США приставили пистолет к виску России. Пистолет к виску


Камрань как пистолет к виску / Общество / Лента.co

   Читать оригинал публикации на vpk-news.ru   

После недавнего визита премьер-министра Вьетнама Нгуен Суан Фука в Россию приехала большая группа экспертов в сфере экономики. Они провели почти четырехчасовую встречу с экс-заместителем начальника строительства и расквартирования войск Министерства обороны генерал-лейтенантом Виктором Аистовым. Работающий ныне в столичном правительстве, он несколько лет руководил строительством советской военно-морской базы «Камрань». О чем шел разговор, намерена ли Россия вновь разместить там свои корабли?

– Виктор Федорович, как известно, Россия связывает повышение уровня защиты своих дальневосточных рубежей в первую очередь с обустройством острова Матуа, расположенного в средней группе Большой Курильской гряды. Но там всего-то 52 квадратных километра. К тому же остров значительно удален от населенных районов Сахалина и Камчатки, необитаем. Для его обустройства потребуются время, большие затраты. Другое дело обжитая и знакомая «Камрань»...

– Как военный человек считаю, что лишней обороноспособности не бывает. Все средства хороши для того, чтобы этот край, хоть и далекий, но нашенский, если перефразировать классика, жил мирно.

“ Морякам и летчикам, несущим службу в условиях тропиков, необходимо было быстро восстанавливать силы, и здесь это удавалось в полной мере ”

Что касается «Камрани», то база благодаря уникальным природным условиям считается одним из лучших глубоководных портов мира. Полуостров с севера и юга окружен множеством мелких островов с узким «горлом входа». Природная военная крепость. Общая площадь водной поверхности бухты – около 100 квадратных километров, глубина – до 32 метров. Все это позволяет одновременно встать на якорь 40 большим военным кораблям и грузоперевозчикам.

Еще в августе 1886 года корвет русского императорского флота «Витязь» под командованием капитана 1-го ранга Степана Осиповича Макарова, совершая кругосветное путешествие, посетил порт Камрань (тогда Пан-Ранг). Наши флотоводцы сразу оценили его достоинства и в течение многих лет отечественные корабли не раз бросали здесь якорь.

Строительство ВМБ в бухте первыми начали колониальные французские власти в 30-е годы. В результате войн в этих краях базой завладели японцы, потом снова французы. После их ухода в Южный Вьетнам вошли американцы. Они активно вмешались в политические процессы в стране. 20-летняя жесточайшая, наполненная жертвами и героизмом борьба завершилась победой народа Вьетнама. База «Камрань» была освобождена 26 апреля 1975 года. Надо сказать, американцы потрудились над ее обустройством. Соорудили аэродром с приличной (3,5 километра) взлетно-посадочной полосой, способной принимать самолеты всех типов, включая стратегические бомбардировщики. Появились жилой городок для летчиков, склады для боеприпасов и медицинского оборудования. В бухте Биня Ба возвели судоремонтные мастерские, проложили дороги. Несмотря на то, что база была тыловой, ее хорошо укрепили, особенно с моря. Здесь система дотов, связанных единой сетью управления огнем. У входа в бухту на господствующих высотах артиллерийские батареи. Естественно, позаботились и о противодиверсионной защите – объекты окружали многочисленными минными полями.

Президент США Линдон Джонсон дважды лично инспектировал базу: 26 октября 1966-го и 23 декабря 1967-го. Выступая перед своими солдатами и офицерами, заявил, что звездно-полосатый флаг над ней будет реять вечно...

– Как получилось, что там оказались корабли СССР?

– СССР, многие другие страны с большим сочувствием относились к борьбе вьетнамцев за независимость, оказывали им экономическую и военную помощь. Наша страна и союзники по Варшавскому договору поставили более 5600 противотанковых пушек, 316 боевых самолетов, 23 ЗРК С-75М, два ракетных полка С-125, почти 700 танков, более 70 кораблей и транспортных судов, другое вооружение и технику. В особо трудные для вьетнамских друзей моменты советское правительство направляло в Южно-Китайское море атомные подводные лодки и боевые корабли, что отрезвляюще действовало на агрессора.

Фото: academic.ru

Как только американцы ушли, мы сразу начали проявлять интерес к «Камрани». Первым советским моряком, чья нога ступила на базу, можно считать контр-адмирала Валентина Козлова, начальника Управления международного военно-технического сотрудничества ВМФ СССР. В декабре 1978-го, отправляясь с группой офицеров во Вьетнам, он получил указание главкома ВМФ Адмирала Флота Советского Союза Сергея Горшкова внимательно ознакомиться с состоянием «Камрани». Козлову также предстояло прозондировать отношение вьетнамцев к нашему желанию использовать ее советскими кораблями, несущими службу в Индийском и Тихом океанах. Он вспоминал впоследствии, что база его впечатлила своими сооружениями, растянувшимися почти на сто километров. У американцев там было все: бетонированные причалы, хорошо оборудованная судоремонтная мастерская, пирсы, аэродром с двумя взлетно-посадочными полосами, дороги...

2 мая 1979 года правительства СССР и Вьетнама подписали соглашение о совместном использовании базы в Камрани. Документ был рассчитан на четверть века, до 2004-го, с автоматическим продлением каждые последующие десять лет. В апреле 1979 года в Камрань зашел первый отряд советских кораблей под командованием капитана 1-го ранга Чериватого в составе БПК «Василий Чапаев», сторожевика СКР-4 и тральщика.

– Но вначале там базировался пункт материально-технического обеспечения?

– Да, это был 922-й ПМТО, в состав которого входили хотя и не очень боевые, но нужные и востребованные организации. Это службы: продовольственная, вещевая, финансовая, ГСМ, морская инженерная в виде отделения, КЭЧ, автомобильная рота, пожарный взвод, военно-морской госпиталь, поликлиника, полевое учреждение Центрального банка страны, филиал Военторга. Уже тогда позаботились об обеспечении электроэнергией (установили дизельную и газотурбинную станции), питьевой водой (с ней было напряженно), свежим хлебом. Построили хорошую пекарню, на запах которой сбегались свободные от службы и работы вьетнамцы.

Экипажи зашедших в порт кораблей ВМФ могли получать здесь все необходимые запасы, производили ремонт материальной части. Личный состав отдыхал, в том числе на прекрасных местных пляжах. Морякам и летчикам, несущим службу в условиях тропиков, необходимо было быстро восстанавливать силы, и здесь это удавалось в полной мере.

Но настоящая боевая служба началась после формирования в 1982 году 17-й оперативной эскадры. Она базировалась в основном в Камрани. Это сразу повысило ее статус до ВМБ.

– Формирование наших оперативно-тактических эскадр того времени – результат накала холодной войны?

– Да, но с нашей стороны это была вынужденная ответная мера. Большая вероятность нанесения внезапных ядерных ударов по СССР с авианосцев и атомных подводных лодок вынудила руководство нашей страны и Вооруженных Сил развернуть в Мировом океане мощные группировки советского Военно-морского флота, способные пресекать любую возможность «ударов исподтишка». Задачу возложили на оперативные эскадры.

Они вели наблюдение и слежение за авианосными, ракетными, другими группировками вероятного противника в готовности с началом боевых действий уничтожить его. Кроме того, много внимания уделялось разведке сил и средств противолодочной борьбы, вскрытию аналогичных действий противника. Важнейшая в то время задача – обеспечение безопасности советских самолетов и гражданских судов в зоне ответственности эскадры.

Вначале была создана 5-я оперативная эскадра, базировавшаяся в Средиземноморье, потом в Индийский океан вышла 8-я оперативная эскадра. Северный Ледовитый и Атлантический океаны стали местом службы кораблей 7-й оперативной эскадры. Постепенно ситуация в Мировом океане была взята под наш контроль. К примеру, в 1976 году на боевой службе находилось 38 подводных лодок с баллистическими ракетами, 30 многоцелевых АПЛ, 60 дизельных торпедных лодок и 111 крупных надводных кораблей. Представляете, какая сила! Что касается авиации, то в одном только 1985-м Военно-воздушные силы флотов совершили свыше 4500 самолетовылетов в океанскую зону.

Базирующаяся в Камрани 17-я оперативная эскадра взяла под свою опеку Тихий океан. В нее входили 38-я дивизия подводных лодок, 119-я бригада надводных кораблей, 255-й дивизион судов обеспечения, 300-й дивизион кораблей охраны водного района, 169-й отдельный смешанный авиационный полк, 501-й отряд борьбы с подводно-диверсионными силами и средствами, 1073-й узел связи, другие части и организации.

– Считается, что благодаря удобному расположению базы «Камрань» русская оперативная эскадра сумела «взять за кадык» Тихоокеанский флот США и, несмотря на гораздо меньшую по сравнению с ним численность, нейтрализовать угрозы.

– Я сторонник другого выражения: приставить пистолет к виску. Да, природная военная крепость Камрань была очень удобно расположена и это позволяло оперативно реагировать на все движения вероятного противника. В это время на Филиппинах, на расстоянии тысячи километров от нас находилась дюжина американских объектов: базы – среди них такие мощные, как «Субик-Бей» (военно-морская) и «Кларк» (авиационная), аэродромы, полигоны, учебные поля. Конечно, по численности кораблей, самолетов и боевым возможностям они превосходили нас, но мы брали не количеством, а качеством. Выучка была на очень высоком уровне.

Лишь один эпизод. В 169-м отдельном смешанном авиационном полку имелись только эскадрильи противокорабельных ракетоносцев, морских разведчиков-целеуказателей и вертолетный отряд. А истребителей не было, о чем хорошо знали американские летчики и вели себя безобразно. Они перехватывали наши самолеты в непосредственной близости от базы: опасно маневрировали, показывали непристойные жесты, резиновых женщин. С этим нахальством надо было кончать. Вначале из СССР прибыли летчики, потом истребители (на кораблях в разобранном виде). Самолеты, естественно, втайне от американцев собрали и опробовали. Системой ложных радиопередач, специально разработанных ради такого случая, ввели противника в заблуждение, параллельно сообщая о движении американских истребителей по проводному телефону, который, разумеется, не прослушивался. Наши заокеанские «друзья» даже не подозревали, что их ждет.

И вот на командный пункт 169-го авиаполка поступил сигнал об обнаружении американского истребителя на удалении ста километров. Навстречу ему взлетел командир эскадрильи подполковник Семеров. Он вначале удалился от «Фантома», а потом по наведению береговой РЛС на сверхмалой высоте начал сближение с объектом атаки. Подошел скрытно со стороны солнца, включил форсаж и начал набирать высоту с выходом на дистанцию удара. А затем уже в расчетной позиции включил бортовую РЛС, как бы начиная ракетную атаку. Американский пилот нашего истребителя не видел, но работу РЛС сразу ощутил. Он включил форсаж, на полной скорости совершил противоракетный маневр и исчез в направлении океана. Подобный прием наши летчики применяли еще несколько раз – и все. Больше никто советские самолеты над базой не перехватывал.

– Что удалось приспособить из американского наследства?

– В общем-то, немногое. Использовали после дооборудования взлетно-посадочную полосу. Остались после них, как говорят в таких случаях, сооружения причального фронта и акватории, впрочем, один из двух пирсов был поврежден взрывом, пришлось ремонтировать. Дороги тоже серьезно модернизировали – асфальтировали, обустроили ливневые отводные канавы.

Можно без преувеличения сказать, что мы построили новую базу. Большинство объектов возводили с нуля. Вот цифры: только в 1987-м, кстати, это год моего прибытия на базу, было сдано в эксплуатацию 440 (!) зданий и сооружений. В следующем, 1988 году – 28, в 1989-м – 131 объект.

“ Виктор Аистов: «Подобный прием наши летчики применяли несколько раз. Больше никто советские самолеты над базой не перехватывал» ”

В обустройстве территории мы продвинулись значительно дальше, чем французы и американцы. К примеру, сколько они ни бились над обеспечением базы пресной водой, так и не сумели решить проблему: возили «из-за моря» танкерами. А мы нашли на полуострове подходящее озеро, очистили его и проложили водопровод, организовали работу артезианских скважин.

Было построено несколько сотен зданий самого различного предназначения. Семь казарм, в которых разместился личный состав пункта материально-технического обеспечения и экипажей подводных лодок, две столовые в общей сложности на 500 посадочных мест. Обеспечили необходимыми помещениями авиацию базы (штаб, узел связи, казармы). Были построены военно-морской госпиталь на 100 коек, Дом интернациональной дружбы (культурный центр) с залом на 400 мест, кинотеатр для личного состава ПМТО, два спортивных городка, здание средней школы № 183 на 120 учеников, 16 жилых домов на 700 квартир.

Уже можно представить размах строительных работ, но это малая часть. Ведь кроме объектов обеспечивающих и тыловых служб была создана самая современная на то время материально-техническая база, позволявшая успешно решать задачи, ради которых, собственно, мы в Камрани и находились. Построены штаб эскадры, узел связи, арсенал для хранения и обслуживания ракетного вооружения, склады для ракет, мин авиационного полка, жидкого топлива (12 резервуаров и хранилищ). Создана современная система энергетического обеспечения: заработала центральная дизельная электростанция мощностью 24 тысячи киловатт, высоковольтные ЛЭП, необходимые трансформаторные подстанции. Были сооружены склады тылового обеспечения: два продовольственных, два вещевых, три для технического имущества, а также два холодильника емкостью 270 тонн.

Отмечу, что перечисленные объекты строились по самым передовым технологиям. К примеру, арсенал для хранения крылатых ракет создавался с учетом эксплуатации оружия в тропическом климате. В проект вложили все лучшее, накопленное в этой области. Имелись сооружения для хранения крылатых ракет, проведения регламентных работ, различные стенды. Такого арсенала у нашего флота еще не было. Но в связи с развалом СССР мы его так и не запустили, передали вьетнамской стороне.

– А кто строил – наши или вьетнамцы?

– В самом начале этим занимались военные строители Тихоокеанского флота. А потом все взял в свои руки 22-й Загрантехстрой Министерства обороны СССР. К сожалению, о нем до сих пор известно очень мало. Это была сильная, я бы даже сказал, могучая организация, которая построила во многих странах мира уникальные военные объекты. 22-й Загрантехстрой учредил в Камрани советскую строительно-монтажную организацию, которую мне выпала честь возглавлять.

Строили вместе с вьетнамцами. В период наиболее интенсивной работы (1987–1989) число сотрудников нашей организации составляло 2400–2500 человек. Вьетнамцы выделили для этих целей 394-ю военно-строительную бригаду численностью 4500–5000 человек.

– Потери личного состава в Камрани случались?

– За годы существования базы погибли 44 наших соотечественника и 176 вьетнамцев. Мы очень сильно переживали каждую утрату. Сейчас на полуострове создан мемориал, на котором выгравированы их имена. Среди них экипаж Ту-95, погибший 13 февраля 1985 года, пилоты и пассажиры Ан-12, потерпевшего крушение 8 июля 1989-го при заходе на посадку, летчики знаменитой пилотажной группы «Русские витязи», разбившиеся вблизи Камрани 12 декабря 1995 года, и другие.

Вообще война, хоть и называлась холодной, была кровопролитной. Мой сослуживец по «Камрани» контр-адмирал Николай Матюшин подсчитал, что в годы холодной войны наш флот потерял подводных лодок больше, чем в Русско-японскую, Первую мировую, Гражданскую и Советско-финляндскую вместе взятые.

– Почему мы ушли из Камрани и можем ли вернуться?

– Ушли потому, что в те годы наш ВМФ практически прекратил свою деятельность в Мировом океане. По поручению президента России Совет безопасности создал тогда специальную комиссию, которая пришла к выводу: «Камрань» нам не нужна.

Но заключенное в 1979 году соглашение не предусматривало досрочного разрыва, пришлось направлять специальную ноту. Процесс развода был окончательно завершен 2 мая 2002-го подписанием протокола о приеме-передаче объектов.

После нашего ухода вьетнамцы реконструировали взлетно-посадочную полосу и используют ее как международный аэропорт «Камрань». Что касается военно-морской составляющей – тут нет никаких препятствий, как мне кажется. Премьер-министр Нгуен Суан Фук отметил, что Российская Федерация – стратегический партнер Вьетнама и мы «должны использовать имеющийся потенциал, чтобы развиваться в интересах обеих стран». С таким отношением никакие проблемы не страшны.

– К вам приезжали вьетнамцы, о чем шел разговор?

– Сейчас Вьетнам становится все более открытой страной и туристический бизнес – одно из главных направлений развития экономики. Но есть проблема – экологическая. Вьетнамцы, которым десятилетиями с оружием в руках пришлось защищать свою независимость, просто не имели возможности уделять ей внимание. Москва принадлежит к тем мировым столицам, в которых проблема утилизации мусора, очистки сточных вод находится на высоком уровне, поэтому коллеги очень внимательно ознакомились с нашими технологиями. Думаю, будет востребован и опыт наших строителей, как гражданских, так и военных. Нет никакого сомнения в том, что Россия вновь вернется на военно-морскую базу «Камрань».

Опубликовано в выпуске № 27 (642) за 20 июля 2016 года

lenta.co

Камрань как пистолет к виску » Военное обозрение

После недавнего визита премьер-министра Вьетнама Нгуен Суан Фука в Россию приехала большая группа экспертов в сфере экономики. Они провели почти четырехчасовую встречу с экс-заместителем начальника строительства и расквартирования войск Министерства обороны генерал-лейтенантом Виктором Аистовым. Работающий ныне в столичном правительстве, он несколько лет руководил строительством советской военно-морской базы «Камрань». О чем шел разговор, намерена ли Россия вновь разместить там свои корабли?

– Виктор Федорович, как известно, Россия связывает повышение уровня защиты своих дальневосточных рубежей в первую очередь с обустройством острова Матуа, расположенного в средней группе Большой Курильской гряды. Но там всего-то 52 квадратных километра. К тому же остров значительно удален от населенных районов Сахалина и Камчатки, необитаем. Для его обустройства потребуются время, большие затраты. Другое дело обжитая и знакомая «Камрань»...

– Как военный человек считаю, что лишней обороноспособности не бывает. Все средства хороши для того, чтобы этот край, хоть и далекий, но нашенский, если перефразировать классика, жил мирно.

Что касается «Камрани», то база благодаря уникальным природным условиям считается одним из лучших глубоководных портов мира. Полуостров с севера и юга окружен множеством мелких островов с узким «горлом входа». Природная военная крепость. Общая площадь водной поверхности бухты – около 100 квадратных километров, глубина – до 32 метров. Все это позволяет одновременно встать на якорь 40 большим военным кораблям и грузоперевозчикам.

Еще в августе 1886 года корвет русского императорского флота «Витязь» под командованием капитана 1-го ранга Степана Осиповича Макарова, совершая кругосветное путешествие, посетил порт Камрань (тогда Пан-Ранг). Наши флотоводцы сразу оценили его достоинства и в течение многих лет отечественные корабли не раз бросали здесь якорь.

Строительство ВМБ в бухте первыми начали колониальные французские власти в 30-е годы. В результате войн в этих краях базой завладели японцы, потом снова французы. После их ухода в Южный Вьетнам вошли американцы. Они активно вмешались в политические процессы в стране. 20-летняя жесточайшая, наполненная жертвами и героизмом борьба завершилась победой народа Вьетнама. База «Камрань» была освобождена 26 апреля 1975 года. Надо сказать, американцы потрудились над ее обустройством. Соорудили аэродром с приличной (3,5 километра) взлетно-посадочной полосой, способной принимать самолеты всех типов, включая стратегические бомбардировщики. Появились жилой городок для летчиков, склады для боеприпасов и медицинского оборудования. В бухте Биня Ба возвели судоремонтные мастерские, проложили дороги. Несмотря на то, что база была тыловой, ее хорошо укрепили, особенно с моря. Здесь система дотов, связанных единой сетью управления огнем. У входа в бухту на господствующих высотах артиллерийские батареи. Естественно, позаботились и о противодиверсионной защите – объекты окружали многочисленными минными полями.

Президент США Линдон Джонсон дважды лично инспектировал базу: 26 октября 1966-го и 23 декабря 1967-го. Выступая перед своими солдатами и офицерами, заявил, что звездно-полосатый флаг над ней будет реять вечно...

– Как получилось, что там оказались корабли СССР?

– СССР, многие другие страны с большим сочувствием относились к борьбе вьетнамцев за независимость, оказывали им экономическую и военную помощь. Наша страна и союзники по Варшавскому договору поставили более 5600 противотанковых пушек, 316 боевых самолетов, 23 ЗРК С-75М, два ракетных полка С-125, почти 700 танков, более 70 кораблей и транспортных судов, другое вооружение и технику. В особо трудные для вьетнамских друзей моменты советское правительство направляло в Южно-Китайское море атомные подводные лодки и боевые корабли, что отрезвляюще действовало на агрессора.

Как только американцы ушли, мы сразу начали проявлять интерес к «Камрани». Первым советским моряком, чья нога ступила на базу, можно считать контр-адмирала Валентина Козлова, начальника Управления международного военно-технического сотрудничества ВМФ СССР. В декабре 1978-го, отправляясь с группой офицеров во Вьетнам, он получил указание главкома ВМФ Адмирала Флота Советского Союза Сергея Горшкова внимательно ознакомиться с состоянием «Камрани». Козлову также предстояло прозондировать отношение вьетнамцев к нашему желанию использовать ее советскими кораблями, несущими службу в Индийском и Тихом океанах. Он вспоминал впоследствии, что база его впечатлила своими сооружениями, растянувшимися почти на сто километров. У американцев там было все: бетонированные причалы, хорошо оборудованная судоремонтная мастерская, пирсы, аэродром с двумя взлетно-посадочными полосами, дороги...

2 мая 1979 года правительства СССР и Вьетнама подписали соглашение о совместном использовании базы в Камрани. Документ был рассчитан на четверть века, до 2004-го, с автоматическим продлением каждые последующие десять лет. В апреле 1979 года в Камрань зашел первый отряд советских кораблей под командованием капитана 1-го ранга Чериватого в составе БПК «Василий Чапаев», сторожевика СКР-4 и тральщика.

– Но вначале там базировался пункт материально-технического обеспечения?

– Да, это был 922-й ПМТО, в состав которого входили хотя и не очень боевые, но нужные и востребованные организации. Это службы: продовольственная, вещевая, финансовая, ГСМ, морская инженерная в виде отделения, КЭЧ, автомобильная рота, пожарный взвод, военно-морской госпиталь, поликлиника, полевое учреждение Центрального банка страны, филиал Военторга. Уже тогда позаботились об обеспечении электроэнергией (установили дизельную и газотурбинную станции), питьевой водой (с ней было напряженно), свежим хлебом. Построили хорошую пекарню, на запах которой сбегались свободные от службы и работы вьетнамцы.

Экипажи зашедших в порт кораблей ВМФ могли получать здесь все необходимые запасы, производили ремонт материальной части. Личный состав отдыхал, в том числе на прекрасных местных пляжах. Морякам и летчикам, несущим службу в условиях тропиков, необходимо было быстро восстанавливать силы, и здесь это удавалось в полной мере.

Но настоящая боевая служба началась после формирования в 1982 году 17-й оперативной эскадры. Она базировалась в основном в Камрани. Это сразу повысило ее статус до ВМБ.

– Формирование наших оперативно-тактических эскадр того времени – результат накала холодной войны?

– Да, но с нашей стороны это была вынужденная ответная мера. Большая вероятность нанесения внезапных ядерных ударов по СССР с авианосцев и атомных подводных лодок вынудила руководство нашей страны и Вооруженных Сил развернуть в Мировом океане мощные группировки советского Военно-морского флота, способные пресекать любую возможность «ударов исподтишка». Задачу возложили на оперативные эскадры.

Они вели наблюдение и слежение за авианосными, ракетными, другими группировками вероятного противника в готовности с началом боевых действий уничтожить его. Кроме того, много внимания уделялось разведке сил и средств противолодочной борьбы, вскрытию аналогичных действий противника. Важнейшая в то время задача – обеспечение безопасности советских самолетов и гражданских судов в зоне ответственности эскадры.

Вначале была создана 5-я оперативная эскадра, базировавшаяся в Средиземноморье, потом в Индийский океан вышла 8-я оперативная эскадра. Северный Ледовитый и Атлантический океаны стали местом службы кораблей 7-й оперативной эскадры. Постепенно ситуация в Мировом океане была взята под наш контроль. К примеру, в 1976 году на боевой службе находилось 38 подводных лодок с баллистическими ракетами, 30 многоцелевых АПЛ, 60 дизельных торпедных лодок и 111 крупных надводных кораблей. Представляете, какая сила! Что касается авиации, то в одном только 1985-м Военно-воздушные силы флотов совершили свыше 4500 самолетовылетов в океанскую зону.

Базирующаяся в Камрани 17-я оперативная эскадра взяла под свою опеку Тихий океан. В нее входили 38-я дивизия подводных лодок, 119-я бригада надводных кораблей, 255-й дивизион судов обеспечения, 300-й дивизион кораблей охраны водного района, 169-й отдельный смешанный авиационный полк, 501-й отряд борьбы с подводно-диверсионными силами и средствами, 1073-й узел связи, другие части и организации.

– Считается, что благодаря удобному расположению базы «Камрань» русская оперативная эскадра сумела «взять за кадык» Тихоокеанский флот США и, несмотря на гораздо меньшую по сравнению с ним численность, нейтрализовать угрозы.

– Я сторонник другого выражения: приставить пистолет к виску. Да, природная военная крепость Камрань была очень удобно расположена и это позволяло оперативно реагировать на все движения вероятного противника. В это время на Филиппинах, на расстоянии тысячи километров от нас находилась дюжина американских объектов: базы – среди них такие мощные, как «Субик-Бей» (военно-морская) и «Кларк» (авиационная), аэродромы, полигоны, учебные поля. Конечно, по численности кораблей, самолетов и боевым возможностям они превосходили нас, но мы брали не количеством, а качеством. Выучка была на очень высоком уровне.

Лишь один эпизод. В 169-м отдельном смешанном авиационном полку имелись только эскадрильи противокорабельных ракетоносцев, морских разведчиков-целеуказателей и вертолетный отряд. А истребителей не было, о чем хорошо знали американские летчики и вели себя безобразно. Они перехватывали наши самолеты в непосредственной близости от базы: опасно маневрировали, показывали непристойные жесты, резиновых женщин. С этим нахальством надо было кончать. Вначале из СССР прибыли летчики, потом истребители (на кораблях в разобранном виде). Самолеты, естественно, втайне от американцев собрали и опробовали. Системой ложных радиопередач, специально разработанных ради такого случая, ввели противника в заблуждение, параллельно сообщая о движении американских истребителей по проводному телефону, который, разумеется, не прослушивался. Наши заокеанские «друзья» даже не подозревали, что их ждет.

И вот на командный пункт 169-го авиаполка поступил сигнал об обнаружении американского истребителя на удалении ста километров. Навстречу ему взлетел командир эскадрильи подполковник Семеров. Он вначале удалился от «Фантома», а потом по наведению береговой РЛС на сверхмалой высоте начал сближение с объектом атаки. Подошел скрытно со стороны солнца, включил форсаж и начал набирать высоту с выходом на дистанцию удара. А затем уже в расчетной позиции включил бортовую РЛС, как бы начиная ракетную атаку. Американский пилот нашего истребителя не видел, но работу РЛС сразу ощутил. Он включил форсаж, на полной скорости совершил противоракетный маневр и исчез в направлении океана. Подобный прием наши летчики применяли еще несколько раз – и все. Больше никто советские самолеты над базой не перехватывал.

– Что удалось приспособить из американского наследства?

– В общем-то, немногое. Использовали после дооборудования взлетно-посадочную полосу. Остались после них, как говорят в таких случаях, сооружения причального фронта и акватории, впрочем, один из двух пирсов был поврежден взрывом, пришлось ремонтировать. Дороги тоже серьезно модернизировали – асфальтировали, обустроили ливневые отводные канавы.

Можно без преувеличения сказать, что мы построили новую базу. Большинство объектов возводили с нуля. Вот цифры: только в 1987-м, кстати, это год моего прибытия на базу, было сдано в эксплуатацию 440 (!) зданий и сооружений. В следующем, 1988 году – 28, в 1989-м – 131 объект.

В обустройстве территории мы продвинулись значительно дальше, чем французы и американцы. К примеру, сколько они ни бились над обеспечением базы пресной водой, так и не сумели решить проблему: возили «из-за моря» танкерами. А мы нашли на полуострове подходящее озеро, очистили его и проложили водопровод, организовали работу артезианских скважин.

Было построено несколько сотен зданий самого различного предназначения. Семь казарм, в которых разместился личный состав пункта материально-технического обеспечения и экипажей подводных лодок, две столовые в общей сложности на 500 посадочных мест. Обеспечили необходимыми помещениями авиацию базы (штаб, узел связи, казармы). Были построены военно-морской госпиталь на 100 коек, Дом интернациональной дружбы (культурный центр) с залом на 400 мест, кинотеатр для личного состава ПМТО, два спортивных городка, здание средней школы № 183 на 120 учеников, 16 жилых домов на 700 квартир.

Уже можно представить размах строительных работ, но это малая часть. Ведь кроме объектов обеспечивающих и тыловых служб была создана самая современная на то время материально-техническая база, позволявшая успешно решать задачи, ради которых, собственно, мы в Камрани и находились. Построены штаб эскадры, узел связи, арсенал для хранения и обслуживания ракетного вооружения, склады для ракет, мин авиационного полка, жидкого топлива (12 резервуаров и хранилищ). Создана современная система энергетического обеспечения: заработала центральная дизельная электростанция мощностью 24 тысячи киловатт, высоковольтные ЛЭП, необходимые трансформаторные подстанции. Были сооружены склады тылового обеспечения: два продовольственных, два вещевых, три для технического имущества, а также два холодильника емкостью 270 тонн.

Отмечу, что перечисленные объекты строились по самым передовым технологиям. К примеру, арсенал для хранения крылатых ракет создавался с учетом эксплуатации оружия в тропическом климате. В проект вложили все лучшее, накопленное в этой области. Имелись сооружения для хранения крылатых ракет, проведения регламентных работ, различные стенды. Такого арсенала у нашего флота еще не было. Но в связи с развалом СССР мы его так и не запустили, передали вьетнамской стороне.

– А кто строил – наши или вьетнамцы?

– В самом начале этим занимались военные строители Тихоокеанского флота. А потом все взял в свои руки 22-й Загрантехстрой Министерства обороны СССР. К сожалению, о нем до сих пор известно очень мало. Это была сильная, я бы даже сказал, могучая организация, которая построила во многих странах мира уникальные военные объекты. 22-й Загрантехстрой учредил в Камрани советскую строительно-монтажную организацию, которую мне выпала честь возглавлять.

Строили вместе с вьетнамцами. В период наиболее интенсивной работы (1987–1989) число сотрудников нашей организации составляло 2400–2500 человек. Вьетнамцы выделили для этих целей 394-ю военно-строительную бригаду численностью 4500–5000 человек.

– Потери личного состава в Камрани случались?

– За годы существования базы погибли 44 наших соотечественника и 176 вьетнамцев. Мы очень сильно переживали каждую утрату. Сейчас на полуострове создан мемориал, на котором выгравированы их имена. Среди них экипаж Ту-95, погибший 13 февраля 1985 года, пилоты и пассажиры Ан-12, потерпевшего крушение 8 июля 1989-го при заходе на посадку, летчики знаменитой пилотажной группы «Русские витязи», разбившиеся вблизи Камрани 12 декабря 1995 года, и другие.

Вообще война, хоть и называлась холодной, была кровопролитной. Мой сослуживец по «Камрани» контр-адмирал Николай Матюшин подсчитал, что в годы холодной войны наш флот потерял подводных лодок больше, чем в Русско-японскую, Первую мировую, Гражданскую и Советско-финляндскую вместе взятые.

– Почему мы ушли из Камрани и можем ли вернуться?

– Ушли потому, что в те годы наш ВМФ практически прекратил свою деятельность в Мировом океане. По поручению президента России Совет безопасности создал тогда специальную комиссию, которая пришла к выводу: «Камрань» нам не нужна.

Но заключенное в 1979 году соглашение не предусматривало досрочного разрыва, пришлось направлять специальную ноту. Процесс развода был окончательно завершен 2 мая 2002-го подписанием протокола о приеме-передаче объектов.

После нашего ухода вьетнамцы реконструировали взлетно-посадочную полосу и используют ее как международный аэропорт «Камрань». Что касается военно-морской составляющей – тут нет никаких препятствий, как мне кажется. Премьер-министр Нгуен Суан Фук отметил, что Российская Федерация – стратегический партнер Вьетнама и мы «должны использовать имеющийся потенциал, чтобы развиваться в интересах обеих стран». С таким отношением никакие проблемы не страшны.

– К вам приезжали вьетнамцы, о чем шел разговор?

– Сейчас Вьетнам становится все более открытой страной и туристический бизнес – одно из главных направлений развития экономики. Но есть проблема – экологическая. Вьетнамцы, которым десятилетиями с оружием в руках пришлось защищать свою независимость, просто не имели возможности уделять ей внимание. Москва принадлежит к тем мировым столицам, в которых проблема утилизации мусора, очистки сточных вод находится на высоком уровне, поэтому коллеги очень внимательно ознакомились с нашими технологиями. Думаю, будет востребован и опыт наших строителей, как гражданских, так и военных. Нет никакого сомнения в том, что Россия вновь вернется на военно-морскую базу «Камрань».

topwar.ru

Все приставили пистолеты к вискам друг друга

Журнал Foreign Policy — "Иностранная политика" — сравнил нынешние разборки вокруг, казалось бы, далёкого Катара с сараевскими выстрелами сто три года назад в наследника австрийского престола. Из-за них началась Первая мировая война. Сейчас, похоже, тоже все, как в гангстерском фильме, приставили пистолеты к вискам друг друга. И может полыхнуть. Тем более что за последние годы на Ближнем Востоке накопилось слишком много взрывоопасного.

Утром 5 июня восемь арабских стран — от Саудовской Аравии до Египта — объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Подданным Катара велено покинуть эти страны. Перекрыто также транспортное сообщение с эмиратом, включая поставки туда продовольствия.

Открытым текстом напоминаю: Катар — не только обладатель третьего в мире запаса природного газа — после нашей страны и Ирана. И не только претендент на информационное господство в арабском мире — через агентство "Аль-Джазира". Он ещё и спонсировал сирийскую вооружённую оппозицию, чтобы законная власть не мешала ему построить газопровод через Сирию и Турцию в Европу.

Вот почему Турция готова начать переброску войск в поддержку Катара: ей хочется доходов и от этого транзита. А там недолго до вовлечения в конфликт и Ирана, и Саудовской Аравии, и Афганистана. Да и у нас в этом регионе есть интересы. А уж Соединённые Государства Америки считают своим владением весь мир — и особенно свою главную бензоколонку. Запутанное, как арабская вязь, напряжение нарастает с каждым поддержанным СГА государственным переворотом, с каждой поставленной из СГА или с их позволения противотанковой ракетой для боевиков запрещённой — в том числе и в самих СГА — террористической группировки ИГИЛ. Полыхнуть может так, что все предыдущие войны покажутся мелким недоразумением. И виновников нашли заблаговременно. Угадайте, кого? Ну, конечно, русских хакеров.

Поводом для ухудшения отношений между ближайшими союзниками Вашингтона в Персидском заливе стал якобы фальшивый текст речи эмира Катара со словами о возможности налаживания отношений с Ираном. Телекомпания CNN выпустила очередную сенсацию. Мол, российские хакеры взломали новостные агентства Катара и вбросили этот текст. Неназванный источник якобы сообщил, что в последние месяцы технология фальшивых новостей использовалась на фоне прошедших президентских выборов во Франции, предстоящих парламентских выборов в нескольких странах.

Естественно, американская разведка и правоохранительные органы выразили беспокойство по поводу того, что за взломом стоят те же, кто "вмешались" в прошлогодние выборы президента СГА. Но минуточку внимания! За один день (!) американские спецслужбы установили не только след хакеров и их заказчиков, но и проследили связь этих всесильных людей с ходом и результатами выборов. Карманную кражу дольше расследуют! Но чего уж мелочиться. Русские хакеры — и вообще русские — во всём виноваты. Не признавать же, что заваренная американцами ближневосточная каша дозрела до взрывчатки. Ведь тогда придётся убирать из региона свои многочисленные военные базы. Замечать нарушение всех демократических норм в Саудовской Аравии. И вообще вести себя приличнее. Неужто Вашингтон пойдет на такое? Куда проще идти напролом — а там как получится… Российская Федерация то и дело предлагает организовать международную координацию борьбы с террором. Новую тегеранскую конференцию. Чтобы, как в сорок четвёртом, открыть Второй фронт и общими усилиями задавить террор в его гнезде. Западные "коллеги" хронически отказываются. Даже не обращают внимания на наши сведения о потенциальных преступниках — вроде братьев Царнаевых, взорвавших Бостонский марафон. Более того, выращивают террористов у себя — похоже, надеются, что зверь, выкормленный с рук, не будет эти руки кусать. Но с каждым новым терактом в Европе укусы всё болезненнее.

Вечером 3 июня микроавтобус прицельно сбил нескольких прохожих на Лондонском мосту в центре столицы. Одновременно у южного конца моста — на рынке Боро — боевики с ножами напали на сидевших в бистро. Уже выявлены преступники — мусульмане, придерживающиеся экстремистских взглядов. Террористическая группировка ИГИЛ взяла на себя ответственность за убийства. В Париже исламский экстремист напал на полицейского и прохожих с молотком прямо у собора Парижской Богоматери.

Президент Путин и на международных форумах, и в интервью открытым текстом говорит: без международного взаимодействия, без совместной борьбы с убийственной пропагандой, без мира со всеми законными властями террор будет процветать. Но Запад вместо нового Тегерана организует всё новые Мюнхены — соглашения о поощрении агрессоров. И сам ведёт информационную войну не против террористов, а против всех, кто с ними борется. 7 июня бывший директор Национальной разведки СГА Клэппер заявил, что русское вмешательство в американские выборы — величайший скандал в истории СГА. Он же 1 июня уверял, что русские генетически склонны к обману и извлечению выгоды.

Слышите! Русских объявили генетически опасными. Хитлером запахло. Но это хотя бы отставник. А вот действующий сенатор МакКейн на лавры Хитлера пока не претендует, но Обаму перещеголял: говорит, что мы опаснее ИГИЛ. Наши либероиды по этому поводу открытым текстом предлагают: давайте откажемся от всего, что Западу не нравится, — хоть от Крыма, хоть от ядерных ракет, — и нас примут в братскую семью. Ага, примут! Как в лихие девяностые принимали — в качестве подножного корма.

А о генетической неполноценности русских англосаксы рассуждали ещё в XIX веке. Хитлер пользовался готовой теорией. И его последователей Запад по сей день поддерживает.

Киевский горсовет переименовал проспект Генерала Ватутина, освобождавшего Киев от нацистов в 1943 году, в проспект Шухевича — капитана немецкой разведки, а затем главаря террористической группировки УПА, уничтожившей несколько сотен тысяч опасных для Германии людей на оккупированных ею землях.

fishki.net

Скачай своё музлишко Пистолет к виску музыка онлайн

1 . 2 . 3 . 4 .

Исполнитель: П.Зд.С

Исполнитель: ٩(●̮̮̃•̃)۶ Eternity

Исполнитель: Сплиф Мастер & Вася Белый

Исполнитель: Elvira T, Q-fast

Исполнитель: N1NT3ND0 Feat. Купэ

Исполнитель: ♥МАЛЯТКО, ТИ НАЙКРАЩА♥

Исполнитель: [zomp3 слушать]Elvira T, Q-fast

Исполнитель: [zomp3 слушать]Elvira T, Q-fast

Исполнитель: Elvira T

Исполнитель: Чёрный пистолет

Исполнитель: †/♥ Zaraza s Kavkaza †/♥

Исполнитель: Hofmann - Стук Сердца ( Хорошая песня!)

Исполнитель: TaeYang I'll Be There (Korean Version)

Исполнитель: →NiNtEnTo(Ноггано)

Исполнитель: Неизвестен

Исполнитель: Варя читает стих

Исполнитель: русский татарин

Исполнитель: чэрный пистолет

Исполнитель: башкирская шуточная

Исполнитель: Белый негр & D12

Исполнитель: Нинтендо (Ноггано) - Черный пистолет

Исполнитель: ┴═╦╕ Ноггано(Нинтендо) Feat.Купэ

Исполнитель: Денис Лирик ft Fara

Исполнитель: Папа у этого чела говорит чёрный что а патом сам уже читает реп про чёрный пистолет..

Исполнитель: Папа у этого чела говорит чёрный что а патом сам уже читает реп про чёрный пистолет..

Исполнитель: Денис Лирик feat Fara

Исполнитель: Люблю черный пистолет Хочу

Исполнитель: нагано feat. купе-черный пистолет

Исполнитель: Дубцова

Исполнитель: [muzmo слушать] Ноггано(Нинтендо) feat. Купэ

Исполнитель: чорний пистолет у Дiми чорний писталет

Исполнитель: Гагарина, Дубцова

Исполнитель: .MC Белый

Исполнитель: Robert Pattinson & Kristen Stewart

Исполнитель: Ногано

Исполнитель: черный пистолет рингтон

Исполнитель: Влад Цой-Чорний пистолет

Исполнитель: Чёрный пистолет

Исполнитель: ...

Исполнитель: Вот она какая-редкостная сука

Исполнитель: ВУльгарный ТоНН

Исполнитель: ....................

Исполнитель: Ирина Борисюк

Исполнитель: вам,кобели, посвящается...

Исполнитель: Жамиля ♥ Нургаянова

Исполнитель: Гагарина Полина и Дубцова Ирина

Исполнитель: И. Дубцова feat. П. Гагарина

Исполнитель: Полина Гагарина и Ирина Дубцова

Исполнитель: Полина Гагарина и Ирина Дубцова - Кому? Зачем?

Исполнитель: Полина Гагарина и Ирина Дубцова

muzlishko.ru

Камрань как пистолет к виску

После недавнего визита премьер-министра Вьетнама Нгуен Суан Фука в Россию приехала большая группа экспертов в сфере экономики. Они провели почти четырехчасовую встречу с экс-заместителем начальника строительства и расквартирования войск Министерства обороны генерал-лейтенантом Виктором Аистовым. Работающий ныне в столичном правительстве, он несколько лет руководил строительством советской военно-морской базы «Камрань». О чем шел разговор, намерена ли Россия вновь разместить там свои корабли?

– Виктор Федорович, как известно, Россия связывает повышение уровня защиты своих дальневосточных рубежей в первую очередь с обустройством острова Матуа, расположенного в средней группе Большой Курильской гряды. Но там всего-то 52 квадратных километра. К тому же остров значительно удален от населенных районов Сахалина и Камчатки, необитаем. Для его обустройства потребуются время, большие затраты. Другое дело обжитая и знакомая «Камрань»...

– Как военный человек считаю, что лишней обороноспособности не бывает. Все средства хороши для того, чтобы этот край, хоть и далекий, но нашенский, если перефразировать классика, жил мирно.

Что касается «Камрани», то база благодаря уникальным природным условиям считается одним из лучших глубоководных портов мира. Полуостров с севера и юга окружен множеством мелких островов с узким «горлом входа». Природная военная крепость. Общая площадь водной поверхности бухты – около 100 квадратных километров, глубина – до 32 метров. Все это позволяет одновременно встать на якорь 40 большим военным кораблям и грузоперевозчикам.

Еще в августе 1886 года корвет русского императорского флота «Витязь» под командованием капитана 1-го ранга Степана Осиповича Макарова, совершая кругосветное путешествие, посетил порт Камрань (тогда Пан-Ранг). Наши флотоводцы сразу оценили его достоинства и в течение многих лет отечественные корабли не раз бросали здесь якорь.

Строительство ВМБ в бухте первыми начали колониальные французские власти в 30-е годы. В результате войн в этих краях базой завладели японцы, потом снова французы. После их ухода в Южный Вьетнам вошли американцы. Они активно вмешались в политические процессы в стране. 20-летняя жесточайшая, наполненная жертвами и героизмом борьба завершилась победой народа Вьетнама. База «Камрань» была освобождена 26 апреля 1975 года. Надо сказать, американцы потрудились над ее обустройством. Соорудили аэродром с приличной (3,5 километра) взлетно-посадочной полосой, способной принимать самолеты всех типов, включая стратегические бомбардировщики. Появились жилой городок для летчиков, склады для боеприпасов и медицинского оборудования. В бухте Биня Ба возвели судоремонтные мастерские, проложили дороги. Несмотря на то, что база была тыловой, ее хорошо укрепили, особенно с моря. Здесь система дотов, связанных единой сетью управления огнем. У входа в бухту на господствующих высотах артиллерийские батареи. Естественно, позаботились и о противодиверсионной защите – объекты окружали многочисленными минными полями.

Президент США Линдон Джонсон дважды лично инспектировал базу: 26 октября 1966-го и 23 декабря 1967-го. Выступая перед своими солдатами и офицерами, заявил, что звездно-полосатый флаг над ней будет реять вечно...

– Как получилось, что там оказались корабли СССР?

– СССР, многие другие страны с большим сочувствием относились к борьбе вьетнамцев за независимость, оказывали им экономическую и военную помощь. Наша страна и союзники по Варшавскому договору поставили более 5600 противотанковых пушек, 316 боевых самолетов, 23 ЗРК С-75М, два ракетных полка С-125, почти 700 танков, более 70 кораблей и транспортных судов, другое вооружение и технику. В особо трудные для вьетнамских друзей моменты советское правительство направляло в Южно-Китайское море атомные подводные лодки и боевые корабли, что отрезвляюще действовало на агрессора.

Как только американцы ушли, мы сразу начали проявлять интерес к «Камрани». Первым советским моряком, чья нога ступила на базу, можно считать контр-адмирала Валентина Козлова, начальника Управления международного военно-технического сотрудничества ВМФ СССР. В декабре 1978-го, отправляясь с группой офицеров во Вьетнам, он получил указание главкома ВМФ Адмирала Флота Советского Союза Сергея Горшкова внимательно ознакомиться с состоянием «Камрани». Козлову также предстояло прозондировать отношение вьетнамцев к нашему желанию использовать ее советскими кораблями, несущими службу в Индийском и Тихом океанах. Он вспоминал впоследствии, что база его впечатлила своими сооружениями, растянувшимися почти на сто километров. У американцев там было все: бетонированные причалы, хорошо оборудованная судоремонтная мастерская, пирсы, аэродром с двумя взлетно-посадочными полосами, дороги...

2 мая 1979 года правительства СССР и Вьетнама подписали соглашение о совместном использовании базы в Камрани. Документ был рассчитан на четверть века, до 2004-го, с автоматическим продлением каждые последующие десять лет. В апреле 1979 года в Камрань зашел первый отряд советских кораблей под командованием капитана 1-го ранга Чериватого в составе БПК «Василий Чапаев», сторожевика СКР-4 и тральщика.

– Но вначале там базировался пункт материально-технического обеспечения?

– Да, это был 922-й ПМТО, в состав которого входили хотя и не очень боевые, но нужные и востребованные организации. Это службы: продовольственная, вещевая, финансовая, ГСМ, морская инженерная в виде отделения, КЭЧ, автомобильная рота, пожарный взвод, военно-морской госпиталь, поликлиника, полевое учреждение Центрального банка страны, филиал Военторга. Уже тогда позаботились об обеспечении электроэнергией (установили дизельную и газотурбинную станции), питьевой водой (с ней было напряженно), свежим хлебом. Построили хорошую пекарню, на запах которой сбегались свободные от службы и работы вьетнамцы.

Экипажи зашедших в порт кораблей ВМФ могли получать здесь все необходимые запасы, производили ремонт материальной части. Личный состав отдыхал, в том числе на прекрасных местных пляжах. Морякам и летчикам, несущим службу в условиях тропиков, необходимо было быстро восстанавливать силы, и здесь это удавалось в полной мере.

Но настоящая боевая служба началась после формирования в 1982 году 17-й оперативной эскадры. Она базировалась в основном в Камрани. Это сразу повысило ее статус до ВМБ.

– Формирование наших оперативно-тактических эскадр того времени – результат накала холодной войны?

– Да, но с нашей стороны это была вынужденная ответная мера. Большая вероятность нанесения внезапных ядерных ударов по СССР с авианосцев и атомных подводных лодок вынудила руководство нашей страны и Вооруженных Сил развернуть в Мировом океане мощные группировки советского Военно-морского флота, способные пресекать любую возможность «ударов исподтишка». Задачу возложили на оперативные эскадры.

Они вели наблюдение и слежение за авианосными, ракетными, другими группировками вероятного противника в готовности с началом боевых действий уничтожить его. Кроме того, много внимания уделялось разведке сил и средств противолодочной борьбы, вскрытию аналогичных действий противника. Важнейшая в то время задача – обеспечение безопасности советских самолетов и гражданских судов в зоне ответственности эскадры.

Вначале была создана 5-я оперативная эскадра, базировавшаяся в Средиземноморье, потом в Индийский океан вышла 8-я оперативная эскадра. Северный Ледовитый и Атлантический океаны стали местом службы кораблей 7-й оперативной эскадры. Постепенно ситуация в Мировом океане была взята под наш контроль. К примеру, в 1976 году на боевой службе находилось 38 подводных лодок с баллистическими ракетами, 30 многоцелевых АПЛ, 60 дизельных торпедных лодок и 111 крупных надводных кораблей. Представляете, какая сила! Что касается авиации, то в одном только 1985-м Военно-воздушные силы флотов совершили свыше 4500 самолетовылетов в океанскую зону.

Базирующаяся в Камрани 17-я оперативная эскадра взяла под свою опеку Тихий океан. В нее входили 38-я дивизия подводных лодок, 119-я бригада надводных кораблей, 255-й дивизион судов обеспечения, 300-й дивизион кораблей охраны водного района, 169-й отдельный смешанный авиационный полк, 501-й отряд борьбы с подводно-диверсионными силами и средствами, 1073-й узел связи, другие части и организации.

– Считается, что благодаря удобному расположению базы «Камрань» русская оперативная эскадра сумела «взять за кадык» Тихоокеанский флот США и, несмотря на гораздо меньшую по сравнению с ним численность, нейтрализовать угрозы.

– Я сторонник другого выражения: приставить пистолет к виску. Да, природная военная крепость Камрань была очень удобно расположена и это позволяло оперативно реагировать на все движения вероятного противника. В это время на Филиппинах, на расстоянии тысячи километров от нас находилась дюжина американских объектов: базы – среди них такие мощные, как «Субик-Бей» (военно-морская) и «Кларк» (авиационная), аэродромы, полигоны, учебные поля. Конечно, по численности кораблей, самолетов и боевым возможностям они превосходили нас, но мы брали не количеством, а качеством. Выучка была на очень высоком уровне.

Лишь один эпизод. В 169-м отдельном смешанном авиационном полку имелись только эскадрильи противокорабельных ракетоносцев, морских разведчиков-целеуказателей и вертолетный отряд. А истребителей не было, о чем хорошо знали американские летчики и вели себя безобразно. Они перехватывали наши самолеты в непосредственной близости от базы: опасно маневрировали, показывали непристойные жесты, резиновых женщин. С этим нахальством надо было кончать. Вначале из СССР прибыли летчики, потом истребители (на кораблях в разобранном виде). Самолеты, естественно, втайне от американцев собрали и опробовали. Системой ложных радиопередач, специально разработанных ради такого случая, ввели противника в заблуждение, параллельно сообщая о движении американских истребителей по проводному телефону, который, разумеется, не прослушивался. Наши заокеанские «друзья» даже не подозревали, что их ждет.

И вот на командный пункт 169-го авиаполка поступил сигнал об обнаружении американского истребителя на удалении ста километров. Навстречу ему взлетел командир эскадрильи подполковник Семеров. Он вначале удалился от «Фантома», а потом по наведению береговой РЛС на сверхмалой высоте начал сближение с объектом атаки. Подошел скрытно со стороны солнца, включил форсаж и начал набирать высоту с выходом на дистанцию удара. А затем уже в расчетной позиции включил бортовую РЛС, как бы начиная ракетную атаку. Американский пилот нашего истребителя не видел, но работу РЛС сразу ощутил. Он включил форсаж, на полной скорости совершил противоракетный маневр и исчез в направлении океана. Подобный прием наши летчики применяли еще несколько раз – и все. Больше никто советские самолеты над базой не перехватывал.

– Что удалось приспособить из американского наследства?

– В общем-то, немногое. Использовали после дооборудования взлетно-посадочную полосу. Остались после них, как говорят в таких случаях, сооружения причального фронта и акватории, впрочем, один из двух пирсов был поврежден взрывом, пришлось ремонтировать. Дороги тоже серьезно модернизировали – асфальтировали, обустроили ливневые отводные канавы.

Можно без преувеличения сказать, что мы построили новую базу. Большинство объектов возводили с нуля. Вот цифры: только в 1987-м, кстати, это год моего прибытия на базу, было сдано в эксплуатацию 440 (!) зданий и сооружений. В следующем, 1988 году – 28, в 1989-м – 131 объект.

В обустройстве территории мы продвинулись значительно дальше, чем французы и американцы. К примеру, сколько они ни бились над обеспечением базы пресной водой, так и не сумели решить проблему: возили «из-за моря» танкерами. А мы нашли на полуострове подходящее озеро, очистили его и проложили водопровод, организовали работу артезианских скважин.

Было построено несколько сотен зданий самого различного предназначения. Семь казарм, в которых разместился личный состав пункта материально-технического обеспечения и экипажей подводных лодок, две столовые в общей сложности на 500 посадочных мест. Обеспечили необходимыми помещениями авиацию базы (штаб, узел связи, казармы). Были построены военно-морской госпиталь на 100 коек, Дом интернациональной дружбы (культурный центр) с залом на 400 мест, кинотеатр для личного состава ПМТО, два спортивных городка, здание средней школы № 183 на 120 учеников, 16 жилых домов на 700 квартир.

Уже можно представить размах строительных работ, но это малая часть. Ведь кроме объектов обеспечивающих и тыловых служб была создана самая современная на то время материально-техническая база, позволявшая успешно решать задачи, ради которых, собственно, мы в Камрани и находились. Построены штаб эскадры, узел связи, арсенал для хранения и обслуживания ракетного вооружения, склады для ракет, мин авиационного полка, жидкого топлива (12 резервуаров и хранилищ). Создана современная система энергетического обеспечения: заработала центральная дизельная электростанция мощностью 24 тысячи киловатт, высоковольтные ЛЭП, необходимые трансформаторные подстанции. Были сооружены склады тылового обеспечения: два продовольственных, два вещевых, три для технического имущества, а также два холодильника емкостью 270 тонн.

Отмечу, что перечисленные объекты строились по самым передовым технологиям. К примеру, арсенал для хранения крылатых ракет создавался с учетом эксплуатации оружия в тропическом климате. В проект вложили все лучшее, накопленное в этой области. Имелись сооружения для хранения крылатых ракет, проведения регламентных работ, различные стенды. Такого арсенала у нашего флота еще не было. Но в связи с развалом СССР мы его так и не запустили, передали вьетнамской стороне.

– А кто строил – наши или вьетнамцы?

– В самом начале этим занимались военные строители Тихоокеанского флота. А потом все взял в свои руки 22-й Загрантехстрой Министерства обороны СССР. К сожалению, о нем до сих пор известно очень мало. Это была сильная, я бы даже сказал, могучая организация, которая построила во многих странах мира уникальные военные объекты. 22-й Загрантехстрой учредил в Камрани советскую строительно-монтажную организацию, которую мне выпала честь возглавлять.

Строили вместе с вьетнамцами. В период наиболее интенсивной работы (1987–1989) число сотрудников нашей организации составляло 2400–2500 человек. Вьетнамцы выделили для этих целей 394-ю военно-строительную бригаду численностью 4500–5000 человек.

– Потери личного состава в Камрани случались?

– За годы существования базы погибли 44 наших соотечественника и 176 вьетнамцев. Мы очень сильно переживали каждую утрату. Сейчас на полуострове создан мемориал, на котором выгравированы их имена. Среди них экипаж Ту-95, погибший 13 февраля 1985 года, пилоты и пассажиры Ан-12, потерпевшего крушение 8 июля 1989-го при заходе на посадку, летчики знаменитой пилотажной группы «Русские витязи», разбившиеся вблизи Камрани 12 декабря 1995 года, и другие.

Вообще война, хоть и называлась холодной, была кровопролитной. Мой сослуживец по «Камрани» контр-адмирал Николай Матюшин подсчитал, что в годы холодной войны наш флот потерял подводных лодок больше, чем в Русско-японскую, Первую мировую, Гражданскую и Советско-финляндскую вместе взятые.

– Почему мы ушли из Камрани и можем ли вернуться?– Ушли потому, что в те годы наш ВМФ практически прекратил свою деятельность в Мировом океане. По поручению президента России Совет безопасности создал тогда специальную комиссию, которая пришла к выводу: «Камрань» нам не нужна.

Но заключенное в 1979 году соглашение не предусматривало досрочного разрыва, пришлось направлять специальную ноту. Процесс развода был окончательно завершен 2 мая 2002-го подписанием протокола о приеме-передаче объектов.

После нашего ухода вьетнамцы реконструировали взлетно-посадочную полосу и используют ее как международный аэропорт «Камрань». Что касается военно-морской составляющей – тут нет никаких препятствий, как мне кажется. Премьер-министр Нгуен Суан Фук отметил, что Российская Федерация – стратегический партнер Вьетнама и мы «должны использовать имеющийся потенциал, чтобы развиваться в интересах обеих стран». С таким отношением никакие проблемы не страшны.

– К вам приезжали вьетнамцы, о чем шел разговор?

– Сейчас Вьетнам становится все более открытой страной и туристический бизнес – одно из главных направлений развития экономики. Но есть проблема – экологическая. Вьетнамцы, которым десятилетиями с оружием в руках пришлось защищать свою независимость, просто не имели возможности уделять ей внимание. Москва принадлежит к тем мировым столицам, в которых проблема утилизации мусора, очистки сточных вод находится на высоком уровне, поэтому коллеги очень внимательно ознакомились с нашими технологиями. Думаю, будет востребован и опыт наших строителей, как гражданских, так и военных. Нет никакого сомнения в том, что Россия вновь вернется на военно-морскую базу «Камрань».

nk.org.ua

США приставили пистолет к виску России

В пятницу, 12 декабря, конгресс США – Сенат и Палата представителей – приняли «Акт о поддержке свободы Украины» (Ukraine Freedom Support Act of 2014). Документ предусматривает предоставление военной и экономической помощи Киеву, а также открывает возможности для введения новых санкций в отношении Москвы. Ожидается, что «Акт» уже в ближайшее время подпишет президент США Барак Обама.

Вот как выглядят ключевые положения законопроекта:

– Президент США наделяется правом вводить санкции против иностранных граждан и компаний, которые инвестируют в проекты российского топливно-энергетического комплекса (ТЭК) по нетрадиционной добыче нефти, и получает широкие полномочия по введению новых ограничений на экспорт оборудования для российского ТЭКа.

– Президенту США «следует» ввести дополнительные санкции против «Газпрома», если «он (президент) решит, что «Газпром» забирает значительные объемы газа у стран, входящих в НАТО, а также у Украины, Молдавии и Грузии».

– Законопроект обязывает президента США вводить ограничения в отношении компаний российского ВПК (в тексте отдельно упомянут «Рособоронэкспорт»), если Россия поставит вооружения на какую-либо территорию «без соответствующего разрешения со стороны международно-признанного правительства этой страны». Таким образом, поводом для введения санкций может стать размещение вооружений в Крыму, а также сотрудничество Москвы в военной сфере с Абхазией и Южной Осетией.

– Законопроект наделяет США правом отправить на Украину военных консультантов и начать снабжать украинскую армию оружием (в первую очередь противотанковым, бронебойным и стрелковым, а также боеприпасами). На осуществление этих целей властям США разрешается израсходовать $350 млн. Кроме того, исполнительные органы США должны помочь Украине переориентировать военный экспорт с России на другие рынки.

– Законопроект наделил профильные ведомства США правом израсходовать $50 млн. на оказание Киеву поддержки при модернизации газотранспортной системы Украины и снижению зависимости от импорта российского газа.

– Еще $20 млн. американские законодатели предлагают потратить на демократизацию системы управления в России, развитие верховенства закона, усиление политических партий и гражданских НКО, расширение доступа россиян в интернет и к независимым СМИ.

– Для борьбы с «российской пропагандой» предлагается существенно увеличить объем вещания радиостанций «Голос Америки» и «Свобода» в странах бывшего СССР.

Надо отметить, что первоначальный вариант «Акта о поддержке свободы Украины» был еще более жестким.

В частности, в нем содержался пункт о «Кодификации исполнительных указов, введенных в связи с украинским кризисом». Он означал, что введенные президентом США временные санкции в отношении России приобретали статус постоянно действующих. Отменить их можно было бы только в одном случае: если президент представил бы Конгрессу доказательства, что Россия отказалась от «организации, поддержки или финансирования актов, направленных на подрыв мира, безопасности, стабильности, суверенитета или территориальной целостности» Украины, Грузии и Молдавии. С учетом позиции США по Крыму это означало бы, что санкции вводились бы на десятилетия, если не навсегда.

Кроме того, из итогового текста исчез пункт о наделении Украины, Грузии и Молдавии статусом «основных союзников США вне НАТО».

Тем не менее, законопроект вызвал резкую реакцию в МИДе РФ. Представитель ведомства Александр Лукашевич заявил, что акт подводит «под двусторонние отношения мощную мину, сопоставимую с пресловутой поправкой Джексона – Вэника, которая была принята в 1974 году и несколько десятилетий мешала сотрудничеству».

А глава комитета Госдумы РФ по международным делам Алексей Пушков охарактеризовал американский законопроект как «юридическое оформление новой односторонней холодной войны», цель которой – «отторжение от России тех государств, которые находились с ней в близких отношениях».

Что на деле стоит за принятием «Акта о поддержке свободы Украины», и чем он грозит России?

– Принятие «Акта» говорит о готовности США биться с нами за Украину до конца, – уверен военный эксперт Виктор Мясников. – Полное отторжение Украины и создание в ней военного форпоста НАТО и США наносит сильнейший удар по безопасности России. Напомню, от Луганской области до Москвы – всего 500 километров. Это несколько минут подлетного времени для ракет. В итоге, Россия будет жить с заряженным пистолетом у виска.

Эта цель и объясняет яростные попытки давления на РФ – экономического, дипломатического, психологического – со стороны США. Американцы, по сути, пытаются осадить Россию – превратить ее в проигравшую сторону, которая должна знать свое место.

– Американцы готовы выделить $350 млн. на поставку оружия Киеву. Это много или мало?

– Это вполне достаточная сумма для локальной войны. На эти деньги можно закупить, например, не одну тысячу управляемых ракет. И, в первую очередь, это оружие будет использовано Киевом для наступательных действий.

Украинской президент Петр Порошенко, Минобороны Украины и американские советники, видимо, решили отложить генеральное наступление на Новороссию до весны. Зимой украинская армия воевать не способна, кроме того, Киеву сейчас нужны деньги на поддержку экономики и ЖКХ, чтобы страна банально не замерзла, и на волне недовольства не возник новый Майдан.

Но наступление Киев прочно держит в уме. На днях украинский министр обороны Степан Полторак заявил, что «незалежной» необходимо удвоить оборонный бюджет и довести его до трех млрд. долларов, чтобы успешно бороться с «сепаратистами» на Востоке страны. Полторак также заявил, что в 2015 году планируется призвать на службу 45 тысяч человек, а еще 10 тысяч пойдут служить по контракту.

На деле, все идет к тому, чтобы к весне подготовить украинскую армию для наступления. Причем сейчас, когда на Украине объявлена четвертая по счету мобилизация, упор делается на призыв в армию специалистов – артиллеристов, танкистов.

Американские $350 млн. укладываются в эту концепцию подготовки к войне. Думаю, США не будут тянуть с финансированием, и сразу после Нового года начнут поставки вооружений Украине. А поскольку их нужно еще освоить, в «незалежную» отправятся американские военные инструкторы. Возможно, к ним добавятся инструкторы из других западных стран. И точно так же, как в Ливии, где в боях негласно участвовали несколько тысяч натовцев, зарубежные воинские контингенты, вероятно, будут подтянуты и на Украину.

– Если Киев перейдет в наступление весной, подкрепленный вооружениями и специалистами из США, каковы шансы, что Новороссия выстоит?

– Россия не может позволить создать у себя под боком смертельно опасный плацдарм. Поэтому Новороссия останется. В данном случае не следует отрывать Новороссию от интересов России, и не следует рассматривать события на Украине как чисто украинские. На деле, идет сражением между США и РФ, в котором украинцы используются американцами как разменные пешки.

Проиграть в такой ситуации для России означает проиграть будущее. Американцы это прекрасно понимают, и провоцируют РФ на вступление в открытые боевые действия, чтобы окончательно ввергнуть мир в холодную войну, а также нанести непоправимый ущерб не только России, но и своему главному конкуренту – Евросоюзу. Тогда у США останется только один соперник в мире – Китай. Именно с этой точки зрения нужно рассматривать нынешние события и принятие «Акта о поддержке свободы Украины»…

– Соединенные Штаты в последнее время явно показывали, что не довольны российской политикой, – отмечает доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО (У) МИД РФ, главный редактор журнала «БОЛЬШАЯ ИГРА: политика, бизнес, безопасность в Центральной Азии» Иван Сафранчук. – Барак Обама неоднократно заявлял, что хотел бы скорректировать политику РФ. А в выступлениях отдельных представителей Белого дома и множества американских экспертов звучали тезисы о том, что корректировка российской политики взаимосвязана с изменением власти в России. Об этом не говорилось в открытую, но почти подразумевалось, что, с американской точки зрения, России проводит неправильную политику потому, что у нее неправильное руководство. Эта позиция была всего в полушаге от позиции смены режима в РФ.

С принятием «Акта о поддержке свободы Украины», на мой взгляд, американцы делают еще шаг в этом направлении. Раньше им не нравилась российская политика, потом – российская власть, а теперь США фактически переходят к тезису, что проблема заключается в России как таковой. Поэтому «Акт» можно трактовать, как перевод РФ в новую категорию – промежуточную между геополитическим соперником и открытым врагом.

Для меня непонятно, почему имеет место постоянная эскалация американской позиции. Никакого существенного ухудшения обстановки на Юго-Востоке Украины нет. Как минимум, там не происходит эскалации конфликта – напротив, постепенно, медленно идет его деэскалация. Есть и минский процесс, который движется вперед. Почему на этом фоне США фактически переводят нашу страну в разряд врага, а Украину – в разряд друга, который этому врагу противостоит?

Возможно, правы те, кто говорят, что США заинтересованы в дальнейшем обострении ситуации, и провоцируют Россию на все более жесткое поведение. Если так, это означает полный провал внешней политики Барака Обамы, поскольку он не смог иметь дело с более-менее самостоятельной Россией. Оказывается, американскому политическому классу Россия видится либо немым и послушным помощником США, либо открытым врагом. И никакой более-менее самостоятельной роли в мире, которую американцы готовы признать за другими государствами – Китаем, Индией, Францией, Германией – они для России не видят.

Либо, повторюсь, немой и послушный режим в Москве, либо Россия – открытый враг. Очень странно, что Обама идет на поводу у такой радикальной точки зрения.

– К чему приведет перевод России в категорию «почти врага» США?

– Думаю, США настолько далеко зашли – и на уровне риторики, и на уровне законов, – что процесс ужесточения позиции в отношении РФ почти необратим. Его можно, наверное, заморозить, но обратить вспять почти невозможно – по крайней мере, в обозримом будущем.

Соединенные Штаты пытаются просто закрыть опцию нормальных отношений с Россией, поэтому говорить с ними остается практически не о чем. Правда, нам есть о чем говорить с Европой, но Европа на протяжении всего 2014 года не демонстрировала готовности к самостоятельной позиции. Остается надеяться, что европейцы самостоятельность все же проявят…

/Андрей Полунин, svpressa.ru/

army-news.ru

пистолет к вискам - Translation into English - examples Russian

These examples may contain rude words based on your search.

These examples may contain colloquial words based on your search.

Представить пистолет к вискам и забрызгать стену мозгами.

Suggest an example

Other results

Эйлинг приставил пистолет к виску Штейна.

Подношу пистолет к виску и стреляю.

Я тебе пистолета к виску не приставляю.

Никто тебе пистолет к виску не приставлял.

Я живу здесь всего лишь месяц, и уже хочу приложить пистолет к виску.

Однажды г-н Т. приставил пистолет к виску автора и угрожал застрелить его.

Я думаю, нам приставили пистолет к виску, и мы не можем ждать суда.

2.6 Г-н Бруно Сандрас, родившийся 4 августа 1961 года, утверждает, что ему угрожали, приставив пистолет к виску, и что он оказался на дне фургона под телами других задержанных.

2.6 Mr. Bruno Sandras, born on 4 August 1961, states that he was threatened with a pistol against his temple and that he was flat on the floor of the van with others on top of him.

Ты не поймешь, что такое смерть, пока не приставишь пистолет к виску.

Вы приставили мне пистолет к виску, а я приставил к вашему.

Если только у него не был пистолет приставлен к виску.

Он приставил пистолет к твоему виску, и заставил курить траву.

Ты когда-нибудь приставлял пистолет к своему виску?

Вам придется приставить пистолет к его виску, чтобы он что-то сделал.

Но Мён Воль неожиданно поднесла пистолет к своему виску.

Если вы приставите пистолет к моему виску, то я скажу, что весь офис вышел из-под контроля.

Well, if you put a gun to my head, I would have to say this office is spinning out of control.

Если только у него не был пистолет приставлен к виску.

А приставить к виску пистолет духу не хватает.

context.reverso.net