Историческое сочинение. 1093-1113. 1113 год событие на руси 1125


Историческое сочинение. 1093-1113

1093-1113 гг. — период правления в Киевской Руси великого князя Святополка Изяславича.

Внутренняя политика Святополка была направлена на сохранение единства Руси. Большая часть княжения Святополка характеризуется значительным участием в государственном управлении его двоюродного брата — Владимира Мономаха, княжившего в Переяславле. Для сохранения единства Руси Святополк Изяславич совместно с Владимиром Мономахом, совершил в 1096 г. поход против черниговского князя Олега Святославича, отказавшегося воевать с половцами. Для предотвращения усобиц в 1097 г. был проведен съезд князей в городе Любече. На съезде была достигнута договоренность о том, что князья сохранят за собой свои владения и будут совместно действовать против того князя, который нарушит это соглашение. Также князья договорились совместно бороться с половцами. Несмотря на все договоренности, в том же 1097 г. произошла новая усобица, участником которой стал сам великий князь Святополк. Для согласования действий против половцев удельные князья собирались в 1100 г. в городе Витичеве, а в 1103 г. — на Долобском озере. Основным законом Руси при Святополке продолжала оставаться «Правда Ярославичей». Однако ее несовершенство в вопросах долговых обязательств приводило к закабалению большого числа людей.

Основным направлением внешней политики Святополка Изяславича было восточное. Главной задачей была защита Руси от набегов половцев. Здесь Святополк действовал как военным, так и дипломатическим путем, заключал династические браки. В 1093 г. аойско Святополка и Владимира Мономаха было разбито половцами в битве на реке Стугне. После этого Святополк заключил мир с половецким ханом Тугорканом, женившись в 1094 г. на его дочери. В 1095-1096 гг. Святополк Изяславич и Владимир Мономах дважды отражали набеги половцев на Русь. В 1103 г., после съезда на Долобском озере, объединенное русское войско вновь отправилось в поход против половцев и разгромило их. В 1106 г. половцы вновь двинулись на Русь, но опять были разбиты. Святополк Изяславич и Владимир Мономах не стали ждать новых набегов и в 1111 г. совершили новый поход в степь, придав ему характер крестового похода.

 

Период правления Святополка Изяславича историками, например Н. М. Карамзиным, оценивается скорее отрицательно. При Святополке начался процесс распада Киевской Руси. С одной стороны, единство государства формально еще сохранялось, однако после Любечского съезда даже киевский князь не мог вступить во владения других князей. Несовершенство законодательства привело в 1113 г. к социальному взрыву, когда после смерти Святополка в Киеве вспыхнуло восстание против ростовщиков, пользовавшихся покровительством великого князя. Вместе с тем, авторитет Руси на международной арене при Святополке был велик, поскольку ему совместно с другими князьями удалось на время устранить опасность набегов половцев и поддерживать мирные отношения с соседними странами.

ayratmusin.ru

Владимир Мономах от 1113 до 1125 года. История России в рассказах для детей

Владимир Мономах от 1113 до 1125 года

Владимир Мономах в любом возрасте умел заслужить любовь всех его окружавших. В детстве он был послушным сыном; в молодости — смелым на поле битвы, приветливым — дома, почтительным к родителям, которые в знак особой любви к нему и за храбрость, назвали его Мономахом; в зрелые годы он был добрым государем в своем наследственном владении, умным советником великого князя, сострадательным благодетелем бедных, знаменитым победителем врагов Отечества.

Слава его еще больше увеличилась в последние годы княжения Святополка: он уговорил в это время всех князей идти на жестоких Половцев, разорявших Русскую землю. Владимир говорил так увлекательно о счастье избавить от опасности жизнь своих соотечественников, о славе умереть за родину, что все князья забыли на время свои ссоры и с благородным усердием собрали воинов во всех княжествах. Согласие их давало им надежду победить, и эта надежда исполнилась: они победили Половцев и заключили с ними самый выгодный мир. Всей славой этой победы, всеми выгодами этого мира Россия была обязана Мономаху. Народ знал это и при всяком удобном случае старался проявить благодарность и особенную любовь к Владимиру. Эта любовь была так велика, что, когда великий князь Святополк умер, жители Киева объявили, что не хотят слышать ни о каком другом государе, кроме общего любимца всех Русских — знаменитого Мономаха. Сначала он отказывался, потому что были другие наследники престола ближе его: Олег Черниговский и его братья — дети старшего Владимирова дяди Святослава; но потом, видя, что в Киеве происходят ужасные беспорядки от безначалия, согласился с желанием Киевлян, тем более, что и сам Олег, его старинный неприятель и главный наследник великого княжения, не спорил с народом и своим молчанием подтверждал его выбор. Такой поступок Олега показывает, как велики были и его достоинства: надо иметь очень доброе сердце, чтоб не спорить, когда нашу собственность отдают другому, да еще нашему врагу! Может быть, причиной этого были слабость и старость; но как бы то ни было, мы обязаны благодарить его за то, что он не начал новой войны за свое наследство, и согласился видеть на великокняжеском престоле Владимира.

Мономах во все время своего княжения отличался храбростью. Несмотря на свою старость, он еще раз усмирил Половцев и два новых народа, появившихся на Руси, — Торков и Берендеев. С того времени эти грубые народы уже не были так страшны для Русских. Многие из них покорились Владимиру и поселились на берегах Днепра. Их наши предки называли Каракалпаками, или Черными-Клобуками. Это название произошло от того, что они носили черные шапки.

Кроме побед над чужими народами и над непокорными удельными князьями, Мономах славился и другими делами. Он старался усовершенствовать законы, строил церкви и общественные дома, обводил каменными стенами старые города, закладывал новые. В числе последних был основан на реке Клязьме в Суздальской области город Владимир, названный Залесским, для отличия его от другого Владимира, на Волыни. Не забудьте названия этого нового города, дети: он со временем будет очень примечателен.

Князь Владимир II Мономах. Гравюра 1805 г.

Князь Владимир (1053–1125), прозванный Мономахом, был одним из самых любимых и уважаемых Русских князей. Его чтили за то, что он всегда стремился защитить страну от врагов. Князь разгромил Половцев, одержал победу над Греками. В честь этой победы император Алексей Комнин прислал великому князю регалии своего деда — венец, золотую цепь и бармы Константина Мономаха и провозгласил его «царем Русским».

Семейство великого князя Владимира II Всеволодовича:

Супруги: Гита, дочь Английского короля Гаральда II;

Христина, дочь Шведского короля Ингоря. Сыновья: Мстислав Великий, Изяслав, Ростислав, Ярополк, Вячеслав, Роман, Юрий Долгорукий, Андрей, Святослав. Дочери: Евфимия, супруга Венгерского короля Коломайа; Мария, супруга Византийского царевича Леона Диогена.

Но чтобы вы окончательно поняли, каков был Владимир Мономах, прочитайте его духовное завещание своим детям. Я выписала для вас некоторые из этих наставлений. Счастливы бы были потомки Владимира, если бы последовали им! Не худо и вам хорошенько запомнить их: Русские дети найдут много полезного в умных советах старинного государя. Читайте же:

«О дети мои! Хвалите Бога! Любите также людей. Не пост, не монашество спасет вас, но благодеяния. Не забывайте бедных, кормите их и помните, что все, что вы имеете, принадлежит Богу, и поручено вам только на время. Будьте отцами сирот; судите вдовиц сами; не давайте сильным обижать слабых. Не убивайте ни правого, ни виноватого: жизнь и душа христианина священны. Не призывайте напрасно имени Бога; дав же клятву, не преступайте ее. Не оставляйте больных; не страшитесь видеть мертвых: все умрем. Принимайте с любовью благословение священников и не удаляйтесь от них; делайте им добро, чтоб они молились за вас Богу. — Не имейте гордости ни в уме, ни в сердце и думайте: мы не вечны, сегодня живы, а завтра в гроб! Бойтесь всякой лжи. — Почитайте старых людей, как отцов, любите младших, как братьев. — В хозяйстве сами за всем смотрите, чтобы гости не осудили ни вашего дома, ни обеда. — На войне будьте деятельны. Тогда не время думать о праздниках. Путешествуя в своих областях, не давайте жителей в обиду княжеским отрокам. Больше всего почитайте гостя и знаменитого, и простого, и купца, и посла: гости распускают в чужих землях и добрую, и худую славу о нас. Кланяйтесь каждому человеку, когда идете мимо. — Все хорошее узнав, вы должны помнить; чего не узнаете, тому учитесь. — Леность — мать пороков; берегитесь ее. — Старайтесь, чтоб солнце никогда не заставало вас в постели! Идите рано в церковь принести Богу утреннюю молитву: так делал мой отец, так делали все добрые люди. Когда озаряло их солнце, они хвалили Бога с радостью. Потом садились думать с дружиной, или судить народ, или ездили на охоту. Так жил и ваш отец. Я сам делал все, что мог бы велеть отроку: на охоте и на войне, днем и ночью, в жар летний и в холод зимний не знал покоя, не надеялся на посадников, не давал бедных и вдов в обиду сильным; сам смотрел за церковью и за божественным служением, за домашним порядком, конюшнею, охотою, ястребами и соколами. Всех моих походов было восемьдесят три; а других маловажных не упомню. Я заключил с Половцами девятнадцать мирных договоров, взял в плен и выпустил из неволи более ста лучших князей их, а более двухсот казнил и топил в реках… Господь хранил меня. И вы, дети мои, не бойтесь смерти, ни битвы, ни зверей свирепых, но будьте мужественны во всяком случае, посланном от Бога. Если Господь определит, кому умереть, то не спасут его ни отец, ни мать, ни братья. Бог лучше сохранит, нежели люди».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Мономах, биография Владимира Мономаха, его внутренняя и внешняя политика, устав, поучение детям.

Владимир Мономах

Владимир II Всеволодович МономахВеликий Князь КиевскийГоды жизни: 1053-1125Годы правления: 1113-1125

Почти все события русской истории 2-ой половины XI века и 1-ой половины XII века связаны с его именем .  Ярослав Мудрый, поделив Киевскую Русь на 5 частей, завещает править этими землями своим сыновьям, но между братьями происходят ссоры, которые положили начало дроблению Руси на княжества. Единственный кто на время это остановил бы — был Владимир Мономах.

Биография Владимира Мономаха

Он родился в 1053 году, за год до смерти своего деда Ярослава (1054). Любимый сын Всеволода, Великого Киевского князя.  Мать — Анна, последняя жена Всеволода. Дочь византийского императора Константина Мономаха, Византийская царевна. У Владимира было три имени: Владимир — княжеское, Василий – крестное, Мономах – дедовское (со стороны матери).

Великий Киевский князь Всеволод завещал своему сыну Великое княжение, но он отказался и провозгласил Великим Киевским князем своего двоюродного брата Святополка II Изяславича.

два князяВместе со Святославом и без него участвовал во многих походах против половцев. Были и поражения и победы. Борьба с половцами была затяжной. Да и половцы не стремились к завоеванию земель. Их целью были грабежи, которые российским князьям никак не удавалось прекратить, хоть и были иногда успехи. В ответ на нападение половцев Владимир Мономах выступал инициатором, вел наступательную политику и, если была такая возможность, старался  закончить дело миром. Он девятнадцать раз заключал договор с половцами.

Мономах пользовался народной любовью и снискал себе славу миротворца и победителя половцев.  С другими князьями старался поддерживать мир.  Не желая устраивать сражение,  в 1094 году ушел из Чернигова в Переславль, где княжил, а позже передал Переславль брату Ростиславу, а сам княжил в  Смоленске.

В 1113 году умер Святополк, и киевляне решили, что следующим киевским князем должен стать Владимир Мономах, но тот медлил. Послав к нему во второй раз гонцов, он снова отказался стать великим князем, считая, что княжество должно перейти к его двоюродным братьям Святославовичам по праву старшинства. Киевляне не желали слышать ни о каком другом князе. «Спаси нас, говорили их Послы, от неистовства черни; спаси от грабителей дом печальной супруги Святополковой, собственные наши домы и святыню монастырей».  Он дал согласие, приехал в Киев и принял Великое княжение.

князь киевский

Правление Владимира Мономаха

Время правления Владимира Мономаха, вплоть до самой смерти, было самым лучшим для Киевской Руси. Ни половцы, ни другие племена не беспокоили Русь в это время. В 1116 году Мономах сам послал своего сына Ярополка  на Дон, где тот  завоевал у половцев три города и привез себе жену ясского хана. Мстислав, другой сын Мономаха, вместе с новгородцами побил чудь на балтийском побережье.  В 1120 году Юрий, князь Ростовский, еще один из десяти сыновей  его, разгромил болгар на Волге.

Устав Владимира Мономаха

В русской истории Владимир Мономах известен не только как «собиратель русских земель», но и законодатель. Ростовщики устанавливали высокие проценты, и первым делом князя стало ограничение «ростов» и внесение этого ограничения в законодательство.

Ко времени Мономаха можно отнести постановление о наследстве. По русскому праву все сыновья наследовали поровну, а дочери получали приданое при замужестве. Каждый мог распорядиться своим имуществом по завещанию. Имение жены оставалось неприкосновенным для мужа. Если после смерти мужа, вдова не выходила снова замуж, то она оставалась хозяйкой в доме покойного мужа и дети не могли ее выгнать.

Поучение Владимира Мономаха

Перед своей смертью Мономах поучает своих детей не давать сильным поучение детям губить слабых,  защищать вдов, сирот и убогих. Всякого встречного обласкать добрым словом,  посещать больных и отдавать последний долг мертвым, помня, что все смертны. Уважать старших как отцов, а младших как братьев. Относительно войны советует детям снаряжать войско самим, а не надеяться на воевод. Во время походов не предаваться сну и не пировать. И самое главное велит учиться читать и приводит в пример своего отца, Всеволода, который выучил 5 языков сидя дома.

19 мая 1125 года в возрасте 72 лет близ Переславля, у церкви, построенной на Альте, Владимир Мономах скончался. Похоронен в Киеве в церкви Святой Софии.

Внешняя и внутренняя политика Владимира Мономаха

Это был поистине великий князь. Дела его были направлены на развитие всех сторон Киевской Руси, как на пользу жителям, так и государственного образования. С. М. Соловьев писал о нем: «Мономах не возвышался над понятиями своего века, не шел наперекор им, не хотел изменить существующий порядок вещей, но личными доблестями, строгим исполнением обязанностей прикрывал недостатки существующего порядка, делал его не только сносным для народа, но даже способным удовлетворить его общественные потребности».

Скачать реферат «Владимир Мономах«.

kremlion.ru

События 1120–1125 гг.. Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв.

События 1120–1125 гг.

В 1120 г. на древнерусскую историческую сцену выступил один из ярчайших героев — младший сын Мономаха Юрий, прозванный Долгоруким. Отец отправил Юрия в ростово-суздательские земли, в край глухой и далекий от столичной жизни.

В 1120 г. Юрий пошел в поход по Волге в Булгарию и вернулся от устья Камы с большим полоном, а Андрей Владимирович с Волыни вторгся в Польшу.

В 1121 г. Владимир II изгнал из пределов Южной Руси тюркских кочевников — берендеев, торков, печенегов.

Покой западных рубежей державы нарушил Ярослав Святополкович, подошедший с ляхами к городу Червень. Посадник Фома Ратиборович не сплоховал, и Ярослав от стен Червеня ушел «не въспевше ничто же».

В 1121 г. в Киеве умер митрополит Никифор. Это стало правозвестием волны назначений новых епископов. Между тем в Киеве, остававшемся громадной, ослепительно красивой столицей все еще единой и могучей Руси, продолжалось каменное строительство. В Копыревом конце, в пригороде Киеве, была заложена церковь св. Ивана.

Старался не отстать от Киева Новгород. Внук Мономаха Всеволод Мстиславович в 1119 г. отстроил недалеко от загородной резиденции князей (на Рюриковом Городище) Георгиевский собор Юрьева монастыря. Это здание на севере Руси уступало лишь новгородской Софии. Строил собор русский мастер Петр. Собор представляет собой трехнефное шестистолпное здание с палатами в западной части.

Георгиевский собор, как и собор Антониева монастыря, увенчан тремя главами. Башня Георгиевского собора заключает в себе лестницу, ведущую на хоры. Башня расположена в северо-западном углу здания и имеет квадратную в плане форму. Вскоре после постройки Георгиевский собор расписали.

Не исключено, что Петр, создававший Георгиевский собор, имел прямое отношение к строительству Рождественского собора Антониева монастыря и Николо-Дворищенского собора Новгорода.

Из Византии на Русь приехал новый митрополит Никита. К тому времени скончались епископы юрьевский Данило и владимирский (волынский) Анфилофий.

В 1121 г. поляки схватили Володаря Ростиславовича. А из Новгорода в Белгород князю Мстиславу I Владимировичу привезли вторую жену «Дмитровну Завидову внуку». От этой жены Мстислав I имел двоих сыновей — Святополка и Владимира — и дочерей, одна из которых была выдана за Всеволода II Ольговича.

Первой супругой долго жившего в Новгороде Мстислава I была Христина, дочь конунга Швеции Инга Стенкильсона. Христина родила Мстиславу I старших сыновей: Всеволода, Изяслава и Ростислава.

В 1123 г. скончался еще один внук Ярослава Мудрого Давыд Святославович. На его столе в Чернигове сел родной брат Ярослав Святославович, кроме того владевший Старой Рязанью.

Продолжали уходить епископы. В 1123 г. скончались Сильвестр, епископ Переяславля, и Феоктист, епископ Чернигова.

Продолжал беспокоить западные рубежи Руси изгой Ярослав Святополкович. Набрать в Польше, Чехии и Венгрии охотников до легкой поживы на Руси не представляло труда. Не питали большой любви к Киеву и в Галиции. В 1123 г. вся эта буйная сила сошлась под стенами Владимира-Волынского.

Андрей Владимирович, сын Мономаха, принялся с тревогой вглядываться на восток — не пылит ли под копытами киевской дружины дорога. Но дело решилось без вмешательства Мономаха.

Ночью два поляка, по-видимому подкупленных, подстерегли Ярослава Святополковича, повалили в телегу и оскопили. Несчастный князь той же ночью умер. Поляки и венгры ушли от греха восвояси, а Владимиру II послали богатые дары.

Шапка Мономаха. Конец XIII — начало XIV?в. ГМЗМК

В 1124 г. Русь пережила землетрясение — «земля потрясеся мало». У церкви Михаила в Переяславле обвалился верх.

В 1124 г. за князя Всеволода Давыдовича, внука Игоря Ярославовича, выдали замуж «ляховицю Мюрому».

В 1124 г. Русь пережила жестокую засуху, отозвавшуюся, помимо прочего, пожарами городов. В Киеве погорел Подол, а вслед за тем «въ оутрии же днь погоре Гора и монастыреве вси, что ихъ на Горе въ граде, и жидове».

В 1124 г. один за другим скончались Василько и Володарь Ростиславовичи. Их династическая ветвь сумела глубоко пустить корни в Галиции, и история потомков Ростиславовичей имеет немало ярких страниц.

28 февраля 1125 г. умерла супруга Святополка II.

А с девятого на десятое мая 1125 г. скончался Великий киевский князь Владимир II Всеволодович Мономах. Тело князя положили в киевской Софии, рядом с телом его отца. Князь был воистину добрый страдалец за русскую землю. Слава о Владимире II Мономахе «произиде по всимъ странамъ». Народ искренне «по немь плакахуся, якоже дети по отцу или по матери…».

Мономах был сильным, мудрым и добрым князем. Это понимаешь, не только знакомясь с историческими источниками, но и читая «Поучение князя». Каждая строка Поучения проникнута удивительно светлым духом его создателя.

Мономах пишет: «Еже было творити отроку моему, то сам есмь створил, дела на войне и на ловех, ночь и день, на зною и на зиме, не дал собе упокоя, что было надобе, весь наряд, и в дому своемь то я творил есмь. И в ловчих ловчий наряд сам есмь держал и в конюсех, и о соколех и о ястрябех… Тоже и худаго смерда и убогые вдовице не дал есм силным обидети, и церковнаго наряда и службы сам есм призирал… Смерти бо ся, дети, не боячи, ни рати, ни от звери, но мужьское дело творите, како вы Бог подасть».

Только весть о кончине Мономаха достигла половецких веж, тюрки тотчас явились «къ Баручю». Ярополк Владимирович подошел к Переяславлю, и половцы отступили к реке Сула.

Кочевников страшило одно имя Владимира II Мономаха. Но и сыновья могучего князя умели усмирить степь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

1113 – 1125 гг.

Комментарий к фрагменту

Опять получилось хитро. На сей раз указанный факт, относящийся к 1113 году, совпал с причинно-следственной связью. Но здесь МОЖНО зачесть и то, и другое, т. к. Вы указываете сложный ряд: недовольство политикой Святополка Изяславича = восстание городского посада = приглашение князя В. М. в обход лествицы = принятие Устава...

Фактическая

Получилась фактическая ошибка. Умер сын Изяслава Ярославича - Святополк II Изяславич. Если не уверены в имени, лучше не пишите.

Комментарий к фрагменту

Не зачту как ПСС по уже известной Вам причине: для того, чтобы это стало фактом, а не оценкой, нужно конкретизировать содержание правового документа. Почитайте очерк о Мономахе в сочинении Н. И. Костомарова ''Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей'' (есть в Интернете), получите необходимые подробности по этому вопросу.

Комментарий к фрагменту

В строгой версии Поучение детям лишь в одной из частей соответствует жанру ''трактата'', да и то, пожалуй, не философского, а этического (это лишь одна область философского знания). Две другие части - исторического и автобиографического толка. Но, думаю, снимать за это балл по фактической ошибке - это на взгляд (усмотрение) проверяющего работу на ЕГЭ эксперта. Не знаю, сняла бы я за это в реальном ЕГЭ. Сейчас не буду минусовать, но запомните моё уточнение! Само же положение соответствует формулировке исторической роли, равно как и издание Устава, ограничение произвола ростовщиков. И именно поэтому - в очередной раз подчеркиваю (но уже по другой причине) -рассуждения про это самый произвол не будут зачтены как ПСС. Роль и причинно-следственная связь не должны совпадать. При проверке эксперт будет искать сначала роль!!!!

Комментарий к фрагменту

Это - балл по критерию К-2. Вы указываете на главное сочинение Нестора - ПВЛ. Хорошо бы, конечно, если бы Вы раскрыли некоторые сюжеты летописи, показали бы их значимость для постижения нами событий древнерусской истории. И ещё. Обозначение исторической роли фактически целиком совпало с фактом по критерию К-1. Это в целом не очень здорово. Если бы Вы указали на составление ПВЛ в 1113 году как на факт, а роль Нестора подыскали иную - например, составление Жития Бориса и Глеба, то тогда бы и рассказ был более полноценным, и причинно-следственные связи обнаружились бы. Факт 1 (по обновлённым критериям допустимо, чтобы причина была указана в более ранних хронологически этапах) = события усобицы Владимировичей в 1015-1019 гг. Факт 2 был бы: осмысление этих событий в тексте составленного Нестором жития и формирование представлений современного Нестору общества о смысле святости. Ведь Борис и Глеб - святые князья-страстотерпцы. Чтобы роль не дублировалась с ПСС, можно было бы как на первый факт указать на канонизацию Бориса и Глеба в 1072 г. = тогда естественно появление житийного текста как факт 2. Так что, в рассказе о Несторе факт и роль совпали. Ещё раз повторюсь: это всё-таки разные критерии. Изложение явно должно обогащаться другими подробностями, чтобы получить по баллу по обоим критериям.

Комментарий к фрагменту

Точно не могу зачесть это высказывание как причинно-следственную связь. Ваше утверждение в целом верно, но не фактично (чего требует критерий К-3), а оценочно. Скорее пойдёт в зачёт по критерию К-4. А вот интересная ПСС получилась бы, если бы: факт 1 взять из периода более раннего, но связанного с деятельностью Мономаха, = съезд в Любече в 1097 году, когда был принят за основу междукняжеских отношений принцип ''каждый держит отчину свою''. Историки его называют принципом удельно-династического княжения. А факт 2 = объяснение Нестором в начале ПВЛ этого важного политического принципа, ставшего одной из причин дробления единого государства на уделы, ссылкой на Библию (что вполне в контексте средневекового сознания), а именно: на патриарха Ноя, разделившего землю между сыновьями Симом, Хамом, Афетом - ''жребьи метавше, не преступати никому жребий братень, а живя каждо во своей части'' (это цитата из ПВЛ). Вот и получилась бы красота: и личности бы связали, и вывод о причинах раздробленного сделали бы. Тем более, что причину можно искать и находить в более раннем времени (в отличие от следствия - оно должно попадать в хронологические рамки периода).

Комментарий к фрагменту

В очередной раз я затрудняюсь в оценке вывода. Вроде бы всё правильно! Но: если нет отсылки к мнениям историков, то критерии отчётливо указывают - выводы должны вытекать из приведённых Вами в основной части сочинения ФАКТОВ. А выше ни слова нет про борьбу с половецкой угрозой, про междукняжеские съезды, про возникновение городов в Волго-Окском междуречье (1108 = основан Мономахом Владимир-на-Клязьме) ... Так что склоняюсь к тому, что по критерию К-4 на данный момент быть строгой - чтобы Вы поняли свою ошибку. Выводы делайте из фактов. Это сделает сочинение богаче, позволит соответствовать всем критериям без исключения.

neznaika.pro

1125 год — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

1125 (тысяча сто двадцать пятый) год по юлианскому календарю — невисокосный год, начинающийся в четверг. Это 1125 год нашей эры, 125 год 2 тысячелетия, 25 год XII века, 5 год 3-го десятилетия XII века, 6 год 1120-х годов.

События

Западная и Центральная Европа

Русь

Африка и Азия

  • Абд аль-Мумин и Ибн Тумарт вступили в борьбу с альморавидами и были разбиты султаном Али-Абуль-Хакем вблизи Марокко.
  • 11 июня — крестоносцы одержали победу над сельджуками в битве при Аазазе.
  • 1125—1154, 1155—1156 — Царь Грузии Димитрий I.
  • Сунцы заключают союз с чжурчженями для совместного похода против киданей. Падение государства Ляо.
  • Чжурчжэни уничтожили государство Киданей, был разрушен город Тайюань.
  • Чжурчжени побеждают китайцев и захватывают часть провинций Хэбэй и Шаньси. Китайцы вынуждены уплатить контрибуцию.
  • Правители Корё признают себя вассалами чжурчженей и обязуются выплачивать дань.

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1125 году

  • Маргарита де Бомон, жена Рауля IV де Тосни.
  • Мафальда (Матильда, Маго) Савойская, жена Афонсу I Великого.
  • Отто, сын Конрада, маркграф Майссена 1156—1190, маркграф Нидерлаузица 1185—1190.
  • Рено де Шатийон, рыцарь, участник Второго крестового похода, князь Анитохии.
  • Приблизительно в этом году родился Авраам бен-Давид, французский комментатор Талмуда.
  • Приблизительно в этом году родился Роджер Фиц-Миль, англонормандский аристократ, 2-й граф Херефорд и коннетабль Англии.

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1125 году

  • 3 января — Гильом II Немецкий, граф Бургундии.
  • 24 января — Давид Строитель, грузинский царь.
  • 12 апреля — Владислав I, князь Богемии.
  • 19 мая — Владимир Мономах (1053—1125) — великий князь киевский в 1113—1125, государственный деятель, военачальник и писатель.
  • 23 мая — Генрих V (1081—1125) — германский король и император Священной Римской Империи (с 1105 года).
  • 21 октября — Козьма Пражский, первый чешский хронист.
  • Агнес, дочь Гуго Великого.
  • Бернард де Нёфмарш, англонормандский рыцарь, один из пионеров нормандской экспансии в Уэльсе в конце XI века, завоеватель Брихейниога и основатель замка Брекон.
  • Гуго I, граф Шампанский.
  • Евстахий III, участник Первого крестового похода.
  • Инге Младший, король Швеции.
  • Ирнерий, первый из глоссаторов — преподавателей и комментаторов свода законов Юстиниана, один из основоположников западноевропейского изучения римского права.

См. также

Напишите отзыв о статье "1125 год"

Отрывок, характеризующий 1125 год

Кровь бросилась в лицо Пети, и он схватился за пистолет. – Lanciers du sixieme, [Уланы шестого полка.] – проговорил Долохов, не укорачивая и не прибавляя хода лошади. Черная фигура часового стояла на мосту. – Mot d'ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом. – Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он. – Mot d'ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу. – Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d'ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?] И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору. Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу). Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом. – Oh, c'est un dur a cuire, [С этим чертом не сладишь.] – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра. – Il les fera marcher les lapins… [Он их проберет…] – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми. – Bonjour, messieurs! [Здравствуйте, господа!] – громко, отчетливо выговорил Долохов. Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову. – C'est vous, Clement? – сказал он. – D'ou, diable… [Это вы, Клеман? Откуда, черт…] – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали. – Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, [Если вы рассчитываете на ужин, то вы опоздали.] – сказал с сдержанным смехом голос из за костра. Долохов отвечал, что они сыты и что им надо в ночь же ехать дальше. Он отдал лошадей солдату, мешавшему в котелке, и на корточках присел у костра рядом с офицером с длинной шеей. Офицер этот, не спуская глаз, смотрел на Долохова и переспросил его еще раз: какого он был полка? Долохов не отвечал, как будто не слыхал вопроса, и, закуривая коротенькую французскую трубку, которую он достал из кармана, спрашивал офицеров о том, в какой степени безопасна дорога от казаков впереди их. – Les brigands sont partout, [Эти разбойники везде.] – отвечал офицер из за костра. Долохов сказал, что казаки страшны только для таких отсталых, как он с товарищем, но что на большие отряды казаки, вероятно, не смеют нападать, прибавил он вопросительно. Никто ничего не ответил. «Ну, теперь он уедет», – всякую минуту думал Петя, стоя перед костром и слушая его разговор. Но Долохов начал опять прекратившийся разговор и прямо стал расспрашивать, сколько у них людей в батальоне, сколько батальонов, сколько пленных. Спрашивая про пленных русских, которые были при их отряде, Долохов сказал: – La vilaine affaire de trainer ces cadavres apres soi. Vaudrait mieux fusiller cette canaille, [Скверное дело таскать за собой эти трупы. Лучше бы расстрелять эту сволочь.] – и громко засмеялся таким странным смехом, что Пете показалось, французы сейчас узнают обман, и он невольно отступил на шаг от костра. Никто не ответил на слова и смех Долохова, и французский офицер, которого не видно было (он лежал, укутавшись шинелью), приподнялся и прошептал что то товарищу. Долохов встал и кликнул солдата с лошадьми. «Подадут или нет лошадей?» – думал Петя, невольно приближаясь к Долохову. Лошадей подали. – Bonjour, messieurs, [Здесь: прощайте, господа.] – сказал Долохов. Петя хотел сказать bonsoir [добрый вечер] и не мог договорить слова. Офицеры что то шепотом говорили между собою. Долохов долго садился на лошадь, которая не стояла; потом шагом поехал из ворот. Петя ехал подле него, желая и не смея оглянуться, чтоб увидать, бегут или не бегут за ними французы. Выехав на дорогу, Долохов поехал не назад в поле, а вдоль по деревне. В одном месте он остановился, прислушиваясь.

wiki-org.ru

ВЛАДИМИР МОНОМАХ, НАЗВАННЫЙ В КРЕЩЕНИИ ВАСИЛИЕМ. Г. 1113-1125 — История России до 1917 года

Н. М. Карамзин "История Государства Российского", Новости владимир

Глава VII

Грабят Жидов в Киеве. Мономах усмиряет мятеж. Новое пренесение мощей Бориса и Глеба. Закон о ростах. Победы в Ливонии, в Финляндии, в Болгарии, на Дону. Черные Клобуки. Беловежцы. Дела с Греками. Мономахова шапка. Царевич Леон. Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача. Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых. Кончина Мономахова. Свойства его. Поучение. Основание Владимира Залесского. Гида, супруга Мономахова. Ее дети. Сочинение Митрополита Никифора.

По смерти Святополка-Михаила граждане Киевские, определив в торжественном совете, что достойнейший из Князей Российских должен быть Великим Князем, отправили Послов к Мономаху и звали его властвовать в столице. Добродушный Владимир давно уже забыл несправедливость и вражду Святополкову: искренно оплакивал его кончину и в сердечной горести отказался от предложенной ему чести. Вероятно, что он боялся оскорбить Святославичей, которые, будучи детьми старшего Ярославова сына, по тогдашнему обыкновению долженствовали наследовать престол Великокняжеский. Сей отказ имел несчастные следствия: Киевляне не хотели слышать о другом Государе; а мятежники, пользуясь безначалием, ограбили дом Тысячского, именем Путяты, и всех Жидов, бывших в столице под особенным покровительством корыстолюбивого Святополка. Спокойные граждане, приведенные в ужас таким беспорядком, вторично звали Мономаха. «Спаси нас, говорили их Послы, от неистовства черни; спаси от грабителей дом печальной супруги Святополковой, собственные наши домы и святыню монастырей». Владимир приехал в столицу: народ изъявил необычайную радость, и мятежники усмирились, видя Князя великодушного на главном престоле Российском.

Даже и Святославичи не противились общему желанию; уступили Мономаху права свои, остались Князьями Удельными и жили с ним в согласии до самой их кончины. Они счастливее отцев своих торжествовали вместе принесение [2 Маия 1115 г.] мощей Св. Бориса и Глеба из ветхой церкви в новый каменный храм Вышегородский: сим действием Владимир изъявил, в начале своего правления, не только набожность, но и любовь к отечеству: ибо древняя Россия признавала оных Мучеников главными ее небесными заступниками, ужасом врагов и подпорою наших воинств. Еще будучи Князем Переяславским, он украсил серебряную раку святых золотом, хрусталем и резьбою столь хитрою, как говорит Летописец, что Греки дивились ее богатству и художеству. Из отдаленнейших стран России собрались тогда в Вышегороде Князья, Духовенство, Воеводы, Бояре; бесчисленное множество людей теснилось на улицах и стенах городских; всякий хотел прикоснуться к святому праху, и Владимир, чтобы очистить дорогу для клироса, велел бросать народу ткани, одежды, драгоценные шкуры зверей, сребреники. Олег дал роскошный пир Князьям; три дня угощали бедных и странников. — Сие торжество, и церковное и государственное, изображая дух времени, достойно замечания в истории.

Мономах спешил также благодеяниями человеколюбивого законодательства утвердить свое право на имя отца народного. Причиною Киевского мятежа было, кажется, лихоимство Евреев: вероятно, что они, пользуясь тогдашнею редкостию денег, угнетали должников неумеренными ростами. Мономах, желая облегчить судьбу недостаточных людей, собрал в Берестовском дворце своем знатнейших Бояр и Тысячских: Ратибора Киевского, Прокопия Белогородского, Станислава Переяславского, Нажира Мирослава и Боярина Олегова, Иоанна Чудиновича: рассуждал, советовался с ними и наконец определил, что заимодавец, взяв три раза с одного должника так называемые третные росты, лишается уже истинных своих денег или капитала: ибо как ни велики были тогдашние годовые росты, но месячные и третные еще превышали их. Мономах включил сей закон в Устав Ярославов.

Сей Государь щадил кровь людей; но знал, что вернейшее средство утвердить тишину есть быть грозным для внешних и внутренних неприятелей. Сын его Мстислав, два раза победив чудь, завладел городом Оденпе, или Медвежьею Головою, в Ливонии. Призванный отцом княжить в Белегороде, он поручил Новогородскую область сыну, юному Всеволоду, который ознаменовал воинский дух свой счастливым, но многотрудным походом в Финляндию. Худой зимний путь (ибо весна уже наступала) и бедность земли угрожали Россиянам голодною смертию; недостаток был так велик, что они за каждый хлеб платили ногату. Меньший брат Мстиславов, Георгий, княживший в Суздале, ходил Волгою на судах в землю казанских болгаров, победил их и возвратился с добычею. Третий сын Мономахов, Ярополк, воевал в окрестностях Дона; взял три города в области Половецкой: Балин, Чешлюев, Сугров; пленил множество Ясов, там обитавших, и в числе их прекрасную девицу, на коей он женился. Около сего же времени Владимир выгнал из России Берендеев, Печенегов и Торков, новых пришельцев: утесняемые Половцами и разбитые ими близ Дона, они искали убежища в окрестностях Переяславля, но, любя грабеж, не могли кочевать там спокойно. Однако ж многие из них остались на Днепре, были известны под общим именем Черных Клобуков, или Черкасов, и служили Россиянам. — Летопись Владимирова времени упоминает еще о Беловежцах, охотно принятых Великим Князем. Сии обитатели некогда знаменитой крепости Козарской на берегах Дона, взятой мужественным Святославом I, спасаясь от свирепости Половцев, основали новый город в верховье реки Остера и назвали его именем древнего, или Белою Вежею, коей известные развалины (во 120 верстах от Чернигова) свидетельствуют, что в ней находились каменные стены, башни, ворота и другие здания. Козары, наученные Греками, строили лучше наших предков. Успехи Мономахова оружия так прославили сего Великого Князя на Востоке и Западе, что имя его, по выражению Летописцев, гремело в мире, и страны соседственные трепетали оного. Если верить новейшим повествователям, то Владимир ужасал и Греческую Империю. Они рассказывают, что Великий Князь, вспомнив знаменитые победы, одержанные его предками над Греками, со многочисленным войском отправил Мстислава к Адрианополю и завоевал Фракию; что устрашенный Алексий Комнин прислал в Киев дары: крест животворящего древа, чашу сердоликовую Августа Кесаря, венец, златую цепь и бармы Константина Мономаха, деда Владимирова; что Неофит, Митрополит Ефесский, вручил сии дары Великому Князю, склонил его к миру, венчал в Киевском Соборном храме Императорским венцем и возгласил Царем Российским. В Оружейной Московской Палате хранятся так называемая Мономахова златая шапка, или корона, цепь, держава, скипетр и древние бармы, коими украшаются Самодержцы наши в день своего торжественного венчания и которые действительно могли быть даром Императора Алексия. Мы знаем, что и в Х веке Государи Российские часто требовали Царской утвари от Византийских Императоров; знаем также, что Великие Князья Московские XIV столетия отказывали в завещаниях наследнику трона некоторые из сих вещей, сделанных в Греции (как то свидетельствуют надписи оных и самая работа). Но завоевание Фракии кажется сомнительным, и в древних летописях находятся только следующие известия о делах Владимира в отношении к Грекам:

«В 1116 году супруг Мономаховой дочери Марии, Царевич Леон, сын бывшего Императора Диогена, собрав войско на берегах Черного моря, вступил в северные области Империи и завладел городами Дунайскими; но Царь Алексий подослал к нему в Доростол двух Аравитян, которые злодейски умертвили его (Августа 15). Тогда Владимир, желая или отмстить за убийство зятя, или сохранить для юного сына Марии, именем Василия, взятые Леоном города, велел идти на Дунай Воеводе Иоанну Войтишичу и сыну своему, Вячеславу, с другим Боярином, Фомою Ратиборовичем; первый действительно занял некоторые из оных, а Вячеслав без успеха отступил от Доростола». Вопреки сему сказанию, Анна Комнина в истории отца ее, славного Императора Алексия, уверяет, что Леон, сын Диогенов, погиб в сражении с турками близ Антиохии. «Чрез некоторое время, — пишет Анна, — явился в Империи обманщик, принявший на себя его имя. Сосланный за то в Херсон, он был освобожден Половцами и, предводительствуя их толпами, шел во Фракию; но, взятый в плен Греками, испытал, что дерзость не остается без наказания: ему выкололи глаза» (в 1096 году). Сего несчастного и другие Византийские Летописцы именуют самозванцем; но зять Мономахов, убитый в Доростоле, был, конечно, истинным Диогеновым сыном: ибо Владимир, находясь в тесных связях с Двором Константинопольским, не мог, кажется, дать себя в обман лжецу-бродяге. — Вдовствующая супруга Леонова, Мария, скончалась Монахинею в России, где сын ее, Василий, усердно служил Великим Князьям; а города дунайские были скоро возвращены Империи или силою оружия, или вследствие мирных договоров.

[1116-1123 гг.] Владимир, одолевая внешних неприятелей, смирял и внутренних. Князь Минский, Глеб, не хотел ему повиноваться, сжег город Слуцк, захватывал людей между Припятью и Двиною: за то сын Мономахов, Ярополк, опустошил Друцк и вывел жителей в новый городок, для них основанный. Сам Великий Князь, соединясь с Давидом Черниговским и с Ольговичами, взял город Вячеславль, Оршу, Копыс; осаждал Минск, смирил Глеба и, вновь им оскорбленный, привел его как пленника в Киев, где он и скончался. — Беспокойные Новогородцы, употребляя во зло юность своего Князя Всеволода, мятежными поступками заслужили гнев Мономаха, который, призвав всех тамошних Бояр в Киев, велел им торжественно присягнуть в верности, удержал некоторых у себя, а других заточил. Правые или не столь виновные возвратились домой, узнав опытом, что самый человеколюбивый, но мудрый Государь не оставляет дерзких ослушников без наказания. Уже несколько времени Посадники Новогородские были, кажется, избираемы из тамошних граждан: Владимир, опасаясь их мятежного духа, дал сей сан Киевскому Вельможе Борису.

Сын Святополков Ярослав, или Ярославец, Князь Владимирский, ненавидел жену свою, дочь Мстислава, и не боялся огорчать ее деда: Мономах выступил с войском, соединился с Ростиславичами, Князьями юго-западной России, около двух месяцев держал город Владимир в осаде и принудил Ярослава покориться; но сей легкомысленный племянник снова оскорбил дядю, с презрением удалив от себя нелюбимую супругу: он бежал в Польшу. Никто из Бояр не хотел за ним следовать, и Великий Князь отдал Владимирский удел сыну своему, Роману, Володареву зятю, который в том же году умер. Мономах послал на его место другого сына, Андрея (женатого на внуке Половецкого Князя, Тугоркана) и велел ему предупредить замыслы Болеслава Кривоустого, зная, что сей Король, свойственник изгнанного Князя Владимирского, ожидает только удобного случая для объявления войны Россиянам. Андрей опустошил соседственные владения Королевские и возвратился с добычею. Ляхи, приведенные Ярославом, хотели взять Червен; но с великим уроном были отражены тамошним Наместником, Фомою Ратиборовичем. Тогда Ярослав прибегнул к Государю Венгерскому, Стефану, который, желая отмстить Россиянам за отца своего, побежденного ими на берегах Сана, вступил в область Владимирскую вместе с Богемцами и Поляками. Великий Князь, не имев времени собрать войско, с малою дружиною отправил Мстислава к городу Владимиру, где юный Андрей, осажденный многочисленными неприятелями, не терял бодрости. Уже надменный Ярослав, подъехав к стенам, грозил сыну Мономахову и народу страшною местию в случае сопротивления; осматривал крепость и в уме своем назначал места для приступа, отложенного только до следующего дня. В одну минуту все переменилось. Два человека вышли тайно из крепости, засели на пути, между неприятельским станом и городом, и копьями пронзили неосторожного Ярослава, когда он сам-третий возвращался к союзному войску. Несчастный умер в ту же ночь; а союзники, изумленные его бедствием, спешили заключить мир с Великим Князем. Летописец Венгерский повествует, что Стефан, огорченный смертию Ярослава, клялся взять крепость или умереть; но что Воеводы его не хотели ему повиноваться, сняли шатры свои и принудили Короля возвратиться в Венгрию.

В стане Владимировых неприятелей были и Ростиславичи, до того времени усердные защитники отечества: каким образом сии два брата, славные благородством и великодушием, могли присоединиться ко врагам России? В древнейших Летописцах Польских находим объяснение. Мужественный Володарь, ужас и бич соседственных Ляхов, не умел защитить себя от их коварства. Они подослали к нему одного хитрого Вельможу, именем Петра, который вступил в его службу, притворно изъявлял ненависть к Болеславу, вкрался в доверенность к добродушному Князю Перемышльскому, ездил с ним на охоту и в лесу с помощию своих людей, внезапно схватив безоружного Володаря, увез его связанного к себе в замок: что случилось незадолго до осады Владимира. Брат и сын выкупили знаменитого пленника из неволи, отправив в Польшу на возах и вельблюдах множество золота, серебра, драгоценных одежд, сосудов. Сверх того Ростиславичи обязались жить в союзе с Болеславом и находились, кажется, в его стане под Владимиром, единственно для заключения сего договора или желая быть посредниками между изгнанником Ярославом и Великим Князем.

Завоеванием Минска и приобретением Владимира Мономах утвердил свое могущество внутри Государства, но не думал переменить системы наследственных Уделов, столь противной благу и спокойствию отечества. Долговременное обыкновение казалось тогда уже законом; или Владимир боялся отчаянного сопротивления Князей Черниговских, Полоцких и Ростиславичей, которые не уступили бы ему прав своих без страшного кровопролития. Он не имел дерзкой решительности тех людей, кои жертвуют благом современников неверному счастию потомства; хотел быть первым, а не единственным Князем Российским: покровителем России и Главою частных Владетелей, а не Государем Самодержавным. Справедливость вооружила его против хищника Глеба и Князя Владимирского (ибо сей последний хотел обесчестить семейство Мономахово разводом с дочерью Мстислава и звал иноплеменников грабить отечество): та же справедливость не позволяла ему отнять законного достояния у Князей спокойных. — По кончине гордого Олега и кроткого Давида, вообще уважаемого за его правдивость, меньший их брат, Ярослав, мирно княжил в области Черниговской, а сыновья Володаревы, Владимирко, Ростислав, и Васильковичи, Григорий с Иоанном, наследовали Перемышль, Звенигород, Теребовль и другие места в юго-западной России, когда в 1124 году умерли отцы их, оставив навсегда в России память своих счастливых дел воинских, верности в обетах и любви к отечественной славе.

Княжив в столице 13 лет, Владимир Мономах скончался [19 Маия 1125 г.] на 73 году от рождения, славный победами за Русскую землю и благими нравами, как говорят древние летописцы. Уже в слабости и недуге он поехал на место, орошенное святою кровию Бориса, и там, у церкви, им созданной, на берегу Альты, предал дух свой Богу в живейших чувствованиях утешительной Веры. Горестные дети и Вельможи привезли его тело в Киев и совершили обряд погребения в Софийском храме. Набожность была тогда весьма обыкновенною добродетелию; но Владимир отличался Христианским сердечным умилением: слезы обыкновенно текли из глаз его, когда он в храмах молился Вседержителю за отечество и народ, ему любезный. Не менее хвалят Летописцы нежную его привязанность к отцу (которого сей редкий сын никогда и ни в чем не ослушался), снисхождение к слабому человечеству, милосердие, щедрость, незлобие: ибо он, по их словам, творил добро врагам своим и любил отпускать их с дарами. Но всего яснее и лучше изображает его душу поучение, им самим написанное для сыновей. К счастию, сей остаток древности сохранился в одной харатейной летописи и достоин занять место в Истории.

Великий Князь говорит вначале, что дед его, Ярослав, дал ему Русское имя Владимира и Христианское Василия, а отец и мать прозвание Мономаха, или Единоборца: для того ли, что Владимир действительно был по матери внук Греческого Царя Константина Мономаха, или в самой первой юности изъявлял особенную воинскую доблесть? — «Приближаясь ко гробу, — пишет он, — благодарю Всевышнего за умножение дней моих: рука его довела меня до старости маститой. А вы, дети любезные, и всякий, кто будет читать сие писание, наблюдайте правила, в оном изображенные. Когда же сердце ваше не одобрит их, не осуждайте моего намерения; но скажите только: он говорит несправедливо!

Страх Божий и любовь к человечеству есть основание добродетели. Велик Господь, чудесны дела Его!» Описав в главных чертах, и по большей части словами Давида, красоту творения и благость Творца, Владимир продолжает:

«О дети мои! Хвалите Бога! Любите также человечество. Не пост, не уединение, не Монашество спасет вас, но благодеяния. Не забывайте бедных; кормите их, и мыслите, что всякое достояние есть Божие и поручено вам только на время. Не скрывайте богатства в недрах земли: сие противно Христианству. Будьте отцами сирот: судите вдовиц сами; не давайте сильным губить слабых. Не убивайте ни правого, ни виновного: жизнь и душа Христианина священна. Не призывайте всуе имени Бога; утвердив же клятву целованием крестным, не преступайте оной. Братья сказали мне: изгоним Ростиславичей и возьмем их область, или ты нам не союзник! Но я ответствовал: не могу забыть крестного целования, развернул Псалтырь и читал с умилением: вскую печальна ecu, душе моя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему. Не ревнуй лукавнующим ниже завиди творящим беззаконие. — Не оставляйте больных; не страшитесь видеть мертвых: ибо все умрем. Принимайте с любовию благословение Духовных; не удаляйтесь от них; творите им добро, да молятся за вас Всевышнему. Не имейте гордости ни в уме, ни в сердце, и думайте: мы тленны; ныне живы, а завтра во гробе. — Бойтесь всякой лжи, пиянства и любострастия, равно гибельного для тела и души. — Чтите старых людей как отцов, любите юных как братьев. — В хозяйстве сами прилежно за всем смотрите, не полагаясь на Отроков и Тиунов, да гости не осудят ни дому, ни обеда вашего. — На войне будьте деятельны; служите примером для Воевод. Не время тогда думать о пиршествах и неге. Расставив ночную стражу, отдохните. Человек погибает внезапу: для того не слагайте с себя оружия, где может встретиться опасность, и рано садитесь на коней. — Путешествуя в своих областях, не давайте жителей в обиду Княжеским Отрокам; а где остановитесь, напойте, накормите хозяина. Всего же более чтите гостя, и знаменитого и простого, и купца и Посла; если не можете одарить его, то хотя брашном и питием удовольствуйте: ибо гости распускают в чужих землях и добрую и худую об нас славу. — Приветствуйте всякого человека, когда идете мимо. — Любите жен своих, но не давайте им власти над собою. — Все хорошее, узнав, вы должны помнить: чего не знаете, тому учитесь. Отец мой, сидя дома, говорил пятью языками: за что хвалят нас чужестранцы. Леность — мать пороков: берегитесь ее. Человек должен всегда заниматься: в пути, на коне, не имея дела, вместо суетных мыслей читайте наизусть молитвы или повторяйте хотя самую краткую, но лучшую: Господи помилуй. Не засыпайте никогда без земного поклона; а когда чувствуете себя нездоровыми, то поклонитесь в землю три раза. Да не застанет вас солнце на ложе! Идите рано в церковь воздать Богу хвалу утреннюю: так делал отец мой; так делали все добрые мужи. Когда озаряло их солнце, они славили господа с радостию и говорили: Просвети очи мои, Христе Боже, и дал ми ecu свет Твои красный. Потом садились думать с дружиною, или судить народ, или ездили на охоту; а в полдень спали: ибо не только человеку, но и зверям и птицам Бог присудил отдыхать в час полуденный. — Так жил и ваш отец. Я сам делал все, что мог бы велеть Отроку: на охоте и войне, днем и ночью, в зной летний и холод зимний не знал покоя; не надеялся на посадников и бирючей; не давал бедных и вдовиц в обиду сильным; сам назирал церковь и Божественное служение, домашний распорядок, конюшню, охоту, ястребов и соколов». — Исчислив свои дела воинские, уже известные Читателю, Владимир пишет далее: «Всех походов моих было 83; а других маловажных не упомню. Я заключил с Половцами 19 мирных договоров, взял в плен более ста лучших их Князей и выпустил из неволи, а более двух сот казнил и потопил в реках. — Кто путешествовал скорее меня? Выехав рано из Чернигова, я бывал в Киеве у родителя прежде Вечерен. — Любя охоту, мы часто ловили зверей с вашим дедом. Своими руками в густых лесах вязал я диких коней вдруг по нескольку. Два раза буйвол метал меня на рогах, олень бодал, лось топтала ногами; вепрь сорвал меч с бедры моей, медведь прокусил седло; лютый зверь однажды бросился и низвергнул коня подо мною. Сколько раз я падал с лошади! Дважды разбил себе голову, повреждал руки и ноги, не блюдя жизни в юности и не щадя головы своей. Но Господь хранил меня. И вы, дети мои, не бойтесь смерти, ни битвы, ни зверей свирепых; но являйтесь мужами во всяком случае, посланном от Бога. Если Провидение определит кому умереть, то не спасут его ни отец, ни мать, ни братья. Хранение Божие надежнее человеческого».

Без сего завещания, столь умно писанного, мы не знали бы всей прекрасной души Владимира, который не сокрушил чуждых государств, но был защитою, славою, утешением собственного; и никто из древних Князей Российских не имеет более права на любовь потомства: ибо он с живейшим усердием служил отечеству и добродетели. Если Мономах один раз в жизни не усомнился нарушить права народного и вероломным образом умертвить Князей Половецких, то можем отнести к нему слова Цицероновы: век извиняет человека. Считая Половцев врагами Христианства и Неба (ибо они жгли церкви), Россияне думали, что истреблять их, каким бы то образом ни было, есть богоугодное дело.

К сожалению, древние Летописцы наши, рассказывая подробно воинские и церковные дела, едва упоминают о государственных или гражданских, коими Владимир украсил свое правление. Знаем только, что он, желая доставить народу все возможные удобности, сделал на Днепре мост; часто ездил в Ростовскую и Суздальскую землю, наследственную область Всеволодова Дому, для хозяйственных распоряжений; выбрал прекрасное место на берегу Клязьмы, основал город, назвал его Владимиром Залесским, окружил валом и построил там церковь Св. Спаса. Сын его, Мстислав, распространил в 1114 году укрепления новогородские, а Посадник, именем Павел, заложил каменную стену в Ладоге.

Во время Мономахова княжения, довольно спокойное и мирное в сравнении с другими, были некоторые бедствия: редкая засуха в 1124 году и сильный в Киеве пожар, который продолжался два дня, обратив в пепел большую часть города, монастыри, около 600 церквей и всю Жидовскую улицу. Народ с ужасом видел еще одно совершенное затмение солнца и звезды на небе в самый полдень. В южной России случились два землетрясения, а в северной страшная буря, которая срывала домы и потопила множество скота в Волхове.

Мономах оставил пять сыновей и супругу третьего брака. Нет сомнения, что первою была Гида, дочь Английского Короля Гаральда, о коей мы упоминали и которая, по известию древнего Историка Датского, около 1070 года вышла за нашего Князя, именем Владимира. Норвежские Летописцы сказывают, что сын Гиды и сего Князя женился на Христине, дочери Шведского Короля Инга Стенкильсона: супруга Мстислава Владимировича действительно называлась Христиною. Ее дочери, внуки Мономаховы, вступили в знаменитые брачные союзы: одна с Норвежским Королем Сигурдом, а после с Датским Эриком Эдмундом; вторая с Канутом Святым, Королем Оботритским, отцом Вальдемара, славного Государя Датского, названного сим именем, может быть, в честь его великого прадеда, Владимира Мономаха; третия с Греческим Царевичем: думаю, сыном Императоpa Иоанна; Алексием, коего супруга именем и родом неизвестна по Византийским летописям.

В год сего бракосочетания (1120) приехал из Константинополя в Россию Митрополит Никита и заступил место умершего Никифора, мужа знаменитого сведениями и красноречием: чего памятником остались два письма его к Мономаху: первое о разделении Церквей, Восточной и Западной; второе о посте, особенно любопытное, ибо оно содержит в себе не только богословские, но и философические умствования, заключаемые хвалою добродетелей Мономаховых. — «Разум, — пишет Никифор, — разум есть светлое око души, обитающей во главе. Как ты, Государь мудрый, сидя на престоле, чрез Воевод своих управляешь народом, так душа посредством пяти чувств правит телом. Не имею нужды во многоречии: ибо ум твой летает быстро, постигая смысл каждого слова. Могу ли предписывать тебе законы для умеренности в чувственных наслаждениях, когда ты, сын Княжеской и Царской (Греческой) крови, Властитель земли сильныя, не знаешь дому, всегда в трудах и путешествиях, спишь на голой земле, единственно для важных дел государственных вступаешь во дворец светлый и, снимая с себя любимую одежду простую, надеваешь Властительскую; когда, угощая других обедами Княжескими; сам только смотришь на яства роскошные?.. Восхвалю ли тебе и другие добродетели? Восхвалю ли щедрость, когда десница твоя ко всем простерта; когда ты ни сребра ни злата не таишь, не считаешь в казне своей, но обеими руками раздаешь их, хотя оскудеть не можешь, ибо благодать Божия с тобою?.. Скажу единое: как душа обязана испытывать или поверять действия чувств, зрения, слуха, ее всегдашних орудий, дабы не обмануться в своих заключениях: так и Государь должен поверять донесения Вельмож. Вспомни, кто изгнан, кто наказан тобою: ни клевета ли погубила сих несчастных?.. Князь любезный! Да не оскорбит тебя искренняя речь моя! Не думай, чтобы я слышал жалобу осужденных и за них вступался; нет, пишу единственно на воспоминание тебе: ибо власть великая требует и великого отчета; а мы начинаем теперь пост, время душеспасительных размышлений, когда Пастыри церковные должны и Князьям смело говорить истину. Ведаю, что мы сами, может быть, в злом недуге; но слово Божие в нас здраво и цело: ежели оно полезно, то надобно ли входить в дальнейшее исследование? Человек в лице, Бог в сердце», и проч. — Таким образом древние учители нашей Церкви беседовали с Государями, соединяя усердную хвалу с наставлением Христианским. Слог сих писем ознаменован печатаю века: груб, однако ж довольно ясен, и многие выражения сильны.

Похожие материалы

russiahistory.ru