Колесцовые пистолеты Ганса Херла. Допельфастер пистолет


Колесцовый пистолет | ВикиВоины | FANDOM powered by Wikia

Колесцовый пистолет

Саксонский колесцовый пистолет. Реплика 1564 года.

Время:

XVI - XVIII века

Вес (без патронов, кг):

1 - 2 кг

Длина (мм):

350 - 650 мм

Тип урона:

Пулевой

Калибр:

10 - 13 мм

Применяемый патрон:

Крушлая свинцовая пуля

УСМ:

Искровый колесцовый замок

Темп стрельбы (в минуту):

3 выстрела в минуту

Начальная скорость пули (м/с):

120 - 150 м/с

Прицельная дальность (м):

20 - 25 метров

Емкость магазина:

Однозарядный

Происхождение:

Германия

Область Применения:

Европа

Пользователи:

Колесцовый пистолет — огнестрельное оружие для одной руки,способное произвести мгновенный выстрел.

На протяжении почти всей истории пистолета с колесцовым замком господствует влияние крупных германских центров производства оружия, в частности Аугсбурга и Нюрнберга. Германские пистолеты часто имеют опознавательные знаки и в течение XVI столетия в основном датировались, так что о них известно достаточно много.

С другой стороны, сравнительно мало известно о пистолетах, произведенных до XVII в. в других местах, главным образом потому, что сильное стилистическое сходство с германскими изделиями и отсутствие отличительных торговых марок затрудняет их выявление. Поэтому почти все стили, описанные в этом разделе, произведены в Германии, если нет какого-то иного упоминания.

Как отмечалось в предыдущем разделе, самые ранние из известных пистолетов с колесцовым замком датируются 1530-ми гг. Они внешними очертаниями похожи на современное им длинное ружье с его продолговатыми щеками, сама рукоятка иногда имеет внизу зазубрины для пальцев, либо у нее может быть узкий захват, как у булавы, образующий продолжение линии ствола. У этого последнего типа захват обычно расширяется, вырезается в виде раздвоенного "козлиного копыта" или рыбьего хвоста или каким-либо иным образом заканчивается в виде маленького набалдашника. К 1550 г. обе формы были в основном вытеснены, но в конце XVI столетия была введена более стройная и элегантная версия сравнительно прямого типа пистолета, и она оставалась популярной вплоть до середины XVII в. До конца XVI столетия время от времени выпускались пистолеты в форме миниатюрных длинных ружей, потом им добавили приклад, хотя они и были слишком малы, чтобы стрелять с плеча.

В середине XVI столетия появились две основные формы приклада. Оба они были достаточно прямы, но один был устроен под небольшим углом к линии ствола и расширялся в задней части, где завершался либо прямым затылком приклада, либо переходил в набалдашник угловатой формы. Другой тип приклада, который стал по-настоящему популярен, имел значительно больший угол затылка и заканчивался набалдашником сплюснутой шаровидной формы, поначалу совсем небольшим, но затем, к 1580 г., ставшим очень большим.

Пистолеты с шаровидным прикладом, известные в Германии как пуфферы, оставались популярными до конча XVII столетия. Это было главным образом оружие кавалеристов, предназначенное для ношения в седельной кобуре, иногда по четыре-пять штук одновременно. Почти наверняка большой шаровидный набалдашник должен был быть удобен для выхватывания пистолета из кобуры. Несмотря на широко распространенное убеждение в обратном, он производился вовсе не для того, чтобы использоваться в качестве дубинки после того, как выстрел произведен. Для этой цели вся его конструкция была слишком хрупкой.

Ольстры (кобуры) пистолетов, XVII век.

Хотя большинство пистолетов XVI в. производилось для ношения в седельных кобурах, уже в 1540-х гг. выпускались и меньшие пистолеты, умещавшиеся на поясе. С последней четверти столетия их иногда оснащали плоским продольным крючком для пояса, прикрепленным со стороны рукоятки, противоположной замку. В то время еще не были знакомы со стандартизацией размера и калибра, и поэтому иногда трудно делать выводы о размерах пистолетов XVI в. Тем не менее есть большие основания утверждать, что до предпоследнего десятилетия того столетия у всех обычных экземпляров стволы были явно коротки, а каналы ствола великоваты в сравнении с общими размерами оружия. Образцы очень малых калибров, датирующиеся второй четвертью, однако, встречаются редко, и высказывалось предположение, что они должны были стрелять стальными стрелами, вроде револьвера Карла V, упоминаемого далее в тексте.

ru.warriors.wikia.com

Французский пистолет-эспандер Реноватор (Squeeze Palm Pistol Renovator) |

Бурное развитие стрелкового оружия в конце 19 века во Франции было обусловлено несколькими причинами: драматические события периода Парижской Коммуны 1871 года и последующий рост преступности, а так же необходимость подготовки к войне с Германией. Эти причины, а так же стремление оживить военную промышленность побудило правительство Франции в 1885 году существенно смягчить законы об оружии. Данный период совпал с достижениями химии и разработкой бездымных порохов, индустриализацией и развитием металлообработки. Все это стимулировало изобретателей к разработке самых невероятных и интересных конструкций стрелкового оружия.

Возросший спрос на рынке гражданского оружия способствовал появлению новых многочисленных патентов пистолетов и револьверов самообороны. Особенно было востребовано компактное многозарядное оружие, которое можно было скрытно носить в карманах одежды. Сайт HistoryPistols.ru уже рассказывал про хорошо известные коллекционерам и любителям оружия пистолеты-"эспандеры": пистолет Протектор (Protector), «Pistola lampo» Кателло Трибуцио, пистолет Галюа (Le Gaulois), пистолет Brun Latrige. Помимо этих популярных моделей существовали менее распространенные пистолеты. Один из них — это пистолет Реноватор (Renovator). Конструктором пистолета является Жак Роншоус (Jacques Ronchouse) из города Сент-Этьен (Saint-Etienne), который получил свой первый патент под номером №197738 на это оружие 26 июня 1889 года. Первоначально конструкция пистолета предусматривала дверку магазина, которая устанавливалась в рамку с помощью соединения «ласточкин хвост».

18 апреля 1890 года в этот патент внесены первые дополнения представителем Жака Роншоуса господином Aulanier. Изменения были внесены в конструкцию шептала, выбрасывателя, механизм подачи патронов в магазине и затвора. В пистолете изменили крепление дверцы магазина, теперь она просто закрывалась, поворачиваясь на двух шарнирах.

Следующие дополнения в патент внесли инженеры G. Freydier-Dubreuil и X.Janicot из Лиона. Нижний край спускового рычага теперь был закреплен на оси в нижней части рамки, усовершенствован боек и выбрасыватель, удален вертикальный стержень механизма подачи патронов  в магазине.

Именно в таком виде французский пистолет Renovator появился в продаже. Это типичный представитель оружия, которое носит название «пистолет-эспандер» или англоязычный вариант термина «Squeeze Palm Pistol».

Пистолет Реноватор (Squeeze Palm Pistol Renovator) состоит из рамки со стволом, магазином и ударно-спусковым механизмом. С левой стороны рамки из под щечки рукоятки выступает рычаг сжатия пружины подавателя магазина ( А ). Магазин устроен в полости рамки оружия, крышка магазина шарнирно закреплена на петлях ( B ). Спусковой рычаг пистолета располагается в задней части оружия, его нижняя часть закреплена на оси в рамке пистолета ( С ).

Для снаряжения магазина рычаг сжатия пружины подавателя необходимо опустить вниз до упора, при этом крышка магазина не будет заперта выступающей частью рычага и ее можно открыть.

После открывания крышки магазина в его полость укладываются шесть патронов калибра 6 мм,

после чего крышка магазина закрывается и рычаг под действием пружины поднимается, удерживая дверцу магазина закрытой. По мере израсходования патронов рычаг подавателя перемещается вверх, сигнализируя стрелку о количестве оставшихся боеприпасов.

Когда патроны полностью израсходованы рычаг подавателя находится в крайнем верхнем положении.

С правой стороны рамки установлен рычаг, верхний передний выступ которого препятствует выпадению патронов из магазина.

В походном положении затвор пистолета-эспандера Renovator находится в крайнем заднем положении под действием возвратной пружины. При этом верхняя часть магазина остается постоянно открытой. Выступ рычага с правой стороны рамки не дает пружине подавателя выдавить патроны через верхнюю часть магазина и одновременно является отражателем.

Стрельба из пистолета ведется следующим образом. Стрелок обхватив рукоятку пистолета начинает сжимать ладонь, преодолевая воздействие возвратной пружины. При этом спусковой рычаг перемещает затвор вперед, досылая патрон из магазина в патронник. Одновременно шептало удерживает ударник, сжимая боевую пружину. Когда затвор достигнет крайнего переднего положения, задняя часть затвора воздействует на шептало немного поворачивая его. Шептало освобождает ударник, который под действием боевой пружины разбивает капсюль — происходит выстрел. Стрелок ослабляет нажим ладони и спусковой рычаг вместе с затвором начинают двигаться в сторону задней части оружия. При этом выбрасыватель извлекает гильзу из патронника. Гильза, упершись донцем в отражательный выступ рычага, выбрасывается из рамки пистолета.

С левой стороны пистолета в верхней части рамки над щечкой рукоятки установлен рычаг предохранителя (D), который перемещается в вертикальной плоскости.  В нижнем положении рычага блокируется работа ударно-спускового механизма.

Тыльная часть спускового рычага снабжена прямоугольной насечкой.

На верхней части ствола пистолета нанесена маркировка «L. JOURJON». Имя Louis Jourjon упоминается в патенте Роншоуса 1889 года. Вероятно Луи Журжун был компаньоном Роншоуса или оружейником, который взялся за изготовление и сбыт небольшого количества пистолетов.

Щечки рукоятки пистолета изготовлены из твердой резины светло-желтого цвета и закреплены в рамке с помощью винта. На поверхности щечек имеется рельефное изображение ветви поверх которой изображена лента с текстом. На правой щечке на ленте сделана надпись «MEDAILLE», вероятно в память о получении какой-то премии на выставке или конкурсе. На левой щечке текст на ленте отображает название оружия «RENOVATOR».

На правой стороне корпуса магазина нанесено клеймо «Bte S.G.D.G.  France et ETRANGER».

У некоторых пистолетов данное клеймо включает инициалы Жака Роншоуса — J.R. «J.R. Bte S.G.D.G.  France et ETRANGER». На примере пистолета приведенного на данном фото можно отметить, что несмотря на небольшое количество выпущенных пистолетов существовали их разновидности. У данного пистолета с правой стороны рамки установлен стержень с плоским концом. Нижняя часть стержня входит в паз выступающей части рамки. Стержень вероятно является частью механизма подачи патронов, препятствующий выпадению верхнего патрона из магазина, на основе патента от 18 апреля 1890 года.

На левой стороне пистолета не видно заметных отличий от ранее рассмотренной модели Squeeze Palm Pistol Renovator.

Пистолет-эспандер Реноватор (Squeeze Palm Pistol Renovator) достаточно плоский и компактный, особенно по сравнению с револьверами. Выступающий рычаг предохранителя лишь незначительно увеличивает его ширину.

Оружие достаточно безопасно при ношении и легко может быть спрятано в кармане, складках одежды или даже дамской сумке.

Для подобных пистолетов производители выпускали специальные чехлы в виде кошельков или кофров.

Французский пистолет-эспандер Реноватор был выпущен в очень небольшом количестве. Пистолет не получил распространения из-за неудобного способа заряжания, довольно сложной конструкции и высокой конкуренции на рынке гражданского оружия. Тем не менее это одно из звеньев в цепи технического совершенствования огнестрельного оружия и яркий пример необычных инженерных решений конца 19 века. Сегодня редкие экземпляры пистолетов Renovator являются желанным приобретением музеев и частных коллекционеров.

Информация для статьи использована из журнала Gazette Des Armes, а так же с сайта Alain Daubresse Littlegun.be.

Андрей Пасюта

Популярность: 6%

Читайте интересные материалы нашего сайта:
Перейти на главную страницу сайта Старинное огнестрельное оружие

historypistols.ru

Читать онлайн книгу «Приключения принца Иоганна Мекленбургского» бесплатно — Страница 5

– Вам неловко оттого, что вы могли быть скомпрометированы, или оттого, что это увидел я?

– Боже мой, выслушайте меня, прежде чем судить.

– Ну что же, мне непривычна роль исповедника, но, коли такова ваша воля, я готов. Обещаю вам, что все, что вы скажете мне сейчас, умрет вместе со мной.

– Мои родители рано умерли, и я воспитывалась в доме своего дяди и тети. Мои родные души во мне не чаяли, и я не знала ни в чем отказа. Потому, наверное, я и выросла такой избалованной и своенравной. Я привыкла, что все, чего я ни захочу, попадает ко мне по первому требованию. Что все выполняют мои капризы, как не исполняют в Речи Посполитой волю короля. Недавно мой дядя объявил мне, что нашел мне мужа. Он мой воспитатель и имеет право распоряжаться моей рукой, к тому же он любит меня и наверняка нашел мне прекрасную партию, но я глубоко оскорбилась. Я молода и красива, так ведь? Но я до сих пор не знала любви, многие достойные шляхтичи добивались моей благосклонности, но сердце мое было холодно. И вот меня собрались выдать замуж, не спросив моего мнения. Скажите, я кажусь вам смешной и глупой?

– Нет, сударыня, что вы, продолжайте.

– И тут появился Печарковский, он был галантен и обходителен, осыпал меня комплиментами и всячески демонстрировал свое обожание. Я была так обижена на дядю, что не отвергала этих знаков внимания, но, напротив, давала ему повод для надежды. Наконец, когда он предложил мне бежать, я согласилась. Не знаю, что на меня нашло, но я думала, что, поступив так, буду хозяйкой своей судьбы. Неподалеку от того места, где вы нас нашли, нас должны были ждать сани, и еще немного – и все было бы кончено. Увы, едва я пробыла с этим господином полчаса, пелена спала с моих глаз. Как мне могло вскружить голову, хоть на минуту, такое ничтожество? Как я могла принимать ухаживания столь пустого человека? Едва поняв это, я стала молить пресвятую деву о спасении, и она послала мне на помощь вас. Стоило вам сказать пару слов этому спесивому индюку – и он сдулся, точно проколотый пузырь. Как мне благодарить вас за спасение?

– Вы сказали, что просили о заступничестве святую деву? Вот ее и благодарите, а мне довольно лишь видеть, что вы счастливы, ибо я не сделал ничего сверх того, что сделал бы каждый порядочный человек, – ответил я как можно более учтиво. Сказать по правде, я был в изрядном шоке от ее велеречивой исповеди, и если поначалу у меня были какие-то романтичные мысли, то их как ветром сдуло.

– Простите меня, мой храбрый рыцарь, за доставленные хлопоты и примите на память обо мне это. – С этими словами она протянула мне из-за ширмы руку, в которой был шелковый платок, украшенный затейливой вышивкой.

Я был слегка разочарован, ибо, грешным делом, ожидал если не брильянтовых подвесок, то чего-то вроде перстня в подарок. Однако положение обязывает, и я, рьяно облобызав прелестную ручку, схватил презент и, прижав его к груди, проговорил нечто куртуазное и соответствующее моменту.

Покинув дворец воеводы, я отправился к капитану просить отпустить со мной Фридриха и Мартина. Я крепко надеялся, что возвращаться мне не придется, и не хотел бросать своих единственных в этом мире друзей. Да, друзей – возможно, для прежнего принца Иоганна Альбрехта Фридрих был бы только слугой, а Мартин секретарем, но для нынешнего они – друзья и самые близкие люди. Идя к дому, который занимал капитан, я встретил его подругу маркитантку Анну. Она шла с огромной корзиной продуктов, очевидно возвращаясь с рынка. Я недолго думая подбежал к ней и перехватил корзину.

– Здравствуй, Анна, давай помогу, а то не годится такой милой женщине надрываться под весом тяжелых корзин!

– О, красавчик Ганс! Ну помоги, помоги, если не боишься капитана.

– Господь с тобой, Анна, разве я предложил тебе что-то предосудительное? Вот ей-богу, у меня сердце кровью обливается, когда я вижу, как ты, сгибая свое хрупкое тело, несешь эдакую тяжесть.

Услышав это, Анна ухмыльнулась: ее ладное и, пожалуй, даже стройное тело было довольно трудно назвать хрупким.

– Ты, похоже, Ганс, перепутал меня со своим приятелем Мартином. Я больше никого не знаю в эскадроне, кого можно было бы назвать хрупким.

– Ну что ты, Анна, да Мартин по сравнению с тобой просто боров. Хотя, конечно, если ты будешь таскать такие корзины, ты можешь потерять свою легкость. Ей-богу, замолвила бы словечко капитану, и я, вместо того чтобы таскаться по никому не нужным патрулям, носил бы для тебя провизию с рынка и вообще все что захочешь. Да хоть тебя, а то ты бьешь о такую мерзлую землю такие ладные ножки…

– Хватит тебе балагурить, Ганс, выкладывай, чего тебе нужно. Ты ведь ничего просто так не делаешь, хоть и прикидываешься простачком. Да и по патрулям ты ходишь не без дохода – сказывают, воевода отсыпал вам немало талеров за последнее ваше дельце. Я этого старого пройдоху Шмульке давно не видела таким довольным.

– Ах, милая Анна, если бы мне и впрямь отсыпали талеров, я непременно купил бы какое-нибудь колечко, чтобы украсить твои красивые пальчики, но – увы, я беден как церковная мышь и могу лишь издали любоваться твоей красотой!.. Ладно, ладно, – перешел я, к делу, увидев, что Анна нахмурилась. – Меня посылают в Померанию с одним делом от воеводы. А у нас там с Мартином родня, я ведь говорил тебе, что мы братья, не так ли?

– Ой ли! В прошлый раз вы были кузенами.

– Анхен, голубка моя! Да какая разница, родные мы братья с Мартином или двоюродные. Главное, что у нас есть родня, которую мы хотели бы проведать. И если бы ты замолвила за нас словечко, чтобы капитан отпустил нас, – я бы отблагодарил тебя.

– Боюсь даже спросить, как ты собираешься меня благодарить, мошенник! А старый Фриц вам тоже, наверное, родственник или ты собираешься его оставить тут?

– А разве я тебе не сказал? Конечно же и Фридриху не худо бы поехать навестить родню. А уж я бы, когда вернулся, привез бы тебе хороший подарок.

– Скажи мне, Ганс, неужели я похожа на дуру? Я с большим трудом могу поверить, что ты родственник Мартину. Еще меньше у меня веры, что у старого Фрица есть родня в Померании. Но уж в то, что ты вернешься, я не поверю никогда. Ты славный парень, и, будь я помоложе и поглупее, я бы не устояла перед тобой. Из тебя со временем выйдет славный военный, но ты не рейтар. И не скоро им станешь, эта судьба не для таких, как ты. По крайней мере, не сейчас. И когда ты не вернешься, я не хочу остаться крайней.

– Анна, мне и вправду это очень нужно, ты мне поможешь?

– Послушай, Ганс, я не собираюсь всю жизнь быть маркитанткой. Я хочу иметь маленький домик, выйти замуж и родить своему мужу детей…

– И на все это нужны деньги, так?

– Умненький мальчик.

– Знаешь, Анна, меня и вправду воевода наградил парой монет. Да только я парень молодой и неопытный и боюсь потратить их на какую-нибудь ерунду по глупости. Вот если бы ты у меня взяла их на сохранение, а? Ты женщина разумная и не спустишь их, а случись у меня нужда в каком припасе – так я у тебя и куплю, – сказал я и протянул Анне кошель.

– А ты парень не промах. Слушай, а ты ведь и так поедешь, правда? Ну а я устрою Мартину и Фрицу увольнительную, а то, что вы встретились и поехали все вместе, так мне о том откуда знать?

– Ах, Анна, какая ты умница! Ей-богу, окажись я принцем, ты стала бы не экономкой, а моей принцессой!

– Ну полно тебе! Ступай, а я обо всем позабочусь, – сказала мне Анна, когда мы подошли к дому, где они жили с капитаном, и добавила, когда я уходил: – Уж не знаю, что вы за братья, а только если бы ты не клеился ко мне постоянно, я бы подумала, что ты с ним по-содомски грешишь. Ну да это не мое дело.

На следующий день я пустился в путь. Отдалившись от Познани на достаточно большое расстояние, я остановился в стороне от дороги на мельнице. Мы уговорились с Фридрихом, что я дождусь их с Мартином там, а дальше отправимся вместе. Конь мой хрупал овес в сарае, в камине потрескивал огонь и кипел котелок. Я, сложив оружие и доспехи в укромном месте, отправился нарубить хворост. Скоро я встречу своих друзей, нас ждет дорога, и нам надо передохнуть. Лучше всего в тепле. Как мало человеку надо для счастья.

Увы, моим мечтам о покое не суждено было осуществиться. Возвращаясь, я заметил, что к мельнице подъехали какие-то вооруженные верховые. Приглядевшись, я узнал в них своего давешнего приятеля Печарковского и троих его людей. Они, талер против ста, получив информацию о поручении, данном одному наглому не по летам рейтару, решили его подкараулить. После чего, не дождавшись, поехали навстречу. И что делать? Мои допельфастеры и шпага в доме, при себе лишь кинжал и пистолет. С другой стороны, я, чтобы не испачкать рейтарский костюм, надел найденное на мельнице рванье, так что выглядел мельником, а не тем, кого искал Печарковский с гайдуками.

– Эй, оборванец! – закричал один из гайдуков, заметив меня. – Ну-ка иди сюда, пся крев, пан желает задать тебе вопрос.

Я стремглав бросился к пану, на ходу снимая шапку и низко кланяясь. Надо сказать, что глубина поклона диктовалась не только почтительностью.

– Что угодно ясновельможному пану? – спросил я, постаравшись изменить голос.

– Скажи мне, не видал ли ты здесь рейтара?

– Видал, ваша милость, как не видать. Он заезжал сюда не далее как пару часов назад.

– И куда же он подевался?

– Если ясновельможному пану будет угодно, я покажу, куда он отправился, тут недалеко. Вот позвольте только положить хворост у очага, чтобы он просох к моему возвращению.

– К черту твой хворост! А впрочем, клади, только поторапливайся. Если покажешь нам этого рейтара, получишь талер, а если обманул, шкуру спущу!

– Покажу, как не показать, – бормотал я, пробираясь к двери.

Занеся вязанку внутрь, я швырнул ее у двери – какая ни есть, а преграда, – и бросился к оружию. Теперь поборемся, шептал про себя, торопливо подсыпая на полки порох. Пять выстрелов – это пять выстрелов, хотя противников шестеро, теперь у меня есть шансы отбиться.

Шляхтич, видимо, потерял терпение, и гайдуки, громко бранясь, полезли внутрь. А вот это вы, ребята, зря. Два выстрела, сливаясь в один, наполнили комнату дымом, а я опрометью выскочил с другой стороны мельницы и кубарем покатился за сарай. По моим подсчетам, противников еще четверо, и теперь их врасплох не застать. На мое счастье, гайдуки, вместо того чтобы окружить меня с разных сторон, продолжали буром ломиться в мельницу. Пока внутри нее раздавались крики и гремели выстрелы, я торопливо перезарядил допельфастер и завел ключом механизмы замков. Пан Печарковский, восседая на своем скакуне, руководил штурмом. Похоже, прекрасная панна Марыся не ошиблась в оценке его умственных способностей. Расстояние великовато, но можно попробовать. Я тщательно прицелился и дважды спустил курок. Жеребец шляхтича взвился на дыбы, и его седок полетел наземь. Не знаю, убил я его или только ранил, но мне некогда было выяснять это. Порох дымный и будет таковым еще долго, так что надо срочно сменить позицию, если не хочу, чтобы меня засекли гайдуки.

Гайдуки тем временем успели обыскать мельницу и поняли, что меня там нет. А выбежав наружу, обнаружили своего господина лежащим на снегу. Я наблюдал из своего укрытия, как они поднимают его и пытаются привести в чувство. Похоже, ясновельможный пан только ранен. С одной стороны, это плохо, у меня была надежда, что, потеряв предводителя, они разбегутся. Вряд ли они так уж сильно любят его. Но с другой стороны, может, они свалят отсюда, пытаясь его спасти. Но нет, пан, кажется, оклемался и требует продолжения банкета. Ну что же, врач сказал в морг – значит, в морг, никакого самолечения. Гайдуки бросились к сараю, в котором стоял мой конь. Я понадеялся, что эти лишенцы ничего ему не сделают, потому как я к нему привык и менять не собирался. Нет, ну что за уроды, толпой бросаются в сарай, не оставив никого наружи прикрывать. Потом так же вываливаются наружу и наконец, на свою голову, находят меня, стоящего напротив них с пистолетами в руках. В отчаянной попытке достать меня саблями они бросаются в свою последнюю атаку, но так с рейтарами не воюют. Три противника против четырех стволов на таком расстоянии – это несерьезно. Расстрелял их, как в тире, и вновь ушел в сторону. Пан Печарковский еще жив, и мне сюрпризы без надобности. Опять зарядил пистолеты и взвел замки. Ну что же, ясновельможный пан, не пора ли нам познакомиться поближе?

– Пан Печарковский, вы меня слышите? – прокричал я ему. – Как вы себя чувствуете?

В ответ получил порцию отборных ругательств и приглашение подойти поближе и убедиться самому.

– Ну что же вы так ругаетесь, разлюбезный вы мой! Это вредно для кармы! Я вот по какому поводу вас беспокою – вы, помнится, обещали мне талер, если я устрою вам встречу с собой. Так вот я сильно интересуюсь – где же мой талер? Поймите меня правильно, вы ранены и, не дай бог, помрете, а как же мой талер? Может, отдадите обещанное бедному человеку, раз уж пообещали?

Неся подобный бред, я потихоньку подбирался к раненому, но не сдающемуся шляхтичу, держа на прицеле его укрытие. Он, не будь дураком, заполз за крыльцо и не показывался. У него, по крайней мере, один пистолет, и я не хотел проверять его меткость. В конце концов, он ранен, и я могу подождать, пока он ослабеет. Но что это, к мельнице подъезжают сани, запряженные парой лошадей. В них старый Фриц и Мартин – они, очевидно, услышали выстрелы и ощетинились пистолетами. В горле комок: друзья пришли мне на помощь. Наконец-то я не один на этой проклятой мельнице, теперь-то… что это такое, самка собаки! Проклятый шляхтич подскочил как ужаленный и выстрелил в Мартина, Фридрих попытался того оттолкнуть, и они оба повалились с саней в снег. Печарковский же немедленно развернулся в мою сторону, и мы разрядили свои пистолеты одновременно. Черт, кажется, этот мерзавец попал в меня. Впрочем, я тоже не промазал, и он упал как подкошенный, нашпигованный свинцом.

Я как в замедленной съемке вижу лицо склонившегося надо мной Мартина – слава богу, этот мальчишка жив, а где же Фриц? Мартин что-то говорил, плача, но я его не слышал. Мне было почему-то хорошо и спокойно, но немного напрягало отсутствие Фридриха. Где этот старый мошенник, неужели проклятый шляхтич его подстрелил? Внезапно слух прорезался, и я услышал, как Мартин говорит мне:

– Ваша светлость, очнитесь! Фридрих тяжело ранен и хочет с вами поговорить!

– Фридрих, где он? – Силы вернулись ко мне, и я встал.

Где это мы? Огляделся и понял, что на мельнице. От очага тянуло теплом, и вкусно пахло едой. Как я сюда попал? Мартин притащил? А Фридриха? Тяжко ему пришлось, бедолаге!

– Мартин, пойди посмотри лошадей, – прошептал старый Фриц. – А я пока поговорю с нашим принцем. Ступай, мальчик! Ваша светлость, слава богу, вы живы! Вам нельзя здесь оставаться, поэтому вы с Мартином должны немедленно уехать отсюда. Оставьте меня здесь и бегите.

– Что ты такое говоришь, старый ворчун! Я не брошу тебя, мы поедем все вместе или все останемся здесь.

– Вы очень изменились, принц! И я нисколько не жалею, что пролил кровь за вас. Только знайте, раньше я сделал бы это из преданности вашему отцу, а теперь, после нашего путешествия, я сделал бы это для вас. Но если моя жизнь принадлежит вашей светлости, то вы не принадлежите мне. Вам по наследству от отца досталось слишком много врагов, а вы, не теряя времени, обзаводились собственными, и теперь вы не можете рисковать. Оставьте меня здесь и бегите, это необходимо!

– Хорошо, я уеду, но прежде я позабочусь о тебе!

– Позаботьтесь лучше о Марте, ваше высочество! Если мне суждено погибнуть здесь, то считайте это моей предсмертной просьбой.

– О чем ты говоришь старина, конечно, я позабочусь о Мартине!

– Ваша светлость, когда вы потеряли память, я был уверен, что вы всех искусно водите за нос. Уж больно вы толково провернули все дело с бургомистром. То, что вы не врете, я понял лишь тогда, когда вы не узнали Марту. Да, наш Мартин – это Марта Рашке, младшая дочь бургомистра Кляйнштадта. Бедная девочка полюбила вас с первого взгляда и, не раздумывая, последовала за вами, бросив семью. Берегите ее, ваша светлость, однажды вы поймете, что лучше нее вам никого не найти. Сколько бы вы ни блудили с бродячими комедиантками, маркитантками и знатными дамами, никто не будет вас любить так, как эта бедная девочка. Надеюсь только, что вы не разобьете ее доброго сердца, прежде чем поймете это.

– Боже, так это ее я обесчестил там, в этой хижине…

– Принц, я не держал вам свечу, но бьюсь об заклад – что бы вы там ни сделали, никакая грязь не коснулась ее чистой души. Но хватит об этом, молю вас, уезжайте немедленно!

– Ваша светлость, я собрал все оружие и лошадей, мы можем ехать, – сказала зашедшая к нам Марта.

– Хорошо, но прежде мы завезем Фридриха в ближайшую деревню. Здесь он не выживет один. К тому же у пана Печарковского, чтоб его черти в аду хорошо приняли, могут быть сообщники. Негоже, если они найдут здесь раненого старину Фрица.

Завезя Фридриха, как я и собирался, в деревню и заплатив за уход местным крестьянам, мы уехали прочь. Я не сказал Марте ни слова о своем последнем разговоре с Фридрихом и по-прежнему обращался с ней как с мальчиком. Мне нужно было много обдумать, прежде чем я приму решение. Мне только казалось, что я один, – оказывается, вокруг меня люди, нуждающиеся в моей заботе и участии.

Мы ехали на санях по волшебной зимней стране, называемой Померанией, еще не до конца онемеченной, богатой и хорошо управляемой своими правителями. Ночевали в придорожных корчмах, разговаривали с людьми, любовались зимними пейзажами. Когда долгими зимними ночами мы одетые лежали, прижавшись друг к другу, укрывшись одной дерюгой, хотелось только одного – чтобы это прекрасное путешествие никогда не кончалось. Я рассказывал Марте волшебные сказки о далеких странах и прекрасных принцессах, похищенных драконами. О храбрых рыцарях, спешащих им на помощь. Такими историями ее было не удивить, но я круто менял сюжет, и рыцари в них превращались в опасных злодеев, думающих только о приданом принцесс. А драконы, напротив, были добры и благородны, потому что они на самом деле были заколдованными принцами, спасти которых могла лишь истинная любовь. Марте нравились мои сказки, и она, не зная, что ее инкогнито раскрыто, доверчиво прижималась ко мне и засыпала. А я долго не мог сомкнуть глаз, вспоминая людей, которых встречал накануне. Они были сыты, зажиточны, если не богаты и счастливы. Увы, я знал, что топор занесен над древом. Всего через несколько лет начнется ужасная Тридцатилетняя война, которая пройдет ураганом по этой несчастной земле. Прекрасные добротные дома будут разрушены и сожжены, церкви осквернены, а население подвергнется всяческим насилиям. Земля эта, окончательно онемеченная и забывшая о своих славянских корнях, будет переходить из рук в руки, пока не станет частью разбойничьей Пруссии, и Фридрих Великий будет набирать среди местных потомков славян своих померанских гренадер. Потом будут другие войны, еще более ужасные и кровопролитные, чем прежде, и у Германии отнимут эту территорию, чтобы отдать Польше. И потомки этих людей будут покидать эту землю, считая себя чистокровными немцами и не желая жить в славянском государстве. Но все это будет потом, а сейчас мы с каждой милей приближались к цели нашего путешествия – городу Дарлову, где княжил мой дядя Георг Второй.

Дядя мой, надо сказать, был человеком довольно необычным. Он чуждался общества вообще и женского в частности, а жизнь свою проводил в бесконечных охотах и упражнениях в стрельбе. Однажды это увлечение привело к тому, что пистолет взорвался в его руках, и князь Георг окривел. Происшествие никак не сказалось на его привычках, и дядя продолжал вести антиобщественный образ жизни. Трудно сказать, что заставило его жениться, ибо он определенно не питал склонности к семейной жизни. Очевидно, брак его, как это часто бывает во владетельных семьях, был оговорен еще в детстве, и когда в семействе, желающем породниться с родом Грифичей, появилась, а затем выросла и вошла в возраст подходящая девица, все было решено. Как бы то ни было, такого события, как женитьба младшего брата, не могла пропустить его любящая сестра герцогиня Брауншвейг-Вольфенбютельская. А мне просто необходимо с ней увидеться, ибо она и есть мать принца Иоганна Альбрехта Мекленбургского, то есть меня.

Прибыв в Дарлов, мы решили, что, прежде чем являться к князю, необходимо привести себя в порядок. Увы, все гостиницы и постоялые дворы были заняты приехавшими на свадьбу дядюшки Георга гостями. Все же владетельные князья не каждый день женятся, и пропустить такой повод повеселиться местный бомонд никак не мог. Мы с большим трудом и за совершенно неприличные деньги сняли с Мартой крохотную конурку на окраине Дарлова. Первым делом я потребовал нагреть воды и устроил помывку. Обычно «Мартин» всегда мылся после меня, пользуясь, как видно, тем, что после водных процедур у меня благодушное настроение и я не подшучиваю над его стыдливостью. Бедная девочка, тяжело же ей было в мужской компании в этом чертовски долгом путешествии. На этот раз я категорически настоял, чтобы «он» шел первым, а я тем временем буду чистить оружие и непременно застрелю всякого, кто посмеет побеспокоить моего секретаря. Когда я помылся, Марта, не дождавшись меня, уже спала, свернувшись калачиком на единственной постели. Она была невообразимо трогательна, спящая в своем мужском наряде, и я не посмел ее тревожить. Накрыв ее одеялом, я устроился на полу, завернувшись в старый тулуп, и немедленно заснул. Ночью мне впервые в этом времени приснился сон. Я был в нем маленьким мальчиком в бархатном костюмчике и бежал к красивой, пышно одетой даме. Какие-то женщины, очевидно служанки, удерживали меня, а я вырывался и плакал. Наконец красивая дама села в карету и уехала, а я остался. Проснувшись, я долго не мог вновь заснуть и лежа думал, что за сон мне приснился. Воспоминания ли это моего нового тела? Или причудливая игра разума, оказавшегося в незнакомой и чуждой ему обстановке? Бог весть!

Сноски

1

Военно-учетная специальность.

2

Ольстра – седельная кобура.

3

Мой дорогой (нем.).

4

Ступай быстренько домой (нем.).

5

Домовое владение, усадьба, хутор (польск.).

6

Двуручный меч, носившийся у луки седла, а не в ножнах. Отсюда и название. Вообще, рейтары в качестве холодного оружия использовали reitschwert – гибрид меча и шпаги, но главный герой не слишком хорошо ориентируется в холодном оружии.

7

Походно-полевая жена (жарг.).

8

В Речи Посполитой – полк, войско.

9

«Допельфастеры» – двуствольный колесцовый пистолет. Любимое оружие рейтаров. Были довольно дороги, отчего и не получили большого распространения.

www.litlib.net

Колесцовые пистолеты Ганса Херла » Военное обозрение

Нюрнберг общепризнанный центр появления короткоствольного оружия. Оружейные клейма этого города украшают многое оружие, которое дошло до нашего времени и поражает удивительной красотой отделки и оригинальной конструкцией.

Многие фамилии знаменитых оружейников прославили этот город. Один из этих мастеров Ганс Херл (Hans Herl). Трудно себе представить, что в условиях полностью ручного труда, без станочного оборудования можно было изготовить такие сложные механизмы, как замки для колесцового пистолета, и сделать уникальную по красоте отделки рукоять оружия.

Данная пара колесцовых пистолетов изготовлена Гансом Херлом примерно в 1580 году. Пистолеты по стилю изготовления относятся к так называемым колесцовым пистолетам Пуфферам (Wheellock Pistols Puffers). Характерной чертой этого оружия было наличие шара (яблока) на хвостовике рукояти.

Данная конструкция характерна для раннего колесцового оружия. Шар (яблоко) заимствованы от холодного оружия ударно-раздробляющего действия. В связи с тем, что перезаряжание пистолетов требует длительного времени, стрелок после выстрела имел в руке для обороны и нападения, что-то типа шарообразной булавы. Данный стиль изготовления был особенно характерен для мастеров из немецкий городов.

Колесцовые пистолеты были очень дорогим оружием из-за сложности изготовления колесцовых замков. Позволить иметь такой пистолет могли лишь знатные и богатые люди. Чтобы еще более подчеркнуть статус своего владельца, оружейники богато украшали оружие резьбой, гравировкой и инкрустацией костью. Для повышения огневой мощности и увеличения количества зарядов, пистолеты часто изготавливали парами. Данный комплект так же представляет собой пару пистолетов почти полностью копирующих друг друга.

Длина пистолетов 48 см. Стволы в казенной части восьмигранные, в средней части имеется узкий кольцеобразный переход, после которого ствол имеет цилиндрическую форму. У дульного среза стволы имеют расширение, как у тромбона. Одним из предназначений подобного оружия, было вооружение всадника. Наличие расширения ствола у дульного среза существенно облегчало заряжание пистолета стрелком, находящимся верхом на лошади.

В казенной части стволов сверху имеются клейма Нюрнберга в виде буквы «N» над щитом с эмблемой города, а так же клеймо Ганса Херла в виде аббревиатуры «HH» под изображением единорога. Хвостовики казенных болтов крепятся с помощью сквозного винта, входящего в переднее крепление спусковой скобы.

Пистолеты имеют замки уже более совершенной конструкции. Колеса прикрыта полусферическими крышками, защищающими механизм от загрязнения. Между колесом и курком на замочной доске располагается кнопка для автоматического закрывания крышки пороховой полки. В задней части замка располагается предохранительный механизм с пружиной, во включенном положении блокирующий ударно-спусковой механизм. Губки курка имеют специальную насечку для надежной фиксации пирита.

Инкрустации костью представляют собой растительный и геометрический орнамент в виде цветов и декоративных полос, изображения птиц и животных, в том числе и мифического единорога. Навершие шаров украшают костяные пластины с изображениями всадников. Устья шомпольного входа, так же инкрустированы костью, они украшены изображением обнаженной женщины. Спусковые крючки прямые, установлены непосредственно в отверстие в рукояти, спусковые личины отсутствуют. Спусковая скоба узкая, задняя ее часть вставлена в рукоять, передняя крепится винтом.

Колесцовые пистолеты Ганса Херла показывают уровень технической оснащенности средневековых вольных городов. Внешний вид парного оружия позволяет предположить, что уже в конце 16 века мастера использовали какие-то примитивные оправки или лекала для получения аналогичных по форме деталей для замков, одинаковых клейм и маркировок, что говорит о достаточно высоком технологическом уровне производства.

Не одна сотня лет прошла с момента появления данного оружия, с каждым годом его цена будет только возрастать. Хотелось бы надеяться, что эти и подобные им пистолеты будут удивлять своей конструкцией и красотой будущие поколения людей, влюбленных в оружие и ценящие его изящество и благородство, а не канут в запасниках музеев или на забытых чиновниками складах.

topwar.ru

Виды пистолетов для герметика - как пользоваться простым пистолетом в домашних условиях

Повсеместно в строительстве используется один вид материалов, который позволяет не только скрыть небольшие дефекты, допущенные при выполнении ряда работ, но и защитить стыки между различными элементами от попадания влаги. Речь идет о герметиках. Выпускаются они в различных емкостях – цилиндрических картонных корпусах, а так же мягкой пластиковой упаковке (в простонародье «колбаса»).

Значительные трудности возникают при попытках извлечь состав из упаковки, да так, чтобы это было удобно, экономично и красиво. Помощником в данном случае выступают специализированные инструменты – пистолеты для герметика. Об их видах, устройстве, принципах действия и использовании расскажем в данной статье.

Виды пистолетов для герметика

Пистолеты для герметика различают по нескольким основным параметрам. В зависимости от сложности устройства и используемого способа подачи изолирующего состава изготавливают приспособления механические ручные и электрические, а также пневматические. По внешнему виду пистолеты  могут выполняться корпусными, полукорпусными и скелетными. Рассмотрим особенности каждого вида.

Как правило, конечный вариант инструмента выбирается в зависимости от частоты использования и финансовых возможностей, так как стоимость различных видов может различаться в десятки раз. Прежде чем говорить о различии конкретных видов приспособлений, познакомимся с его принципиальным устройством.

Любой пистолет для герметика имеет корпус в том или ином исполнении, шток с поршнем, выполняющие основную работу по выдавливанию вязкого вещества из упаковки, курок – орган управления и контроля величины подачи, и фиксатор для удержания поршня в требуемом положении.

Приспособления механические используют различные варианты получения рабочего движения поршня. Наиболее просты и менее затратны ручные варианты инструмента. В них перемещение рабочего стержня осуществляется за счет использования силы трения и физической силы работающего. Периодически выполняя нажим на курок, поршень постепенно совершает поступательное движение внутри картонного картриджа с герметиком, и вещество выдавливается через подающую форсунку .

Боле прогрессивны в этом отношении электрические аккумуляторные пистолеты. Они позволяют не затрачивать излишнюю энергию работника, а преобразуют вращательное движение электродвигателя, питающегося от заряжаемого источника энергии, в поступательное движение поршня.

Серьезным ограничением использования этого вида приспособлений является их стоимость. В связи с изложенным выше, этот вид инструмента относится к профессиональным.

Пневматический пистолет для герметика, как и электрический, отличает высокое качество выполняемых работ и минимальный уровень физических затрат работника.

Работа данных видов устройств сопряжена с необходимостью использования источника сжатого воздуха – компрессора, что так же значительно ограничивает их использование среди непрофессионалов.

Различные варианты исполнения корпуса пистолетов ограничивают применение герметика в тех или иных видах упаковки. Наибольшей универсальностью обладают корпусные пистолеты.

Они могут использовать как вещества в картонных тубах, так и в мягкой упаковке. Как правило, подобные виды используют преимущественно специалисты, выполняющие большое количество работ по герметизации.

Для рядовых граждан, самостоятельно осуществляющих ремонтные работы, более пригодны варианты полукорпусных и скелетных приспособлений. Первый вариант более оптимален, так как позволяет получить максимальную прочность приспособления.

Окончательный выбор того или иного варианта зависит от уровня мастерства работника и от предполагаемой интенсивности использования приспособления. В том случае, если есть необходимость частого длительного применения пистолета, рекомендуем выбирать профессиональные варианты с пневматическим или электрическим приводом. Для разового использования лучше приобретать более дешевые ручные аналоги в полукорпусном или скелетном исполнении.

Использование пистолета для герметика

Технологию подготовки и использования пистолета для герметика опишем на более доступном скелетном механическом варианте. Перед установкой необходимо предварительно подготовить тубу с герметиком. Для этого канцелярским ножом аккуратно срезаем верхнюю часть предохранительного клапана с резьбой в переднем торце цилиндра. Далее по резьбе навинчиваем специальный аппликатор, прилагаемый к упаковке герметика.

Количество выдавливаемого вещества устанавливаем путем отрезки рабочего кончика наконечника тубы. Он обрезается под углом примерно 45о в соответствии с нанесенной разметкой все тем же канцелярским ножом.

Следующий этап – подготовка пистолета. Для освобождения внутреннего пространства необходимо выдвинуть шток с поршнем в максимальное положение и освободить ложе для тубы. Для этого необходимо слегка надавить на предохранитель (1), изготовленный в виде стальной подпружиненной пластины и потянуть рабочий стержень (2) вверх.

В подготовленное приспособление можно устанавливать упаковку герметика. У многих этот этап вызывает затруднения, так как суммарная длина тубы с навинченным аппликатором значительно больше длины корпуса пистолета. Проблема решается просто – необходимо устанавливать пластиковую упаковку вперед наконечником, направляя его в отверстие в торце корпуса.

В результате туба должна надежно встать внутрь пистолета.

Для дальнейшего использования необходимо нажав на предохранитель подвинуть шток до упора клапана в передвижное дно упаковки герметика. Затем, нажав несколько раз на курок добиться начала движения рабочего стержня и уплотнения состава.

Направьте обрезанную часть аппликатора в место укладки герметика и отрегулируйте скорость извлечения состава изменением силы нажима на курок.

В случае применения корпусного варианта пистолета жесткая пластиковая упаковка после предварительной подготовки устанавливается непосредственно в корпус и фиксируется наконечником с резьбой.

При использовании мягкой упаковки с нее аккуратно отрезают бокорезами одну из проволочных заглушек и укладывают в корпусный пистолет, навинчивая аппликатор.

Любой вид описанных приспособлений значительно облегчит вашу работу по изоляции и герметизации различных мест в ванной комнате, на кухне и т.д.

Уважаемые читатели, если у вас остались вопросы, задавайте их, используя форму ниже. Мы будем рады общению с вами ;)

Рекомендуем другие статьи по теме

stroi-specialist.ru