Альтернативная артиллерия от В. Г. Грабина. 107 мм гаубица


107 мм пушка-гаубица обр. 1932 г (МПБД) | Альтернативная История

107 мм гаубица-пушка обр. 1932 г.
Калибр, мм: 106,7
Количество выпущенных единиц: 13256
Расчёт, чел.: 8
Скорострельность, выстр/мин: 7-8
Скорость возки по шоссе, км/ч: до 50
Длина ствола, мм/клб: 3530/33
Масса в походном положении, кг: 3400
Масса в боевом положении, кг: 3100
Угол ВН, град: от -3 до 48
Угол ГН, град: 49

107-мм гаубица-пушка образца 1932 г. (М-60) —  русское полевое орудие периода Второй мировой войны. Это орудие серийно выпускалось с 1937 по 1946 год, состояло или до сих пор состоит на вооружении армий многих стран мира, использовалось практически во всех значимых войнах и вооружённых конфликтах середины и конца XX века.

История создания

На основании опыта Великой войны и под впечатлением превосходства германской тяжелой артиллерии русское военное руководство принимает решение о увеличении калибра дивизионной артиллерии.  Уже в 1925 году в «Журнале артиллерийского комитета» поднимается вопрос о создании нового дивизионного орудия  приспособленного к буксированию механической тягой. 11 августа 1929 года было выдано задание на разработку такого орудия.

В качестве стандартного был выбран традиционный русский калибр 107 мм в связи с наличием соответствующего оборудования и большого количества боеприпасов.

В разработке орудия принимали Обуховский и Пермский орудийные заводы. В конце концов, после проведения полевых испытаний был принят на вооружение вариант совместивший в себе лучшие качества обоих проектов. Орудие получило обозначение 107-мм гаубица-пушка образца 1932 г.

Описание конструкции

М-60 являлась гаубицей-пушкой, то есть артиллерийской системой, у которой гаубичные свойства преобладают над пушечными. Орудие имело достаточно современную для своего времени конструкцию с лафетом с раздвижными станинами и подрессоренным колёсным ходом.

Ствол длиной 3530мм/33 кал. выпускался в двух разновидностях — скреплённый и моноблок.

Тормоз отката гидравлический, длина отката переменная. Накатник гидропневматический, размещается над стволом.

Затвор горизонтальный, клиновой, полуавтоматический. Спуск кнопочный или рычажный (на орудиях различных производственных серий).

Орудие оснащалось подъёмным механизмом секторного типа и поворотным механизмом винтового типа. Уравновешивающий механизм состоял из двух колонок. Лафет имел раздвижные станины и пластинчатое подрессоривание. Колёса с резиновыми шинами. Для защиты расчёта от пуль и осколков имелось щитовое прикрытие. М-60 имела передок весом около 300 кг. На походе пушка перемещалась с оттянутым стволом, на небольшие расстояния допускалась её возка с неоттянутым стволом и выключенным подрессориванием со скоростью, не превышающей 6—7 км/ч.

ru.althistory.wikia.com

Альтернативная артиллерия от В. Г. Грабина: alternathistory

Не сильно наверное я и ошибусь, если скажу, что едва ли кто из любителей военной истории (её технической составляющей) не читал книгу А. Б. Широкорада «Гений советской артиллерии», посвящённую Василию Гавриловичу Грабину.

Конечно, можно очень по-разному относиться и к Грабину, и к Широкораду – на вкус на цвет фломастеры, как известно разные, но в очередной раз пролистав на досуге эту книгу (о её содержании пусть каждый судит лично), я вдруг подумал – а что бы имела РККА, если бы она получила-таки кое что из тех разработок Грабина, что не пошли в серию по тем или иным причинам? Как могла бы измениться боеспособность (в частности огневая мощь) РККА? И как это могло бы повлиять на ход ВОВ?

В общем, я просто взял список по тридцатым годам тем, над которыми работал Грабин со товарищи, и немного поразмышлял над некоторыми (только некоторыми!) его девайсами.

Итак:

1932-1933 г.г. Наложение ствола 152 мм пушки большой мощности на лафет 122 мм пушки А-19.

С одной стороны – лафет той самой А-19 был неудачный. Как и все последующие попытки его модернизации. Относительно сносной пушкой А-19 стала только после наложения уже её, кое как доведённого в результате аж трёх последовательных модернизаций, ствола, на лафет 152 мм гаубицы-пушки МЛ-20 – качающаяся часть которой, есть ни что иное, как глубокая модернизация той самой 152 мм пушки большой мощности. Ирония судьбы! Но, если возню с лафетом А-19 можно смело считать работой на мусорную корзину, то сама идея создания мощного дуплекса на общем лафете из 122 мм дальнобойной пушки и 152 мм гаубицы (а не модернизированная 152 мм пушка времён ПМВ без модернизации, больше чем на гаубицу уровня РГК уже не тянула) – более чем здравая.

Хороший дуплекс первой половины 30-х мог бы получиться… но, не в том самом 33-м году! Грабин тогда ещё не имел опыта для успешной реализации такой сложной задачи. Зато когда такой дуплекс был-таки создан в РИ (не Грабиным), он, (опять ирония судьбы!) был уже по большому счёту на фиг армии не нужен. Сами посудите – вот есть 122 мм пушка и 152 мм гаубица-пушка на одном лафете – соответственно сходного веса, близкой себестоимости и, самое смешное – после глубокой модернизации 152 мм пушки – ещё и с довольно близкой дальнобойностью (17 против 19 км). При том, что могущество снарядов у них несравнимое – спрашивается – на кой ляд вообще нужна 122 мм пушка? Лучше бы приняли на вооружение вместо неё 203 мм гаубицу или мортиру на том же лафете (такие работы велись в РИ). Дуплекс 152 мм гаубицы-пушки и 203 мм гаубицы-мортиры на общем лафете с боевой массой в районе 7-8 тонн, надо было разрабатывать раньше. Обязательно! Получился бы прекрасный дуплекс для РГК, и не пришлось бы мучительно пыхтеть-тужиться над теми, неподъёмными ни для одного буксировщика, 18-тонными чудовищами на гусеничном лафете (это я о монструазных Б-4, Бр-2 и Бр-5).

Альтернативная 203 мм мортира М-4 образца 33 года на лафете пушки А-19

1933-35 г.г. 76,2 мм пушка с круговым обстрелом, 76,2 мм пушка на поддоне, дивизионные универсальная и полууниверсальная пушки.

Тут собственно комментировать нечего – этим бредом и Грабин, и многие другие наши конструктора, занимались по прямому приказу идиотушки Тухачевского. Огромные затраты. Время. Отложенные в долгий ящик значительно более важные задачи. А на выходе – вполне предсказуемый пшик. Точно как и с другой дурью от Тухача в виде ДРП Курчевского.

1936 г. РККА принимает на вооружение грабинскую Ф-22.

Это первая, принятая на вооружение, советская дивизионная пушка (чрезвычайно мощная кстати) с раздвижными станинами, допускающая транспортировку механической тягой на высокой скорости, но при этом, и не выпавшая из весовой категории, допускающей возку упряжным шестериком – что для того времени – чрезвычайно важно. Многие альтернативщики занимаются хернёй, выдумывая в начале 30-х разные замечательные быстроходные арттягачи (в т. ч. на «золотых» танковых шасси!), совершенно не задумываясь – какой в них смысл, если всю нашу тогдашнюю артиллерию можно было буксировать на скоростях от 6 до 15 км/ч (с новыми металлическими колёсами и специальной грузошиной, лишь отдельные образцы допускали возку до 25 км/ч).

Принятая на вооружение пушка Ф-22, не была такой, какой её видел сам Грабин. Он создавал орудие под мощный патрон от зенитки 3К и она должна была иметь дульный тормоз (задумывалась как полууниверсальная). Всего этого, ретрограды от АУ, пушку лишили, хотя, позже, она получила всё это обратно, но только когда немцы переделывали трофейные Ф-22 в самые свои мощные в 41-ом противотанковые орудия.

В наследство от своей «полууниверсальности», пушка получила множество косяков и, по сути – была хоть и добротным, но суррогатом.

А если бы не идиот Тухачевский? Если бы Грабин и другие конструктора получили задание разработать НОРМАЛЬНУЮ дивизионную пушку с отличной баллистикой зенитки 3К, под её же патрон, с раздвижными станинами, допускающем скоростную транспортировку рессорным лафетом на колёсах автомобильного типа… Но, не срослось, не по вине Грабина.

В том же 36-ом, Грабин работает над 76,2 мм лёгкими батальонными орудиями. При фактическом отсутствии у РККА миномётов, это вполне актуально. ЕМНИП тот же Широкорад многократно утверждал, что советскую батальонную артиллерию в частности, и мортиры как класс вообще, «съело миномётное лобби». У меня же напротив, такое ощущение, что это какое угодно другое лобби активно тормозило внедрение в РККА миномётов. Тот же 82 мм миномёт, был разработан вчерне ещё в 31-ом, на вооружение официально (практически заочно) принят в 32-ом, доведён до ума был только в 34-ом, выпускаться начал в 35-ом, а по настоящему массово пошёл в армию только уже в виде модели обр. 37 г.

Спрашивается – почему так муторно долго и кого те несчастные «мытари-конструктора» могли по пути съесть?

Если Широкорад так называет тот факт, что на испытаниях, 82 мм миномёт легко выиграл фактически конкурс у всевозможных батальонных мортир и гаубиц – то вина в этом сугубо на их разработчиках.

Ещё печальнее судьба 120 мм миномёта – разработанного ещё в 1933 году, но запущенного в серию лишь в 39-ом.

Крошку 50-мм ротный миномётик тоже начали производить только в 38-ом!

Как такое убогое, годами разрабатывающее и со столь тяжким скрипом продвигающее свои изделия «миномётное лобби» «убило» наше доблестное мортиростроение в 36-ом, когда те самые полковые и даже батальонные мортиры проектировали все кому не лень? Снова встаёт вопрос, а получилось ли у наших конструкторов-пушкарей тогда хоть что-то путнее?

Да и вообще, ИМХО, для уровня рота-батальон 82 мм миномёт намного предпочтительнее чем трёхдюймовая гаубица или мортира, для перемещения которых, необходим хотя бы гужевой, но транспорт. А ещё, миномёт дешевле, проще, легче, намного скорострельнее и при ведении навесного огня соответственно эффективнее. А вот единственное преимущество мортиры-гаубицы – возможность стрельбы прямой наводкой, хрень для таких орудий, во-первых не типичная (мортиры вообще не для того создаются), а во вторых, хто-ж из противников, находясь в здравом уме и технических возможностях, весьма габаритистую мортиру или гаубицу, с их ничтожной дальностью прямого выстрела, к себе на ту самую дальность прямого выстрела подпустит?

Но, допустим, всё же Грабин свою Ф-23 до ума довёл и армии впарил (в смысле, приняли её-таки на вооружение).

(Экое чудо-юдо!)

Логичный вопрос – батальоны ею вооружать будем вместо миномётов или вместе с миномётами? И то и другое в принципе сомнительно хотя бы с экономической точки зрения – батальонов-то у нас дюже много, а цена сей экзотики выше, чем у миномёта! Хотя, прецеденты были.

Это трофеи РККА после Халхин-Гола – японские 70 мм гаубицы тип 92. Каждому пехотному батальону полагалась лишь пара таких хреновин – хотя количество батальонов у японцев с РККА несопоставимо.

Учитывая разницу в дальнобойности (3 км против 2,7), наши 82 мм миномёты могли уничтожать эти мортиры, находясь вне досягаемости их ответного огня.

Зато, у Грабинской Ф-23, помимо больших чем у япов калибра и дальнобойности,  была ещё одна полезная фишечка (он вообще мастер на разные интересные фишки – чтоб соблазнить потенциального заказчика) -76,2 мм ствол можно было заменить на ствол 45 мм противотанковой пушки! Интересный вариант? Вот тока, полевые испытания Ф-23 не выдержала. Зато, практически все ресурсы, вслед за Широкорадом тупо как мантру повторяют: «это всё происки миномётного лобби!». Я же, повторю своё ИМХО – в батальоне лучше иметь нормальные миномёты и нормальный противотанковые пушки, чем те мортирные суррогаты.

1937 г. Вот, пожалуй, только с этого года чувствуется, что В. Г. Грабин наконец «заматерел», железобетонно утвердился в должности начальника артКБ 92-го завода и начал ТВОРИТЬ нечто похожее на работу Мастера, в которой реально нуждалась РККА. Странно, что сие совпало с устранением «гениального стратега» Тухачевского!

Грабин приступает к проектированию новой 122 мм гаубицы взамен того старья, что досталось РККА в наследство от императорской армии. Но, этим проектом занималось не одно его, а сразу три КБ (хочется спросить – а не поздновато ли? Но, прежде «главный по вооружениям» Тухач на этот вопрос уже не ответит – хотя, возможно, суровые следователи его и об этом спрашивали?). Победителем в конкурсе стал Ф. Петров со своей замечательной М-30, но мне очень хочется обратить Ваше внимание на другой проект Грабина – а именно, лёгкую 107 мм гаубицу на лафете дивизионной Ф-22. Вот это уже был самый настоящий альтернативный вариант!

Всем была хороша петровская 122 мм гаубица М-30 (как смачно выразился один наш прославленный полководец ВОВ: «лучше её ничего не может быть!»), вот только по массе она догнала старую добрую шестидюймовую гаубицу!

(122 мм гаубица М-30 обр. 38 г. В нашей армии всегда считалась лёгкой. В Вермахте же, трофейные М-30 считались тяжёлыми)

А это означает, ни больше ни меньше – катастрофу для тогдашнего СССР, поскольку для её буксировки требуется по нормативам того времени либо десять (!) упряжных лошадей, либо достаточно мощный арттягач, способный таскать её не только по шоссе. Для гаубицы, претендующей на роль самой массовой в армии – такие запросы по тяге, для 30-х годов, просто запредельны. Лучшее, что могла предложить промышленность РККА для самой массовой гаубицы нового поколения – тихоходный сельскохозяйственный трактор.

Поскольку дать армии, в сопоставимом с основной лёгкой гаубицей количестве арттягачи, промышленность не может ни при каких обстоятельствах, к этой проблеме можно было подойти и с другой стороны – просто уменьшить калибр – соответственно снизится и вес. Вариантов таких калибров аж два: 114 мм – именно такими гаубицами до середины 30-х были вооружены все кавалерийские дивизии РККА (эта гаубица весила МЕНЬШЕ, чем трёхдюймовая пушка Ф-22!), либо калибр 107 мм – тоже не чужой в нашей армии и, кстати, наиболее близкий к 105 мм принятым для лёгких гаубиц во многих развитых странах включая Германию.

Соответственно, предложенная Грабиным новая лёгкая 107 мм гаубица смотрится весьма перспективно. Тем более в качестве замечательного дивизионного дуплекса: 76,2 мм пушки и 107 мм гаубицы на общем лафете! (Была бы ещё пушка нормальная – с баллистикой 3К, под её ж патрон).

И ещё один момент. В том же 37-ом, Грабин, к тому времени один из лучших артконструкторов страны, кавалер ордена Ленина (!) работает над рессорными подкатными тележками для старых артсистем от пушки-трёхдюймовки до шестидюймовой гаубицы. Для чего сие нужно надеюсь объяснять не нужно? РККА хотела быть быстрой, мобильной, сокрушительной. Но как такой быть при артиллерии, не оснащённой никаким подрессориванием лафетов и которую нельзя буксировать быстрее 6-15 км/ч? Вот, разве что, только так:

Но, работу Грабина не приняли. В стране росли выпуск и новых артсистем и арттягачей для них (правда, с различной скоростью). А старые орудия, до своего списания, типа обойдутся и гужевой тягой. Кто-ж знал, что им ещё на всю катушку воевать придётся?! Вот только не долго. При своих лошадках и нормативных скоростях возки, они нигде практически не успевали и по большей части нашли свой конец во всевозможных котлах да по кюветам, рядом с трупами расстрелянных «мессерами» несчастных лошадок – грузовиков, чтоб возить пушки в кузовах, хватало только для парадов.

А при наличии таких рессорных тележек? Один «захар» вполне мог погрузить одну старую-добрую трёхдюймовку обр. 02/30 г. или 122 мм гаубицу обр. 10/30 г. в кузов, а другую аналогичную артсистему, на той тележке взять на буксир и шпарить по дороге на максимально возможной скорости. Трёх грузовиков хватило бы для оперативной переброски целой четырёхорудийной батареи с БК и расчётами туда, где её ждут. Для её увода из образующегося котла. Для маневренной войны! Да и упряжка лошадей с орудием, погруженным на такую тележку, могла мчаться хоть галопом, хоть рысью, насколько силёнок у лошадок хватит, без опасений за состояние вверенной матчасти.

Не срослось. Хотя, мне вот лично, совершенно не понятно, какого сена теми самыми телегами для пушек, занимался один из лучших в стране артиллерийских инженеров, а не самые тупые студенты-практиканты НАМИ или НАТИ при любом автозаводе?

(Вот так эти самые рессорные подкатные тележки для скоростной возки старой «безрессорной» артиллерии выглядели в других армиях)

1938 г. А вот тут, Василий Гаврилыч пытался сделать ещё один хитрый финт ушами. Его 122 мм гаубица, как известно, проиграла конкурс М-30 Петрова. «Но, наш герой не сдаётся…» и пытается бросить на чашу весов ещё один козырь – в дополнение к своей 122 мм гаубице (которая, судя по официальным ТТХ, была ну ничуть не хуже гаубицы Петрова, а по некоторым параметрам даже лучше), он проектирует на её же лафете дивизионную 95 мм пушку! А что? Тухача и его подельников с их фетишем в виде трёхдюймовки шлёпнули, и вся армия будто в раз прозрела – «батюшки, а трёхдюймовый снаряд-то слабый! Окромя шрапнели, рассчитанной на поражение передвигающейся по открытой местности вражины, он и не годен ни на что!» Как будто сие не было очевидно и раньше! А 95 мм снаряд был ровно вдвое мощнее трёхдюймового. Круто! Не зря ведь немцы на дивизионном уровне полностью перешли на 105 мм гаубицы, а англичане остановились на 87,6 мм пушках.

Но, загруженной по уши промышленности (а для советской промышленности, с её невысокими качеством и производительностью, это нормальное состояние), геморрой тотального перехода с 76,2 мм на совершенно новый 95 мм калибр и в кошмарном сне присниться не мог. И армия, прикинув теже геморроидальные перспективы (к которым обязательно добавились бы всё теже проблемы с арттягачами), вынуждена была признать, что «слегка погорячилась» и с ней (в смысле с промышленностью) согласиться. Хотя, можно ещё напомнить такую армейскую «хотелку» как 107 мм дивизионная пушка – но, как говорит один мой знакомый: «хотеть не вредно, и главное без убытков». Это уже был апофеоз гигантомании и «антибюджетный» инреал.

Тем не менее, учитывая риск попасть в просак с совершенно новым 95 мм калибром, Грабин (на всякий случай) проектирует ещё и 85 мм дивизионную пушку с баллистикой и патроном новенькой 85 мм зенитки 52К.

Блин! Ну, чем не альтернатива? Дуплекс 122 мм гаубицы и, либо 95 мм, либо 85 мм дивизионной пушки! Гениальное решение! (На полном серьёзе – ведь времени на освоение этого дуплекса и промышленностью и армией ещё предостаточно! Было бы желание с этим возиться, вкладываться, поднимать технологический уровень. Зато в войну это окупилось бы сторицей).

А между делом, в том же 38-ом, Грабин проектирует танковые 95 мм и 76,2 мм пушки (ту самую Ф-32), которая сходу выигрывает конкурс у танковой пушки Маханова, рулившего артиллерийским КБ Кировского завода, и который, в отличие от Грабина, мутит (именно так!) с танковыми пушками аж с начала 30-х. И мутит Маханов не только с танковыми пушками – он лично виновен в том, что страна так и не получила 100 мм зенитку, которой его КБ так же занималось (мутило) неприлично долго и безуспешно в 30-е. Ничего удивительного, что Маханова расстреляли – работай он столь же «успешно» в частной западной фирме – он давно бы с голоду умер, или скорее, сменил бы амплуа разработчика артсистем на почётную должность сантехника, но что толку? Ни армии, ни флоту это уже нисколько не помогло.

1939 г. выдался для уже ставшего «популярным» Грабина суматошным. Он «выдал на гора» превосходную дивизионную пушку Ф-22 УСВ,

в которой были учтены все косяки Ф-22 (фактически, это было совершенно новое орудие), разработал палубные трёхдюймовки для субмарин и надводных кораблей (хотя, для надводных кораблей и судов – даже если это мобилизованный гражданский пароход – калибр трёхдюймовки явно маловат), для казематов ДОТов (тоже самое). Наконец в том же 39-ом, он создаёт 76,2 мм танковую Ф-34 и 85 мм танковую пушку Ф-30.

(Т-28 с опытными 85 и 95 мм пушками)

Чем он занимался дальше я упоминать не буду – список хоть и весьма впечатляет (особенно 41-й – тот вообще не просто впечатляет, а буквально поражает), но из-за приближающейся войны доработать, освоить производство, насытить и обучить войска абсолютно новыми артсистемами уже почти нереально (хотя, конечно, нет правил без исключений – взять хоть ту же шедевральную ЗиС-3!). Но, и на основе того, что было по срокам вполне осваиваемо, можно построить весьма красивые альтернативные варианты.

Первый вариант:

В 1933-34 годах, создаётся дивизионный дуплекс из мощной 76,2 мм пушки с баллистикой зенитки 3К (под её же патрон) и 107 мм лёгкой гаубицы. Оба орудия на однообразном, двухбрусном лафете с рессорной ходовой частью, допускающей скоростную возку, с боевой массой артсистем не более 1,5 т. – чтоб их «с ветерком» мог таскать хоть обычный ЗиС, хоть полугусеничный, хоть гусеничные малыши «Комсомолец» или СТЗ-5, а в крайнем случае, и упряжка из 6 лошадок. Что есть – то и тащит – причём быстро и без чрезмерных усилий.

76,2 мм пушка Ф-3 образца 1934 года

107 мм гаубица М-34 образца 1934 года

Второй вариант:

В 1937-38 годах, если с моторизацией и механизацией армии все продвигается успешно, а мощь артиллерии увеличить очень хочется, создаётся и принимается на вооружение дивизионный дуплекс из 85 мм пушки с баллистикой зенитки 52К и новой 122 мм гаубицы. Причём Грабин вполне мог наложить ствол своей 85 мм дивизионной пушки и на лафет М-30 – поскольку именно Грабин доводил её до ума для серийного выпуска на «своём» заводе.

85 мм противотанковая дивизионная пушка С-30 образца 1938 года

Но, тут придётся опять-таки заблаговременно решать проблему арттягача, поскольку весить эти артсистемы в транспортном положении будут в районе 3 т. а в РИ арттягача такого класса у РККА вообще не было и те же 122 мм гаубицы М-30 перемещали сперва тихоходные (7 км/ч) трактора С-60 и С-65, имеющие паспортную массу буксируемого прицепа от 4 до 5,5 т. (что не экономично), а ближе к концу войны, их таскали уже мощные полноприводные грузовики «Студебеккер».

Ну и, конечно, 85 мм пушка для тяжёлых танков тоже отнюдь не помешает, к которой не мешало бы добавить и 57 мм пушку для танка лёгкого (это задание Грабин тоже в РИ и получил, и выполнил, но позже).

Источник - http://alternathistory.org.ua/alternativnaya-artilleriya-ot-vg-grabina

alternathistory.livejournal.com

107-мм пушка обр. 1910 г. Артиллерия и минометы XX века

107-мм пушка обр. 1910 г

Перед началом Первой мировой войны русская армия имела в своем распоряжении 122 107-мм пушки образца 1910 года. 76 орудий входили в состав 19 батарей тяжелой артиллерии, 36 поступили в подразделения крепостной артиллерии, а остальные составили резерв главного командования.

107-мм полевая пушка разрабатывалась и изготавливалась для России французской фирмой «Шнейдер» и носила также название «42-линейная полевая тяжелая пушка обр. 1910 г.». По дальности стрельбы и площади поражения осколочным снарядом живой силы противника она существенно превосходила знаменитую «трехдюймовку». Относительно небольшой вес для данного калибра позволял легко транспортировать орудие конной тягой. Ствол пушки, состоящий из трубы и кожуха, неподвижно соединялся с салазками, скользящими при откате по направляющим люльки. В корпусе салазок размещались гидравлический компрессор и гидропневматический накатник. Подъемный механизм ствола — секторного типа, затвор — поршневой. Большим недостатком орудия был однобрусный лафет, ограничивающий сектор горизонтального обстрела до 6°. Максимальный угол возвышения ствола не превышал +37°. Для стрельбы использовались унитарные патроны с зажигательным, фугасным снарядами и шрапнелью. В последнем случае поражающим фактором служило большое число шрапнельных пуль (более 600).

В ходе Первой мировой войны 107-мм скорострельные пушки отлично проявили себя в сражениях и в числе лучших орудий были оставлены на вооружении Красной Армии. К тому времени их производство наладили и на заводах России. В 1930 году был разработан проект модернизации 107-мм пушки, которая получила новое обозначение: «107-мм пушка обр. 1910/30 гг.». Ствол удлинили на 10 калибров и оснастили дульным тормозом. Камору расточили под новый снаряд и ввели раздельное заряжание. Таким образом, дальность стрельбы удалось увеличить с 12500 до 16350 м. Усовершенствованные орудия применялись в боях на начальном этапе Великой Отечественной войны.

Тактико-технические данные

Обозначение: 107-мм пушка обр. 1910 г.

Тип: полевая пушка

Калибр, мм: 107

Вес в боевом положении, кг: 2179

Длина ствола, калибров: 28

Угол ГН, град: 6

Угол ВН, град: -2, +15

Начальная скорость снаряда, м/с: 579 (фугасный), 570 (шрапнель)

Скорострельность, выстр/мин: 6

Макс. дальность стрельбы, м: 12500 Вес снаряда, кг: 16,3

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Реферат 107-мм пушка образца 191030 годов

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 История создания
  • 2 Производство
  • 3 Описание конструкции
  • 4 Организационно-штатная структура
  • 5 Боевое применение
  • 6 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. за рубежом
  • 7 Оценка проекта
  • 8 Характеристики и свойства боеприпасов
  • 9 Где можно увидеть
  • ПримечанияЛитература

Введение

107-мм пушка образца 1910/30 годов — тяжёлое советское артиллерийское орудие периода между Первой и Второй мировыми войнами. Данное орудие, представлявшее собой модернизацию пушки, разработанной для русской армии во Франции, производилось до середины 1930-х годов и приняло активное участие в Великой Отечественной войне в составе корпусной артиллерии и артиллерии РВГК.

1. История создания

К концу 1920-х годов советскому военному руководству стало очевидно, что орудия периода Первой мировой войны начинают устаревать. Создание и серийное производство большого количества новых образцов артиллерийского вооружения в то время не представлялось возможным по двум главным причинам: недостаток опыта российской конструкторской школы, ослабленной Революцией и Гражданской войной, и общее плохое состояние промышленности. В этой ситуации было принято решение провести модернизацию старых артиллерийских систем, затронувшую большинство состоявших на вооружении РККА образцов артиллерийского вооружения. Главной целью проводимой модернизации было увеличение дальности стрельбы.

Наряду с другими орудиями, была проведена модернизация и 107-мм пушки обр. 1910 г., разработанной французской фирмой «Шнейдер» (Schneider) и принятой на вооружение русской армии под официальным наименованием «42-линейная полевая тяжёлая пушка обр. 1910 г.». Проекты модернизации орудия были разработаны двумя организациями — Орудийно-арсенальным трестом (ОАТ) и Конструкторским бюро Научно-технического комитета Главного артиллерийского управления (КБ НТК ГАУ). Опытный образец орудия, разработанного ОАТ, имел ствол длиной 37,5 калибров, дульный тормоз, увеличенную зарядную камору и специальный уравновешивающий груз в казённой части ствола. Образец орудия КБ НТК ГАУ был близок к образцу ОАТ, отличаясь немного более длинным стволом (38 калибров) и рядом мелких изменений. По результатам испытаний, было решено для серийного производства взять образец КБ НТК ГАУ, дополнив его механизмом уравновешивания качающейся части орудия по типу образца ОАТ. При модернизации орудия производились следующие изменения конструкции:

  • удлинён на 10 калибров ствол;
  • установлен дульный тормоз;
  • удлинена камора;
  • принято раздельно-гильзовое заряжание;
  • принят новый снаряд дальнобойной формы;
  • укорочена на 160 мм люлька;
  • на задней связке люльки и на казённой части ствола сверху установлен дополнительный груз;
  • изменено давление в накатнике;
  • изменено передаточное число подъёмного механизма.

Модернизированное орудие было принято на вооружение в 1931 году под официальным наименованием 107-мм пушка обр. 1910/30 гг.[1]

2. Производство

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. выпускались на ленинградском заводе «Большевик» (бывший Обуховский завод) и сталинградском заводе «Баррикады» с 1931-го до 1935 года как минимум.[1] Кроме производства новых орудий с 1932-го по 1935 год (возможно и позже) осуществлялась переделка 107-мм пушек обр. 1910 г. на заводах «Баррикады», № 7, № 13 и ККЗ. Существующие на настоящий момент данные по производству и переделке орудий противоречивы, что связано с существенной разницей между количествами планово заказанных, фактически произведённых или модернизированных и принятых заказчиком орудий. Также остаётся неясным год окончания серийного производства 107-мм пушек обр. 1910/30 гг.

3. Описание конструкции

Поршневой затвор орудия в Военно-историческом музее СПб

Сошник однобрусного лафета

Орудие в целом сохранило основные особенности конструкции прототипа, являвшегося типичным представителем артсистем периода Первой мировой войны. К основным конструктивным особенностям 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. относятся:

  • поршневой затвор;
  • раздельно-гильзовое заряжание;
  • дульный тормоз щелевого типа с эффективностью 25 %;
  • гидравлический компрессор;
  • гидропневматический накатник;
  • однобрусный лафет с неподрессоренным колёсным ходом.

Ствол орудия представлял собой трубу с кожухом длиной 1600 мм и уравновешивающим грузом. На дульном срезе крепился дульный тормоз, причём орудие при определённых условиях можно было эксплуатировать и без него. 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. была одним из первых советских (российских) серийных артиллерийских орудий, оснащённых дульным тормозом. Ствол неподвижно соединён с салазками, при откате и накате они скользят вместе с ним по направляющим люльки. В нижней части корпуса салазок размещены противооткатные устройства — компрессор и накатник.

Однобрусный лафет почти не отличался от лафета 107-мм пушки обр. 1910 г. Подъёмный механизм имеет два сектора. Колёса деревянные (с ними скорость буксировки не превышала 6 км/ч) или металлические с резиновыми грузошинами. Орудие перевозилось восьмёркой лошадей, ещё шесть лошадей везли зарядный ящик на 42 выстрела.[1]

4. Организационно-штатная структура

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. входили в состав корпусной артиллерии. На 1941 год существовало три варианта организации корпусных артиллерийских полков:

  • 2 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (24 орудия) и 1 дивизион 107-мм пушек (12 орудий)
  • 2 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (24 орудия) и 2 дивизиона 107-мм пушек или 122-мм пушек А-19 (24 орудия)
  • 3 дивизиона 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 (36 орудий)

В сентябре 1941 года стрелковые корпуса были упразднены вместе с корпусной артиллерией. 107-мм пушки стали использоваться в составе артиллерии резерва Верховного Главного Командования (РВГК). В составе пушечного полка РВГК имелось, по разным штатам, 12, 18 или 24 пушки. Существовали также и пушечные бригады РВГК в составе 36 пушек. Полки могли объединяться в артиллерийские дивизии.

В 1943 году вновь начинается формирование стрелковых корпусов и корпусной артиллерии, большинство сохранившихся к тому моменту 107-мм пушек передаются в её состав. Корпусные артполки новой организации имели 16—20 орудий, причём кроме 107-мм пушек использовались также 152-мм гаубицы и 122-мм пушки[2]. Значительное количество 107-мм пушек использовалось в составе отдельных артиллерийских полков и дивизионов укреплённых районов (УР) и в составе отдельных дивизионов и батарей фронтового и армейского подчинения.

5. Боевое применение

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. принимали участие в боях на реке Халхин-Гол, при этом четыре орудия были потеряны.[3] Орудия этого типа участвовали также в советско-финской войне 1939—1940 годов; в частности, в 9-й армии имелся 51-й артиллерийский полк, имевший 12 таких орудий, в составе 8-й армии — 467-й артиллерийский полк (24 пушки), в 7-й армии также имелось 12 таких орудий. 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. по утверждениям обоих участвовавших в конфликте сторон потерь не понесли.[4][5]

На июнь 1941 года имелось, по разным источникам, 863[1] или 828 (824 в армии и 4 в составе ВМФ)[6] таких пушек. В западных округах имелось 474 107-мм пушки (среди последних учтено и небольшое количество новых 107-мм пушек М-60)[7]. Орудия этого типа активно участвовали в Великой Отечественной войне, в 1941—1942 годах значительная часть из них была потеряна. В 1943 году в состав корпусной артиллерии было передано порядка 490 оставшихся 107-мм пушек всех типов (главным образом, обр. 1910/30 гг.)[2], которые использовались до конца войны.

107-мм пушки обр. 1910/30 гг. на тумбовых установках использовались для вооружения тяжёлых бронепоездов.

6. 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. за рубежом

Некоторое количество орудий этого типа было захвачено вермахтом в 1941—1942 годах. В немецкой армии трофейные орудия получили индекс 10,7 cm K.352(r) и использовались как в полевой артиллерии, так и в артиллерии береговой обороны. На март 1944 года в немецкой армии числилось 17 пушек этого типа, все они находились на Восточном фронте.[8] Интересно, что финская армия, обладавшая богатым парком трофейных советских орудий, захваченных в ходе двух войн, не захватила ни одного орудия этого типа, хотя использовала оригинальные 107-мм пушки обр. 1910 г., как доставшиеся от русской армии, так и купленные в Польше, Франции и Латвии.[5]

7. Оценка проекта

107-мм пушка обр. 1910/30 гг. являлась не очень существенной модернизацией орудия периода Первой мировой войны и сохранила большинство присущих орудиям того времени недостатков. Главными из них являлись:

  • малый угол горизонтального наведения, обусловленный конструкцией однобрусного лафета;
  • малая скорость возки из-за отсутствия подрессоривания, что существенно ограничивало подвижность орудия.

К концу 1930-х годов, несмотря на проведённую модернизацию, максимальная дальность стрельбы также стала недостаточной. К началу Великой Отечественной войны 107-мм пушка обр. 1910/30 гг. безусловно устарела. Для сравнения немецкий аналог — пушка 10,5 cm K.18 — имел подрессоренный лафет с раздвижными станинами, обеспечивавший угол горизонтального наведения 60°, скорость возки орудия достигала 40 км/ч, а максимальная дальность стрельбы — 19 км. Модернизированное орудие 10,5 cm K.18/40 имело дальность стрельбы 21 км. Кроме того, значительная часть немецких орудий входила в состав дивизионной артиллерии — артиллерийский полк танковых и панцергренадерских дивизий вермахта имел батарею из четырёх 105-мм орудий, в то время как советские 107-мм пушки находились в корпусной артиллерии и частях РВГК. Подобная организационно-штатная структура позволяла немецким войскам весьма гибко использовать тяжёлую артиллерию, в частности, в 1941 году 105-мм пушки стали одним из важных средств борьбы с хорошо бронированными советскими тяжёлыми танками КВ.

Несмотря на неплохую баллистику (на дистанции порядка 1 км орудие могло поразить в лоб немецкий тяжёлый танк «Тигр») использование 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. как противотанковой было затруднено малым углом горизонтального наведения и раздельным заряжанием.

В то же время орудие имело и свои достоинства. Оно было лёгким (в два раза легче немецких аналогов), соответствуя по этому параметру 122-мм дивизионной гаубице М-30, что позволяло орудию меньше зависеть от механической тяги. Вместо специализированных тягачей 107-мм пушка могла буксироваться тяжёлыми грузовиками или лошадьми. Орудие имело простую и надёжную конструкцию, большой ассортимент боеприпасов и при правильном использовании могло действовать достаточно эффективно.

Преемником орудия стала новая 107-мм пушка М-60, первоначально разработанная как дивизионное орудие и имевшая более мощную баллистику. По ряду причин производство этого орудия имело мелкосерийный характер. Кроме того, в 1943 году на базе гаубицы М-30 была создана и испытана 107-мм дивизионная пушка 9С-1, имевшая баллистику пушки обр. 1910/30 гг. Орудие выдержало полигонные испытания и было рекомендовано к принятию на вооружение, однако серийно не производилась. В какой-то мере преемником пушки можно считать 100-мм пушку образца 1943 года (БС-3), которая в конце войны также использовалась в корпусной артиллерии. В то же время, последняя имела очень мощную баллистику и являлась специализированным противотанковым орудием.

8. Характеристики и свойства боеприпасов

Орудие имело раздельно-гильзовое заряжание, к нему полагались два метательных заряда — полный и уменьшенный. Полным зарядом запрещалось стрелять при снятом дульном тормозе, а также при использовании старых фугасных гранат, шрапнели и дымовых снарядов. Боекомплект 107-мм пушки обр. 1910/30 гг. включал различные типы снарядов, что придавало орудию большую гибкость в использовании. Осколочно-фугасный снаряд ОФ-420 с установленным на осколочное действие взрывателем при разрыве давал зону сплошного поражения (поражается не менее 90 % целей) размером 14×6 м, зону действительного поражения (поражается не менее 50 % целей) размером 40×20 м. При установке взрывателя на фугасное действие при попадании снаряда в грунт средней плотности образовывалась воронка глубиной 40—60 см и диаметром 1—1,5 м. Эффективным снарядом против открыто расположенной живой силы была шрапнель — снаряд содержал более 600 пуль, создающих зону поражения размером 40—50 м по фронту и до 800 м в глубину[9].

Номенклатура боеприпасов[1]
Тип Обозначение Вес снаряда, кг Вес ВВ, кг Начальная скорость, м/с Дальность табличная, м
Калиберные бронебойные снаряды
Бронебойный тупоголовый (АРВС) Б-420 18,71 0,44 655 3000
Осколочно-фугасные и фугасные снаряды
Стальная дальнобойная граната ОФ-420 17,2 2,15 670 16 130
Осколочно-фугасная граната ОФ-420У 17,4 2,01 670 16 130
Фугасная граната Ф-420У 16,54 1,8 581 (уменьшенный заряд) 14 150
Старая фугасная граната Ф-422Л 16,41 1,56 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Старая фугасная граната Ф-422К 16,41 1,54 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Старая фугасная граната Ф-422М 16,41 1,7 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Шрапнель
Шрапнель с трубкой 45 сек. Ш-422 16,54—17,25 0,44 579 (уменьшенный заряд) 9400
Шрапнель с трубкой Т-6 Ш-422Т 16,44 0,44 579 (уменьшенный заряд) 10 700
Дымовые снаряды
Дымовой Д-422У 16,73 0,32/1,76 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Зажигательные снаряды
Зажигательный термитно-сегментного снаряжения с трубкой Т-6 (Т-7) З-420 17,2 0,035/1,6 670 10 800 (15 000)
Зажигательный электронно-сегментного снаряжения с трубкой Т-6 (Т-7) З-420 16,37 0,035/1,6 680 10 180 (15 260)
Химические снаряды
Осколочно-химический ОХ-420 17,2  ? 670 16 130
Химический ХС-420 16,9  ? 670 16 130
Химический с «НОВ» ХН-422 16,4  ? 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Химический с «СОВ» ХС-422 16,4 0,35/1,7 580 (уменьшенный заряд) 11 220
Таблица бронепробиваемости для 107-мм пушки обр. 1910/30 гг.[1]
Тупоголовый калиберный бронебойный снаряд Б-420
Дальность, м При угле встречи 60°, мм При угле встречи 90°, мм
100 95 117
250 93 115
500 90 111
750 87 107
1000 84 103
1500 78 95
2000 72 89
2500 67 82
3000 62 76
Приведённые данные относятся к советской методике измерения пробивной способности. Следует помнить, что показатели бронепробиваемости могут заметно различаться при использовании различных партий снарядов и различной по технологии изготовления брони.

9. Где можно увидеть

107-мм пушка образца 1910/30 гг. находится в экспозиции Музея артиллерии и инженерных войск в Санкт-Петербурге. Орудие находится на открытой площадке.

Примечания

  1. ↑ 123456Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн.: Харвест, 2000. — 1156 с.
  2. ↑ 12 Военно-исторический журнал, № 5, 2005
  3. М. Коломиец. Бои у реки Халхин-Гол. // Фронтовая иллюстрация, № 2, 2002
  4. Широкорад А. Б. Северные войны России. — М.: АСТ, 2001. — 848 с. ISBN 5-17-009849-9
  5. ↑ 12Artillery Part 4 - www.jaegerplatoon.net/ARTILLERY4.htm. Jaeger Platoon.
  6. Статистический сборник № 1 (Красная Армия на 22 июня 1941 года)
  7. Состав артиллерийско-миномётного парка в военных округах западного направления - tank.uw.ru/archive/koliestwennyj/index.khtml. TANK.uw.ru.
  8. Широкорад А. Б. Бог войны Третьего рейха. — М.: АСТ, 2002. — 576 с.: 32 л. ил. ISBN 5-17-015302-3
  9. Шунков В. Н. Оружие Красной армии - www.kursk1943.mil.ru/kursk/tw/art/s_107-1910-30.html. — Мн.: Харвест, 1999.

Литература

  • Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. — Мн.: Харвест, 2000. — 1156 с.: илл. с. — ISBN 985-433-703-0
  • Иванов А. Артиллерия СССР во Второй мировой войне. — СПб.: Нева, 2003. — 64 с. — ISBN 5-7654-2731-6
  • Шунков В. Н. Оружие Красной армии. — Мн.: Харвест, 1999. — 544 с. — ISBN 985-433-469-4

wreferat.baza-referat.ru

107 Мм и прочие относительно альтернативные закидоны — О самолётах и авиастроении

Потому, что во многих собственных АИ статейках, я неизменно предпочитаю калибр дивизионных гаубиц как раз 107 мм общепринятому 122 мм, думаю, пора более детально изложить, чем он так меня привлёк и из-за чего у меня столь резкая аллергия на 122-мм отечественную гаубицу М-30, про которую кто-то из советских маршалов сообщил: «лучше её легко ничего и быть не имеет возможности!»

А ведь может ИМХО!

Начать будет необходимо издали – c царских ещё времён, в то время, когда в начале 20-го века, заказав Путиловскому заводу изготовить для опытов 42-линейную (107 мм) и 48-линейную (122 мм) гаубицы, руководство русской армии по итогам опробований выбрало последнюю, исходя из простецкого посыла взять орудие с большой боевой эффективностью, годное под буксировку упряжкой в 6 лошадей.

(Отечественная «ветхая-хорошая» 122-мм гаубица – главное тяжёлое орудие стрелковых дивизий РККА 30-х)

Всех вдохновляло, что исходя из собственной «паспортной» мощности, боеприпас 122-мм гаубицы может одним правильным попаданием стереть с лица земли прочный ДЗОТ либо блиндаж в четыре наката. Но, практика применения гаубицы в битвах ПМВ данный оптимизм не подтвердила – тогда как лёгкие 105-мм германские дивизионные гаубицы перепахивали траншеи, выкашивая русскую пехоту, а блиндажи и Дзоты разрушали тяжёлые 150-мм гаубицы германцев – которым для этого кроме того прямого попадания не требовалось, отечественная артиллерия, мягко говоря, появилась в тактическом тупике, а грубо выражаясь, глубоко в стратегической заднице.

И виновата в этом 122-мм гаубица. Правильнее опора на неё.

Потому, что мощность 122-мм гаубиц считалась очень солидной, в структуре артиллерии русской армии тяжёлых 152-мм гаубиц было совсем не большое количество. На всю огромную армию России, в начале ПМВ имелось всего 164 тяжёлые шестидюймовые гаубицы! И это были по тогдашним понятиям сугубо Крепостные пушки!

И было с чего – так как таскать шестидюймовую гаубицу должны были в обычных дорожных условиях 8, а в тяжёлых аж 10 лошадей!

Вот и решили отечественные генералы, что потому, что 122-мм гаубица у нас очень замечательная, место ей именно в корпусной артиллерии! Тем более что до ПМВ у немцев, которых постоянно считали громадными доками по части тяжёлой артиллерии, гаубицы делились на лёгкие – 105 мм, средние – 120 мм и тяжёлые – 150 мм.

Логика же у отечественных генералов была несложная. Раз 152-мм гаубица весьма тяжёлая – ей место лишь или в крепости, или в осадной артиллерии. 122-мм – также замечательная, но значительно легче – значит быть ей корпусной.

А вот дивизии обойдутся на фиг и вовсе без гаубиц – тут очевидно прослеживалось плохое влияние французов, сделавших ставку в дивизиях на лёгкую полевую артиллерию.

Т. е. в пехотной дивизии Русском Императорской армии По большому счету не было ни одной гаубицы, а лишь лёгкие трёхдюймовые пушки. В корпусной же артиллерии, имелись только две шестиорудийные батареи тех самых 122-мм гаубиц. Т. е. на корпус всего 12 122-мм гаубиц.

В то же самое время, одна лишь германская пехотная дивизия имела 18 105-мм лёгких гаубиц, а корпус – ещё и 16 тяжёлых 150-мм гаубиц.

И вот, в то время, когда началась война, внезапно оказалось, что отечественные маленькие 122-мм корпусные гаубицы трудиться и за лёгкие гаубицы в интересах конкретных дивизий, и за тяжёлые в интересах корпуса в целом – как о том грезили отечественные генералы – не смогут! Во-первых, при БОЛЬШИХ скоростях возки в 6 км/ч, они просто физически не успевали оперативно «спуститься» с корпусного уровня на дивизионный, чтобы трудиться в интересах дивизии. Но это ещё было полбеды.

Яркое боевое использование продемонстрировало, что 122-мм гаубица не имела возможности трудиться как тяжёлая корпусная по обстоятельству дефицита мощности снаряда – того самого, мощностью которого восхищались до войны. Так как для разрушения того самого ДЗОТа либо прочного блиндажа, 122-мм боеприпасу требовалась сущая мелочь – прямое попадание в конкретную точечную цель, что для гаубиц (любых) задача сложная.

Трудиться же за лёгкие дивизионные гаубицы «близко по площадям», как германские 105-мм, отечественные 122-мм гаубицы не могли не только из-за собственной малочисленности, но и по обстоятельству очевидной нехватки снарядов – фабрики империи не могли снабжать отечественные лёгкие гаубицы металло- и порохоёмкими 122-мм выстрелами в требуемых для этого количествах, кроме того при столь малом количестве тех самых гаубиц (в ПМВ Российская Федерация вступила, имея только 512 122-мм гаубиц), и всю ПМВ отечественная армия испытывала ужасный снарядный голод как раз касательно гаубичных выстрелов. И в случае если с «голодом» трёхдюймовок совладать удалось и в ПМВ и в ВМВ, то с «голодом» 122-мм гаубиц не сумели справиться ни разу.

Казалось бы – уже по окончании революции, что мешало оценить по преимуществу тотальное превосходство германской артиллерии, имевшей в собственном арсенале 105-мм лёгкие гаубицы для оружия пехотных дивизий и тяжёлые 150-мм на корпусном уровне? Либо хотя бы тупо взглянуть по сторонам, чтобы понять несложную истину – мы фактически одни на всю землю, как белые вороны, сидим при собственных неудобных «ни рыба ни мясо» 122-мм гаубицах (немцы от своих «средних» 120-мм гаубиц разумно и вовремя отказались) и нужно безотлагательно что-то поменять – благо исправных гаубиц РККА в наследство от царской армии досталось не так уж большое количество (т. е. возможно смело переходить на другой калибр), да и опыт по части меньших калибров кое-какой уже имеется – на протяжении ПМВ из Англии было импортировано 400 лёгких гаубиц калибра 114 мм, а для горно-пехотных частей была закуплена очень лёгкая 105-мм гаубица Шнейдера Да и про ту 42-линейную гаубицу Путиловского завода возможно отыскать в памяти.

Но куда в том месте! Каждые разумные аргументы разбивались вдребезги об налаженное ещё до революции производство «могучих» 122-мм гаубиц, волевым упрочнением назначенных на пост лёгких дивизионных гаубиц (с параллельным назначением 152-мм крепостных/осадных гаубиц корпусными). Для самих же артиллеристов, как и раньше сродни идолу был всё тот же сказочный фетиш о том, что в теории, 122-мм боеприпас одним (ПРЯМЫМ!) попаданием может разрушать тот пресловутый блиндаж в пара накатов, а германская 105-мм гаубица – нет!

(105-мм германская лёгкая дивизионная гаубица времён ПМВ)

(114-мм английская гаубица)

В случае если проводить аналогию со стрелковым оружием, то это приблизительно то же самое, что вначале заявить крупнокалиберным пулемётом «Максим», а позже, назначив тот же «Максим» ручным, отказаться от перехода на разработки автоматов и промежуточный патрон только на том основании, что новый патрон, в отличие от ветхого винтовочного рантового, не пробивает металлической рельс с той же дистанции.

Необычно, что те же радетели 122-мм калибра почему-то не потребовали срочно снять с оружия 107-мм корпусные пушки, боеприпасы которых по собственной мощности кроме этого уступали боеприпасам 122-мм гаубицы. Ах! Что я говорю!

В РИ именно всё сделали напротив и в дополнение к 107-мм корпусной пушке создали ещё и 122-мм корпусную пушку А-19 – действительно, при весе за 7 тысячь киллограм эта монстрятина кроме того для корпуса была совсем неприемлемо тяжёлой и годилась разве что для РГК, где, учитывая наличие 152-мм пушки, была кроме этого совсем тщетна.

(Тщетная монструазная 122-мм пушка А-19 обр.31/36 г.)

Мне вот весьма интересно, большое количество ли было среди тех «идолопоклонников» людей, реально в сражении замечавших те прямые «лакишоты» при стрельбе из гаубицы обр.10 г., в случае если уж та самая 122-мм гаубица М-30 «лучше которой ничего не может быть» кучность стрельбы имела достаточно низкую, и добиться прямого попадания в ДЗОТ либо блиндаж она имела возможность только за счёт концентрации огня минимум батареи (а скорее целого дивизиона) на протяжении продолжительной и требующей не шутейного расхода снарядов бомбардировки. И для чего же тогда в армии держат ОБЫЧНЫЕ тяжёлые гаубицы, для которых, разбивать те блиндажи и самые Дзоты – прямая обязанность, причём не требующая прямых попаданий – максимум 4 пристрелочных выстрела, по окончании которых любое «накрытие» (кроме того без прямого попадания) для тех ДЗОТа-блиндажа фатальны.

В общем, на мой взор, 122-мм гаубицу до ПМВ совсем зря приняли на вооружение и держали на корпусном уровне, а по окончании ПМВ столь же зря опустили на дивизионный. От неё по окончании революции нужно было легко отказаться, как от орудия не оптимального по собственной сути.

Само собой разумеется, были в отечественной армии и люди осознающие, что 122 мм – калибр, мягко говоря, не рациональный и тем более не универсальный, и полемика по окончании революции между приверженцами 107- и 122-мм калибров для гаубиц имела место быть. Но, побеждала неизменно ФОРМАЛЬНАЯ мощь!

Гаубицы меньшего калибра «сватали» вначале кавалерии (да-да, отечественная кавалерия фактически все 30-е годы вооружалась теми самыми 114-мм британскими гаубицами), а ближе к концу 30-х специально для горно-стрелковых и горно-кавалерийских дивизий, для которых 122-мм гаубицы были очевидно чрезмерно тяжёлыми, проектировали лёгкие, опять-таки 107-мм гаубицы, так и не принятые в итоге на вооружение.

Но самый весьма интересно к данной теме подошёл В.Г. Грабин. Думаю, стоит тему этого пути развернуть чуть подробнее.

Как мы знаем, собственную карьеру конструктора артиллерии Грабин начал в головном тогда артКБ №2, где первую скрипку игрались трудящиеся по договору в СССР немцы во главе с инженером Фохтом.

Одной из германских разработок была новая 122-мм гаубица, имевшая имя собственное «Лубок». С отработкой данной гаубицы копались с 30 по 33 г.г., а позже передали для предстоящих мучений производственникам.

(122-миллиметровый «Лубок». Согласитесь – в данной гаубице так и чувствуется обычная немка)

И не смотря на то, что гаубица эта имела такие неоспоримо прогрессивные фишки, как новая для нашей страны схема размещения противооткатных устройств над и под стволом, клиновый затвор, подрессоренный лафет и обрезиненные цельнометаллические колёса, она имела и два принципиальных недочёта, в следствии которых её, промурыжив до середины 30-х, так и не приняли на вооружение – это однобрусный большой вес и архаичный лафет (2,25 т в боевом положении).

Ясно, что если бы отечественной выработкой и артиллерией ТТТ на артвооружения руководили не два пехотных подпоручика Тухачевский с Ефимовым (оба потом расстрелянные за собственную безграмотную, а потому вредительскую деятельность – всё равняется под каким соусом это было оформлено), а люди чутка более родные к артиллерии – настаивать на проектировании новой гаубицы с однобрусным лафетом они бы не стали, а в начале тех же 30-х бы у немцев их новую 105-мм гаубицу – так как нашли деньги на приобретение лицензий на аж сходу 6 новейших артсистем, среди которых новой лёгкой гаубицы, к сожалению, не выяснилось

Ну да хорошо. Возвратимся к Грабину, что, набравшись у немцев опыта и по окончании их отъезда начав трудиться самостоятельно, создал по заказу Ефимова и чудаков Тухачевского полууниверсальные дивизионные пушки Ф-20 и Ф-22, различавшиеся схемой размещения противооткатных устройств – у Ф-20 они размещались как на том германском «Лубке», а у Ф-22 более традиционно – под стволом, и тем, что лафет Ф-22 был с раздвижными станинами, а лафет у Ф-20 — однобрусный, но с поддоном, снабжавшем круговой обстрел – для вращения орудия, на финише однобрусного лафета имелась маленькая гусеница – в случае если приглядеться, её видно на фото.

(Полууниверсальные дивизионные пушки Ф-20 и Ф-22)

В то время Тухачевский, помешанный на идее универсализма, устроил целый конкурс и вместо созданья очень нужной РККА новой лёгкой гаубицы вынудил сходу пара артКБ заниматься универсальными и полууниверсальными дивизионными пушками.

По результатам конкурса, во второй половине 30-ых годов двадцатого века, на вооружение РККА принимается полууниверсальная пушка Ф-22 – первая у нас дивизионная пушка, имевшая раздвижные станины, подрессоренный лафет, допускавший скоростную возку на мехтяге, и ствол длиною аж 51 клб. при угле ВН аж 75 гр., что делало эту пушку настоящим уберорудием (для собственного калибра, очевидно).

Само собой разумеется, не обошлось тут и без недоработок и косяков. И далеко не во всех был виноват сам Грабин. Не он же, а придуманное любителем универсальных пушек Тухачевским ТТЗ потребовало долгого «зенитного» ствола, с таковой баллистикой, что корректировщики и наблюдатели кроме того разрывов собственных снарядов не видели – такая у пушки была дальнобойность при довольно не сильный боеприпасе. То же самое касается и огромного угла ВН – требовавшегося только для стрельбы по самолётам.

И за все эти выкрутасы от тухача, Ф-22 заплатила тем, что оказалась через чур долгой – неудобной в возке, через чур тяжёлой и, как водится у зенитных пушек, потребовала двух наводчиков (один наводил по горизонтали с одной стороны орудия, второй по вертикали – с другой).

Ещё возможно добавить, что изначально пушка и стрелять-то должна была не штатным патроном от дивизионки обр. 1902 г., а замечательным патроном от новой зенитки 3-К обр. 31 г., для чего в её конструкции предусмотрели дульный тормоз (как он смотрелся, прекрасно видно на фото Ф-20).

Но против этого выступил уже сам клиент.

В общем, как и возможно было предполагать, Ф-22 артиллеристам не понравилась и Грабин сделал её «усовершенствованную» версию, известную как дивизионная пушка Ф-22 УСВ обр. 39 г. Вот это была уже настоящая дивизионная пушка. Лафет тот же, что и у Ф-22, но переставленный на автомобильные колёса. Схема размещения противооткатных устройств – как у Ф-20.

Угол ВН на прототипе оставался громадным (с умыслом! но о нём позднее), но на серийных орудиях был уменьшен до разумных пушечных 45 гр.. Как и протяженность ствола – возвратившаяся к обычным 40 клб. (как у ветхой-хорошей ДП обр. 2/30 г.).

(Дивизионная пушка Ф-22УСВ либо легко УСВ обр. 39 г.)

Вот вам и первая альтернатива. Спрашивается – для чего было мучить конструкторов всякими универсальными и полууниверсальными глупостями, в то время, когда возможно было тихо сделать современную 40-калиберную дивизионную пушку, в виде более перспективной качалки от Ф-20 и более несложного и эргономичного лафета от Ф-22? На выходе-то оказалась бы фактически та же УСВ, но не в 39-ом, а ещё в 36-ом году!

Так вот. Во второй половине 30-ых годов двадцатого века, кроме Ф-22, Грабин напряжённо трудится над батальонным орудием Ф-23 и занимается предварительной проработкой новой полковой пушки Ф-24. Но, о полковой пушке Ф-24 чуть позднее.

По окончании провала с «Лубком» и чистки в управлении, РККА наконец спохватилась и заявила конкурс на разработку современной 122-мм гаубицы с раздвижными станинами и клиновым затвором. Кстати – до объявления этого конкурса, в Красную армию прошла целая полемика по поводу того, какого именно калибра должна быть новая лёгкая гаубица – т.е. кроме того тогда со 122-мм «идолом» не всё было разумеется и конкретно!

Но, как и при царских генералах, снова победила пресловутая «мощность» 122-мм боеприпаса – что не страно, поскольку параллельно с данной победой громадного калибра на «гаубичном фронте», победил и громадный калибр на «пушечном фронте» – что выразилось в инициировании работ по созданию дивизионных пушек калибра 95 мм. О том, сколько будут весить эти орудия нового поколения применительно к возможностям средств тяги, похоже не вспоминали.

В общем, на всех «фронтах дивизионного уровня» победил революционный максимализм. А если бы победил практический рационализм?

Тот конкурс от 1938 года победила известная М-30. Быть может, я сообщу крамольную вещь – победила к моему глубокому сожалению, потому, что собственный потенциал она смогла по-настоящему реализовать лишь ближе к концу войны – в то время, когда РККА прекратила испытывать снарядный средств голод и дефицит тяги мучил её уже не так очень сильно. В 41-ом же, М-30 была легко камнем на шее несчастной Му-му в смысле СД РККА, не имевшей ни в достаточном количестве снарядов, ни средств тяги для данной самой тяжёлой из лёгких, гаубицы в мире.

По большому счету, история принятия М-30 на вооружение достаточно необычная. Вместо прописанного в ТТЗ, затвор она имела не клиновый, а самый что ни имеется старый, от ветхой гаубицы обр.10/30 г. Но, это для гаубицы, само собой разумеется, не очень сильно критично. По сути, у меня лично претензия к М-30 лишь одна – ВЕС, мать его

Это была САМАЯ тяжёлая гаубица из всех представленных на конкурсе. Масса в боевом положении опытного образца чуть больше 2200 кг (что по окончании каждых опробований всё увеличивали и увеличивали для усиления конструкции), а серийная гаубица весила уже 2450 кг!

Гаубица же Грабина, при клиновом затворе, весила намного меньше, но её не приняли на вооружение. Из-за чего? В соответствии с записи из издания арткомитета, его Ф-25 на тот конкурс :

«122 мм гаубица Ф-25, созданная з-дом № 92 в настоящем времени интереса не воображает, т. к. уже закончены полигонные и войсковые опробования 122-мм гаубицы М-30, более замечательной, чем Ф-25».

В чём заключалась громадная мощность, не совсем ясно, потому, что незначительно более высокую нач. скорость (525 против 510 м/с) М-30 имела при совершенно верно такой же длине ствола, что и у Ф-25, лишь за счёт более лёгкого боеприпаса (21,76 кг против 22 кг). При том, что угол ВН Ф-25 имела больший (-5гр. – +65 гр. против -3 гр. – +64 гр.). И никого, наверное, ровным счётом не интересовало, что Ф-25 не только всецело соответствовала ТТТ и имела фактически такие же ТТХ, что и М-30, но наряду с этим была существенно легче. (Правильные эти массы Ф-25, приведённые Широкорадом, в 1830 кг у большинства приводят к, но в случае если исходить из того факта, что Грабин сделал тогда «дуплекс» 122-мм гаубицы Ф-25 и 95-мм пушки Ф-28, а вес последней 2075 кг, то масса Ф-25 кроме этого чуть ли превысит значительно те самые 2 т).

Да-да, кроме собственных преимуществ, гаубица Грабина была к тому же ещё и дуплексом! На том же лафете помещалась ещё и новая 95-мм пушка! (Ответ, что такие орудия необходимы РККА в качестве дивизионных, было официально принято ещё до конкурса 1938 года).

(122 мм гаубица Ф-25 и 95 мм пушка Ф-28)

(М-30 – одна из лучших гаубиц ВМВ – обратите внимание на колёса от всё той же Ф-22)

Вот ещё одна альтернатива! Вместо чрезмерно тяжёлой, конкретно требующей механической тяги М-30 (боевой вес на целую тонну больше, чем у гаубицы обр. 10/30 г.), РККА имела возможность бы взять превосходный дуплекс из 122-мм гаубицы и 95-мм пушки.

Причём любая из этих артсистем весила бы в районе 2 т – фактически столько же, сколько весила германская лёгкая 105-мм гаубица, и на 300-400 кг меньше, чем М-30! Это ли не прэлестная альтернатива?!

Но, проиграв конкурс на 122-мм гаубицу (правильнее, возможно сообщить, опоздав на него), Грабин не опустил рук и постарался заинтересовать военных более лёгкой 107-мм гаубицей – благо по окончании Ф-20, Ф-22, Ф-25 и Ф-28, сделать хорошую 107-мм гаубицу – дело для для того чтобы «зубра», как Грабин, уже не умное! Её качалка, конструктивно повторявшая бы решения Ф-20, Ф-25 и Ф-28, превосходно вписывалась в лафет Ф-22 – а позднее и в лафет предсерийной Ф-22 УСВ (имевшей в полной мере гаубичный угол ВН).

По большому счету, если доверять Широкораду, Грабин придумал наложить на в полной мере успешный лафет Ф-22 качалку 107-мм гаубицы, сделанной по аналогичной схеме, что и Ф-25, ещё во второй половине 30-ых годов XX века! Т.е. именно в то время, когда в Красную армию по окончании устранения Тухачевского и Ефимова шла дискуссия, какой быть новой лёгкой гаубице. Эта гаубица в списке перспективных работ Грабина проходит как 107-мм гаубица Ф-27 (не путать с танковой пушкой Ф-27, взявшей данный индекс по причине того, что 107-мм гаубица не прошла дальше инициативных разработок Грабина.

И данный случай не исключение). Но и данный вариант остался не востребованным. А жаль! Весьма жаль! Как Вам такая АИ?

В случае если уж мы так и не потянули замечательный (в смысле годный лишь под мехтягу) дивизионный дуплекс из 122-мм гаубицы и 95-мм пушки на одном лафете, то уж более лёгкий (и по части тяги универсальный) дивизионный дуплекс из 107-мм гаубицы и 76,2-мм пушки сварганить и принять на вооружение, было бы очень мило в любой АИ.

Кстати, тот же Грабин чуть позднее трудился над наложением ствола собственной 95-мм пушки на лафет М-30! И в том же 38-ом он-таки доделывает собственную, задуманную ещё в 36-ом полковую Ф-24. Но её забраковали за однобрусный лафет, что было вовсе не неточностью Грабина, а острым жаждой сделать пушку как возможно легче и несложнее.

Однако, пушку Ф-24 он переделал и предложил новый вариант уже с раздвижными станинами (наряду с этим сумел не выпасть из веса до тонны). Но армия посчитала в то время модернизацию полковой артиллерии не актуальной А сейчас, давайте взглянуть на ту Ф-24 с раздвижными станинами весьма пристально. Ничего не напоминает?

(76,2 мм полковая пушка Ф-24)

Верно! Именно на данный лафет и в эту самую качалку Грабин «воткнул» 57 мм ствол ПТП! Так показалась противотанковая пушка Ф-31 (не путать с горной трёхдюймовкой, имевшей опять-таки совершенно верно такую же маркировку и совершенно верно равно как и 107-мм гаубица Ф-27, оставшейся только одной из невостребованных грабинских разработок), больше известная как очаровашка ЗиС-2.

(57 мм противотанковая пушка ЗиС-2)

А позже, на том же лёгком и компактном лафете, была «на скорую руку» «сварганена» известнейшая дивизионная ЗиС-3, оказавшаяся лишь благодаря наличию действенного дульного тормоза, навинченного на ствол от УСВ. И ВСЕ эти пушки имели полуавтоматику от Ф-22. Вот так оно всё взаимосвязано!

(76,2 мм дивизионная пушка ЗиС-3)

А позже, многие ещё удивляются – как Грабину получалось так скоро разрабатывать хорошие пушки! Он же легко великий рационалист!

Не забывайте – танковую Ф-32 (а соответственно и самую массовую отечественную танковую пушку ВМВ Ф-34), которую Грабин также так как не с потолка вымутил, а практически собрал из деталей и узлов всё той же Ф-22.

Вот сейчас и представьте себе альтернативку, в которой РККА к концу 30-х имеет на вооружении грабинские:

  • – 76,2-мм полковую пушку Ф-24 с раздвижными станинами и полуавтоматическим затвором, в которой не сложно при необходимости поменять 76,2-мм трубу полковой пушки на 57-мм ствол замечательной противотанковой,
  • – 76,2-мм дивизионную пушку Ф-22УСВ,
  • – 107-мм лёгкую гаубицу Ф-27 (на лафете прототипа Ф-22 УСВ),
  • – 122-мм гаубицу Ф-25,
  • – 95-мм тяжёлую дивизионную пушку Ф-28 (на лафете гаубицы Ф-25),
  • – 57-мм противотанковую пушку Ф-31 (она же ЗиС-2), на лафете полковой Ф-24,
  • – 76,2-мм танковую пушку Ф-34.
  • – 95-мм танковую пушку Ф-39.

На подходе по мере необходимости:

  • – 107-мм танковая пушка и новая 107-мм корпусная пушка,
  • – очень лёгкая и компактная 76,2-мм пушка ЗиС-3 на лафете ЗиС-2, которую, как и в РИ, возможно формально вычислять дивизионной и заменять ею УСВ, но наряду с этим, по факту и везде применять как замечательную полковую и противотанковую (с 1000 м пробивала до 50 мм брони – чего в 41-ом более чем!), наровне с лёгкой 45-мм и средней (по калибру!) 57-мм. К тяжёлым же противотанковым возможно отнести и те Ф-22 с их 50-калиберными стволами (с 1000 м пробивала более 50 мм брони), что промышленность успела выпустить до перехода на «умеренную» 40-калиберную УСВ.

Излишне сказать, что полуавтоматика и по большому счету казённые части всех этих орудий конструктивно, соответственно и технологически и эксплуатационно, очень близки и эргономичны и промышленности и армии.

И не смотря на то, что я лично считаю, что со временем главной будет как раз 107-мм лёгкая гаубица (по причине того, что она ИМЕНО ЧТО ЛЁГКАЯ в прямом смысле слова), сразу же отказываться от калибра 122 мм в конце 30-х уже объективно поздно – как раз исходя из этого в перечне фигурирует Ф-25, а «моя прелесть» 107-мм гаубица пускай достаётся в первую очередь кавалерии и Неспешно вытесняет 122-мм гаубицы из стрелковых частей.

Но возвратимся к нашим проблемам с «ни рыба ни мясо» 122-мм гаубицей. До тех пор пока Тухачевский деятельно мешал армии обзаводиться реально нужными ей артсистемами, заставляя артКБ заниматься всякой хернёй навроде мортир, динамо-реактивных, универсальных, полигональных орудий и батальонных, ветхая-хорошая 122-мм гаубица как и раньше «царила» в Красную армию и быстро размножалась (выпуск будет свёрнут лишь в 1941-ом году, в то время, когда из задела 40-го года соберут последние 21 орудие) – лишь в 1939-ом году РККА возьмёт 1294 этих анахронизма, а в 1940-ом — 1139! Напомню – это гаубицы с архаичным ОДНОБРУСНЫМ лафетом, сектором ГН всего 9 гр., дальнобойностью до девяти километров и скорострельностью до 4 выстр/мин.

Для сравнения – ставшая В первую очередь 30-х основной в Вермахте 105-мм лёгкая гаубица обр. 18 г. стреляла на 10,6 км, имела сектор обстрела 56 гр. и скорострельность до 8 выстр/мин. Наряду с этим допустимая скорость возки у «немки» была в три раза выше.

Не забывайте, я в собственной статье об альт. МСД все простые стрелковые дивизии вооружал лишь ветхими 122-мм лёгкими гаубицами? Так так как было с чего!

Из 8700 наличных 122-мм гаубиц, новых было лишь 2000.

Т.е. кроме того в случае если снять ветхие гаубицы с выпуска уже в 38-ом, заменив на 122-мм Ф-25 (каковые отправятся на восполнение утрат в частях, вооружённых ветхими 122-мм гаубицами, до их вывода из полного перевооружения и боёв на 107-мм Ф-27), все кадровые части к началу ВОВ всё равняется в подавляющем большинстве будут как и раньше вооружены ветхими 122-мм гаубицами. Потому что финиш 30-х – это весьма поздний срок для масштабного перевооружения на новый калибр.

Не хорошо, что в то время, когда в СССР поняли наконец, что армии нужна новая лёгкая гаубица (а со ветхими тяжёлыми гаубицами наблюдался совершенно верно такой же завал – благодарю главе оружий его друзьям и Тухачевскому!), ветхих гаубиц в армии было уже так много, что переходить на новый уменьшенный калибр никто в РИ просто не решился. Всё уныло поплелось вперёд – к трагедии. А она была легко неизбежна!

Как уже говорилось выше, царские генералы принимали на вооружение самая мощную гаубицу, которую имели возможность таскать шесть упряжных лошадей – тем более что они-то желали вовсе не дивизионную, а корпусную гаубицу. Исходя из этого нет ничего необычного, что новая 122-мм гаубица М-30 по массе фактически догнала ветхую, прежд

Доходность КВ-2 (Пуха 107 мм)

Увлекательные записи:
Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:
  • Про «артиллерийские» танки, «противопехотные» танковые пушки и прочие чудесные вывихи сознания.

    Среди массы любителей военной истории, возможно, бетонно укоренился миф, что трёхдюймовые (либо в германском варианте 75 мм) короткостволые танковые…

  • Альтернативная артиллерия от в. г. грабина

    Не очень сильно возможно я и совершу ошибку, в случае если сообщу, что чуть ли кто из любителей военной истории (её технической составляющей) не…

  • Танкомир 26-27-28 (часть 3.1) зсу и прочие на шасси т-26

    Для монтажа на автомобильных шасси были созданы довольно лёгкие и не через чур дорогие спаренные и счетверённые установки пулемётов «Максим», ДП, ДТ а…

  • Альтернативное развитие линейки бт

    К середине 30-х, Т-26 и БТ устраивать армию фактически прекратили. Их недочёты всем известны. Особенно в сравнении с новыми лёгкими танками,…

  • Альтернативный первый позиционный танк ркка

    Во второй половине 20-ых годов XX века, при разработке программы танко-тракторно-бронеавтомобильного оснащения РККА, вопрос создания позиционного…

  • Не очень альтернативный тяжёлый танк ркка

    Разработку нового тяжёлого танка на замену неудачному Т-35А, продолжительно откладывали, аргументируя чрезмерно большой ценой постройки и разработки…

stroimsamolet.ru

107-мм горная гаубица обр. 1918

Создавалась как более мощное орудие для замены 76-мм гаубиц в горной артиллерии. Ствол более крупного калибра и меньшей длины был установлен на лафет 76-мм горной гаубицы обр. 1910 г. При создании орудия также учитывалось требование сокращения номенклатуры боеприпасов.

Предназначалась для уничтожения навесным огнем живой силы и огневых точек противника в горной и горно-лесистой местности.

Первоначально именовалась «42-линейной горной гаубицей обр. 1918 г.» и поступала в артиллерийские батареи горнопехотных частей.

По новой системе обозначений получила название «107-мм горная гаубица обр. 1915 г.».  С 20-х годов стало использоваться как полковое орудие в горнопехотных полках. К 1940 году в войсках и на складах имелось более 700 таких гаубиц.

Орудие состояло из ствола с затвором, и лафета со щитом и колесным ходом.

Ствол нарезной, разборный, состоял из трубы, скрепленной кожухом, и скрепляющих колец.

Затвор клиновой, открывался вправо, закрывание и открывание затвора производилось поворотом рукоятки в один приём.

Лафет однобрусный складной коробчатого типа.

Противооткатные устройства смонтированы в люльке под стволом, состояли из гидравлического тормоза отката и пружинного накатника. При выстреле противооткатные устройства оставались неподвижными.

Колеса деревянные.

Гаубица буксировалась четверкой лошадей. Также к орудию полагался снарядный ящик, использовавшийся в качестве передка. Заряды перевозились в отдельном ящике. Была предусмотрена разборка орудия для транспортировки в конских вьюках. Всего таких вьюков было семь: передняя часть ствола с прицелом, задняя часть ствола с затвором, люлька с противооткатными устройствами, щит, колёсный ход, складной лафет, боекомплект.

Расчёт орудия — 6 человек.

В боекомплект гаубицы первоначально входили несколько типов выстрелов раздельного заряжания с фугасными гранатами, картечами и шрапнелями, а позднее были добавлены также осколочно-фугасные, бронебойные, химические, дымовые и осветительные снаряды.

nweb.su

107-мм конная гаубица обр. 1915

Создавалась как мощное орудие для навесного огня в конной артиллерии. Представляла собой не разборный вариант 107-мм горной гаубицы обр.1915 г.

Предназначалась для уничтожения навесным огнем живой силы и огневых точек противника, расположенных как на открытой местности, так и в полевых укреплениях.

Первоначально именовалась «42-линейной конной гаубицей обр. 1915 г.» и состояла на вооружении полков конной артиллерии (в полку полагалось по две шестиорудийных гаубичных батареи), иногда использовалась в бригадах егерей и морской пехоте.

К 1940 году в войсках и на складах имелось 500 таких гаубиц.

 

Орудие состояло из ствола с затвором, и лафета со щитом и колесным ходом.

Ствол нарезной, состоял из трубы, скрепленной кожухом, и скрепляющих колец.

Затвор клиновой, открывался вправо, закрывание и открывание затвора производилось поворотом рукоятки в один приём.

Лафет однобрусный коробчатого типа.

Противооткатные устройства смонтированы в люльке под стволом, состояли из гидравлического тормоза отката и пружинного накатника. При выстреле противооткатные устройства оставались неподвижными.

Колеса деревянные.

Гаубица буксировалась четверкой лошадей. Также к орудию полагался снарядный ящик, использовавшийся в качестве передка. Заряды перевозились в отдельном ящике. Была предусмотрена разборка орудия для транспортировки в конских вьюках. Всего таких вьюков было семь: передняя часть ствола с прицелом, задняя часть ствола с затвором, люлька с противооткатными устройствами, щит, колёсный ход, складной лафет, боекомплект.

Расчёт орудия — 6 человек.

В боекомплект гаубицы первоначально входили несколько типов выстрелов раздельного заряжания с фугасными гранатами, картечами и шрапнелями, а позднее были добавлены также осколочно-фугасные, бронебойные, химические, дымовые и осветительные снаряды.

nweb.su