Соперники пистолета-пулемёта Шпагина. Часть первая. Пистолет пулемет зайцева


Опытный пистолет-пулемёт ППЗ Зайцева (СССР. 1942 год)

К началу ВОВ ПП-41 конструкции Шпагина удовлетворял требованиям по кучности стрельбы и пробивному действию пуль, но имел ряд рекламаций от войсковых частей, такие как большие габариты и масса, что значительно затрудняло применение этого оружия в условиях узких окопов и тесных помещений в городских боях, а также разведчиками, десантниками и экипажами боевых машин. К тому же, в условиях военного времени необходимо было снизить затраты на массовое производство пистолетов-пулемётов. В результате, в 1942 году был объявлен конкурс на более легкий, компактный и дешевый в производстве пистолет-пулемет, но не уступающий по характеристикам пистолету-пулемету конструкции Шпагина. Новый образец должен был соответствовать следующим характеристикам: ...

Пистолет-пулемет Зайцева первой модели

– весить без магазина 2,5–3 кг, а с боекомплектом – не более 6–6,5 кг;– иметь длину 700–750 мм с откинутым и 550–600 мм со сложенным прикладом;– использовать коробчатый магазин на 30–35 патронов по типу принятого к ППШ;– обладать уменьшенным до 400–500 выстр./мин темпом стрельбы, дабы снижение массы системы не ухудшало кучность (у имевшихся ППД и ППШ темп стрельбы составлял 1000–1100 выстр/мин), той же цели служил дульный компенсатор, одновременно защищающий ствол от загрязнения;– быть удобным для всех родов войск.

Пистолет-пулемет Зайцева первой модели с пистолетной рукояткой

Конкурс, первый этап которого проводился в конце февраля – начале марта 1942 года, оказался одним из самых представительных – на него было заявлено до 30 образцов, разработанных как уже именитыми конструкторами: В. А. Дегтяревым, Г. С. Шпагиным, С. А. Коровиным, Н. Г. Рукавишниковым, так и куда менее известными: Н. Г. Меньшиковым-Шкворниковым, Б. А. Горонескулем, Е. Г. Зайцевым и другими. Поступили проекты и из действующей армии. В конструкции многих пистолетов-пулеметов чувствовалось влияние германских образцов МР.38 и МР.40.

В конце февраля-начале марта 1942 года на конкурс было представлено два образца пистолета-пулемета системы Зайцева (ППЗ, изделие 23-П) разработанного на заводе № 19 им. И. В. Сталина (ныне – ОАО «Пермский моторный завод»). Первый образец к тому времени уже был изготовлен малой серией в 300 штук и даже отправлен в одну из стрелковых дивизий Красной Армии. Пистолеты-пулемёты ОКБ-16 конструкции Е. Г Зайцева обоих модификаций конструктивно практически идентичны.

Полная разборка пистолет-пулемет Зайцева первой модели

В дизайне второй модификации заметно влияние немецкого МР-40. Так же как и все вышеописанные пистолеты-пулемёты, образцы Зайцева работали на принципе свободной отдачи затворов. Для стрельбы использовались штатные магазины ППШ-41. Предохранитель флажковый, блокировал спусковой крючок. Ударник жёстко закреплён в чашечке затвора. Выбрасыватель согнут из проволоки. Функцию отражателя стреляных гильз выполнял передний конец направляющей возвратно-боевой пружины. Для поглощения избытка энергии затвора в крайнем заднем положении был предусмотрен резиновый буфер. Первая модификация имела постоянный диоптрический прицел на 100 м, жёсткий металлический приклад и рукоятку перезаряжания с правой стороны ствольной коробки, вторая — перекидной целик-щиток на 100 и 200 м, складной приклад по типу МР-40, отъёмную рукоятку перезаряжания с левой стороны и компенсатор по типу ППШовского, насаженный на дульную часть ствола.

Пистолет-пулемет Зайцева второй модели

Выводы комиссии по проведению испытаний были достаточно лояльны и объективны:

- в большинстве образцов учтены положительные стороны трофейного МР-40, заметна тенденция к технологическому упрощению и облегчению систем;- по кучности преимущество остаётся за более тяжёлыми образцами Зайцева второй модели, ПП-41, МР-40;- практическая скорострельность у всех образцов равноценна;- в отношении удобства обращения и стрельбы ни один образец не удовлетворяет современным требованиям;- по безотказности работы автоматики испытания выдержал только образец Безручко-Высоцкого;- по живучести ни один образец испытаний не выдержал.Заключение комиссии санкционировало доработку образцов Безручко-Высоцкого и Дегтярёва.

Полная разборка пистолет-пулемет Зайцева второй модели

Одновременно констатировался очевидный факт неправильной постановки задачи комиссии, что обеспечило ППШ долгую «жизнь»:

«... ставить вопрос о замене ПП-41 каким-либо другим образцом в настоящее время не своевременно, т.к. он, его детали и комплектующие изготавливаются сотнями предприятий во всех концах Советского Союза».

Однако самый интересный пункт заключения относится именно к образцам Зайцева: «... оба образца Зайцева конструктивно отличаются от остальных существующих образцов устройством затыльника с буфером, спускового механизма с предохранителем и выбрасывателя упрощённой технологии, и как раз эти детали показали неудовлетворительную работу».

ОКБ-16 в инициативном порядке санкционирует дальнейшую доработку зайцевского образца, который принимает участие во вторых конкурсных испытаниях проходивших с 20.04 по 12.05.42 г. ППЗ третьей модификации отличался от второй следующим:

Чертеж пистолета-пулемета Зайцева второй модели в сравнении м МП-40

- уменьшенной толщиной стенок ствола и ствольной коробки;- на стволе появилось кольцо крепления штыка;- впереди зева магазина установлена рукоятка удержания;- изменены целик и крепление затыльника;- предохранитель перенесён на рукоять затвора каку ППД;- рукоять затвора неотъёмная и перенесена на правую сторону;

Благодаря этим изменениям вес системы снизился с 3,80 до 3,05 кг,Однако все усилия были напрасны — «на сцене уже царили» две практически равноценные конструкции уже знакомого Безручко-Высоцкого и пока ещё неизвестного А. И. Судаева.Заключение второй комиссии было безжалостным: ППЗ по сравнению с другими образцами (в отличие от него), выдержавшими полигонные испытания, никакими преимуществами не обладает.Единственное преимущество самого первого образца т. Зайцева — технологическая простота — сведено к нулю отчасти самим автором, постепенно усложнившим свой образец, отчасти появлением новых образцов, с конструктивной и технологической сторон превосходящих его образец. Поэтому комиссия считает возможным и необходимым рекомендовать автору дальнейшие работы с данным образцом прекратить.

Пистолет-пулемет Зайцева третьей модели

По результатам этого конкурса, проходившего в несколько этапов, на вооружение Красной Армии летом 1942 года был принят пистолет-пулемет системы А. И. Судаева. Что же касается изготовленных на заводе № 19 ППЗ, то, по сведениям, содержащимся в «Сборнике аннотаций основных изобретательских предложений по пистолетам-пулеметам за годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» (М.: Изд-во ГАУ, 1946), изготовленные и поступившие в войска пистолеты-пулеметы Е. Г. Зайцева к боевому использованию допущены не были.

Единственный образец первого варианта пистолета-пулемета системы Е. Г. Зайцева в настоящее время хранится в экспозиции Центрального музея Вооруженных Сил РФ в Москве с ошибочной атрибуцией как опытный вариант автомата конструкции В. А. Дегтярева. Этот автомат был подарен в 1942 году командиру 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майору А. И. Родимцеву Чкаловским обкомом ВКП(б).

Полная разборка пистолета-пулемета Зайцева третьей модели

Технические характеристики ППЗ 1-й модели:

Масса без магазина и принадлежностей, кг: 3,34;Вместимость магазина, патр.: 71;Масса магазина, кг: 1,06;Масса со снаряженным магазином, кг: 4,98;Длина, мм: 805;Длина ствола, мм: 270;Длина прицельной линии, мм: 275;Длина хода затвора, мм: 97;Количество деталей при неполной (войсковой) разборке, шт.: 9

raigap.livejournal.com

Пистолет-пулемет Зайцева ППЗ

ded2008 03-03-2017 04:18

К началу ВОВ ПП-41 конструкции Шпагина удовлетворял требованиям по кучности стрельбы и пробивному действию пуль, но имел ряд рекламаций от войсковых частей, такие как большие габариты и масса, что значительно затрудняло применение этого оружия в условиях узких окопов и тесных помещений в городских боях, а также разведчиками, десантниками и экипажами боевых машин. К тому же, в условиях военного времени необходимо было снизить затраты на массовое производство пистолетов-пулемётов.В результате, в 1942 году был объявлен конкурс на более легкий, компактный и дешевый в производстве пистолет-пулемет, но не уступающий по характеристикам пистолету-пулемету конструкции Шпагина. Новый образец должен был соответствовать следующим характеристикам:- весить без магазина 2,5-3 кг, а с боекомплектом - не более 6-6,5 кг;- иметь длину 700-750 мм с откинутым и 550-600 мм со сложенным прикладом;- использовать коробчатый магазин на 30-35 патронов по типу принятого к ППШ;- обладать уменьшенным до 400-500 выстр./мин темпом стрельбы, дабы снижение массы системы не ухудшало кучность (у имевшихся ППД и ППШ темп стрельбы составлял 1000-1100 выстр/мин), той же цели служил дульный компенсатор, одновременно защищающий ствол от загрязнения;- быть удобным для всех родов войск.Конкурс, первый этап которого проводился в конце февраля - начале марта 1942 года, оказался одним из самых представительных - на него было заявлено до 30 образцов, разработанных как уже именитыми конструкторами: В. А. Дегтяревым, Г. С. Шпагиным, С. А. Коровиным, Н. Г. Рукавишниковым, так и куда менее известными: Н. Г. Меньшиковым-Шкворниковым, Б. А. Горонескулем, Е. Г. Зайцевым и другими. Поступили проекты и из действующей армии. В конструкции многих пистолетов-пулеметов чувствовалось влияние германских образцов МР.38 и МР.40.В конце февраля-начале марта 1942 года на конкурс было представлено два образца пистолета-пулемета системы Зайцева (ППЗ, изделие 23-П) разработанного на заводе ? 19 им. И. В. Сталина (ныне - ОАО 'Пермский моторный завод'). Первый образец к тому времени уже был изготовлен малой серией в 300 штук и даже отправлен в одну из стрелковых дивизий Красной Армии.Пистолеты-пулемёты ОКБ-16 конструкции Е. Г Зайцева обоих модификаций конструктивно практически идентичны.В дизайне второй модификации заметно влияние немецкого МР-40. Так же как и все вышеописанные пистолеты-пулемёты, образцы Зайцева работали на принципе свободной отдачи затворов. Для стрельбы использовались штатные магазины ППШ-41. Предохранитель флажковый, блокировал спусковой крючок. Ударник жёстко закреплён в чашечке затвора. Выбрасыватель согнут из проволоки. Функцию отражателя стреляных гильз выполнял передний конец направляющей возвратно-боевой пружины. Для поглощения избытка энергии затвора в крайнем заднем положении был предусмотрен резиновый буфер. Первая модификация имела постоянный диоптрический прицел на 100 м, жёсткий металлический приклад и рукоятку перезаряжания с правой стороны ствольной коробки, вторая - перекидной целик-щиток на 100 и 200 м, складной приклад по типу МР-40, отъёмную рукоятку перезаряжания с левой стороны и компенсатор по типу ППШовского, насаженный на дульную часть ствола.Выводы комиссии по проведению испытаний были достаточно лояльны и объективны:- в большинстве образцов учтены положительные стороны трофейного МР-40, заметна тенденция к технологическому упрощению и облегчению систем;- по кучности преимущество остаётся за более тяжёлыми образцами Зайцева второй модели, ПП-41, МР-40;- практическая скорострельность у всех образцов равноценна;- в отношении удобства обращения и стрельбы ни один образец не удовлетворяет современным требованиям;- по безотказности работы автоматики испытания выдержал только образец Безручко-Высоцкого;- по живучести ни один образец испытаний не выдержал.Заключение комиссии санкционировало доработку образцов Безручко-Высоцкого и ДегтярёваОдновременно констатировался очевидный факт неправильной постановки задачи комиссии, что обеспечило ППШ долгую 'жизнь': '... ставить вопрос о замене ПП-41 каким-либо другим образцом в настоящее время не своевременно, т.к. он, его детали и комплектующие изготавливаются сотнями предприятий во всех концах Советского Союза'. Однако самый интересный пункт заключения относится именно к образцам Зайцева: '... оба образца Зайцева конструктивно отличаются от остальных существующих образцов устройством затыльника с буфером, спускового механизма с предохранителем и выбрасывателя упрощённой технологии, и как раз эти детали показали неудовлетворительную работу'.ОКБ-16 в инициативном порядке санкционирует дальнейшую доработку зайцевского образца, который принимает участие во вторых конкурсных испытаниях проходивших с 20.04 по 12.05.42 г. ППЗ третьей модификации отличался от второй следующим:- уменьшенной толщиной стенок ствола и ствольной коробки;- на стволе появилось кольцо крепления штыка;- впереди зева магазина установлена рукоятка удержания;- изменены целик и крепление затыльника;- предохранитель перенесён на рукоять затвора каку ППД;- рукоять затвора неотъёмная и перенесена на правую сторону;- увеличен ход затвора на 11 мм за счёт уменьшения длины буфера.Благодаря этим изменениям вес системы снизился с 3,80 до 3,05 кг,Однако все усилия были напрасны - 'на сцене уже царили' две практически равноценные конструкции уже знакомого Безручко-Высоцкого и пока ещё неизвестного А. И. Судаева.Заключение второй комиссии было безжалостным: ППЗ по сравнению с другими образцами (в отличие от него), выдержавшими полигонные испытания, никакими преимуществами не обладает. Единственное преимущество самого первого образца т. Зайцева - технологическая простота - сведено к нулю отчасти самим автором, постепенно усложнившим свой образец, отчасти появлением новых образцов, с конструктивной и технологической сторон превосходящих его образец. Поэтому комиссия считает возможным и необходимым рекомендовать автору дальнейшие работы с данным образцом прекратить.

ded2008 03-03-2017 04:21

По результатам этого конкурса, проходившего в несколько этапов, на вооружение Красной Армии летом 1942 года был принят пистолет-пулемет системы А. И. Судаева. Что же касается изготовленных на заводе ? 19 ППЗ, то, по сведениям, содержащимся в 'Сборнике аннотаций основных изобретательских предложений по пистолетам-пулеметам за годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.' (М.: Изд-во ГАУ, 1946), изготовленные и поступившие в войска пистолеты-пулеметы Е. Г. Зайцева к боевому использованию допущены не были. Единственный образец первого варианта пистолета-пулемета системы Е. Г. Зайцева в настоящее время хранится в экспозиции Центрального музея Вооруженных Сил РФ в Москве с ошибочной атрибуцией как опытный вариант автомата конструкции В. А. Дегтярева. Этот автомат был подарен в 1942 году командиру 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майору А. И. Родимцеву Чкаловским обкомом ВКП(б).Технические характеристики ППЗ 1-й модели:Масса без магазина и принадлежностей, кг: 3,34;Вместимость магазина, патр.: 71;Масса магазина, кг: 1,06;Масса со снаряженным магазином, кг: 4,98;Длина, мм: 805;Длина ствола, мм: 270; Длина прицельной линии, мм: 275;Длина хода затвора, мм: 97;Количество деталей при неполной (войсковой) разборке, шт.: 9

Пистолет-пулемет Зайцева третьей моделиded2008 03-03-2017 04:23

Первый вариант пистолета-пулемета системы Е. Г. Зайцева в экспозиции Центрального музея Вооруженных Сил РФ в Москве с ошибочной атрибуцией как опытный вариант автомата конструкции В. А. Дегтярева

ЯРЛ 03-03-2017 08:38

Этот инженер не слишком талантлив, что бы делать простые вещи!

Sobaka1970 03-03-2017 09:22

Четыре.

Allexcolonel 04-03-2017 12:05

И без кожухаИз сталинградских квартирБил 'максим',И Родимцев ощупывал лёд.И тогда еле слышно сказал командир:- Коммунисты, вперёд! Коммунисты, вперёд!...

Уланов 04-03-2017 02:18

1) У меня в статье про этот конкурс есть немного про ПП Зайцеваhttp://warspot.ru/3402-pistole...-protiv-sudaevaи устроенную Зайцевым склоку В этом смысле ОКБ-16 конечно, было уникально, ничему людей пример Таубина не научил.2) "Одновременно констатировался очевидный факт неправильной постановки задачи комиссии, что обеспечило ППШ долгую 'жизнь': '... ставить вопрос о замене ПП-41 каким-либо другим образцом в настоящее время не своевременно,"

ГАУ с 43-его регулярно ныло, что ППШ надо заменить на ППС с деревянным прикладом, но товарищ Устинов постоянно посылал их в один бельгийский городок.

Sobaka1970 04-03-2017 09:16

Пиза в Италии. А какой ещё мог быть?

Hisname 04-03-2017 09:43quote:Уланов

У вас в статье на варспот.ру, "Папаша "Макаров" ошибка, на последнем фото не ПММ, а какой то из ИЖей (71-100 например). У ПММ не только увеличенный магазин в рукояти, но и более массивный завтор. А на фото обычный ПМовский.сорри за небольшой оффтоп )

Уланов 07-03-2017 13:09quote:Изначально написано Hisname:

У вас в статье на варспот.ру, "Папаша "Макаров" ошибка, на последнем фото не ПММ, а какой то из ИЖей (71-100 например). У ПММ не только увеличенный магазин в рукояти, но и более массивный завтор. А на фото обычный ПМовский.сорри за небольшой оффтоп )

Автор фото мне написал обратное "k_a_r_d_e_n 2017-03-02 20:16 На фото с подписью ИЖ-71, изображен ПММ-12."

Я счел, что ему виднее, что он фоткал и внес исправления.

ЯРЛ 07-03-2017 14:39

Поляки утверждают, что раньше всех появился польский ПП изобретателя Стэнковского, родственника Брэнковского. Экспериментальной моделью отогнали в 20-е от Варшавы красных кавалеристов от Исака Эмануиловича Бабеля.

monkeymouse90 07-03-2017 16:36

Мнээ...А почему под "Пистолет-пулемет Зайцева второй модели", схема МР38?

Через раз упоминается ОКБ-16 и завод ?19.А Малимон пишет об ОКБ северо-западного фронта.Это все одно и то же?

Уланов 07-03-2017 18:58quote:Изначально написано monkeymouse90:Мнээ...А почему под "Пистолет-пулемет Зайцева второй модели", схема МР38?

Через раз упоминается ОКБ-16 и завод ?19.А Малимон пишет об ОКБ северо-западного фронта.Это все одно и то же?

Картинки не мои, так что не скажу

ПП Зайцева 2 штуки (из ОКБ-16) и ПП Северо-западного фронта - это разные образцы.

monkeymouse90 07-03-2017 19:42quote:Изначально написано Уланов:ПП Зайцева 2 штуки (из ОКБ-16) и ПП Северо-западного фронта - это разные образцы.

???

Уланов 08-03-2017 04:50quote:Изначально написано monkeymouse90:

???

Я не знаю, что скурили люди, написавшие приведенный вами текст, но в отчете НИПСВО о первом этапе конкурса русским по белому написано, что Зайцев 1 и 2 это ОКБ-16, а образец северо-западного фронта - это вообще третий ПП.

https://yadi.sk/i/-ZOSVyuZ3FFGBr

monkeymouse90 08-03-2017 12:43

Не знаю, что курил Малимон.Но во вранье, он как-то, не замечен.

Уланов 08-03-2017 15:50quote:Изначально написано monkeymouse90:Не знаю, что курил Малимон.Но во вранье, он как-то, не замечен.

Переформулируем так - тот, кто это писал, явно не смотрел при этом в тот же момент или накануне, в документы по конкурсу 42.

https://yadi.sk/i/9kJuGjhh4Fh3dV

https://yadi.sk/i/FhqNQl8V3Fh3fq

https://yadi.sk/i/i6LZpsAU3Fh3ia

Если вы по-прежнему продолжается верить кому-то, а не своим глазам, что ПП Зайцева и СЗФ это НЕ одно и то же, тут уж ничего не могу поделать, в вопросах веры плаваю.

monkeymouse90 08-03-2017 17:03

А где утверждалось что "одно и то же"?"Чисто машинально"? ;-)

Шо-шо 08-03-2017 21:42

Шо-шо 08-03-2017 21:44

Шо-шо 08-03-2017 21:48

Шо-шо 08-03-2017 21:50

Шо-шо 08-03-2017 21:52

Михал Михалыч 08-03-2017 22:43

.

Шо-шо 09-03-2017 19:03

Вкратце. Автомат 23П, он же ППЗ, ограниченно состоял на вооружении частей Уральского ВО в качестве учебно-боевого. Выпущен в феврале-марте 1942 на моторостроительном заводе ?19 (ныне АО "ОДК-Пермские моторы") в количестве 300 штук по решению обкома ВКПбе. Тому способствовали три обстоятельства. ОКБ-16 находилось в эвакуации в г.Лысьва Молотовской (Пермской) области, обком был в курсе их работы. На заводе ?19 предполагалось выпускать ППШ, для чего имелся запас готовых стволов. Но производство ППШ успели масштабно развернуть в Вятских Полянах. И третье: с обкома требовали всестороннюю помощь в формировании дивизий по штату, включая п-п. Вот и сложилось. Но ГАУ потом опротестовало вооружение боевых частей образцом, не прошедшим испытания.

Уланов 11-03-2017 21:42quote:Изначально написано monkeymouse90:А где утверждалось что "одно и то же"?"Чисто машинально"? ;-) quote:Изначально написано monkeymouse90:Мнээ...А почему под "Пистолет-пулемет Зайцева второй модели", схема МР38?

Через раз упоминается ОКБ-16 и завод ?19.А Малимон пишет об ОКБ северо-западного фронта.Это все одно и то же?

)))))))

monkeymouse90 11-03-2017 22:10

Казнить нельзя помиловать. ;-)

"ОКБ-16 и завод ?19.А Малимон пишет об ОКБ северо-западного фронта.Это все одно и то же?"(С)

guns.allzip.org

Неизвестные соперники ППШ | Warspot.ru

Путь пистолета-пулемёта в системе вооружения РККА был долог и извилист. Интерес к этому типу оружия был проявлен Комиссией по вооружению ещё в середине 20-х. Несколькими годами позже в СССР появились и первые пистолеты-пулемёты – закупленные в США «Томпсоны», успешно применённые пограничниками в боях с басмачами.

Отечественные ПП в сколь-нибудь заметном количестве начали появляться в армии лишь в конце 30-х. Не в последнюю очередь это было вызвано тем, что принятый на вооружение пистолет-пулемёт Дегтярёва образца 34 года при относительно приемлемых ТТХ отличался низкой технологичностью, делавшей массовый выпуск весьма проблематичным. Попытки руководства КА решить этот вопрос привели с одной стороны к появлению упрощённого по конструкции ППД-40, а с другой – к принятию на вооружение ещё более технологичного образца конструкции Шпагина – легендарного ППШ.

К тому же, перед войной перспективы ПП как массового оружия и в самом деле не были до конца ясны. Хотя в соответствующих статьях было принято метать обличающие молнии в адрес маршала Кулика, якобы посчитавшего ПП «сугубо полицейским оружием», реальность была несколько сложнее – в СССР полным ходом шла разработка самозарядных и автоматических винтовок, по совокупности ТТХ явно превосходивших «трещотку» под пистолетный патрон, стоившую в производстве почти как полноценный «ручник». Успешное применение финнами ПП «Суоми» хотя и побудило командование РККА вернуть ППД в части, но, тем не менее, необходимость такого оружия не только для отдельных категорий военнослужащих – водителей, орудийных расчётов, экипажей танков и т.п., – но и для обычных пехотинцев по-прежнему представлялась сомнительной.

Вверху – первый образец ПП Артакадемии (конструктор Безручко-Высоцкий) Внизу – ПП Дегтярёва модернизированный

Но... не было бы счастья, да несчастье помогло. Реальность первого года большой войны оказалась мрачнее любых довоенных прогнозов. Для восполнения потерь, для вновь формирующихся дивизий армии требовалось оружие – много, много и ещё больше. Желательно – автоматическое, тем более что легенды о «ротах немецких автоматчиков» и о том, что пистолетом-пулемётом вооружён каждый второй фриц, не считая каждого первого, шли с фронта практически с первых дней войны.

Однако даже спешно развёрнутого на «непрофильных» заводах производства ППШ оказалось недостаточно. К тому же и его конструкция не была лишена т.н. «узких мест» – осенью 41-го, в частности, проблемной деталью оказался амортизатор[1]. Кроме того, для многих заводов и ППШ был «каменным цветком» – например, в Самарканде, куда была эвакуирована из Москвы Артиллерийская академия, в дефиците было банальное дерево для прикладов.

Война жёстко продиктовала новые требования – и вот в начале 1942-го (с 25 февраля по 5 марта) на полигоне НИПСВО пришли испытания первые образцы пистолетов-пулемётов, созданных уже с учётом опыта идущей войны.

На испытания были поданы:

  1. Шпагина облегчённый.
  2. Дегтярёва модернизированный №2 и 3.
  3. Артакадемии 1-ого образца конструкции Безручко-Высоцкого.
  4. Артакадемии 2-ого образца конструкции Меньщикова и Шкворникова
  5. Зайцева (ОКБ-16) 1-ого образца
  6. Зайцева (ОКБ-16) 2-ого образца
  7. Северо-Западного фронта №32/14
  8. Валовый пистолет-пулемёт ППШ-41
  9. Немецкий пистолет-пулемёт MP-40.

Ещё 2 образца – ППКФ, разработанный в Карело-Финской ССР и конструкция судоремонтных мастерских военного порта в Сталинграде до полигона не доехала, «провалившись» на предварительных испытаниях. Особенно отличился «сталинградец», два дня подряд «дававший сплошные осечки».

Отдельно хочется сказать несколько слов по 9-й номер списка – немецкий МР-40. С началом ВОВ отечественные конструкторы, наконец, получили возможность ознакомиться с основным представителем этого класса оружия в немецкой армии. И хотя в советской историографии было принято утверждать, что данный ПП был на голову ниже отечественных конструкций, документы тех лет позволяют сделать вывод, что впечатление всё же было произведено, да ещё какое. В частности, в отчёте об испытаниях сказано следующее:

Почти во всех образцах учтены конструктивные особенности немецкого образца MP-40, так напр.:

а) у всех опытных образцов спусковой механизм без одиночной стрельбы, боёк жёсткий, прицел с откидными щитками;

б) кроме того: у ПП Дегтярёва, Артакадемии 1 и 2 образцов и Зайцева 2-ого образца – откидные приклады, у двух образцов Артакадемии – фигурные предохранительные вырезы для ручки затвора и проч.[2]

«И проч.» особенно относилось ко 2 образцу Артакадемии, который: «в основном представляет собой конструкцию немецкого пистолета-пулемёта MP-40 с упрощением конструкции отдельных узлов с целью их технологического упрощения и уменьшения веса системы»[3] и к ПП Зайцева, у которого разница между 1-м и 2-м образцом проявилась в том, что: «во 2-м образце заметно влияние немецкого образца МР-40».

Это, конечно же, был уже далеко не первый случай, когда советские конструкторы стрелкового оружия «внимательно поглядели» на работу зарубежных коллег – достаточно вспомнить историю появления у ППД барабанного магазина взамен коробчатого на 25 патронов. В 42 году, однако, коробчатые магазины вновь «вошли в моду» – их спешно разрабатывали для уже производящихся ППД и ППШ, а уж перспективные образцы тем более должны были «соответствовать». Но читая строки отчёта, трудно избавиться от впечатления, что конструкторам в качестве техзадания был продемонстрирован МП-40 со словами: «Сделайте нам такой же, но проще!» – возможно, даже с пояснением, что для тех, кто не в полной мере осознает «остроту момента», всегда найдутся путёвки в трудотерапевические учреждения Дальнего Востока и Крайнего Севера.

Пистолет-пулемёт Артакадемии

Одним из начальных этапов испытаний являлось определение кучности: стрельбой по щитам на дистанции 100 и 200 метров одиночным огнём и на дистанции 50 и 100 метров – автоматическим.

Наименование образцов

Одиночный огонь

Автоматический огонь

(очередями по 4–​5 выстрелов)

100 м

200 м

50 м

100 м

Ч50

R100[4]

Ч50

R100

Ч50

R100

Ч50

R100

Шпагина облегчённый

9,2

22,5

23,8

51,7

10,5

37,7

21,2

46,5

Дегтярёва

12,8

30,2

26,8

50,7

12,2

36,0

20,7

60,7

АртАк 1 обр

15, 2

39,5

39,7

73,3

12,3

37,5

24,7

56,2

АртАк 2 обр

12,0

35,2

28,3

68,3

7,8

23,0

14,3

46,7

Зайцева 1 обр.

12,0

37,8

28,3

76,7

8,3

24,3

19,8

56,7

Зайцева 2 обр.

11,7

31,2

22,0

69,3

6,7

24,8

12,0

32,5

Сев.Зап.фронта

14,7

33,0

24,2

74,7

9,5

25,2

14,0

42,7

ППШ-41

10,5

26,3

20,5

55,8

7,3

18,0

15,7

48,8

МР-40

10,5

18,0

20,0

45,0

7,0

18,5

19,3

47,0

Итогом этого этапа испытаний стал вполне закономерный вывод, что наибольшее влияние на кучность оказывает общий вес системы. Также отметили влияние динамического плеча – ПП Дегтярёва, имевший наиболее значение этой характеристики, кучностью «не блеснул». Не осталась без внимания и любовь отечественных конструкторов к компенсаторам.

Наличие компенсатора само по себе ещё не решает вопроса об улучшении кучности боя при неблагоприятных других факторах, а чрезмерно сильный компенсатор может даже ухудшить кучность боя, так например: в 1-м образце Арт.академии при стрельбе дульная часть ствола отбрасывается вниз, и кучность получена наихудшая.[5]

Испытатели отчего-то не сочли нужным отметить высокую кучность немецкого МР, однако «похвалили» его косвенным образом – в виде положительной оценки его советской копии, 2-го образца Артакадемии: «Удары в заднем положении затвора слабее, чем у других образцов, вследствие чего его менее трясёт и стрельба удобнее». К слову, темп стрельбы у «немца» и его советского близнеца был 2–3 раза ниже, чем у прочих.

Неполная разборка ПП Артакадемии

Сразу вспоминается, что во многих советских справочниках, говоря о МР-40, обычно считалось хорошим тоном вставить фразы: «При стрельбе на дистанции более 200 метров эффективность огня резко падала», «с ППШ можно попадать в цели, удалённые на 500 метров, из МП-40 это было невозможно». О том, какие размеры должна была иметь подобная цель, скромно умалчивалось.

Следующим пунктом испытаний стало определение эксплуатационных характеристик – удобства сборки, разборки, заряжания, прицеливания и стрельбы. Здесь замечаний удостоились практически все образцы. Например, ПП Дегтярева досталось за всё тот же короткий приклад, «вследствие чего при прицельной стрельбе возможны удары затыльника по носу стрелка.»

Но самое важное испытание было ещё впереди. Имея печальный опыт самозарядной винтовки Токарева, на которую после начала войны из армии пошёл целый вал жалоб на ненадёжность[6], испытатели особо тщательно подошли к вопросу испытаний образцов на безотказность и живучесть. Стрельба производилась в следующих условиях:

  1. при густой смазке;
  2. при запылении цементной пылью в течение 10 минут в специальном ящике;
  3. при промытых керосином и протёртых насухо деталях;
  4. при углах возвышения и склонения около 90 градусов;
  5. после 12-часового пребывания на снегу (на морозе около 10 градусов).

Из нового ПП Шпагина всего было произведено 2329 выстрелов и получено 3,3% задержек. Наибольшее число задержек получено после запыления – 15%, после пребывания ПП на снегу – 8% и при углах склонения – 5,7%.

После 1008 (или 2808 с учётом предыдущих стрельб из образца) появились трещины на задней стенке крышки ствольной коробки и раскололся фибровый амортизатор. После 2329 выстрелов (или 4129 всего) обнаружено качание ствола.

Продолжать испытания ПП Шпагина при этих условиях комиссия посчитала нецелесообразным.

Три процента – вроде бы не так много... если не задумываться, что стоит за этими сухими цифрами отчёта. Три патрона из сотни... шанс «поймать» задержку почти в каждом диске или рожке. А в бою с лихвой хватит и одной – последней.

ПП Дегтярёва модернизированный

Из ПП Дегтярёва было произведено 2374 выстрела и получено 0,5% задержек.

Наибольшее количество задержек было получено после пребывания ПП на снегу -4%. При углах возвышения близких к 90 и при густой смазке пистолет-пулемёт отказался стрелять, давая сплошные непродвижения патронов. Также в ходе испытаний появилась расшатанность оси шептала, которая подклепывалась несколько раз, а так же расшатался откидной приклад. В итоге ПДМ отправился вслед за собратом Шпагина – на доработку.

Из 1-го образца Артакадемии до прекращения испытаний было произведено 2233 выстрела и получено 0,6% задержек. После этого у ПП обнаружили: «трещины у задних стенок ствольной коробки, спусковой коробки, около шпильки ствола и около фигурного предохранительного выреза» – за этой сухой строкой почти наверняка осталось скрыто куда более эмоциональное «вот-вот разлетится нафиг!».

2-й образец Артакадемии продержался на восемь выстрелов меньше – из него успели сделать 2225 выстрелов, получив при этим 1,1% задержек. Наибольшее количество задержек получено при углах возвышения, при густой смазке и после запыления – по 2%. После 920 выстрелов отлетела мушка, а после 2019 – лопнул фибровый буфер. На этом испытания закончились и для конструкции Меньщикова-Шкворникова – запасного буфера, подходившего к их образцу, на полигоне не нашлось.

Из 1-го образца ПП Зайцева было произведено 1667 выстрелов – получив при этом 10,3% задержек, пистолет-пулемёт сняли с испытаний. Чуть лучше показал себя 2-й ПП – 2247 выстрелов и 3,2% задержек – но для продолжения испытаний этого «чуть» явно не хватало.

Аутсайдером же стал ПП Северо-Западного фронта – 387 выстрелов и 15,2» задержек, плюс отлетевшее основание мушки с намушником.

Можно – и довольно несложно – представить, какими бы эпитетами награждали конструкторов бойцы на фронте, если бы им пришлось идти в бой со столь «надёжными» образцами. Проводившая испытания комиссия это представляла весьма хорошо – и её итоговые выводы оказались весьма нерадостны для большинства конструкторов.

В отношении удобств обращения и стрельбы из разных положений ни один образец не удовлетворяет в полной мере современным требованиям, но лучше других в этом отношении 1-й образец Артакадемии и Дегтярёва.

По безотказности работы автоматики выдержал испытания только 1-й образец Артакадемии (Безручко-Высоцкий).

По живучести ни один образец испытаний не выдержал.[7]

В итоге два вышеупомянутых образца было рекомендовано доработать с учётом высказанных комиссией рекомендаций и не позднее 5 апреля 1942 г. предоставить на повторные испытания. Доработку остальных конструкций комиссия сочла нецелесообразной.

Правда, прислушаться к «доброму совету» сумели не все. Конструктор ОКБ-16 Зайцев в «инициативном» порядке доработал свой ПП и представил его на 2-й этап испытаний. Потерпев вторую подряд неудачу, он попытался «переиграть» результаты испытаний уже по другим правилам, написав полное негодования письмо лично И. В. Сталину.

Однако история с ПП Зайцева отнюдь не стала главной интригой следующего этапа испытаний, начавшегося 26 апреля 1942 г. Помимо уже знакомых систем Дегтярёва, Безручко-Высоцкого и помянутого выше Зайцева, в этот раз на полигон попали образцы туляка Коровина (завод № 535) и Огородова (войска НКВД). А главное, на этот раз свои разработки «выкатил» и сам НИПСВО – более известный разработкой противотанковых ружей Рукавишникова и... Судаева.

  1. Описано в книге Болотина Д.Н. – "Советское стрелковое оружие"
  2. ЦАМО РФ, фонд 81, опись 12040, дело 4.
  3. Там же.
  4. R100 – радиус окружности, в которую укладывается 100% попаданий серии. Ч50 –радиус окружности, в которую укладывается 50% лучших попаданий серии.
  5. ЦАМО РФ, фонд 81, опись 12040, дело 4.
  6. Стоит отметить, что едва ли не основной его причиной было неумение тогдашних рядовых призывников обеспечить оружию предусмотренный наставлениями уход. У более подготовленного состава (например, морской пехоты) эксплуатация СВТ подобных проблем не вызывала.
  7. ЦАМО РФ, фонд 81, опись 12040, дело 4.

warspot.ru

Соперники пистолета-пулемёта Шпагина. Часть первая » Военное обозрение

К началу Второй мировой войны пистолеты-пулеметы успели доказать свою эффективность и необходимость на поле боя, но путь данного оружия в системе вооружения РККА был достаточно тернист и сложен. Необходимость в таком оружии доказала уже Первая мировая война. Она наглядно продемонстрировала военным, что в столкновениях огромных масс войск плотность огня оказывается важнее, чем меткость стрельбы. Армиям воющих стран потребовались скорострельные и компактные образцы стрелкового оружия с большим носимым запасом патронов, которые были бы достаточно эффективны как в наступательных действиях, так и в обороне, в боях в городе и ограниченных пространствах. Так в одном оружии объединились пулемет и автоматический (самозарядный) пистолет. Уже к концу Первой мировой войны в армиях ряда воющих стран первые пистолеты-пулеметы даже успели принять на вооружение.

Россия не стала исключением, здесь также велись работы в области создания компактного автоматического оружия. В 1916 году в стране было принято на вооружение ружье-пулемет конструктора Владимира Фёдорова под патрон калибра 6,5 мм, вскоре оно было переименовано в автомат. Этот автомат был выпущен небольшой серией, до 1925 года было изготовлено примерно 3200 единиц. Уже в 1928 году их сняли с вооружения и отправили на склады, откуда вернули во время войны с Финляндией, когда выяснилось, что в частях не хватает современного автоматического оружия.

Но автомат Фёдорова был именно автоматом, созданным под винтовочный патрон. А вот пистолеты-пулеметы в РККА поначалу вообще не нашли признания со стороны красных командиров. В 1930 году они отмечали, что для боевых действий в Германии и США пистолеты-пулеметы были признаны негодными, их использовали лишь полицейские и охранные части. Однако начальник вооружений РККА Иероним Уборевич все-таки настоял на проведении конкурса и изготовлении первой партии пистолетов-пулеметов. Как результат в 1932-1933 годах стадию госиспытаний в СССР прошли 14 различных образцов пистолетов-пулеметов. А 23 января 1935 года на вооружение РККА приказом наркома обороны был принят пистолет-пулемет Дегтярева образца 1934 года (ППД). При этом выпускался он едва ли не поштучно, не помогало и его усовершенствование.

ППД с разными вариантами магазина

Однако Артиллерийское управление РККА по-прежнему настаивало на широком внедрении пистолета-пулемета в армии. В 1939 году говорилось о том, что целесообразно ввести пистолет-пулемет на вооружение отдельных категорий бойцов РККА, в частности, речь шла о пограничной охране НКВД, орудийных и пулеметных расчетах, авиадесантниках, водителях различных транспортных средств и т.д. Но в феврале 1939 года ППД был снят с вооружения армии, его изъяли из войск и сдали на склады. Гонениям на пистолеты-пулеметы в некоторой мере способствовали и репрессии в отношении сторонников данного оружия — Уборевича, Тухачевского и других. Параллельно с этим в СССР шло конструирование самозарядной (автоматической) винтовки (карабина) для вооружения личного состава РККА. В 1936 году на вооружение армии была принята автоматическая винтовка конструкции Симонова — АВС-36, а уже через два года ей на смену пришла самозарядная винтовка Токарева (СВТ-38). После советско-финской войны появился модернизированный вариант данного оружия СВТ-40. Этим оружием хотели вооружить всю Красную Армию, с СВТ советское командование связывало очень большие надежды.

Успешное применение финскими войсками пистолетов-пулеметов «Суоми» во время советско-финской войны 1939-1940 годов заставило командование РККА вернуть ПДД на вооружение частей, однако необходимость данного оружия не только лишь для вооружения отдельных категорий красноармейцев — орудийных расчетов, экипажей бронетехники, водителей, но и для обыкновенных советских пехотинцев по-прежнему подвергалась сомнениям. В конце 1939 года ППД, но уже в варианте ППД-40, был снова принят на вооружение, его производство было возобновлено. По желанию Сталина, которому очень сильно нравился круглый магазин ПП «Суоми», к ППД-40 также был разработан барабанный магазин на 71 патрон. Всего в 1940 году советская промышленность успела выпустить 81 118 новых ППД-40.

При этом данный пистолет-пулемет далеко не во всем удовлетворял военных. Уже в 1940 году Наркомат вооружений выдал советским оружейникам техзадание на разработку пистолета-пулемета, который по тактико-техническим характеристикам был близок или превосходил ППД-34/40, но при этом был бы гораздо технологичнее и лучше адаптирован к массовому производству, в том числе на неспециализированных машиностроительных предприятиях. Новый пистолет-пулемет должен был производиться при минимальной механической обработке, это практически означало необходимость использования в нем штампованных деталей.

СВТ-40

К осени 1940 года на рассмотрение военных были представлены конструкции новых пистолетов-пулеметов Г. С. Шпагина и Б. Г. Шпитального. Технологическая оценка и полигонные испытания двух моделей в конце ноября 1940 года продемонстрировали, что при близких боевых качествах обоих проектов пистолет-пулемет Шпагина (впоследствии знаменитый ППШ) был гораздо более технологичен в производстве. Для изготовления необходимых для него 87 деталей требовалось 5,6 станко-часов, в то время как для производства 95 деталей для пистолета-пулемета Шпитального требовалось 25,3 станко-часов, то есть практически в 5 раз больше.

Начавшаяся 22 июня 1941 года война доказала правоту тех, кто верил в перспективы пистолетов-пулеметов в пехоте. Реальность первого года войны оказалась существенно мрачнее всех довоенных прогнозов и подействовала на руководство РККА отрезвляюще. В первый же год войны армия потеряла практически весь свой подготовленный и кадровый состав: убитыми, пропавшими без вести, пленными и ранеными, вместе с ними было потеряно и огромное количество оружия, в том числе и винтовок СВТ, которыми было вооружено достаточное количество частей первого эшелона в западных военных округах. Наличие большого количества самозарядных винтовок у советских пехотинцев стало сюрпризом даже для самих гитлеровцев.

Для восполнения понесенных потерь и формирования новых дивизий Красной Армии нужно было больше оружия. При этом желательно автоматического, особенно на фоне того, что легенды о «ротах немецких автоматчиков» начали гулять на фронте уже с первых дней войны. Позднее они перекочевали и во многие послевоенные кинокартины. В действительности же к началу Великой Отечественной войны в немецкой армии имелось около 250 тысяч пистолетов-пулеметов MP-40, а насыщенность ими пехотных частей была невысокой. Таким оружием вооружались командиры взводов, отделений, большое распространение они получили среди экипажей немецкой бронетехники и личного состава ВДВ, где ими было вооружено до трети всего состава, остальные же обходились обычными винтовками.

MP-40

В этих условиях и пригодился ППШ, производство которого в 1941 году было спешно развернуто даже не на «профильных» предприятиях. Серийное производство данного пистолета-пулемета, который стал настоящим символом Великой Отечественной войны, начались только в сентябре 1941 года. До этого момента шел процесс подготовки необходимой документации, изготовки оснастки и разработки техпроцессов, поиск подходящих производственных мощностей. В достаточно сложных условиях до конца 1941 года удалось собрать 98 644 пистолета-пулемета, из которых на ППД-40 пришлось 5868 штук. В 1942 году пистолетов-пулеметов в СССР произвели уже в 16 раз больше — 1 499 269 штук (для сравнения: за все годы Второй мировой войны в Германии было выпущено около миллиона пистолетов-пулеметов MP-38/40). Этому способствовало то, что выпуск ППШ можно было сравнительно легко наладить на любом механическом предприятии, обладающем подходящим штамповочным оборудованием. Если к 1 января 1942 года в действующей армии насчитывалось 55 147 пистолетов-пулеметов всех систем, то к 1 января 1944 года их было уже 1 427 085 штук. Это позволило в каждой стрелковой роте создать взвод автоматчиков, в каждом батальоне — роту. Были и отдельные батальоны, бойцы которых целиком были вооружены ППШ.

При этом производство данных пистолетов-пулеметов было не лишено «узких мест», одной из самых сложных и дорогих в производстве деталей пистолета-пулемета Шпагина был барабанный магазин. Процесс его наполнения требовал некоторых усилий от стрелка. Сначала нужно было снять крышку барабана, после чего специальным ключом он заводился на 2 оборота. После наполнения улитки патронами, механизм барабана снова снимался со стопора и закрывался крышкой. Понимая это, уже в 1942 году Шпагин создал коробчатый магазин на 35 патронов для своего детища. Использование такого магазина существенно упростило процесс заряжания, а пистолет-пулемет стал легче и менее громоздким. Солдаты на фронте обычно отдавали предпочтение именно коробчатым магазинам.

ППШ-41

Война стала серьезным испытанием для советских пистолетов-пулеметов. С учетом ее опыта в стране начались работы по разработке новых образцов данного оружия. Уже в начале 1942 года (с 25 февраля по 5 марта) на полигоне НИПСВО состоялись испытания опытных образцов ПП, которые были созданы с учетом последних боев, всего на испытания попали 9 образцов, один из которых был трофейным MP-40.

Участники испытаний: 1. Шпагина облегченный.2. Дегтярева модернизированный №2 и №3.3. Артакадемии 1-ого образца конструкции Безручко-Высоцкого.4. Артакадемии 2-ого образца конструкции Меньщикова и Шкворникова.5. Зайцева (ОКБ-16) 1-ого образца.6. Зайцева (ОКБ-16) 2-ого образца.7. Северо-Западного фронта №32/14.8. Массовый пистолет-пулемет ППШ-41.9. Немецкий пистолет-пулемет MP-40.

Отдельно можно отметить немецкий пистолет-пулемет MP-40, с которым отечественные конструкторы смогли наконец-то познакомиться после начала Великой Отечественной войны. В советской историографии принято было говорить о том, что данное оружие было на голову ниже советских конструкций, но документы времен войны позволяют сделать другой вывод, немецкая разработка произвела на советских конструкторов впечатление. В отчете о проведенных испытаниях говорилось, что практически во всех образцах были учтены некоторые конструктивные особенности MP-40: у всех образцов спусковой механизм без одиночной стрельбы, помимо этого, у пистолетов-пулеметов Артакадемии 1 и 2 образца, Дегтярева и Зайцева 2-го образца имелись откидные приклады. Более того, второй образец Артакадемии в основном повторял немецкий пистолет-пулемет с упрощением конструкции отдельных узлов оружия с целью уменьшения веса всей системы и упрощения технологического процесса. Заметным влияние немецкого MP-40 было и во втором опытном пистолете-пулемете Зайцева. Это был не первый случай, когда советские конструкторы-оружейники внимательно присмотрелись к разработкам своих противников.

Начальным этапом испытаний стало определение кучности стрельбы: огонь велся по щитам на расстоянии 100 и 200 метров одиночным огнем и на дистанции 50 и 100 метров — автоматическим. Ч50 и R100 в таблице — это радиус окружности, в которую укладывается 50% лучших попаданий серии выстрелов и радиус окружности, в которую укладывается 100% попаданий серии соответственно.

Итогом первого этапа испытаний стал закономерный вывод о том, что наибольшее влияние на кучность стрельбы из пистолета-пулемета оказывает общий вес системы. Также было отмечено влияние динамического плеча — пистолет-пулемет Дегтярева, отличавшийся наибольшим значением данной характеристики, кучностью на испытаниях не блеснул. При этом испытатели по какой-то причине не сочли нужным отметить высокую кучность стрельбы немецкого МР, но «похвалили» его косвенным образом, дав положительную оценку его упрощенной советской копии, 2-му образцу Артакадемии. Испытатели отметили, что удары в заднем положении затвора у данного пистолета-пулемета слабее, чем у других исследуемых образцов, вследствие чего оружие менее трясет, а стрельба из него удобнее. Стоит отметить, что и темп стрельбы у МР-40, как и его советского близнеца, был примерно в 2 раза ниже, чем у прочих участников испытаний.

Следующим этапом испытаний стало определение эксплуатационных характеристик представленных образцов — удобства заряжания, сборки/разборки, прицеливания и стрельбы. Здесь замечаний удостоились почти все образцы пистолетов-пулеметов. К примеру, образцу Дегтярева досталось за все тот же короткий приклад, из-за которого при прицельной стрельбе возможны были удары затыльника по носу стрелка.

Вверху — первый образец ПП Артакадемии (конструктор Безручко-Высоцкий) Внизу — ПП Дегтярёва модернизированный, фото: warspot.ru

Но важнее всего было другое испытание. Имея за плечами печальный опыт самозарядной винтовки Токарева, на которую из армии со временем пошел целый вал жалоб на ее ненадежность, испытатели с особой тщательностью подошли к вопросу оценки живучести и безотказности представленных образцов. В защиту СВТ можно сказать, что ее работоспособность очень сильно зависела от технической грамотности бойцов и надлежащего ухода за оружием. После того, как из РККА выбыла большая часть бойцов, умеющих грамотно эксплуатировать это оружие, и начались проблемы с ее надежностью и чувствительностью к загрязнениям. Принимая во внимание накопленный опыт, новые пистолеты-пулеметы испытывались в следующих условиях:

1) при густой смазке;2) при запылении цементной пылью в течение 10 минут в специальном ящике;3) при промытых керосином и протертых насухо деталях;4) при углах склонения и возвышения порядка 90 градусов;5) после 12-часового пребывания оружия на снегу (при температуре примерно -10 градусов).

Из нового пистолета-пулемета Шпагина было произведено 2329 выстрелов и получено 3,3% задержек. Наибольшее их число было получено после запыления оружия — 15%, после пребывания пистолета-пулемета на снегу — 8% и при углах склонения — 5,7%. После 1008 выстрелов (или 2808 с учетом предыдущих стрельб из образца) начали появляться трещины на задней стенке крышки ствольной коробки, а также раскололся фибровый амортизатор. После 2329 выстрелов (или 4129 всего) было обнаружено качание ствола оружия. Продолжать испытания нового пистолета-пулемета Шпагина при таких условиях комиссия посчитала нецелесообразной идеей. С одной стороны, 3% задержек — это немного. Но за этими сухими цифрами статистики — три патрона из сотни, то есть шанс «поймать» задержку существует практически в каждом рожке или диске. А в условиях боя солдату может хватить всего одного такого эпизода.

Неполная разборка ПП Артакадемии, фото: warspot.ru

Из пистолета-пулемета Дегтярева модернизированного во время испытаний было произведено 2374 выстрела и получено 0,5% задержек. Наибольшее их число было отмечено после пребывания оружия на снегу — 4%. При углах возвышения, близких к 90 градусам и при густой смазке пистолет-пулемет вовсе отказался стрелять, давая сплошные непродвижения патронов. Помимо этого, в ходе испытаний проявилась расшатанность оси шептала, а также было отмечено расшатывание откидного приклада, в итоге ППДМ был отправлен на доработку вслед за моделью, предложенной Шпагиным.

Лучше всех себя показал первый образец Артакадемии, из которого было сделано 2233 выстрела и получено всего 0,6% задержек. Однако после стрельбы на оружии были обнаружены трещины у задних стенок ствольной коробки, около шпильки ствола и около фигурного предохранительного выреза. А вот главным аутсайдером испытаний стал пистолет-пулемет Северо-Западного фронта — 387 выстрелов и 15,2% задержек, плюс отлетевшее основание мушки с намушником.

В целом же итоговые выводы комиссии были не радостными для большинства конструкторов и их детищ. Как отмечали специалисты, в отношении удобства обращения и стрельбы из различных положений ни один образец не удовлетворяет в полной мере современным требованиям, однако лучше других на их фоне показал себя 1-й образец Артакадемии и модернизированный пистолет-пулемет Дегтярева. По безотказности работы автоматики испытания сумел выдержать лишь 1-й образец Артакадемии (Безручко-Высоцкий). По живучести ни один из представленных на испытания образцов их не выдержал. В итоге два вышеперечисленных пистолета-пулемета комиссия рекомендовала доработать и не позднее 5 апреля 1942 года представить на повторные испытания, тогда как доработку других изделий было решено считать нецелесообразной. Именно на испытаниях, которые стартовали 5 апреля, появился пистолет-пулемет Судаева (ППС), который смог составить достойную конкуренцию ППШ.

Источники информации:http://warspot.ru/3300-neizvestnye-soperniki-ppshhttp://nvo.ng.ru/history/2010-02-26/12_guns.htmlМатериалы из открытых источников

topwar.ru

Соперники пистолета-пулемёта Шпагина. Часть вторая » Военное обозрение

26 апреля 1942 года, война идет уже практически год. Красная Армия сумела оправиться от неудачного начала войны, с предстоящей летней кампанией и РККА, и Вермахт связывают большие надежды. В это же время в тылу эвакуированная советская промышленность наращивает объемы выпуска военной продукции, столь необходимой фронту. Работают и конструкторы-оружейники, которые на основе реального боевого опыта разрабатывают новые модели оружия, в том числе и пистолеты-пулеметы. Второй этап конкурса на создание нового пистолета-пулемета для Красной Армии состоялся с 26 апреля по 12 мая 1942 года. Именно тогда взошла звезда Алексея Иванович Судаева и его детища — ППС.

Алексей Иванович Судаев вошел в историю стрелкового оружия как создатель одного из лучших пистолетов-пулеметов Второй мировой войны. Он же первым из советских конструкторов в 1944 году создал опытный образец автомата под патрон 7,62х39 мм. Представленный им в 1942 году на испытания пистолет-пулемет не уступал по боевым качествам моделям Дегтярева и Шпагина, но был со снаряженным магазином легче их на 1,7-1,8 кг, требовал при изготовлении в 2 раза меньше металла и в 3 раза меньше трудозатрат.

Автоматика ППС работала по схеме со свободным затвором. Для стрельбы из пистолета-пулемета использовались патроны 7,62×25 ТТ. Стрельба из ППС велась с открытого затвора. Использованный ударно-спусковой механизм допускал ведение огня лишь в автоматическом режиме — очередями. Предохранитель находился в передней части спусковой скобы. В переднее боевое положение предохранитель пистолета-пулемета Судаева переводился нажатием указательного пальца перед размещением его на спусковом крючке. Пистолет-пулемет Судаева состоял из ствола, штампованной ствольной коробки, соединенной с кожухом ствола сваркой и клепкой, рукоятки управления огнем и приклада. Металлический приклад пистолета-пулемета был выполнен складным, он складывался вверх, на ствольную коробку. Складной приклад уменьшал длину оружия, что являлось одним из преимуществ модели.

Алексей Иванович Судаев

Для улучшения кучности стрельбы на нем использовался простой, но достаточно эффективный дульный тормоз-компенсатор. Прицельные приспособления ППС состояли из мушки и перекидного целика, который был рассчитан на дистанции 100 и 200 метров, эти фиксированные позиции обозначались как «10» и «20». Самой эффективной являлась стрельба короткими очередями по 2-5 выстрелов. Питание пистолета-пулемета осуществлялось из коробчатых магазинов емкостью 35 патронов. При этом они были не взаимозаменяемыми с магазинами ППШ и имели выход на 2 патрона, что существенно облегчало процесс их снаряжения и обеспечивало оружию большую надежность работы.

28 июля 1942 года пистолет-пулемет Судаева под обозначением ППС-42 был принят на вооружение, а после некоторых доработок в 1943 году он получил новое обозначение ППС-43. Производство нового стрелкового оружия первоначально было развернуто в блокадном Ленинграде. Город был окружен вражескими войсками, поставки оружия в него были затруднены, а фронт требовал пополнения. С конца 1942 года по июнь 1943 года Алексей Судаев работал в блокадном городе. При этом конструктор не отсиживался в тылу, он неоднократно выезжал в действующие части на Ораниенбаумский плацдарм и Карельский перешеек, чтобы посмотреть на свое оружие в деле. Общался с бойцами, выслушивал их пожелания и замечания. После этих встреч он вносил в конструкцию своего оружия изменения, если они действительно были полезны. И хотя ППС не стал таким же известным, как ППШ, в годы войны их было выпущено достаточно большое количество, более 500 тысяч ППС-42 и ППС-43.

Свое будущее пистолет-пулемет Судаева обеспечил себе в достаточно жесткой конкурентной борьбе. На второй этап конкурса на новый пистолет-пулемет для РККА, который прошел с 26 апреля по 12 мая 1942 года, было представлено 7 образцов:

1. Дегтярёва ПДМ (КБ завода №2 имени Киркиж) №6 и №7.2. Безручко-Высоцкого ППВ (Артакадемия).3. Зайцева (ОКБ-16 имени А. Э. Нудельмана) образцы 1 и 2.4. Судаева (НИПСВО КА).5. Коровина (КБ завода №535).6. Рукавишникова (НИПСВО КА).7. Огородова (НКВД).

ППС-42 и ППС-43

Уже на стадии опробования представленных образцов испытанием стрельбой выяснилось, что к дальнейшим испытаниям будут допущены лишь модели Безручко-Высоцкого, Дегтярёва, Коровина, Рукавишникова и Судаева. Так пистолет-пулемет Огородова был не отлажен, дав до 7,5% задержек, а его ответственные детали не были термически обработаны, что привело к выходу оружия из строя уже после 120 выстрелов. Недоработанным был и пистолет-пулемет Зайцева, образец №1 дал 15,4% задержек, а образец №2 — 17,9%, что стало причиной их снятия с испытаний. Пистолет-пулемет, представленный Рукавишниковым, при опробовании стрельбой дал 7,6% задержек, однако благодаря общей оригинальности конструкции, существенно отличающейся от остальных образцов, он был допущен к некоторым видам дальнейших испытаний, чтобы выяснить кучность боя, влияние разных условий на работу его автоматики и иные характеристики. Это должно было помочь разобраться с целесообразностью дальнейшей доводки данного образца.

Испытания второго этапа конкурса на новый пистолет-пулемет проводились в условиях, которые были максимально близки к действительной боевой обстановке, на основе курса огневой подготовки — КОП-38 и реальных боевых эпизодов идущей войны. Так, оружие среди прочего испытывалось с движущегося танка, а одна из задач моделировала нападение партизан на немецкий обоз. В ходе испытаний наилучшую кучность показал пистолет-пулемет Коровина, за ним с незначительным отрывом располагался пистолет-пулемет Судаева. Члены комиссии проверяли и удобство стрельбы из пистолетов-пулеметов в различных положениях стрелка. Лидером здесь оказался модернизированный пистолет-пулемет Дегтярёва. Но и ППС показал себя очень хорошо, ограничившись следующим замечанием: «Оружие покладисто, но тяги приклада создают неудобство при пользовании рукоятью. Неравномерность темпа и неравномерные удары в плечо стрелка. Прорезь целика довольно мала, утомляет глаз. В остальном ППС не создает никаких неудобств бойцу при стрельбе во всех положениях».

В программу испытаний даже был включен такой пункт, как удобство стрельбы из пистолета-пулемета с дерева. При этом замечания у членов комиссии возникли лишь к образцу Безручко-Высоцкого, который сильно трясло, и к образцу Дегятрёва из-за возможных случаев отжимания защелки магазина сучком, который служил стрелку упором, что приводило к выпадению магазина. А при испытании стрельбой с брони танка, как ни странно, худший результат продемонстрировал образец конструкции Безручко-Высоцкого, несмотря на то, что это был единственный пистолет-пулемет с танковым упором. Лучшими же были образцы конструкции Судаева и Коровина.

Пистолет-пулемет системы Безручко-Высоцкого

Следующим этапом, который вновь отсеял часть конкурентов, стало испытание на безотказность работы автоматики и живучесть оружия. Стрельба на живучесть пистолета-пулемета осуществлялась при нормальной смазке короткими очередями и целыми магазинами (по 30-35 патронов) до достижения 15 тысяч выстрелов. Через каждые 150 выстрелов ствол оружия охлаждался, после выполнения одной тысячи выстрелов следовали осмотр, чистка и смазка пистолета-пулемета. Контрольный отстрел оружия на кучность боя повторялся через 5 тысяч выстрелов. На этом этапе срезался тульский образец Коровина, который дал 4,7% задержек при 3917 выстрелах. Причиной, по мнению испытателей, стал неправильный выбор конструктором размеров патронника.

В процессе испытания на живучесть оружия у образцов Безручко-Высоцкого, Дегтярёва и Судаева проверялась кучность боя через каждые 5 тысяч выстрелов (3 серии по 20 патронов на 100 метров одиночным огнем с упора). Кучность боя у пистолетов-пулеметов Дегтярёва и Судаева к моменту завершения испытаний осталась примерно на том же уровне, а у образца Безручко-Высоцкого ухудшилась приблизительно в 2 раза к 10 тысячам выстрелов и в 4 раза — к 15 тысячам выстрелов. Ухудшение кучности боя у данной модели пистолета-пулемета зависело исключительно от износа ствола по причине его некондиционности. В конечном результате к испытаниям на безотказность были допущены всего три образца: Безручко-Высоцкого, Дегтярёва и Судаева.

Условия этого испытания были следующие:1. Ведение огня при углах возвышения и склонения оружия, близких к 90 градусам.2. Ведение огня из оружия после запыления цементной пылью в специальном ящике и продувкой его мехами в течение 5 минут при положении образца на одном боку и 5 минут на другом боку (образец лежал на подставках, не касаясь дна, магазин был вставлен, запасные магазины также находились в ящике с пылью вместе с образцом).3. Ведение огня при промытых керосином и протертых насухо деталях оружия.4. Ведение огня при густой смазке оружия пушечным салом.

Лучшие результаты по итогам испытаний на безотказность продемонстрировали два пистолета-пулемета — Безручко-Высоцкого и Судаева. При этом результаты пистолета-пулемета Судаева выделялись особенно сильно. Из оружия было произведено 15 405 выстрелов и получено всего 0,19% задержек. Из них при нормальной смазке — 13 985 выстрелов и 0,18% задержек, при различных условиях — 1420 выстрелов при 0,3% задержек.

ППШ-2

Для лучшей проверки работы автоматики образцы Безручко-Высоцкого и Судаева был подвергнуты проведению дополнительных испытаний: 1) стрельба патронами, которые были нагреты в термостате до температуры +60 градусов Цельсия. Единственным результатом данного испытания стало уменьшение темпа стрельбы пистолета-пулемета Безручко-Высоцкого; 2) стрельба с преодолением стрелком водной преграды и последующим переползанием по песчаному участку берега. Здесь выяснилось, что конструкция Судаева надежнее, пистолет-пулемет был менее чувствителен к попаданию песка. В то же время пистолет-пулемет Безручко-Высоцкого отказывал в работе во всех случаях и лишь после промывки его в воде снова оказывался работоспособным. Особенно испытатели отметили неудовлетворительное крепление крышки магазина в пистолете-пулемете Безручко-Высоцкого. После испытаний оружия на служебную прочность (броски с двухметровой высота на два типа поверхности: мостовую, мощенную песчаником и утрамбованный песчаный грунт) лучше вновь оказался образец Судаева.

Немаловажным фактом, который удалось установить в ходе испытаний, был однозначный вывод комиссии о преимуществе магазинов с двухрядным выходом патронов как со стороны их надежности, так и со стороны удобства снаряжения таких магазинов.

Испытания пистолетов-пулеметов не были бы закончены без новой модели Шпагина. С 30 мая по 2 июня на НИПСВО были проведены дополнительные испытания его ППШ-2. Данный пистолет-пулемет использовал автоматику со свободным затвором. Огонь из него велся с открытого затвора, допускалось ведение огня только в автоматическом режиме. Роль предохранителя на ППШ-2 выполняла откидная пылезащитная крышка паза для рукоятки заряжания, обладавшая двумя вырезами для фиксации рукоятки при закрытом положении крышки и переднем, либо заднем положении затвора оружия. Питание патронами осуществлялось из двухрядных отъемных коробчатых магазинов. Приклад пистолета-пулемета был деревянным, отъемным (такое решение рассматривалось военными как недостаток оружия из-за возможности утери приклада в бою), при этом ППШ-2 мог стрелять и со снятым прикладом. В конструкции пистолета-пулемета была широко использована штамповка из стального листа, на дульной части ствола имелся компенсатор подброса ствола.

Технологическая оценка нового претендента продемонстрировала, что в конкурсе на новый пистолет-пулемет для РККА появился достойный конкурент. В заключении специалистов по поводу данного образца говорилось, что он обладает лучшими показателями, чем образец Судаева, за исключением коэффициента полезного использования и расхода металла, где лучше ППС. Также ППШ-2 продемонстрировал меньший темп стрельбы и лучшие показатели по живучести и количеству издержек. Однако значительным недостатком оружия стала низкая кучность при стрельбе очередями. По мнению испытателей, это было связано с тем, что конструктор неудачно подобрал габариты деревянного приклада и использовал неудачную же конструкцию компенсатора.

Советские солдаты с ППС во время боев в Будапеште

Итоги второго этапа конкурса и дополнительных испытаний с участием ППШ-2 были рассмотрены специальном пленуме Артиллерийского комитета ГАУ Красной Армии 17 июня 1942 года. При этом однозначного решения в пользу того или иного образца принято не было. Пистолет-пулемет Судаева был чуть лучше по «боевым» показателям, а ППШ-2 — чуть лучше по технологическим. Оба варианта все еще требовали некоторой доработки, а конструкторы обещали довести свои образцы до ума и соответствия выдвигаемым тактико-техническим требованиям в самое ближайшее время. В итоге окончательный выбор нового пистолета-пулемета для Красной Армии опять был отсрочен.

В итоге финальная «гонка» с участием последних претендентов прошла с 17 по 21 июля 1942 года. Оба образца испытывались по специальной программе Артиллерийского Комитета ГАУ. Испытания были достаточно жесткими: образцы нужно было протащить 10-15 метров по песку за веревку, привязанную к прикладу, после чего протереть канал ствола и произвести стрельбу: 70 выстрелов (2 магазина). Также испытатели проверили безотказность работы автоматики оружия, совершив по 1000 выстрелов из каждого пистолета-пулемета без проведения предварительной чистки оружия и без перерывов, предназначенных для охлаждения ствола в процессе стрельбы. Проверялась и безотказность работы автоматики оружия при очень низких температурах. Пистолеты-пулеметы чистили, смазывали зимней ружейной смазкой и помещали в ящик с углекислотой при температуре -50 градусов Цельсия, где держали 2 часа. Снаряженные магазины были присоединены к оружию. И если испытание заморозкой не смогли выдержать оба пистолета-пулемета, то стрельба на безотказность продемонстрировала явное превосходство системы Судаева. При загрязнении оружия мелким песком ППШ-2 выдал 12,7% задержек (147 на 1153 выстрела), а будущий ППС — лишь 5,9% (68 на 1155 выстрелов).

Можно с уверенностью говорить о том, что именно это испытание и стало определяющим в судьбе будущего ППС. Члены комиссии сделали вывод о том, что новый пистолет-пулемет Шпагина ППШ-2 по числу задержек при стрельбе в условиях сильного загрязнения не выдержал конкурсных испытаний. При этом начатое еще на полигоне соревнование двух конструкторов перешло в бюрократическую/бумажную плоскость, где значение имели не только полученные результаты, но и должности сторонников конкретной модели пистолета-пулемета. В этом отношении у ППШ-2 все было достаточно хорошо, так как в роли его защитника выступал лично Нарком вооружения Устинов. В итоге разрешить спор двух конструкторов смог лично И. В. Сталин, который отдал распоряжение выпустить для проведения войсковых испытаний по 1000 штук пистолетов-пулеметов обоих моделей. При этом окончательный выбор в пользу ППС был сделан уже в 1943 году. И он себя оправдал: пистолет-пулемет оставался на вооружении и после завершения Второй мировой войны. А его копии производились не только в странах социалистического лагеря, но и в Финляндии, ФРГ и Испании. В двух последних странах малыми партиями по лицензии выпускали финский вариант под 9х19 мм патрон.

Источники информации:http://warspot.ru/3402-pistolet-pulemyot-dlya-krasnoy-armii-shpagin-protiv-sudaevahttp://www.worldweapon.info/sudaevhttp://www.armoury-online.ru/articles/smg/ru/pps-43http://world.guns.ru/smg/rus/ppsh-2-r.htmlМатериалы из открытых источников

topwar.ru

Пистолеты-пулеметы Великой отечественной / Назад в СССР / Back in USSR

Среди образцов советского стрелкового автоматического вооружения периода Великой Отечественной войны большой известностью пользуются пистолеты-пулеметы, созданные Г. С. Шпагиным, В. А. Дегтяревым, А. И. Судаевым. В гораздо меньшей степени известен ряд пистолетов-пулеметов, не принятых официально на вооружение, но тем не менее находившихся в войсках и партизанских отрядах. Одним из первых подобных образцов стал пистолет-пулемет, созданный С. А. Коровиным. В 1941 году при приближении противника к Туле в связи с нехваткой автоматического оружия и эвакуацией Тульского оружейного завода в городе было налажено производство пистолета-пулемета, которым вооружались бойцы Тульского рабочего полка. Конструкцию ППК отличала простота — все детали за исключением ствола и затвора изготавливались методом штамповки. Оружие имело небольшой темп стрельбы (около 470 выстрелов в минуту), что выгодно отличало данный образец от большинства пистолетов-пулеметов. Питание осуществлялось из секторного магазина емкостью 30 патронов. Точное количество выпущенных пистолетов-пулеметов Коровина неизвестно, но, вероятнее всего, было собрано несколько сотен единиц, которые ограниченно использовались при обороне Тулы. До нашего времени сохранилось несколько пистолетов-пулеметов Коровина, хранящихся в музейных коллекциях Тулы и Санкт-Петербурга. Пистолет-пулемет системы Коровина Одним из самых малоизученных на данный момент образцов является пистолет-пулемет системы Е. Г. Зайцева. По внешним данным и устройству он очень близок к ППД-40, отличаясь от последнего прикладом, отсутствием кожуха ствола и прицельными приспособлениями. Пистолет-пулемет системы Зайцева был создан в 1942 г. и официально на вооружение не принимался, тем не менее, на заводе № 19 Наркомата авиационной промышленности в Молотове (Перми) было выпущено около 300 ППЗ, которые были переданы в тыловые части. На данный момент известен лишь один сохранившийся пистолет-пулемет данного образца, который был подарен командиру 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майору А. И. Родимцеву, и находится в постоянной экспозиции ЦМВС в Москве.Пистолет-пулемет системы Зайцева Созданный Н. С. Сергеевым пистолет-пулемет выгодно отличался от других образцов своей компактностью и возможностью скрытного ношения под одеждой. Особенностью оружия было то, что взвод оружия осуществлялся при помощи мушки, передвигавшейся в кожухе ствола. При движении назад штоки упираются в переднюю часть затвора и отводят его назад. Ствольная коробка изготавливалась из листовой стали методом ковки; затвор схож с использовавшимся у ППШ-41. Наличие двух спусковых крючков обеспечивало одиночный и непрерывный огонь при отсутствии переводчика огня. Недостатком оружия стали отсутствие фиксации мушки и возможность непроизвольного взвода. Также отрицательно сказывается на ведении прицельного огня отсутствие плечевого упора, а эффективная стрельба возможна лишь на предельно короткой дистанции. Пистолет-пулемет системы Сергеева Другой партизанский пистолет-пулемет, созданный Я. И. Темяковым и Я. И. Менкиным, выпускался в 1944 году в партизанских отрядах Белоруссии. Данное оружие было вероятно создано на основе знакомства партизан с трофейными немецкими пистолетами-пулеметами Фольмера и отечественным ППШ. Пистолет-пулемет допускает ведение только автоматического огня. Питание осуществляется из секторного магазина на 35 патронов. Ствольная коробка удлиненной формы является одновременно кожухом. Если внешне партизанский пистолет-пулемет в определенной мере напоминает конструкцию Фольмера, то затвор и предохранитель аналогичны тем, что использованы на ППШ.Пистолет-пулемет системы Темякова-Менкина Еще один оригинальный пистолет-пулемет был создан М. М. Березиным и выпускался в партизанских мастерских Минской области в 1943−44 гг. Для производства пистолета-пулемета использован ствол от трехлинейной винтовки обр. 1891/1930 года. Приклад — складной, схожий с немецким MP-40. Оружие может вести только автоматический огонь. Рукоятка управления огнем пистолетного типа. Прицел заимствован с немецкого MP-40 и позволяет вести огонь на расстояние 100 и 200 метров. Все части пистолета-пулемета, кроме ствола и прицела кустарного производства. Как и в остальных советских пистолетах-пулеметах Великой Отечественной войны, как заводского, так и кустарного производства, использовался патрон к пистолету ТТ.Пистолет -пулемет системы Березина Источники:Болотин Д. Н. Советское стрелковое оружие. М., 1983.Партизанское оружие. Минск, 2014.

back-in-ussr.com

История оружия: соперники пистолета-пулемёта Шпагина | Блог Виктор Качурак

К началу Второй мировой войны пистолеты-пулеметы успели доказать свою эффективность и необходимость на поле боя, но путь данного оружия в системе вооружения РККА был достаточно тернист и сложен. Необходимость в таком оружии доказала уже Первая мировая война. Она наглядно продемонстрировала военным, что в столкновениях огромных масс войск плотность огня оказывается важнее, чем меткость стрельбы.

Армиям воющих стран потребовались скорострельные и компактные образцы стрелкового оружия с большим носимым запасом патронов, которые были бы достаточно эффективны как в наступательных действиях, так и в обороне, в боях в городе и ограниченных пространствах. Так в одном оружии объединились пулемет и автоматический (самозарядный) пистолет. Уже к концу Первой мировой войны в армиях ряда воющих стран первые пистолеты-пулеметы даже успели принять на вооружение.

Россия не стала исключением, здесь также велись работы в области создания компактного автоматического оружия. В 1916 году в стране было принято на вооружение ружье-пулемет конструктора Владимира Фёдорова под патрон калибра 6,5 мм, вскоре оно было переименовано в автомат. Этот автомат был выпущен небольшой серией, до 1925 года было изготовлено примерно 3200 единиц. Уже в 1928 году их сняли с вооружения и отправили на склады, откуда вернули во время войны с Финляндией, когда выяснилось, что в частях не хватает современного автоматического оружия.

                                        ППД с разными вариантами магазина

Но автомат Фёдорова был именно автоматом, созданным под винтовочный патрон. А вот пистолеты-пулеметы в РККА поначалу вообще не нашли признания со стороны красных командиров. В 1930 году они отмечали, что для боевых действий в Германии и США пистолеты-пулеметы были признаны негодными, их использовали лишь полицейские и охранные части. Однако начальник вооружений РККА Иероним Уборевич все-таки настоял на проведении конкурса и изготовлении первой партии пистолетов-пулеметов. Как результат в 1932-1933 годах стадию госиспытаний в СССР прошли 14 различных образцов пистолетов-пулеметов. А 23 января 1935 года на вооружение РККА приказом наркома обороны был принят пистолет-пулемет Дегтярева образца 1934 года (ППД). При этом выпускался он едва ли не поштучно, не помогало и его усовершенствование.

Однако Артиллерийское управление РККА по-прежнему настаивало на широком внедрении пистолета-пулемета в армии. В 1939 году говорилось о том, что целесообразно ввести пистолет-пулемет на вооружение отдельных категорий бойцов РККА, в частности, речь шла о пограничной охране НКВД, орудийных и пулеметных расчетах, авиадесантниках, водителях различных транспортных средств и т.д. Но в феврале 1939 года ППД был снят с вооружения армии, его изъяли из войск и сдали на склады. Гонениям на пистолеты-пулеметы в некоторой мере способствовали и репрессии в отношении сторонников данного оружия — Уборевича, Тухачевского и других.

Параллельно с этим в СССР шло конструирование самозарядной (автоматической) винтовки (карабина) для вооружения личного состава РККА. В 1936 году на вооружение армии была принята автоматическая винтовка конструкции Симонова — АВС-36, а уже через два года ей на смену пришла самозарядная винтовка Токарева (СВТ-38). После советско-финской войны появился модернизированный вариант данного оружия СВТ-40. Этим оружием хотели вооружить всю Красную Армию, с СВТ советское командование связывало очень большие надежды.

Успешное применение финскими войсками пистолетов-пулеметов «Суоми» во время советско-финской войны 1939-1940 годов заставило командование РККА вернуть ПДД на вооружение частей, однако необходимость данного оружия не только лишь для вооружения отдельных категорий красноармейцев — орудийных расчетов, экипажей бронетехники, водителей, но и для обыкновенных советских пехотинцев по-прежнему подвергалась сомнениям. В конце 1939 года ППД, но уже в варианте ППД-40, был снова принят на вооружение, его производство было возобновлено. По желанию Сталина, которому очень сильно нравился круглый магазин ПП «Суоми», к ППД-40 также был разработан барабанный магазин на 71 патрон. Всего в 1940 году советская промышленность успела выпустить 81 118 новых ППД-40.

При этом данный пистолет-пулемет далеко не во всем удовлетворял военных. Уже в 1940 году Наркомат вооружений выдал советским оружейникам техзадание на разработку пистолета-пулемета, который по тактико-техническим характеристикам был близок или превосходил ППД-34/40, но при этом был бы гораздо технологичнее и лучше адаптирован к массовому производству, в том числе на неспециализированных машиностроительных предприятиях. Новый пистолет-пулемет должен был производиться при минимальной механической обработке, это практически означало необходимость использования в нем штампованных деталей.

                                                              Винтовка СВТ-40

К осени 1940 года на рассмотрение военных были представлены конструкции новых пистолетов-пулеметов Г. С. Шпагина и Б. Г. Шпитального. Технологическая оценка и полигонные испытания двух моделей в конце ноября 1940 года продемонстрировали, что при близких боевых качествах обоих проектов пистолет-пулемет Шпагина (впоследствии знаменитый ППШ) был гораздо более технологичен в производстве. Для изготовления необходимых для него 87 деталей требовалось 5,6 станко-часов, в то время как для производства 95 деталей для пистолета-пулемета Шпитального требовалось 25,3 станко-часов, то есть практически в 5 раз больше.

Начавшаяся 22 июня 1941 года война доказала правоту тех, кто верил в перспективы пистолетов-пулеметов в пехоте. Реальность первого года войны оказалась существенно мрачнее всех довоенных прогнозов и подействовала на руководство РККА отрезвляюще. В первый же год войны армия потеряла практически весь свой подготовленный и кадровый состав: убитыми, пропавшими без вести, пленными и ранеными, вместе с ними было потеряно и огромное количество оружия, в том числе и винтовок СВТ, которыми было вооружено достаточное количество частей первого эшелона в западных военных округах. Наличие большого количества самозарядных винтовок у советских пехотинцев стало сюрпризом даже для самих гитлеровцев.

Для восполнения понесенных потерь и формирования новых дивизий Красной Армии нужно было больше оружия. При этом желательно автоматического, особенно на фоне того, что легенды о «ротах немецких автоматчиков» начали гулять на фронте уже с первых дней войны. Позднее они перекочевали и во многие послевоенные кинокартины. В действительности же к началу Великой Отечественной войны в немецкой армии имелось около 250 тысяч пистолетов-пулеметов MP-40, а насыщенность ими пехотных частей была невысокой. Таким оружием вооружались командиры взводов, отделений, большое распространение они получили среди экипажей немецкой бронетехники и личного состава ВДВ, где ими было вооружено до трети всего состава, остальные же обходились обычными винтовками.

                                                     Пистолет-пулемет MP-40

В этих условиях и пригодился ППШ, производство которого в 1941 году было спешно развернуто даже не на «профильных» предприятиях. Серийное производство данного пистолета-пулемета, который стал настоящим символом Великой Отечественной войны, начались только в сентябре 1941 года. До этого момента шел процесс подготовки необходимой документации, изготовки оснастки и разработки техпроцессов, поиск подходящих производственных мощностей. В достаточно сложных условиях до конца 1941 года удалось собрать 98 644 пистолета-пулемета, из которых на ППД-40 пришлось 5868 штук.

В 1942 году пистолетов-пулеметов в СССР произвели уже в 16 раз больше — 1 499 269 штук (для сравнения: за все годы Второй мировой войны в Германии было выпущено около миллиона пистолетов-пулеметов MP-38/40). Этому способствовало то, что выпуск ППШ можно было сравнительно легко наладить на любом механическом предприятии, обладающем подходящим штамповочным оборудованием. Если к 1 января 1942 года в действующей армии насчитывалось 55 147 пистолетов-пулеметов всех систем, то к 1 января 1944 года их было уже 1 427 085 штук. Это позволило в каждой стрелковой роте создать взвод автоматчиков, в каждом батальоне — роту. Были и отдельные батальоны, бойцы которых целиком были вооружены ППШ.

При этом производство данных пистолетов-пулеметов было не лишено «узких мест», одной из самых сложных и дорогих в производстве деталей пистолета-пулемета Шпагина был барабанный магазин. Процесс его наполнения требовал некоторых усилий от стрелка. Сначала нужно было снять крышку барабана, после чего специальным ключом он заводился на 2 оборота. После наполнения улитки патронами, механизм барабана снова снимался со стопора и закрывался крышкой. Понимая это, уже в 1942 году Шпагин создал коробчатый магазин на 35 патронов для своего детища. Использование такого магазина существенно упростило процесс заряжания, а пистолет-пулемет стал легче и менее громоздким. Солдаты на фронте обычно отдавали предпочтение именно коробчатым магазинам.

                                                                          ППШ-41

Война стала серьезным испытанием для советских пистолетов-пулеметов. С учетом ее опыта в стране начались работы по разработке новых образцов данного оружия. Уже в начале 1942 года (с 25 февраля по 5 марта) на полигоне НИПСВО состоялись испытания опытных образцов ПП, которые были созданы с учетом последних боев, всего на испытания попали 9 образцов, один из которых был трофейным MP-40.

Участники испытаний:

1. Шпагина облегченный.

2. Дегтярева модернизированный №2 и №3.

3. Артакадемии 1-ого образца конструкции Безручко-Высоцкого.

4. Артакадемии 2-ого образца конструкции Меньщикова и Шкворникова.

5. Зайцева (ОКБ-16) 1-ого образца.

6. Зайцева (ОКБ-16) 2-ого образца.

7. Северо-Западного фронта №32/14.

8. Массовый пистолет-пулемет ППШ-41.

9. Немецкий пистолет-пулемет MP-40.

Отдельно можно отметить немецкий пистолет-пулемет MP-40, с которым отечественные конструкторы смогли наконец-то познакомиться после начала Великой Отечественной войны. В советской историографии принято было говорить о том, что данное оружие было на голову ниже советских конструкций, но документы времен войны позволяют сделать другой вывод, немецкая разработка произвела на советских конструкторов впечатление.

В отчете о проведенных испытаниях говорилось, что практически во всех образцах были учтены некоторые конструктивные особенности MP-40: у всех образцов спусковой механизм без одиночной стрельбы, помимо этого, у пистолетов-пулеметов Артакадемии 1 и 2 образца, Дегтярева и Зайцева 2-го образца имелись откидные приклады. Более того, второй образец Артакадемии в основном повторял немецкий пистолет-пулемет с упрощением конструкции отдельных узлов оружия с целью уменьшения веса всей системы и упрощения технологического процесса. Заметным влияние немецкого MP-40 было и во втором опытном пистолете-пулемете Зайцева. Это был не первый случай, когда советские конструкторы-оружейники внимательно присмотрелись к разработкам своих противников.

Начальным этапом испытаний стало определение кучности стрельбы: огонь велся по щитам на расстоянии 100 и 200 метров одиночным огнем и на дистанции 50 и 100 метров — автоматическим. Ч50 и R100 в таблице — это радиус окружности, в которую укладывается 50% лучших попаданий серии выстрелов и радиус окружности, в которую укладывается 100% попаданий серии соответственно.

Итогом первого этапа испытаний стал закономерный вывод о том, что наибольшее влияние на кучность стрельбы из пистолета-пулемета оказывает общий вес системы. Также было отмечено влияние динамического плеча — пистолет-пулемет Дегтярева, отличавшийся наибольшим значением данной характеристики, кучностью на испытаниях не блеснул. При этом испытатели по какой-то причине не сочли нужным отметить высокую кучность стрельбы немецкого МР, но «похвалили» его косвенным образом, дав положительную оценку его упрощенной советской копии, 2-му образцу Артакадемии. Испытатели отметили, что удары в заднем положении затвора у данного пистолета-пулемета слабее, чем у других исследуемых образцов, вследствие чего оружие менее трясет, а стрельба из него удобнее. Стоит отметить, что и темп стрельбы у МР-40, как и его советского близнеца, был примерно в 2 раза ниже, чем у прочих участников испытаний.

Следующим этапом испытаний стало определение эксплуатационных характеристик представленных образцов — удобства заряжания, сборки/разборки, прицеливания и стрельбы. Здесь замечаний удостоились почти все образцы пистолетов-пулеметов. К примеру, образцу Дегтярева досталось за все тот же короткий приклад, из-за которого при прицельной стрельбе возможны были удары затыльника по носу стрелка. 

Вверху — первый образец ПП Артакадемии (конструктор Безручко-Высоцкий) Внизу — ПП Дегтярёва модернизированный

Но важнее всего было другое испытание. Имея за плечами печальный опыт самозарядной винтовки Токарева, на которую из армии со временем пошел целый вал жалоб на ее ненадежность, испытатели с особой тщательностью подошли к вопросу оценки живучести и безотказности представленных образцов. В защиту СВТ можно сказать, что ее работоспособность очень сильно зависела от технической грамотности бойцов и надлежащего ухода за оружием. После того, как из РККА выбыла большая часть бойцов, умеющих грамотно эксплуатировать это оружие, и начались проблемы с ее надежностью и чувствительностью к загрязнениям. Принимая во внимание накопленный опыт, новые пистолеты-пулеметы испытывались в следующих условиях:

1) при густой смазке;

2) при запылении цементной пылью в течение 10 минут в специальном ящике;

3) при промытых керосином и протертых насухо деталях;

4) при углах склонения и возвышения порядка 90 градусов;

5) после 12-часового пребывания оружия на снегу (при температуре примерно -10 градусов).

Из нового пистолета-пулемета Шпагина было произведено 2329 выстрелов и получено 3,3% задержек. Наибольшее их число было получено после запыления оружия — 15%, после пребывания пистолета-пулемета на снегу — 8% и при углах склонения — 5,7%. После 1008 выстрелов (или 2808 с учетом предыдущих стрельб из образца) начали появляться трещины на задней стенке крышки ствольной коробки, а также раскололся фибровый амортизатор. После 2329 выстрелов (или 4129 всего) было обнаружено качание ствола оружия.

Продолжать испытания нового пистолета-пулемета Шпагина при таких условиях комиссия посчитала нецелесообразной идеей. С одной стороны, 3% задержек — это немного. Но за этими сухими цифрами статистики — три патрона из сотни, то есть шанс «поймать» задержку существует практически в каждом рожке или диске. А в условиях боя солдату может хватить всего одного такого эпизода.

                                         Неполная разборка ПП Артакадемии

Из пистолета-пулемета Дегтярева модернизированного во время испытаний было произведено 2374 выстрела и получено 0,5% задержек. Наибольшее их число было отмечено после пребывания оружия на снегу — 4%. При углах возвышения, близких к 90 градусам и при густой смазке пистолет-пулемет вовсе отказался стрелять, давая сплошные непродвижения патронов. Помимо этого, в ходе испытаний проявилась расшатанность оси шептала, а также было отмечено расшатывание откидного приклада, в итоге ППДМ был отправлен на доработку вслед за моделью, предложенной Шпагиным.

Лучше всех себя показал первый образец Артакадемии, из которого было сделано 2233 выстрела и получено всего 0,6% задержек. Однако после стрельбы на оружии были обнаружены трещины у задних стенок ствольной коробки, около шпильки ствола и около фигурного предохранительного выреза. А вот главным аутсайдером испытаний стал пистолет-пулемет Северо-Западного фронта — 387 выстрелов и 15,2% задержек, плюс отлетевшее основание мушки с намушником.

В целом же итоговые выводы комиссии были не радостными для большинства конструкторов и их детищ. Как отмечали специалисты, в отношении удобства обращения и стрельбы из различных положений ни один образец не удовлетворяет в полной мере современным требованиям, однако лучше других на их фоне показал себя 1-й образец Артакадемии и модернизированный пистолет-пулемет Дегтярева. По безотказности работы автоматики испытания сумел выдержать лишь 1-й образец Артакадемии (Безручко-Высоцкий). По живучести ни один из представленных на испытания образцов их не выдержал. В итоге два вышеперечисленных пистолета-пулемета комиссия рекомендовала доработать и не позднее 5 апреля 1942 года представить на повторные испытания, тогда как доработку других изделий было решено считать нецелесообразной. Именно на испытаниях, которые стартовали 5 апреля, появился пистолет-пулемет Судаева (ППС), который смог составить достойную конкуренцию ППШ.

26 апреля 1942 года, война идет уже практически год. Красная Армия сумела оправиться от неудачного начала войны, с предстоящей летней кампанией и РККА, и Вермахт связывают большие надежды. В это же время в тылу эвакуированная советская промышленность наращивает объемы выпуска военной продукции, столь необходимой фронту. Работают и конструкторы-оружейники, которые на основе реального боевого опыта разрабатывают новые модели оружия, в том числе и пистолеты-пулеметы. Второй этап конкурса на создание нового пистолета-пулемета для Красной Армии состоялся с 26 апреля по 12 мая 1942 года. Именно тогда взошла звезда Алексея Иванович Судаева и его детища — ППС.

Алексей Иванович Судаев вошел в историю стрелкового оружия как создатель одного из лучших пистолетов-пулеметов Второй мировой войны. Он же первым из советских конструкторов в 1944 году создал опытный образец автомата под патрон 7,62х39 мм. Представленный им в 1942 году на испытания пистолет-пулемет не уступал по боевым качествам моделям Дегтярева и Шпагина, но был со снаряженным магазином легче их на 1,7-1,8 кг, требовал при изготовлении в 2 раза меньше металла и в 3 раза меньше трудозатрат.

Автоматика ППС работала по схеме со свободным затвором. Для стрельбы из пистолета-пулемета использовались патроны 7,62×25 ТТ. Стрельба из ППС велась с открытого затвора. Использованный ударно-спусковой механизм допускал ведение огня лишь в автоматическом режиме — очередями. Предохранитель находился в передней части спусковой скобы. В переднее боевое положение предохранитель пистолета-пулемета Судаева переводился нажатием указательного пальца перед размещением его на спусковом крючке. Пистолет-пулемет Судаева состоял из ствола, штампованной ствольной коробки, соединенной с кожухом ствола сваркой и клепкой, рукоятки управления огнем и приклада. Металлический приклад пистолета-пулемета был выполнен складным, он складывался вверх, на ствольную коробку. Складной приклад уменьшал длину оружия, что являлось одним из преимуществ модели.

Для улучшения кучности стрельбы на нем использовался простой, но достаточно эффективный дульный тормоз-компенсатор. Прицельные приспособления ППС состояли из мушки и перекидного целика, который был рассчитан на дистанции 100 и 200 метров, эти фиксированные позиции обозначались как «10» и «20». Самой эффективной являлась стрельба короткими очередями по 2-5 выстрелов. Питание пистолета-пулемета осуществлялось из коробчатых магазинов емкостью 35 патронов. При этом они были не взаимозаменяемыми с магазинами ППШ и имели выход на 2 патрона, что существенно облегчало процесс их снаряжения и обеспечивало оружию большую надежность работы.

28 июля 1942 года пистолет-пулемет Судаева под обозначением ППС-42 был принят на вооружение, а после некоторых доработок в 1943 году он получил новое обозначение ППС-43. Производство нового стрелкового оружия первоначально было развернуто в блокадном Ленинграде. Город был окружен вражескими войсками, поставки оружия в него были затруднены, а фронт требовал пополнения. С конца 1942 года по июнь 1943 года Алексей Судаев работал в блокадном городе. При этом конструктор не отсиживался в тылу, он неоднократно выезжал в действующие части на Ораниенбаумский плацдарм и Карельский перешеек, чтобы посмотреть на свое оружие в деле. Общался с бойцами, выслушивал их пожелания и замечания. После этих встреч он вносил в конструкцию своего оружия изменения, если они действительно были полезны. И хотя ППС не стал таким же известным, как ППШ, в годы войны их было выпущено достаточно большое количество, более 500 тысяч ППС-42 и ППС-43.

Свое будущее пистолет-пулемет Судаева обеспечил себе в достаточно жесткой конкурентной борьбе. На второй этап конкурса на новый пистолет-пулемет для РККА, который прошел с 26 апреля по 12 мая 1942 года, было представлено 7 образцов:

1. Дегтярёва ПДМ (КБ завода №2 имени Киркиж) №6 и №7.

2. Безручко-Высоцкого ППВ (Артакадемия).

3. Зайцева (ОКБ-16 имени А. Э. Нудельмана) образцы 1 и 2.

4. Судаева (НИПСВО КА).

5. Коровина (КБ завода №535).

6. Рукавишникова (НИПСВО КА).

7. Огородова (НКВД). 

                                               ППС-42 и ППС-43

Уже на стадии опробования представленных образцов испытанием стрельбой выяснилось, что к дальнейшим испытаниям будут допущены лишь модели Безручко-Высоцкого, Дегтярёва, Коровина, Рукавишникова и Судаева. Так пистолет-пулемет Огородова был не отлажен, дав до 7,5% задержек, а его ответственные детали не были термически обработаны, что привело к выходу оружия из строя уже после 120 выстрелов. Недоработанным был и пистолет-пулемет Зайцева, образец №1 дал 15,4% задержек, а образец №2 — 17,9%, что стало причиной их снятия с испытаний.

Пистолет-пулемет, представленный Рукавишниковым, при опробовании стрельбой дал 7,6% задержек, однако благодаря общей оригинальности конструкции, существенно отличающейся от остальных образцов, он был допущен к некоторым видам дальнейших испытаний, чтобы выяснить кучность боя, влияние разных условий на работу его автоматики и иные характеристики. Это должно было помочь разобраться с целесообразностью дальнейшей доводки данного образца.

Испытания второго этапа конкурса на новый пистолет-пулемет проводились в условиях, которые были максимально близки к действительной боевой обстановке, на основе курса огневой подготовки — КОП-38 и реальных боевых эпизодов идущей войны. Так, оружие среди прочего испытывалось с движущегося танка, а одна из задач моделировала нападение партизан на немецкий обоз. В ходе испытаний наилучшую кучность показал пистолет-пулемет Коровина, за ним с незначительным отрывом располагался пистолет-пулемет Судаева. Члены комиссии проверяли и удобство стрельбы из пистолетов-пулеметов в различных положениях стрелка. Лидером здесь оказался модернизированный пистолет-пулемет Дегтярёва. Но и ППС показал себя очень хорошо, ограничившись следующим замечанием: «Оружие покладисто, но тяги приклада создают неудобство при пользовании рукоятью. Неравномерность темпа и неравномерные удары в плечо стрелка. Прорезь целика довольно мала, утомляет глаз. В остальном ППС не создает никаких неудобств бойцу при стрельбе во всех положениях».

В программу испытаний даже был включен такой пункт, как удобство стрельбы из пистолета-пулемета с дерева. При этом замечания у членов комиссии возникли лишь к образцу Безручко-Высоцкого, который сильно трясло, и к образцу Дегятрёва из-за возможных случаев отжимания защелки магазина сучком, который служил стрелку упором, что приводило к выпадению магазина. А при испытании стрельбой с брони танка, как ни странно, худший результат продемонстрировал образец конструкции Безручко-Высоцкого, несмотря на то, что это был единственный пистолет-пулемет с танковым упором. Лучшими же были образцы конструкции Судаева и Коровина.

                        Пистолет-пулемет системы Безручко-Высоцкого

Следующим этапом, который вновь отсеял часть конкурентов, стало испытание на безотказность работы автоматики и живучесть оружия. Стрельба на живучесть пистолета-пулемета осуществлялась при нормальной смазке короткими очередями и целыми магазинами (по 30-35 патронов) до достижения 15 тысяч выстрелов. Через каждые 150 выстрелов ствол оружия охлаждался, после выполнения одной тысячи выстрелов следовали осмотр, чистка и смазка пистолета-пулемета. Контрольный отстрел оружия на кучность боя повторялся через 5 тысяч выстрелов. На этом этапе срезался тульский образец Коровина, который дал 4,7% задержек при 3917 выстрелах. Причиной, по мнению испытателей, стал неправильный выбор конструктором размеров патронника.

В процессе испытания на живучесть оружия у образцов Безручко-Высоцкого, Дегтярёва и Судаева проверялась кучность боя через каждые 5 тысяч выстрелов (3 серии по 20 патронов на 100 метров одиночным огнем с упора). Кучность боя у пистолетов-пулеметов Дегтярёва и Судаева к моменту завершения испытаний осталась примерно на том же уровне, а у образца Безручко-Высоцкого ухудшилась приблизительно в 2 раза к 10 тысячам выстрелов и в 4 раза — к 15 тысячам выстрелов. Ухудшение кучности боя у данной модели пистолета-пулемета зависело исключительно от износа ствола по причине его некондиционности. В конечном результате к испытаниям на безотказность были допущены всего три образца: Безручко-Высоцкого, Дегтярёва и Судаева.

Условия этого испытания были следующие:

1. Ведение огня при углах возвышения и склонения оружия, близких к 90 градусам.

2. Ведение огня из оружия после запыления цементной пылью в специальном ящике и продувкой его мехами в течение 5 минут при положении образца на одном боку и 5 минут на другом боку (образец лежал на подставках, не касаясь дна, магазин был вставлен, запасные магазины также находились в ящике с пылью вместе с образцом).

3. Ведение огня при промытых керосином и протертых насухо деталях оружия.

4. Ведение огня при густой смазке оружия пушечным салом.

Лучшие результаты по итогам испытаний на безотказность продемонстрировали два пистолета-пулемета — Безручко-Высоцкого и Судаева. При этом результаты пистолета-пулемета Судаева выделялись особенно сильно. Из оружия было произведено 15 405 выстрелов и получено всего 0,19% задержек. Из них при нормальной смазке — 13 985 выстрелов и 0,18% задержек, при различных условиях — 1420 выстрелов при 0,3% задержек.

                                                                          ППШ-2

Для лучшей проверки работы автоматики образцы Безручко-Высоцкого и Судаева был подвергнуты проведению дополнительных испытаний:

1) стрельба патронами, которые были нагреты в термостате до температуры +60 градусов Цельсия. Единственным результатом данного испытания стало уменьшение темпа стрельбы пистолета-пулемета Безручко-Высоцкого;

2) стрельба с преодолением стрелком водной преграды и последующим переползанием по песчаному участку берега. Здесь выяснилось, что конструкция Судаева надежнее, пистолет-пулемет был менее чувствителен к попаданию песка. В то же время пистолет-пулемет Безручко-Высоцкого отказывал в работе во всех случаях и лишь после промывки его в воде снова оказывался работоспособным.

Особенно испытатели отметили неудовлетворительное крепление крышки магазина в пистолете-пулемете Безручко-Высоцкого. После испытаний оружия на служебную прочность (броски с двухметровой высота на два типа поверхности: мостовую, мощенную песчаником и утрамбованный песчаный грунт) лучше вновь оказался образец Судаева.

Немаловажным фактом, который удалось установить в ходе испытаний, был однозначный вывод комиссии о преимуществе магазинов с двухрядным выходом патронов как со стороны их надежности, так и со стороны удобства снаряжения таких магазинов.

Испытания пистолетов-пулеметов не были бы закончены без новой модели Шпагина. С 30 мая по 2 июня на НИПСВО были проведены дополнительные испытания его ППШ-2. Данный пистолет-пулемет использовал автоматику со свободным затвором. Огонь из него велся с открытого затвора, допускалось ведение огня только в автоматическом режиме. Роль предохранителя на ППШ-2 выполняла откидная пылезащитная крышка паза для рукоятки заряжания, обладавшая двумя вырезами для фиксации рукоятки при закрытом положении крышки и переднем, либо заднем положении затвора оружия. Питание патронами осуществлялось из двухрядных отъемных коробчатых магазинов.

Приклад пистолета-пулемета был деревянным, отъемным (такое решение рассматривалось военными как недостаток оружия из-за возможности утери приклада в бою), при этом ППШ-2 мог стрелять и со снятым прикладом. В конструкции пистолета-пулемета была широко использована штамповка из стального листа, на дульной части ствола имелся компенсатор подброса ствола.

Технологическая оценка нового претендента продемонстрировала, что в конкурсе на новый пистолет-пулемет для РККА появился достойный конкурент. В заключении специалистов по поводу данного образца говорилось, что он обладает лучшими показателями, чем образец Судаева, за исключением коэффициента полезного использования и расхода металла, где лучше ППС. Также ППШ-2 продемонстрировал меньший темп стрельбы и лучшие показатели по живучести и количеству издержек. Однако значительным недостатком оружия стала низкая кучность при стрельбе очередями. По мнению испытателей, это было связано с тем, что конструктор неудачно подобрал габариты деревянного приклада и использовал неудачную же конструкцию компенсатора.

                            Советские солдаты с ППС во время боев в Будапеште

Итоги второго этапа конкурса и дополнительных испытаний с участием ППШ-2 были рассмотрены специальном пленуме Артиллерийского комитета ГАУ Красной Армии 17 июня 1942 года. При этом однозначного решения в пользу того или иного образца принято не было. Пистолет

cont.ws