РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ. Пистолет пулемет суоми и ппш


Суоми...папаша ппш... - Из истории...

Пистолет-пулемет "Суоми" (Suomi). Финские пистолеты-пулеметы - Финляндия – страна в историческом смысле молодая, она стала независимой только после второй русской революции (или Октябрьского переворота 1917 года). До этого территорию чаще называли Чухонией, и эта провинция не входила в число самых развитых. Став суверенной державой, страна начала развиваться, и вскоре в ней появилась своя промышленность. Финское оружие не получило особого распространения, если не считать знаменитых ножей, так любимых охотниками и разбойниками и в России, и за ее пределами, но и они изготовлялись не только финскими мастерами. Несмотря на мирный нрав жителей и недолгую историю, стране все же пришлось повоевать. В обоих международных конфликтах, в которых принимала участие финская армия, на ее вооружении состояли образцы, созданные конструктором-самоучкой Аймо Йоханнесом Лахти. Пистолет-пулемет «Суоми» не был шедевром, но и совсем скверным назвать его нельзя. Порука тому – популярность этого образца во всем мире, пусть и не приведшая к его массовому производству. Более десятка стран вооружили им свои полицейские и военные подразделения. В 1932 году началась самая кровопролитная за всю историю Латинской Америки война. Она продлилась три года, унесла жизни десятков (или даже сотен тысяч людей, никто не озадачивался тогда точным подсчетом жертв), и, в конце концов, оказалась почти бесполезной. Пустынная область Чако стала предметом спора между Парагваем и Боливией, там предполагались нефтяные месторождения. На самом деле конфликтовали «Ройял Датч Шелл» и «Стандарт Ойл», и именно эти две компании развязали войну за контроль над месторождениями. Армиям Боливии и Парагвая поставлялись различные образцы вооружений, включая пушки и самолеты. В этой бойне на экзотическом фоне применялись даже финские пистолеты-пулеметы. Не обошлось в войне и без русских, причем с обеих сторон, - это были царские и белогвардейские офицеры, показавшие себя превосходными военными специалистами. Нефти в Чако так и не нашли, но результат все же был. Латиноамериканская земля стала, наравне с Испанией, полигоном, на котором испытывались новейшие виды оружия. В частности, в ближнем бою (особенностью парагвайско-боливийского театра военных действий были как раз короткие дистанции между противниками) прекрасно показал свои смертоносные возможности финский пистолет-пулемет «Суоми». Это был его дебют. Аймо Иоханнес не получил специального технического образования, что и проявилось отчасти в некоторой инженерной наивности конструкции его детищ. Но он был, несомненно, талантливым человеком. Крестьянский сын, отработав первый месяц на стекольном заводе (он окончил лишь шесть полных классов школы), Лахти потратил пять марок на старую русскую берданку и сразу же начал возиться с ней, пытаясь ее улучшить. Поняв, что это намного интереснее, чем рутинный труд, он попросился к оружейнику Сатери в подмастерья. К тому моменту, когда юношу мобилизовали, он уже неплохо разбирался в винтовках и стремился к большему. В 1922 году Лахти попал в руки немецкий скорострельный карабин MP-18, и он увлекся хитроумным механизмом. Служил в армии он при оружейной ремонтной мастерской, но к занятию относился творчески. Ему удалось усовершенствовать трехлинейку, и на вооружении финской армии поступил новый образец – Lahti-Saloranta М-26 (капралу пришлось увековечить имя непосредственного начальника капитана Салоранта, ставшего соавтором). А заодно он изобрел и другие типы, среди которых - пистолет и пулемет. Они были не очень удачными, а по виду напоминали самоделки (они, в сущности, таковыми и являлись). Пистолет-пулемет "Суоми М-26" стал оружием полицейских. Кстати, традиции называть свои образцы в честь родной страны Лахти остался верен и в дальнейшем. Он дослужился до генеральского чина и ушел в отставку в 1944 году после скандальной истории с пропажей партии опытного оружия. Вины его не было, но осадок, как говорится, остался, и так бывает не только в финской армии. Его пистолет-пулемет "Суоми М-31" был принят на вооружение еще в 1931 году. Конец тридцатых годов XX века принято называть предвоенным периодом. На деле процесс передела сфер влияния в Европе уже начался, и остановить его было столь же невозможно, как избежать вылета пули из ствола после того, как боек ударил в капсюль патрона. По официальной версии, советско-финская война 1939-1940 годов началась с провокации сопредельной с СССР стороны. Сразу же был придуман термин «белофинны», предполагавший наличие представителей другой, «красной» части этого народа, причем многочисленной. Предполагать какие-либо устремления «военщины» оснований не было, да и быть не могло. Финляндия не имела сильной авиации, танки тоже не шли ни в какое сравнение с советскими. Большая часть военного бюджета тратилась не на наступательные, а на исключительно оборонительные программы. Возведение «линии Маннергейма» стало делом государственной важности, нападения ждали и готовились именно к нему. Фортификации действительно поражали воображение своей масштабностью и неприступностью, которой способствовал и рельеф местности. Тем не менее Красной армии удалось ее преодолеть, несмотря на огромные потери. В условиях суровевшей полярной зимы продемонстрировал свои боевые качества пистолет-пулемет «Суоми». Применение оружия выявило его и сильные, и слабые стороны. Малейшее загрязнение затворного механизма приводило к отказу, он был тяжелым, но, самое главное, количество никак не удовлетворяло потребности армии. -Латиноамериканский опыт, несмотря на очевидную разницу в климате, стал поводом пересмотра тактических аспектов использования автоматического оружия. Полевой устав финской армии устанавливал наличие одной единицы во взводе, у командира. Промышленность просто не могла произвести достаточного количества «стволов», хотя к началу 1940 года удалось выдать пистолет-пулемет «Суоми» каждому командиру отделения, доведя общее число до четырех. Но этого тоже было мало. Тогда - в нарушение устава - начали формироваться отдельные сводные роты автоматчиков, устраивавших засады и открывавших неожиданный шквальный огонь, максимально используя суммарную огневую мощь. После проведенного рейда это подразделение вновь расходилось по своим ротам и взводам. Следует отметить умение командиров Красной армии перенимать опыт врага. С началом Великой Отечественной войны роты автоматчиков стали штатной структурой в советских вооруженных силах. Так, наравне с «коктейлями Молотова», финский способ массированного огневого воздействия получил применение в борьбе с фашизмом. К тому же советско-финская война 1939-1940 годов стала своеобразным катализатором существенного увеличения объемов выпуска автоматического оружия в СССР. Принято считать, что после взятия линии Маннергейма и заключения мирного договора этот международный конфликт завершился. У Финляндии были отторгнуты некоторые территории, граница от Ленинграда отодвинулась, а взамен советской стороной предоставлены другие земли, примерно той же площади. Однако условия этого мира были навязаны силой, и после германского нападения на СССР Финляндия предприняла попытку вернуть отнятое. Началась вторая фаза войны. Финны всемерно подчеркивали отсутствие союза с Гитлером и утверждали, что ведут боевые действия самостоятельно. Пистолеты-пулеметы «Суоми», тем не менее, каким-то образом попали в Третий Рейх (чуть более трех тысяч штук) - им вооружали некоторые части ваффен-СС. Пистолет-пулемет «Суоми» и ППШ издалека похожи. Причин две: во-первых, ружейный приклад без пистолетной рукояти, а во-вторых - дисковая обойма, в которую помещается много патронов. Для «Суоми» разработаны два варианта (на 40 и 70 штук). Но, как показала практика, подобный тип магазина хоть и имеет большую вместимость, себя не оправдывает. Стоит он дорого по причине сложности устройства, а по надежности уступает обычным коробчатым. Во второй половине войны и ППШ, и «Суоми» стали комплектовать именно ими, более простыми и безотказными. Так же поступили и в других станах, где этот финский пистолет-пулемет выпускали по лицензии (Дания, Швеция). Всего за 32 года было произведено восемьдесят тысяч штук М-31. ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПИСТОЛЕТА-ПУЛЕМЁТА SUOMI KP/31 Производитель: Tikkakoski Plant Патрон: 9×19 мм Parabellum Калибр: 9 мм Вес без патронов: 4.6 кг. Вес с патронами: н/д Длина: 870 мм Длина ствола: 314 мм Количество нарезов в стволе: н/д Ударно-спусковой механизм (УСМ): н/д Принцип действия: Полусвободный затвор Скорострельность: 750–900 выстрелов/мин Предохранитель: Флажковый Прицел: Мушка с намушником и целик, регулируемый по дальности Эффективная дальность: 200 м Прицельная дальность: 500 м Начальная скорость пули: 396 м/с Вид боепитания: Отъёмный магазин Количество патронов: 20, 36, 40, 50, 70 Годы производства:1931-1953... Суоми рассчитан на 9-мм патрон для «Парабеллума». Большой вес (4600 г незаряженный и до 7000 г - с магазином), малая начальная скорость пули (200 м/с) и недостаточная надежность – вот три основных недостатка, которыми страдал пистолет-пулемет «Суоми». Характеристики его уступают параметрам и советского, и немецкого оружия Второй мировой войны. Но главный порок носил даже не технический, а технологический характер. Образец практически невозможно было запустить в массовую серию. Ствольная коробка выполнялась фрезерованием из цельной поковки, что сильно повышало себестоимость и удлиняло процесс. Без штамповки изготовлять миллионы автоматов нельзя, это поняли оружейные технологи задолго до начала войны. Небольшие партии «Суоми», тем не менее, разошлись по миру в 30-е, а выпуск продолжался до 1953 года, пока в Финляндии не скопировали советский ППС. ... .Приёмник магазина имел необычную «открытую» конструкцию, что позволяло использовать широкие магазины большой ёмкости. Для «Суоми» было разработано несколько типов магазинов: коробчатый на 20 патронов, дисковый на 40 патронов, разработанный непосредственно Лахти, и дисковый магазин на 70 патронов конструкции Коскинена, принятый в 1936 году и весивший столько же, как и 40-зарядный. Позднее 70-патронный магазин «Суоми» был вместе с приёмником для него скопирован советскими оружейниками и использовался на ППД-40 и ранних выпусках ППШ, но оказался непрактичен и впоследствии заменён секторным «рожком» на 35 патронов. Также применялись разработанные в Швеции четырёхрядные коробчатые магазины на 50 патронов, более известный под прозвищем «гроб» из-за характерной формы. Гораздо позднее, уже в 1950-х годах, начали использоваться также коробчатые магазины на 36 патронов от шведского пистолета-пулемёта Carl Gustaf M/45, обратно совместимые с ранее состоявшим в Швеции на вооружении «Суоми».Любопытно, что солдатам категорически запрещалось удерживать ПП за магазин при стрельбе, во избежание расшатывания защелки и приемника. Впрочем, это запрещалось и в РККА по отношению к ППШ. Однако этот запрет очень часто нарушался в бою. 

Некоторые «Суоми» снабжались двуногой сошкой возле дульного среза. Кроме того, была выпущена небольшая (примерно 500 экземпляров) партия «Суоми» для вооружения бункеров и других укреплённых объектов, которая имела пистолетную рукоятку вместо приклада, укороченный кожух ствола и специальный упор вблизи его дульного среза для стрельбы из амбразуры.«Суоми» — весьма эффективное и надёжное по меркам своего класса оружие, хорошо показавшее себя при эксплуатации в тяжёлых условиях, в частности, зимой в Финляндии, при экстремально низких температурах. Быстросменный ствол также оказался весьма полезным новшеством (до «Суоми» заменяемые стволы делали только у пулемётов), — хотя и не получившим широкого распространения, но всё же использовавшимся впоследствии на ряде удачных образцов пистолетов-пулемётов, вроде Uzi.Использование барабанного магазина большой ёмкости, как показала практика, большей частью неоправданно. Барабанный магазин существенно сложнее и дороже в производстве, при этом он менее надёжен, чем простые коробчатые. Он весит больше, чем несколько коробчатых магазинов той же общей вместимости, и существенно утяжеляет оружие. Время на смену магазина не так велико, а дополнительный запас патронов солдату удобнее носить в подсумке, а не непосредственно на оружии. Показательно, что в СССР, выпустив по образцу «Суоми» барабанные магазины для позднего варианта ППД и ППШ, уже на второй год Великой Отечественной войны снова вернулись к рожковым магазинам.Изначально «Суоми» разрабатывался и был принят на вооружение как оружие поддержки уровня отделения для боя на ближней дистанции, своего рода эрзац лёгкого ручного пулемёта, нехватку которых испытывала финская армия. Отсюда — ряд конструктивных особенностей оружия, таких, как сравнительно длинный, и притом быстросменный, ствол, магазины большой ёмкости, наличие на некоторых моделях сошек и так далее. 

Это решение впоследствии оказалось ошибочным — малая дальность стрельбы и сравнительно низкая поражающая способность пистолетных пуль не позволяли использовать пистолет-пулемёт в качестве полноценного оружия поддержки пехотного отделения. В результате финнам пришлось уже в ходе боевых действий пересмотреть свою военную доктрину и дополнить вооружение пехотного отделения ручным пулемётом под винтовочно-пулемётные боеприпасы, роль которого, как правило, играл трофейный советский ДП, одновременно с увеличением количества пистолетов-пулемётов с 1 до 2–3 на отделение.

rukop.ru

Константин Гнетнев


БИБЛИОТЕКА
А: Айзатуллин, Аксаков, Алданов...
Б: Бажанов, Базарный, Базили...
В: Васильев, Введенский, Вернадский...
Г: Гавриил, Галактионова, Ганин, Гапон...
Д: Давыдов, Дан, Данилевский, Дебольский...
Е, Ё: Елизарова, Ермолов, Ермушин...
Ж: Жид, Жуков, Журавель...
З: Зазубрин, Зензинов, Земсков...
И: Иванов, Иванов-Разумник, Иванюк, Ильин...
К: Карамзин, Кара-Мурза, Караулов...
Л: Лев Диакон, Левицкий, Ленин...
М: Мавродин, Майорова, Макаров...
Н: Нагорный Карабах..., Назимова, Несмелов, Нестор...
О: Оболенский, Овсянников, Ортега-и-Гассет, Оруэлл...
П: Павлов, Панова, Пахомкина...
Р: Радек, Рассел, Рассоха...
С: Савельев, Савинков, Сахаров, Север...
Т: Тарасов, Тарнава, Тартаковский, Татищев...
У: Уваров, Усманов, Успенский, Устрялов, Уткин...
Ф: Федоров, Фейхтвангер, Финкер, Флоренский...
Х: Хилльгрубер, Хлобустов, Хрущев...
Ц: Царегородцев, Церетели, Цеткин, Цундел...
Ч: Чемберлен, Чернов, Чижов...
Ш, Щ: Шамбаров, Шаповлов, Швед...
Э: Энгельс...
Ю: Юнгер, Юсупов...
Я: Яковлев, Якуб, Яременко...
Родственные проекты:
ХРОНОС
ФОРУМ
ИЗМЫ
ДО 1917 ГОДА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ
Реклама:
Join pokeronline 365 today and get a new customer bonus.

Константин Гнетнев

Тайны лесной войны

Глава третья

С чем партизана на смерть посылали

Нет у нас теперешних – умных и благополучных – права судить нас тогдашних! Не будь мы тогда наивными и восторженными, мы, может, и не сломили бы войну, духу не хватило бы. Теперь-то легко быть умными – легче легкого.

Дмитрий Гусаров. Партизанская музыка

Несмотря на публично-демонстративную всенародную подготовку к войне («Если завтра война/ Если враг нападет/ Будь к походу сегодня готов…» -- распевала вся страна), в 1941 году оружия катастрофически не хватало не только партизанам, но и регулярным частям Действующей армии. Достаточно сказать, что автомат ППШ появился в партизанских отрядах Карелии лишь спустя год после начала войны.

В июле 1941, то есть с момента создания первых отрядов и позже, бойцов вооружали со складов, оставшихся, вероятно, еще с начала 20-х годов,  со времен оккупации Русского Севера разношерстными  войсками Антанты. Это были бельгийские винтовки, немецкие карабины, английские пулеметы «льюис», немецкие пулеметы «браунинг» и прочее морально и физически устаревшее оружие. Даже отечественных винтовок-трехлинеек, производство которых было налажено в России с конца XIX века, явно не хватало. А в тех отрядах, где они появлялись, винтовками вынуждены были вооружать девчонок-медсестер, которые не знали, как их носить, –  зимой приклад чертил по снегу, а летом цеплялся за корни деревьев. Снабдить их  другим оружием могли далеко не везде.

Уже в июне 1942 года, когда на Карельский фронт стали прибывать бойцы, прошедшие подготовку в Московской спецшколе Центрального штаба партизанского движения, оказалось, что они вооружены (автоматы ППШ, пистолеты системы «кольт», гранаты Ф-1 и РГД) гораздо лучше, чем уже год  воюющие карельские партизаны.

Справедливости ради, следует сказать, что в других регионах дело могло обстоять иначе. К примеру, уже в конце июля 1941 года на Ребольское направление из Ленинграда прибыл партизанский отряд (точнее, 32-й парашютно-десантный отряд особого назначения) П. А. Волкова (П). Так 70 из 120 бойцов-«волковцев» имели на вооружении автоматы ППШ и  трофейные «суоми».

В Карелии пытались исправить положение собственными силами. На ряде промышленных предприятий наладили производство мин, автоматов «КФ» («карело-финский») и своих же гранат. В частности, деревянное ложе для автоматов изготавливалось на лесопильно-деревообрабатывающем комбинате в Беломорске, а боевой механизм на Сегежском ЦБК. Гранаты выпускал также судоремонтный завод в Повенце, эвакуированный позже в Беломорск (с. Шижня) и в Сегеже. Однако ни автомат, ни гранаты положение не исправили.  Их конструкция оказалась далека от совершенства, и они скоро были сняты с вооружения.

О качестве «толкушки» (С) собственного производства (так партизаны именовали гранаты с длинной рукоятью) лучше всего говорит тот факт, что именно она едва не стоила жизни председателя Совнаркома Карело-Финской ССР и Уполномоченного Государственного комитета обороны П. С. Прокконена (У). В октябре 1941 года в Повенце на судоремонтном заводе ему показали  партию из 500 новеньких гранат, приготовленных к отправке на фронт. Выяснилось, что гранаты на заводе никто и никогда  не испытывал. П. С. Прокконен тут же решил испытать гранату лично, и она взорвалась у него в руке… (Прокконен П. С. «Героизм народа в годы войны. Воспоминания», с. 62)

            Мысль о том, что воюют не ружья, а солдаты, верна только отчасти. В партизанской войне отношения бойца и его оружия складывались порой самым особым и причудливым образом. В лесной войне была предоставлена полная свобода, здесь каждый волен был выбирать, с чем идти на врага. И тема эта – партизаны и оружие -- показалась нам достойной отдельного разговора. 

 

Лучший автомат Великой Отечественной

Рассказывает Иван Александрович Комиссаров.

            Летом 1943 года в бою у моего земляка Ивана Пахомовича Власова выбило затыльник автомата ППШ, и  он неожиданно получил затвором в лоб. В сердцах отбросил автомат в сторону и сказал: «Гады, посылают на смерть, да еще говённое оружие дают». В тот же день Ивана Пахомовича арестовали, отдали под трибунал и отправили в штрафную роту.

На Карельском фронте были и штрафной батальон, и штрафные роты. Воевали в них «до первой крови», то есть до тех пор, пока не убьют или не ранят. Иван Пахомович вскоре вернулся к нам в отряд и воевал до 1944 года. В 1944 году он погиб в бою.

Автомат ППШ здорово проигрывал финскому автомату «суоми». Что касается затыльника, то в финском автомате, после того, как вставишь боевую пружину, его нужно было завинтить по резьбе.  Потому вероятности получить травму не было. В нашем автомате затыльник просто защелкивался, и была реальная вероятность получить затвором в лоб. Такие случаи бывали.

Автомат «суоми» был на 600 граммов тяжелее ППШ, поэтому не все партизаны соглашались  его брать в дальние походы. Однако по своим боевым характеристикам он был лучше нашего.  Прежде всего, при стрельбе у него не было сильной отдачи. ППШ прыгает в руках, как козел. Ну, первые две пули, может быть, и попадут в цель, а остальные едва ли. Дело заключалось в том, что у «суоми» задняя часть была толстая, а передняя, где расположены боёк и выбрасыватель, тоньше. Это давало преимущество в балансировке оружия. Далее. Боевая пружина в нашем автомате навита из одной проволочной нити, а в финском из трех. Поэтому затвор у них ходит почти без зазора, плавно, не бьёт, что в свою очередь дает хорошую кучность боя.

Лично я ходил в походы с автоматом «суоми». Но был еще и немецкий автомат, назывался «38/40». Помню, много писали о том, что немцы такие вот чистюли, что даже в бой ходят в белых перчатках. Да, на самом деле им выдавали перчатки. Но совсем для другого дела. Автомат «38/40» не имел защитного кожуха, и если дать из него одну-две очереди, ствол нагревался до такой степени, что кожа могла слезть с руки. Так что им выдавали перчатку на левую руку. Чтобы не обжигаться.

Немцы у нас воевали плохо.  Финны воевали отлично. Они лес хорошо знают.

Нужно сказать, что в 1941 году нашего отечественного оружия у партизан было очень мало. Пулеметы были польские, «браунинг».  Они имели очень хороший бой, но кассету всего на 20 патрон.  Винтовки-трехлинейки, карабины, винтовки немецкие, винтовки бельгийские… Даже румынское оружие было. Знаю, что давали автоматы собственного карельского производства, но я его не видел. Так же как и карельскую гранату. Гранаты нам выдавали отечественные – РГД   и Ф-1 («лимонка»). Гранату РГД называли «хлопушка», ее можно было бросить далеко.    Однако она требовала большой выдержки и самообладания. У нетерпеливых она, как правило, не взрывалась. Дело было в том, что перед броском ее нужно было сильно встряхнуть. Механизм воспламенения запускался только от встряхивания.

Граната Ф-1 была не в пример лучше и мощнее, но также требовала повышенной аккуратности. Бывало, от нее партизаны гибли сами. Так погиб мой хороший товарищ по отряду Иван Афоничев (У). В середине февраля 1944 года тремя отрядами мы разгромили финский гарнизон в дерене Конда, а затем  вышли из похода на свой Пудожский берег, разложили костры, сварили еду и стали отдыхать. Афоничев полез в карман за сухарем и нечаянно вытащил чеку из гранаты… Видимо, в бою Иван хотел ее использовать, но не пришлось. Тогда он вставил чеку обратно, но «усики» не загнул… Граната взорвалась в кармане фуфайки, Ивана разорвало почти пополам и нескольких партизан ранило осколками. Даже при таком ранении он еще какое-то время был жив.

 Иван Афоничев из Ладвы, спокойный, очень заботливый был мужик. В походе партизанской бригады И. А. Григорьева финская пуля ударила его в кость под глазом. От удара глаз вывернуло бельмом наружу. И Иван так шел вместе со всеми, воевал. Потом, прямо в походе или уже дома, пулю из кости удалили, и Афоничев продолжал воевать, как будто ничего не случилось.

В 1942 году, или чуть позже, оружие у нас в отряде заменили на отечественное, но строгости в этом вопросе не было. Каждый выбирал оружие по себе. Я, к примеру, кроме «суоми», который считаю лучшим автоматом Великой Отечественной войны, обязательно брал на боевые задания немецкий пистолет «парабеллум».  А когда ходили за Онежское озеро, предпочитал нашу винтовку. Дело в том, что на озере видимость большая, а у винтовки дальность прицельного выстрела очень высока. Стрелял я неплохо. За 400 метров человека, идущего в полный рост, сбил бы запросто. И не только я один. А из автомата достанешь только на 250-300 метров, и все. Один человек с винтовкой на озере будет успешно воевать с десятком автоматчиков и не подпустит их ближе, чем на 500 метров.

 

Смертельный «интернационал»

Рассказывает Борис Степанович Воронов.

            У нас в партизанских отрядах за время войны какого только оружия не перебывало. Настоящий смертельный «интернационал»! В первый год выдавали и немецкие карабины,  и бельгийские винтовки, и английские пулеметы «льюисы» с толстым стволом и пламегасителем. Диск этого пулемёта вмещал 56  патронов, он был открытым и набивался патронами два ряда. Были у нас и немецкие пулеметы «браунинг». Они снаряжались кассетой из 25 патронов.

            Отечественного оружия в первое время было мало, даже почему-то винтовок-трехлинеек. Они появились позже. За трехлинейками стали выдавать десятизарядные полуавтоматические СВТ (самозарядная винтовка Токарева). СВТ хорошо била, но у нее был один большой в очень неприятный для нас недостаток -- она  замерзала на морозе.

Винтовка была незаменима в походах за Онежское озеро.  Однажды нас отправили с Пудожского берега силами двух отрядов оседлать дорогу Шелтозеро-Петрозаводск. Но скрытно подойти не удалось, нас обнаружили еще на подходе к берегу. Там оказались поля мин-растяжек, и много ребят на них подорвалось. И вот положение: на берег выходить бесполезно, там ждут хорошо  укрепившиеся финны, и откатываться опасно, могут преследовать. Мы отошли с километр-полтора в торосы, заняли круговую оборону, и даже не пытались уходить на свой берег. Финны несколько раз попробовали большими группами накатить на нас с разных сторон, да ничего у них не вышло.

Преимущество нам дало только то, что винтовок оказалось много. Не подойдешь. Каким бы белым ни был  маскхалат, он все равно заметен. Через прицел видишь: «пятно» движется. А спецы мастерски из винтовки стрелять у нас всегда были…

Удивляюсь, как в кино теперь показывают стрельбу из автомата «от брюха». Никогда в ту войну так не стреляли ни мы, ни финны. Каждый старался прицельный огонь вести, а не так, как показывают, -- в Божий свет…

Когда появились первые 15-зарядные «симоновки», партизаны быстро наловчились переоборудовать их на автоматическую стрельбу. Для этого снимали личинку, и винтовка одиночными больше не стреляла, а давала очередь по три-четыре пули. Это было, конечно, неэкономично, но стрельба оказывалась  гораздо точнее, чем из автомата.  

В каждом  партизанском отряде были свои снайперы и по две снайперские винтовки с оптическим прицелом. «Бромид» (С), то есть винтовка или карабин с насадкой для бесшумной стрельбы, выдавался только разведчикам. При выстреле с таким глушителем-насадкой был слышен только щелчок затвора и свист пули. Самого выстрела никто не слышал.           

            Уже в 1943 году в отрядах появились автоматы ППШ  и ППД (см.С). Появились и автоматы собственного, карельского производства, «КФ», то есть «карело-финский». Он внешне был похож на ППШ, но конструкция его отличалась не в лучшую сторону. К слову, выпускались и свои, карельские гранаты.  Они были похожи на финские и немецкие, имели длинную рукоять-«толкушку», с помощью которой её можно было далеко бросить. Для приведения гранаты в боевое положение, нужно было потянуть за шарик и встряхнуть, после чего срабатывал запал. Однако граната оказалась ненадежной, и бывали случаи, когда она взрывалась в руках.  И карельский автомат, и граната очень быстро сошли с вооружения.

Граната вообще вещь опасная, с ней обращаться нужно очень аккуратно. У нас в отряде на привале однажды боец нечаянно вытащил чеку взрывателя и заметил это только в самый последний момент. Он крикнул: «Граната!» И сам же на неё лег. Закрыл нас всех. Его разорвало, конечно, но никого больше не поразило. Не вспомню теперь фамилии этого парня. 

            Многие партизаны предпочитали брать с собой в походы финский автомат «суоми». Это был хороший автомат. Во-первых, его можно было легко разбирать и собирать.  Во-вторых, он был очень надежен и одинаково уверенно работал в мороз и в любую непогоду. Калибр «суоми» имел 9 мм и был тяжелый, из-за чего его некоторые отказывались носить. Я же проходил с этим автоматом всю войну. К другим достоинствам его можно отнести хороший бой и почти полное отсутствие отдачи.

            Гранат нам выдавали обычно от трех до пяти штук на брата: две «лимонки» Ф-1 и две РГД. Кроме того, каждый укладывал в вещевой мешок пять толовых шашек по 200 граммов каждая. Иногда давали шашки и по 400 граммов.

            На всю эту «разносортицу» в вооружении наши командиры смотрели снисходительно. Патронов всяких было в достатке, и их мало волновало, с чем мы ходили в походы воевать. Командиры больше смотрели за личным оружием.  В походе партизанской бригады И. А. Григорьева летом 1943 года все командиры носили «маузеры». Они были удобны. Ложе вставлялось в специальный крепеж на колодке, и можно было стрелять с плеча. И кассеты можно было дополнительно подставить на 25 патронов. Комбриг  Иван Антонович Григорьев носил автомат и «маузер», комиссар бригады Николай Павлович Аристов только «маузер», поскольку я со своим неплохим вооружением был у него связным и  автоматчиком. «Маузеры» были у начальника штаба Д. И. Колесника, Николая Григорьевича Пименова и у всех командиров отрядов.

            Бойцы также носили револьверы и пистолеты, кто и какой мог достать и какой больше нравился. Выбор был богатый. Носили наш «ТТ», добывали и  немецкий «вальтер», и бельгийский «кольт». «Кольт» был неважно сбалансирован, «клевал носом» при стрельбе. Наган только к концу войны стал самовзводом, до этого после каждого выстрела приходилось взводить курок  заново. Но мне больше всех нравился немецкий длинноствольный «парабеллум» -- прелесть, а не оружие.  К слову сказать, был у меня и «маузер», подаренный Колесником за отличную стрельбу. Я тогда был в отряде имени Антикайнена, во взводе Мойлонена, мы стояли в селе Лехта и жили на горке в школе.  И однажды почему-то устроили соревнования по стрельбе. Я показал лучший результат, и Д. И. Колесник преподнес мне такой дорогой подарок. 

 

Личный счет

Вспоминает Михаил Иванович Захаров.

            Всю войну проносил на себе ручной пулемет Дягтерева, был в отряде  пулеметчиком. Сам пулемет  весил пуд -- 16 килограммов, да два полных диска с собой по 47 патронов в каждом: один диск на пулемете, второй в вещевом мешке. Кроме того, в мешке за спиной еще патронов минимум на два диска – сто штук. Да две гранаты, да продуктов не меньше пуда. Можно, конечно, меньше, идти будет легче, только наголодаешься вдоволь… Вспоминаю теперь эти наши бесконечные походы, бои, ночевки и диву даюсь: как выдержали?!

            Однако самое тяжелое было это не груз за плечами и не пулемет. Самыми тяжелыми были голод и холод. Вспоминаю, как в 1941-1942 годах нас гоняли-преследовали финны.  По 70 километров, без остановки, без нормального отдыха и еды. Идем, идем, идем… Ну, вроде, оторвались от преследования, можно отдохнуть и поесть. Только остановились – снова собаки лают, стрельба, снова в оборону, и отход. И некоторые отставшие, смотришь, уже впереди всех. Откуда только силы берутся? Жить-то хочется.

            После войны меня часто спрашивали, сколько я финнов убил лично? Всегда отвечал одинаково: не знаю. Наверное, сколько-то убил. Приходилось много раз участвовать в бою, бить по автомашинам из засад. Но чтобы вот так – как на ладони – видеть, что вот я лично убил, -- такого не помню. Бой – это вообще особое состояние. В бою не чувствуешь, как течет время, там многое не так. И уж конечно, никто не считает: убил -- не убил. Товарищи рядом, сам цел, и слава Богу! В каждом донесении наши командиры докладывали в штаб: уничтожено столько-то солдат и офицеров противника. С точностью до человека. Но кто, где и когда считал? И как это можно сделать реально? В лесу, на болоте, во время, когда и отряд, и противник постоянно движется?  Ответ: никто, нигде и никак.

Так что о своем личном счете не скажу, не знаю. А пулемет Дегтярева – отличная машина.  Когда пулеметчик  в строю, когда партизаны слышат, как я их поддерживаю огнем, у них и настроение в бою другое, они и смелее, и решительнее действуют. Пулеметчика в отряде всегда оберегали. Ну а враг, соответственно, старается в первую очередь поразить именно пулеметчика.  Мы ему были, как кость в горле. Только вот не всегда это им удавалось.

 

Случай в походной колонне

Рассказывает Сергей Павлович Татаурщиков.

            Ранее я рассказывал, что наша группа ребят ярославцев из московской спецшколы прибыла в Беломорск, в Штаб партизанского движения Карельского фронта, вооруженная лучше, чем любой из действующих партизанских отрядов. У нас были автоматы ППШ, толовые шашки, гранаты.  Командный состав получил в качестве личного оружия «кольты». Шли первые дни июня 1942 года. И с этим, завидным для остальных партизан,  вооружением мы начали воевать в составе партизанского отряда «Железняк».

            Однако в походах скоро выяснилось, что оружие не очень-то надежно. Помню, после успешного боя в Мергубе и полного разгрома финского  гарнизона мы отходили домой, имея за спиной группу преследования противника. Они нас настигли, и бой длился четыре с половиной часа. Лесной  партизанский бой – особый. В нем в атаку не ходят и зря не палят. Я, например,   длинными очередями никогда не стрелял. Зачем в воздух палить? Три-четыре выстрела дашь и внимательно смотришь. Но сказать, что уж очень берегли патроны, не могу. У каждого в вещевом мешке был такой специальный мешочек,  тяжелый на вес и полностью набитый патронами. Там не одна сотня патронов была.

В ту пору я носил облегченный автомат ППС, «козья ножка» (С). И еще один запасной магазин-кассета-рожок для автомата. Если сумел достать где-нибудь еще один рожок, то хорошо.  Если нет, лежи на снегу, набивай патронами опустевший. ППШ в этом смысле был гораздо хуже. Чтобы набить диск ППШ патронами, нужно было обязательно снимать крышку. Это очень неудобно. Я очень скоро отказался от ППШ. У нас в отряде были финские автоматы «суоми», помнится, командир и еще кто-то из наших ходили с ними на задания.

10-11 марта 1943 года в составе сводного отряда мы ходили на разгром гарнизона противника в Андроновой горе и Мергубе. Первый поход оказался неудачным, пришлось возвращаться ни с чем. Во втором походе, уже в глубоком тылу, подошли к финской контрольной лыжне. У финнов было несколько  контрольных лыжней. Еще светло было, и командиры решали сложную задачу: то ли ждать, пока стемнеет, и переходить лыжню в темноте, и тогда возникала опасность, что подойдем к гарнизонам не вовремя, то ли переходить лыжню, но оставить засаду? Решили оставить засаду. Командир сводного отряда К. В. Бондюк  дает команду нашему командиру Вячеславу Медведкову устроить засаду. Это дело поручают мне с десятью бойцами. Приказ такой: ждать финский патруль до темноты. С наступлением темноты сниматься и догонять отряд.

Выбрали удобное место, немного возвышенное и просматриваемое с одной и другой стороны, залегли и стали ждать, пока не стемнеет. Патруля нет. Наконец опустилась темнота, и я дал команду сниматься.

Пока я сидел в засаде, автомат, естественно, снял с предохранителя.       На ППШ предохранитель движется и запирает поршень на взвод. А когда автомат с предохранителя («собачки») снят, то достаточно случайно задеть обо что-нибудь, и он самостоятельно взведется и выстрелит. Очень ненадежная и  опасная конструкция.

Догоняем сводный отряд, хорошо идем по лыжне. Линию боевого охранения противника мы перешли, и впереди остается уже не очень далеко до вражеских гарнизонов. Вижу, что лыжня впереди меня проходит между двух небольших сосенок. Поскольку мой ППШ висит на шее наперевес, машинально делаю движение корпусом, чтобы он не застрял, а прошел стволом вперед. И в этот момент «собачка» предохранителя задевает за вторую сосенку. Разумеется, я этого не вижу. Однако вдруг -- выстрел! Причем рядышком около меня… Я ошарашен. В лесу  уже темно. Замечаю только, что огонь из ствола  пролетает мимо одной из девушек-санитарок. Она даже отшатнулась от неожиданности.

Ё-моё! У меня мгновенно мысль в голове: «Да это же мой выстрел!» Посмотрел – точно: автомат у меня стоит на боевом взводе. Он всегда так работал – выстрелил, и на боевой взвод. То есть нажимай на курок и бей очередью.

А по цепи уже летит вопрос командира: «Кто стрелял?» Говорю: «Доложите, что случайный выстрел у политрука Татаурщикова». А сам думаю, что же будет теперь? Первый поход неудачный, второй окажется таким же – все грехи на меня свалят. И я под трибунал. А может, и тут расстреляют… Но к счастью, я был хоть и шапочно, но знаком с К. В. Бондюком. Точнее, он знал, что есть такой политрук взвода Сергей Татаурщиков. Вот и все знакомство. Но я чувствовал, что он испытывает ко мне какую-то симпатию. Это ведь люди всегда чувствуют. Наверное, это Бондюка сдержало. Он ведь был очень крутым командиром и ни перед чем не останавливался. В первом, неудачном, походе он расстрелял двоих бойцов из нашего отряда. 

Для меня этот случай с ППШ стал настоящим шоком. Поэтому в Мергубе, когда мы вошли в расположение гарнизона и атаковали казарму, из которой солдаты противника выпрыгивали в одном белье, я с особым чувством поливал их огнем. Это была отличная операция. Но с ППШ я вскоре расстался.

 Оружие постоянно задавало нам хлопот. Как чуть-чуть «хлопнул ушами», так сразу получишь проблему. Скажем, традиционные партизанские ножи-финки висели на поясе далеко не у каждого, хотя, вроде бы, куда в походе без них? Почему? Да терялись они часто. Лично я несколько таких ножей потерял. Или вот такой случай. Однажды политрук Демидов копался со своим немецким карабином у костра и случайно уронил в огонь патрон. Выстрел! И самое главное – пуля полетела! Слава Богу, не задела никого из сидящих рядом.

Зимой мы ходили на задание в маскировочных халатах. Они постоянно намокали от снега и от нашего пота. За несколько недель в лесу маскхалат становился такой грязный, что не каждая прачка взялась бы его стирать. На привалах мы старались халаты подсушивать у костра. Однажды остановились на привал, я свой халат возле костра подсушил, свернул и положил в вещмешок. Нам предстояла ночевка, и я туда же, на мягкое, сложил гранаты.

Соорудили мы с нашим отделением шалашик, забрались спать. Вещмешок положил под голову. И чувствую, палёным пахнет. Раз проснулся – пахнет, но, думаю, показалось.  Во второй раз просыпаюсь – пахнет… Бужу ребят и говорю им, чтобы проверились. Они осматриваются, а до меня вдруг дошло: маскхалат!  И следующая мысль: да там же гранаты!!! Скомандовал всем: «Вон из шалаша!» С затаённым сердцем  сую руку в вещмешок, ощупью тянусь к тому месту, где лежат гранаты.  Беру одну – она тепленькая, и в снег. Потом нашариваю вторую, и тоже в снег. Достаю маскхалат, разворачиваю, а он тлеет и вот такущие дыры в нем уже протлели!

Стал разбираться, в чем дело. Оказалось, когда сушил маскхалат над огнем, подпалил  тесемочки, которыми капюшон завязывается. Не заметил этого и свернул халат как раз тесемочками внутрь… А если бы крепко уснул, и халат вспыхнул? Где бы тогда оказалось всё мое отделение со мной вместе?

 

Если ничего не останется другого…

Рассказывает Наталья Никитична Пастушенко (Сидорова).

            Кажется, в начале лета 1942 года мы сделали засаду на дороге, которая шла из финского тыла в сторону фронта. В дорожное полотно заложили мину, на которой подорвалась автомашина. В кузове у нее оказались ящики с новенькими автоматами «суоми». Это оружие противник доставлял своим войскам на передовую. Все тогда в нашем отряде «Вперед» запаслись этими автоматами. Автомат «суоми» был неплохой, надежный, но не всем он нравился. Тяжелый был.

            А начинали-то мы с нашими трехлинейками. Оденешь, бывало, за ремень на плечо, а приклад по снегу чертит…

            Потом нам, девчонкам, выдали короткие и легкие  отечественные автоматы ППС (см.С). Они били неплохо. Кроме того, были у нас пистолеты, в начале немецкие «парабеллумы», потом наши «ТТ». Еще на ремень, под фуфайку, мы вешали маленькие такие пистолетики, не помню уже какой марки. Это чтобы успеть выстрелить в себя, если уж ничего другого не останется.

У нас на базе в Лехте было свое стрельбище, мы там тренировались в стрельбе.  Я стреляла из пистолета неплохо. Конечно, главная забота медицинской сестры в бою другая. Но редко когда удавалось обойтись без стрельбы и нам. Бой в лесу ведь такой, что не знаешь, где может оказаться противник: и спереди, и сбоку, и сзади, куда оттаскиваешь и где перевязываешь раненых. Никакого тыла там не бывает. Всегда должен быть готов и атаковать, и защищаться.

Гнетнев К. В. Тайны лесной войны. Партизанская война в Карелии в 1941-1944 годы в воспоминаниях  участников, фотографиях и документах.

Далее читайте:

Гнетнев Константин Васильевич (авторская страница).

 

rummuseum.ru

Папа ППШ: пистолет-пулемет Suomi | Ежедневный мужской журнал

Пистолет-пулемет — это автоматическое оружие, способное к непрерывному ведению огня и оснащенное пистолетными патронами. Этот тип вооружения получил распространение не так давно. Еще в середине прошлого века, большая часть рядового состава армии любой страны была вооружена винтовками и карабинами, а появление же на горизонте такого мощного, легкого и удобного средства защиты и нападения кардинально изменило правила ведения боя.

Первым пистолетом-пулеметом в мире считается изделие генерала Томпсона, который, собственно, изобрел и сам термин submachine gun. Но и на континенте гонка вооружений шла полным ходом — больше всего в создании аналогичного оружия преуспели немцы. Второе место досталось, как ни странно, довольно миролюбивым финнам: вынужденные постоянно принимать во внимание растущую агрессию Советского Союза, они, в какой-то момент, бросили все силы на создание адекватного и современного оружия, отвечающего насущным необходимостям.

Таким чудо-оружием стал знаменитый Suomi M/31, разработанный и введенный в эксплуатацию финским оружейником Аймо Лахти. Этому пистолету-пулемету предстояло, в ближайшем будущем, стать прародителем знаменитого ППШ и, в целом, инициировать оснащение всех армий мира оружием такого типа. Мы решили остановиться несколько подробнее на этом прекрасном образце оружейной мысли.

Автор

Аймо Йоханнес Лахти был одним из лучших оружейников своего времени. Самоучка, сбежавший на завод из скучной школы, он на первую же зарплату купил себе «берданку» — и тогда же решил посвятить свою жизнь смертоносной красоте стрелкового оружия. Как и все целеустремленные люди, своего он добился с лихвой: должность главного оружейника финской армии давала Лахти карт-бланш на разработку любого оружия. В числе прочих, он изобрел очень удачную модель пистолета-пулемета Suomi, которому суждено было стать прототипом нашего ППШ.Откуда что взялось

Вообще-то, и сам Suomi экземпляр не до конца самобытный. Как и все прочие пистолеты-пулеметы, он ведет свою родословную от знаменитого немца МР-18: конструкция затвора и некоторые внешние детали повторяют его в точности. Однако именно разработчики Suomi не побоялись внести в конструктив несколько очень весомых изменений, превратившие этот ПП в весьма и весьма действенное орудие войны.Для чего он был нужен

Финны не стали рассматривать новый пистолет-пулемет в качестве основного вооружения солдата регулярной армии. Но как раз легких ручных пулеметов войскам и не хватало, поэтому Suomi быстро набрал популярность: на одно отделение приходилось три-четыре ПП.Характеристики

Калибр: 9x19mm Luger/ParaВес: 7кг со снаряженным 71-патронным дискомДлина: 870 ммТемп стрельбы: 900 выстрелов/минутaЕмкость магазина: 20, 36, 40, 50 или 71 патронЭффективная дальность: 200 метровОсобенности

Одной из главных особенностей нового Suomi был сменный ствол, раньше использовавшийся только при производстве пулеметов. Изделие Лахти считалось одним из самых технологичных пистолетов-пулеметов своего времени. Многие детали изготавливались на металлорежущих станках, а ствольная коробка была цельной. За высокое качество сборки финским солдатам пришлось расплачиваться лишним весом: в снаряженном состоянии, «Суоми» весил целых семь килограммов.Эффективность

Suomi, несмотря на некоторые нарекания, стал, все же, весьма эффективным и надежным оружием — чуть ли не лучшим в своем классе. Он прекрасно подходил для использования при экстремально низких температурах, что было очень актуально для Финляндии, особенно в зимнее время. Собственно, именно высокая эффективность оружия, так впечатлившая бойцов Красной Армии во время советско-финской войны 1939 года, повлияла на расширение производства и стремлению к массовому вооружению ПП всего рядового состава РККА.Недостатки

Но имелись у чудо-оружия и свои недостатки. Причем, именно они не позволили пистолету-пулемету, в целом прекрасному, соответствующему времени оружию, стать массовым. Во-первых, «Суоми» был очень дорог в производстве. Во-вторых, масса в семь килограмм не подходила для изнуряющих марш-бросков и утомляла солдат. В-третьих, автомат требовал к себе очень бережного отношения: вакуумный замедлитель затвора заедал при малейшем намеке на загрязнение и даже на запотевание оружия. Кроме того, сравнительно низкая поражающая способность пистолета-пулемета не позволяла его использовать как основное оружие солдата.

Источник: dnpmag.com

hntr.ru

Suomi (пистолет-пулемёт) — википедия орг

Suomi-konepistooli M/31 (KP/-31, Suomi KP) — финский пистолет-пулемёт системы Аймо Лахти.

Тип Страна История службы Годы эксплуатации Принят на вооружение На вооружении Войны и конфликты История производства Конструктор Разработан Характеристики Масса, кг Длина, мм Длина ствола, мм Патрон Калибр, мм Принципы работы Скорострельность,выстрелов/мин Начальная скоростьпули, м/с Прицельная дальность, м Вид боепитания Прицел
Suomi
пистолет-пулемёт Suomi с магазином на 70 патронов
Пистолет-пулемёт
Финляндия Финляндия
1931—1990-е
1931
Финляндия
Советско-финская война (1939—1940)Советско-финская кампания (1941—1944)Лапландская война
Аймо Лахти
1931 год
4,6 кг
870 мм
314 мм
9×19 мм Парабеллум7,65×17 мм
9; 7,65
свободный затвор
750—900
396
200 м
коробчатый магазин на 20, 36, 50 патронов; барабанный на 40 или 70 патронов
нерегулируемый, открытый, на 100 м, с откидной стойкой на 200 м
 Suomi на Викискладе

Находился на вооружении в Финляндии (с 1931 года) и ряде других стран, применялся в Советско-финской войне и Великой Отечественной войне.

Разработка и применение

Аймо Йоханнес Лахти разрабатывал пистолеты-пулемёты с 1921 года. «Суоми» модели 1931 года был разработан в начале 1930-х годов на основе конструкции 7,65-мм пистолета-пулемёта KP/-26 (konepistooli Suomi m/26), в небольших количествах выпускавшегося с 1926 года. Слово Suomi — самоназвание Финляндии.

В 1931 году его приняли на вооружение финской армии под названием Suomi-KP Model 1931. Общий объём производства, продолжавшегося до 1953 года — около 80 тысяч.

Изначально «Суоми» рассматривался как оружие поддержки уровня отделения для боя на ближней дистанции, своего рода эрзац лёгкого ручного пулемёта, нехватку которых испытывала финская армия. Отсюда — ряд конструктивных особенностей оружия, таких, как сравнительно длинный, и притом быстросменный, ствол, магазины большой ёмкости, наличие на некоторых моделях сошек и так далее. Хотя при этом тем же конструктором был создан и ручной пулемет(Lahti-Saloranta L/S-26), принятый на вооружение в 1926г.

Однако, малая дальность эффективного ведения огня и сравнительно низкая поражающая способность пистолетных пуль не позволяли использовать ПП в качестве полноценного оружия поддержки пехотного отделения. В результате финнам пришлось уже в ходе боевых действий пересмотреть свою военную доктрину и дополнить вооружение пехотного отделения ручным пулемётом под винтовочно-пулемётные боеприпасы, роль которого играл сначала финский "Lahti-Saloranta L/S-26", затем также трофейный более удачный советский ДП, одновременно с увеличением количества ПП с 1 до 2-3 на отделение.

Тем не менее, в целом сам по себе «Суоми» оказался удачным образцом, хотя и не лишённым определённых, и довольно существенных, недостатков. Для обращения с "Суоми" требовалась высокая обученность личного состава, т.к. входящий в его состав вакуумный замедлитель затвора был очень чувствителен к загрязнениям, запылению и запотеванию оружия.

Пистолет-пулемёт поставлялся на экспорт. Производился по лицензии в Дании (m/41), Швеции (m/37) и Швейцарии (MP.43/44, 22 500 экземпляров).

Система

Устройство «Суоми» в целом было типично для ПП первого поколения, ведущих свою «родословную» от MP18 и других ранних образцов. В частности, конструкция затвора весьма напоминает немецкий Rheinmetall MP19, в свою очередь являющийся также предком австро-швейцарского ПП Steyr-Solothurn S1-100. Однако это оружие имело целый ряд весьма характерных особенностей, не встречавшихся на тот момент на ПП других систем.

Оружие было выполнено очень добротно, с высоким качеством и широким применением металлорежущих станков. Например, затворная коробка изготовлялась зацело из стальной поковки. Оборотной стороной такого решения были очень большая масса (более 7 кг в снаряжённом состоянии) и высокая стоимость «Суоми», которая так и не позволила ему стать по-настоящему массовым образцом.

Пистолет-пулемёт состоит из цельной деревянной ложи, цельнофрезерованной ствольной коробки круглого сечения, ствола, съёмного кожуха, спускового механизма. Предохранитель в виде Г-образной детали, выполняющий также функции переводчика режима огня, расположен в передней части спусковой скобы.

Автоматика перезаряжания работает за счёт отката свободного затвора от отдачи при выстреле. Огонь ведётся с заднего шептала (с открытого затвора), ударник неподвижно закреплён в чашечке затвора, ствол в момент выстрела не запирается.

Для замедления темпа стрельбы используется система вакуумного торможения затвора: ствольная коробка, её крышка и затвор плотно подогнаны, так что затвор движется как поршень в цилиндре, прорыв воздуха между стенками ствольной коробки и затвором практически отсутствует. В затыльнике ствольной коробки установлен клапан, пропускающий воздух только изнутри наружу, но не наоборот. При движении затвора назад (после выстрела) воздух из задней части ствольной коробки выходит через клапан (при этом избыточное давление несколько замедляет откат затвора). При движении затвора вперёд клапан закрывается, за затвором создаётся разрежение, которое и замедляет затвор. За счёт этой системы удалось несколько снизить массу затвора, улучшив точность стрельбы, в особенности одиночными выстрелами.

Для обеспечения герметичности, а также исключения попадания внутрь ствольной коробки пыли и грязи через прорезь для взводной рукоятки затвора, последняя была расположена отдельно от него, сзади под затыльником ствольной коробки, и при стрельбе оставалась неподвижной. Для оружия с неподвижно закреплённым на зеркале затвора бойком, каковым являлся «Суоми», это давало ещё и то преимущество, что при недосыле патрона в патронник не тренированный или находящийся в стрессовой ситуации стрелок физически не имел возможности вручную дослать затвор вперёд ввиду отсутствия жёсткой связи между ним и взводной рукоятью; в оружии с более сложным ударным механизмом, вроде автоматической или обычной магазинной винтовки, это вполне нормальный способ устранения подобной задержки при стрельбе, но в случае пистолета-пулемёта с неподвижным бойком досылание затвора вперёд вручную привело бы к случайному выстрелу и неизбежной травме руки стрелка взводной рукоятью.

Ещё одна конструктивная особенность «Суоми» — кожух ствола и сам ствол легко снимаются и устанавливаются на место. Это позволяет при наличии запасных стволов вести активную стрельбу, не опасаясь перегрева и выхода ствола из строя — перегретый ствол всегда можно заменить прямо по ходу боя.

Прицел секторный, с регулировкой до 500 метров. Реальная дальность эффективного огня, как и у большинства пистолетов-пулемётов, не превышает 200 м при стрельбе очередями.

Приёмник магазина имел необычную «открытую» конструкцию, что позволяло использовать широкие магазины большой ёмкости. Для «Суоми» было разработано несколько типов магазинов: коробчатый на 20 патронов, дисковый на 40 патронов, разработанный непосредственно Лахти, и барабанный магазин на 70 патронов конструкции Коскинена, принятый в 1936 году и весивший столько же, как и 40-зарядный. Также применялись разработанные в Швеции четырёхрядные коробчатые магазины на 50 патронов, более известный под прозвищем «гроб» из-за характерной формы. Гораздо позднее, уже в 1950-х годах, начали использоваться также коробчатые магазины на 36 патронов от шведского пистолета-пулемёта Carl Gustaf M/45, обратно совместимые с ранее состоявшим в Швеции на вооружении «Суоми».

Солдатам категорически запрещалось удерживать ПП за магазин при стрельбе, во избежание расшатывания защелки и приемника. Это запрещалось и в РККА по отношению к ППШ. Однако этот запрет очень часто нарушался в бою.

Некоторые «Суоми» снабжались двуногой сошкой возле дульного среза. Кроме того, была выпущена небольшая (примерно 500 экземпляров) партия «Суоми» для вооружения бункеров и других укреплённых объектов, которая имела пистолетную рукоятку вместо приклада, укороченный кожух ствола и специальный упор вблизи его дульного среза для стрельбы из амбразуры.

Характеристика

«Суоми» — эффективное и надёжное по меркам своего класса оружие, хорошо показавшее себя при эксплуатации в тяжёлых условиях, в частности, зимой в Финляндии, при экстремально низких температурах. Быстросменный ствол также оказался весьма полезным новшеством (до «Суоми» заменяемые стволы делали только у пулемётов), — хотя и не получившим широкого распространения, но всё же использовавшимся впоследствии на ряде удачных образцов пистолетов-пулемётов, вроде Uzi.

Несмотря на небольшой объём производства, умелое применение финнами своих «Суоми» во время Советско-финской войны 1939−1940 г. произвело большое впечатление на рядовой и командный состав РККА, по сути дав толчок к расширению производства и массовому снабжению армии этим видом оружия. Следует, однако, иметь в виду, что планы по расширению производства ПП имелись в СССР ещё до Финской войны, которая, таким образом, сыграла роль «катализатора» этого процесса (более подробно эта тема изложена в статье про пистолет-пулемёт Дегтярёва).

Из недостатков можно отметить достаточно большую массу оружия: автомат[1] с одним полностью снаряжённым барабанным магазином весит около 7 кг. Ещё одним минусом «Суоми» была высокая стоимость и сложность изготовления. В частности, из-за механизма вакуумного замедления затвора сам затвор, ствольная коробка и крышка ствольной коробки требовали при изготовлении очень точной механической обработки, что приводило к дополнительным затратам.

Во времена Зимней войны имело место ограниченное применение РККА автоматов Фёдорова. По свидетельствам участников боев, автоматы продемонстрировали неоспоримое преимущество над пистолетами-пулеметами финской армии. Любопытно, что стреляющее несравненно более мощным патроном оружие оказалось легче финского пистолета-пулемета.

Использование барабанного магазина большой ёмкости, как показала практика, большей частью неоправданно. Барабанный магазин существенно сложнее и дороже в производстве, при этом он менее надёжен, чем простые коробчатые. Он весит больше, чем несколько коробчатых магазинов той же общей вместимости, и существенно утяжеляет оружие. Время на смену магазина не так велико, а дополнительный запас патронов солдату удобнее носить в подсумке, а не непосредственно на оружии. Показательно, что в СССР, выпустив по образцу «Суоми» барабанные магазины для позднего варианта ППД и ППШ, уже на второй год Великой Отечественной войны снова вернулись к коробчатым магазинам,хотя на подавляющем большинстве фото военной и послевоенной хроники запечатлены упомянутые пистолет-пулеметы с барабанными магазинами.

Страны-эксплуатанты

Кроме того, несколько единиц "суоми" использовались в ходе гражданской войны в Испании 1936-1939 гг., однако источник их появления в Испании не установлен[3].

Галерея

  • KP/-31 с барабанным магазином и набором для чистки

  • Укороченная модель KP/-31 для стрельбы из бункера

  • KP/-31 с частично открытым магазином: видно расположение патронов

  • Закрытые и открытые барабанные магазины

  • Пистолет-пулемёт MP 43/44, швейцарская копия

  • Финские солдаты с пистолетом-пулемётом Suomi и панцерфаустами около подбитого советского танка

  • Финский стрелок с Suomi в засаде, Карельский перешеек

  • Прототип, пистолет-пулемёт Suomi KP/-26 с калибром 7,65 мм

См. также

Примечания

  1. ↑ До появления автоматов в современном значении этого слова, так в РККА именовали пистолеты-пулемёты, так что в таком контексте использование этого термина для обозначения ПП волне корректно.
  2. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 М.Р. Попенкер, М. Милчев. Вторая Мировая: война оружейников. М., Яуза - ЭКСМО, 2009. стр.301
  3. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 Suomi m/1931 // "War Machine", vol. 1, issue 6. 1983. page 103
  4. ↑ Н. Богданов. "Белое привидение" // журнал "Вокруг света", № 6, 1941. стр.17-19
  5. ↑ Kulsprutepistoler inom det svenska försvaret (швед.)
  6. ↑ 9-мм датский пистолет-пулемёт Madsen-Suomi P2 (Мадсен-Суоми П2) // журнал "Оружие", № 2, 2002 (спецвыпуск "Пехотное оружие Третьего рейха. Часть IV. Пистолеты-пулемёты")

Ссылки

Литература

  • Pk "Suomi" materjalosa, käsitsemine, hooldamine ja laskeharjutused. Kaitseliidu peastaabi väljaanne Tallinn, 1939

www-wikipediya.ru

Пистолет-пулемёт Суоми - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

(перенаправлено с «»)Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 января 2016; проверки требуют 8 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 января 2016; проверки требуют 8 правок. Suomi Тип: Страна: История службы Годы эксплуатации: Принят на вооружение: На вооружении: Войны и конфликты: История производства Конструктор: Разработан: Характеристики Масса, кг: Длина, мм: Длина ствола, мм: Патрон: Калибр, мм: Принципы работы: Скорострельность,выстрелов/мин: Начальная скоростьпули, м/с: Прицельная дальность, м: Вид боепитания: Прицел: Изображения на Викискладе:
пистолет-пулемёт Suomi с магазином на 70 патронов
Пистолет-пулемёт
Финляндия Финляндия
1931—1990-е
1931

Финляндия

Советско-финская война (1939—1940)Советско-финская кампания (1941—1944)Лапландская война
Аймо Лахти
1931 год
4,6 кг
870 мм
314 мм
9×19 мм Парабеллум7,65×17 мм
9; 7,65
свободный затвор
750—900
396
200 м
коробчатый магазин на 20, 36, 50 патронов; барабанный на 40 или 70 патронов
нерегулируемый, открытый, на 100 м, с откидной стойкой на 200 м
Suomi

Suomi-konepistooli M/31 (KP/-31, Suomi KP) — финский пистолет-пулемёт системы Аймо Лахти.

Находился на вооружении в Финляндии (с 1931 года) и ряде других стран, применялся в

encyclopaedia.bid