тела ПС-1 во главе с С. Королевым работали ученые М. Тихонравов, М. Келдыш, В. Лапко, Н. Лидоренко, Б. Чекунов, а также многие другие.

4 октября – дни рождения известных людей:

Аль-Бируни (родился в 973 году в городе Кят) – ученый, автор многих трудов по философии, географии, истории, математики, астрономии, минералогии и геодезии. Бируни, несмотря на то, что получил только философское и математическое образование, был очень разносторонней личностью, ему с легкостью давались практически все науки того времени.

Джованни Пиранези (родился в 1720 году) – великий архитектор, рисовальщик и археолог. В юности Джованни работал в мастерской отца – профессионального резчика по камню. Архитектуре обучался у собственного дяди, уроки гравюры и живописи брал у известного гравера – Карло Дзукки. В 1743 году Пиранези опубликовал в Риме свою первую коллекцию гравюр. В области архитектуры выделился благодаря перестройке церкви Санта Мария Авентина.

Григорий Потанин (родился в 1835 году) – российский ботаник, фольклорист, географ, этнограф и публицист. С отличием окончил Петербургский университет. В 1865 году был назначен секретарем губернского комитета. Однако вскоре его обвинили в должностном преступлении и отправили в ссылку, но в 1874 году Потанин был помилован.

Михаил Бестужев (родился в 1800 году) – декабрист и русский политический деятель.

Виталий Гинзбург (родился в 1916 году) – советский физик-теоретик, нобелевский лауреат. Активно работал в областях физики, оптики, радиоастрономии и т.д. В 1950 г. совместно с Ландау создал полуфеноменологическую теорию сверхпроводимости, которая позволила объяснить ряд научных вопросов.

Иван Горбачевский (родился в 1800 году) – декабрист.

Марлен Хуциев (родился в 1925 году) – советский режиссер, актер, сценарист, народный артист СССР. Первой режиссерской работой, принесшей Хуциеву популярность, стала картина под названием «Весна на Заречной улице», снятая в 1956 году. Последующие его работы стали настоящими шедеврами советского кинематографа.

Ричард Рорти (родился в 1931 году) – известный американский философ, написавший книгу «Философия и зеркало природы».

Алисия Сильверстоун (родилась в 1976 году) – известная актриса и модель. Юная Алисия уже с 6 лет выступала в качестве модели. В более старшем возрасте фигурировала на телевидении в роли телеведущей, а в 1993 г. получила известность и любовь со стороны зрителей благодаря кинокартине «Увлечение без взаимности». Так началась ее актерская карьера. Сегодня Алисия Сильверстоун продолжает сниматься, она счастлива в браке и активно участвует в программе по защите животных.

Именины 4 октября:

Именины 4 октября справляют представители таких имен как: Александр, Агния, Андрей, Алексей, Василий, Валентин, Владимир, Дмитрий, Даниил, Иван, Исаакий, Иосиф и Константин.

zhenskoe-mnenie.ru