Пистолеты-пулемёты Второй Мировой войны. Пистолеты пулеметы второй мировой


Пистолет-пулеметы Второй мировой войны. Германия.

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)

id77.livejournal.com

Пистолеты-пулемёты Второй Мировой войны Википедия

ПП Uzi. Израиль, 1954 — наст. время Пистолет-пулемёт M3

Пистолет-пулемёт (ПП) — индивидуальное ручное автоматическое стрелковое оружие непрерывного огня, использующее для стрельбы пистолетный патрон.

Понятия и определения

Принятое в русском языке обозначение данной разновидности оружия является не вполне удачным и скорее запутывает, чем проясняет его характеристики, особенности устройства и применения: ни в том, ни в другом, ни в третьем пистолет-пулемёт не является в какой-либо степени совмещением пистолета (личного оружия самообороны на самом ближнем расстоянии) и пулемёта (группового оружия, стрельба из которого осуществляется со станка, треноги или сошек), а скорее может быть назван вполне самостоятельным видом оружия, причём видом весьма вариативным, родственным (в зависимости от конкретного образца) либо автоматическому пистолету, либо автоматическому карабину (в просторечии «автомату»).

С точки зрения современных отечественных отраслевых стандартов,

ГОСТ 28653-90 Оружие стрелковое. Термины и определения

37. Пистолет-пулемёт — Автомат, в конструкции которого предусмотрена стрельба пистолетными патронами

Таким образом, ПП назван разновидностью автомата, который сам по себе определяется ГОСТом как «автоматический карабин». В исторической перспективе данное определение, несомненно, близко к истине: ещё В. Е. Маркевич в своей небезызвестной книге «Ручное огнестрельное оружие» определял[когда?] пистолет-пулемёт как «в сущности … автоматический пистолет-карабин … [который] сконструирован под пистолетный патрон, имеет ствол пистолетной длины и карабинную ложу»[источник не указан 659 дней]. Однако в приведённом непосредственно в ГОСТе виде оно, во-первых, противоречит принципу историзма, — автомат в принятом в сегодняшнем словоупотреблении смысле (автоматическое оружие под промежуточные боеприпасы) появился существенно позже, чем пистолет-пулемёт, а во вторых — является устаревшим, так как исключает из рассмотрения большое количество современных моделей ПП, не имеющих уже форм-фактора карабина, таких, как многие модификации MP5K или Agram 2000, стрельба из которых осуществляется с рук без упора в плечо либо с ремня. Фраза же «в конструкции которого предусмотрена стрельба пистолетными патронами» вообще допускает неоднозначную трактовку и уже поэтому не соответствует задачам стандартизации терминологии: из неё невозможно почерпнуть то, имели ли авторы стандарта в виду оружие, рассчитанное на стрельбу исключительно пистолетными патронами, или некое гипотетическое бикалиберное оружие — автомат, в обычной ситуации ведущий огонь типичными для этого вида оружия промежуточными боеприпасами, «в конструкции которого предусмотрена возможность стрельбы» пистолетными боеприпасами в качестве дополнительной функциональности.

Наиболее универсальным определением для пистолета-пулемёта как вида оружия, видимо, могло бы быть — автоматическое оружие, ведущее непрерывный огонь пистолетными патронами, при этом по массово-габаритным характеристикам явно уже не попадающее в класс автоматических пистолетов. К сожалению, существующая в последнее время тенденция причислять к пистолетам-пулемётам близкое к ним по тактической нише укороченное оружие под промежуточные патроны, такое, как HK53 или АКС74У, делает границы класса ПП ещё более размытыми, чем ранее.

Так или иначе, главным отличием пистолетов-пулемётов от автоматов / «штурмовых винтовок» всё же следует считать применение сравнительно маломощных пистолетных патронов. Это позволяет использовать более простые схемы работы автоматики, использующие энергию отдачи свободного или полусвободного затвора, а также упрощает и удешевляет конструкцию оружия в целом. В результате для пистолетов-пулемётов характерны относительно высокая надёжность (обусловленная простотой устройства), меньшие по сравнению с автоматами и винтовками габариты и масса (для современных образцов), сравнительная дешевизна, а также — сочетание высокого темпа стрельбы (до 1 000-1 250 выстр./мин) и практической скорострельности (до 80-100 выстр./мин) со сравнительно низкой отдачей (по сравнению с винтовочным или промежуточным патроном).

В то же время, ведение из них эффективного огня на дистанции свыше 100—120 метров (для самых современных моделей под пистолетные патроны нового поколения — до 200 м) практически невозможно из-за невысокой мощности боеприпаса, малой настильности траектории и поражающей способности пули, что существенно ограничивает применение пистолетов-пулемётов в частях современных регулярных армий.

Правда, прицельные приспособления ПП, особенно — старых моделей, выпущенных до Второй мировой войны, могут быть размечены и до 500 метров, и даже на большую величину, но это не должно вводить в заблуждение относительно боевых качеств таких образцов — в те годы предполагалось, что ПП будет использоваться в том числе и в качестве лёгкого ручного пулемёта, и эти отметки на прицеле были предназначены для ведения «беспокоящего» огня на дистанции, на которой прицельный выстрел был уже невозможен (отсюда же — сошки и магазины повышенной, вплоть до 100 патронов, ёмкости на многих моделях ПП тех лет). Практика боевого применения ПП быстро разрушила эти иллюзии, в результате большинство образцов, разработанных в период Второй мировой войны, уже имели самые примитивные прицельные приспособления, допускающие стрельбу на дальность 100—200 метров, что вполне соответствовало их реальным боевым качествам. Впрочем, ещё в 1942 году в СССР велись работы над пистолетом-пулемётом в форм-факторе ручного пулемёта и с ленточным питанием (ЛАД), предназначенным для оказания непосредственной огневой поддержки в бою на ближней и средней дальности.

В настоящее время чаще всего ПП используют органы правопорядка, спецслужбы, группы быстрого реагирования, штурмовики, а также — экипажи бронетехники, артиллерийские расчёты, ракетчики, связисты, тыловые офицеры и другие военнослужащие, непосредственный огневой контакт с противником для которых не является штатной ситуацией (так называемая «вторая линия») в качестве оружия самообороны — из-за малых габаритов оружия при сравнительно большой огневой мощи. Боевое назначение современного ПП можно сформулировать как — огневой контакт в условиях плотной городской застройки на дистанциях до 100—120 м, либо непосредственная самооборона военнослужащих в ближнем бою.

В исторической перспективе, ПП являются чрезвычайно многообразным видом оружия, включающим в себя целый спектр образцов, от напоминающих по габаритам ручной пулемёт и снабжённых сошками для повышения устойчивости при ведении огня очередями — до предельно миниатюрных, предназначенных для скрытого ношения. Даже среди современных представителей этого класса наблюдается большое разнообразие форм-факторов и массо-габаритных характеристик. При этом по принципу действия практически все современные образцы ПП более или менее идентичны, — а их основные различия касаются таких областей, как технология изготовления, порядок сборки и разборки, эргономика, удобство ношения и эксплуатации, и так далее.

Малогабаритные ПП приближаются к пистолетам, способным вести автоматический огонь, вроде АПС или Beretta 93R, но, в отличие от последних, для ПП огонь очередями всегда является основным его видом, поэтому по сравнению с автоматическими пистолетами они обычно имеют бо́льшие габариты и длину ствола, ёмкость магазина, мощность, а также — не имеют окружающего ствол кожуха-затвора пистолетного типа. Впрочем, при этом, например, польский PM-63 RAK традиционно относится к ПП, но имеет кожух-затвор, а Micro Uzi, хоть и построен по схеме «настоящего» ПП, всё же ближе к автоматическим пистолетам.

В какой-то мере новым видом оружия, созданным в последние десятилетия на основе ПП и в значительной степени близким к ним по характеристикам и назначению, является так называемое личное оружие самообороны военнослужащего, или PDW — малоразмерное автоматическое оружие для ближнего боя, выполненное под пистолетные патроны повышенной мощности с улучшенной баллистикой и пробивной способностью пули.

История

Предыстория

Расчёт станкового пулемёта. Первая мировая война.

Пистолет-пулемёт возник в годы Первой мировой войны, наряду с такими видами вооружений, как танк и химическое оружие, будучи в глазах своих создателей составной частью разрешения так называемого «позиционного тупика». Как это часто бывает в случае наличия объективных предпосылок для появления того или иного технического устройства, идея этого вида оружия возникла и была реализована практически одновременно сразу в нескольких странах.

К тому времени автоматический огонь пулемётов уже весьма убедительно показал свою высокую эффективность, особенно в «окопной» позиционной войне. Однако пулемёты тех лет, как правило, стреляли с лафета или станка, были очень тяжёлыми, — например, знаменитый пулемёт Максима весил без станка, воды и патронов около 20 кг, а в готовом к бою виде со станком — более 65 кг, и обслуживались расчётом из нескольких, — от 2 до 6, — человек. Будучи идеальными для обороны укреплений, они совершенно не подходили для активных наступательных действий.

Вполне логичной в такой ситуации была идея создания более лёгкого оружия того же типа, которое мог бы переносить и эффективно использовать в бою один человек. Эта плодотворная мысль привела к появлению сразу трёх новых видов оружия: ручного пулемёта, первоначально с трудом отличимой от последнего автоматической винтовки и, собственно, пистолета-пулемёта.

Первые образцы

«Вилар-Пероза» М1915.

Исходя из идеи облегчения и повышения тактической мобильности пулемёта, в 1915 году в Италии майором Абелем Ревелли (Bethel Abiel Revelli) был создан лёгкий двуствольный ручной пулемёт Villar-Perosa M1915 под пистолетный патрон Глизенти (9×20 мм). Он сравнительно широко использовался в итальянской армии, причём особенно активно — горными и штурмовыми частями. Существовали варианты для стрельбы как со станка, так и с сошек или с рук, — что в какой-то мере делает это оружие также предвозвестником концепции единого пулемёта. Также предполагалось использовать его как авиационный, но в авиации особого распространения оружие не получило из-за низкой поражающей способности пистолетных пуль и малой для воздушного боя дальности стрельбы.

Принадлежность этого громоздкого оружия, представлявшего собой спарку двух ствольных коробок с расположенными сверху отдельными магазинами и общим спуском с гашеткой, имевшего исключительно высокий темп стрельбы — 3000 выстрелов в минуту (по 1500 на ствол), к полноценным пистолетам-пулемётам в современном значении этого слова является, возможно, спорным вопросом. Однако ближе к концу войны на его базе был создан уже вполне традиционно устроенный и выглядевший ПП — Beretta M1918 системы Тулио Маренгони. Он представлял собой по сути одну из ствольных коробок «Вилар-Перозы», дополненную обычным спусковым механизмом со спусковым крючком и установленную в деревянную ложу карабина. Встречается, однако, также информация о том, что Beretta M1918 являлся самозарядным карабином, лишённым возможности ведения автоматического огня; вероятно, речь может идти и о существовании двух различных вариантов оружия.

Также в 1915 году в Австро-Венгрии был создан тяжёлый пистолет-пулемёт с водяным охлаждением Standschütze Hellriegel M1915, произведён в очень ограниченном количестве прототипов. Он был испытан на полигоне в октябре 1915 года и использовал унитарный пистолетный патрон 9×23 mm Steyr.

После окончания войны оставшиеся на складах «спарки» также были в основном переделаны в более практичные одноствольные ПП — Villar-Perosa OVP M1918, которые получали винтовочный приклад и обычный УСМ со спусковым крючком. Обе системы — и «Беретта», и «Вилар-Пероза», — имели замедлители отхода затвора, предназначенные для уменьшения темпа стрельбы до разумных для ручного оружия пределов — порядка 900 выстрелов в минуту. Например, в OVP использовался полусвободный затвор, отход которого назад незначительно замедлялся путём поворота на небольшой (порядка 45 градусов) угол за счёт взаимодействия его специальных выступов с винтовыми канавками на внутренней поверхности ствольной коробки.

Той же самой идеей лёгкого ручного пулемёта под пистолетный патрон руководствовались и создатели считающегося в США первым в мире пистолета-пулемёта Томпсона, разработанного под руководством генерала Джона Т. Томпсона (John Taliaferro Thompson) группой инженеров во главе с Теодором Эйкхоффом (Theodore H. Eickhoff) в период с 1916 по 1919 год.

Именно генерал Томпсон изобрёл термин submachine gun, — как раз и означающий дословно «подпулемёт», в значении более лёгкой разновидности пулемёта, — которым по сей день обозначают этот тип оружия в США и, отчасти, в других англоязычных странах.

Любопытно, что Томпсон со своей командой инженеров начинал разработки с идеи автоматической винтовки, и лишь позднее переключился на разработку лёгкого, переносимого одним человеком пулемёта, пригодного для наступательных действий в окопной войне и рассчитанного под пистолетный патрон .45 ACP, из-за выяснившейся вскоре непригодности выкупленного им у изобретателя полусвободного затвора системы Блиша для более мощных винтовочных боеприпасов.

Поучаствовать в войне ПП Томпсона не успел, — по легенде, первая партия этого оружия, предназначенная для проверки на фронте, прибыла в доки Нью-Йорка 11 ноября 1918 года — как раз в день её окончания, однако в межвоенные годы он получил широкое распространение и громкую славу как оружие гангстеров и полиции, а также применялся во Второй мировой войне.

Также в США в 1917 году было разработано оружие, хотя и не имеющее прямого отношения к ПП, но тем не менее близкое по назначению и потому часто затрагиваемое при рассмотрении истории этого вида оружия, — чрезвычайно любопытное устройство, так называемое приспособление Педерсена[en] — по имени изобретателя, или официально, US Automatic Pistol, Caliber .30, Model of 1918. Оно представляло собой вкладыш, который, будучи вставлен вместо затвора в ствольную коробку винтовки Springfield M1903, превращал её в некое подобие пистолета-пулемёта — или, точнее, самозарядного карабина под пистолетный патрон, — ведущего одиночный огонь специальными пистолетными патронами 30-го калибра (.30-18 Auto). Считалось, что это позволит радикально повысить огневую мощь пехоты в ближнем бою, при этом сохранив возможность использования магазинной винтовки по прямому назначению.

Однако эта идея себя не оправдала ввиду большой массы, добавляемой устройством к экипировке пехотинца (в общей сложности порядка 7 кг), сравнительной дороговизны реализации, неудобства в использовании, а также необходимости доработки винтовки для установки вкладыша — необходимо было проделать окно для выброса стреляных гильз. Существовали также экспериментальные варианты для винтовок Ли-Энфилд и Мосина (последняя выпускалась в США фирмой «Ремингтон» по заказу царского правительства, после революции партия винтовок была конфискована и принята на вооружение Армии США как Model 1916). Устройства Педерсена выпускались с 1918 по 1920 год, но никогда не использовались в бою, а в начале 1930-х годов были списаны и в основном уничтожены.

Артиллерийский «Люгер».

Немцы подошли к созданию ПП с другой стороны, но получившееся в итоге оружие было по сути весьма близко к уже описанным выше итальянскому и американскому образцам. До этого они уже в течение длительного времени экспериментировали с тяжёлыми пистолетами, такими, как Mauser C96 или артиллерийская версия Luger P08, имевшими длинные стволы, магазины большой ёмкости и приставные приклады. Пытаясь найти путь повышения их огневой мощи, конструкторы пришли к идее увеличения ёмкости магазина и повышения плотности огня за счёт добавления режима стрельбы очередями. Однако для пистолета этот путь оказался бесперспективным: точность и дальность автоматического огня даже при его ведении с установленным прикладом оказались неудовлетворительны.

Поэтому было создано более тяжёлое и мощное оружие под тот же патрон, по своим характерным признакам промежуточное между пистолетом, пулемётом и лёгким карабином,— имеющее размеры и форм-фактор последнего, темп стрельбы второго и использующее патрон, позаимствованный у первого, — пистолет-пулемёт MP18/I. Так как в создании этого оружия немцы шли от разработок в области пистолетов, вполне логичным выглядит то, что в немецком языке он получил название maschinenpistole, то есть, дословно, «автоматический пистолет», или, точнее, — «пистолет, стреляющий очередями». Любопытно, что оригинальный барабанный магазин на 32 патрона МР18 позаимствовал как раз у артиллерийской версии пистолета-карабина «Люгер» P 08.

MP18/I был принят на вооружение на несколько месяцев позднее итальянского Beretta M1918, но испытания опытных образцов начались ещё в 1916 году, что позволяет немцам рассматривать именно его как первый в мире пистолет-пулемёт. Он нашёл ограниченное применение на фронтах Первой мировой, состоял на вооружении штурмовых отрядов (Stosstruppen) и показал себя в качестве высокоэффективного оружия для ближнего боя при штурме окопов и траншей, в этих условиях дающего вооружённой им пехоте подавляющее превосходство над противником, имеющим лишь самозарядные пистолеты и магазинные неавтоматические винтовки.

Межвоенный период

Не вдаваясь в вопросы национального приоритета, в данном случае не принципиальные, необходимо отметить как факт наличие многообразия подходов к созданию одного и того же вида оружия. Если немцы пришли к созданию ПП через опыты со всё более тяжёлыми и имеющими всё большую огневую мощь пистолетами, то итальянцы и американцы, образно говоря, в качестве отправной точки избрали противоположный конец существовавшего в то время спектра стрелкового оружия — пулемёт, ещё только-только выделившийся из состава артиллерии, но уже громко заявивший о себе на полях сражения Первой мировой, и путём его последовательного облегчения пришли к идее пистолета-пулемёта.

Это важно, так как в межвоенный период в ходе анализа боевого опыта Первой мировой войны наличие такого спектра различных подходов к созданию ПП привело к возникновению в кругах военных специалистов принципиально различных подходов и к его боевому применению в будущих войнах.

Так, рядом экспертов пистолет-пулемёт признавался мощным вспомогательным огневым средством, оружием поддержки пехоты в бою на самых ближних дистанциях, — до 200 метров, — то есть, своего рода лёгким ручным пулемётом, а в какой-то мере даже альтернативой обычному ручному пулемёту. Созданные с таким «прицелом» образцы этого вида оружия обычно снабжались длинными стволами, нередко с возможностью их быстрой смены во время боя, сошками для большей устойчивости при ведении автоматического огня, магазинами повышенной ёмкости и прицельными приспособлениями, проградуированными до 500, а то и до 1 000 метров, рассчитанными на возможность ведения «беспокоящего» огня по групповой цели.

Финский ПП «Suomi» модели 1931 года.

Типичным примером этого направления может послужить пистолет-пулемёт «Суоми», в 1931 году принятый на вооружение финской армии, испытывавшей нехватку ручных пулемётов и попытавшейся компенсировать её за счёт введения ПП. «Суоми» имел довольно длинный ствол с возможностью очень быстрой смены в бою, 70-патронный дисковый магазин на большей части выпуска, прицел, проградуированный до 500 метров, сошки в некоторых вариантах. По своей массе, — 7,5 кг в снаряжённом виде, — «Суоми» был вполне сравним с пулемётом. В пехоте он был введён в количестве 72 единиц на полк, по 2 на взвод, — столько же, сколько и обычных ручных пулемётов. Также выпускались его модификации для вооружения ДОТов и бронетехники.

В Чехословакии ПП ZK-383 также был введён как оружие поддержки уровня пехотного отделения, о чём свидетельствует наличие сошек и быстросменного ствола. Подобные образцы создавались в то время и в других странах, например — не принятая на вооружение «военизированная» модификация ПП Томпсона М1923, имевшая длинный ствол и складные сошки.

Иной подход в основном сводился к признанию пистолета-пулемёта своего рода более мощной альтернативой пистолету, наиболее пригодной для его замены на вооружении непосредственно участвующего в боевых действиях командного состава, бойцов «второй линии», а также — различного рода вспомогательных частей и подразделений.

Именно такой подход практиковался, в частности, в Красной Армии[1]. Разработке пистолетов-пулемётов в СССР уделялось достаточно большое внимание, к ней приступили ещё в середине 1920-х годов. 27 октября 1925 года Комиссия по вооружению РККА, формируя планы по введению новых образцов стрелкового оружия, постановила:

…считать необходимым младший и средний комсостав перевооружить автоматическим пистолетом[-пулемётом], оставив Наган на вооружении старшего и высшего командного состава.

— причём в качестве потенциального прототипа общего типажа оружия указывался ПП германской фирмы Dreyse RM&M Rheinmetall MP 19 системы Луиса Штанге.

В это же время был создан целый ряд опытных конструкций, таких, как «лёгкий карабин» Токарева или опытный пистолет-пулемёт Дегтярёва, выполненный на основе развития конструкции его же пулемёта.

В Отчётном докладе Реввоенсовета СССР от декабря 1929 года было указано, что:

Принятая система пехотного вооружения РККА предусматривает в недалеком будущем введение на вооружение полуавтоматической самозарядной винтовки… самозарядного пистолета… пистолета-пулемёта как мощного автоматического оружия ближнего боя (имеются образцы, магазин на 20-25 патронов, дальность — 400—500 метров).

Советский пистолет-пулемёт Дегтярёва модели 1934 года.

Итогом стало принятие на частичное вооружение пистолета-пулемёта Дегтярёва, имевшего умеренную массу, сравнительно короткий ствол без возможности оперативной замены в полевых условиях, секторный магазин на 25 патронов и возможность ведения одиночного огня. В соответствие с изначальными установками, он был введён на вооружение комсостава РККА и выпускался изначально в сравнительно небольших количествах, порядка всего лишь 1 000 единиц в год.

Как видно, оба подхода имели общим моментом то, что пистолет-пулемёт рассматривался исключительно в качестве вспомогательного вида оружия, не пригодного для вооружения всей армии или даже значительной её части, главным образом — ввиду характерной для него небольшой эффективной дальности ведения огня.

На практике, как это нередко и бывает, истина была где-то примерно посередине между этими крайними точками зрения: рассмотрение ПП как облегчённого и более дешёвого «эрзац-пулемёта», с соответствующий атрибутикой вроде сошек и сменных стволов, себя в целом не оправдало, но и представления, отводившие ему лишь роль функциональной замены пистолета, оказались излишне узкими, так как в определённых условиях ПП мог играть и гораздо более существенную роль. Однако для установления этого была необходима, в первую очередь, проверка теоретических построений реальным боевым опытом применения нового оружия, который до поры до времени практически отсутствовал.

Между тем, наличие подобных разногласий относительно концепции нового вида оружия при отсутствии возможности проверки его боевых качеств в ходе полномасштабного военного конфликта приводило к возникновению своего рода «замкнутого круга» обстоятельств, мешавших распространению пистолета-пулемёта в качестве армейского оружия даже в той весьма ограниченной роли, которую отводили ему военные специалисты того времени. Незаинтересованность армий в производстве ПП в количестве, превышающем порядок десятка тысяч в год, — против годового выпуска магазинных винтовок в сотни тысяч и миллионы штук, — имела итог в виде их весьма существенной себестоимости, по которой они оказывались едва ли не сравнимы с ручными пулемётами. Это, в свою очередь, заставляло уже военных рассматривать ПП как дорогостоящую, но при этом имеющую весьма ограниченное применение «игрушку».

MP28/II — удачный немецкий ПП конца 20-х годов, послуживший прототипом для многих последующих образцов этого класса.

Некоторые специалисты этого периода даже рассматривали ПП как исключительно «полицейское» оружие, чему отчасти способствовал тот факт, что в Германии, которой Версальскими договорами разработка военных ПП была запрещена, они до поры до времени продолжали развиваться под видом «полицейского» вооружения, — хотя «полицейский» MP28/II при этом вполне успешно поставлялся немцами на экспорт как боевое оружие.

Вообще, следует отметить, что в Европе пистолеты-пулемёты выпускались в те годы преимущественно именно для экспортирования, — их производители сбывали свою продукцию не столько своим собственным армиям, которые были мало заинтересованы в данном виде оружия, сколько в страны Латинской Америки, Африки и Азии.

Steyr-Soloturn S1-100 с ЗИП. Приспособление для снаряжения магазинов. Видна исключительно массивная и добротная конструкция оружия.

Одним из лучших, и при этом наиболее характерных, ПП этого периода может считаться выпускавшийся в Австрии и Швейцарии Steyr-Solothurn S1-100, созданный в сотрудничестве со специалистами немецкой фирмы Rheinmetall-Borsig.

Он имел исключительно добротную конструкцию — все основные детали изготовлялись фрезеровкой из стальных поковок, что сообщало ему большую прочность, высокую массу и фантастическую стоимость, благодаря которой S1-100 приобрёл славу «Роллс-Ройса среди пистолетов-пулемётов». При этом устройство этого образца было простейшим и, по сути, повторяло в общих чертах MP18.

Затвор S1-100 — свободный, стрельба осуществлялась с открытого затвора. Магазин примыкался слева, как у MP18 и MP28. УСМ допускал ведение огня одиночными выстрелами или очередями. Ствольная коробка имела откидывающуюся на шарнире вверх-вперёд крышку, благодаря чему разборка оружия для чистки и обслуживания осуществлялась очень просто. Возвратно-боевая пружина располагалась в прикладе и была связана с затвором длинной тягой-толкателем. Ствол ПП был закрыт перфорированным кожухом, предохраняющим руки стрелка от ожогов. Сложный прицел секторного типа был рассчитан на ведение огня на дальности от 100 до 500 м. Оружие имело полноценную деревянную ложу карабинного типа. В его комплектацию входили штык-нож и встроенное в приёмную горловину устройство для заполнения магазина из штатных пистолетных обойм. В качестве дополнительных аксессуаров производителем предлагались сошки и даже лёгкий треногий станок пулемётного типа.

Хотя в 1934 году S1-100 в варианте под очень мощный патрон 9×25 мм Маузер был принят на ограниченное вооружение Бундесхеера (австрийской армии) под обозначением MP34 — каждому пехотному отделению наряду с ручным пулемётом был придан один ПП, львиная доля продаж этой модели приходилась именно на её поставки на экспорт. Существовали экспортные варианты S1-100 под все основные военные пистолетные патроны тех лет, — 9×19 мм Люгер, 7,63×25 мм Маузер, 7,65×21 мм, .45 ACP. Австрийская полиция также имела на вооружении вариант под патрон 9×23 мм Steyr.

Как результат такого подхода, первым конфликтом, в котором пистолеты-пулемёты нашли широкое применение, стала война, шедшая на максимально возможном удалении от мировых центров их разработки и производства.

Опыт Чако

В 1934 году в Чакской войне между Парагваем и Боливией последней были применены закупленные в Австрии и Германии пистолеты-пулемёты, преимущественно — те же самые MP28 и S1-100. Оказалось, что плотный огонь из них, ведущийся большим количеством стрелков, был способен остановить любую атаку парагвайской пехоты на её последних 50-100 метрах, имея в ближнем бою большое превосходство даже над огнём обычных пулемётов. Следует, правда, иметь в виду, что война эта велась в весьма специфических условиях, при господстве на театре военных действий густых лесов, и проходила на самых ближних дистанциях, периодически переходя в рукопашные схватки пехоты, при отсутствии существенной поддержки со стороны артиллерии, бронетехники и авиации.

Опыт Чакской войны, а также иных конфликтов предвоенного периода, позволил определить в целом и общем пределы реальных боевых возможностей ПП как вида оружия. ПП оказался мощным и эффективным огневым средством пехоты, но лишь на ближних дистанциях боя и при условии применения этого оружия достаточно большим количеством стрелков.

Участвовавший в этой войне в качестве офицера немец В. Брандт писал:[2]

Постепенно пистолет-пулемёт получает всё более широкое распространение. В австрийской армии уже каждому стрелковому отделению, кроме нового пулемёта «солотурн», придан ещё и пистолет-пулемёт. Пистолет-пулемёт позволяет окончательно разрешить вопрос «последних 200 м» в том направлении, что всякая атака может быть приостановлена на дистанции последних 200 м, если оборона располагает к этому моменту ещё достаточным количеством готовых к действию пистолетов-пулемётов. Именно на ближайших расстояниях удобный в обслуживании пистолет-пулемёт превосходит ручной пулемёт, почему он может быть также использован в рукопашном бою. Стрелок, вооружённый пистолетом-пулемётом, может иметь при себе от 500 до 800 патронов, вследствие чего он не зависит от подносчиков патронов ни при атаке, ни при обороне.

На основании полученного в Южной Америке опыта Брандт предлагал вооружить пистолетами-пулемётами значительную часть стрелков — до 30 % от их общего числа, против реально имевшихся в наиболее передовых армиях того времени нескольких процентов.

Между тем, военные специалисты отвечали на его доводы своими аргументами, в какой-то мере также справедливыми[2]:

Пистолет-пулемёт непригоден для огневого боя на дистанциях, превышающих 200 м. Вооружённые этим оружием должны, следовательно, оставаться в бездействии на этих дистанциях, в то время как самозарядная винтовка может работать превосходно. На последних, самых трудных 200 м, то есть в ближайшем бою, пистолет-пулемёт, безусловно, прекрасное оружие, которое при автоматической стрельбе может сделать 32 выстрела в 3,5 секунды. Но значительные трудности при приближении к противнику начинаются обычно уже раньше, начиная с 300 м или даже с 400 м, а на таких дистанциях пистолет-пулемёт недействителен.

Этому мнению вторит и статья в немецком журнале Wehrtechnische Monatshefte за 1936 год, перепечатанная в № 10 за 1937 года советского сборника «Техника и вооружение»[2]:

Следует согласиться с тем, что пистолет-пулемёт может дать хорошие результаты в бою на ближних дистанциях, но он всё же остаётся оружием специального назначения, так как его применение ограниченно. Подобным же специальным оружием является взводный или окопный гранатомёт, который даёт благодаря небольшим снарядам действие, равноценное действию ручной гранаты, и может быть использован также лишь на очень близких дистанциях.

К тем же выводам подталкивал и опыт применения «Томпсонов» модели 1921 года Корпусом Морской пехоты США в локальных конфликтах в Латинской Америке (так называемых «Банановых войнах»), в ходе которого быстро выяснилось, что на ближней дистанции вооружённое пистолетами-пулемётами звено из 4 автоматчиков по огневой мощи легко может сравниться с полным отделением из 9 стрелков с винтовками, но эффективность огня далее 50 ярдов (~45 м) оказалась низкой, а также — опыт Испанской гражданской войны, где франкисты были вооружены немецкими моделями ПП (преимущественно — MP28, причём лицензионного бельгийского производства), а республиканцы наладили выпуск собственных систем, таких, как Naranjero (копия того же МР28) и Labora.

Таким образом, и во второй половине 1930-х годов пистолет-пулемёт признавался большинством военных специалистов сугубо вспомогательным огневым средством специального назначения, наравне с тем же окопным гранатомётом, — средством, полезным для ближнего боя, но не более того. «В вину» ему ставилось то, что вооружённые ПП стрелки фактически исключались из ведения боя на дистанциях более 100 метров, — при том, что в этот период господствовали явно завышенные представления о дистанции, на которой будет происходить пехотный бой, а дальности и точности стрельбы у

wikiredia.ru

Пистолеты-пулемёты Второй Мировой войны Вики

ПП Uzi. Израиль, 1954 — наст. время Пистолет-пулемёт M3

Пистолет-пулемёт (ПП) — индивидуальное ручное автоматическое стрелковое оружие непрерывного огня, использующее для стрельбы пистолетный патрон.

Понятия и определения[ | код]

Принятое в русском языке обозначение данной разновидности оружия является не вполне удачным и скорее запутывает, чем проясняет его характеристики, особенности устройства и применения: ни в том, ни в другом, ни в третьем пистолет-пулемёт не является в какой-либо степени совмещением пистолета (личного оружия самообороны на самом ближнем расстоянии) и пулемёта (группового оружия, стрельба из которого осуществляется со станка, треноги или сошек), а скорее может быть назван вполне самостоятельным видом оружия, причём видом весьма вариативным, родственным (в зависимости от конкретного образца) либо автоматическому пистолету, либо автоматическому карабину (в просторечии «автомату»).

С точки зрения современных отечественных отраслевых стандартов,

ГОСТ 28653-90 Оружие стрелковое. Термины и определения

37. Пистолет-пулемёт — Автомат, в конструкции которого предусмотрена стрельба пистолетными патронами

Таким образом, ПП назван разновидностью автомата, который сам по себе определяется ГОСТом как «автоматический карабин». В исторической перспективе данное определение, несомненно, близко к истине: ещё В. Е. Маркевич в своей небезызвестной книге «Ручное огнестрельное оружие» определял[когда?] пистолет-пулемёт как «в сущности … автоматический пистолет-карабин … [который] сконструирован под пистолетный патрон, имеет ствол пистолетной длины и карабинную ложу»[источник не указан 659 дней]. Однако в приведённом непосредственно в ГОСТе виде оно, во-первых, противоречит принципу историзма, — автомат в принятом в сегодняшнем словоупотреблении смысле (автоматическое оружие под промежуточные боеприпасы) появился существенно позже, чем пистолет-пулемёт, а во вторых — является устаревшим, так как исключает из рассмотрения большое количество современных моделей ПП, не имеющих уже форм-фактора карабина, таких, как многие модификации MP5K или Agram 2000, стрельба из которых осуществляется с рук без упора в плечо либо с ремня. Фраза же «в конструкции которого предусмотрена стрельба пистолетными патронами» вообще допускает неоднозначную трактовку и уже поэтому не соответствует задачам стандартизации терминологии: из неё невозможно почерпнуть то, имели ли авторы стандарта в виду оружие, рассчитанное на стрельбу исключительно пистолетными патронами, или некое гипотетическое бикалиберное оружие — автомат, в обычной ситуации ведущий огонь типичными для этого вида оружия промежуточными боеприпасами, «в конструкции которого предусмотрена возможность стрельбы» пистолетными боеприпасами в качестве дополнительной функциональности.

Наиболее универсальным определением для пистолета-пулемёта как вида оружия, видимо, могло бы быть — автоматическое оружие, ведущее непрерывный огонь пистолетными патронами, при этом по массово-габаритным характеристикам явно уже не попадающее в класс автоматических пистолетов. К сожалению, существующая в последнее время тенденция причислять к пистолетам-пулемётам близкое к ним по тактической нише укороченное оружие под промежуточные патроны, такое, как HK53 или АКС74У, делает границы класса ПП ещё более размытыми, чем ранее.

Так или иначе, главным отличием пистолетов-пулемётов от автоматов / «штурмовых винтовок» всё же следует считать применение сравнительно маломощных пистолетных патронов. Это позволяет использовать более простые схемы работы автоматики, использующие энергию отдачи свободного или полусвободного затвора, а также упрощает и удешевляет конструкцию оружия в целом. В результате для пистолетов-пулемётов характерны относительно высокая надёжность (обусловленная простотой устройства), меньшие по сравнению с автоматами и винтовками габариты и масса (для современных образцов), сравнительная дешевизна, а также — сочетание высокого темпа стрельбы (до 1 000-1 250 выстр./мин) и практической скорострельности (до 80-100 выстр./мин) со сравнительно низкой отдачей (по сравнению с винтовочным или промежуточным патроном).

В то же время, ведение из них эффективного огня на дистанции свыше 100—120 метров (для самых современных моделей под пистолетные патроны нового поколения — до 200 м) практически невозможно из-за невысокой мощности боеприпаса, малой настильности траектории и поражающей способности пули, что существенно ограничивает применение пистолетов-пулемётов в частях современных регулярных армий.

Правда, прицельные приспособления ПП, особенно — старых моделей, выпущенных до Второй мировой войны, могут быть размечены и до 500 метров, и даже на большую величину, но это не должно вводить в заблуждение относительно боевых качеств таких образцов — в те годы предполагалось, что ПП будет использоваться в том числе и в качестве лёгкого ручного пулемёта, и эти отметки на прицеле были предназначены для ведения «беспокоящего» огня на дистанции, на которой прицельный выстрел был уже невозможен (отсюда же — сошки и магазины повышенной, вплоть до 100 патронов, ёмкости на многих моделях ПП тех лет). Практика боевого применения ПП быстро разрушила эти иллюзии, в результате большинство образцов, разработанных в период Второй мировой войны, уже имели самые примитивные прицельные приспособления, допускающие стрельбу на дальность 100—200 метров, что вполне соответствовало их реальным боевым качествам. Впрочем, ещё в 1942 году в СССР велись работы над пистолетом-пулемётом в форм-факторе ручного пулемёта и с ленточным питанием (ЛАД), предназначенным для оказания непосредственной огневой поддержки в бою на ближней и средней дальности.

В настоящее время чаще всего ПП используют органы правопорядка, спецслужбы, группы быстрого реагирования, штурмовики, а также — экипажи бронетехники, артиллерийские расчёты, ракетчики, связисты, тыловые офицеры и другие военнослужащие, непосредственный огневой контакт с противником для которых не является штатной ситуацией (так называемая «вторая линия») в качестве оружия самообороны — из-за малых габаритов оружия при сравнительно большой огневой мощи. Боевое назначение современного ПП можно сформулировать как — огневой контакт в условиях плотной городской застройки на дистанциях до 100—120 м, либо непосредственная самооборона военнослужащих в ближнем бою.

В исторической перспективе, ПП являются чрезвычайно многообразным видом оружия, включающим в себя целый спектр образцов, от напоминающих по габаритам ручной пулемёт и снабжённых сошками для повышения устойчивости при ведении огня очередями — до предельно миниатюрных, предназначенных для скрытого ношения. Даже среди современных представителей этого класса наблюдается большое разнообразие форм-факторов и массо-габаритных характеристик. При этом по принципу действия практически все современные образцы ПП более или менее идентичны, — а их основные различия касаются таких областей, как технология изготовления, порядок сборки и разборки, эргономика, удобство ношения и эксплуатации, и так далее.

Малогабаритные ПП приближаются к пистолетам, способным вести автоматический огонь, вроде АПС или Beretta 93R, но, в отличие от последних, для ПП огонь очередями всегда является основным его видом, поэтому по сравнению с автоматическими пистолетами они обычно имеют бо́льшие габариты и длину ствола, ёмкость магазина, мощность, а также — не имеют окружающего ствол кожуха-затвора пистолетного типа. Впрочем, при этом, например, польский PM-63 RAK традиционно относится к ПП, но имеет кожух-затвор, а Micro Uzi, хоть и построен по схеме «настоящего» ПП, всё же ближе к автоматическим пистолетам.

В какой-то мере новым видом оружия, созданным в последние десятилетия на основе ПП и в значительной степени близким к ним по характеристикам и назначению, является так называемое личное оружие самообороны военнослужащего, или PDW — малоразмерное автоматическое оружие для ближнего боя, выполненное под пистолетные патроны повышенной мощности с улучшенной баллистикой и пробивной способностью пули.

История[ | код]

Предыстория[ | код]

Расчёт станкового пулемёта. Первая мировая война.

Пистолет-пулемёт возник в годы Первой мировой войны, наряду с такими видами вооружений, как танк и химическое оружие, будучи в глазах своих создателей составной частью разрешения так называемого «позиционного тупика». Как это часто бывает в случае наличия объективных предпосылок для появления того или иного технического устройства, идея этого вида оружия возникла и была реализована практически одновременно сразу в нескольких странах.

К тому времени автоматический огонь пулемётов уже весьма убедительно показал свою высокую эффективность, особенно в «окопной» позиционной войне. Однако пулемёты тех лет, как правило, стреляли с лафета или станка, были очень тяжёлыми, — например, знаменитый пулемёт Максима весил без станка, воды и патронов около 20 кг, а в готовом к бою виде со станком — более 65 кг, и обслуживались расчётом из нескольких, — от 2 до 6, — человек. Будучи идеальными для обороны укреплений, они совершенно не подходили для активных наступательных действий.

Вполне логичной в такой ситуации была идея создания более лёгкого оружия того же типа, которое мог бы переносить и эффективно использовать в бою один человек. Эта плодотворная мысль привела к появлению сразу трёх новых видов оружия: ручного пулемёта, первоначально с трудом отличимой от последнего автоматической винтовки и, собственно, пистолета-пулемёта.

Первые образцы[ | код]

«Вилар-Пероза» М1915.

Исходя из идеи облегчения и повышения тактической мобильности пулемёта, в 1915 году в Италии майором Абелем Ревелли (Bethel Abiel Revelli) был создан лёгкий двуствольный ручной пулемёт Villar-Perosa M1915 под пистолетный патрон Глизенти (9×20 мм). Он сравнительно широко использовался в итальянской армии, причём особенно активно — горными и штурмовыми частями. Существовали варианты для стрельбы как со станка, так и с сошек или с рук, — что в какой-то мере делает это оружие также предвозвестником концепции единого пулемёта. Также предполагалось использовать его как авиационный, но в авиации особого распространения оружие не получило из-за низкой поражающей способности пистолетных пуль и малой для воздушного боя дальности стрельбы.

Принадлежность этого громоздкого оружия, представлявшего собой спарку двух ствольных коробок с расположенными сверху отдельными магазинами и общим спуском с гашеткой, имевшего исключительно высокий темп стрельбы — 3000 выстрелов в минуту (по 1500 на ствол), к полноценным пистолетам-пулемётам в современном значении этого слова является, возможно, спорным вопросом. Однако ближе к концу войны на его базе был создан уже вполне традиционно устроенный и выглядевший ПП — Beretta M1918 системы Тулио Маренгони. Он представлял собой по сути одну из ствольных коробок «Вилар-Перозы», дополненную обычным спусковым механизмом со спусковым крючком и установленную в деревянную ложу карабина. Встречается, однако, также информация о том, что Beretta M1918 являлся самозарядным карабином, лишённым возможности ведения автоматического огня; вероятно, речь может идти и о существовании двух различных вариантов оружия.

Также в 1915 году в Австро-Венгрии был создан тяжёлый пистолет-пулемёт с водяным охлаждением Standschütze Hellriegel M1915, произведён в очень ограниченном количестве прототипов. Он был испытан на полигоне в октябре 1915 года и использовал унитарный пистолетный патрон 9×23 mm Steyr.

После окончания войны оставшиеся на складах «спарки» также были в основном переделаны в более практичные одноствольные ПП — Villar-Perosa OVP M1918, которые получали винтовочный приклад и обычный УСМ со спусковым крючком. Обе системы — и «Беретта», и «Вилар-Пероза», — имели замедлители отхода затвора, предназначенные для уменьшения темпа стрельбы до разумных для ручного оружия пределов — порядка 900 выстрелов в минуту. Например, в OVP использовался полусвободный затвор, отход которого назад незначительно замедлялся путём поворота на небольшой (порядка 45 градусов) угол за счёт взаимодействия его специальных выступов с винтовыми канавками на внутренней поверхности ствольной коробки.

Той же самой идеей лёгкого ручного пулемёта под пистолетный патрон руководствовались и создатели считающегося в США первым в мире пистолета-пулемёта Томпсона, разработанного под руководством генерала Джона Т. Томпсона (John Taliaferro Thompson) группой инженеров во главе с Теодором Эйкхоффом (Theodore H. Eickhoff) в период с 1916 по 1919 год.

Именно генерал Томпсон изобрёл термин submachine gun, — как раз и означающий дословно «подпулемёт», в значении более лёгкой разновидности пулемёта, — которым по сей день обозначают этот тип оружия в США и, отчасти, в других англоязычных странах.

Любопытно, что Томпсон со своей командой инженеров начинал разработки с идеи автоматической винтовки, и лишь позднее переключился на разработку лёгкого, переносимого одним человеком пулемёта, пригодного для наступательных действий в окопной войне и рассчитанного под пистолетный патрон .45 ACP, из-за выяснившейся вскоре непригодности выкупленного им у изобретателя полусвободного затвора системы Блиша для более мощных винтовочных боеприпасов.

Поучаствовать в войне ПП Томпсона не успел, — по легенде, первая партия этого оружия, предназначенная для проверки на фронте, прибыла в доки Нью-Йорка 11 ноября 1918 года — как раз в день её окончания, однако в межвоенные годы он получил широкое распространение и громкую славу как оружие гангстеров и полиции, а также применялся во Второй мировой войне.

Также в США в 1917 году было разработано оружие, хотя и не имеющее прямого отношения к ПП, но тем не менее близкое по назначению и потому часто затрагиваемое при рассмотрении истории этого вида оружия, — чрезвычайно любопытное устройство, так называемое приспособление Педерсена[en] — по имени изобретателя, или официально, US Automatic Pistol, Caliber .30, Model of 1918. Оно представляло собой вкладыш, который, будучи вставлен вместо затвора в ствольную коробку винтовки Springfield M1903, превращал её в некое подобие пистолета-пулемёта — или, точнее, самозарядного карабина под пистолетный патрон, — ведущего одиночный огонь специальными пистолетными патронами 30-го калибра (.30-18 Auto). Считалось, что это позволит радикально повысить огневую мощь пехоты в ближнем бою, при этом сохранив возможность использования магазинной винтовки по прямому назначению.

Однако эта идея себя не оправдала ввиду большой массы, добавляемой устройством к экипировке пехотинца (в общей сложности порядка 7 кг), сравнительной дороговизны реализации, неудобства в использовании, а также необходимости доработки винтовки для установки вкладыша — необходимо было проделать окно для выброса стреляных гильз. Существовали также экспериментальные варианты для винтовок Ли-Энфилд и Мосина (последняя выпускалась в США фирмой «Ремингтон» по заказу царского правительства, после революции партия винтовок была конфискована и принята на вооружение Армии США как Model 1916). Устройства Педерсена выпускались с 1918 по 1920 год, но никогда не использовались в бою, а в начале 1930-х годов были списаны и в основном уничтожены.

Артиллерийский «Люгер».

Немцы подошли к созданию ПП с другой стороны, но получившееся в итоге оружие было по сути весьма близко к уже описанным выше итальянскому и американскому образцам. До этого они уже в течение длительного времени экспериментировали с тяжёлыми пистолетами, такими, как Mauser C96 или артиллерийская версия Luger P08, имевшими длинные стволы, магазины большой ёмкости и приставные приклады. Пытаясь найти путь повышения их огневой мощи, конструкторы пришли к идее увеличения ёмкости магазина и повышения плотности огня за счёт добавления режима стрельбы очередями. Однако для пистолета этот путь оказался бесперспективным: точность и дальность автоматического огня даже при его ведении с установленным прикладом оказались неудовлетворительны.

Поэтому было создано более тяжёлое и мощное оружие под тот же патрон, по своим характерным признакам промежуточное между пистолетом, пулемётом и лёгким карабином,— имеющее размеры и форм-фактор последнего, темп стрельбы второго и использующее патрон, позаимствованный у первого, — пистолет-пулемёт MP18/I. Так как в создании этого оружия немцы шли от разработок в области пистолетов, вполне логичным выглядит то, что в немецком языке он получил название maschinenpistole, то есть, дословно, «автоматический пистолет», или, точнее, — «пистолет, стреляющий очередями». Любопытно, что оригинальный барабанный магазин на 32 патрона МР18 позаимствовал как раз у артиллерийской версии пистолета-карабина «Люгер» P 08.

MP18/I был принят на вооружение на несколько месяцев позднее итальянского Beretta M1918, но испытания опытных образцов начались ещё в 1916 году, что позволяет немцам рассматривать именно его как первый в мире пистолет-пулемёт. Он нашёл ограниченное применение на фронтах Первой мировой, состоял на вооружении штурмовых отрядов (Stosstruppen) и показал себя в качестве высокоэффективного оружия для ближнего боя при штурме окопов и траншей, в этих условиях дающего вооружённой им пехоте подавляющее превосходство над противником, имеющим лишь самозарядные пистолеты и магазинные неавтоматические винтовки.

Межвоенный период[ | код]

Не вдаваясь в вопросы национального приоритета, в данном случае не принципиальные, необходимо отметить как факт наличие многообразия подходов к созданию одного и того же вида оружия. Если немцы пришли к созданию ПП через опыты со всё более тяжёлыми и имеющими всё большую огневую мощь пистолетами, то итальянцы и американцы, образно говоря, в качестве отправной точки избрали противоположный конец существовавшего в то время спектра стрелкового оружия — пулемёт, ещё только-только выделившийся из состава артиллерии, но уже громко заявивший о себе на полях сражения Первой мировой, и путём его последовательного облегчения пришли к идее пистолета-пулемёта.

Это важно, так как в межвоенный период в ходе анализа боевого опыта Первой мировой войны наличие такого спектра различных подходов к созданию ПП привело к возникновению в кругах военных специалистов принципиально различных подходов и к его боевому применению в будущих войнах.

Так, рядом экспертов пистолет-пулемёт признавался мощным вспомогательным огневым средством, оружием поддержки пехоты в бою на самых ближних дистанциях, — до 200 метров, — то есть, своего рода лёгким ручным пулемётом, а в какой-то мере даже альтернативой обычному ручному пулемёту. Созданные с таким «прицелом» образцы этого вида оружия обычно снабжались длинными стволами, нередко с возможностью их быстрой смены во время боя, сошками для большей устойчивости при ведении автоматического огня, магазинами повышенной ёмкости и прицельными приспособлениями, проградуированными до 500, а то и до 1 000 метров, рассчитанными на возможность ведения «беспокоящего» огня по групповой цели.

Финский ПП «Suomi» модели 1931 года.

Типичным примером этого направления может послужить пистолет-пулемёт «Суоми», в 1931 году принятый на вооружение финской армии, испытывавшей нехватку ручных пулемётов и попытавшейся компенсировать её за счёт введения ПП. «Суоми» имел довольно длинный ствол с возможностью очень быстрой смены в бою, 70-патронный дисковый магазин на большей части выпуска, прицел, проградуированный до 500 метров, сошки в некоторых вариантах. По своей массе, — 7,5 кг в снаряжённом виде, — «Суоми» был вполне сравним с пулемётом. В пехоте он был введён в количестве 72 единиц на полк, по 2 на взвод, — столько же, сколько и обычных ручных пулемётов. Также выпускались его модификации для вооружения ДОТов и бронетехники.

В Чехословакии ПП ZK-383 также был введён как оружие поддержки уровня пехотного отделения, о чём свидетельствует наличие сошек и быстросменного ствола. Подобные образцы создавались в то время и в других странах, например — не принятая на вооружение «военизированная» модификация ПП Томпсона М1923, имевшая длинный ствол и складные сошки.

Иной подход в основном сводился к признанию пистолета-пулемёта своего рода более мощной альтернативой пистолету, наиболее пригодной для его замены на вооружении непосредственно участвующего в боевых действиях командного состава, бойцов «второй линии», а также — различного рода вспомогательных частей и подразделений.

Именно такой подход практиковался, в частности, в Красной Армии[1]. Разработке пистолетов-пулемётов в СССР уделялось достаточно большое внимание, к ней приступили ещё в середине 1920-х годов. 27 октября 1925 года Комиссия по вооружению РККА, формируя планы по введению новых образцов стрелкового оружия, постановила:

…считать необходимым младший и средний комсостав перевооружить автоматическим пистолетом[-пулемётом], оставив Наган на вооружении старшего и высшего командного состава.

— причём в качестве потенциального прототипа общего типажа оружия указывался ПП германской фирмы Dreyse RM&M Rheinmetall MP 19 системы Луиса Штанге.

В это же время был создан целый ряд опытных конструкций, таких, как «лёгкий карабин» Токарева или опытный пистолет-пулемёт Дегтярёва, выполненный на основе развития конструкции его же пулемёта.

В Отчётном докладе Реввоенсовета СССР от декабря 1929 года было указано, что:

Принятая система пехотного вооружения РККА предусматривает в недалеком будущем введение на вооружение полуавтоматической самозарядной винтовки… самозарядного пистолета… пистолета-пулемёта как мощного автоматического оружия ближнего боя (имеются образцы, магазин на 20-25 патронов, дальность — 400—500 метров).

Советский пистолет-пулемёт Дегтярёва модели 1934 года.

Итогом стало принятие на частичное вооружение пистолета-пулемёта Дегтярёва, имевшего умеренную массу, сравнительно короткий ствол без возможности оперативной замены в полевых условиях, секторный магазин на 25 патронов и возможность ведения одиночного огня. В соответствие с изначальными установками, он был введён на вооружение комсостава РККА и выпускался изначально в сравнительно небольших количествах, порядка всего лишь 1 000 единиц в год.

Как видно, оба подхода имели общим моментом то, что пистолет-пулемёт рассматривался исключительно в качестве вспомогательного вида оружия, не пригодного для вооружения всей армии или даже значительной её части, главным образом — ввиду характерной для него небольшой эффективной дальности ведения огня.

На практике, как это нередко и бывает, истина была где-то примерно посередине между этими крайними точками зрения: рассмотрение ПП как облегчённого и более дешёвого «эрзац-пулемёта», с соответствующий атрибутикой вроде сошек и сменных стволов, себя в целом не оправдало, но и представления, отводившие ему лишь роль функциональной замены пистолета, оказались излишне узкими, так как в определённых условиях ПП мог играть и гораздо более существенную роль. Однако для установления этого была необходима, в первую очередь, проверка теоретических построений реальным боевым опытом применения нового оружия, который до поры до времени практически отсутствовал.

Между тем, наличие подобных разногласий относительно концепции нового вида оружия при отсутствии возможности проверки его боевых качеств в ходе полномасштабного военного конфликта приводило к возникновению своего рода «замкнутого круга» обстоятельств, мешавших распространению пистолета-пулемёта в качестве армейского оружия даже в той весьма ограниченной роли, которую отводили ему военные специалисты того времени. Незаинтересованность армий в производстве ПП в количестве, превышающем порядок десятка тысяч в год, — против годового выпуска магазинных винтовок в сотни тысяч и миллионы штук, — имела итог в виде их весьма существенной себестоимости, по которой они оказывались едва ли не сравнимы с ручными пулемётами. Это, в свою очередь, заставляло уже военных рассматривать ПП как дорогостоящую, но при этом имеющую весьма ограниченное применение «игрушку».

MP28/II — удачный немецкий ПП конца 20-х годов, послуживший прототипом для многих последующих образцов этого класса.

Некоторые специалисты этого периода даже рассматривали ПП как исключительно «полицейское» оружие, чему отчасти способствовал тот факт, что в Германии, которой Версальскими договорами разработка военных ПП была запрещена, они до поры до времени продолжали развиваться под видом «полицейского» вооружения, — хотя «полицейский» MP28/II при этом вполне успешно поставлялся немцами на экспорт как боевое оружие.

Вообще, следует отметить, что в Европе пистолеты-пулемёты выпускались в те годы преимущественно именно для экспортирования, — их производители сбывали свою продукцию не столько своим собственным армиям, которые были мало заинтересованы в данном виде оружия, сколько в страны Латинской Америки, Африки и Азии.

Steyr-Soloturn S1-100 с ЗИП. Приспособление для снаряжения магазинов. Видна исключительно массивная и добротная конструкция оружия.

Одним из лучших, и при этом наиболее характерных, ПП этого периода может считаться выпускавшийся в Австрии и Швейцарии Steyr-Solothurn S1-100, созданный в сотрудничестве со специалистами немецкой фирмы Rheinmetall-Borsig.

Он имел исключительно добротную конструкцию — все основные детали изготовлялись фрезеровкой из стальных поковок, что сообщало ему большую прочность, высокую массу и фантастическую стоимость, благодаря которой S1-100 приобрёл славу «Роллс-Ройса среди пистолетов-пулемётов». При этом устройство этого образца было простейшим и, по сути, повторяло в общих чертах MP18.

Затвор S1-100 — свободный, стрельба осуществлялась с открытого затвора. Магазин примыкался слева, как у MP18 и MP28. УСМ допускал ведение огня одиночными выстрелами или очередями. Ствольная коробка имела откидывающуюся на шарнире вверх-вперёд крышку, благодаря чему разборка оружия для чистки и обслуживания осуществлялась очень просто. Возвратно-боевая пружина располагалась в прикладе и была связана с затвором длинной тягой-толкателем. Ствол ПП был закрыт перфорированным кожухом, предохраняющим руки стрелка от ожогов. Сложный прицел секторного типа был рассчитан на ведение огня на дальности от 100 до 500 м. Оружие имело полноценную деревянную ложу карабинного типа. В его комплектацию входили штык-нож и встроенное в приёмную горловину устройство для заполнения магазина из штатных пистолетных обойм. В качестве дополнительных аксессуаров производителем предлагались сошки и даже лёгкий треногий станок пулемётного типа.

Хотя в 1934 году S1-100 в варианте под очень мощный патрон 9×25 мм Маузер был принят на ограниченное вооружение Бундесхеера (австрийской армии) под обозначением MP34 — каждому пехотному отделению наряду с ручным пулемётом был придан один ПП, львиная доля продаж этой модели приходилась именно на её поставки на экспорт. Существовали экспортные варианты S1-100 под все основные военные пистолетные патроны тех лет, — 9×19 мм Люгер, 7,63×25 мм Маузер, 7,65×21 мм, .45 ACP. Австрийская полиция также имела на вооружении вариант под патрон 9×23 мм Steyr.

Как результат такого подхода, первым конфликтом, в котором пистолеты-пулемёты нашли широкое применение, стала война, шедшая на максимально возможном удалении от мировых центров их разработки и производства.

Опыт Чако[ | код]

В 1934 году в Чакской войне между Парагваем и Боливией последней были применены закупленные в Австрии и Германии пистолеты-пулемёты, преимущественно — те же самые MP28 и S1-100. Оказалось, что плотный огонь из них, ведущийся большим количеством стрелков, был способен остановить любую атаку парагвайской пехоты на её последних 50-100 метрах, имея в ближнем бою большое превосходство даже над огнём обычных пулемётов. Следует, правда, иметь в виду, что война эта велась в весьма специфических условиях, при господстве на театре военных действий густых лесов, и проходила на самых ближних дистанциях, периодически переходя в рукопашные схватки пехоты, при отсутствии существенной поддержки со стороны артиллерии, бронетехники и авиации.

Опыт Чакской войны, а также иных конфликтов предвоенного периода, позволил определить в целом и общем пределы реальных боевых возможностей ПП как вида оружия. ПП оказался мощным и эффективным огневым средством пехоты, но лишь на ближних дистанциях боя и при условии применения этого оружия достаточно большим количеством стрелков.

Участвовавший в этой войне в качестве офицера немец В. Брандт писал:[2]

Постепенно пистолет-пулемёт получает всё более широкое распространение. В австрийской армии уже каждому стрелковому отделению, кроме нового пулемёта «солотурн», придан ещё и пистолет-пулемёт. Пистолет-пулемёт позволяет окончательно разрешить вопрос «последних 200 м» в том направлении, что всякая атака может быть приостановлена на дистанции последних 200 м, если оборона располагает к этому моменту ещё достаточным количеством готовых к действию пистолетов-пулемётов. Именно на ближайших расстояниях удобный в обслуживании пистолет-пулемёт превосходит ручной пулемёт, почему он может быть также использован в рукопашном бою. Стрелок, вооружённый пистолетом-пулемётом, может иметь при себе от 500 до 800 патронов, вследствие чего он не зависит от подносчиков патронов ни при атаке, ни при обороне.

На основании полученного в Южной Америке опыта Брандт предлагал вооружить пистолетами-пулемётами значительную часть стрелков — до 30 % от их общего числа, против реально имевшихся в наиболее передовых армиях того времени нескольких процентов.

Между тем, военные специалисты отвечали на его доводы своими аргументами, в какой-то мере также справедливыми[2]:

Пистолет-пулемёт непригоден для огневого боя на дистанциях, превышающих 200 м. Вооружённые этим оружием должны, следовательно, оставаться в бездействии на этих дистанциях, в то время как самозарядная винтовка может работать превосходно. На последних, самых трудных 200 м, то есть в ближайшем бою, пистолет-пулемёт, безусловно, прекрасное оружие, которое при автоматической стрельбе может сделать 32 выстрела в 3,5 секунды. Но значительные трудности при приближении к противнику начинаются обычно уже раньше, начиная с 300 м или даже с 400 м, а на таких дистанциях пистолет-пулемёт недействителен.

Этому мнению вторит и статья в немецком журнале Wehrtechnische Monatshefte за 1936 год, перепечатанная в № 10 за 1937 года советского сборника «Техника и вооружение»[2]:

Следует согласиться с тем, что пистолет-пулемёт может дать хорошие результаты в бою на ближних дистанциях, но он всё же остаётся оружием специального назначения, так как его применение ограниченно. Подобным же специальным оружием является взводный или окопный гранатомёт, который даёт благодаря небольшим снарядам действие, равноценное действию

ru.wikibedia.ru

ДП | Оружие второй мировой войны

Пулемет Дягтярева - пехотный пулемет РККА

ДП (Дегтярёва Пехотный) — ручной пулемёт, разработанный В. А. Дегтярёвым и принятый на вооружение РККА в 1927 году. ДП стал одним из первых образцов стрелкового оружия, созданных в СССР. Пулемёт массово использовался в качестве основного оружия огневой поддержки пехоты звена взвод-рота вплоть до конца Великой Отечественной войны.

Трофейные образцы ДП использовали в Вермахте (под обозначением «7,62mm leichte Maschinengewehr 120(r)»).Кроме того, за счёт захваченных в Зимней войне 1939-40 годов и позднее трофеев это был один из наиболее массовых образцов ручных пулемётов в финской армии в период Второй мировой войны ввиду, не в последнюю очередь, существенного превосходства над финским пулемётом Лахти-Салоранта.

По окончании войны пулемёт ДП и его модернизированный вариант ДПМ, созданный по опыту боевых действий в 1943—44 годах, были сняты с вооружения Советской Армии и широко поставлялись дружественным СССР странам. На вооружении государств-участников ОВД состоял до 1960-х годов. Применялся в Корее, Вьетнаме и других странах.

Конструкция

Ручной пулемёт ДП является оружием с автоматикой на основе отвода пороховых газов и магазинным питанием. Газовый двигатель имеет поршень с длинным рабочим ходом и газовый регулятор, расположенные под стволом.

Сам ствол — быстросменный, частично скрыт защитным кожухом и оснащен коническим съемным пламегасителем. Ствол порой не выдерживал интенсивной стрельбы: поскольку он был тонкостенным, он быстро нагревался (особенно на поздних выпусках, у которых для упрощения ствол был выполнен без ребристого радиатора), и для того, чтобы не вывести пулемёт из строя, приходилось стрелять короткими очередями (боевая скорострельность пулемёта — до 80 выстрелов в минуту). Смена ствола непосредственно во время боя была затруднена: она требовала специального ключа для снятия его замыкателя и защиты рук от ожогов.

Запирание ствола осуществлялось двумя боевыми упорами, разводимыми в стороны при движении ударника вперед. После того, как затвор приходит в переднее положение, затворная рама продолжает движение, при этом уширенная средняя часть соединённого с ней ударника, воздействуя изнутри на задние части боевых упоров, разводит их в стороны, в пазы ствольной коробки, жёстко запирая затвор. После выстрела затворная рама под действием газового поршня начинает движение назад. При этом ударник отводится назад, а специальные скосы рамы сводят боевые упоры, выводя их из зацепления со ствольной коробкой и отпирая затвор. Возвратная пружина располагалась под стволом и при интенсивном огне перегревалась, теряя упругость, что было одним из сравнительно немногочисленных, но существенных недостатков пулемета ДП. Кроме того, боевые упоры требовали точной подгонки для достижения симметричного запирания (что не представляло на практике существенного недостатка).

Питание осуществлялось из плоских дисковых магазинов — «тарелок», в которых патроны располагались по окружности, пулями к центру диска. Такая конструкция обеспечивала надёжную подачу патронов с выступающей закраиной, однако имела и существенные недостатки: большие габариты, а также масса пустого магазина, неудобство в транспортировке и заряжании, а также возможность повреждения магазина в условиях боя из-за его склонности к деформации. Емкость магазина изначально составляла 49 патронов, позднее были введены 47-патронные с повышенной надёжностью действия. К пулемёту придавалось три магазина с металлическим коробом для их переноски.

Следует отметить, что, хотя внешне магазин ДП и напоминает магазин пулемёта Льюиса, на самом деле он представляет собой соврешенно отличную по принципу действия конструкцию; например, у «Льюиса» патронный диск проворачивается за счёт энергии затвора, передаваемой на него сложной системой рычагов, а у ДП — за счёт предварительно взведённой пружины в самом магазине.

УСМ пулемёта позволял вести только автоматический огонь с открытого затвора. Он был выполнен в виде съёмного модуля, крепящегося к коробу поперечной чекой. Обычного предохранителя не имелось, вместо него был выполнен автоматический предохранитель в виде клавиши, выключавшийся при охвате рукой шейки приклада. При ведении интенсивного огня необходимость постоянно удерживать клавишу предохранителя нажатой утомляла стрелка, а приклад винтовочного типа не способствовал прочному удержанию оружия при стрельбе очередями. Более удачной оказалась конструкция блока УСМ танкового пулемёта ДТ, который имел обычный предохранитель и пистолетную рукоятку. Модернизированный вариант пулемёта — ДПМ — получил аналогичный ДТ блок УСМ; также неавтоматический предохранитель в дополнение к родному автоматическому вводился в конструкцию финских ДП в процессе их капремонта.

Огонь из ДП вёлся со съёмных сошек, которые в горячке боя порой терялись из-за неудачного крепления или разбалтывались, что, в свою очередь, существенно ухудшало удобство применения пулемёта. Поэтому на ДПМ ввели несъёмные сошки. Выброс стрелянных гильз осуществлялся вниз.

Применение

Во время учений и боевых действий пулемёт обслуживали два человека: стрелок и его помощник, который переносил короб с 3 дисками. Также при cтрельбе из положения лёжа к пулемёту обеими концами привязывалась длинная лента, и боец, натягивая её ногой, сильнее прижимал приклад к плечу. Таким образом, колебания пулемёта уменьшались и повышалась точность стрельбы.

Дягтярев пулемет устанавливали на мотоциклы М-72. Конструкция крепления пулемёта к коляске позволяла вести огонь даже по самолётам. Однако, этот способ борьбы с самолётами был не очень удобным: для стрельбы нужно было останавливаться, затем боец вылезал из коляски и из положения «сидя» вёл огонь по воздушным целям.

После принятия на вооружение пулемёта ДП, состоявшие до этого на вооружении Красной армии английские пулемёты Льюиса образца 1915 г. постепенно уходили на склады, хотя в критические моменты Великой Отечественной «Льисы» вынужденно использовались отдельными воинскими подразделениями, как и многие другие устаревшие образцы вооружения.

 

weapon2.ru