Литературно-исторические заметки юного техника. 1922 философский пароход


"Философский пароход" (1922 год): эмиграция интеллигенции :: SYL.ru

Тема данной статьи - "Философский пароход". "Что это такое?" - может возникнуть вопрос у читателя. Данное явление может рассматриваться в нескольких смыслах. В узком "философский пароход" - это собирательное название двух рейсов пассажирских немецких судов. На них были доставлены в Штеттин (Германия) из Петрограда философы, а также другие видные представители русской интеллигенции. Однако в действительности явление это было более широким, не ограничивающимся двумя пароходами. Об этом вы узнаете, прочитав данную статью.

Какую роль сыграло для страны изгнание интеллигенции?

Это событие сыграло в судьбе нашей страны отрицательную роль. Ведь изгнанию подлежали представители творческой интеллигенции: ученые, философы, педагоги, врачи, поэты, писатели, деятели искусства. И все лишь потому, что они отстаивали в своей деятельности и творчестве принцип духовной свободы. "Философский пароход" превратился в символ эмиграции интеллигенции.

Беспрецедентным актом во всей мировой истории стала высылка передовых мыслителей. Власть таким образом целенаправленно и добровольно снижала духовный и умственный потенциал своего народа, изгоняя из государства самых образованных, талантливых и творческих людей. Все они оказались помехой в цели подчинения влиянию партии всего народа.

Положительная роль изгнания

Корабли увозили в изгнание, в неизвестность, без права возвращения множество интеллигентов. Глядя с позиции современности, в свете жестоких репрессий, которым был подвергнут народ в годы советской власти, можно иначе оценить это событие. Высылаемые свое изгнание воспринимали как трагедию. Однако оно оказалось на самом деле их спасением. А таланты и знания этих людей стали достоянием мирового искусства, культуры, науки. Не говоря о том, что уцелели семьи тех, кто сел на "философский пароход". Да и сам Ленин и его соратники эту акцию рассматривали как акт "милосердия".

Три волны эмиграции

Уникальным явлением в мировой истории является "философский пароход". 1922 год, однако, - это лишь начало. Множество наших соотечественников покинули Родину в последующие годы. В три волны проходила эмиграция. Заметим, что Россия - единственное государство в Европе, из которого была осуществлена в 20 веке массовая эмиграция граждан, принудительная ("философский пароход") и добровольная. После Гражданской войны, в период между 1920 и 1929 годами, страну покинуло от 1,5 до 3 млн жителей, разочарованных введенными властью большевиков порядками: репрессиями, борьбой с инакомыслием и партийной диктатурой. Интеллигенция отправлялась в государства Западной Европы, Китай, Америку, Турцию, Маньчжурию. Однако это была лишь первая волна эмиграции. За ней последовала вторая - во время, а также после Второй мировой войны. Тогда за рубежом оказались порядка 1,5 млн советских граждан. С возникновением легальной возможности отправиться за границу, которая была предоставлена в начале 1970 годов, последовала и третья волна, продолжающаяся и по сей день.

Причины эмиграции

Почему же люди согласились сесть на "философский пароход"? 1922 год - очень сложное время в истории нашей страны. Эмиграция была во всех случаях добровольной, хотя всегда имела веские причины. Она охватывала широкие слои общества. Значительное количество эмигрантов принадлежало к интеллигенции. Ведь она была лишена свободы, которой она пользовалась до революции. Г. Федотов (на фото ниже), историк и богослов, уехавший из страны в 1925 году, объясняя причины, по котором интеллигенция покинула Россию, отмечал, что большевизм с самого начала своей целью поставил перековать сознание народа, создать в стране принципиально новую культуру - пролетарскую. Был предпринят опыт воспитания нового типа человека, лишенного национального сознания, личной морали и религии.

В 1918 году большевики закрыли все газеты, кроме своих, в том числе и "Новую жизнь". А ведь именно здесь печатались из номера в номер "Несвоевременные мысли" Максима Горького, обличавшие власть. Вся литература, все искусство, СМИ были подвергнуты жесткой цензуре. Невозможно было просочиться через нее ни слову правды. Заменила ее выгодная власти ложь. Конечно, интеллигенция не могла равнодушно отнестись к проводимой политике. И тогда она начала рассматриваться новой властью как серьезный враг. Окончилась неудачей предпринятая большевиками попытка сделать послушной интеллигенцию, "приручить" ее. Тогда решено было избавиться от самых значительных представителей с помощью насильственной высылки, организовав "философский пароход". Такая суровая мера применена была в 1922-23 годах к российской интеллигенции.

Пароходы и поезда, на которых отправлялись люди. "Первое предостережение"

В 1922 году, 29 сентября, пароход "Обербургомистр Хакен" (на фото ниже) отошел от Петроградского причала.

16 ноября в направлении к Германии отправилась "Пруссия" - еще один "философский пароход". Эмиграция интеллигенции продолжилась 19 сентября, когда из Одессы в Константинополь проследовало очередное судно. Из Севастополя был отправлен пароход "Жанна" 18 декабря. Кроме того, поездами высылались за рубеж: из Москвы - в Германию и Латвию, а также через Финляндию, Польшу и афганскую границу поезда отправлялись в другие страны. Уникальный груз вез "философский пароход" 1922 года - славу нашей страны: философов и профессоров с мировым именем, труды которых считались в Европе и в мире вершиной научной и философской мысли; врачей, учителей, а также других представителей интеллигенции.

По распоряжению Ленина высылались они без суда и следствия, так как судить было не за что: предметом суда не могло стать отстаивание свободы мысли, а также отказ от единомыслия, навязываемого сверху. Л. Троцкий (на фото ниже) писал, что интеллигенция была выслана потому, что не было повода ее расстрелять, но невозможно было терпеть.

Основной целью этой высылки было заставить интеллигенцию молчать, запугать ее. Это являлось предостережением: не следует выступать против советской власти. Посвященная высылке статья в "Правде" не случайно была названа "Первое предостережение".

Чем мешала большевикам интеллигенция?

Большевики не рассматривали интеллигенцию как политическую силу, опасную для себя. Троцкий в "Известиях" писал, что "политически ничтожны" элементы, которые высылаются. Однако они являются потенциальными орудиями в руках возможных врагов. Большевики, захватив после Октябрьского переворота единоличную власть, не чувствовали себя вполне уверенно, осознавая, что власть их является незаконной. Поэтому они боялись ее потерять. "Диктатура пролетариата", установленная ими, являлась в действительности произволом партийной номенклатуры. Партия старалась всяческим образом искоренить инакомыслие. Для этого следовало очистить страну от граждан, способных анализировать и мыслить самостоятельно, пресечь кардинально критику власти и свободомыслие. Организовав отправление "философского парохода", партия надеялась выполнить эту задачу.

Крушение надежд

Интеллигенция, долгие годы готовившая революцию, полагая, что она даст русскому народу справедливость и свободу, не могла смириться с тем, что надежды были разрушены. В автобиографии "Самопознание" Н. А. Бердяев (фото его представлено ниже) писал, что он коммунизму противопоставлял лишь абсолютный, изначальный принцип духовной свободы, который нельзя променять ни на что. Он также отстаивал высшую ценность личности, независимость ее от внешней среды, от государства и общества. Бердяев отмечал, что он - сторонник социализма, однако социализм его не авторитарный, а "персоналистический".

Имена самых значительных изгнанников

В числе изгнанных были Н. А. Бердяев - один из лучших философов России 20 века, такие известные философы, как С. Л. Франк, Н. О. Лосский, Л. П. Карсавин, В. А. Боголепов, С. Н. Булгаков, Ф. А. Степун, Н. А. Ильин, И. И. Лапшин, Н. С. Трубецкой, а также А. В. Фроловский (историк), Б. П. Бабкин (физиолог), М. Осоргин (писатель). Среди изгнанных находились и прогрессивные передовые профессора, и руководители школ и высших учебных заведений, включая ректоров Петроградского и Московского университетов.

Репрессии до 1922 года

В 1921 году арестовали членов Помгола, после чего были высланы его создатели и активные члены: Е. Кускова и С. Прокопович. Эта организация занималась тем, что помогала людям, которые голодали. Но она, к несчастью, завоевала значительный авторитет у населения и потому показалась власти опасной. Членам ее предъявлены были обвинения в шпионаже - тактика, позднее подхваченная и развитая И. Сталиным. Большевистская власть, таким образом, освобождалась очень активно от интеллигенции, мыслящей независимо, хотя она и не была ее политическим противником и не намеревалась бороться за власть. К этому времени уже разгромили политическую оппозицию, которую составляли меньшевики и эсеры - бывшие союзники большевиков, участвовавшие в подготовке и проведении революции. Часть из них была безжалостно расстреляна, другая - выдворена из страны или помещена в лагеря.

Общение интеллигенции с европейскими государствами до революции

В результате осуществленного в 1931 году анкетирования выяснилось, что 472 русских ученых работали за рубежом. 5 академиков, а также около 140 профессоров высших школ и университетов было среди них. До того как произошла революция, тесное общение представителей интеллигенции с европейскими государствами было явлением естественным и никаких препятствий со стороны правительства не встречало. Художники отправлялись совершенствовать мастерство во Францию и в Италию, ученые тесно контактировали с зарубежными коллегами, молодежь считала престижным для себя окончить Сорбонну или другие университеты, расположенные в Австрии, Германии или Праге. Талантливые русские женщины, такие как Лина Штерн и Софья Ковалевская (на фото ниже), вынуждены были обучаться за рубежом, так как в России высшее образование для них было недоступно.

Имевшие средства россияне ездили за границу лечиться. Легальная эмиграция до середины 20-х годов также не встречала существенных препятствий: для этого достаточно было лишь получить разрешение руководителей страны. За рубежом, таким образом, всегда проживало постоянно или временно большое количество выходцев из России. Вместе с эмигрантами, изгнанными или добровольно покинувшими страну после Гражданской войны и революции, количество россиян, находящихся за рубежом, составляло около 10 млн.

Дальнейшая судьба изгнанников

Большинство изгнанников сначала очутилось в Германии. Однако со временем основная их часть перебралась в Париж, оказавшийся настоящим центром русской эмиграции. Высокий профессиональный и интеллектуальный уровень изгнанников способствовал тому, что все они смогли устроиться по специальности. Кроме того, они создали научные и культурные ценности, ставшие достоянием Америки и Европы.

Теперь вы знаете, что это за понятие - "философский пароход". Люди, которые покинули тогда Родину, не были предателями. Они пошли на этот вынужденный шаг для того, чтобы иметь возможность продолжать свою деятельность, послужить своей стране и всему миру хотя бы за границей.

www.syl.ru

Философский пароход (биографические сведения)

Философский пароход

Пароход «Oberbürgermeister Haken»

«Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно»

Л.Д. Троцкий

Философский пароход

Осенью 1922 г. из советской России было выслано около двухсот неугодных власти интеллектуалов: в их число входили инженеры, экономисты, врачи, писатели, журналисты, юристы, философы, преподаватели... На двух пароходах тогда уместились почти все русские философы. 29 сентября на борту парохода "Обербургомистр Хакен" уплыли в Германию Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, И. А. Ильин, С. Е. Трубецкой, Б. П. Вышеславцев, М. А. Осоргин и многие другие.

Через полтора месяца пароход "Пруссия" увез Н. О. Лосского, Л. П. Карсавина, И. И. Лапшина, А. А. Кизеветтера. Еще раньше в Ригу были депортированы философы П. А. Сорокин и Ф. А. Степун, а историк А.В. Флоровский - в Константинополь. В начале 1923 г. за рубеж был выслан известный философ и религиозный деятель С. Н. Булгаков.

Н.А. Бердяев

Акция принудительной высылки лучшей части отечественной интеллигенции ознаменовала не столько начало политических репрессий, сколько раскол внутри русской культуры. С момента, как пароход «Пруссия» отправился в свой исторический рейс, русская мысль перестала быть единым феноменом, культурным событием, - она трагически разделилась на Русское Зарубежье и Россию Советскую. Поразительно точно описал ситуацию Н. О. Лосский: "...Германия - все же не Сибирь, но как же чудовищно трудно было оторваться от корней, от самой своей сути, которая умещалась в одном коротком слове - Россия". Те же, кто остался, кто не был предан своей страной, предвидели ужасные последствия высылки: "Страна, лишившись своей интеллигенции, двигается вспять", - писал Максим Горький, - "без творцов русской науки и культуры нельзя жить, как нельзя жить без души".

Спустя много лет это драматическое событие получило символическое название "философские пароходы". Тем самым авторы данного термина хотели подчеркнуть огромный вклад, который внесли высланные философы в воспитание нового поколения русской эмиграции, в мировую и отечественную философскую мысль. Размышляя о феномене "философского парохода" стоит обратить внимание на характерную деталь в судьбе "изгнанников идеи": "..в отличие от писателей, известность которых фактически не выходила за круг эмиграции, работы русских философов получили в Западной Европе широкое распространение. Их знали не только в русских кварталах Берлина и Парижа - они сделались величинами мирового масштаба, а русская философская мысль благодаря их трудам стала частью философской культуры человечества".

И.А. Ильин

Сегодня известно множество причин высылки русской интеллигенции из страны: это и выход русского варианта книги О. Шпенглера "Закат Европы", изданной философами Н. А. Бердяевым, Ф. А. Степуном и С. Л. Франком, и критические отзывы о советской власти и экономической модели в журнале "Экономист", издававшемся в Петрограде, и выступления профессуры против большевистских реформ высшей школы в 1921 г., и много другое. Однако настоящей причиной, как писал И.А. Бунин в "Окаянных днях", были не события, а время... По мере перехода к НЭПу В. И. Ленин и его окружение оказались перед дилеммой: сопроводить определенную свободу в сфере экономики политической либерализацией, определенным ограничением своей власти или для ее сохранения в будущем пойти по пути высылок, репрессий по отношению к политическим оппонентам и потенциальным конкурентам. Большевистским правительством был выбран второй вариант. В 1921 - 1922 гг. обычным делом стали аресты, высылки, расстрелы, которые выносились революционными трибуналами и коснулись всех политических противников РКП(б) - меньшевиков, эсеров, кадетов, священнослужителей.

В русле этой тактики уничтожения политической и идеологической оппозиции к лету 1922 г. было принято решение организовать высылку за границу представителей «антисоветской интеллигенции», тех, кто скептически относился к эксперименту большевиков, выступал публично против их идей, кто до октября 1917 г. был активным сторонником демократических идей и не собирался от них отказываться. Они работали в вузах, в издательствах, в журналах, в различных государственных учреждениях, в кооперации, то есть, в целом оказывали влияние на интеллектуальное развитие страны. "Политиканствующие ученые-профессора» обвинялись в том, что «на каждом шагу оказывали упорное сопротивление советской власти, упорно, злобно и последовательно старались дискредитировать все начинания советской власти, подвергая их якобы научной критике".

А.А. Кизеветтер

"Операция" против инакомыслящих представляла собой не одномоментное действие, а серию последовательных акций. Можно выделить следующие ее основные этапы: аресты и административные ссылки врачей, репрессии вузовской профессуры и профилактические мероприятия в отношении буржуазного студенчества. В этот же период проходили аресты руководителей политических партий, оппозиционных большевикам.

Идею высылки представителей оппозиции за границу выдвинул В. И.Ленин. «Почти все [философы] - законнейшие кандидаты на высылку за границу, явные контрреволюционеры», - писал он Л. Д. Троцкому. Из директив В. И. Ленина: "Продолжать неуклонно высылку активной антисоветской интеллигенции за границу. Тщательно составить списки. На каждого интеллигента должно быть дело...". Существовало несколько параллельно разрабатывавшихся списков: московский, петроградский, украинский. На высылаемых заготавливались характеристики. Их основу составлял компрометирующий материал, которым располагали органы политической полиции. Всех философов высылали по статье № 75 Уголовного Кодекса: "контрреволюционная деятельность".

Аресты, процесс и сама высылка напоминали фарс. Вот, что вспоминает философ и публицист М. А. Осоргин: "...все эти следователи были малограмотны, самоуверенны и ни о ком из нас не имели никакого представления... в одной бумажке оказалось изложение нашей вины: «нежелание примириться и работать с советской властью".

Н.О. Лосский

И далее о том, как проходила высылка: "Это тянулось больше месяца. Всесильное ГПУ оказалось бессильным помочь нашему добровольному выезду за пределы Родины. Германия отказала в вынужденных визах, но обещала немедленно предоставить их по нашей личной просьбе. И вот нам, высылаемым, было предложено сорганизовать деловую группу с председателем, канцелярией, делегатами. Собирались, заседали, обсуждали, действовали. Меняли в банке рубли на иностранную валюту, заготовляли красные паспорта для высылаемых и сопровождающих их родных. Среди нас были люди со старыми связями в деловом мире, только они могли добиться отдельного вагона в Петербурге. В Петербурге сняли отель, кое-как успели заарендовать все классные места на уходящем в Штетин немецком пароходе. Все это было очень сложно, и советская машина по тем временам не была приспособлена к таким предприятиям. Боясь, что всю эту сложность заменят простой нашей ликвидацией, мы торопились и ждали дня отъезда; а пока приходилось как-то жить, добывать съестные припасы, продавать свое имущество, чтобы было с чем приехать в Германию. Многие хлопотали, чтобы их оставили в РСФСР, но добились этого только единицы... Люди разрушали свой быт, прощались со своими библиотеками, со всем, что долгие годы служило им для работы, без чего как-то и не мыслилось продолжение умственной деятельности, с кругом близких и единомышленников, с Россией. Для многих отъезд был настоящей трагедией,- никакая Европа их манить к себе не могла; вся их жизнь и работа были связаны с Россией связью единственной и нерушимой отдельно от цели существования".

Л.П. Карсавин

В "Правде" публикуется сообщение о высылке, в котором указывается, что наиболее активные «контрреволюционные элементы» из среды профессуры, врачей, агрономов, литераторов, высылаются частью в Северные губернии России, частью за границу. Среди высылаемых почти нет крупных научных имен.

Что касается судьбы высланных, то она удивительна: оторванные от родины, лишенные привычного культурного контекста, помещенные в чуждую среду отечественные философы и мыслители не растворились в потоках эмиграции, а наоборот преподнесли Европе совершенно неизвестную интеллектуальную Россию.

Изгнание выдающихся представителей русской культуры и науки, - безусловно, трагической эпизод истории России XX в. Между тем, анализ с позиций сегодняшнего дня, как это и ни странно, показывает не только негативные стороны этого события. Благодаря высылке остались в живых выдающиеся ученые, которые внесли существенный вклад в развитие мировой науки, техники и искусства. Примерно такой же точки зрения придерживаются и некоторые историки Русского Зарубежья: "Благодаря Ленину, Зарубежная Россия получила когорту блестящих ученых и интеллектуалов, чья деятельность призвана была заложить основы культуры русской эмиграции".

П.А. Сорокин

Высылка за границу была решением радикальным, но, по сравнению со смертными приговорами, выносимыми на публичных процессах, мерой достаточно "гуманной". К тому же советское правительство не могло рискнуть в 1922 г. расстрелять сто или двести виднейших представителей русской интеллигенции.

Многие изгнанники, находясь за границей, вошли в число выдающихся ученых XX века: Питирим Сорокин стал «отцом» американской социологии, Николай Бердяев оказал существенное влияние на умы всей думающей Европы, основал Религиозно-Философскую академию, публикует журнал «Путь» , С. Н. Булгаков возглавлял Православный Богословский Институт в Париже, Л. П. Карсавин организует Русский научный институт, Н. О. Лосский создает в эмиграции выдающие труды по этике и теории познания, повлиявшие на развитие многих философских школ.

"Философский пароход" стал знаковым явлением для российской истории мысли. Сегодня многие требуют дать однозначный ответ: отрицательное ли это событие с точки зрения культуры или положительное с точки зрения судьбы высланных. А есть ли необходимость выносить вердикт? "Философский пароход" - факт нашей истории, его, разумеется, нельзя игнорировать при том, что идеологизация его неизбежна. Существенно здесь то, что мысль, свободная мысль, была сохранена, и диалог с ней продолжается до сих пор.

Гусев Д.А.

Аспирант факультета философии и политологии СПбГУ

Санкт-Петербургское Философское Общество

Памятная плита на набережной Шмидта, Санкт-Петербург

Высылка Интеллигенция Событие 

ptiburdukov.ru

29 сентября 1922 года ушел в плавание «Философский пароход»

29 сентября 1922 года (96 лет назад) ушел в плавание «Философский пароход»

Пароход «Oberbürgermeister Haken»

«Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно»

Л.Д. Троцкий

Философский пароход

Осенью 1922 г. из советской России было выслано около двухсот неугодных власти интеллектуалов: в их число входили инженеры, экономисты, врачи, писатели, журналисты, юристы, философы, преподаватели... На двух пароходах тогда уместились почти все русские философы. 29 сентября на борту парохода "Обербургомистр Хакен" уплыли в Германию Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, И. А. Ильин, С. Е. Трубецкой, Б. П. Вышеславцев, М. А. Осоргин и многие другие.

Через полтора месяца пароход "Пруссия" увез Н. О. Лосского, Л. П. Карсавина, И. И. Лапшина, А. А. Кизеветтера. Еще раньше в Ригу были депортированы философы П. А. Сорокин и Ф. А. Степун, а историк А.В. Флоровский - в Константинополь. В начале 1923 г. за рубеж был выслан известный философ и религиозный деятель С. Н. Булгаков.

Н.А. Бердяев

Акция принудительной высылки лучшей части отечественной интеллигенции ознаменовала не столько начало политических репрессий, сколько раскол внутри русской культуры. С момента, как пароход «Пруссия» отправился в свой исторический рейс, русская мысль перестала быть единым феноменом, культурным событием, - она трагически разделилась на Русское Зарубежье и Россию Советскую. Поразительно точно описал ситуацию Н. О. Лосский: "...Германия - все же не Сибирь, но как же чудовищно трудно было оторваться от корней, от самой своей сути, которая умещалась в одном коротком слове - Россия". Те же, кто остался, кто не был предан своей страной, предвидели ужасные последствия высылки: "Страна, лишившись своей интеллигенции, двигается вспять", - писал Максим Горький, - "без творцов русской науки и культуры нельзя жить, как нельзя жить без души".

Спустя много лет это драматическое событие получило символическое название "философские пароходы". Тем самым авторы данного термина хотели подчеркнуть огромный вклад, который внесли высланные философы в воспитание нового поколения русской эмиграции, в мировую и отечественную философскую мысль. Размышляя о феномене "философского парохода" стоит обратить внимание на характерную деталь в судьбе "изгнанников идеи": "..в отличие от писателей, известность которых фактически не выходила за круг эмиграции, работы русских философов получили в Западной Европе широкое распространение. Их знали не только в русских кварталах Берлина и Парижа - они сделались величинами мирового масштаба, а русская философская мысль благодаря их трудам стала частью философской культуры человечества".

И.А. Ильин

Сегодня известно множество причин высылки русской интеллигенции из страны: это и выход русского варианта книги О. Шпенглера "Закат Европы", изданной философами Н. А. Бердяевым, Ф. А. Степуном и С. Л. Франком, и критические отзывы о советской власти и экономической модели в журнале "Экономист", издававшемся в Петрограде, и выступления профессуры против большевистских реформ высшей школы в 1921 г., и много другое. Однако настоящей причиной, как писал И.А. Бунин в "Окаянных днях", были не события, а время... По мере перехода к НЭПу В. И. Ленин и его окружение оказались перед дилеммой: сопроводить определенную свободу в сфере экономики политической либерализацией, определенным ограничением своей власти или для ее сохранения в будущем пойти по пути высылок, репрессий по отношению к политическим оппонентам и потенциальным конкурентам. Большевистским правительством был выбран второй вариант. В 1921 - 1922 гг. обычным делом стали аресты, высылки, расстрелы, которые выносились революционными трибуналами и коснулись всех политических противников РКП(б) - меньшевиков, эсеров, кадетов, священнослужителей.

В русле этой тактики уничтожения политической и идеологической оппозиции к лету 1922 г. было принято решение организовать высылку за границу представителей «антисоветской интеллигенции», тех, кто скептически относился к эксперименту большевиков, выступал публично против их идей, кто до октября 1917 г. был активным сторонником демократических идей и не собирался от них отказываться. Они работали в вузах, в издательствах, в журналах, в различных государственных учреждениях, в кооперации, то есть, в целом оказывали влияние на интеллектуальное развитие страны. "Политиканствующие ученые-профессора» обвинялись в том, что «на каждом шагу оказывали упорное сопротивление советской власти, упорно, злобно и последовательно старались дискредитировать все начинания советской власти, подвергая их якобы научной критике".

А.А. Кизеветтер

"Операция" против инакомыслящих представляла собой не одномоментное действие, а серию последовательных акций. Можно выделить следующие ее основные этапы: аресты и административные ссылки врачей, репрессии вузовской профессуры и профилактические мероприятия в отношении буржуазного студенчества. В этот же период проходили аресты руководителей политических партий, оппозиционных большевикам.

Идею высылки представителей оппозиции за границу выдвинул В. И.Ленин. «Почти все [философы] - законнейшие кандидаты на высылку за границу, явные контрреволюционеры», - писал он Л. Д. Троцкому. Из директив В. И. Ленина: "Продолжать неуклонно высылку активной антисоветской интеллигенции за границу. Тщательно составить списки. На каждого интеллигента должно быть дело...". Существовало несколько параллельно разрабатывавшихся списков: московский, петроградский, украинский. На высылаемых заготавливались характеристики. Их основу составлял компрометирующий материал, которым располагали органы политической полиции. Всех философов высылали по статье № 75 Уголовного Кодекса: "контрреволюционная деятельность".

Аресты, процесс и сама высылка напоминали фарс. Вот, что вспоминает философ и публицист М. А. Осоргин: "...все эти следователи были малограмотны, самоуверенны и ни о ком из нас не имели никакого представления... в одной бумажке оказалось изложение нашей вины: «нежелание примириться и работать с советской властью".

Н.О. Лосский

И далее о том, как проходила высылка: "Это тянулось больше месяца. Всесильное ГПУ оказалось бессильным помочь нашему добровольному выезду за пределы Родины. Германия отказала в вынужденных визах, но обещала немедленно предоставить их по нашей личной просьбе. И вот нам, высылаемым, было предложено сорганизовать деловую группу с председателем, канцелярией, делегатами. Собирались, заседали, обсуждали, действовали. Меняли в банке рубли на иностранную валюту, заготовляли красные паспорта для высылаемых и сопровождающих их родных. Среди нас были люди со старыми связями в деловом мире, только они могли добиться отдельного вагона в Петербурге. В Петербурге сняли отель, кое-как успели заарендовать все классные места на уходящем в Штетин немецком пароходе. Все это было очень сложно, и советская машина по тем временам не была приспособлена к таким предприятиям. Боясь, что всю эту сложность заменят простой нашей ликвидацией, мы торопились и ждали дня отъезда; а пока приходилось как-то жить, добывать съестные припасы, продавать свое имущество, чтобы было с чем приехать в Германию. Многие хлопотали, чтобы их оставили в РСФСР, но добились этого только единицы... Люди разрушали свой быт, прощались со своими библиотеками, со всем, что долгие годы служило им для работы, без чего как-то и не мыслилось продолжение умственной деятельности, с кругом близких и единомышленников, с Россией. Для многих отъезд был настоящей трагедией,- никакая Европа их манить к себе не могла; вся их жизнь и работа были связаны с Россией связью единственной и нерушимой отдельно от цели существования".

Л.П. Карсавин

В "Правде" публикуется сообщение о высылке, в котором указывается, что наиболее активные «контрреволюционные элементы» из среды профессуры, врачей, агрономов, литераторов, высылаются частью в Северные губернии России, частью за границу. Среди высылаемых почти нет крупных научных имен.

Что касается судьбы высланных, то она удивительна: оторванные от родины, лишенные привычного культурного контекста, помещенные в чуждую среду отечественные философы и мыслители не растворились в потоках эмиграции, а наоборот преподнесли Европе совершенно неизвестную интеллектуальную Россию.

Изгнание выдающихся представителей русской культуры и науки, - безусловно, трагической эпизод истории России XX в. Между тем, анализ с позиций сегодняшнего дня, как это и ни странно, показывает не только негативные стороны этого события. Благодаря высылке остались в живых выдающиеся ученые, которые внесли существенный вклад в развитие мировой науки, техники и искусства. Примерно такой же точки зрения придерживаются и некоторые историки Русского Зарубежья: "Благодаря Ленину, Зарубежная Россия получила когорту блестящих ученых и интеллектуалов, чья деятельность призвана была заложить основы культуры русской эмиграции".

П.А. Сорокин

Высылка за границу была решением радикальным, но, по сравнению со смертными приговорами, выносимыми на публичных процессах, мерой достаточно "гуманной". К тому же советское правительство не могло рискнуть в 1922 г. расстрелять сто или двести виднейших представителей русской интеллигенции.

Многие изгнанники, находясь за границей, вошли в число выдающихся ученых XX века: Питирим Сорокин стал «отцом» американской социологии, Николай Бердяев оказал существенное влияние на умы всей думающей Европы, основал Религиозно-Философскую академию, публикует журнал «Путь» , С. Н. Булгаков возглавлял Православный Богословский Институт в Париже, Л. П. Карсавин организует Русский научный институт, Н. О. Лосский создает в эмиграции выдающие труды по этике и теории познания, повлиявшие на развитие многих философских школ.

"Философский пароход" стал знаковым явлением для российской истории мысли. Сегодня многие требуют дать однозначный ответ: отрицательное ли это событие с точки зрения культуры или положительное с точки зрения судьбы высланных. А есть ли необходимость выносить вердикт? "Философский пароход" - факт нашей истории, его, разумеется, нельзя игнорировать при том, что идеологизация его неизбежна. Существенно здесь то, что мысль, свободная мысль, была сохранена, и диалог с ней продолжается до сих пор.

Гусев Д.А.

Аспирант факультета философии и политологии СПбГУ

Санкт-Петербургское Философское Общество

Памятная плита на набережной Шмидта, Санкт-Петербург

ptiburdukov.ru

95 лет назад отправился в плавание первый "Философский пароход" — Российская газета

Религиозный и политический философ, семь раз номинировался на Нобелевскую премию по литературе

Николай Бердяев. / ТАСС

Чем занимался до 1922 года

Будучи студентом естественного факультета в киевском Университете Святого Владимира, арестован за участие в "Союзе борьбы за освобождение рабочего класса" и выслан в Вологду. Здесь, как он позже напишет, "вернулся я от социальных учений, которыми одно время увлекался, на свою духовную родину, к философии, религии, искусству".

Активно участвует в общественной жизни Серебряного века, став завсегдатаем литературных объединений Петербурга, печатается в журналах и сборниках вместе с А. Блоком, А. Белым, Д. Мережковским, В. Ивановым, Л. Шестовым, В. Брюсовым. Сам издает журналы, собирает по вторникам единомышленников на домашние "мировоззренческие вечера".

Уже в то время его философские взгляды привлекают внимание выдающихся современников. Только В. Розанов напишет об одной из его книг 14 статей.

В первые годы Советской власти, пользуясь покровительством Льва Каменева, делает неожиданную карьеру: входит в руководство Московского Союза писателей и даже некоторое время руководит им, основывает Вольную Академию философской культуры, избирается профессором Московского университета.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Эпохи, столь наполненные событиями и изменениями, принято считать интересными и значительными, но это же эпохи несчастные и страдальческие для отдельных людей, для целых поколений. История не щадит человеческой личности и даже не замечает ее...

Для философа было слишком много событий: я сидел четыре раза в тюрьме, два раза в старом режиме и два раза в новом, был на три года сослан на север, имел процесс, грозивший мне вечным поселением в Сибири, был выслан из своей Родины и, вероятно, закончу свою жизнь в изгнании.

Причины изгнания

Получив от большевиков охранную грамоту на квартиру, библиотеку и собственную жизнь, тем не менее, не желал иметь с ними ничего общего: "Большевизм есть рационалистическое безумие, мания окончательного регулирования жизни, опирающаяся на иррациональную народную стихию".

Дважды попадал в тюрьму, о чем рассказал в автобиографических записках "Самопознание":

"Первый раз я был арестован в 1920 году в связи с делом так называемого Тактического центра, к которому никакого прямого отношения не имел. Но было арестовано много моих хороших знакомых. В результате был большой процесс, но я к нему привлечён не был".

Бердяев отметил особо, что во время этого ареста его допрашивали лично Феликс Дзержинский и Вацлав Менжинский. И далее:

"Некоторое время я жил сравнительно спокойно. Положение начало меняться с весны 22 года. Образовался антирелигиозный фронт, начались антирелигиозные преследования. Лето 22 года мы провели в Звенигородском уезде, в Барвихе, в очаровательном месте на берегу Москвы-реки, около Архангельского Юсуповых, где в то время жил Троцкий... Однажды я поехал на один день в Москву. И именно в эту ночь, единственную за всё лето, когда я ночевал в нашей московской квартире, явились с обыском и арестовали меня. Я опять был отвезён в тюрьму Чека, переименованную в Гепеу. Я просидел около недели. Меня пригласили к следователю и заявили, что я высылаюсь из советской России за границу. С меня взяли подписку, что в случае моего появления на границе СССР я буду расстрелян...

Когда мне сказали, что меня высылают, у меня сделалась тоска. Я не хотел эмигрировать, и у меня было отталкивание от эмиграции, с которой я не хотел слиться. Но вместе с тем было чувство, что я попаду в более свободный мир и смогу дышать более свободным воздухом. Я не думал, что изгнание моё продлится 25 лет. В отъезде было для меня много мучительного...".

Советский плакат 1920-х годов.

Чем занимался за границей

Приобрел невероятную популярность за книгу "Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы", мгновенно переведенную на множество языков. Создал журнал "Путь", выходивший до 1940 года и печатавший самых видных представителей европейской философии.

В своей лучшей книге "Русская идея" (1946) сформулировал надежду, ставшую его завещанием и опорой последних дней. Бердяев надеялся, что в постсоветской России будет создан более справедливый строй, и она сможет выполнить предназначенную ей миссию - стать объединительницей восточного (религиозного) и западного (гуманистического) начал истории.

В 1947 году в Кембридже получил почетное звание доктора honoris causa, присуждаемое без защиты диссертации на основании значительных заслуг перед мировой наукой и культурой.

О своей популярности высказывался с горечью:

"Я постоянно слышу, что у меня "мировое имя"... Я очень известен в Европе и Америке, даже в Азии и Австралии, переведен на много языков, обо мне много писали. Есть только одна страна, в которой меня почти не знают, - это моя Родина..."

Умер в Кламаре, под Парижем, от разрыва сердца. За две недели до смерти завершил книгу "Царство Духа и Царство Кесаря". Похоронен в Кламаре, на городском кладбище Буа-Тардье.

rg.ru

Философский пароход 1922 года - высылка интеллигенции: VIKENT.RU

Высылка властями РСФСР примерно 225 неугодных ей интеллектуалов за границу  в сентябре и ноябре 1922 года. В числе высылаемых – преподаватели вузов, философы, публицисты, экономисты, литераторы, врачи, агрономы, инженеры и т.п.

Интеллигенты высылались разными путями, но наибольшая партия примерно в 160 человек была отправлена из Петрограда морем на двух немецких пароходах «Oberbürgermeister Haken» и «Prussia» – отсюда и название акции...

«Процесс завершился 7 августа, а уже 9-го выделенная Политбюро двумя месяцами раньше «тройка» в составе Льва Каменева, наркомюста Дмитрия Курского и заместителя Дзержинского Иосифа Уншлихта подготовила список интеллигентов, подлежащих высылке за границу. Указание составить такой список и осуществить высылку дал Ленин - ещё до того, как его постиг удар (25 мая), приковавший вождя к постели более чем на три месяца. 1 июня вступил в силу новый Уголовный кодекс, который определил высылку за границу вторым по суровости (после смертной казни) наказанием за совершение особо опасного государственного преступления. Всё же предполагалось, что наказание это избирает суд. Однако «социалистическое правосознание» позволяло не считаться с этими «буржуазными предрассудками». По указанию ЦК принятие окончательного решения взяло на себя ГПУ. Список, составленный «тройкой», ведомство Дзержинского увеличило затем почти вдвое. Теперь в нем было около 160 человек. Этому предшествовал тщательный отбор, проведённый по схеме, разработанной тем же Дзержинским: «[...] Надо всю интеллигенцию разбить по группам. Примерно: 1) беллетристы, 2) публицисты и политики, 3) экономисты [...]

Сведения должны собираться всеми нашими отделами и стекаться в отдел по интеллигенции. На каждого интеллигента должно быть дело».

Отобранные по этой схеме оставляли в своем «деле» обязательство никогда не возвращаться на территорию РСФСР, в противном случае, и они письменно соглашались на это, их ожидал расстрел без суда.

Каждому изгнаннику разрешили взять с собой «одно зимнее и одно летнее пальто, один костюм, по две штуки всякого белья, две денные рубашки, две ночные, две пары кальсон, две пары чулок». Проводы запрещались. Презрев опасность, на Николаевскую набережную Петроградского морского порта всё же пришли несколько человек - увы, не более десяти. Среди них был и художник Юрий Анненков - он станет эмигрантом чуть позже. На этих условиях высылались лучшие умы России, её гордость, её творческий и духовный потенциал - мозг великого народа (по ленинской терминологии, «не мозг, а говно»). Основную массу изгнанников составляли философы, в связи с чем пароход, увозивший их в Европу, получил название «философского». Вместе с ними отправлялись в изгнание «выброшенные с территории РСФСР» (такой была формулировка официального сообщения для печати) крупнейшие экономисты, психологи, юристы...

Вот лишь те, кто уже имел или вскоре получил мировую известность: Николай Бердяев, Семён Франк, Иван Ильин, Лев Шестов, Николай Лосский, Фёдор Степун, Василий Зенковский, Иван Лапшин, Борис Вышеславский, Александр Изгоев. Высылались также ректор Петроградского университета профессор Лев Карсавин, член-корреспондент Российской академии наук, историк Александр Кизеветтер, социолог Питирим Сорокин, писатель Михаил Осоргин. […]

Список корректировал и дополнял лично Ленин. Покойный Дмитрий Волкогонов уже обратил внимание на то, что Ленин производил отбор в тот момент, когда Крупская занималась с ним простейшими упражнениями для семилетнего ребёнка, которые вождь, судя по сохранившимся тетрадкам, не был в состоянии решить: умножение двузначных чисел на однозначные».    

Ваксберг А. И., Гибель Буревестника. М. Горький: последние двадцать лет, М., «Терра-Спорт», 1999 г., с. 163-164.

 

В результате акции были высланы: Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, Б.П. Вышеславцев, В. В. Зворыкин, В.И. Иванов, И.А. Ильин, И.И. Лапшин, Н.О. Лосский, П.А. Сорокин, С.Е. Трубецкой, С.Л. Франк, Л.И. Шестов и многие другие.

 

vikent.ru

Философский пароход в цифрах • Arzamas

Количество кальсон, число инакомыслящих, сумма ненаписанных в СССР книг, время до апоплексического удара Ленина и другие цифры, описывающие операцию «Философский пароход»

Подготовил  Евгений Коган

«Философским пароходом» Сергей Хоружий назвал операцию советских властей по высылке за границу или в отдаленные регионы РСФСР деятелей науки и культуры в 1922–1923 годах. Замысел выслать неугодную интеллигенцию возник в связи с массовыми забастовками профессоров и преподавателей университетов.

20—40

«…уволить 20–40 профессоров обязательно. Они нас дурачат. Обдумать, подготовить и ударить сильно», — просил Владимир Ленин в письме 21 февраля 1922 года Каменеву и Сталину, имея в виду профессоров Московского высшего технического училища, которые протестовали против вмешательства властей в учебный процесс.

6

Шесть дней оставалось до апоплексического удара Ленина, когда 19 мая 1922 года он писал письмо Дзержинскому: «Тов. Дзержинский! К вопросу о высылке за границу писателей и профессоров, помогающих контрреволюции. Надо это подготовить тщательнее...»

Срок высылки за границу или в определенные местности РСФСР «лиц, причастных к контрреволюционным выступлениям», не мог превышать трех лет (согласно декрету ВЦИК «Об административной высылке» от 10 августа 1922 года).

3

Три списка инакомыслящих, подлежащих высылке, были составлены в Государственном политическом управлении летом 1922 года: московский (67 человек), петроградский (51 человек), украинский (77 человек).

195

Всего 195 человек — врачей, профессоров, педагогов, экономистов, агрономов, кооператоров, литераторов, юристов, инженеров, политических и религиозных деятелей, а также студентов — были в первых списках 1922 года на выдворение.

35

Столько человек были вычеркнуты из списков после удовлетворения различных ходатайств.

Две засады было оставлено для поиска «антисоветского студенчества» в ходе операции с 31 августа на 1 сентября — всего в эту ночь из 33 намеченных было арестовано 15 учащихся.

2

Два поезда (Москва — Рига и Москва — Берлин) увезли 23 сентября 1922 года инакомыслящих.

Пароход «Обер-бургомистр Хакен»

© www.rusarchives.ru

30

29 сентября 1922 года из Петрограда отбыл пароход «Обербургомистр Хакен», на котором уплывали в город Штеттин До 1945 года город Штеттин принадлежал Пруссии. около 30 профессоров университетов и философов из Москвы, Казани и других городов. Среди них — Николай Бердяев, Сергей Трубецкой, Александр Кизеветтер и другие.

10

Около 10 человек пришли проводить пароход «Обербургомистр Хакен». «На пароход нас не допустили. Мы стояли на набережной. Когда пароход отчаливал, уезжающие уже невидимо сидели в каютах. Проститься не удалось», — вспоминал Юрий Анненков.

17

16 ноября 1922 года отплыл из Петрограда в Штеттин пароход «Пруссия» с 17 высланными и членами их семей. Среди них были философы Николай Лосский, Лев Карсавин, Иван Лапшин, первый директор Пушкинского Дома Нестор Котляревский и другие.

60

3 декабря 1922 года из Грузии были депортированы в Берлин еще 60 человек.

1

По одному летнему и зимнему пальто, по одному костюму и одной шляпе разрешалось взять отъезжающим.

2

Два комплекта белья, по две рубашки (ночные и дневные), по две пары кальсон, чулок и обуви можно было положить в чемодан. Деньги и имущество брать с собой запрещалось.

3

Трое из высланных впоследствии вернулись в СССР: Долмат Лутохин (вернулся в 1927 году, работал старшим научным сотрудником ЦНИИ бумажной промышленности), Алексей Пешехонов (вернулся в 1927 году, работал экономическим консультантом в странах Балтии) и Александр Угримов (вернулся в 1948 году, работал агрономом на опытных станциях).

Писатель Н.Бердяев в доме Жуковских-Герцык. Фотография неизвестного автора. 1915 год

© Мультимедиа арт музей, Москва

Всего 21 профессиональный философ был выслан в 20-х годах в числе прочей интеллигенции, среди них: Николай Бердяев, Сергей Булгаков, Михаил Осоргин, Питирим Сорокин, Сергей Трубецкой и другие.

21

21 книга Николая Бердяева была издана после его высылки из России. В России до высылки были изданы семь его книг.

29

29 лет использовалось судно «Пруссия», переименованное затем в «Крильон» Советским Союзом, пока в 1975 году не стало гостиницей «Морская I».

81

Спустя 81 год — 15 ноября 2003 года — на набережной Лейтенанта Шмидта в Санкт-Петербурге петербургским философским обществом установлен памятный знак с надписью «С этой набережной осенью 1922 года отправились в вынужденную эмиграцию выдающиеся деятели отечественной философии, культуры и науки».

arzamas.academy

Философский пароход — WiKi

«Филосо́фский парохо́д» — собирательное название для двух рейсов немецких пассажирских судов Oberbürgermeister Haken (29—30 сентября 1922 года) и Preussen (16—17 ноября 1922 года)[1], доставивших из Петрограда в Штеттин (Германия) более 160 насильственно высланных из Советской России представителей интеллигенции, включая многих известных философов и мыслителей. Операция советских властей по насильственной высылке за границу деятелей науки, медицины и литературы была произведена по инициативе В. И. Ленина в 1922—1923 годах в рамках борьбы с инакомыслием[2]. В отличие от расстрела, повсеместно применявшегося к представителям «контрреволюционной» интеллигенции ранее, такая «гуманная» акция как высылка была вызвана в первую очередь желанием советского режима получить признание правительствами других стран[3]. Пароходные рейсы из Петрограда были не единственными: высылки осуществлялись также на пароходах из Одессы и Севастополя и поездами из Москвы в Латвию и Германию. Высылка носила грубый, насильственно унизительный характер: всем высылаемым разрешалось взять с собой лишь две пары кальсон, две пары носков, пиджак, брюки, пальто, шляпу и две пары обуви на человека; все деньги и остальное имущество высылаемых подвергались конфискации.

  Пароход «Oberbürgermeister Haken»

В мае 1922 года В. И. Ленин предложил заменить применение смертной казни для активно выступающих против советской власти высылкой за границу.

Тогда же Ленин в своём письме Ф. Э. Дзержинскому высказал мысль, что журнал «Экономист» — «явный центр белогвардейцев, … Всё это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация её слуг и шпионов и растлителей учащейся молодёжи. Надо поставить дело так, чтобы этих „военных шпионов“ изловить и излавливать постоянно и систематически и высылать за границу»[4].

Л. Д. Троцкий так прокомментировал эту акцию: «Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно»[5].

Среди высланных летом и осенью 1922 года (за границу и в отдалённые районы страны) наибольшее количество было преподавателей вузов и в целом лиц гуманитарных профессий. Из 225 человек: врачи — 45, профессора, педагоги — 41, экономисты, агрономы, кооператоры — 30, литераторы — 22, юристы — 16, инженеры — 12, политические деятели — 9, религиозные деятели — 2, студенты — 34.

Большая российская энциклопедия указывает, что кампания проводилась в рамках культурной революции[6].

  Стела «Философскому пароходу»

Это стало теперь легендою —Год далёкий двадцать второй,Уплывает интеллигенция,Покидая советский строй.

Уезжают бердяевы, лосские,Бесполезные для страны:Ни историки, ни философыРеволюции не нужны…

— А. Городницкий, «Последний пароход», 2002 год

В 2003 году в Санкт-Петербурге на набережной Лейтенанта Шмидта установлен памятный знак[13]. Надпись на гранитном параллелепипеде: «С этой набережной осенью 1922 года отправились в вынужденную эмиграцию выдающиеся деятели отечественной философии, культуры и науки / Памятный знак установлен попечением Санкт-Петербургского философского общества / 15.11.2003»

ru-wiki.org