Особенности мышления у больных с церебральным атеросклерозом. Пистолет зонтик барабан фуражка


ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ НЕСФОРМИРОВАННОСТЬ ПРАВОГО ПОЛУШАРИЯ, ДЕФИЦИТАРНОСТЬ БАЗАЛЬНЫХ ЯДЕР МОЗГА

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ НЕСФОРМИРОВАННОСТЬ ПРАВОГО ПОЛУШАРИЯ

            При синдроме функциональной несформированности правого полушария мозга обнаруживает себя недостаточность пространственных представлений во всех формах (метрические, структурно-топологические, координатные, проекционные). Известно, что все базисные пространственные представления либо полностью актуализируются правым полушарием (соматогнозис, метрические и структурно-топологические представления), либо формируются (как координатные, проекционные) в процессе парного взаимодействия полушарий, инициация которого также зависит от активности правого полушария.             У детей с описываемым синдромом постоянными являются дефекты метрических синтезов: ошибки при оценке и воспроизведении расстояний, углов, пропорций, явления "расфокусировки" фрагментов эталонного образа при условии сохранения адекватной его структуры. Наблюдается структурно-топологический дефицит, связанный с изменением общей принципиальной схемы пространственного строения объекта, когда разрушается его целостный образ, а части и целое смещены относительно друг друга. Это наиболее часто встречающиеся патофеномены, которые актуализируются и в процессе восприятия, и на следах памяти, и в рисунке, копировании и письме.             Нередки предметные парагнозии типа "дом-шкаф", "кость - ручка от деревенского крана", "гвоздь - шприц... карандаш". Достаточно часты дефекты сомато- и лицевого гнозиса, цветоразличения и дифференциации эмоций, что особенно ярко актуализируется при рассматривании сюжетных картин, в ходе интерпретации которых неверно опознается пол, возраст, настроение действующих лиц.             Ярко выражен дефицит удержания порядка мнестических эталонов. При этом характерно, что в слухо-речевой модальности нарушение порядка, имеет место наряду с правильным воспроизведением запоминаемых слов. Сравнительно редко можно встретить замену эталона; тогда в большинстве случаев актуализируются слова-ассоциации: например, вместо слова "дрова" - "топор". В другом варианте могут наблюдаться псевдоконфабуляции, например, при воспроизведении слов "кит-меч-круг" ребенок говорит: "кит... море... сено... сеновал...", впрочем, при повторной экфории абсолютно верно называя весь эталонный ряд.             Аналогичные феномены могут встречаться и при пересказе, и при интерпретации сюжетной картинки, но они всегда при соответствующем указании со стороны психолога легко корригируются самим ребенком. Данное обстоятельство - привнесение побочных ассоциаций в продуктивную деятельность этих детей - вообще весьма для них характерно и связано с решающим участием правого полушария в опосредовании процессов переструктурирования воспринимаемой информации в любой модальности. Парадокс заключается в том, что такая неадекватность редко рефлексируется самим человеком как отклонение (в отличие, скажем, от речи или памяти): "Я так вижу!" Безусловно, это имеет и положительные стороны, например, в творчестве: обилие побочных ассоциаций, тенденция к постоянному пе-реструктурированию и новообразованиям - залог продуктивного мышления и нетривиальных творческих находок. Но для описываемой категории детей такое фантазирование подчас заканчивается исключением из школы с формулировкой "слишком умный".             В то же время в зрительной памяти нарушение порядка сочетается с обилием параграфий и реверсий. Эталонные образы видоизменяются и трансформируются до неузнаваемости. При этом обнаруживаются и реверсии, и контаминации, и искажения, связанные с метрическими и структурно-топологическими метаморфозами. Понятно, что такая ситуация не может не сказаться самым вредоносным образом на процессах усвоения букв, цифр и иного учебного материала в той его части, которая базируется на оптико-гностическом факторе.             Речь и мышление при данном синдроме могут оставаться в пределах нормативных показателей, хотя для них характерно употребление суперабстрактных наименований там, где требуется самое обыденное. В ряде случаев эти процессы имеют подчеркнуто "взрослый", штамповый оттенок с обилием интонационно-мелодических и жесто-мимических компонентов, метафорических акцентов и стремлением к использованию формы (фактуры и т.п.) как основы для интеллектуальной операции.             Описанные выше чисто гностические трудности могут ошибочно приниматься за недостаточность интеллектуальных операций. Например, ребенок отказывается решать задачу на исключение четвертого лишнего в наборе "зонт, фуражка, барабан, пистолет", при том, что остальные задания выполнялись верно; после некоторой неловкости выясняется, что фуражку он опознал как утюг...             Отмеченная выше склонность к обильному фантазированию проявляется, в частности, в том, что тривиальная просьба назвать общее и различное между парой "соловей-воробей" оборачивается длительным перечислением отличий по типу: "у них глаза разные - у одного голубые, а у другого карие" и т.п. Вопрос экспериментатора, когда это он успел так интимно пообщаться с этими птахами, что рассмотрел цвет их глаз, приводит к очередной "байке". Почти никогда такие дети не скажут: "Не знаю". Но если попросить их вести себя "по-взрослому", можно очень быстро получить абсолютно адекватный ответ, хотя и с выводом в конце, что так решать данную задачу скучно.             В норме правое полушарие функционально включено в обеспечение психическим процессам "защиты от шума" в широком смысле этого слова. Другой его прерогативой является инициация процессов межполушарного взаимодействия. Понятно, что оба эти фактора при данном синдроме несформированности могут приводить к целому ряду вторичных погрешностей.             Например, в процессе чтения такой ребенок может перескакивать через абзац или включать в решение математического примера числа из соседнего ряда ("шум!"). У него нередко наблюдаются вторичные погрешности развития тех психологических факторов, онтогенез которых с необходимостью требует отлаженных взаимодействий между правым и левым полушариями;

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДЕФИЦИТАРНОСТЬ БАЗАЛЬНЫХ ЯДЕР МОЗГА

            Среди жалоб родителей детей с недостаточностью подкорковых образований прежде всего выступают эпитеты "ленивый", "невнимательный", "неуправляемый", "иногда становится будто бешеным" и т.п. Дети этой группы отличаются выраженной эмоциональной лабильностью, быстрой пресыщаемостью, тенденцией к ригидности психических процессов, подчас просто неадекватными поведенческими реакциями на происходящее.             Из биографических данных становится известно, что ребенок еще в младенчестве перенес многократные воспалительные процессы типа отитов, ларингитов и т.п. Он практически всегда отличался от своих сверстников: излишне чувствителен, капризен, часто неуправляем в поведении, нередко патологически упрям. У таких детей может отмечаться излишняя полнота или, напротив, они слишком худы по сравнению со сверстниками; явления энуреза имеют место вплоть до 10-12 лет; изменяется аппетит и формула сна.             У них имеют место заметное излишество, богатство, нерасчетливость двигательных и жесто-мимических актов. Бросаются в глаза вычурные позы, гримасничанье, иногда возникают тики, неожиданные вокализационные реакции в виде вскриков, похрюкивания, неконтролируемого смеха. Они быстро истощаются, легко отвлекаемы. Следует отметить, что последнее выступает на первый план и в ходе нейропсихологического обследования.             Они неловки, долго не могут овладеть операциями, требующими тонкой моторной дифференциации. У них, как правило, наблюдается обилие синкинезий, мышечных дистопий, вычурных поз и ригидных телесных установок. Их могут отличать маловыразительностъ, скованность, малоподвижность, чередующиеся неожиданными взрывами гиперактивности. Иными словами, их поведение в целом диспластично, что патогномонично и для протекания их психической деятельности вообще.             Для данного синдрома специфично первичное нарушение кинестетического праксиса (как мануального, так и орального), что не встречается в детском возрасте ни при каком другом варианте церебрального дизонтогенеза. Исполнительная сторона графической деятельности (письма, рисунка) крайне затруднена и наводит на метафору "как курица лапой"; разобрать почерк такого ребенка иногда не может даже он сам. В тетрадях - грязь, поля и строчки "игнорируются"; буквы и цифры "пляшут" в разные стороны, наблюдается микро- и макрография, а чаще - и то, и другое вместе.             У этих детей особенно страдает какая-либо психическая функция. Но постоянные флуктуации внимания, "застывания" со ссылкой на то, что он как раз подумал о другом и просит повторить, чего от него хотят, могут привести к неуспеху в любом виде деятельности. Вместе с тем такие дети в течение получаса могут не принимать полноценного участия в эксперименте (уроке), кривляясь и ерничая, и лишь после специальных "приемов" со стороны педагога или психолога сознаться, что "вообще-то он хороший и все сделает, но любит пошутить". Понятно, что на таком фоне успехи в школе становятся неразрешимой проблемой.             Речь этих детей, как правило, не просто хорошо развита, но иногда даже представляется несколько вычурной, резонерской. Светская беседа с ними - развернутое действо, в котором они пытаются блеснуть всеми своими достаточно обширными познаниями. При этом речь дизартрична, иногда с элементами скандирования; нередки элементы заикания, шумного преддыхания, а порой и логоневроза. С другой стороны, они ведут разговор довольно монотонно, голос их не выровнен по громкости, темпу и тембру.             Нельзя назвать ни одного стойкого дефекта при выполнении этими детьми экспериментальных тестов. На фоне явно сниженной общей нейродинамики и несбалансированной энергетики они демонстрируют показатели мнестической и интеллектуальной деятельности в рамках возрастных нормативов или даже превосходя их; неплохо читают (особенно про себя), считают и пишут (с точки зрения грамотности). Но характерная недостаточность фоновых компонентов психической деятельности, плавности, переключаемости, удержания оптимального уровня тонуса часто сводит на нет все их достижения. Ведь низшие и высшие этажи любой психической функции должны быть сбалансированы, иначе разрыв между ними будет усугубляться хотя бы в силу того, что предельно развитые высшие психические структуры из-за своей энергоемкости станут обкрадывать низшие, еще усугубляя их несостоятельность. Чем старше ребенок, тем больше будет диссоциация между иерархически более высокими и низкими этажами психики, включая эмоционально-волевую сферу, гомеостатические функции и т.п.             Основным радикалом в повседневной жизни этих детей является несбалансированность тонизирования поведения за счет внешних социальных условий и внутренней аутостимуляции. Представляется, что оптимальный вариант психологической помощи в данном случае - сознательно "отпустить" ребенка на уровень, адекватный его более низким возможностям, и начинать выстраивать линии его поведения, минимально опираясь на речь и максимально привлекая широкий спектр двигательных, изобразительных, паралингвистических средств. Однако нельзя забывать о том, что произвольная саморегуляция таких детей не просто плохо сформирована; она попросту уступает их собственному "Я так хочу!". Следовательно, необходимо внедрение в кор-рекционный процесс комплекса приемов, ориентированных на присвоение ребенком правил, ритуалов, ролей; то есть социально ориентированных алгоритмов поведения, которые с неизбежностью привели бы его к осознанию, что существует и глагол "должен".

             НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ    ИССЛЕДОВАНИЯ          ДАЛЕЕ -->

iemcko.ru

Особенности мышления у больных с церебральным атеросклерозом

бъяснение больногоххххххххх

Бланк №2

Методика Простые аналогии (инвентивная форма)

Придумайте для каждой строчки четвертое слово, которое так должно быть связано по смыслу с третьим, как второе с первым.

Например: лампа-свет 1. день - обед 2. инструмент - работа 3. охотник - ружье 4. большой - маленький 5. слово - буква 6. июль - лето 7. горячий - холодный 8. лимон - кислота 9. дождь - сырость 10. ласточка - быстрота 11. луг - трава 12. инвалид - костыль 13. чулки - штопать 14. свет - тьма 15. лиса - хитрость 16. палец - кольцо 17. вулкан - землетрясение 18. минута - час 19. школа - ученик 20. задача - решение 21. колос - зерно 22. еда - обжорство 23. художник - картина 24. поезд - рельсы 25. море - вода 26. колбаса - мясо 27. океан - капля 28. магазин - продавец 29. море - река 30. часы - время 31. война - мир 32. человек - западня 33. глухой - зрениепечка? (тепло) вечер? _______ кукла? _______ рыбак? _______ сытый? _______ дом? _______ апрель? _______ теплый? _______ конфета? _______ жара? _______ черепаха? _______ лес? _______ близорукий? _______ одежда? _______ молчание? _______ лев? _______ ухо? _______ река? _______ час? _______ больница_______ вопрос_______ соты_______ вино_______ писатель_______ автомобиль_______ небо_______ сыр_______ толпа_______ библиотека_______ площадь_______ градусник_______ буря_______ муха_______ слепой _______

Форма протокола.

Номер задачиОтветОбъяснениеххххххххх

Бланк №3

Методика Соотношение пословиц, метафор и фраз, форма протокола.

Пословицы или метафорыПодобранные фразыОбъяснение больногоххххххххх

Бланк №4

Методика Заучивания 10 слов, форма протокола.

№ повторенийлесхлебокностулводабратконииглагрибмедКол-во словДобавочные словаПримечание1234567Через час

Приложение 2

 

Бланк №1.

Методика Исключение 4-го лишнего (предметный вариант)

 

. Испытуемый Ц. объединяет в одну группу ножницы, катушку, трубку - все они имеют сквозные отверстия, а наперсток имеет лишь входное отверстие. Он же объединяет весы, очки, и часы и исключает термометр - по принципу общности отношений деталей. Весы при воздействиях факторов внешней среды могут колебаться, у очков можно передвигать ушки, а часы имеют заводной механизм.

. Испытуемый К. обобщает зонтик, пистолет и барабан как предметы издающие звук, и исключает фуражку, т.к. она звука не издает.

. Испытуемый И. правильно исключая курительную трубку, говорит: Когда человек шьет ему это надо, а курить…, но можно шить и курить. Нет, наперсток лишний, без него можно обойтись.

. Испытуемый М. исключая предметы, выделяет в одной из задач барабан, т.к. зонт, наган и фуражка являются средством защиты

. Испытуемый Т. правильно исключает ногу - часть человеческого тела, а обувь объединяет как средства передвижения, т.к. в ней ходят.

. Испытуемый К-х объединяет в одну группу солнце, керосиновую лампу и свечу и исключает электрическую лампочку. При этом он рассуждает следующим образом: Электрическая лампочка слишком пахнет цивилизацией. Цивилизация убила все, что оставалось в человеке хорошего. Вообще-то нет надобности исключать ни один из этих предметов, но, руководствуясь подтекстом, я исключил электрическую лампочку. Кроме того в ней нет очевидности горения, накала нити. Иначе были бы какие-нибудь лучи подрисованы. Таким образом, здесь могут быть два плана: первый - субъективно-индивидуальный, а второй - обусловленный необходимостью конкретного ответа на прямой вопрос.

. Испытуемый Р-в задачу, требующую обобщения измерительных приборов, решает так: Здесь могут быть три плана. Первый план - я исключаю очки. При этом руководствуюсь нежеланием слепоты духовной. Очки - это символическая согласованность, свидетельствующая о слепоте. Второй план - при рассмотрении с позиций человеческой необходимости использования в быту - нужны все четыре предмета. Есть и третий план - все эти предметы, кроме весов, являются более единичными, цельными по своей природе.

. Испытуемый Г-в одно и то же задание решает двояко: Можно объединить монету, карманные часы и будильник и выделить настенные часы, т.к. они граненой формы. А можно выделить монету - это все часы по производству, а это деньги. Если по форме - то первое решение, а по производству - второе. С помощью экспериментатора выбирает правильное решение.

. Испытуемый Ц-в объединяет часы и монету, объясняя, что стоимость есть у каждого предмета.

Испытуемый П. объединяет обувь и исключает ногу, объясняя это так: нога потребляет их, а ботинки нужны для того, чтобы ноге не было больно.

Испытуемый С. исключает солнце и объединяет керосиновую лампу, свечу и электрическую лампочку, объясняя так: Солнце - это звезда, а все остальное не звезды.

Испытуемый К. объединяет весы, термометр, часы, исключает очки, при этом объясняя: Очки отделю, не люблю очков, мне нравится пенсне, как у Чехова.

Испытуемый К. объединяет кепку, барабан, пистолет, исключает зонт, объясняя, что зонт может быть у каждого человека, а остальные предметы не обязательно иметь каждому.

 

Бланк №2.

Сравнение понятий

 

Испытуемый Р., сравнивая два понятия луну и чернильницу, говорит: Оба эти предмета в себе что-то содержат. Луна что-то содержит и чернильница. Обе круглые. И обе с отверстиями: в чернильнице - горлышко, на луне - кратеры. Еще сходство - луна светит, и если в чернильницу положить чернила и писать, то они тоже светят. Грамотность - свет. А различие - луну нельзя положить на стол, а чернильницу можно где угодно держать.

www.studsell.com

Читать онлайн "Профессия — психолог" автора Литвак Михаил Ефимович - RuLit

Методика. Нужно заранее подготовить 12—15 слов и выражений для запоминания. Примерные наборы слов прилагаются. Испытуемому дают лист бумаги, карандаш и просят для того, чтобы легче было запомнить, нарисовать что-либо себе в помощь. Писать нельзя, только рисовать. Качество рисунка не играет роли. Без крайней необходимости испытуемому нельзя подсказывать. После выполнения задания листок с рисунками откладывают в сторону и лишь спустя примерно час (в конце эксперимента) предлагают по рисунку припомнить слова. В протоколе опыта записывают рассуждения испытуемого, объясняющего связь между рисунком и словом.

Анализ результатов. По результатам выполнения задания можно судить об уровне процессов обобщения и отвлечения: может ли обследуемый обозначать слово символом, насколько возрастают его затруднения при опосредовании слов абстрактного характера. Не менее важно установить характер ассоциаций, которыми руководствуется испытуемый при подборе пиктограммы: соответствие пиктограммы заданному слову, чрезмерная конкретность ассоциации или, наоборот, их чрезвычайно абстрактный, условно-символический характер, наличие ассоциации по «слабому» признаку.

Существенную роль играет эмоциональная насыщенность пиктограмм. В определенной степени она отражает эмоциональное состояние обследуемого. По результатам исследования можно судить о логической памяти обследуемого — насколько опосредование слов в зрительных образах помогает их запомнить.

11. Исключение предметов (таблицы 20—21)

Задача исследования. Методика предназначена для исследования аналитико-синтетической деятельности, умения строить обобщения, об уровне процессов отвлечения и обобщения, о способности обследуемого выделить существенные признаки предметов или явлений.

Методика. Для проведения обследования необходим набор карточек, на каждой из которых нарисовано четыре предмета. Испытуемому говорят: «Вот здесь, на каждой карточке, изображены четыре предмета. Три из них между собой сходны, их можно назвать обобщающим словом, а четвертый к ним не подходит. Вы должны исключить неподходящий предмет и дать общее название оставшимся трем».

Анализ результатов. Как правило, уже простые варианты карточек недоступны слабоумным и лицам с расстройствами сознания. Степень сложности задач, на которых впервые начинает ошибаться обследуемый, дает некоторое основание для суждения о степени его интеллектуального снижения. Конкретность мышления, непонимание абстракции обнаруживается в том, что обследуемые идут по пути практического использования и ситуационного увязывания предметов и производят обобщение по так называемым «слабым» признакам. Например, на карточке пистолет, барабан, зонт, фуражка — барабан, так как все остальное, — средство защиты: фуражка — от холода; зонт — от дождя; пистолет — от врага. Для олигофренов доступно правильное решение заданий средней трудности, но они не могут объяснить, мотивировать свои решения.

II. ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ

1. Исследование самооценки по методике Дембо—Рубинштейн

Задача исследования. Тест направлен на выяснение таких сторон личности, как самокритичность, уверенность в себе, самооценка.

Методика. На листе бумаги чертят четыре вертикальных линии, надписывая над каждой «ум», «здоровье», «характер», «счастье». Объясняют, что верхние точки линий обозначают наилучшие показатели: самый «умный», «здоровый» и т. д., нижние обозначают наихудшие показатели: самый «глупый», «больной» и т. д.

Обследуемого просят на каждой линии сделать отметку соответственно его показателям. Затем соединяют все отметки линией. После этого расспрашивают испытуемого, почему он оценил себя так, а не иначе. Одновременно выясняют, как он понимает тот или иной показатель; что такое здоровье; если болен, то чем; в чем его счастье; и т. п.

Анализ результатов. В норме отмечается тенденция ставить себя ближе к центру, чуть выше середины. При переоценке, эйфоричности отметки повышаются, при депрессии понижаются. В процессе жизни самооценка может меняться в зависимости от ситуации, становясь более адекватной при наличии достижений.

Литература

Блейхер В. М. Клиническая патопсихология. Ташкент: «Медицина», 1976.

Вопросы экспериментальной патопсихологии. М., 1965.

Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения в клинике. М.: «Медицина», 1970.

Блейхер В. М., Барлачук Л. Ф. Психологическая диагностика интеллекта и личности. Киев: «Высшая школа», 1978.

Афоризмы, правила, заморочки на психологические темы...

3.1. Советы себе

1. Счастье заключается в том, чтобы ХОЧУ, МОГУ И ДОЛЖЕН имели одно и то же содержание.

2. Ищи правильный путь, а не прямой, ибо не всегда правильный путь — прямой.

3. Выбирая цель, хорошенько узнай, ведет ли к ней та дорога, по которой ты собрался идти.

4. Хочешь быть полезным другим — живи для себя!

5. Начал думать — реши, решил — действуй.

6. Хочешь жить спокойно — не оказывай благодеяний.

7. Оказывая благодеяние, не жди благодарности, ибо само сознание, что ты совершил благое деяние, и есть твоя награда за него. Поэтому будь вечно признателен тому, кто это благодеяние принял, ибо без него ты не мог бы чувствовать себя благодетелем.

8. Оказывая благодеяние, жди подлости от того, кто это благодеяние принял.

9. Не принимай дорогих подарков и благодеяний, а сразу же рассчитывайся.

9а.Если приобрел дешево вещь, а потом оказалось, что она стоит гораздо дороже, пойди и доплати.

10. Если кто-то упрекнул тебя в неблагодарности, сразу же выясни, сколько стоит эта услуга, рассчитайся и больше не имей с этим человеком дела.

11. Не бойся ошибаться — неудача в семь раз полезнее успеха.

12. Не бойся, когда тебя упрекают или критикуют, — упрек и критика в семь раз полезней похвалы. Но сам не упрекай и не критикуй, особенно бесплатно.

13. Хочешь иметь врагов — иронизируй.

14. Не пытайся изменить обстоятельства и других людей, а меняй себя и приспосабливайся к обстоятельствам.

15. Не имей дел с теми, кто тобою восхищается, — предадут.

16. Кто тебе льстит — обманет, кто тобою восхищается, — предаст.

17. Каждый воспитывает своего предателя сам.

18. Старайся быть, а не казаться.

19. Хочешь избавиться от зависти — не смотри на тех, кто выше тебя, а сравнивай себя с собой.

20. Хочешь избавиться от высокомерия — не смотри на тех, кто ниже тебя, а сравнивай себя с собой.

21. Есть единственная причина для огорчения— остановка в личностном росте.

Последние три афоризма полезны для того, чтобы перестать КАЗАТЬСЯ, а начать БЫТЬ.

22. Есть много причин, препятствующих счастью, но три из них — основные: страх, зависть и чувство вины. И все они в самом человеке.

23. Счастье — вещь тяжелая, и когда оно сваливается на слабого, то в лучшем случае оно с него скатится, в худшем — раздавит.

24. Способность переносить одиночество — показатель духовной зрелости.

25. Духовно пустой человек плохо переносит одиночество и общается, чтобы брать.

26. Духовно зрелый человек хорошо переносит одиночество и общается для того, чтобы отдать.

27. Плохо переносит одиночество тот, кто противен сам себе. Он идет в общество и думает, что другим он не будет противен. Глубокое заблуждение!

www.rulit.me